Права человека в истории международного права

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Дипломная работа

Тема: «Права человека в истории международного права»

Введение

В настоящее время в нашем обществе значительно возросла потребность в правовых знаниях. Она определяется экономическими, социальными и политическими процессами, которые происходят в современной жизни Кыргызстана. Кыргызская Республика стоит на пути формирования гражданского общества и построения правового государства. Успех этих процессов во многом зависит от уровня правовой культуры граждан нашей страны. Знать и понимать законы, права и обязанности необходимо каждому человеку, гражданину. Незнание закона не освобождает от ответственности — это один из важнейших принципов в юриспруденции.

Организация Объединенных Наций объявила 1995−2004 годы десятилетием образования в области прав человека. Знание основ

права будет способствовать воспитанию самоуважения, ответственности и уважения к другим людям. Повышение правовой культуры приведет каждого к пониманию того, что жизнь в демократическом обществе зависит от свободы и независимости его членов.

10 декабря 1998 года все мировое сообщество торжественно отметило 50-летие Всеобщей декларации прав человека. Она заложила основы защиты прав человека на международном уровне. Декларация закрепила основные права личности, которые принадлежат каждому человеку на земле и включают в себя гражданские, политические, экономические, культурные, социальные права.

Кыргызстан сегодня является частью мирового сообщества. Наша страна признала Устав Организации Объединенных Наций, Всеобщую декларацию прав человека и многие другие международные документы. Мы идем по пути демократии и гуманизма в силу собственного добровольного выбора и стремления внести свой вклад в их развитие.

Многие из тех государств, которые появились на карте мира за последние 50 лет, создавали свои конституции, черпая вдохновение из положений Всеобщей декларации прав человека, 50-летие которой отметило все человечество в декабре 1998 года.

Конституционные права и свободы человека в нашей стране отражены практически на общемировом уровне. И это не удивительно. Международное право сегодня оказывает все более сильное влияние на развитие национального, внутригосударственного права. Принцип примата международного права получил реальное признание в нашей стране.

В Конституции Кыргызской Республики закреплено положение о том, что ратифицированные нашей страной межгосударственные и иные нормы международного права являются составной и непосредственно действующей частью законодательства Кыргызстана. Ни переходный характер современного этапа развития нашего государства, ни связанные с этим экономические и социальные трудности не стали основанием для сужения перечня прав и свобод или введения ограничений в их применении.

Закрепление в Основном Законе прав и свобод человека на уровне высокоразвитых стран имеет важное значение именно сегодня, когда необходимы ориентиры нашего развития, обозначающие главное направление движения нашего общества. В преддверии нового столетия — XXI века — права человека, механизмы защиты этих прав являются эпицентром всех общественных процессов, опирающихся на общечеловеческие ценности, выработанные в многовековой борьбе людей за свободу и уважение личности.

Политические права и свободы граждан, идеологический плюрализм и их осуществление стали весомым элементом общественно-политической жизни нашей страны: проводятся свободные демократические выборы, граждане непосредственно участвуют в решении вопросов государственного значения; во весь голос заявили о себе новые общественные формирования, в том числе правозащитные организации; обычным явлением стали митинги и другие общественно-политические акции различных групп населения; независимость средств массовой информации проявляется в возможности выражения плюрализма убеждений и взглядов и т. д. Все это — зримые черты демократии, обновления общественной жизни. Не случайно постоянный представитель ПРООН в Кыргызстане госпожа Анна Шарнерклинт назвала Кыргызстан «региональным лидером в области реализации прав человека».

Однако мы хорошо знаем, что конституционные права и свободы граждан нередко игнорируются и нарушаются — об этом свидетельствуют письма и жалобы, поступающие в государственные органы, публикации в средствах массовой информации. Граждане справедливо критикуют бюрократизм, бездушие чиновников, всевластие некоторых нерадивых руководителей, действующих подчас произвольно, вопреки нормативным установлениям. Безопасности человека угрожает рост преступлений и других правонарушений, посягающих на его права и законные интересы.

Серьезную опасность для общества представляет сегодня и организованная преступность, складывающаяся на базе симбиоза представителей криминального мира, экономики и коррумпированных должностных лиц. Она оказывает открытое давление на конституционные устои государства, ведет к дальнейшей дестабилизации экономики, политической жизни страны. Это давление иногда сопровождается актами преднамеренной, широкомасштабной дискредитации неугодных или неподкупных граждан, принципиальных должностных лиц.

Положение с соблюдением прав человека в Кыргызстане осложняется еще и тем, что в нашей стране пока не сложились прочные демократические традиции в этой сфере. Кроме того, на это обстоятельство накладывается оставшаяся нам в наследство от прежних времен низкая правовая культура общества.

Конечно, в нашей стране сделано немало, но предстоит сделать еще больше, чтобы идеи свободы, прав человека, достоинства личности наполнились реальным содержанием, а государство и его органы эффективно выполняли свое высшее предназначение — служить человеку, гражданину и обществу.

Приверженность Кыргызстана основополагающим правам человека, провозглашенным полвека назад во Всеобщей декларации прав человека, и решимость работать и далее во имя реализации и соблюдения международно-правовых норм, закрепленных в международных соглашениях по правам человека, являются нашей главной задачей.

1. Теоретические аспекты нормотворчества в области прав человека

1.1 Понятие международного права по правам человека

Использование слова «гуманитарное» согласуется с терминологией Устава ООН, актов СБСЕ. Устав ООН провозглашает цель осуществления международного сотрудничества в разрешении международных проблем гуманитарного характера. В документах СБСЕ регламентируются вопросы сотрудничества в гуманитарной области.

То обстоятельство, что термин «международное гуманитарное право» в течение десятилетий уже использовался для обозначения норм, относящихся к защите жертв войны, жертв вооруженных конфликтов, т. е. к правам гражданского населения, раненых и больных из состава вооруженных сил в период военных действий, не может служить препятствием для его применения в более широком значении. Этот термин сложился в связи с регламентацией средств и способов ведения войны, когда международное право еще не «вторгалось» в сферу прав человека в обычных ситуациях. Распространение международного права на эти ситуации означает охват его регулирующим воздействием всей области закрепления,/обеспечения и защиты прав и свобод человека, т. е. области гуманитарного сотрудничества в целом и в любых условиях. Это обстоятельство оправдывает комплексное истолкование и употребление/ термина «международное гуманитарное право».

Таким образом, международное гуманитарное право представляет совокупность норм, определяющих единые для международного сообщества права и свободы человека, устанавливающих обязательства государств по закреплению, обеспечению и охране этих прав и свобод и предоставляющих индивидам юридические возможности реализации и защиты признаваемых за ними прав и свобод.

Данная отрасль права включает нормы трех видов: 1) нормы, действующие в нормальных ситуациях мирного времени (определенные отступления допускаются при введении чрезвычайного положения); 2) нормы, предназначенные для условий вооруженных конфликтов с целью их максимально возможной гуманизации; 3) нормы, применение которых обязательно в любых ситуациях (например, право на признание правосубъектности, право на свободу мысли, совести и религии, запрещение пыток или других жестоких, бесчеловечных видов обращения и наказания).

Специфика международного гуманитарного права заключается в том, что участниками регулируемых его нормами отношений, носителями соответствующих прав и обязанностей являются наряду с государствами индивиды (физические лица); естественно, характер этих прав и обязанностей у государств и индивидов различен.

Источники

Источники международного гуманитарного права весьма многочисленны и характеризуются предметным разнообразием.

Наиболее общий характер имеют два универсальных договора, именуемые пактами, — Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах. Их предшественницей была Всеобщая декларация прав человека, день принятия которой — 10 декабря 1948 г. — отмечается в странах мира как День прав человека. Эта декларация и сегодня сохраняет свое значение как первый комплексный документ в данной области сотрудничества, как своего рода первоисточник, положивший начало процессу формирования международного гуманитарного права в его современном смысле. Но Декларация не содержала обязывающих норм, имела рекомендательное значение, провозглашалась «в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и все государства».

Международные пакты о правах человека — это обязательные для участвующих государств нормативные акты. Они были приняты Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 г. и открыты для подписания. От имени СССР они были подписаны 18 марта 1968 г., ратифицированы 18 сентября 1973 г. Пакт об экономических, социальных и культурных правах вступил в силу 3 января 1976 г., Пакт о гражданских и политических правах — 23 марта 1976 г.

Ко второму из названных пактов были приняты два факультативных протокола, имеющих самостоятельное нормативное значение. К первому факультативному протоколу, принятому одновременно с пактами и регламентирующему личные обращения в Комитет по правам человека, СССР присоединился значительно позднее (заявление от 5 июля 1991 г.), он вступил в силу для Российской Федерации 1 января 1992 г. Второй факультативный протокол, имеющий целью отмену смертной казни, был принят 15 декабря 1989 г. (Российская Федерация, как и многие другие государства, в нем не участвует).

Источниками международного гуманитарного права являются: Конвенция о политических правах женщин 1952 г., Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979 г., Конвенция о правах ребенка 1989 г., а также, поскольку речь идет о регламентации статуса определенных групп людей, Конвенция о статусе беженцев 1951 г. (Российская Федерация присоединилась в 1992 г.), Международная конвенция о защите прав всех трудящихся — мигрантов и членов их семей 1990 г., Конвенция о коренных и ведущих племенной образ жизни народах в независимых странах 1989 г.

Самостоятельную группу составляют акты, ориентированные на предотвращение, пресечение или упразднение таких действий, которые посягают на права, интересы или на само существование больших человеческих коллективов либо отдельных людей. Имеются в виду Международная Конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г., Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г., Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г., две конвенции об упразднении рабства и институтов и обычаев, сходных с рабством, — 1926/1953 и 1956 гг., Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г11 Бобров Р. Л., МалининС. А. Организация Объединенных Наций (Международно-пра-вовой очерк). Л., 1960;.

Специфическую разновидность актов составляют конвенции Международной организации труда, регламентирующие не только представляющие общий интерес и заслуживающие единообразного решения вопросы трудовых отношений, но и важные социальные аспекты жизнедеятельности индивида и коллективов. Среди почти двухсот актов МОТ можно выделить конвенции о запрете принудительного труда (относительно принудительного или обязательного труда — 1930 г., об упразднении принудительного труда — 1957 г.), относительно равного вознаграждения мужчин и женщин за труд равной ценности — 1951 г., о минимальном возрасте для приема на работу — 1973 г., относительно ежегодных оплачиваемых отпусков — 1936 г., об охране заработной платы — 1949 г. (здесь названы лишь наиболее важные из большого числа конвенций, ратифицированных от имени СССР или РФ).

Далее назовем региональные акты, регламентирующие весь комплекс основных прав и свобод применительно к определенной группе государств, к их гражданам и иным находящимся под их юрисдикцией индивидам. Это Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (а также, по данным 1994 г., одиннадцать протоколов к ней, девять из которых вступили в силу), Европейская социальная хартия 1961 г., Американская конвенция прав человека 1969 г., Африканская хартия прав человека и народов 1981 г. В рамках Содружества Независимых Государств принята Декларация о международных обязательствах в области прав человека и основных свобод (24 сентября 1993 г.); 26 мая 1995 г. подписана Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека, неотъемлемой частью которой считается Положение о Комиссии по правам человека СНГ.

По конкретным направлениям сотрудничества государствами заключены многосторонние и двусторонние договоры; содержание некоторых из них излагается в следующих параграфах.

В особую предметную группу следует выделить акты, ориентированные на обеспечение и охрану прав индивидов и групп людей в условиях вооруженных конфликтов, т. е. те акты, которые традиционно рассматривались как компоненты международного гуманитарного права. Основными в этой группе являются Женевские конвенции о защите жертв войны 1949 г. (четыре конвенции, в том числе Конвенция о защите гражданского населения во время войны), Дополнительные протоколы к этим Конвенциям, принятые в 1977 г. (Протокол I, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов, и Протокол II, касающийся защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера). Имеются в данной сфере и региональные акты; в их числе Соглашение о первоочередных мерах по защите жертв вооруженных конфликтов, подписанное государствами СНГ 24 сентября 1993 г.

В международном гуманитарном праве ощутимы взаимосвязи его актов и норм с внутригосударственным законодательством и его нормами. Эти связи многообразны и проявляются как в воздействии на содержание законов государства о правах и свободах, так и в совместном применении тех и других актов и норм при регламентации, обеспечении и защите прав и свобод.

Вполне закономерно в Конституции Р Ф сказано, что «в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией» (ч. 1. ст. 17). Следует иметь в виду, очевидно, и нормы локального характера, представленные региональными и двусторонними договорами.

По’многим вопросам гуманитарного права международные договоры (конвенции) контактируют и прямо взаимодействуют с федеральным законодательством РФ, прежде всего с такими актами, как Конституция Р Ф, гл. 2 которой называется «Права и свободы человека и гражданина», Закон «О гражданстве Российской Федерации», Закон «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации», Закон «Об образовании», Закон «Об охране здоровья населения», Закон «О беженцах», Закон «О вынужденных переселенцах», новый Гражданский кодекс РФ. Разработаны проекты Трудового кодекса и других правовых актов.

Международные стандарты прав и свобод человека

Первостепенное значение Международных пактов о правах человека, как и предшествовавшей им Всеобщей декларации прав человека и относящихся к различным периодам конвенций в сфере гуманитарного права, заключается в том, что они, исходя из всемирного опыта и воплощая современные потребности и тенденции (социального прогресса, устанавливают общечеловеческие стандарты прав и свобод личности.

Такие стандарты конституируются в качестве нормативного минимума, определяющего уровень государственной регламентации с «допустимыми отступлениями в том иди ином государстве в форме его превышения либо конкретизации.

Можно обозначить следующие функции стандартов:

1) определение перечня прав и свобод, относящихся к категории основных и обязательных для всех государств — участников пактов и других конвенций;

2) формулирование главных черт содержания каждого из этих 1 рав (каждой из этих свобод), которые должны получить воплощение

соответствующих конституционных и иных нормативных положениях;

3) установление обязательств государств по признанию и обеспечению провозглашаемых прав и введение на международном уровне самых необходимых гарантий, обусловливающих их реального;

4) фиксирование условий пользования правами и свободами, сряженных с законными ограничениями и даже запретами.

Оба пакта характеризуются закреплением связи между правовым статусом личности и правом народов на самоопределение, в силу которого они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие.

В одном аспекте пакты отличаются друг от друга: если в соответствии с Пактом о гражданских и политических правах каждое государство «обязуется уважать и обеспечивать» признаваемые в Пакте права, то, согласно Пакту об экономических, социальных и культурных правах, каждое государство обязуется «принять в максимальных пределах имеющихся ресурсов меры к тому, чтобы обеспечить постепенно полное осуществление» признаваемых в Пакте прав.

Соотношение между международно-правовыми стандартами и нормами законодательства Российской Федерации выражается прежде всего в принципиальной согласованности международного и внутригосударственного перечней прав и свобод, их содержания и средств обеспечения и защиты.

Структура гл. 2 Конституции Р Ф, не воспроизводящая, естественно, построение пактов о правах человека, позволяет зафиксировать на национальном уровне почти все гражданские, политические, экономические, социальные и культурные права (по отношению к последним трем группам в государство ведении широко используется термин «социально-экономические права»).

Заметным отступлением в этом плане является отсутствие в конституционном перечне положения. Пакта об экономических, социальных и культурных правах, где признается «право каждого на достаточный жизненный уровень для него самого и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни». Очевидно, даже с учетом нынешней ситуации уместно было бы предусмотреть такое право, тем более в контексте приведенной выше формулировки данного Пакта о постепенном полном осуществлении признаваемых в Пакте прав в максимальных пределах имеющихся ресурсов11 Клеандров М. И. Экономический Суд СНГ: статус, проблемы, перспективы. Тюмень, 1995;.

Следует подчеркнуть, что в международном гуманитарном праве отвергается деление прав и свобод по степени их значимости для человека. Целостный взгляд на проблему четко выражен в тексте Итогового документа Венской встречи СБСЕ 1989 г., где сказано, что все права и свободы являются существенными для свободного и полного развития личности, что все права и свободы «имеют первостепенное значение и должны полностью осуществляться всеми надлежащими способами». Эта же мысль выражена в Венской декларации Всемирной конференции по правам человека 1993 г.: «Все права человека универсальны, неделимы, взаимозависимы и взаимосвязаны. Международное сообщество должно относиться к правам человека глобально, на справедливой и равной основе, с одинаковым подходом и вниманием».

Такой подход важно иметь в виду потому, что в отечественной юридической литературе предпринимались попытки «ранжировать» права и свободы, выдвигая на первый план личные («естественные») права и принижая смысл социально-экономических прав.

Согласование содержания прав и свобод на международном и национальном уровнях хорошо выражено в регламентации права на жизнь (ст. 6 Пакта о гражданских и политических правах и ст. 20 Конституции РФ), права на свободу и личную неприкосновенность (ст. 9, 10, 14, 15 Пакта и ст. 22, 47, 48, 49, 50, 51 Конституции), права на свободное передвижение, выбор места пребывания и жительства, выезд за пределы государства (соответственно ст. 12 и 27), права на труд (ст. 6, 7 и 8 Пакта об экономических, социальных и культурных правах и ст. 37 Конституции).

Представляет интерес сопоставление международно-правовой и конституционной оценки принудительного труда. Международно-правовые решения содержатся в Пакте о гражданских и политических правах и в ранее принятых конвенциях Международной организации труда — о принудительном или обязательном труде 1930 г. (от имени СССР ратифицирована в 1956 г.) и об упразднении принудительного труда 1957 г. (ратифицирована от имени Российской Федерации в 1994 г.). Согласно ч. 3 ст. 8 Пакта, «никто не может принуждаться к принудительному или обязательному труду», но здесь же дается толкование, что термином «принудительный труд» не охватываются: а) работа или служба, которую должно выполнять лицо, находящееся в заключении на основании законного распоряжения суда, или лицо, условно освобожденное от такого заключения; Ь) служба военного характера или заменяющая ее по политическим и религиозно-этническим мотивам служба; с) служба в случаях чрезвычайного положения или бедствия, угрожающих жизни или благополучию населения; 1) работа или служба, которая входит в обыкновенные гражданские обязанности. Конституционная норма предельно лаконична: «Принудительный труд запрещен» (ч. 2 ст. 37). Очевидно, эта формулировка может и должна применяться только с учетом разъяснений, данных в Пакте. Поэтому отсылка здесь либо в Трудовом праве к норме Пакта была бы целесообразна. В конституциях государств, ранее являвшихся союзными республиками СССР, предприняты попытки совмещения запрета с оговорками (ст. 19 Конституции Республики Казахстан, ст. 37 Конституции Республики Узбекистан, ст. 41 Конституции Республики Беларусь и др.), однако без ссылок на международную норму и с отдельными отклонениями. Идентичный международному перечень изъятий дан в Конституции Республики Молдова (ст. 44), но и здесь без ссылки на норму Пакта.

Весьма своеобразно отношение международного гуманитарного права к праву частной собственности и к праву предпринимательской деятельности, которые зафиксированы ныне в Конституции Р Ф (ст. 35 и 34). Как это ни парадоксально, но Пакт об экономических, социальных и культурных правах, открывающий перечень правом на труд, вообще «умалчивает» об этих правах, а Всеобщая декларация прав человека ограничивалась закреплением права каждого человека «владеть имуществом как единолично, так и совместно с другими». Признание права собственности и права предпринимательства на уровне международно-правового акта связано с Парижской хартией для новой Европы, принятой в рамках СБСЕ в ноябре 1990 г. Государства-участники подтвердили, что каждый человек имеет право «владеть собственностью единолично или совместно с другими и заниматься предпринимательством».

Принятие государством в соответствии с его конституционными процедурами законодательных, административных и судебных мер в целях закрепления, обеспечения и защиты прав и свобод человека квалифицируется в пактах и конвенциях как международное обязательство государства.

Пакты и конвенции презюмируют право государства устанавливать определенные ограничения в качестве условий пользования правами и предохранительных мер против неправомерных действий пользователей. Еще Всеобщая декларация прав человека предусмотрела, что «каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности», в связи с чем оговорила возможность устанавливаемых законом ограничений при осуществлении прав и свобод. Формулировка мотива ограничений («с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе») была перенесена с некоторыми модификациями в пакты (преамбула и ст. 4 Пакта об экономических, социальных, культурных правах, преамбула, ст. 12, 18, 19, 21, 22 Пакта о гражданских и политических правах), причем помимо названных в Декларации факторов указаны такие, как охрана государственной безопасности, здоровья или нравственности населения.

Наряду с этим в одну из статей Пакта о гражданских и политических правах включены обращенные к государствам требования относительно запрета определенных действий, что также следует оценивать в контексте ограничительных мер. Согласно ст. 20, должны быть запрещены всякая пропаганда войны и всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти как подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию. В этой связи отметим значение Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г., которая содержит наряду с осуждением конкретные меры государств по запрету, пресечению и преследованию актов расовой дискриминации и ее безусловному устранению.

Эта конвенция вместе с конвенцией о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г. оказались весьма эффективными в комплексе международных и национальных мер, обеспечивавших прогрессивные сдвиги в Южной Африке, которые завершились упразднением режима апартеида и качественными преобразованиями государственного строя в Южно-Африканской Республике.

1.2 Права человека в истории международных отношений

1. В различные исторические эпохи понятие, содержание и объем прав и свобод человека не были одинаковыми. Еще сравнительно недавно, вплоть до начала нынешнего века, права человека регулировались исключительно внутригосударственным правом. Государства — участники международных отношений исходили из того, что эти вопросы относятся исключительно к их внутренней юрисдикции. Общепринятым постулатом было рассматривать взаимоотношения между государством и его гражданами как внутреннее дело каждого государства. Старое международное право не вторгалось в этот процесс.

Границы внутренней юрисдикции государств не являются неизменными, они исторически подвижны. Государства сами устанавливают пределы таких ограничений, подвергая международно-правовому регулированию те или иные вопросы внутригосударственных отношений. Старое, традиционное международное право, рассматривая взаимоотношения между государством и его собственными гражданами как входящие в его внутреннюю юрисдикцию, делало лишь о исключение. Считалось правомерным применение силы в «гуман» целях вплоть до развязывания войны в одностороннем порядке защиты жизни и имущества своих граждан, находившихся территории другого государства, а также национальных и иных меньшинств. Право на «гуманитарную» интервенцию основывалось предпосылке, что каждое государство якобы имеет международные обязательства гарантировать основные права и свободы, где бы они ни нарушались.

Теоретическое обоснование политика вмешательства во внутренние дела других государств под предлогом «защиты» и «обеспечения» таких прав, как право на жизнь, на свободу совести и вероисповедания, получила в трудах юристов — представителей науки международного права.

Исходя из того, что за абстрактным человеком независимо от принадлежности его к тому или иному государству признаются определенные права и свободы, основоположник науки международного права голландский юрист Гуго Гроций в работе «О праве войны и мира», изданной в 1625 г., оправдывал так называемые справедливые войны ради защиты чужих подданных, если над ними творят «явное беззаконие».

Ученые-международники того времени широко восприняли естественно-правовую теорию прав человека. Известный профессор Петербургского университета Ф. Мартене писал, что «все образованные государства признают за человеком как таковым, безотносительно к его подданству или национальности, известные основные права, которые неразрывно связаны с человеческой личностью». Под этими правами обычно подразумевалось право на жизнь, свободу совести и вероисповедания. По утверждению швейцарского ученого И. Блюнч-ли, естественные права человека «должны быть уважаемы как в мирное, так и в военное время».

Точка зрения о законности вмешательства в дела других государств и правомерности интервенции по мотивам «гуманности» для защиты основных прав и свобод человека разделялась большинством юристов-международников как в XVIII, так и в XIX в. Лишь отдельные ученые, как, например, профессор А. Гефтер, утверждали, что если государство попирает права и свободы своих граждан, «то надо прекратить с ним всякие отношения», но не вмешиваться силой оружия в его внутренние дела.

Некоторые ученые — сторонники теории «гуманитарной» интервенции — считали, что ее применение является правомерным только против «нецивилизованных» государств. «Вмешательство образованных держав, — писал Ф. Мартене, — по принципу законно в том случае, когда христианское население тех земель (нецивилизованных государств. — В.К.) подвергается варварскому гонению и избиению. В данном случае вмешательство оправдывают общность религиозных интересов и соображения человечности, т. е. начала естественного права, которые вообще определяют сношения образованных народов с необразованными». Точку зрения о правомерности интервенции по мотивам «гуманности» лишь против нецивилизованных народов высказывал и русский ученый Н. А. Захаров.

Разделяя точку зрения о законности интервенции во имя «гуманных» целей, ряд ученых считали, что право на «гуманитарную» интервенцию возникает не в одностороннем порядке, а в результате решения группы государств. «Нельзя согласиться с тем, — писал Ф. Лист, — что право вмешательства существует также и в том случае, когда, по мнению отдельного государства, даже вполне основательному, вторжение представляется для охраны общих интересов человечества… Право вмешательства может быть предоставлено совместно нескольким государствам (так называемое коллективное вмешательство)» Ermacora F. Rechtsquellen zu den Grundfreiheiten und Menschenrechten in 6'sterreich. Wien, 1988.

Подробнее см.: Энтин М. Л. Международные гарантии прав человека. Практика Совета Европы. М., 1992.

Доктрина гуманитарной интервенции широко использовалась в то время и в практике международных отношений. Она служила одним из многочисленных «обоснований» для порабощения «нецивилизованных» народов. Кроме того, во имя «гуманных» целей и под предлогом «защиты» национальных и религиозных меньшинств проходила борьба европейских держав за раздел и передел уже поделенного мира. «Право на вмешательство» официально закреплялось во многих международных договорах и соглашениях этого периода истории.

Исследуя внешнеполитическую практику государств XIX в., известный английский юрист-международник Я. Браунли пришел к выводу, что «в действительности ни одна интервенция не происходила в гуманных целях, за исключением, пожалуй, оккупации Сирии в 1860—1861 гг.».

2. После Первой мировой войны и образования Лиги Наций право государства на интервенцию подвергается определенным ограничениям. Если в период, предшествующий учреждению Лиги Наций, международное право практически признавало право государства на войну, которое обосновывалось, правда, различными предлогами, то Статут Лиги Наций серьезно ограничивал право государств — членов Лиги прибегать к войне и предусматривал санкции в отношении ее членов, которые будут воевать в нарушении постановлений Статута.

В рамках Лиги Наций происходило заключение целого ряда соглашений, направленных на борьбу с рабством и работорговлей, а также на пресечение торговли женщинами и детьми.

В этот период разрабатываются и специальные международно-правовые меры для защиты религиозных, этнических и языковых меньшинств.

После Первой мировой войны главными союзными и объединившимися державами были заключены соглашения с восемью европейскими государствами и Турцией, в которых эти государства брали на себя обязательство предоставить лицам, принадлежащим к меньшинствам по расе, религии и языку, те же права, что и остальным своим гражданам. Соответствующие обязательства позднее были приняты также Албанией, Ираком, Литвой, Латвией, Эстонией и Финляндией при вступлении их в Лигу Наций путем односторонних деклараций Совету Лиги.

Какие именно обязательства возлагались на эти государства? Согласно ст. 2 Договора главных союзных и объединившихся держав с Польшей польское правительство обязалось «предоставить всем жителям Польши полную и совершенную защиту их жизни и их свободы без различия происхождения, национальности, языка, расы или религии». За всеми жителями признавалось равенство перед законом, право на свободу религии и вероисповедания, пользования одинаковыми гражданскими и политическими правами. «Польские граждане, принадлежащие к меньшинствам этническим, по религии или по языку, — подчеркивалось в ст. 8 Договора, — будут пользоваться тем же режимом и теми же правовыми и фактическими гарантиями, что и другие польские граждане». Аналогичные статьи содержались и в других соглашениях о национальных меньшинствах.

В них речь шла только о пользовании лицами, принадлежащими к этническим, религиозным или языковым меньшинствам, определенными гражданскими и политическими правами. Договоры о меньшинствах не носили универсального характера. Они создавали специальный режим для небольшой группы малых государств. Главные союзные и объединившиеся державы не брали на себя никаких обязательств о предоставлении меньшинствам, проживающим на их территории, тех же прав, что и всем своим гражданам. Они выступали лишь в роли гарантов созданной системы и не были связаны какими-либо обязательствами перед Лигой Наций. Поэтому некоторые государства — члены Лиги Наций — расценивали договоры о меньшинствах как неравноправные, несовместимые с суверенитетом государств и открывающие лазейки для вмешательства в их внутренние дела.

Обязательства государств по защите меньшинств были поставлены под гарантию Лиги Наций. Согласно ст. 12 Договора с Польшей (и аналогичным статьям других соглашений) каждый «член Совета Лиги Наций имел право обращать внимание Совета на всякое нарушение какого бы то ни было из этих обязательств… Совет мог предпринимать такие меры и давать такие предписания, какие покажутся для данного случая подходящими и действительными… В случае расхождения мнений по вопросам права или факта… расхождение это будет рассматриваться как спор, имеющий международный характер», подлежащий передаче «Постоянной палате Международного Суда. Решение Постоянной палаты не будет подлежать апелляции, и оно будет иметь ту же силу и значение, что и решение, вынесенное в силу ст. 13 Статута».

Согласно же ст. 13 Статута члены Лиги Наций имели право прибегать к войне против тех государств, которые не выполняют «добросовестно вынесенные решения». Сам Статут Лиги Наций не содержал никаких постановлений об обязанностях государств — членов Лиги соблюдать права меньшинств или осуществлять международное сотрудничество в развитии уважения к правам человека и обеспечении хотя бы элементарных гражданских, политических, экономических или социальных прав. Члены Лиги брали на себя лишь обязательства «прилагать усилия» к обеспечению «справедливых и гуманных условий труда».

В отношении колониальных народов Статут требовал, чтобы «мандатарий взял там на себя управление территорией на условиях, которые, запрещая такие злоупотребления, как торг рабами, торговля оружием и торговля алкоголем, будут гарантировать свободу совести и религии без иных ограничений, кроме тех, которые может наложить сохранение публичного порядка и добрых нравов…».

Государства — члены Лиги Наций даже не ставили перед собой задачу выработать универсальный международный документ, который содержал бы положения об уважении и соблюдении хотя бы элементарных прав и свобод человека Vasak K. The Council of Europe/The International Dimensions of Human Rights. Paris, 1982. Vol. 2.

В период, предшествующий созданию Организации Объединенных Наций, ограниченным числом государств были заключены первые международные соглашения, в которых в той или иной степени регулировались некоторые вопросы обеспечения прав человека. К их числу относятся договоры и конвенции, содержащие положения о борьбе с рабством и работорговлей, о пресечении торговли женщинами и детьми, о защите религиозных, этнических и языковых меньшинств, а также ряда прав человека в период вооруженных конфликтов. Целью этих соглашений являлось не создание всесторонней системы международной защиты прав человека, а лишь обеспечение некоторых прав личности. В соответствии с принципом суверенного равенства права человека в тот период рассматривались международным сообществом как входящие исключительно во внутреннюю юрисдикцию государств и подлежащие регулированию национальным законодательством.

1.3 Устав ООН и международный Билль о правах

1. В ходе Второй мировой войны со всей очевидностью обнаружились недостатки в международном регулировании прав и свобод человека. Ее опыт и итоги особенно ярко показали неразрывную связь между поддержанием международного мира и безопасности, с одной стороны, и соблюдением основных прав и свобод человека — с другой.

Создание ООН и принятие ее Устава положили начало качественно новому этапу межгосударственных отношений в этой области. Устав ООН явился первым в истории международных отношений многосторонним договором, который заложил основы широкого развития сотрудничества государств по правам человека.

Как известно, ООН возникла как ответ народов на агрессию и преступления против человечности, совершенные фашизмом в годы Второй мировой войны. «Специальное включение положения о развитии и поощрении уважения к правам человека и основным свободам для всех в число целей Организации Объединенных Наций объясняется прежде всего событиями, которые произошли непосредственно перед Второй мировой войной и в ходе ее», — подчеркивается в Исследовании ООН по правам человека. К числу этих событий документ ООН относит ужасы войны и зверство режимов, которые ее развязали, связь между вопиющим нарушением прав человека внутри страны и ее агрессивной политикой на международной арене, а также между международной защитой прав человека и поддержанием мира.

Уже в Декларации Объединенных Наций, подписанной 1 января 1942 г. от имени 26 стран (позднее к Декларации присоединилось еще 21 государство), ее участники заявили о своей убежденности в том, что «полная победа над врагами необходима для защиты жизни, свободы, независимости и… для сохранения человеческих прав и справедливости».

На Крымской конференции в 1945 г., принявшей решение о создании всеобщей международной организации для поддержания мира и безопасности, руководители Советского Союза, Соединенных Штатов Америки и Великобритании заявили о своей решимости «обеспечить такое положение, при котором все люди во всех странах могли бы жить всю свою жизнь, не зная ни страха, ни нужды».

Однако уже в процессе разработки и принятия Устава ООН выявился различный подход государств к проблеме прав и свобод человека. Первоначально в предварительных предложениях относительно создания всеобщей международной организации по поддержанию международного мира и безопасности, принятых на конференции в Думбартон-Оксе в сентябре 1944 г., не содержалось указания на поощрение и развитие уважения к правам и свободам человека как на одну из главных целей создаваемой организации. В п. 3 гл. 1 предварительных соглашений, явившихся основой для принятия Конференцией в Сан-Франциско в 1945 г. Устава ООН, в качестве цели Организации указывалось на «осуществление международного сотрудничества в разрешении международных экономических, социальных и других гуманитарных проблем».

Окончательная формулировка этой статьи, принятая на Конференции в Сан-Франциско, явилась результатом компромисса между делегациями США, СССР, Великобритании и Китая. Советский Союз, исходя из идеологических соображений и положений Конституции СССР 1936 г., настаивал на включении в Устав ООН перечня основных прав и свобод, включая право на труд и образование. Делегации ряда западных стран считали, что перечень основных прав и свобод человека, обязательных для всех государств — членов ООН, должен быть разработан позднее и включен в специальный документ — Билль о правах человека. В то же время многие не могли согласиться на включение в Устав ООН ссылок на социально-экономические права, поскольку такие права не были закреплены в их законодательстве.

В результате достигнутого компромисса советская делегация на Конференции в Сан-Франциско от имени четырех великих держав (СССР, США, Великобритании, Китая) предложила поправку к п. з ст. 1 Устава, согласно которой перед Организацией ставилась «осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера и в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии»(выделена поправка. - В.К.).

В такой формулировке этот пункт был принят и стал неотъемлемой частью Устава ООН.

Устав ООН не ограничивается лишь ссылкой на поощрение и развитие уважения к правам человека и основным свободам. Он обязывает государства развивать международное сотрудничество в целях содействия «всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии». Таким образом, Устав ООН возлагает на государства юридическое обязательство соблюдать основные права и свободы человека, не допуская при этом какой-либо дискриминации Итоговый документ Венской встречи представителей государств -- участ-ников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. М., 1989.

2. В рамках ООН были приняты документы и решения, в которых подчеркивается юридический характер обязательств государств соблюдать основные права и свободы человека в соответствии с Уставом Организации.

Так, в толкующей и развивающей Устав ООН Декларации Генеральной Ассамблеи о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами 1970 г., подчеркивается, что «каждое государство обязано содействовать путем совместных и самостоятельных действий всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод».

Основные права и свободы должны соблюдаться повсюду - как на территориях независимых суверенных государств, так и на колониальных территориях. Устав в этом отношении не делает каких-либо различий.

В своем консультативном заключении от 21 июня 1971 г. по вопросу «О юридических последствиях для государств продолжающегося присутствия Южной Африки в Намибии, несмотря на резолюцию 276 (1970 г.) Совета Безопасности» главный судебный орган ООН - Международный Суд нашел, что «в соответствии с Уставом ООН бывший мандатарий обязался соблюдать и уважать на территории, имеющей международный статус, права и основные свободы человека для всех, независимо от расы. Установление и принудительное проведение в жизнь различий, исключений и ограничений, основанных исключительно на признаках расы, цвета кожи, национального или этнического происхождения, представляет собой отрицание основных прав и свобод человека и является грубым нарушением целей и принципов Устава».

Государства — участники Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), подписав Хельсинкский Заключительный акт, также взяли на себя обязательство постоянно уважать права и свободы человека в своих взаимных отношениях и прилагать усилия, совместно и самостоятельно, в том числе в сотрудничестве с ООН, в целях содействия всеобщему и эффективному их уважению (принцип VII).

Анализируя положения Устава ООН, относящиеся к правам человека, подавляющее большинство юристов-международников в настоящее время справедливо приходят к заключению, что этот фундаментальный договор возлагает на государство юридические обязательства. Однако после принятия Устава ООН и во времена холодной войны эта позиция была далеко не единодушной.

3. Как уже отмечалось, при обсуждении Устава ООН на Конференции в Сан-Франциско вносились предложения включить в этот международный договор различный перечень основных прав и свобод человека, подлежащих всеобщему уважению и соблюдению. Однако Конференция отрицательно отнеслась к этим предложениям, и на ней было решено передать этот вопрос, включая разработку Международного Билля по правам человека, на обсуждение компетентных органов, создаваемых Организацией Объединенных Наций.

В 1946 г. Экономический и Социальный Совет ООН учредили в качестве своего вспомогательного органа Комиссию по правам человека и поручили ей представить свои соображения относительно Международного Билля по правам человека [резолюция 5 (1) от 16 февраля 1946 г.]. На своей второй сессии в 1947 г. Комиссия по правам человека приняла решение, согласно которому Международный Билль по правам человека должен состоять из трех документов: 1). декларации прав человека. 2). Пакта о правах человека. 3). Мер по имплементации Пакта. Комиссия исходила из того, что Декларация прав человека должна быть рекомендацией Генеральной Ассамблеи, а Пакт о правах человека — международно-правовым договором, содержащим конкретные обязательства государств.

Проект Декларации, подготовленный Комиссией по правам человека в результате сложной дипломатической борьбы, рассмотрения и сопоставления различных мнений, был передан через Экономический и Социальный Совет Генеральной Ассамблеи ООН. 10 декабря 1948 г. Генеральная Ассамблея ООН в торжественной обстановке приняла Всеобщую декларацию прав человека «в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и все государства». С тех пор эта дата ежегодно отмечается во всем мире как День прав человека.

Принятие Всеобщей декларации — документа, впервые закрепившего перечень прав и свобод человека, как гражданских и политических, так и экономических, социальных и культурных, — стало важным этапом в развитии международных отношений. Всеобщая декларация была принята в виде резолюции Генеральной Ассамблеей ООН, и поэтому она носила лишь рекомендательный характер. Естественно, не являясь международным договором, Декларация не может рассматриваться как юридически обязательный документ. В то же время при оценке юридической силы ее положений нужно учитывать, что в международном праве наряду с договором в нормотворческом процессе значительную роль играет и обычай, который формируется в результате международной практики государств и постепенно признается ими в качестве правовой нормы. Подобным образом права и свободы, провозглашенные во Всеобщей декларации, рассматриваются в настоящее время государствами в качестве юридически обязательных обычных или договорных норм. При этом следует иметь в виду, что изложенные в Декларации нормы постепенно развиваются, конкретизируются и уточняются в ходе заключения все новых и новых международных соглашений.

4. Приняв Всеобщую декларацию, Генеральная Ассамблея поручила одновременно Комиссии по правам человека через Экономический и Социальный Совет разработать единый пакт о правах человека, охватывающий широкий перечень основных прав и свобод. На своей пятой сессии в 1951 г. Генеральная Ассамблея, рассмотрев первые 18 статей Пакта, содержащих только гражданские и политические права, приняла резолюцию 421 (V), в которой постановила «включить в Пакт о правах человека права экономические, социальные и права в области культуры». Генеральная Ассамблея особо подчеркнула, что гражданские, политические и социально-экономические права тесно связаны между собой и что индивид, лишенный каких-либо из этих прав, «не является более той личностью, которую Всеобщая декларация рассматривает в качестве идеала свободного человека» Пражский документ о дальнейшем развитии институтов и структур СБСЕ. 30 января 1992 //Международное сотрудничество в области прав человека. Документы и материалы. М., 1993.

Однако США настаивали на том, что Пакт был ограничен исключительно гражданскими и политическими правами. «США, — отмечал видный американский государственный деятель Джеймс Грин, — трудно будет принять договор, содержащий экономические, социальные и культурные права, поскольку они выходят за рамки прав, содержащихся в Конституции Соединенных Штатов Америки». США при поддержке ряда других делегаций удалось добиться того, что Генеральная Ассамблея в 1952 г. пересмотрела свое решение и приняла резолюцию о подготовке вместо одного двух Пактов о правах человека — Пакта о гражданских и политических правах и Пакта об экономических, социальных и культурных правах. В 1966 г. Генеральная Ассамблея приняла эти международные договоры и открыла их для подписания, ратификации и присоединения, а вошли в силу они только в 1976 г.

Таким образом, Международный Билль о правах человека разрабатывался Организацией Объединенных Наций свыше двадцати лет. В процессе его обсуждения ярко выявились разногласия между государствами, принадлежащими к различным социально-экономическим системам. Позиция СССР в ООН по вопросам прав и свобод человека определялась не только Конституцией и основными законодательными актами страны, но и идеологическими соображениями, а также так называемым классовым подходом к решению обсуждаемых проблем. Советский Союз стремился продемонстрировать преимущества социалистического строя, предостеречь развивающиеся страны от капиталистического пути развития, убедить все народы мира, что только социализм в состоянии обеспечить основные права и свободы человека, привести международное сообщество к миру и прогрессу.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой