Налогообложение.
Кривая Лаффера

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Финансы


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Налогообложение, теория Лаффера.

Если рассматривать функции налогов в обществе, то в первую очередь необходимо отметить, что в налогах непосредственно реализуется их социальное назначение как инструмента стоимостного распределения и перераспределения доходов государства. В то же время, необходимо отметить, что на практическом уровне налогообложение выполняет несколько функций, в каждой из которых реализуется то или иное назначение налогов. Взаимодействуя, данные функции образуют систему.

Рассматривая современную систему налогообложения, можно сделать вывод о том, что на данном этапе налоги выполняют следующие основные функции: фискальную, распределительную (социальную), контрольную, поощрительную, регулирующую.

1. Фискальная функция является основной функцией налогообложения, посредством которой реализуется главное предназначение налогов: формирование и мобилизация финансовых ресурсов государства, а также аккумулирование в бюджете средств для выполнения общегосударственных или целевых государственных программ. Все остальные функции налогообложения можно назвать производными по отношении к этой. Во всяком случае, наряду с чисто фискальными целями налоги могут преследовать и другие цели, например экономические или социальные. То есть финансовые цели, будучи самыми существенными, не являются исключительными.

2. Распределительная (социальная) функция налогов состоит в перераспределении общественных доходов между различными категориями населения. Как отмечает профессор Л. Ходов, через налогообложение достигается «поддержание социального равновесия путем изменения соотношения между доходами отдельных социальных групп с целью сглаживания неравенства между ними».

Иными словами происходит передача средств в пользу более слабых и незащищенных категорий граждан за счет возложения налогового бремени на более сильные категории плательщиков.

По словам шведского экономиста К. Эклунда: «Большая часть государственного производства и услуг финансируется от собранных налогов и затем распределяется более или менее бесплатно среди граждан. Это касается образования, медицинского обслуживания, воспитания детей и ряда других направлений. Цель — сделать распределение жизненно важных средств более равномерным»2.

В итоге происходит изъятие части дохода одних и передача его другим. Ярким примером реализации фискально-распределительной функции являются акцизы, устанавливаемые, как правило, на отдельные виды товаров и в первую очередь роскоши, а также механизмы прогрессивного налогообложения. В некоторых социально-ориентированных странах (Швеция, Норвегия, Швейцария) почти на официальном уровне признается, что налоги представляют собой плату высокодоходной части населения менее доходной за социальную стабильность.

3. Контрольная функция налогов. Через налоги государство осуществляет контроль за финансово-хозяйственной деятельностью организаций и граждан, а также за источниками доходов и расходами. Благодаря денежной оценке сумм налогов возможно количественное сопоставление показателей доходов с потребностями государства в финансовых ресурсах. Благодаря контрольной функции оценивается эффективность налоговой системы, обеспечивается контроль за видами деятельности и финансовыми потоками. Кроме того, через контрольную функцию налогообложения выявляется необходимость внесения изменений в налоговую систему и бюджетную политику3.

4. Поощрительная функция налогов. Порядок налогообложения может отражать признание государством особых заслуг определенных категорий граждан перед обществом (предоставление налоговых льгот участникам Великой Отечественной войны, Героев СССР и России и т. д.)4. Однако данная функция представляет собой простое приспособление налоговых механизмов в целях реализации социальной политики государства и является скорее сопутствующей, чем ведущей.

5. Регулирующая функция налогов. Уже в Римской империи налоги выполняли не только фискальное назначение — в некоторых случаях им придавалось и функции управления социальными процессами. Однако, вопрос о месте и значении налогов, как регулятора тех или иных общественных отношений, до сих пор не имеет единодушной оценки.

Согласно классической теории налогов (теория налогового нейтралитета), разработанной Адамом Смитом (1723−1790 г. г.), Давидом Рикардо (1772−1823 г. г.) и их последователями налоги — есть один из видов государственных доходов, которые должны покрывать затраты по содержанию правительства. При этом какая-либо иная роль (регулирование экономики, страховой платеж, плата за услуги и др.) налогам не отводилась. А. Смит считал, что поскольку в условиях рынка доля прямых доходов государства (от государственной собственности) существенно уменьшается, то основным источником покрытия указанных выше расходов должны стать поступления от налогов. Что касается затрат по финансированию иных расходов (строительство и содержание дорог, содержание судебных учреждений и т. д.), то они должны покрываться за счет пошлин и сборов, уплачиваемых заинтересованными в этом лицами. При этом считалось, что, поскольку налоги носят безвозмездный характер, то пошлины и сборы не должны рассматриваться в качестве налогов.

По словам французского ученого-правоведа Поля Мари Годме, единственная цель налога — финансирование государственных расходов, сводящая роль налогов к «снабжением касс казначейства».

Позднее, представители неоклассических теорий, признавая лишь некоторое регулятивное значение налогов, тем не менее, исходили из того, что следует избегать такого искажения экономического процесса, при котором происходит благоприятствование одним отраслям производства во вред другим или иначе призывали к благоразумию при использовании налогообложения в экономических процессах.

В то же время представляется, что классическая теория сегодня абсолютно несостоятельна, поскольку в настоящий момент невозможно изымать путем налогов четверть национального продукта без того, что бы это ни имело серьезных экономических последствий. Взыскание налогов уменьшают покупательную способность граждан и снижают инвестиционные возможности предпринимателей, косвенные налоги повышают цены на товар и воздействуют на потребление, а это уже само по себе влияет на многие экономические процессы в обществе.

Противоположностью классицизма выступила кейнсианская теория, которая была основана на разработках английских экономистов Джона Кейнса (1883−1946 г. г.) и его последователей. Центральная мысль этой теории состояла в том, что налоги являются главным рычагом регулирования экономикой и выступают одной из слагаемых ее успешного развития. Кроме того, налоги существуют в обществе исключительно для регулирования экономических отношений5. По мнению Дж. Кейнса, изложенному им в его книге «Общая теория занятости, процента и денег» (1936 г.), экономический рост зависит от денежных сбережений только в условиях полной занятости. Однако полной занятости практически невозможно достичь. В этих условиях большие сбережения мешают экономическому росту, поскольку они не вкладываются в производство и представляют собой пассивный источник дохода. Для того чтобы устранить негативные последствия, излишние сбережения должны изыматься с помощью налогов.

Налоговая теория монетаризма была выдвинута в 50-х годах профессором экономики Чикагского университета Милтоном Фридменом, по мнению которого регулирование экономикой может осуществляться через денежное обращение, которое зависит от количества денег и банковских процентных ставок. При этом налогам не отводится такая важная роль, как в кенсианских экономических концепциях. В данном случае налоги наряду с иными механизмами воздействуют на денежное обращение. В частности, через налоги изымаются излишнее количество денег. В теории монетаризма и кейнсианской теории налоги уменьшают неблагоприятные факторы развития экономики. Однако если в первом случае этим фактором являются излишние деньги, то во втором — излишние сбережения6.

В последнее время практически все современные экономические теории признают огромное значение налогов в экономике. Так по теории экономики предложения сформулированная в начале 80-х годах американскими учеными М. Бернсом, Г. Стайном и А. Лэффером7 в большей степени, чем кейнсианская теория рассматривает налоги в качестве одного из факторов экономического развития и регулирования. Данная теория исходит из того, что высокое налогообложение отрицательно влияет на предпринимательскую и инвестиционную активность, что в конечном итоге приводит и к уменьшению налоговых платежей. Поэтому предлагается снизить ставки налогообложения и предоставить корпорациям всевозможные льготы. Таким образом, снижение налогового бремени, по мнению авторов теории, приводит к бурному экономическому росту.

Именно в настоящий момент следует признать, что регулирующая функция налогов направлена в первую очередь на достижение посредством налоговых механизмов тех или иных задач финансово-экономической политики государства.

Анализируя этот аспект налоговых отношений, представляется необходимым выделить стимулирующую, дестимулирующую и воспроизводственную подфункции налогообложения.

Стимулирующая подфункция направлена на поддержку развития тех или иных экономических явлений. Она реализуется через систему льгот и освобождений. Нынешняя российская налоговая система предоставляет широкий набор налоговых льгот малым предприятиям, предприятиям инвалидов, сельскохозяйственным производителям, организациям, осуществляющим капитальные вложения в производство и благотворительную деятельность и т. д.

В частности, в целях стимулирования развития строительства жилья, в соответствии со ст. 2 Закона Р Ф «Об основах федеральной жилищной политики» гражданам, не обеспеченным жильем по установленным нормативам, государство оказывает помощь, в том числе используя систему налоговых льгот по оплате строительства, содержания и ремонта жилья. Согласно ст. 2 Федерального закона «О государственном регулировании агропромышленного производства» основными направлениями государства в этой сфере признано льготное налогообложение. Такие же положения предусмотрены в Федеральном законе «О государственной поддержке малого предпринимательства в РФ» и в других законодательных актах.

История также знает примеры введения специальных налогов для достижения конкретных тех или иных экономических результатов. Так, в 1948 году во Франции был установлен «исключительный налог для борьбы с инфляцией». Его экономическая цель — уменьшить избыточную покупательную способность и была отражена в самом названии8.

Дестимулирующая подфункция напротив направлена на установление через налоговое бремя препятствий для развития каких-либо экономических процессов, например через реализацию государством своей протекционистской экономической политики. Это проявляется через введение повышенных ставок налогов (например, для казино установлена ставка налога на прибыль в размере 90%), установлении налога на вывоз капитала, повышенных таможенных пошлин, налога на имущество, акцизов и др.

Можно назвать также воспроизводственную подфункцию, которая предназначена для аккумуляции средств на восстановление используемых ресурсов. Эту подфункцию выполняют отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы, плата за воду и т. д.

В то же время, по мнению И. Горского, фискальная и регулирующая функции противоречивы не только сами по себе — они также противоречат друг другу. В частности, фискальная компонента приобретает большое стабилизирующее значение, когда влечет за сбой снижение общего налогового бремени. Это возможно только путем перераспределения налоговой тяжести между плательщиками, что непосредственно требует учета регулирующих механизмов налогообложения. Однако в любом случае, налог не имеет целью подрыва собственной основы: налог существует для получения средств и не должен ограничивать, угнетать источник этих средств. Он не предназначен для ограничения, запрещения, конфискации, наказания. Так, увеличению таможенных импортных пошлин вызывается в основном протекционистско-политическими соображениями, а повышенное налогообложение игорного и алкогольного бизнеса обусловлено платежеспособностью, а не запретительными мерами9.

Однако представляется, что значение налоговых механизмов в регулировании и управлении экономикой государства все-таки достаточно преувеличено. По мнению некоторых общественных деятелей налоги являются чуть ли не единственным регулятором всех финансово-экономических процессов в обществе. Однако развитие тех или иных экономических процессов в обществе подчиняется своим закономерностям, в которых налогам отведено все-таки отнюдь не решающее значение.

В этой связи можно согласиться с С. Пепеляевым, по мнению которого налог в современных условиях устанавливается с целью получения бюджетного дохода, поэтому воздействие на поведение налогоплательщика с целью добиться какого-либо результата не может быть основной целью налога. Однако если какие-либо налоговые платежи начинает выполнять регулирующие функции, не преследуя финансовой цели, то они перестают выступать налогами в строгом смысле слова10.

Так, стимулирующая функция налогов влияет на экономическое поведение субъектов более чем опосредованно, косвенно, через некоторые аспекты мотивации. Налог отнюдь не стимулирует зарабатывание денег и сам по себе не побуждает зарабатывать, он лишь претендует на часть заработанного. Если какой-либо вид бизнеса изначально неприбылен и неэффективен, его развитию не помогут никакие налоговые льготы и освобождения.

Например, российское сельское хозяйство всегда пользовалось колоссальными льготами практически по всем налогам, однако этот «суперльготный» режим не стал основой для прогресса и процветания отечественного аграрного сектора. Налоговое стимулирование инвестиций в отрыве от других экономических факторов также не приносит результата, поскольку инвестиционные процессы обусловлены не налоговыми льготами, а потребностями развития производства и расширения бизнеса. В этой связи представляется справедливым утверждение В. Потапова о том, что налоговые стимуляторы вторичны11.

Однако в ряде случаев наличие налоговых льгот может послужить дополнительным (но все-таки не основным) аргументом в пользу той или иной деятельности или деловой активности.

Так же нельзя переоценивать «новомодный» в настоящее время тезис «чем меньше налоги — тем выше экономика». Данное положение начало гулять в среде околополитических экономистов с легкой руки президента США Рональда Рейгана, осуществившего в начале 80-х годов глобальную налоговую реформу. Его неоднозначный налоговый эксперимент в настоящий момент в тех же США свидетельствует, что к налоговым реформам «рейгономики» отношение двоякое, а в теории налогообложения постулат «низкие налоги — высокая экономика» до сих пор не доказан и не обоснован.

Наоборот многие зарубежные экономисты убеждены, что резкое и непродуманное снижение налогов может нанести серьезный ущерб экономике. Так, несмотря на широкое снижение налоговых ставок в 80-е годы, в Америке стремительно возрастал дефицит государственного бюджета, а норма сбережений в 1986 году, в разгар налоговой «рейгонимики», составляла всего 3,9% - это самый низкий уровень этого показателя среди всех промышленных стран того периода12.

Необходимо отметить, что согласно теории, снижение ставок налогов может способствовать экономическому росту разными путями. Так, снижение предельных налоговых ставок может побудить людей работать более напряженно. Это определенно приведет к росту предложения рабочей силы и увеличению производительности труда.

Кроме того, при низких налогах растут сбережения, и появляется стимул к инвестированию. Но это лишь теория, подтверждения которой более чем относительны. Так, сторонники снижения налогов любят ссылаться на «скачки роста», которые во многих случаях имели место за каждым сколько-нибудь значительным снижением налогов. После их снижения при Р. Рейгане в начале 80-х, говорят они, последовали семь лет ускоренного экономического роста (с 1983 по 1989 г.). Но это — заблуждение: на протяжении относительно коротких периодов на темпы роста влияет множество факторов, и здесь в первую очередь следует отметить хронологию цикла деловой активности. На этом основании трудно делать однозначные выводы о том, в какой мере снижение налогов может способствовать экономическому росту13.

Как считают специалисты экономический рост доходов в США был также обусловлен тем, что в условиях низкого налогообложения у богатых американцев ослабел стимул скрывать свои доходы, которые ими декларируются и попадают в национальную статистическую отчетность. Таким образом, совсем не просто рассчитать, действительно ли снижение ставок подоходного налога способствовало ускорению экономического роста.

В то же время немногие знают, что, несмотря на снижение налоговых ставок, в США параллельно осуществлялось частичное увеличение ставок налогов на капитал и налогов с доходов корпораций. Таким образом, как показывает практика развитых зарубежных стран снижение налогов само по себе мало способно что-либо изменить в темпах экономического роста в долгосрочной перспективе.

Необходимо учитывать, что общепризнанной в теории налогообложения выступает кривая Лаффера (Laffer currve), показывающая связь между налоговыми ставками и объемом налоговых поступлений в бюджет. В соответствии с этой кривой снижение ставок до предельной точки налогообложения вызывает прямое снижение поступлений в бюджет. В то же время повышение ставок после предельной точки влечет за собой сокращение налоговых доходов. Представляется, что именно этот аспект необходимо учитывать в первую очередь, рассматривая вопрос о влиянии размера налогов на темпы экономического развития, а не ставить во главу налогового реформирования непроверенные и спорные положения.

Однако наиболее наглядно регулирующая функция налогов проявляется при дестимулирующем налоговом подходе, когда те или иные мероприятия государства по ужесточению налогового гнета действуют сразу и непосредственно.

Истинность крылатого выражения «все, что облагается налогом — убывает» не подлежит сомнению. Создание непомерного налогового бремени практически всегда влечет спад производства в связи с потерей его эффективности. Так, непомерный налоговый гнет российского крестьянства в 30-х годах привел к его ликвидации за несколько лет. А уже в наше время, после введения 70-% налога на прибыль от деятельности, связанной с видеопоказом, эпоха видеосалонов канула в лету. Кроме того, дестимулирование импорта путем установления повышенных пошлин (политика протекционизма) также влечет резкое сокращение ввоза тех или иных товаров.

С помощью налогов государство действительно способно создать более или менее благоприятные и конкурентоспособные условия для определенных деловых сфер. В то же время, нельзя забывать, что при этом происходит налоговое подавление других сфер. В связи с этим недооценка, как и переоценка государством социального значения некоторых производств недопустимы, так как в противном случае неизбежно нарушается свобода конкуренции и принцип справедливости.

Заключение.

Как показывает известная кривая Лаффера, снижение налоговых ставок может стимулировать рост производства и, значит, расширить налоговую базу. Почему же правительство не снижает ставки налогов?

Закономерность, открытая американским экономистом Лаффером, действительно существует. Правительство тоже хотело бы снизить налоги, чтобы предприятиям оставалось больше денег на расширение производства. Да и не только члены правительства — многие сейчас ссылаются на кривую Лаффера, показывающую, что чем выше налоги, тем меньше экономическая активность, а чем ниже, тем она больше. Но вопрос далеко не так прост, как думают те, кто знает об этой кривой понаслышке. Во-первых, она имеет форму дуги и показывает, что наилучший экономический результат достигается не когда налоги самые низкие, а когда они оптимальные. Во-вторых, ошибаются те, кто доказывает, будто есть один, на все случаи и для всех стран оптимальный, уровень налоговых изъятий (не верьте, если прочитаете, будто Лаффер доказывал, что этот процент должен быть не выше 35, или 40, или 20. Ничего подобного он не утверждал). В-третьих, и это главное, экономика очень сложна, никто не может точно сказать, увеличится ли вообще, и если да, то насколько, выпуск продукции при снижении налогов на такой-то процент и хватит ли собранных налогов для удовлетворения всех нужд государства: военных, социальных и др.

Иногда предлагают: давайте немного снизим налоги и посмотрим, что получится: если дела пойдут в нужном направлении, еще снизим; если нет, вернемся на исходные позиции. Но беда в том, что при снижении налогов может потребоваться много месяцев (экономисты называют это время «лагом»), прежде чем такая операция скажется на уровне производства. Тут важно позаботиться о том, чтобы все связанные со снижением налогов работы проводились быстро и оперативно.

Снижение налогов — важная стратегическая задача. Но для ее решения надо существенно сократить государственные расходы — на управление, на военно-промышленный комплекс, на армию (несмотря на то, что многое сделано было для сокращения ВПК в первые годы реформы, он до сих пор бесплодно перемалывает огромные средства, остающиеся главной статьей расходов федерального бюджета в ущерб культуре, науке, здравоохранению и т. п.). Только при этом условии существенное снижение налогов может привести к положительным социальным результатам.

Но чтобы закономерность, открытая Лаффером, начала действовать в российских условиях, надо сперва побороть инфляцию, при которой капиталовложения в производство не эффективны, следовательно, его расширение невозможно. Сокращение налогов в условиях инфляции приведет только к тому, что высвобожденные средства предприятий будут пущены в быстрый оборот и на удовлетворение потребительских нужд их руководства и коллективов, но не в инвестиции. Между тем, государственный бюджет не сможет выполнять свои функции, инфляция усилится, и народное хозяйство попадет в заколдованный круг: дефицит государственного бюджета — инфляция — сокращение производства — дефицит.

Есть надежда, что при устойчивом доведении темпа инфляции до более или менее приемлемого уровня можно будет поставить вопрос об ослаблении налогового бремени. Если, конечно, под влиянием искусственного кризиса неплатежей правительство не пойдет на дополнительную эмиссию денег, которая с неизбежностью приведет к новому взлету инфляции. И тогда движение по заколдованному кругу продолжится.

Французский экономист Мишель Дидье в книге «Правила игры» пишет: «Стабилизация налогового пресса напоминает историю о человеке, который говорит: нет ничего проще, чем бросить курить, я это делал уже много раз! Облегчить налоговый пресс? Нет ничего проще, мы уже много раз принимали такое решение» (в каждом французском пятилетнем плане записывался такой тезис). Автор прав: ослабить налоговый пресс необходимо, но сделать это не просто.

Кривая Лаффера

Предлагаемая ниже диаграмма иллюстрирует нелинейную зависимость между ставками налогообложения и налоговыми поступлениями. Эту зависимость вывел Артур Лаффер (Arthur Laffer), и ее графическое изображение получило название К. Л

К.Л. демонстрирует, что при ставках налога, равных 0 и 100% (отложены по горизонтальной оси), правительство не получит налоговых поступлений (вертикальная ось). Эти поступления составляют известную величину, когда ставки налогов находятся между 0 и 100%. Как можно видеть из диаграммы, существует некий уровень ставок, при к-рых поступления будут максимальными. Для амер. экономики этот уровень постоянно меняется

Заключение.

Как показывает известная кривая Лаффера, снижение налоговых ставок может стимулировать рост производства и, значит, расширить налоговую базу. Почему же правительство не снижает ставки налогов?

Закономерность, открытая американским экономистом Лаффером, действительно существует. Правительство тоже хотело бы снизить налоги, чтобы предприятиям оставалось больше денег на расширение производства. Да и не только члены правительства — многие сейчас ссылаются на кривую Лаффера, показывающую, что чем выше налоги, тем меньше экономическая активность, а чем ниже, тем она больше. Но вопрос далеко не так прост, как думают те, кто знает об этой кривой понаслышке. Во-первых, она имеет форму дуги и показывает, что наилучший экономический результат достигается не когда налоги самые низкие, а когда они оптимальные. Во-вторых, ошибаются те, кто доказывает, будто есть один, на все случаи и для всех стран оптимальный, уровень налоговых изъятий (не верьте, если прочитаете, будто Лаффер доказывал, что этот процент должен быть не выше 35, или 40, или 20. Ничего подобного он не утверждал). В-третьих, и это главное, экономика очень сложна, никто не может точно сказать, увеличится ли вообще, и если да, то насколько, выпуск продукции при снижении налогов на такой-то процент и хватит ли собранных налогов для удовлетворения всех нужд государства: военных, социальных и др.

Иногда предлагают: давайте немного снизим налоги и посмотрим, что получится: если дела пойдут в нужном направлении, еще снизим; если нет, вернемся на исходные позиции. Но беда в том, что при снижении налогов может потребоваться много месяцев (экономисты называют это время «лагом»), прежде чем такая операция скажется на уровне производства. Тут важно позаботиться о том, чтобы все связанные со снижением налогов работы проводились быстро и оперативно.

Снижение налогов — важная стратегическая задача. Но для ее решения надо существенно сократить государственные расходы — на управление, на военно-промышленный комплекс, на армию (несмотря на то, что многое сделано было для сокращения ВПК в первые годы реформы, он до сих пор бесплодно перемалывает огромные средства, остающиеся главной статьей расходов федерального бюджета в ущерб культуре, науке, здравоохранению и т. п.). Только при этом условии существенное снижение налогов может привести к положительным социальным результатам.

Но чтобы закономерность, открытая Лаффером, начала действовать в российских условиях, надо сперва побороть инфляцию, при которой капиталовложения в производство не эффективны, следовательно, его расширение невозможно. Сокращение налогов в условиях инфляции приведет только к тому, что высвобожденные средства предприятий будут пущены в быстрый оборот и на удовлетворение потребительских нужд их руководства и коллективов, но не в инвестиции. Между тем, государственный бюджет не сможет выполнять свои функции, инфляция усилится, и народное хозяйство попадет в заколдованный круг: дефицит государственного бюджета — инфляция — сокращение производства — дефицит.

Есть надежда, что при устойчивом доведении темпа инфляции до более или менее приемлемого уровня можно будет поставить вопрос об ослаблении налогового бремени. Если, конечно, под влиянием искусственного кризиса неплатежей правительство не пойдет на дополнительную эмиссию денег, которая с неизбежностью приведет к новому взлету инфляции. И тогда движение по заколдованному кругу продолжится.

Французский экономист Мишель Дидье в книге «Правила игры» пишет: «Стабилизация налогового пресса напоминает историю о человеке, который говорит: нет ничего проще, чем бросить курить, я это делал уже много раз! Облегчить налоговый пресс? Нет ничего проще, мы уже много раз принимали такое решение» (в каждом французском пятилетнем плане записывался такой тезис). Автор прав: ослабить налоговый пресс необходимо, но сделать это не просто.

Список используемой литературы.

1. Ходов Л. Функции налогов. В кн. «Экономика. Учебник». Под ред. А. Булатова — М.: Издательство БЕК, 1994. -С. 309.

2. Эклунд К. Эффективная экономика — шведская модель. Пер. со швед. — М.: Экономика, 1991. -С. 163.

3. Дадашев А. Функции налогов. В кн. «Налоги. Учебное пособие». Под ред. Черника.Д. — М.: Финансы и статистика, 1996. -С. 51.

4. Покачалова Е. Налоги, их понятие и роль. в кн. «Финансовое право. Учебник». — М.: Издательство БЕК, 1995. -С. 226.

5. Кейнс Дж. Общая теория занятости, процента и денег. — М.: Прогресс. -1978. -С. 364−365.

6. См., Усоскин В. Теории денег. — М., 1976, гл. 3.

7. См., Федосов В. Современный капитализм и налоги. — Киев: Вiща школа, 1987. -С. 107.

8. Годме П. Финансовое право. — М: Прогресс, 1978. -С. 385.

9. Горский И. Налоги в механизме стабилизации//Экономика и жизнь, 1994. -№ 36.

10. Основы налогового права. Учебно-методическое пособие. Под ред. С. Пепеляева. — М.: Инвест Фонд, 1995. -С. 25.

11. Потапов В. О некоторых вопросах налоговой политики//Налоговый вестник. -1995. -№ 7. -С.3.

12. С. Фишер, Р. Дорнбуш, Р. Шмалензи «Экономика». Пер. с англ. со 2-го изд. — М., «Дело ЛТД», 1993, С. 440.

13. Более подробно по этому поводу смотри перевод статьи из августовского журнала «Economist» № 24, 1996 год, опубликованный с сокращениями в газете «Бизнес и банки», № 39, 1996 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой