Помпей Трог и его историческая концепция в произведении "Historiae Philippicae" (по эпитоме Юстиниана Юстина)

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
История


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки РФ

ФГОБУ ВПО «Уральский государственный педагогический университет»

Исторический факультет

Кафедра всеобщей истории

Курсовая работа

Помпей Трог и его историческая концепция в произведении «Historiae Philippicae» (по эпитоме Юстиниана Юстина)

Исполнитель: Показаньев А. Е.

Научный руководитель: к.и.н., доцент

Шистеров М.В.

Екатеринбург 2014

Содержание

Введение

Глава 1. Особенности сочинения Помпея Трога

Глава 2. Источники, использованные Помпеем Трогом

Глава 3. Основные положения исторической концепции Помпея Трога

Глава 4. Оценка оригинальности исторической концепции Помпея Трога

Заключение

Список иcточников и литературы

Введение

Во все времена существовали империи. Империи существовали ещё со времён возникновения первых государств. При этом, любая из империй переживает своё зарождение, рост, рассвет и падение. Несмотря на различные особенности в возникновении таких разных государств как Месопотамия, Персия, Македония, и, конечно же, Римская империя, все они переживали свой рассвет и упадок.

В тоже время, величайшие умы человечества пытались понять различные закономерности таких процессов, и, с накоплением знаний и обобщением исторического опыта многие древнегреческие и римские авторы стали предлагать свои исторические концепции развития человечества. Они были различны, но долгое время не одна из них не давала единой, прозрачной схемы, объяснявших возникновение, рассвет и падение всех великих империй, существовавших в античности.

Первая историческая концепция, позволяющая объяснить данные явления, появилась в сочинении Гнея Помпея Трога «Филиппова история». Однако сам Гней Помпей, скорее всего, не был автором своей исторической концепции. Множество идей, которые мы встречаем в данном произведении, уже сформировались до написания «Филипповой истории». Достоверность того множества источников, которыми пользовался автор, как и какими источниками он пользовался также требует доскональной проверки.

Закономерно при анализе «Филипповой истории» возникает вопрос: «На сколько оригинальна историческая концепция Помпея Трога?». Таким образом, цель моей работы — проанализировать сочинение Гнея «Филиппова история» и выявить его оригинальность.

Для достижения цели достижения цели последовательно выполнялись следующие задачи:

Выявление особенностей сочинения «Филиппова История»

Изучение источниковой базы, использованной Помпеем Трогом

Анализ исторической концепции произведения

Оценка оригинальности исторической концепции

Предмет исследования — историческая концепция Помпея Трога, сформировавшаяся к первому веку н.э.

Объектом исследования — послужила эпитома сочинения Помпея Трога «Филиппова история».

Хронологические рамки исследования охватывают период с первого века до н.э. до первой половины первого века н.э., то есть с периода, когда в различных концепциях сформировались те модели исторического развития, которые использовал Помпей Трог, и соответственно до даты смерти самого Помпея.

Источниковая база исследования включает в себя саму эпитому сочинения Помпея Трога «Филиппова История».

Актуальность данной работы заключается в том, что не так уж много авторов исследовали данную тематику, и саму эпитому. Многие авторы лишь поверхностно изучали данный источник, используя его лишь как дополнительный источник информации к своим исследованиям. Вероятно, это связано, прежде всего с особенностями данного произведения. Последняя фундаментальная работа отечественного автора (она же и первая), в которой было комплексно разобрано сочинение Гнея Помпея, была написана более пятидесяти лет назад, к тому же в ней не были подробно разобраны те недочёты и неточности, которые допустил Трог. В своей работе я попытаюсь исправить этот недостаток и с использованием литературы, вышедшей в последние несколько лет вновь комплексно проанализировать данный труд.

Глава 1. Особенности сочинения Помпея Трога

Главной особенностью сочинения «Филиппова История» Помпея Трога это то, что она не дошла до нас в оригинале. Труд Помпея Трога дошёл до нас в качестве эпитом — кратких выписок, которые сделал Юстиниан Юстин.

Юстин сохранил хранологичность и целостность произведения Помпея, благодаря чему мы можем не только увидеть проблему, которую ставил перед собой автор оригинала, но и предположить, каких взглядов он придерживался и какими источниками он пользовался для написания своего произведения. Но из-за того что данное произведение дошло до нас в сокращённом виде, многие важные части произведения отсутствуют. Эпитоматор, выделял из оригинала то, что именно он считал нужным, и выбрасывал те части, которые казались ему не важны.

Например, исчезли некоторые части из истории государства Селевкидов, хотя изначально они присутствуют. Об этом свидетельствуют «Прологи» — оглавление всех книг Помпея Трога, которые составил неизвестный автор. Но многие пропущенные части истории царства Селевкидов можно восполнить через историю других царств. Так кратко о походах на восток Селевка Второго и Антиоха Третьего можно через историю Парфии. Кузищин В. И. Источниковедение Древней Греции (эпоха эллинизма)., М., 1982. С. 81. Помпей Трог, описывая историю Селевкидов, использовал в основном труды Полибия, дополняя их трудами Иосифа Флавия, Диодора, АппианаТам же. С. 81., что является доброкачественными источниками для написания истории, наполненной различными фактами, но сокращение, которое сделал Юстин, зачастую искажает историю.

Как и с царством Селевкидов, искажена и история царства Птоломеев. История этого государства передана неравномерно, весьма кратко изложены её ранние этапы, а некоторые периоды истории Царства Птоломеев отсутствуют. В соответствии с концепцией автора о пагубности власти, приводящей к моральной деградации общества и личности, Юстин полно раскрывает борьбу за власть при дворе Птоломеев, сопровождающуюся многочисленными случаями братоубийств и другими кровавыми стычками внутри семьи. Развратному поведению правителей уделено гораздо больше внимая, так как это подтверждает общий тезис Юстина, тогда как битве при Рафии, которая очень важна для истории царства Птоломеев, уделено всего несколько строк. Причиной же победы при Рафии Юстин называет деёствия греческих наёмников, хотя истиной причиной являлась проведённая Птоломеем мобилизация местного населения. Кузищин В. И. Указ. соч. С. 106. В результате сокращения при описании похода Антиоха Четвёртого в Египет путаются Птоломей Восьмой и Птоломей Четвёртый, шестая сирийская война датируется не 169 годом до нашей эры, а 148 годом. Там же. С. 107. Для достижения определённых эффектов Юстин даже смешивает во времени исторические события, и, в духе своей концепции устанавливает произвольные связи между событиями, между которыми в реальности не было никакой связи. Иная интерпретация фактов Юстином также связана с тенденциозностью используемых Трогом источников, в которых присутствует проримская позиция. Так Рим, начинает войну с государством Селевкидов, защищая интересы Египта. См.: Там же. С. 109.

Сочинение Помпея Трога «История Филиппа» является во многом уникальным произведением ещё и потом, что Произведение Помпея Трога представляет собой единственный общий очерк истории Эллинистических царств, в котором мы можем найти информацию о греции и македонии, которой нет в работах других античных авторов. Так, например, лишь у Помпея Трога мы можем найти сообщения о вторжении в Македонию царя Эпира Александра Второго, о его поражении от Диметрия Второго и победой над Антигоном Гонатом. См.: Там же. С. 67. Аналогично некоторые детали раскрываются более полно и точно.

Однако у труда Помпея Трога имеются и недостатки. Например Помпей Трог в оценке результатов деятельности различных царей причиной их побед или поражений уделяет не геополитическим, стратегическим или тактическим ошибкам, а то, насколько они соответствуют моральным догмам. Таким образом поражение Пирра было предрешено судьбой, которая наказывает Пирра за то что он не довольствовался тем высоким положением, которого он достиг и где должен был быть. Кузищин В. И. Указ. соч. С. 68. Личное отношения автора к историческим персонажам часто приводят к фактическим ошибкам. Недолюбливая Александра Македонского, Помпей Трог говорит о том, что Парменион сначала подвергался пыткам, а лишь позже был убит. К тому же Парменион, несмотря на то что был намного старше Алекандра, оказался соучеником Александра обучаясь у Аристотеля, что противоречит другим источникам. Маринович Л. П. Греки и Александр Македонский (К проблеме кризиса полиса)., М., 1993. С. 135. В произведении «История Филиппа» автор часто путает и географические сведения. В частности Помпей говорит о том, что после победы при Гранике большая часть Азии перешла к Александру, не делая различий между «Азией» как термина во времена Александра и термином «Азия» во времена его современников, то есть «Азией» как Римской провинцией. Кузищин В. И. Указ. соч. С. 16. Однако в некоторых ошибках повинен эпитоматор. Так в результате неудачного сокращения плавание по Инду превращается в плавание по Индийскому океану. Встречаются и другие неточности, например численности войск. К примеру по мнению Помпея Трога в битве при Гранике сражалось на стороне персов 600 тысяч воинов, что вдвое превышало их действительную численность. Там же. С. 109. В целом же стоит отметить что «История Филиппа» Помпея Трога достаточно трудный для интерпретации источник, и нужно помнить о его своеобразии, как и о том, что, как правило, факты, которые нам предлагает автор, в большинстве своём правдивы, хоть и поставлены в иной исторический подтекст и неверно истолкованы. Хронология в данном произведении также более точна, чем у многих авторов.

Глава 2. Источники, использованные Помпеем Трогом

Источники, которые использовал Помпей Трог в своём произведении «Historiae Philippicae» многочисленны и имеют различный масштаб и характер. Вопрос об источниках, использованных Помпеем затруднён тем, что оригинал не сохранился, и поэтому ряд исследователей говорят о том, что качество эпитом Юстина не оставляет возможности исследовать этот вопрос должным образом. По мнению В. Н. Тарна сходство его произведения с другими авторами, такими как Диадор и Курция незначительно. Тарн В. Эллинистическая цивилизация., М., 1949. С. 126. Другие исследователи, такие как Гутшмид, и затем его ученик Кэрст высказались в пользу Тимагена — автора произведения «История Царей» из Александрии. В нём видели источник неблагоприятных суждений Трога об Александре. Кузищин В. И. Указ. соч. С. 70. По мнению Зельина К. К. в главах о Древнем Востоке использованы Геродот и Ктесий. В книгах о событиях в Греции и Эллинистических государствах использованы сочинения Геродота, Фукидида, историков IV в. Эфора и Феопомп, историков Александра, таких как Клитарх, Тимея, Динона, Гиеронима из Кардии, Филарха, Полибия, Посидония. Зельин К. К. Помпеи Трог и его произведение «Historiae Philippicae»., ВДИ., 1954, № 2. С. 187. Помимо этих авторов, по мнению К. К. Зельина, Помпей Трог использует в своей основе труды неизвестного нам греческого автора, роль которого была первостепенной. Греческий автор выразил свои идеи с большей полнотой и яркостью. Поэтому, говоря о Помпее Троге по мнению К. К. Зельина, приходится большей частью иметь в виду его греческий оригинал. Там же. С. 192.

Общие суждения о достоверности фактов, а главное форме их изображения в «Филипповой истории» зачастую не выдерживают критики. Обычно это связывают, как уже говорилось выше, с сокращениями, которые сделал Юстин. В своей статье «Афинское постановление в честь Аристомаха Аргосского» Соколов Ф. Ф. Соколов Ц. Ц. Труды., СПб., 1910. С. 217. разобрал пролог к двадцать шестой книге «Филипповой истории», и сравнил содержание извлечения из этой книги сделанного Юстином, сделал вывод о том что Юстин крайне грубо, в искажённом виде передал содержание оригинала. В. Н. Тарн Тарн В. Греки в Бактрии и Индии., Лондон., 1938. С. 45. выделет особый источник, использованный Юстином: сочинение неизвестного автора, описавшего Парфию и Бактрию. Толстов С. П. Толстов С. П. Древний Хорезм., М., 1948. С. 233. говорит о том что благодаря этому неизвестному автору только в эпитоме Юстиниана мы можем найти данные о таком важном событии как отпадение Парфии. Помимо данного неизвестного автора в произведении Помпея Трога используется ещё много нам неизвестных источников и данный пример явно не единичен, но, поскольку и сам оригинал «Филипповой истории» утерян, то и определить многие источники крайне трудно.

помпей трог historiae fhilippicae

Глава 3. Основные положения исторической концепции Помпея Трога

Гней Помпей Трог написал «Филиппову Историю» примерно в седьмом году нашей эры, во времена принципата Августа, в тоже время, когда свой труд написал Тит Ливий. О самом Помпее Троге известно только то, что он сам говорит о себе. Помпей был родом из области воконтиев в Нарбонской Галлии. Его дед получил права римского гражданства от Гнея Помпея во время войны с Серторием. Дядя (по отцу) был предводителем отряда всадников под командой того же Помпея во время Митридатовой войны, но отец служил уже Юлию Цезарю в качестве секретаря и переводчика. Труд Помпея не отличается литературной выразительностью, по сравнению с тем же Титом Ливием. Некоторые тенденции, которые высказывает Трог, как например негативное отношение к Александру уже сложились к тому времени и не является новшеством. Особенностью данного произведения является попытка представить историю как единое целое, с древности до времени современников Гнея Помпея. При всём при этом в произведении Помпея сохраняется целостность повествовании и развитие авторской мысли.

Произведение «Historiae Philippicae» Помпея Трога имеет именно такое название, так как центральное место в его произведении занимает история Македонии, которая при Филиппе и Александре для автора является основным примером создания мировой империи. Из сорока четырёх книг «Филипповой Истории» большую часть занимает именно эта часть истории. Но помимо истории Македонии Гней Помпей попытался изобразить ход всей человеческой истории, связывая отдельные части целого между собой. Главной целью Трога было показать возникновение и разрушение великих империй. Сам Юстин в своём предисловии сравнивает Трога с «Геркулесом» Юстин. Эпитома сочинений Помпея Трога. Перевод А. А. Деконского и М. И. Рижского., СПб., 2005. С. 41., понимая, какую сложную задачу ставит перед собой автор.

Ещё до Гнея Помпея различными историками древности рассматривался вопрос о строении общества и государства, о том, как и почему создавались великие империи и почему они разрушались. Во времена, когда писал свой труд Гней Помпей, в очередной раз назрел этот вопрос, и требовалось обобщить тот богатый исторический опыт, накопленный как человечеством, так и отдельными античными историками. Именно поэтому центральное место в произведении Гнея Помпея Трога «Филиппова история» занимает понятие «imperium».

Римская завоевательная политика занимала умы многих античных исто-риков и политиков. Образование Римской Империи стояла в центре внимания у Полибия, Посидония, Ливия, Дионисия. Все они подходили к вопросу образования мировой Римской Империи с разных сторон, но для большинства образование Римской Империи являлось началом. Зельин К. К. Основные черты исторической концепции Помпея Трога., ВДИ., 1948, № 4. С. 212. Помпей Трог же пытался вписать Римскую Империю в контекст мировой истории, вписывая её в контекст своей идеологии. Понятие «imperium» у Помпея относиться не только к Римской Империи, но и к остальным великим державам, центральной из которых в его произведении является Македонская империя.

Понятие «imperium» у Помпея означает не только понятие державы, но и особая система господства, имеющая определённые признаки. Трог пытается проследить историю появления, развития и краха через это понятие не только государств — империй, но и развитие и крах «imperium» как явления.

Помпей Трог строит модель развития «imperium» начиная с племён. На примере Скифов автор описывает состояние людей, когда у них ещё не существовало понятие законов, без которого невозможно понятие «imperium».

Трог описывает первых людей как умеренных, не имеющих каких либо за-хватнических стремлений. Однако скоро всё меняется.

На арену выходит первое государство, которое можно отнести к разряду imperia. Первым основателем такой державы Помпей Нарикает Ассирийского царя Нина. При нём у людей пропадает умеренность, и вместо неё приходит царская прихоть. В том, что Помпей начинает развитие своего понятия «imperium» именно с ассирийского царя Нина нет ничего удивительного. К этому времени у греков уже сложилась традиция о Нине и Семирамаде. Зельин К. К. Указ. соч. С. 214. Однако Помпей Трог начинает развитие понятия «imperium» именно с Нина, так как именно он начинает вести захватнические войны не ради славы, а ради удержания длительного удержания территории соседей. Этот захват является фундаментом для дальнейшего расширения. Помимо захватнических войн к понятию «imperium» относиться также и приобретение личной власти правителем. С опорой на личную власть Нин подчиняет себе весь восток путём ведения захватнических войн, к которым привели изменения нравов, что является ключевым для автора. По мнению Гнея Помпея именно смена умеренности на высокомерие, появление жестокости и жадности приводят человечество к войнам. Затем, при Сарданапале жадность приводит к роскоши, а роскошь приводит к появлению нового понятия — изнеженности. Помпеё Трог говорит что это присуще всем мировым империям.

По мнению Трога, если государства с «imperium» покарают чужую территорию, то «imperium» приводит к рабству покорённых народов. Любому же рабство, выражающиеся через «imperium» противопоставляется понятие «liberias», которое всегда себя противопоставляет «imperium». Так например Александр противопоставлял «liberis» Македонии «imperium» Персии, а затем «liberias» Италийцы противопоставляли себя «imperium» Македонии и эллинистических государств. Там же. С. 213.

Помпей Трог называет четыре сменяющих друг друга мировых «imperium»: Ассирийская, Персидская, Македонская, Римская. По мнению Трога Римский «imperium» должен был стать последним.

Помимо «imperium» в произведении «Филиппова история» прослеживается и ещё одно важное понятие — это понятие войны. Трог разделяет их на войны ради завоевания, тоесть с соседями, и на войны с другими народами ради славы. Войны с соседями обычно являются по мнению Трога частью «imperium» государств. Согласно исторической концепции Помпея Трога воны с соседями ведутся независимо от исторического подтекста и обстоятельств, независимо от того, какое именно государство «imperium». Разумеется, соседи таких государств ненавидят «imperium». В противоположность государствам «imperium», которые воюют со своими соседями, Помпей выделяет Птоломея, который достигает своих целей не путём захвата, а путём благодеяний и снисхождения к своим соседям. Тем самым Трог показывает, что данные войны характеризуют развитие державы, которая находится на опреде-лённом уровне. Войны с соседями характеризуют по мнению Трога начальную стадию «imperium».

Как уже говорилось, Македонская монархия занимает центральное место в произведении Помпея Трога «Фелиппова история». Вероятно, по мнению Трога, Македония является величайшей из империй. Несмотря на то, что Македония была «imperium», Трог рисует действия первых царей Македонии благоприятными. Но когда Македония переходит в стадию «imperium» при Филиппе Втором, и начинает вести захватнические войны, повествование меняет окрас. Македония, став «imperium», начинает угрожать Греческой «liberias». Вместе с захватом Греции у царей Македонии меняются и нравы. Теперь цари Македонии рисуются у Помпея аморальными, способными на подлость и убийство. Основы могущества своей «imperium» Филипп Второй заложил за счёт несправедливого рабства покорённых. Зельин К. К. Указ. соч. С. 215.

При вступлении на трон Александра тон повествования не меняется. Идёт дальнейшее развращение нравов Македонской верхушки. Трог подробно описывает кровавую борьбу внутри царской династии Александра, а его завоевательные войны приводят к знакомству македонян с восточной роскошью и богатством, что ведёт по мнению автора к ещё большему развращению нравов. Но при этом Трог говорит и о том, что и Александр, и Филипп мужественны, доблестны, и достойны быть царями.

Такими же рисуются автором и первые Диадохи, но после победы союзников над Антигоном, власть развращает эллинистических правителей. Со временем Диадохи тонут в пучине войн друг с другом, разоряя земли друг друга. Помпей очень подробно описывает и борьбу и кровавую междоусобицу между родами правителей, которые не останавливаются не перед чем чтобы достичь своей аморальной цели, и за это они часто расплачиваются собственной гибелью.

Вскоре место Македонии занимает Рим. Но Помпей Трог выделяет Рим только в контексте своей исторической концепции смены «imperium», и не уделяет Римской Империи большого внимания. Трог говорит лишь о том, что это новое государство «imperium», пришедшее на смену предыдущему. До второго века до нашей эры, то есть до того, как Рим стал «imperium» ему уделяется мало внимания, и Рим упоминается только в контексте с другими Эллинистическими государствами. Зельин К. К. Указ. соч. С. 215. Это связно как с самой исторической концепцией Помпея Трога, согласно которой одно государство «imperium» сменяет другое, но при этом каждое государство «imperium» имеет общие черты с предыдущим, которые были описаны выше. Также целью автора в произведении «Филиппова история» было показать развитие всемирной истории, выявить целостность развития мировой истории как единого механизма, найти схожие черты и попытаться объяснить их работу до того, как Рим стал мировой державой.

Несмотря на это у автора весьма ясно вырисовывается определённая позиция к Риму. Как и в любом другом государстве «imperium», где идёт смена понятий и ценностей, правители, злоупотребляющие властью, вызывают негативное отношение и Помпея. Как и прежде, согласно его исторической концепции, правители, ведущие себя аморально, получают кару за содеянные поступки. Азия, и эллинистические государства, вместе со своими богатствами отправили в Рим и свои пороки. Часто Трог упоминает двуличие Римлян, их подлость, агрессивность, бесчестие, при этом, не говоря об их доблести в бою или иных положительных качествах.

Можно сказать, что для историографии, сложившейся ко времени правления Августа, когда и было написано произведение, не характерно негативное описание Римлян Там же. С. 217., что и вполне естественно, ведь никто не отменял Римскую цензуру и идеологию. Негативное отношение Помпея к Римлянам возможно было связано не столько с его личным отношением к Риму, сколько к отношением к римлянам в том источнике, который Гней взял за основу.

Помимо понятия «imperium» в работе Гнея Помпея «Филиппова история» мы сталкиваемся с понятием «origines», которое обозначает первоначальную историю. «Origines», на ряду с «imperium» занимает одно из центральных мест в произведении. В произведений «Филиппова История» под понятием «origines» можно понимать те черты, которые присущи людям, ещё не вступившим в эпоху «imperium», как например различные племена Скифов, Кельтов, Сорматов и многих других. Если с понятием «imperium» у Гнея Помпея обычно рассматриваются вопросы военно-политические, экономические, социальные, то с понятием «origins» рассматриваются вопросы культуры и этнографии.

Впервые в историографию данный термин вводит Катон. Зельин К. К. Указ. соч. С. 180. Через «origines» Катон рассматривает первичную историю италийских племён, в частности он рассматривает состав населения в определённой географиче-ской области, об их изменении и смене на данной территории. В «Филипповой Истории» мы сталкиваемся с понятием «origines», когда Гней описывает раннюю историю государств, часто связанную ещё с мифическими представлениями о появлении данного государства или первых монархов или правителей данных государств. Часто у Помпея история государства неразрывно связана с различными предсказаниями и предрешённостью, предопределённостью судьбы как государства и народа, так и великих царей, правящих в нём. Через понятие «origins» мы также видим и культурные элементы: пища, одежда, военное дело, быт, особенности социального строя, моральные устои общества.

«Origines» — это часто изображение ранних, первоначальных нравов того или иного народа, которые, по мнению Трога, естественны, и всегда противопоставлены аморальным принципам «imperium». Например, рассматривая раннюю Македонию, Гней выделяет в ней такие черты «origines» как доблесть, мужество, трудолюбие. У Луканов Помпей выделяет бережливость и суровость.

Из общего числа народов с характеристикой «origines» особенно выделяются Скифы. Поей Трог говорит, что это самый древний народ, сохраняющий свою «origines». У Скифов мало развита частная собственность, не имеют постоянных жилищ, примитивный быт и хозяйство. Автор характеризует данные нравы крайне положительно, утверждая, что за счёт природы, а не засечёт воздействия несправедливых законов общества навязанных сверху, и не за счёт завоеваний чужих земель Скифы живут по справедливости. Скифы призирают золото и серебро, не допускают воровства. Скифам чужда жадность, но характерна умеренность. Для Помпея это является «золотым веком» в истории, с точки зрения моральных принципов. Трог замечает, что если бы и по сей день, в обществе царили подобные нравы, то войны бы прекратились, а люди умирали лишь естественной смертью. Зельин К. К. Указ. соч. С. 188.

Гней Помпей, описывая Скифов говорит о том, что несмотря на то, что они образовывали государства, и вели войны, но в отличии от «imperium», целью войн Скифов была слава, а не завладение чужими территориями. Их победы обусловлены не хитрым расчётом, предательством или обманом, а прежде всего доблестью.

Через описание Скифов, и других народов, которым присуще «origines», мы можем увидеть идеалы, которым придерживается Помпей Трог в своём произведении.

По мнению автора после «origines», который создаёт базис для дальнейшего расширения державы, идёт «incrementa». Термин «incrementa» встречается в «Филипповой Истории» довольно часто, и означает развитее, связанное с увеличение территории и изменениями в нравах, которые позже приводят к «imprium». Через термин «incrementa» Помпей показывает не только, как происходит образование «imperium», но и с помощью чего («incrementa») происходит это образование, показывая и то предшествующие («origins»), из чего позже вырастали могущественные государства.

В древности существовали две концепции развития человеческой истории. Зельин К. К. Указ. соч. С. 222. Согласно одной из них, после потери естественного состояния («origines»), которое является эталоном, путём трудных испытаний и лишений, через кровь и страдания, человечество приходит к «золотому веку», который обязательно наступит в будущем. Согласно второй концепции из состояния «origines», которое считается эталоном, общество постепенно переходит к упадку, минуя лишь эпизодические подъёмы. В результате этого «золотой век» остаётся в прошлом, и вместе с состоянием «origines» уходят такие понятия как доблесть, справедливость, равенство, и на смену им приходит жадность, бесчестие, стремление к покорению и порабощению других народов, что приводит к непрекращающейся борьбе и войнам. Помпей Трог придерживается второй концепции, и это не является оригинальностью его «Филипповой Истории». Там же. С. 223. Ещё до него данной концепции придерживались и другие историки, такие как Ливий, Саллюстий или Цицерон. Особенность исторической концепции Помпея Трога заключается не в самой идее о том, что «золотой век» остался в прошлом, а в том, что Гней через свою «Филиппову Историю» стремиться показать целостность этого процесса, как общечеловеческого, общеисторического, через стадии становления и крушения великих держав.

Глава 4. Оценка оригинальности исторической Концепции Помпея Трога

Говоря об оценке оригинальности исторической концепции Гнея Помпея Трога в его «Филипповой истории» нельзя не коснуться работ других авторов исторических произведений современников автора, в которых звучат схожие идеи или присутствует схожий замысел.

Произведением Гнея Помпея по масштабу пожалуй стоит сравнить с трудом Диадора Сицилийского «Историческая библиотека», написанным во второй половине первого века до нашей эры.

Диодор не был крупным историком, ценность той информации, которую он даёт, заключается в ценности тех источников, которыми он пользуется. Проблема источников Диодора, как и у Помпея Трога чрезвычайно сложна и, несмотря на большое число исследований, не может считаться решенной. Описывая эллинистическую эпоху (в основном борьбу диадохов) Диодор использует очень серьезные источники: Иеронима из Кардии, Дуриса Самосского, Тимея из Тавромения Кузищин В. И. Указ. соч. С. 72. Если говорить о позднем эллинистическом периоде, то здесь проблема источников является практически неразрешимой, хотя, видимо, нельзя сомневаться в использовании Полибия и Посидония. Шварц. Э. Диодор., Лейпциг., 1957. С. 35. В книгах XVIII-XX основным, источником для Диодора служит Иероним (за исключением описания событий в Сицилии). Это отражается в общей трактовке основных действующих лиц развертывающихся событий. Хотя Антигон описывается с симпатией, но настоящими героями выступают Евмен и Деметрий. В описании неудачной кампании Пердикки против Египта появляется еще один источник, благожелательный по отношению к Птолемею. Путаное изложение этого похода, по-видимому есть результат не очень тщательного соединения версий двух различных источников. Сицилийские события Диодор излагает, пользуясь «Историей Агафокла» Дуриса Самосского, так как сходное описание событий и одобрение деятельности Агафоклахарактерна именно для труда Дуриса. И напротив, негативная оценка Агафокла -- вероятнее всего результат влияния труда Тимея. Относительно источника Диодора в описании римских событий уверенно сказать ничего нельзя, хотя существует предположение, что использовался один из ранних римских анналистов, возможно Фабий Пиктор.

Существует ряд теорий, согласно которым Диодор и Помпей Трог схожи из-за того, что пользовались одним и тем же источником (его отождествляли с Клитархом). Сторонниками данной теории были Э. Шварцем Шварц. Э. Диодор., Лейпциг., 1957. С. 15. и Ф. Якоби Якоби Ф. Фрагменты греческих историков., Берлин., 1927. С. 484.Ф. Якоби полагал, что Диодор старательно копировал Клитарха, сокращая его. Существует и теория двух источников, сторонник которой Р. Лакер, который утверждал, что Диодор к основному источнику дополнял сведения, из второго, дополнительного источника. Лакер Р. Диодор. — Гермес, Бд., 1958. С. 257. В. Тарн выдвинул теорию «мозаики». Тарн В. Александр Великий., Кембридж., 1950. С. 63. Он рассматривал труд Диодора как сложное произведение, в котором легко выделяются два основных источника. Один -- до битвы при Иссе, -- это рассказ неизвестного грека-наемника на службе у Дария, второй источник -- Аристобул, которого Диодор использовал для остальной части книги. На эту основу накладывался материал из других сочинений, лишь немногие из которых могут быть идентифицированы, -- Клитарх, второстепенные поэты, сопровождавшие Александра в походе, и прочие. Из-за использования Диодором многочисленных источников, несмотря на некоторые общие с Помпеем Трогом (таким как Клитарх), события у Трога и Диодора зачастую имеют противоречивую друг к другу оценку. Однако у «Исторической библиотеки» и «Филипповой истории» есть и много общего. Так Ч. Б. Уэллес, утверждал, что по характеру труда Диодора можно предположить, что источником ему послужило какое-то сочинение типа всемирной истории. Уэллес Ч. Б. Диодор сицилийский., Лондон., 1970. С. 7. Ч. Б. Уэллес указывает, что ранее уже высказывались предположения о труде Диила Афинского или Дуриса Самосского как источника у Диадора, но сам Уэллес называет историю Помпея Трога. Подтверждение своему предположению Ч. Б. Уэллес находит в языке Диодора: неточное употребление некоторых терминов свидетельствует о том, что ему приходилось переводить с латыни, на которой писал Трог. Однако гипотеза Ч. Б. Уэллеса о всеобщей истории Трога как источнике Диодора не получила поддержки специалистов.

Определенные сложности вызывает хронология Диодора. Он пытается совместить в единую систему датировку по олимпиадам и их годам, по архонтам-эпонимам Афин и по римским консулам, т. е. хронологические определения, которые он встречает в своих источниках. Однако это совмещение не всегда удачно. Нередко Диодор помещает под одним годом те события, которые длились несколько лет. Кроме того, начала годов по олимпиадам, архонствам и консульствам не совпадают между собой, в силу чего события, происшедшие в один год, иногда относятся к разным годам. Смит Л. К. Хронология книг Диодора Сицилийского., AJPh., 1961. С. 12.

Если сравнивать «Филиппову историю» и «Историческую библиотеку» как источники, то следует отметить. Диадор даёт нам более ценный и больший материал, так как по видимому использовал более обширную информационную базу, чем Помпей Трог. Диодор приводит целый ряд сведений, которых нет у других историков, в том числе и у Гнея Помпея: о кампании Мемнона в Троаде Диодор. Историческая библиотека. Перевод В. В. Латышев; М. Е. Сергеенко; В. М. Строгецкий; О. П. Цыбенко., СПб., 2008. С. 262., о численности войск Александра Там же. С. 276., о построении персидских войск в битве при Гранике См.: Там же. С. 279., о подвигах Фрасибула и Эфиальта в Галикарнасе См.: Там же. С. 293., о восстании во Фракии Мемнона См.: Там же. С. 342., о реорганизации армии См.: Там же. С. 346., описания Александрии См.: Там же. С. 357., Персеполя См.: Там же. С. 358., Экбатан и другие. См.: Там же. С. 441.

Однако при этом в «Исторической библиотеки» отсутствуют некоторые сюжеты, которые обязательны во всех остальных сочинениях об Александре, в том числе и у Помпея Трога: детство Александра, героизм Тимоклеи при взятии Фив; встреча Александра с Диогеном в Коринфе, усыновление Александра карийской царицей Адой, чудесный переход через гору Климакс в Лидии и эпизод с гордиевым узлом; нет описания ни Вавилона, ни Суз и т. д. Кузищин В. И. Указ. соч. С. 42.

Как уже говорилось, в ряде случаев версии Диодора расходится с той, которая дана в «Филипповой истории». Так Диодор очень кратко сообщает о том, что происходило в это время в Афинах, подчеркивает роль Демада, не упоминает о Фокионе и ничего не говорит об изгнании афинянами по требованию Александра ряда лиц. Диодор. Указ. соч. С. 127. В битве при Гранике парсы не мешают Александру переправиться через реку Там же. С. 276., в битве при Гавгамелах он не получает призыва Пармениона о помощи. См.: Там же. С. 279.

Тем не менее, не смотря на эти недостатки, Диодор даёт во многом гораздо более полную информацию о тех или иных событиях, нежели Трог. Но именно из-за этого труд Диодора «Историческая библиотека» проигрывает в целостности «Филипповой истории» Помпея. Произведение Диодора более архаично, и подчас даже противоречиво само по себе. Это можно объяснить тем, что в самих источниках, которые берёт Диодор высказывается разная оценка одних и тех же событий или личностей. Поэтому в «Исторической библиотеке» мы не видим единой идеологии, которой придерживается автор, в отличии от «Филипповой истории». Дионисия Сицилийского интересует преимущественно политическая и военная история, а не моральные вопросы бытия. Поэтому, в отличии от Помпея Трога, фактические данные, особенно если это касается политики (которая у Гнея местами вовсе опускается, из-за чего допускаются различные фактические неточности), более точны чем в «Филипповой истории». Помимо чисто политических аспектов Дионисия интересуют и экономические. К примеру, рассказывая о событиях, предшествующих осаде Родоса Деметрием Полиоркетом, Диодор дает краткое, но яркое описание процветания острова и экономических основ его политики (стремление к нейтралитету, при большей расположенности к союзу с Египтом). Делорне Ж. В эллинистическом мире., Париж., 1975. С. 62. Диодору свойствен и определенный интерес и к социальной проблематике. В частности, он отмечает что Андриск осуществлял проскрипции богатых македонян. Благодаря этому свидетельству (в сочетании с некоторыми другими, в частности эпиграфическими) становится ясно, что движение Андриска было не только «национальным» восстанием, борьбой за восстановление независимости Македонии от Рима, но и проявлением социальных антагонизмов. Диодор. Указ. соч. С. 462. Понятным становятся и причины сопротивления, которое первоначально было оказано Андриску в Македонии, и последующей массовой поддержки его населением. Это сообщение Диодора особенно показательно в сравнении с освещением этих событий у Полибия, который не может понять, как могли македоняне подняться против Рима. Педеш П. Исторический метод полибия., Париж., 1964. С. 328.

Помпей Трог же в свою очередь многие процессы объясняет не ченез различные социальные процессы, а говорит о роли фортуны или судьбы, которые на прямую связаны с поступками правителей. Если правитель аморален, развращён, то фортуна от него от него отворачивается. В отличии от Диодоа, у Помпея Трога очень большое внимание уделяется моральной части (mores), и часто он даёт оценку тем или иным событиям или правителям исходя из своей исторической концепции, в которой любой правитель могущественной империи или его окружение рано или поздно приходят к аморальности. Например Помпей в характере Александра не раз отмечаются двоедушие, коварство, высокомерие, а после захвата «Азии» Александр и его верхушка развращаются, появляется тяга к роскоши и богатству. Согласно концепции «империй» Трога именно это приводит к распаду великой Македонской империи. Кэрст. Ж. История эллинизма., Леипциг., 1927. С. 542.

Диодор в своём труде не уделяет такого большого значения моральной части, и мы видим совершенно иную характеристику Александра. Диодор руководствуется тем, что доказательством правоты государственного деятеля служит его успех Дрюс Р. Диодор и его источники., AJPh, 1962. С. 392.: «В течение короткого времени Александр, опираясь на собственное разумение и мужество, совершил дела более великие, чем те, которые совершили все цари, память о которых передана нам историей». Для Диодора Александр -- прежде всего воин, которого ведет вперед жажда славы. Он отважен и решителен, он мудрый и заботливый командир, он благороден, справедлив и грозен. Диодор не замалчивает жестокости Александра, но она не вызывает осуждения историка. Однако развернутой характеристики Александра мы не найдем. Диодор. Указ. соч. С. 445.

Не давая развёрнутой характеристики моральной характеристики, труд Диодора Сицилийского «Историческая библиотека» проигрывает произведению Помпея Трога «Филиппова история» в идейности. По цельности и своеобразию исторической концепции Помпей Трог превосходит Диадора. Последний практически не обращается к моральной стороне истории, не обращается и не разбирает глобальных идеологических вопросов. Диодор в отличи от Помпея не даёт какой то общей общей концепции или схемы развития государства, объясняя всё какими то конкретными фактами. Общими же в трудах обоих авторов является интерес к общим линиям исторического развития, умение оформлять большой материал, умение обобщать множество фактов.

Нечто общее по идейному содержанию мы находим в трудах историка времён поздней Римской республики — Гая Саллюстия Криспа. В трудах Саллюстия и Помпея Трога мы можем найти сходства в морально — философических понятиях. Как и у Помпея Трога, теоритической основой является учение об упадке нравов.

Особенно ярко это видно в его произведении «О заговоре Каталины». Точные даты написания данной работы неизвестны, однако считается общепризнанным, что «О заговоре Катилины» было написано в сороковых годах первого века до нашей эры. Также есть мнение, что оно написано позже. Так Л. МакКей говорит о том что сочинение было написано в пятидесятом году, и написано как апология Цезаря к выборам консула на сорок девятый год, но поскольку Цезарь не учавствовал в выборах, выпущено оно было уже позже. МакКей Л. A. Саллюстий «Каталина»: Цель датировок ., Феникс., Vol., 1962. С. 190. Саллюстий не указывает источников, которыми он пользовался, но ему были доступен такой обширный материал как опубликованные публичные речи и сочинение «О своём консульстве» Цицерона, протоколы заседаний сената, показания очевидцев событий. Тем не менее его повествование оставляет немного фактических сведений.

Целью сочинения «О заговоре Католины» Саллюстия с одной стороны является защита своего патрона Цезаря, и отстаивание его интересов, и с другой стороны политическая направленность сочинения второстепенна по сравнению с собственно историческими мотивами. Благодаря введению в повествование теории упадка нравов Саллюстий, возможно, надеялся повлиять на решения политиков не с помощью прямых советов, а на анализе исторического материала. Иными словами не предложить решение проблемы, а показать её сущность и причины. Теория упадка нравов была проиллюстрирована с помощью исторических экскурсов, речей и писем главных героев.

Как и у Помпея, Саллюстий говорит о том, что вследствие экспансии Римской (как и любой другой великой) империи, произошло вырождение элиты к забвению традиционных римских добродетелей и, как следствие, к кризису в обществе. Саллюстий полагал, что с «исправлением» морального облика римлян ситуация в государстве нормализуется сама собой.

Гай Крисп, как и Трог делит историю, только уже Римского государства, на части, в соответствии не только с различными факторами, но и не в последнюю очередь с моральными. Саллюстий делит историю Римской Империи на три части -- царскую эпоху (до пятьсот десятого ода) «золотой век» Республики (до ста сорок шестого года до н. э.) и начало упадка (его время). Началом периода упадка традиционной морали Крисп считает взятие Карфагена в сто сорок шестом году до н. э., но важнейшим событием называет диктатуру Луция Корнелия Суллы. Заговор Катилины корнями уходит в эту диктатуру, и Саллюстий намеренно подчёркивает эту связь.

С.Л. Утченко приходит к выводу о том, что в «Заговоре Катилины» Саллюстий говорит об упадке нравов именно среди римского нобилитета и, как следствие, указывает на то, что именно его представители виновны в кризисе всего государства. Утченко С. Л. Древний Рим. События. Люди. Идеи., М.: Наука, 1969., С. 283. Темы, ставшие теоретической основой «Заговора Катилины», были впервые в сжатом виде озвучены в его произведении «Письмах к Цезарю» и получили дальнейшее развитие в «Истории». Однако говорить об идейной направленности «Истории» трудно из-за её фрагментарной сохранности, однако на основе анализа сохранившихся фрагментов предполагается, что направленность Саллюстия против нобилитета получила в этом труде дальнейшее развитие. Кроме того, в «Истории» Гая окончательно сформировались озвученные в монографии «О заговоре Каталины» взгляды Саллюстия на сущность политической борьбы в Древнем Риме как на противостояние плебса и нобилитета.

У обоих авторов мы можем встретить понятия «origines» и «imperium». У обоих авторов «origines» является начальной точкой развития государства, которое позже переходит к «imperium». И у Саллюстия в его произведении «Заговор Каталины» и у Помпея Трога мы видим осуждение «несправедливых» законов и осуждение личной власти, которая приводит к развращению. Однако Саллюстий положительно относиться к «imperium», и в его «Письмах к Цезарю» слышны призывы не отказаться от «imperium», а к смягчению власти отказа от жестоких репрессий. Саллюстий, в отличии от Гнея Помпея видит успех государства не только в удаче, но и в более объективных факторах. По мнению Саллюстия к успеху государство приходит благодаря мудрому правителю, принимающие нужные решения. Термином, характеризующим достоинства политика, по Саллюстию, является virtus. Способом получения virtus Крисп видит достижение земной славы (gloria) благодаря совершению различных деяний, полезных государству. К тому же Саллюстий рассматривает только Римскую историю, и он говорит о том, что эпоха морального разложения должна подойти к концу. Зельин К. К. Указ. соч. С. 227. «Филиппова История» Помпея Трога уступает произведениям Саллюстию и в степени понимания значения политической борьбы внутри государства, и в оригинальности мысли, и в оригинальности подачи произведения как литературного. Зато «Филиппова История» выигрывает в широте своего замысла, в масштабах, в стремлении охватить всеобщую историю как единый процесс при всём множестве фактов.

В целом же главной заслугой Помпея Трога по сравнению с остальными авторами своего времени можно считать выработку единой, прозрачной исторической схемы, благодаря которой можно проследить политическое и культурное развитие многих государств античного мира.

Заключение

Проанализировав труд Помпея Трога «Филиппова История» можно сделать вывод о том, что несмотря на различные сокращения и переработку оригинала, который не сохранился до наших дней, по тому материалу, который до нас дошёл можно говорить о целостной исторической концепции, которую нам предлагает Гней Помпей. Данная историческая концепция весьма оригинальна, несмотря на то, что Трог использовал в ней уже сформировавшиеся к тому времени модели исторического развития других авторов. Даже если Гей Помпей использовал в основе своего сочинения историческую концепцию из труда неизвестного греческого автора, недошедшего до наших дней, тем не менее, именно в «Филипповой Истории» мы впервые видим модель развития империй, подходящую практически к любому античному государству, чего не было у других авторов той эпохи.

Гнея Помпея также выделяет целостность концепции, показывающее развитие человечества от легендарных времён до современности автора. Хотя тот период времени, который описывает автор, колоссален, тем не менее, все события вписываются в общую прозрачную схему, а множество фактов не теряют взаимосвязь и логику.

Что касается достоверности тех фактов, которые описывает автор, то многие из нах требуют проверки, однако те факты, которые проходят эту проверку из других источников, зачастую описаны более подробно, нежели в других источниках. Также только в сочинении Помпея Трога мы можем найти информацию, которой больше нигде нет.

Конечно, главной целью Гнея Помпея было показать целостное развитие человечества, в том числе и через меняющиеся нравы. Поэтому, чтобы доказать свою историческую концепцию ему приходилось изменять какие то факты, или чаще давать им иной оттенок и оценку. Но даже принимая это во внимание, труд Трога остаётся во многом исключительным и уникальным как источник, несмотря на все его недостатки.

Список источников и литературы

1. Диодор. Историческая библиотека. Перевод В. В. Латышев; М. Е. Сергеенко; ВМ. Строгецкий; О. П. Цыбенко., СПб. 2008.

2. Саллюстий. О заговоре Катилины. Война с Югуртой. Пер. С. Маркиша. Историки Рима. М., 1970.

3. Юстин. Эпитома сочинений Помпея Трога. Перевод А. А. Деконского и М. И. Рижского., СПб., 2005.

4. Дрюс Р. Диодор и его источники., AJPh., 162. С. 392.

5. Делорне Ж. В эллинистическом мире., Париж., 1975. С. 145.

6. Зельин К. К. Основные черты исторической концепции Помпея Трога., ВДИ., 1948, № 4. С. 212.

7. Зельин К. К. Помпеи Трог и его произведение «Historiae Philippicae»., ВДИ., 1954, № 2. С. 187.

8. Кузищин В. И. Источниковедение Древней Греции (эпоха эллинизма)., М., 1982. С. 81.

9. Кэрст Ж. История эллинизма., Лейпциг., 1927. С. 563.

10. Лакер Р. Диодор., Гермес., Бд., 1958. С. 272.

11. МакКей Л., А. Саллюстий «Каталина»: Цель датировок., Феникс., Vol., 1962. С. 210.

12. Маринович Л. П. Греки и Александр Македонский (К проблеме кризиса полиса)., М., 1993. С. 135.

13. Педеш П. Исторический метод полибия., Париж., 1964. С. 423.

14. Смит Л. К. Хронология книг Диодора Сицилийского., AJPH., 1961. С. 170.

15. Соколов Ц. Ц. Труды., СПб., 1910. С. 217.

16. Тарн В. Александр Великий., Кембридж., 1950. С. 110.

17. Тарн В. Греки в Бактрии и Индии., Лондон., 1938. С. 45.

18. Тарн В. Эллинистическая цивилизация., М., 1949. С. 126.

19. Толстов С. П. Древний Хорезм., М., 1948. С. 233.

20. Утченко С. Л. Древний Рим. События. Люди. Идеи., М. :Наука., 1969. С. 301.

21. Уэллес Ч. Б. Диодор сицилийский., Лондон., 1970. С. 112.

22. Шварц. Э. Диодор., Лейпциг., 1957. С. 60.

23. Якоби Ф. Фрагменты греческих историков., Берлин., 1927. С. 490.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой