Презумпция невиновности как принцип правосудия

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

КУРСОВАЯ РАБОТА

тема: «Презумпция невиновности как принцип правосудия»

Содержание:

Введение

Глава I. Презумпция невиновности: прошлое и настоящее

Глава II. Презумпция невиновности как принцип правосудия

§ 1. Презумпция невиновности как принцип конституционного права современной России

§ 2. Место и роль презумпции невиновности обвиняемого в системе принципов российского уголовно-процессуального права

§ 3. Доказывание в уголовном процессе

Заключение

Библиографический список

Введение

В любом демократическом правовом обществе с развитой юридической системой действует презумпция невиновности, которая означает, что каждый гражданин предполагается честным, добропорядочным и ни в чем не повинным, пока не будет доказано иное в установленном законом порядке и подтверждено приговором суда. Причем бремя доказывания виновности лежит на тех, кто обвиняет, а не сам обвиняемый должен доказывать свою невиновность.

В широком плане презумпцию невиновности следует рассматривать в качестве общеправового принципа, общегуманитарной прогрессивной идеи. Она действует не только в уголовном праве, где наиболее ярко проявляется, а во всех юридических отраслях, во всей правовой системе. Данное положение есть неотъемлемый элемент, атрибут правового государства, предпосылка нормального человеческого общежития. Иначе открывается дорога к взаимной подозрительности и недоверию.

Презумпция невиновности — это презумпция честности и добропорядочности гражданина. Иная посылка не укладывалась бы в рамки не только права, но и морали, свободы, гуманизма, чести и достоинства личности. Именно из этого должны исходить все государственные органы, официальные структуры, должностные лица, особенно работники юридической сферы, те, кому дано право расследовать преступления, судить, наказывать, разбираться в конфликтных ситуациях. Обвинительный уклон чужд демократическому правосудию. Это справедливо и общепризнанно во всем мире.

Принцип презумпции невиновности определяет характер отношений между государством, его органами, должностными лицами и гражданами, с одной стороны, и лицом, против которого выдвинуто подозрение или обвинение в совершении преступления, — с другой. Хотя этот принцип сформулирован как уголовно-процессуальный, его действие выходит за рамки собственно уголовного процесса и требует от всех — не только от органов, осуществляющих уголовное судопроизводство (следователя, прокурора, суда), но и от других лиц (действующих в сфере трудовых, жилищных и прочих отношений) — относиться к человеку, чья вина в совершении преступления не доказана во вступившем в законную силу приговоре, как к невиновному.

Актуальность выбранной темы заключается в том, что сегодня, когда в России идет активная борьба с коррупцией на всех уровнях власти, в том числе и в судебных, и в правоохранительных органах, одним из наиболее важных принципов правосудия, способных защитить гражданина и общество в целом — является установленный Конституцией Р Ф принцип невиновности.

Цель данной работы — рассмотреть презумпцию невиновности как основной принцип правосудия и проанализировать в ходе исследования основные проблемы становления принципа невиновности в России.

Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач:

· дать понятие презумпции невиновности;

· рассмотреть условия презумпции невиновности;

· рассмотреть проблемные стороны становления презумпции невиновности.

Объектом исследования являются отношения между государством, его органами, должностными лицами и гражданами, с одной стороны, и лицом, против которого выдвинуто подозрение или обвинение в совершении преступления, — с другой.

Методологическую основу исследования составили положения, выработанные в истории и теории права, конституционном праве.

При исследовании использовались следующие методы: формально-юридический; историко-правовой; сравнительно-правовой; статистический; системно-структурный анализ и другие методы.

Глава I. Презумпция невиновности: прошлое и настоящее

Формулировка презумпции невиновности берет свое начало в известной римскому праву «презумпции добропорядочности» (praesumptio boni viri), которая применялась при разбирательстве имущественных споров. В дальнейшем презумпция добропорядочности в уголовно-процессуальном значении трансформировалась в презумпцию невиновности Макарова З. В. Презумпция невиновности: прошлое и настоящее..

В Конституции Р Ф (ст. 49) закреплен один из важнейших принципов демократического правового государства, нашедший свое отражение в ст. 11 Всеобщей декларации прав человека, ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и в ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, — презумпция невиновности.

Презумпция невиновности (от латинского praesumptio — предположение) — в праве положение, согласно которому обвиняемый (подсудимый) считается невиновным, пока его вина не будет доказана в установленном законом порядке. Презумпция невиновности — один из важных демократических принципов уголовного процесса, способствующий охране прав личности, исключает необоснованное обвинение и осуждение Юридический энциклопедический словарь. М., 1987.

Защищает ли этот принцип от нападок, скажем, в средствах массовой информации? В каких случаях он действует? В чем, наконец, его суть? Ответы на эти вопросы пытаются дать многие ученые. Несмотря на кажущуюся простоту проблемы, нет единого мнения даже по таким вопросам, как понятие принципа презумпции невиновности, его содержания Ефимичев П. С. Презумпция невиновности: в чем ее сущность. Журнал российского права, 2003.

Так, Э. И. Клямко полагает, что «главное содержание презумпции невиновности — процессуальное ограничение правоприменителя; ее этические аспекты должны иметь подчиненный характер. Конечно, презумпция невиновности не является нормой прямого действия, „работают“ ее следствия. К ним относятся: бремя обвинителя доказывать вину; право обвиняемого на пассивность в процессе уголовно-процессуального доказывания, отсутствие его обязанности оправдываться; принятие решения о виновности только судом» Клямко Э. И. О правовом содержании презумпции невиновности // Государство и право. 1994. N 2.

Процессуальное ограничение правоприменителя действительно имеет место. Оно состоит в расширении возможностей для защиты лиц, подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступлений, а также в уменьшении возможности органов, ведущих процесс, обеспечить неотвратимость ответственности лиц, совершивших преступления, и защитить жертвы преступлений. Это создает условия подозреваемым (обвиняемым) в совершении преступления не только защититься от необоснованного обвинения, но и уйти от заслуженного наказания Ефимичев С. П. Уголовно-процессуальное законодательство и проблемы борьбы с организованной преступностью // Коррупция в России: состояние и проблемы. М., 1996. Вряд ли именно это составляет главное содержание принципа презумпции невиновности.

Нельзя согласиться и с выводом Э. И. Клямко о том, что этические аспекты презумпции невиновности должны иметь подчиненный характер. Этический аспект этого принципа составляет главное положение в его содержании. Все другие аспекты лишь подкрепляют и усиливают значение этической стороны.

Э.И. Клямко упускает из виду предписания п. 1 ст. 15 Конституции Р Ф о том, что Конституция имеет высшую юридическую силу и прямое действие. Принцип презумпции невиновности предусмотрен п. 1 ст. 49 Конституции Р Ф, а следовательно, является нормой прямого действия. Нельзя рассматривать как следствие презумпции невиновности возложение бремени доказывания на обвинителя. Это самостоятельное правило, предусмотренное п. 2 ст. 49 Конституции Р Ф, — «Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность». Значит, он не обязан доказывать и свою виновность в случае признания им своей вины. И в этом случае законодатель возлагает бремя доказывания на обвинителя.

Для правильного понимания сути презумпции невиновности необходимо учитывать историю становления и развития принципа презумпции невиновности.

Впервые в Европе данный принцип был сформулирован Чезаре Беккариа в его книге «О преступлениях и наказаниях», изданной на итальянском языке в 1764 г., а затем переведенной на французский язык с комментариями Вольтера. Считают общепризнанным, что презумпция невиновности как принцип была провозглашена в 1789 г. (ст. 9) во Франции в «Декларации прав человека и гражданина». Однако еще до этой Декларации презумпция невиновности была известна североамериканскому законодательству, (например, штат Нью-Йорк). Статья 9 Французской «Декларации прав человека и гражданина» гласила: «Так как каждый человек предполагается невиновным, пока его не объявят виновным (по суду), то в случае необходимости его ареста всякая строгость, которая не является необходимой для обеспечения (за судом) его личности, должна сурово караться законом».

В России впервые принцип презумпции невиновности был сформулирован А. Н. Радищевым, а затем идею презумпции невиновности развивали декабристы: П. Пестель, Н. Муравьев, Н. Тургенев, С. Трубецкой и др Макарова З. В. Презумпция невиновности: прошлое и настоящее.

В работах дореволюционных юристов России упоминается о презумпции невиновности. Так, И. Я. Фойницкий писал: «Современный процесс исходит из предположения невиновности, в силу которого на обвинении лежит обязанность доказать все элементы как объективной, так и субъективной виновности, рассеяв всякое разумное сомнение в пользу невиновности» Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. Том II, СПб., изд. -во «Альфа», 1996. Вл. Случевский, С. В. Познышев считали, что подсудимый должен признаваться невиновным, пока не будет доказано противное обвинителем Хрестоматия по уголовному процессу России. Автор-составитель докт. юрид. наук, проф. Э. Ф. Куцова. М., «Городец», 1999. Н. Н. Розин также полагал, что по общему правилу обвиняемый должен признаваться невиновным, пока его вина не доказана в судебном порядке согласно ст. 91 Уложения о наказаниях Там же.

Некоторые советские ученые в 40−50-е годы высказывали мнение о том, что презумпция невиновности является основополагающим началом уголовного процесса и особенно в доказывании См.: Строгович М. С. Учение о материальной истине в уголовном процессе. М. -Л., изд-во АН СССР, 1947. Он же. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. М., изд-во АН СССР, 1955. Каминская В. И. Учение о правовых презумпциях. М. -Л., изд-во АН СССР, 1948. Полянский Н. Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. М., изд-во Московского университета, 1956. Верховный Суд СССР придавал большое значение презумпции невиновности. Так, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 27 декабря 1946 г. по делу Калинина было разъяснено, что… «всякий обвиняемый считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в установленном законом порядке: по содержанию и духу советского закона не обвиняемый обязан доказывать свою невиновность, а органы обвинения обязаны доказывать правильность предъявленного обвинения» Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР по вопросам уголовного процесса. 1946−1962. // М., Юрид. лит., 1964. На данное положение обращалось внимание и в других постановлениях Пленума и определений Коллегий Верховного Суда СССР и РСФСР Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР. Вопросы уголовного права и процесса в практике Верховных Судов СССР и РСФСР. 1939−1969г.г. // М., Юрид. лит., 1971. Были и противники презумпции невиновности, в том числе и некоторые практические работники.

Современное понятие презумпции невиновности провозглашено в 1948 г. во Всеобщей Декларации прав человека (ст. 11), затем в 1950 г. в Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ч.2 ст. 6), а в 1966 г. в Международном пакте о гражданских и политических правах (ч.2 ст. 14). Таким образом, международное сообщество в своих правовых актах неоднократно провозглашает, устанавливает, подтверждает значимость и важность презумпции невиновности.

В 1977 г. была принята новая Конституция СССР, статью 160 которой отдельные авторы считали выражением принципом презумпции невиновности: «Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом» См., напр.: Ларин А. М. Презумпция невиновности. М., изд-во «Наука», 1982.; Строгович М. С. Право на защиту и презумпция невиновности. М., изд-во «Наука», 1984. Данное положение было воспроизведено в ст. 3 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик и ст. 7 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Разумеется, такая формулировка приближалась к понятию презумпции невиновности, но все-таки это не было презумпцией невиновности в ее истинном смысле. Только Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 16 июня 1978 г. «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту» дал полную и точную формулировку принципа презумпции невиновности: «В целях обеспечения обвиняемому (подсудимому) права на защиту суды должны строго соблюдать конституционный принцип, согласно которому обвиняемый (подсудимый) считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлено вступившим в законную силу приговором суда» Бюллетень Верховного Суда СССР. 1978. № 4. В несколько измененном виде данная формулировка презумпции невиновности была введена в Конституцию Российской Федерации: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда» (ч.1 ст. 49). Презумпция невиновности стала полноправным конституционным принципом уголовного судопроизводства и закреплена в ч. 1 ст. 14 УПК РФ.

Любое государство, а тем более демократическое, исходит из того, что большинство его граждан добровольно соблюдают законы, не совершают правонарушений, уважают и не нарушают права, свободы, законные интересы граждан, а также охраняемые законом интересы общества и государства, заинтересованы в поддержании режима законности и правопорядка. Презумпция — латинское слово «praesumptio». Praesumptiones sunt conjecturae ex siqno verisimili ad probandum assumptae — презумпции суть предположения из вероятных сведений, принимаемые для целей доказывания Латинская юридическая фразеология. Составитель проф. Б. С. Никифоров. М., Юрид. лит., 1979. Таким же образом презумпция понимается в русском языке: презумпция — предположение, признаваемое истинным, пока не доказано обратное Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., Русский язык, 1989. По мнению Н. Н. Полянского, презумпция невиновности имеет в своей основе именно предположение, что граждане — добропорядочные люди, и смысл ее в том, что обвиняемый предполагается невиновным, а не считается, признается невиновным, как это полагал М. С. Строгович. Предположение в русском языке означает догадку, предварительное соображение, предварительный план, намерение Там же. Данное значение слова «предположение» охватывается понятием гипотезы, версии, предположения, требующего подтверждения, проверки. М. С. Строгович правильно заметил: «Презумпция есть предположение в особом смысле этого понятия,… резюмируемый факт предполагается в том смысле, что он считается, признается имевшим место, если есть налицо предусматриваемое презумпцией основание. Обвиняемый предполагается невиновным не в том смысле, что участники процесса высказывают мнение, что он невиновен (их мнение может быть обратным), а в том, что независимо от этого мнения, обвиняемый считается, признается невиновным, и только полная доказанность его виновности может опровергнуть это предположение» Строгович М. С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. Обвиняемый именно считается невиновным, то есть обязательно принимается во внимание его невиновность, пока это не будет опровергнуто доказательствами.

Согласно ч.1 ст. 49 Конституции Р Ф виновность обвиняемого устанавливается вступившим в законную силу приговором суда, а приговор постановляется судом именем Российской Федерации (ст. 296 УПК РФ). Таким образом, обвиняемого до определенного момента считает, признает невиновным государство, закон, поэтому презумпция невиновности носит объективный характер и не ставится в зависимость от субъективного усмотрения участников уголовного судопроизводства, хотя последние могут быть убеждены (и даже это обосновывать) в виновности обвиняемого. Но до тех пор, пока виновность обвиняемого не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда, обвиняемый признается невиновным и отношение к нему должно быть именно как к невиновному гражданину. Из самой сущности презумпции невиновности следует, что она определяет правовое положение обвиняемого.

Должностные лица в уголовном процессе выражают не только и не столько свое мнение, сколько официальную позицию государственных органов, государства, поэтому должностные лица обязаны в своих публичных выступлениях исходить из презумпции невиновности и не называть обвиняемого виновным до вступления обвинительного приговора суда в законную силу. Европейская комиссия по правам человека выработала единые стандарты допустимости высказывания должностных лиц по поводу виновности подсудимого вне судебного процесса: если виновность человека не доказана согласно закону, должностные лица государства должны по-прежнему придерживаться принципа презумпции невиновности. Из этого вытекает, что должностным лицам запрещено заявлять о виновности подозреваемых, обвиняемых до разрешения уголовного дела судом. Данное положение распространяется и на государственных обвинителей. Презумпция невиновности обязывает участников уголовного процесса — должностных лиц беспристрастно, объективно исследовать все обстоятельства уголовного дела, все версии, в том числе и версии обвиняемого, независимо от наличия обвинительных доказательств и своего личного мнения, субъективного убеждения в его виновности. В презумпции невиновности заложено нравственное требование уважения человеческого достоинства, прав и свобод лица, привлеченного к уголовной ответственности. Реализация данного нравственного требования возможна лишь при определенном поведении представителей государственных органов в уголовном процессе в соответствии с их нравственным сознанием.

презумпция невиновность доказывание

Глава II. Презумпция невиновности как принцип правосудия

§ 1. Презумпция невиновности как принцип конституционного права современной России

Презумпция невиновности обвиняемого была закреплена в статье 49 принятой на референдуме в 1993 году и действующей поныне Конституции Российской Федерации. В статье 49 Конституции Р Ф закреплены положения, относящиеся только к презумпции невиновности обвиняемого в следующей редакции:

«Ст. 49.1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном Федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого".

Из приведенной статьи видно, что в Конституции Р Ф не только сформулирована основная формула презумпции невиновности обвиняемого, но и предпринята попытка наполнить ее конкретным содержанием.

Еще в 1981 году проф. Г. И. Чангули Чангули Г. И. Конституционные принципы уголовного судопроизводства зарубежных социалистических государств. Киев. «Наукова Думка», 1981. справедливо указывал на сложность вопроса о том, какие же критерии определяют необходимость включения конкретных положений в Конституцию и превращения их, таким образом, в конституционные принципы уголовного судопроизводства.

Выясняя этот вопрос, хочется подчеркнуть, что уже сам факт закрепления презумпции невиновности обвиняемого не в главе 7 Конституции Р Ф «Судебная власть», а во 2-ой главе «Права и свободы человека и гражданина» имеет большое не только политическое, но и юридическое значениеБаглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. М.: Норма, 2007.

Политическое значение этого факта заключается в том, что принцип невиновности поднят до уровня общенационального правового регулирования личных, политических и социально-экономических прав и свобод российских граждан, т. е. на самый высокий уровень. Говоря иными словами, право обвиняемого считать себя невиновным до тех пор, пока не будет доказано обратное приравнен и по значению и по важности к таким правам, как право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность, на равенство, на охрану достоинства, свободу совести, мысли и вероисповедания, т. е. к универсальным правам, присущим каждому человеку от рождения, которые обеспечивают его свободу, выбор и самоопределение.

Юридическое значение факта закрепления в главе 2-ой Конституции Р Ф презумпции невиновности обвиняемого состоит в том, что этой презумпции придается общеправовое значение гарантии от произвола властей в уголовно-правовой и уголовно-процессуальной сферах.

Придание презумпции невиновности значения общеправового принципа ставит в повестку дня вопрос о том, насколько оно согласуется с узкоспециализированной уголовно-правовой ориентированностью. Указанная форма выражения анализируемой презумпции не позволяет использовать весь заложенный в ней потенциал, т. е. снижает ее значение и сужает сферу действия презумпции. Между тем, в литературе справедливо отмечается, что «принцип презумпции невиновности, действуя во всех отраслях права, неся идею законного, справедливого и гуманного отношения к добропорядочному лицу (пока обратное в отношении его не доказано надлежащим образом), ставит его в один ряд с такими общими принципами как гуманизм, а также принципом ответственности за вину».

В связи с общеправовым характером закрепленной в Конституции Р Ф презумпции невиновности в специальной юридической литературе было высказано суждение о необходимости ее наполнения следующим содержанием: «Каждый предполагается честным, невиновным ни в чем противоправном, пока не будет доказано иное, причем бремя доказывания лежит на другой стороне».

Одновременно предлагается следующий вариант презумпции невиновности: «Каждый считается добропорядочным и невиновным в совершении противоправного деяния, пока обратное в ограниченный законом срок не будет доказано в предусмотренном законодательством порядке и установлено вступившим в законную силу соответствующим процессуальным актом суда, вынесшим окончательное решение по делу».

Представляется, что на конституционном уровне вряд ли оправданно регламентировать все аспекты содержательной стороны презумпции невиновности. Эти вопросы должны решаться при формулировании норм соответствующего отраслевого законодательства.

Презумпция невиновности обвиняемого вытекает из презумпции добропорядочности (добросовестности) российских граждан. Поэтому в главе 2-ой Конституции Р Ф, озаглавленной «Права и свободы человека и гражданина», должна быть конкретно нормативно закреплена презумпция добропорядочности (добросовестности) граждан в следующей редакции: «Каждый человек и гражданин предполагается действующим добропорядочно (добросовестно) пока не доказано обратное».

Всякие положения, в том числе и презумпции, которые прямо не закреплены в законе, а лишь логически выводятся из него, постоянно находятся под угрозой их неисполнения. Поэтому суждение И. Сухининой о том, что «государство признает общую добросовестность граждан, которая основана, по мнению Д. Дождева, «на априорно постулируемой иерархии нормативных ценностей, когда этике отводится исторически и логически первенствующая роль по отношению к праву» Сухинина И. Конституционные презумпции в сфере прав и свобод человека и гражданина // Российская юстиция N9, 2003. может всерьез приниматься во внимание лишь тогда, когда презумпция добросовестности граждан недвусмысленно будет нормативно закреплена в Конституции. Нельзя предполагать предположение, пока это предположение не выражено в виде правового предписания.

Однако, по мнению многих авторов, нормативное закрепление презумпции добропорядочности (добросовестности) человека и гражданина вовсе не должно влечь исключения из Конституции Р Ф презумпции невиновности обвиняемого, закрепленной в статье 49. Эта презумпция должна быть перемещена в главу 5 Конституции Р Ф «Судебная власть». По объему содержания она не должна превышать тот объем, который ей отвели общепризнанные нормы международного права.

Изучая презумпцию невиновности обвиняемого в конституционно-правовом аспекте, Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу о том, что существует неравенство сторон между государственными органами власти, уполномоченными налагать наказание на правонарушителей, и субъектами ответственности, действующими в публично-правовой сфере. Поскольку негативные последствия отмеченного неравенства могут проявляться наиболее остро именно в сфере уголовного судопроизводства, можно считать вполне обоснованным и оправданным закрепление на конституционном уровне презумпции невиновности обвиняемого, т. е. в сфере действия норм уголовно-процессуального права.

Нивелировать отмеченное неравенство на конституционном уровне возможно только путем нормативного закрепления и неуклонного соблюдения последовательно вытекающих и взаимно дополняющих друг друга положений и представляющих собой единую юридическую гарантию обеспечения прав и законных интересов человека и гражданина в сфере действия публичного праваБаглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. М.: Норма, 2007. К такого рода положениям можно отнести:

1. Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства (статья 2 Конституции Р Ф 1993 г.).

2. Каждый человек и гражданин предполагается действующим добропорядочно (добросовестно) пока не доказано обратное. Речь идет о презумпции добропорядочности (добросовестности) российских граждан, которая должна быть закреплена во 2-ой главе Конституции Р Ф. Возможно ее закрепление и в статье 2 первой главы Конституции Р Ф Васильев Л. М. Презумпция Невиновности Обвиняемого в уголовном судопроизводстве. Диссертация.

3. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда Там же.

Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

Механизм действия этой системы юридических гарантий представляется в следующем виде. Разрешая уголовные, административные и другие юридические дела, государственные органы и должностные лица жестко должны быть связаны презумптивным установлением о добропорядочности (добросовестности) российских граждан, концептуально вытекающим из статьи 2 Конституции Р Ф и презумпции добропорядочности (добросовестности) российских граждан и воплощающимися в процессуальной презумпции невиновности, предусмотренной в статье 49 Конституции Р Ф. Эта презумпция не допускает возложения на обвиняемого бремени доказывания собственной невиновности и предписывает компетентным государственным органам все сомнения относительно его виновности истолковывать в пользу обвиняемого.

В силу изложенного можно утверждать, что одному из важнейших принципов российского уголовного процесса придано конституционное звучание. Больше того, не следует забывать, что презумпция невиновности обвиняемого пришла в российский уголовный процесс через Конституцию России.

Презумпция невиновности обвиняемого как конституционный принцип позволил Конституционному Суду Р Ф на протяжении 90-х годов ХХ столетия наиболее четко и правильно толковать и применять ряд норм российского уголовно-процессуального права при осуществлении компетентными государственными органами уголовного судопроизводства, приводя их в соответствии с положениями ст. 49 Конституции российской Федерации. Примером того, как конституционный принцип (ст. 49 Конституции РФ) позволил правильно толковать конкретные положения Уголовно-процессуального Кодекса РСФСР может служить Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород от 20 апреля 1999 года.

Согласно части первой статьи 232 УПК РСФСР судья в стадии назначения судебного заседания должен был возвратить дело для дополнительного расследования в случаях: 1) неполноты произведенного дознания или предварительного следствия; 2) существенного нарушения уголовно-процессуального закона органами дознания или предварительного следствия; 3) наличия основания для предъявления обвиняемому другого обвинения либо для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении; 4) наличия оснований для привлечения к уголовной ответственности по данному делу других лиц; 5) неправильного соединения или разъединения дела.

Такое же решение суд должен был вынести, если указанные в статье 232 УПК РСФСР обстоятельства будут им установлены во время судебного разбирательства уголовного дела (часть первая статьи 258 УПК РСФСР).

Подчеркнув, что уголовное судопроизводство согласно ст. 123 Конституции Российской Федерации осуществляется на принципе состязательности и равноправия сторон путем строгого разграничение судебной функции разрешения дела и функции обвинения, Конституционный Суд Российской Федерации в своем постановлении сформулировал следующую правовую позицию: «Рассматриваемыми положениями статей 132 и 258 УПК РСФСР предусмотрено направление судом, в том числе по собственной инициативе, уголовного дела для производства дополнительного расследования в случае неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, а также при наличии оснований для предъявления другого обвинения либо для изменения обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении. Таким образом, суд, сам инициируя продолжение следственной деятельности по обоснованию обвинения, по сути, выполняет не свойственную ему обвинительную функцию. Возвращение дела для дополнительного расследования в связи с указанными основаниями при отсутствии соответствующих ходатайств сторон, т. е. если ни обвинение, ни защита не настаивают на этом, может отражать только интересы обвинения, так как тем самым обеспечивается восполнение недостатков именно обвинительной деятельности в ситуации, когда ни прокурором, ни потерпевшим сомнения в доказанности обвинения не устраняются (в том числе в судебном заседании). С точки зрения интересов защиты возвращение дела для производства дополнительного расследования в таких случаях не является необходимым, поскольку при полной или частичной недоказанности, а также сомнительности обвинения защита вправе рассчитывать на вынесение судом оправдательного приговора либо, соответственно, на признание подсудимого виновным в менее тяжком преступлении, чем ему вменяли органы расследованияБаглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. М.: Норма, 2007. Такая позиция защиты является допустимой формой отстаивания интересов подсудимого, ибо суд при этих обстоятельствах обязан следовать принципу презумпции невиновности, закрепленному в статье 49 Конституции Российской Федерации.

Согласно названному конституционному принципу каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Из этого принципа в совокупности с принципом состязательности (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации) следует, что суд вправе устанавливать виновность лица лишь при условии, если доказывают ее органы и лица, осуществляющие уголовное преследование. Поскольку, по смыслу статей 118 и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, суд, рассматривая уголовные дела, осуществляет исключительно функцию отправления правосудия и не должен подменять органы и лиц, формирующих и обосновывающих обвинение, то не устраняемые ими сомнения в виновности обвиняемого, в силу статьи 49 (часть 3) Конституции Российской Федерации, толкуются в пользу последнего. Таким образом, если органы уголовного преследования не смогли доказать виновность обвиняемого в полном объеме и, тем более, если прокурор и потерпевший отказались от поддержания обвинения в суде (полностью или частично), то это должно приводить — в системе действующих уголовно-процессуальных норм при их конституционном истолковании — к постановлению в отношении обвиняемого оправдательного приговора или обвинительного приговора, констатирующего виновность обвиняемого в менее тяжком преступном деянии.

С учетом изложенного Конституционный Суд Российской Федерации признал положения пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, и части первой статьи 258 УПК РСФСР не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 49 и 123 (часть 3), а также статьям 46 (часть 1) и 52 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 1999 года по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород // СЗ РФ N17 от 26 апреля 1999.

Конституционные нормы известны значительно широкому кругу граждан, чем нормы отрасли уголовно-процессуального права. Отсюда, нормы конституционного права позволяют гражданам лучше узнать задачи, стоящие перед органами правосудия, права и обязанности участников уголовного судопроизводства, что приводит к соблюдению законности при осуществлении уголовного судопроизводства. Анализ презумпции невиновности обвиняемого в конституционно-правовом аспекте предполагает необходимость выяснения вопроса о соотношении ее с другими конституционными принципами уголовного судопроизводства. Не вдаваясь в детали этого вопроса, отметим лишь, что главным в этом соотношении, на наш взгляд, является определение совокупности неразрывно связанных между собой принципов. К такой совокупности относятся следующие принципы:

— Принцип объективной истины;

— Принцип права обвиняемого на защиту;

— Принцип состязательности уголовного судопроизводства;

— Принцип презумпции невиновности обвиняемого.

Ни один из этих принципов не может быть эффективным на практике в отрыве друг от друга.

§ 2. Место и роль презумпции невиновности обвиняемого в системе принципов российского уголовно-процессуального права

Впервые в истории российского права презумпция невиновности обвиняемого, как уже было отмечено выше, была закреплена в Основах законодательства Союза ССР и союзных республик о судоустройстве в редакции от 13 ноября 1989 года в разделе «общие положения», т. е среди принципов. Таким образом, презумпции невиновности обвиняемого сразу же был придан статус принципа. И не важно, что эти Основы были нормативно-правовым актом не судопроизводственным, а судоустройственным. В нем были помещены и другие судопроизводственные принципы. В последующем Законом Российской Федерации от 21 апреля 1992 года презумпция невиновности обвиняемого была включена в Конституцию (Основной закон) РФ.

Еще задолго до нормативного закрепления презумпции невиновности обвиняемого в советской юридической литературе она рассматривалась в качестве принципа. Однако за презумпцию невиновности принималось положение, содержавшееся в статье 160 Конституции СССР 1977 года, согласно которому «никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом».

Это положение статьи 160 Конституции СССР, конечно же, не было презумпцией невиновности обвиняемого, т.к. не отвечало на вопрос о том, может или не может, должен или не должен суд считать подсудимого невиновным до постановления обвинительного приговора и вступления его в законную силуБаглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. М.: Норма, 2007.

Выяснение места и роли презумпции невиновности обвиняемого в системе принципов российского уголовного судопроизводства с неизбежностью приводит к необходимости исследовать вопросы о том, должен ли уголовно-процессуальный закон предусматривать единый и неделимый комплекс основополагающих правил (принципов), обеспечивавших бы достижение задач, стоящих перед уголовным судопроизводством и реализацию его целей, насколько тесная связь должна быть между этими принципами в рамках этого комплекса, можно ли отдельное правило признать за принцип уголовного судопроизводства, а затем без учета его связи с другими принципами, исключить из числа принципов.

Основные правила (принципы), тем более их совокупность, должны предопределяться теми задачами и целями, для достижения которых они формулируются. Определение этих целей и задач значительно осложнено бесконечными тщетными попытками человечества решить юридическими мерами великое нравственное противоречие между соблюдением абсолютных и неотъемлемых прав человека и эффективной защитой общества от жестокого и бесцеремонного преступного мира конца ХХ века.

Осознание этого противоречия пришло не сразу. По свидетельству проф. И. Я. Фойницкого, сделанного им в начале ХХ столетия, «государственная помощь сторонам в уголовном деле вытекает из недостаточности их сил для надлежащего служения государственным интересам правосудия. Первоначально заботы государства ограничиваются стороной обвинительной, которой оказывается помощь или денежными средствами, как доныне в Англии, или доставлением общественного почета, как в Древнем Риме, или возложением функций ее на общину, как у племен германских в средние века, или, наконец, учреждением для обвинения особой должности… Но постепенно выясняется необходимость государственной помощи и для стороны обвиняемой ввиду как того, что государственный интерес правосудия не мирится с осуждением невиновных, так и необходимостью процессуальной равноправности сторон» Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. — СПб, Издательство «АЛЬФА», 1996.

Отсюда, совершенно очевидно, что для обеспечения прав и законных интересов личности от необоснованного ареста, привлечения к уголовной ответственности и осуждения, а общества — от преступных посягательств уголовное судопроизводство должно базироваться на комплексе взаимосвязанных и взаимообусловленных основополагающих положений (принципов), среди которых одно из центральных мест должно принадлежать принципу презумпции невиновности обвиняемого.

Ядром этой совокупности принципов должны быть следующие принципы или основополагающие положения:

1) Принцип законности уголовного судопроизводства;

2) Принцип объективной истины;

3) Принцип состязательности равноправия сторон;

4) Принцип гласности;

5) Принцип коллегиальности при осуществлении уголовного судопроизводства;

6) Принцип презумпции невиновности обвиняемого;

7) Принцип национального языка уголовного судопроизводства;

8) Принцип осуществления уголовного судопроизводства только судом;

9) Принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту;

10) Принцип независимости судей и подчинения их только закону;

11) Принцип свободной оценки доказательств;

12) Принцип обжалования процессуальных действий и решений.

Уголовное судопроизводство — это деятельность компетентных государственных органов и других участников процесса и возникающих между ними правоотношений по расследованию и судебному разбирательству уголовных дел, детально регламентированная законом и только законом в лице уголовно-процессуального кодекса

Взаимоотношения презумпции невиновности обвиняемого с законностью особые.

Во-первых, сама презумпция невиновности обвиняемого появилась на свет благодаря нормативному ее закреплению.

Во-вторых, соблюдение законности во многом обеспечивается презумпцией невиновности обвиняемого путем реализации закрепленных в законе ее отдельных элементов. Например, статья 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод запрещает применение пыток, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказания, как раз то, протест против чего и вызвал к жизни саму презумпцию невиновности в 1764 году.

Однако принцип законности в уголовном судопроизводстве нельзя сводить только к реализации презумпции невиновности обвиняемого. Его действие значительно шире и он предполагает.

Презумпция невиновности обвиняемого тесно связана с доказыванием по уголовному делу. Нарушение государственными органами установленного законом порядка получения доказательств влечет за собой признание недопустимыми полученных таким образом доказательств.

Однако в вопросе взаимоотношений между принципами презумпцией невиновности обвиняемого и законностью есть и проблемы. Мы имеем в виду случаи принятия правонарушающих нормативно-правовых актов. К сожалению, правонарушающие нормативно-правовые акты у нас издавались не только в 30-ые годы прошлого века, но уже и в новейшей истории, в середине 90-ых годов прошедшего столетия. Например, Указ Президента Российской Федерации от 14 июня 1994 года «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности», согласно которому к подозреваемым и обвиняемым в названных в нем преступлениях в качестве меры пресечения не применяются подписка о невыезде, поручительство и залог. Что касается задержания подозреваемых, то Указ допускал применять его до 30 суток.

В этой части Указ расходился с федеральным законом, которым являлся тогда Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, предусматривавший задержание в качестве подозреваемого всего лишь на 72 часа. Налицо была рассогласованность Указа Президента Российской Федерации с частью 3 статьи 90 Конституции Российской Федерации, в которой было установлено, что Указы и Распоряжения Президента Российской Федерации не должны противоречить Конституции Российской Федерации и федеральным законам. Отметим, что когда принимался этот Указ презумпция невиновности уже была закреплена в статье 49 Конституции Российской Федерации. Естественно, действовать вместе они не могли, действовал Указ, хотя Генеральный Прокурор Российской Федерации Юрий Скуратов и ставил перед Президентом Р Ф вопрос об отмене Указа как противоречащего федеральному закону.

За четыре года действия Указа в Российской Федерации было задержано 11 тысяч человек, из которых 8 тысяч было затем освобождено за не подтверждением подозрения. Не слишком ли большая цена установления истины.

О взаимосвязи принципов презумпции невиновности обвиняемого и объективной истины в уголовной судопроизводства.

Принцип объективной истины в уголовном процессе означает, что все организационные и процессуальные действия государственных органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, должны быть направлены на установление действительной картины совершенного преступления.

Все выводы следователя, прокурора, суда (судьи) о наличии или отсутствии общественно опасного деяния, виновности или невиновности лиц, их совершивших и о других обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения уголовного дела, должны соответствовать объективной действительности.

Между принципами презумпции невиновности обвиняемого и объективной истины существует неразрывная взаимосвязь. Достаточно сказать, что все авторские коллективы, разрабатывавшие в середине 90-ых годов прошлого столетия законопроекты нового Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации включили в содержание презумпции невиновности обвиняемого такой элемент, как недопустимость постановления обвинительного приговора на предположенияхБаглай М. В. Конституционное право Российской Федерации. М.: Норма, 2007.

В этой связи можно признать справедливым утверждение Г. А. Печникова о том, что «само назначение презумпции невиновности в том, чтобы противостоять в уголовном процессе всему тому, что заключает в себе субъективизм, произвол, тенденциозность, обвинительный уклон, т. е всему тому, что превращает уголовный процесс в орудие расправы над обвиняемым, отождествляет обвиняемого с виновным, делая его, по сути, полностью бесправным, а истину по делу искаженной» Печников Г. А. Проблемы истины на предварительном следствии. Волгоград, Волгогр. Акад. МВД России. 2001.

Принцип презумпции невиновности обвиняемого, как и принцип объективной истины, предполагает проверку всех возможных версий по уголовному делу, всестороннюю оценку всех собранных органами предварительного расследования доказательств, объективный, не односторонний подход к расследованию и судебному рассмотрению уголовного дела.

Принцип презумпции невиновности обвиняемого призван быть важнейшей гарантией не только обеспечения прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве, но и не в меньшей степени гарантией самого правосудия.

Известная отечественная исследовательница проблем уголовного процесса В. И. Каминская в свое время совершенно справедливо заметила: «Значение презумпции невиновности — прежде всего в том, что она представляет собой необходимое условие нахождения истины по делу. Именно она в сущности и стимулирует раскрытие истины, поскольку в ней то и выражено как необходимое требование, что виновность обвиняемого должна быть доказана, и доколе это не достигнуто, никто не может быть признан виновным. Одним лишь либеральным стремлением облегчить положение обвиняемого в процессе такое требование объяснить нельзя. Основное его назначение в том, чтобы толкнуть мысль и деятельность лица, исследующего дело, на всестороннее рассмотрение вопроса, исчерпывающее разрешение всех гипотетических его решений» Каминская В. И. Учение о правовых презумпциях в уголовном процессе., М. -Л., 1948.

О взаимосвязи принципов презумпции невиновности обвиняемого и состязательности и равноправия сторон в уголовном судопроизводстве.

Издревле бытует мнение о том, что истина рождается в споре, полемике. Спор определяется как словесное состязание, обсуждение чего-нибудь, в котором каждый отстаивает свое мнение. Словесное состязание спорящих в судебном заседании принято называть состязательностью сторон в судопроизводстве, которому придается значение принципа.

Сущность принципа состязательности в уголовном судопроизводстве обычно связывают с разделением процессуальных функций: функция обвинения отделена от функции защиты и функции разрешения дела.

Таким образом, взаимосвязь принципов презумпции невиновности обвиняемого и состязательности и равноправия сторон в уголовном судопроизводстве заключается в следующем. При состязательности и действительном равноправии сторон обвинитель в судебном заседании изобличит виновное лицо, а невиновный будет оправдан. Таким образом, состязательность и равноправие сторон в уголовном судопроизводстве служит гарантией реализации принципа презумпции невиновности обвиняемого.

О взаимосвязи принципа презумпции невиновности обвиняемого с принципами гласности и коллегиальности.

Термин гласность в уголовном судопроизводстве имеет два значения:

А) Гласность в собственном смысле слова, т. е. гласность перед сторонами в процессе;

Б) Публичность, т. е. гласность перед обществом, когда в зал судебного заседания может явиться любой гражданин, пожелавший послушать судебный процесс.

По второму значению гласности (публичности) относится и возможность свободного освещения хода и результатов процесса в средствах массовой информации.

В первом значении гласность означает, что судебное дело разбирается в присутствии сторон, т. е. тех, кого оно непосредственно касается и что стороны имеют право рассматривать все письменные документы, представленные на обозрение суду.

Во втором значении гласность понимается как отрицание тайны в производстве, признание за всеми желающими право слышать, что происходит в зале судебного заседания и в этой связи свободное освещение судебных процессов в прессе.

Тайность следствия, тайное судебное разбирательство — это благоприятная почва для злоупотребления должностных лиц (следователей, судей), их произвола, нарушения закона, попрания прав и законных интересов личности, взяточничества и т. п.

Наконец, тайность может скрывать непрофессионализм следователя, судьи, их некомпетентность. Тайное судопроизводство — враг презумпции невиновности обвиняемого, враг установления истины по делу. Эти принципы несовместимы. Тайность тяготеет к единоличным решениям, к сужению судейской коллегии. Можно признать, что коллегиальность является одной из форм выражения гласности. В Древнем Риме эпохи республики судейская коллегия в количественном отношении насчитывала десятки и сотни судей. В этом был определенный практический смысл. Судебной коллегии в таком количественном составе трудно было угрожать, невозможно было такое количество судей подкупить или склонить к принятию незаконного решения без учета действительного положения дел и обстоятельств.

Гласность судебного разбирательства есть лучшая гарантия правильного отправления правосудия, точного и неуклонного соблюдения законов судейской коллегией с тем, чтобы не столкнуться с порицанием со стороны общества.

Проф. И. Я. Фойницкий писал: «Гласность суда поддерживает в судьях живое отношение к делам и препятствует образованию той мертвенности и рутины в делопроизводстве, которые развиваются при порядке канцелярской тайны. Благодаря гласности сохраняется постоянный обмен мнениями между судьями и остальным обществом, вследствие чего юстиция не утрачивает связи с жизнью» Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. — СПб, Издательство «АЛЬФА», 1996.

Презумпция невиновности обвиняемого в полной мере может быть реализована только в условиях гласности. Отсутствие гласности было одной из предпосылок к появлению презумпции невиновности.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой