Прекращение уголовного дела

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Функционирование специализированного правосудия в отношении несовершеннолетних как одного из элементов ювенальной юстиции должно основываться на одном из ключевых принципов, которым выступают возрастные особенности. В связи с этим справедливым представляется высказывание ученых об основном правовом источнике ювенальной юстиции, к которым они относят понятие несовершеннолетия.

В современной России защита прав несовершеннолетних граждан связана со множеством проблем как теоретического, так и практического характера. Одной из таких проблем, разрешение которой имеет важное теоретическое и практическое значение, в настоящее время выступает проблема определения гражданского процессуального статуса несовершеннолетнего. Указанная проблема заслуживает повышенного внимания еще и потому, что без четкого определения роли ребенка в гражданском судопроизводстве невозможно определить объем его прав и обязанностей, необходимых для полной реализации права на защиту, что впоследствии может негативно отразиться на качестве вынесенного судебного решения, а также на правоприменительной практике в целом.

Если анализировать нормы действующего гражданского процессуального законодательства, то нетрудно заметить, что понятие «лица, участвующего в деле» не раскрывается. Необходимо отметить также, что даже в работах, непосредственно посвященных судебным спорам с участием детей, нет четкого определения процессуального положения ребенка. При исследовании вопроса о лицах, участвующих в деле, многие ученые ограничиваются характеристикой участия органов опеки и попечительства, прокурора, третьих лиц, не затрагивая вопрос о процессуальном положении ребенка. Таким образом, актуальность выбранной темы курсовой работы очевидна.

Объектом данного исследования является совокупность общественных отношений, складывающихся по поводу участия лица, не достигшего 18-летнего возраста, в гражданском процессе.

Предметом работы является совокупность правовых норм, регулирующих данную область правоотношений, материалы судебной практики, учебные, справочные материалы.

Целью данной работы является комплексная характеристика гражданского процессуального статуса лица, не достигшего 18-летнего возраста.

Достичь данной цели поможет последовательное решение следующих задач:

— определение понятия судебной защиты нарушенных прав;

— характеристика категорий «гражданская процессуальная правоспособность» и «гражданская процессуальная дееспособность»;

— анализ правового положения несовершеннолетнего в гражданском процессе;

— изучение порядка производства по гражданским делам с участием несовершеннолетних;

— анализ института законного представительства в гражданском процессуальном праве России;

— определение особенностей процессуального положения несовершеннолетнего по делам, связанным с воспитанием детей;

— характеристика предпосылок разработки специальных норм, регулирующих участие несовершеннолетних в гражданском судопроизводстве.

Методологическую основу исследования составляют общенаучные (анализ, синтез, индукция, дедукция, классификация, сравнение) и частнонаучные (сравнительное правоведение, формально-юридический анализ, анализ судебной практики) и другие методы юридического познания.

Теоретическую основу исследования составляют работы Ю. Ф. Беспалова, Н. И. Богатырева, М. А. Викут, М. А. Гусевой, В. Г. Ионченковой, Л. А. Кривоносовой, Л. В. Мороз, Н. Н. Тарусиной, А. И. Текеева.

Таким образом, представляемая курсовая работа является комплексным исследованием гражданского процессуального статуса лица, не достигшего 18-летнего возраста.

1. Гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность несовершеннолетних граждан

1.1 Право сторон на обращение в суд за защитой нарушенных прав

В древние времена все споры выносились на суд старейшин, который их разрешал. Решение, принятое старейшинами, никем не оспаривалось, оно подлежало обязательному исполнению, и нарушение его влекло за собой либо изгнание виновного, либо его смерть.

В настоящее время существует более цивилизованный способ разрешения конфликтов — обращение в суд. Однако до сих пор существует большое количество людей, которые в суд обращаться не хотят. И на это у каждого существуют свои причины. Так, у одних это боязнь долгой судебной тяжбы, которая отнимает время (собирание бумаг, вызовы в суд и т. д.) и деньги (расходы на адвоката, государственная пошлина и т. д.), и это наиболее распространенная причина. У других это боязнь проиграть сам процесс и почувствовать свою несостоятельность в умении отстаивать свою точку зрения. У третьих это нежелание прослыть скандалистом и сутяжником. У остальных это боязнь мести, негативного отношения к себе. В качестве примера можно привести отношения работодателя и работника, когда работник не хочет подавать на работодателя в суд за то, что последний не предоставляет ему льготы, предусмотренные законом, из-за боязни быть уволенным.

Существуют правила, которые установлены для тех, кто собирается участвовать в гражданском суде:

1) лицо, обращающееся в суд, должно выступать в нем от своего имени;

2) лица, участвующие в деле, должны быть юридически заинтересованы в исходе дела. Юридическая заинтересованность в исходе дела — это основанный на законе ожидаемый правовой результат рассмотрения и разрешения дела для конкретного лица. Примером тому может служить ожидание истцом удовлетворения исковых требований и др. У сторон, участвующих в деле, юридическая заинтересованность в рассматриваемом деле носит личный, субъективный характер, то есть истец и ответчик заинтересованы в том, чтобы решение судом было вынесено только в пользу их интересов;

3) лица, обратившиеся в суд, должны быть способны на совершение волеизъявлений, направленных на развитие или прекращение гражданского процесса.

Само право на обращение в суд за защитой своих нарушенных прав — это право любого гражданина, право, которое гарантируется Конституцией Р Ф Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 года) // Российская газета. 1993. 25 декабря. — Основным законом страны и в конечном счете самим государством. Человек, чье право нарушено, имеет право на судебную защиту. Отстаивать свои интересы в суде — это законное право любого цивилизованного человека. Это право, а не обязанность! Поэтому сам человек решает: воспользоваться или не воспользоваться ему этим правом.

В РФ признаются и гарантируются все права и свободы человека и гражданина, которые закреплены общепризнанными принципами, нормами международного права и Конституцией Р Ф.

У каждого человека в обществе с момента его рождения появляются права и свободы, обусловленные природой самого человека, его проживанием в обществе. К таким правам относятся: право на жизнь, на свободу, на собственность, на общение с себе подобными, на продолжение рода, на нормальные условия человеческого существования и др. Совокупность всех этих прав называют естественным правом, так как они не могут быть отняты у человека и, как уже говорилось, принадлежат каждому от рождения и являются необходимым условием человеческого существования и жизнедеятельности. Все эти права согласно закону являются основными, они закреплены в законе, в сознании самого общества. Осуществление всех этих прав и свобод одним человеком не должно нарушать права и свободы другого человека.

Права и свободы человека и гражданина обеспечиваются правосудием. Согласно Конституции Р Ф все равны перед законом и судом. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Согласно ч. 1 ст. 46 Конституции Р Ф «каждому гарантируется судебная защита прав и свобод». Данная статья закрепляет собой право человека отстаивать свои интересы в суде. И вместе с тем обязывает государство в лице судебной власти вершить правосудие, защищать нарушенные законные права и интересы лиц, обратившихся в суд, и наказывать за совершение правонарушения.

В соответствии со ст. 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон № 138-ФЗ от 14 ноября 2002 года (с изм. и доп. от 09. 12. 2010) // Российская газета. 2002. 20 ноября. (далее — ГПК РФ) заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов. Право на предъявление иска в данном случае является формой реализации права на обращение в суд.

Сама по себе судебная защита рассматривается как составная часть правоохранительной функции государства. Насколько судебная власть значима для общества, настолько и демократично само государство. Следует отметить, что в некоторых случаях судебная защита является единственным средством правовой защиты человека, например, при установлении отцовства, признании без вести пропавшим или объявлении умершим человека и др.

Судебная защита относится к числу прав, которые не подлежат ограничению ни при каких обстоятельствах.

Судебная власть является именно тем органом, который восстанавливает нарушенное право, обеспечивает возмещение причиненного вреда, ограждает права и свободы от их необоснованного ограничения или нарушения.

Право на судебную защиту — это не только право на обращение в суд. Оно включает в себя:

— право на личное участие в отстаивании своих прав и свобод;

— право требования от суда предоставления защиты;

— право на получение юридической помощи для реализации перечисленных прав.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что государственная защита намного шире, чем судебная, так как последняя является вспомогательной функцией по отношению к первой.

К сожалению, в настоящее время судебная защита является малоэффективной из-за незнания и непонимания самими людьми задач, действий и возможностей суда как потенциального защитника их прав и свобод.

гражданский право судопроизводство правоспособность

1.2 Гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность

Гражданская процессуальная правоспособность не может существовать без общей правоспособности, она также возникает с момента рождения человека или с момента возникновения юридического лица. И ее прекращение происходит со смертью гражданина или, если это юридическое лицо (организация), с момента прекращения деятельности юридического лица либо ликвидации организации.

Гражданская процессуальная правоспособность (правовая способность) — это возможность человека, который участвует в гражданском деле, иметь процессуальные права и нести процессуальные обязанности в суде.

Значимость гражданской процессуальной правоспособности в том, что она является необходимой предпосылкой для возникновения гражданских процессуальных правоотношений (возможности выступления в суде). Содержание правоспособности определяется нормами гражданского процессуального права (в первую очередь ГПК РФ) для каждого конкретного участника гражданского производства.

Однако для того, чтобы осуществлять процессуальные права и исполнять процессуальные обязанности, необходимо обладать также и процессуальной дееспособностью.

Самостоятельно и в полном объеме осуществлять свои права и обязанности может только совершеннолетний гражданин. Конституция Р Ф определяет возраст совершеннолетия и гражданской дееспособности в 18 лет — «гражданин Российской Федерации может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет».

Дееспособность (гражданская дееспособность) в отличие от правоспособности как раз и предполагает способность лица понимать значение своих действий, управлять ими и предвидеть их последствия, что появляется, как правило, при достижении именно этого возраста. С 18 лет гражданин может самостоятельно заключать договоры, распоряжаться своей собственностью, совершать иные юридические действия и отвечать за них.

Дееспособность наступает в 18 лет, однако из этого правила есть два исключения.

Первое установлено для лица, которое вступило в брак раньше этого возраста. Единый брачный возраст, установленный для мужчин и женщин, — 18 лет, однако он может быть снижен по решению органов местного самоуправления до 16 лет при наличии причин, которые они сочтут уважительными. Перечня таких причин в законе нет, но чаще всего к ним относятся беременность невесты, рождение ребенка, фактически сложившиеся брачные отношения и др.

После регистрации брака граждане, не достигшие 18-летнего возраста, приобретают дееспособность в полном объеме. Это правило необходимо для обеспечения равноправия супругов в браке, что является принципом семейного законодательства. На снижение брачного возраста согласие родителей или других законных представителей не требуется, но их мнение при этом учитывается. Регистрация брака лиц, которым был снижен брачный возраст, осуществляется в общем порядке. Несовершеннолетний может не воспользоваться полученным разрешением и отказаться от заключения брака. Тогда он не приобретает дееспособности в полном объеме. Однако при расторжении брака до наступления совершеннолетия дееспособность сохраняется.

Вторым исключением является эмансипация. Несовершеннолетний, достигший шестнадцати лет, может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору, в том числе по контракту, или с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью. Объявление несовершеннолетнего полностью дееспособным (эмансипированным) производится по решению органа опеки и попечительства — с согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя либо при отсутствии такого согласия — по решению суда.

В некоторых предусмотренных законом случаях дееспособность может быть ограничена. Гражданин, согласно ст. 30 ГК РФ, который вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами ставит свою семью в тяжелое материальное положение, может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается попечительство. Он вправе самостоятельно совершать только мелкие бытовые сделки. Совершать же другие сделки, а также получать заработок, пенсию и иные доходы и распоряжаться ими он может лишь с согласия попечителя. Однако такой гражданин самостоятельно несет имущественную ответственность по совершенным им сделкам и за причиненный им вред.

Гражданская процессуальная дееспособность — это предоставленная законом участвующему в гражданском деле лицу способность своими личными действиями осуществлять гражданские процессуальные права и исполнять возложенные на него гражданские процессуальные обязанности.

Гражданская процессуальная дееспособность не может возникнуть без гражданской дееспособности.

Согласно действующему законодательству представлять интересы в суде могут только дееспособные граждане, то есть лица, достигшие совершеннолетнего возраста (18 лет), либо несовершеннолетние в возрасте от 16 до 18 лет, которые могут лично осуществлять свои процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности в суде со времени вступления в брак или объявления полностью дееспособными (эмансипированными).

Гражданским процессуальным законодательством предусмотрено ограничение гражданской процессуальной дееспособности, которое заключается в признании возможности человека самостоятельно участвовать в рассмотрении судами только отдельных категорий гражданских дел.

Гражданская процессуальная дееспособность, как и гражданская дееспособность, прекращается с момента смерти гражданина, объявления его в судебном порядке умершим либо признания его недееспособным.

2. Гражданское судопроизводство как форма реализации права несовершеннолетнего на защиту

2.1 Производство по гражданским делам с участием несовершеннолетних несовершеннолетний дееспособность процессуальный право

Конвенция о правах ребенка ООН, основной международный документ, регулирующий права детей, предусматривает обязанность государства обеспечить ребенку защиту, необходимую для его благополучия, и принять для этого соответствующие законодательные и административные меры (ст. 3).

Это положение Конвенции находит свое отражение в ст. 2 Конституции Российской Федерации: «…признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства».

При этом государство обязано не только создавать систему такой защиты, в которой объединены различные органы, предназначенные для защиты прав и свобод гражданина, но и предусматривать и устанавливать ее четкие процедуры. Согласно ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гражданину гарантируется судебная защита его прав и свобод. Это конституционное положение относится ко всем гражданам независимо от их возраста, а следовательно, и к несовершеннолетним. Судебная защита может проходить только в определенном, установленном законом порядке, через судебную власть, которая согласно ч. 2 ст. 118 Конституции Российской Федерации осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

Задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений. Заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Правом на обращение в суд наделено по общему правилу лицо, права, свободы и законные интересы которого нарушены. Гражданская процессуальная правоспособность признается в равной мере за всеми гражданами и организациями, обладающими согласно законодательству Российской Федерации правом на судебную защиту прав, свобод и законных интересов (ст. 36 ГПК РФ). Права и законные интересы несовершеннолетних призваны защищать законные представители — родители, усыновители, опекуны и попечители или иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом.

Это право осуществляется в общем порядке, установленном ГПК РФ, с учетом особенностей, изложенных в ст. 37 ГПК РФ «Гражданская процессуальная дееспособность». В соответствии с данной статьей гражданской процессуальной дееспособностью считается способность граждан, достигших возраста 18 лет, и организаций своими действиями осуществлять процессуальные права, выполнять процессуальные обязанности и поручать ведение дела в суде представителю.

Наиболее важными элементами в осуществлении гражданской процессуальной дееспособности являются момент возникновения гражданской правоспособности и последствия при ее отсутствии. Статья 37 ГПК РФ выделяет четыре категории граждан в зависимости от их возраста и состояния здоровья, при этом данное разделение имеет свои основания Анисимов А. А., Буданов С. А., Воробьев В. Ф. и др. Ювенальное право: Учебник для вузов / Под ред. А. В. Заряева, В. Д. Малкова. М.: Юстицинформ, 2010. Несовершеннолетние как особая категория граждан относятся к каждой из выделенных категорий.

Так, к первой категории ГПК РФ (ч. 1 ст. 37) относит граждан, достигших возраста 18 лет и уже в силу этого приобретших полную процессуальную дееспособность. Однако законодатель к данной категории относит и несовершеннолетних, не достигших возраста 18 лет, при этом оговаривая в ч. 2 ст. 37 ГПК РФ, что данное право они приобретают со времени вступления в брак или объявления их полностью дееспособными (эмансипированными).

Приобретенная в результате заключения брака дееспособность сохраняется в полном объеме и в случае расторжения брака до достижения 18 лет. Данное правило закреплено в абз. 2 п. 2 ст. 21 ГК Р Ф Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В. И. Нечаева. М.: Норма, 2008. С. 127. При объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным в судебном порядке лицо считается эмансипированным, в соответствии с ч. 2 ст. 289 ГПК РФ, со дня вступления в законную силу решения суда об эмансипации.

Лица, вступившие в брак и ставшие дееспособными или объявленные дееспособными в порядке эмансипации, имеют такие же права и такие же обязанности, как и лица, достигшие 18 лет: они самостоятельно заключают сделки, отвечают по договорным обязательствам, по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда. Если над такими несовершеннолетними было установлено попечительство, то оно прекращается.

Вторую категорию граждан образуют несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет, а также совершеннолетние граждане, ограниченные в дееспособности в установленном законом порядке. В соответствии с ч. 3 ст. 37 ГПК РФ права и законные интересы этой категории граждан защищают в суде их законные представители в лице родителей, усыновителей, попечителей. Однако участие в процессе самих несовершеннолетних или граждан, признанных ограниченно дееспособными, обязательно.

К третьей категории законодатель относит несовершеннолетних граждан в возрасте от 14 до 18 лет, которые обладают в определенных случаях, в силу прямого указания на это закона, полной гражданской процессуальной дееспособностью. Специфика правил ч. 4 ст. 37 ГПК РФ состоит в том, что данные правила применяются лишь в случаях рассмотрения судом дел, которые вытекают:

— из трудовых правоотношений. Например, дела об отказе в приеме на работу (ст. 63 ТК РФ допускает прием на работу с 14 лет), дела, связанные с оплатой их труда (ст. 271 ТК РФ) Трудовой кодекс Российской Федерации № 197-ФЗ от 30 декабря 2001 года // Собрание Законодательства Российской Федерации. 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 3., с незаконным привлечением несовершеннолетних к сверхурочным, тяжелым работам. Во всех случаях несовершеннолетние работники вправе лично защищать свои права в суде;

— из гражданских и семейных правоотношений. Из общего правила о судебной защите прав и интересов граждан в возрасте от 14 до 18 лет их законными представителями Семейный кодекс Российской Федерации предусматривает три исключения. Согласно п. 2 ст. 56, ст. ст. 62 и 142 СК РФ граждане, достигшие 14-летнего возраста, имеют право на самостоятельную судебную защиту прав и законных интересов. Так, семейное и гражданское законодательство содержит указание на возможность обращения в суд с иском (заявлением, жалобой) самостоятельно по достижении несовершеннолетним возраста 14 лет при нарушении его прав и законных интересов, в том числе при невыполнении либо ненадлежащем выполнении родителями (одним из них) обязанностей по воспитанию, образованию либо при злоупотреблении родительскими правами (ст. 56 СК РФ), а также с иском об отмене усыновления (ст. 142) и с требованием об объявлении эмансипированным (ст. 27 ГК РФ). Одной из особенностей рассмотрения дел, связанных с усыновлением, изменением имени, фамилии, отчества, восстановлением в родительских правах (ст. ст. 5, 59, 72, 132, 134, 136, 143, 154 СК РФ), является то, что суд принимает решение только с согласия ребенка, достигшего возраста десяти лет;

— из кооперативных правоотношений. Системный анализ ст. 37 ГПК РФ, ст. 26 ГК РФ, ст. 7 Федерального закона «О производственных кооперативах» О производственных кооперативах: Федеральный закон № 41-ФЗ от 8 мая 1996 года // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 20. Ст. 2321. позволяет сделать вывод о том, что и в делах, связанных с членством несовершеннолетнего в кооперативах (допускается членство с 16 лет), он вправе лично защищать свои права и законные интересы в суде.

Следующая особенность правил ч. 4 ст. 37 ГПК РФ состоит в том, что они предоставляют право суду самому решать вопрос о привлечении к участию в деле родителей (усыновителей), попечителей, иных законных представителей несовершеннолетних (т.е. данные правила диспозитивны в отличие от правил ч. 3 ст. 37 ГПК РФ). Аналогично решается вопрос и в случаях рассмотрения судом споров, связанных со сделками по распоряжению несовершеннолетними своим заработком, полученным по трудовому договору, доходами члена производственного кооператива или от осуществления предпринимательской деятельности, а также доходами (в виде процентов, дисконта и т. п.), которые могут получать несовершеннолетние, имеющие банковские вклады, акции и т. д.

К четвертой категории граждан относятся несовершеннолетние, не достигшие возраста 14 лет. Данная категория лиц, как и граждане, признанные недееспособными, не обладают гражданской процессуальной дееспособностью, т. е. правом на самостоятельную защиту своих прав и интересов. В соответствии с ч. 5 ст. 37 ГПК РФ права и законные интересы указанных лиц защищают в суде их законные представители — родители, усыновители, опекуны, попечители или иные лица, которым данное право предоставлено федеральным законодательством.

Таким образом, несовершеннолетний может стать участником гражданского процесса, при этом он либо принимает самостоятельное участие в качестве одной из сторон (истец, ответчик или заявитель), либо выступает участником судебного процесса при защите его прав, свобод и интересов законными представителями.

Отдельно следует указать на возможность участия несовершеннолетнего в гражданском процессе в качестве третьего лица, однако такое участие допускается при наличии у несовершеннолетнего в полном объеме гражданской процессуальной дееспособности. В данном случае мы также говорим о самостоятельном участии несовершеннолетнего в гражданском процессе. Исходя из ч. 1 ст. 69 ГПК РФ, в которой указывается, что свидетелем может быть любое лицо, которому известны какие-либо обстоятельства, относящиеся к делу, несовершеннолетний в гражданском судопроизводстве может выступать в качестве свидетеля.

2.2 Законные представители несовершеннолетнего в гражданском процессуальном праве России

Институт законного представительства относится к достаточно разработанным вопросам гражданского права. Тем не менее и здесь можно вести речь о проблемах согласованности норм пусть и близких, но при этом разных отраслей права: гражданского и семейного.

Гражданский кодекс РФ напрямую не дает определения законных представителей ребенка, а раскрывает это понятие через другие институты, например п. 2 ст. 20 ГК РФ — о месте жительства несовершеннолетних или п. 2 ст. 26 ГК — порядок совершения сделок несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет. Эти и другие нормы Гражданского кодекса указывают в качестве законных представителей следующих лиц: родителей, усыновителей и опекунов (а в п. 1 ст. 26 ГК вместо опекунов определены попечители).

Семейный кодекс крайне редко использует термин «законные представители ребенка» (например, п. 1 ст. 64, ст. 99, ст. 102, п. 1 ст. 165 СК РФ). Но это не означает, что подобная правовая конструкция не имеет значения в семейном праве, скорее наоборот, просто в этом случае законодатель иначе подошел к определению указанного института. Пункт 1 ст. 64 СК РФ определяет, что «родители являются законными представителями своих детей…», другие же нормы в части законного представительства по сути приравнивают друг к другу родителей и «лиц, их заменяющих». Другими словами, под законными представителями в семейном праве понимаются не только родители, но и все другие лица, их заменяющие. К их числу можно отнести усыновителей, опекунов, попечителей и приемных родителей. Но здесь важнее не прямое перечисление всех лиц, которые по закону могут заменять родителей, а общий принцип их определения. Ведь в случаях когда ребенок лишен семейного воспитания, заботу о нем берет орган опеки и попечительства или то специальное детское учреждение, в котором ребенок проживает. Кроме этого, не исключено введение новых форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей, как известных, так и не известных нам сегодня. В этой связи представляется не совсем удачной указанная конструкция Гражданского кодекса об определении законных представителей ребенка. Как минимум в качестве таковых не указаны усыновители и приемные родители. Конечно, можно бы было возразить, что усыновители в силу ст. 2, 137 СК РФ приравниваются к родителям, а приемные родители в силу п. 3 ст. 153 СК РФ «обладают правами и обязанностями опекуна (попечителя)».

Но эти доводы вполне понятны специалистам-теоретикам, а вот практические работники, непосредственные правоприменители зачастую не проводят подобных параллелей. Они, втиснутые в рамки инструкций, боясь за собственное рабочее место, как правило, буквально применяют ту или иную норму права. Нотариусы или работники регистрационных органов, скорее всего, откажут приемным родителям в совершении тех или иных действий от имени своих воспитанников. Могут также возникнуть проблемы при реализации детьми своих жилищных прав, при принятии решения о проведении различных медицинских вмешательств и т. д. В этой связи в качестве примера для гражданского законодательства можно использовать конструкцию, предусмотренную п. 1 ст. 52 ГПК РФ: «Права, свободы и законные интересы недееспособных или не обладающих полной дееспособностью граждан защищают в суде их родители, усыновители, опекуны, попечители или иные лица, которым это предоставлено федеральным законом». Данная конструкция является достаточно простой, «неотягощенной» и вполне привычной российскому праву, а главное, что она устраняла бы несогласованность норм гражданского и семейного права, что в итоге способствовало бы надлежащему и своевременному представительству прав и интересов несовершеннолетних.

Так, несовершеннолетние родители, вступившие в брак, приобретают полный объем родительских прав и обязанностей наравне с совершеннолетними лицами, ставшими родителями (п. 2 ст. 61 СК РФ). Таково же семейно-правовое положение несовершеннолетних родителей, которые хотя и не состоят в браке, но достигли шестнадцати лет (п. 2 ст. 62 СК РФ). Однако разница между этими группами несовершеннолетних родителей существенна. Первые, заключив брак, автоматически приобрели и полный объем гражданской дееспособности, с точки зрения права они обладают всеми необходимыми элементами — гражданской и частичной семейной дееспособностью (родительской) для того, чтобы быть надлежащими представителями своих детей. Вторая же группа несовершеннолетних родителей находится в двояком положении. Несовершеннолетние родители, не состоящие в браке и достигшие шестнадцати лет, по семейному законодательству имеют право быть надлежащими представителями своих детей. Причем представителями не только в семейных правоотношениях, но и в гражданских, гражданских процессуальных и т. д. Это вытекает из п. 2 ст. 62 СК РФ, где сказано, что «несовершеннолетние родители, не состоящие в браке… вправе самостоятельно осуществлять родительские права по достижении ими шестнадцати лет», и п. 1 ст. 64 СК РФ, установившего, что «родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношении с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных полномочий». Однако факт рождения ребенка и приобретение родительской дееспособности с шестнадцати лет не делает такого родителя полностью дееспособным в гражданском праве. Налицо определенный парадокс: распоряжаться собственным имуществом такой родитель самостоятельно, без согласия своих законных представителей, в большинстве случаев не может (ст. 26 ГК РФ), а совершать такие же сделки от имени своего ребенка имеет право. Согласно п. 3 ст. 37 ГПК права, свободы и законные интересы несовершеннолетних родителей, не состоящих в браке, достигших шестнадцати лет, защищают в процессе их законные представители, а согласно п. 5 той же статьи права, свободы и законные интересы детей таких несовершеннолетних родителей будут защищать уже несовершеннолетние родители сами. При заключении алиментного соглашения, когда такой несовершеннолетний родитель является плательщиком алиментов, требуется согласие его законных представителей, а когда тот же родитель выступает как представитель получателя алиментов (т.е. действует как законный представитель своего ребенка), он самостоятельно заключает алиментное соглашение и согласия его законных представителей не требуется. И перечень подобных примеров, когда один и тот же субъект в практически похожих ситуациях должен действовать по-разному, можно было бы продолжить.

С указанными предложениями трудно согласиться. Представляется, что подобные способы не решат проблем надлежащего представления интересов несовершеннолетних, если их родители сами еще являются детьми (в анализируемом случае — родители от шестнадцати до восемнадцати лет, не состоящие в браке). С правовой точки зрения — возможно, а вот с позиции права ребенка на защиту — вряд ли. Ведь данное право подразумевает не защиту прав и интересов ребенка вообще, а прежде всего надлежащую защиту. Ведь не случайно при принятии наиболее значимых правовых решений несовершеннолетнему требуется согласие его родителей или иных законных представителей, людей, которые в силу своих знаний, опыта, чувства долга, ответственности должны предпринять все необходимые меры для реализации прав ребенка в его интересах. Отступать от этой идеи, сложившейся веками, в угоду приведения норм «в соответствие» вряд ли правильно. Не следует забывать, что «дееспособность, как и правоспособность, не рассматривается как естественные свойства граждан, они предоставляются им законом и являются юридическими категориями. В связи с этим нельзя говорить о равенстве дееспособности людей; ее объем зависит от способности конкретного человека разумно рассуждать, понимать смысл норм права, сознавать последствия своих действий. Обычно эти качества различаются в зависимости от возраста граждан и их психического здоровья» Захарова О. Б. Лишение и ограничение дееспособности гражданина // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. № 4. С. 12.

Представляется, что существуют два выхода из сложившейся ситуации. Во-первых, возможно установление института опеки над детьми таких родителей и переложение обязанности по защите прав и интересов детей несовершеннолетних родителей на опекунов. Но в функции опекуна входят не только обязанности по защите прав и интересов несовершеннолетних, но и их непосредственное воспитание. В этой связи могут пострадать интересы самого несовершеннолетнего родителя, поэтому вторым вариантом является использование правовой модели, заложенной в п. 2 ст. 64 СК РФ. То есть если допустить, что несовершеннолетний родитель не в состоянии представлять интересы детей и осуществлять надлежащую защиту их законных прав и интересов, тогда орган опеки и попечительства обязан назначить представителя для защиты прав и интересов детей.

Говоря о дееспособности несовершеннолетних родителей, нельзя не выделить отдельно следующую их группу — это несовершеннолетние родители, не состоящие в браке и не достигшие шестнадцати лет. Данным лицам предоставлены лишь право на совместное проживание с ребенком и право на участие в его воспитании (п. 1 ст. 62 СК РФ). Такие родители не имеют права на самостоятельное воспитание и образование ребенка, не имеют права на защиту его прав и законных интересов и, как следствие, не могут быть законными представителями своих детей. Более того, законодатель применительно к указанным несовершеннолетним родителям отошел от стандартной конструкции «прав и обязанностей» родителей, предоставил им лишь «усеченный» объем родительских прав и не возложил на них родительских обязанностей (в том числе и обязанности по содержанию ребенка). Тем не менее согласно п. 2 ст. 62 СК РФ опека над детьми несовершеннолетних родителей, не состоящих в браке и не достигших шестнадцати лет, не является обязательной. Представляется, что подобный подход законодателя не совсем оправдан, противоречит закону и вряд ли соответствует интересам указанных лиц.

На наш взгляд, наличие у ребенка родителей, которые в силу возраста не обладают полным объемом родительских прав и обязанностей, означает, что в соответствии с п. 1 ст. 121 СК РФ надлежащее родительское попечение у такого ребенка отсутствует. Следовательно, на основании п. 1 ст. 145 СК РФ опека над таким ребенком необходима.

Другим вариантом может быть установление правила, что в случае рождения ребенка у несовершеннолетних родителей до достижения ими шестнадцати лет законными представителями данного ребенка с правами опекунов станут родители несовершеннолетних родителей. Данное правило позволило бы иметь лицо, которое реализует права ребенка и освобождает органы опеки и попечительства от работы по установлению опеки. Тем самым достигаются две цели: с одной стороны, при возникновении чрезвычайных ситуаций, когда ребенку требуется оказание немедленной помощи, его законный представитель уже имеется и не требуется времени для его назначения, с другой — даже в случаях кратковременности такого законного представительства отсутствует необходимость отвлекать работников органов опеки и попечительства от решения их насущных задач.

Реализация запретов и ограничений законного представительства предполагает активную роль органов опеки и попечительства, которые наделены определенным комплексом процессуальных прав и обязанностей, способствующих выполнению этой задачи. Процессуальные права и обязанности органа опеки и попечительства возникают у него в связи с участием в гражданском процессе, однако необходимо различать ситуации, когда гражданский процесс инициируется органом опеки и попечительства, и ситуации, при которых орган опеки и попечительства восполняет дефекты процессуального поведения законного представителя:

а) инициирование гражданского процесса органами опеки и попечительства. Ряд норм Закона обязывает органы опеки и попечительства в целях реализации стоящих перед ними задач по охране прав и законных интересов подопечных обратиться в суд с требованиями, направленными на получение такой защиты.

б) восполнение дефектов процессуального поведения законного представителя. Участие органов опеки и попечительства в гражданском судопроизводстве может связываться с недостаточно эффективным участием в нем самих опекунов или попечителей. В соответствии с п. 8 ч. 1 ст. 8 Закона к полномочиям органов опеки и попечительства относятся «представление законных интересов несовершеннолетних граждан и недееспособных граждан, находящихся под опекой и попечительством, в отношениях с любыми лицами (в том числе в судах), если действия опекунов или попечителей по представлению законных интересов подопечных противоречат законодательству Российской Федерации и (или) законодательству субъектов Российской Федерации или интересам подопечных либо если опекуны или попечители не осуществляют защиту законных интересов подопечных».

Приведенная норма призвана обеспечить качественное представительство интересов подопечных, однако в процессуальном законодательстве она не обнаруживает необходимых коррелятов.

Во-первых, в ГПК РФ орган опеки и попечительства не отнесен к числу законных или иных представителей лиц, участвующих в деле. Следовательно, орган опеки и попечительства непосредственно не может участвовать в гражданском процессе в качестве представителя лица, чьи интересы оказались недостаточно эффективно защищены законным представителем.

Во-вторых, вступление представителя в гражданский процесс — это не одностороннее действие представителя; как и всякое процессуальное действие, оно опосредуется действием суда. В процессуальном законодательстве не указаны порядок и основания, которые позволяли бы органу опеки и попечительства «заместить» или «отстранить» участвующего в деле «предыдущего» представителя. Отсутствие соответствующих процессуальных механизмов может вызвать затруднения в применении указанной нормы.

Участие органа опеки и попечительства с точки зрения действующего процессуального законодательства и в свете рассматриваемой статьи Закона возможно только двумя способами.

Во-первых, путем назначения органом опеки и попечительства нового представителя и делегировании его в процесс.

Во-вторых, в порядке ст. 47 ГПК РФ для дачи заключения по делу. Однако в этом случае орган опеки и попечительства займет процессуальное положение лица, участвующего в деле, и к числу представителей относиться не будет.

Таким образом, употребляемый Законом термин «представительство» применительно к выступлению органов опеки и попечительства в суде следует трактовать не как «представительство» в сугубо процессуальном смысле, а как представительство в широком значении, т. е. защиту прав и интересов подопечных во всех установленных законом формах.

Неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязанностей опекунами, попечителями либо органами опеки, попечительства дает другой стороне право на обращение в суд с соответствующими требованиями.

По общему правилу оспаривание актов органов исполнительной власти, к числу которых относятся органы опеки и попечительства, производится в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений. Однако необходимо обратить внимание на то, что при рассмотрении перечисленных категорий дел суду и участникам процесса придется столкнуться с разрешением целого пласта вопросов, которые могли бы претендовать на статус обстоятельств, с которыми связывается «возникновение спора о праве». В частности, это спор о наличии либо отсутствии обстоятельств, явившихся основанием для назначения или отказа в назначении опекуна или попечителя; о качествах лиц, претендующих на роль опекуна и попечителя, об их отношениях с подопечным; об обстоятельствах, послуживших основанием для выдачи или для отказа в выдаче органами опеки и попечительства предварительного разрешения; об обстоятельствах, послуживших основанием освобождения опекуна или попечителя от исполнения возложенных на них обязанностей либо об отстранении от исполнения возложенных на них обязанностей и др. Между тем, в порядке общей рекомендации, следует заметить, что оспаривание актов органа опеки и попечительства все же должно производиться в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений.

Таким образом, анализ запретов и ограничений законного представительства (института в Федеральном законе «Об опеке и попечительстве») показал, что характер правоотношений, возникающих в сфере защиты прав и законных интересов недееспособных или не обладающих полной дееспособностью лиц, потребовал формулирования ряда специальных процессуальных правил — изъятий из общего процессуального регламента, направленных прежде всего на ограждение лиц от различных злоупотреблений со стороны их законных представителей, а также третьих лиц.

2.3 Особенности процессуального положения несовершеннолетнего по делам, связанным с воспитанием детей

Решающее значение в определении правового положения участника гражданского процесса имеет цель его участия, зависящая от наличия или отсутствия юридической заинтересованности по делу. Исходя из заинтересованности: личная (субъективная), государственная или общественная — все лица, участвующие в делах о воспитании детей, могут быть поделены на две группы. К лицам, имеющим личную заинтересованность, следует отнести ребенка, его родителей (лиц, их заменяющих) и, если таковые имеются, фактических воспитателей. К лицам, имеющим государственную заинтересованность, относятся прокурор, органы опеки и попечительства, другие органы, на которые возложена обязанность по охране прав несовершеннолетних детей; общественная заинтересованность имеется у учреждений, которые вправе подавать иски о лишении или ограничении родительских прав.

Специфика споров о воспитании детей заключается в том, что ребенок, интересы которого непосредственно затрагиваются, не может принимать фактическое участие в деле ввиду своей недееспособности, а его законные представители (родители, усыновители, опекуны) зачастую не могут осуществлять представительство интересов ребенка в суде, так как нередко оказываются в положении сторон в процессе и защищают в суде свои собственные интересы, которые иногда расходятся с интересами ребенка.

При этом сложно соблюсти интересы несовершеннолетних, поскольку один из родителей (лиц, их заменяющих) не заинтересован в объективном рассмотрении дела, формировании доказательственной базы, в результате чего могут пострадать интересы ребенка. Так, например, спор об определении места жительства ребенка ставит его участников в положение лиц, интересы которых, касающиеся воспитания ребенка, не совпадают. Каждый из них, будучи заинтересованным в передаче ребенка именно ему, отстаивая свое право на воспитание, стремится доказать, что интересы ребенка будут обеспечены наилучшим образом им, следовательно, он имеет преимущественное право на воспитание ребенка. В требовании каждой из сторон о передаче ей ребенка выражается притязание ее к другой стороне о сосредоточении в ее руках всего объема прав по воспитанию ребенка, которые ранее в равной мере принадлежали им обоим соответственно, осуществлялись ими совместно.

Для устранения возникшей проблемы, если между интересами родителей и детей имеются противоречия, которые установлены судом, предлагается обеспечивать каждому несовершеннолетнему участнику гражданского процесса бесплатную юридическую помощь, независимо от присутствия в процессе законных представителей, так как Конституцией Российской Федерации каждому гарантировано право на получение квалифицированной юридической помощи.

Представляется, что полномочия данного представителя должны быть подтверждены мотивированным постановлением суда. Для реализации данного положения на практике необходимо внести дополнение в ст. 26 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации: Федеральный закон № 62-ФЗ от 31 мая 2002 года // Российская газета. 2002. 3 июня., предусматривающее оказание бесплатной юридической помощи несовершеннолетним в случае нарушения их права на жизнь и воспитание в семье. Данная норма будет корреспондировать со ст. 50 ГПК РФ, в соответствии с которой суд назначает адвоката в качестве представителя в случае отсутствия представителя у ответчика, место жительства которого неизвестно, а также в других предусмотренных федеральным законом случаях.

Это послужит критерием качественной защиты, что является немаловажным при состязательности процесса. Оплачивать эту помощь необходимо из федерального бюджета по аналогии со ст. 50 УПК РФ.

Следует отметить, что родители не только являются сторонами по делам, связанным с воспитанием детей, но могут участвовать в качестве третьих лиц, как заявивших, так и не заявивших самостоятельные требования. Так, вступая в начатый процесс по требованию матери к фактическому воспитателю о передаче ребенка на воспитание, отец, проживающий отдельно от жены, либо бывший супруг может заявить самостоятельное требование о передаче ребенка ему на воспитание. В этом случае он признается третьим лицом, заявившим самостоятельное требование.

Согласно ст. 52 ГПК РФ, ст. 64 СК РФ родители (лица, их заменяющие) являются законными представителями детей. В том случае, когда, не участвуя в спорном материальном правоотношении, они обращаются в суд с требованием о защите прав ребенка, они приобретают процессуальные права и обязанности, предусмотренные ст. 43 ГПК РФ. Они выступают от имени и в интересах ребенка. Истцом является сам ребенок.

Понятие стороны в гражданском процессе непосредственно связывается с материально-правовым отношением, ставшим предметом судебного разбирательства. Поэтому ребенок, как и другие субъекты спорного правоотношения, должен занимать положение стороны в споре о праве на воспитание в тех случаях, когда речь идет о защите его прав и законных интересов непосредственно.

В спорах о воспитании детей между родителями — о месте жительства ребенка при раздельном проживании супругов (п. 3 ст. 65 СК РФ), по делам об осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка (п. 2 ст. 66 СК РФ), а также в спорах об устранении препятствий к общению с ребенком его близких родственников (п. 3 ст. 67 СК РФ), по мнению С. А. Ивановой, ребенок не является лицом, участвующим в деле, так как он не является субъектом данного спорного правоотношения, поставленного на рассмотрение суда. Спор идет о правах и обязанностях родителей (или других лиц) и, по существу, сводится к тому, кто из них может лучше осуществлять свое право на воспитание ребенка Иванова С. А. Некоторые процессуальные особенности судебного рассмотрения гражданских дел, связанных с воспитанием детей. М., 2008. С. 6 — 7.

По нашему мнению, ребенок по данным делам является стороной, так как он субъект спорного правоотношения и все правовые последствия судебного решения, которое будет вынесено по иску родителей (или лиц, их заменяющих), будут распространяться непосредственно на ребенка. При рассмотрении данных споров непосредственно затрагиваются такие его права, как:

— право жить и воспитываться в семье (п. 2 ст. 54 СК РФ);

— право на совместное проживание с родителями (п. 2 ст. 54 СК РФ);

— право на общение с обоими родителями, дедушкой, бабушкой, братьями, сестрами и другими родственниками (п. 1 ст. 55 СК РФ).

Следует отметить, что в судебной практике кроме дел о возможности общения с ребенком близких родственников встречаются дела о лишении права на общение, которые не предусмотрены Семейным кодексом Российской Федерации, так как лишение или ограничение таких прав возможно только в отношении родителей.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой