Прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

План

Введение

Глава 1. Основные положения прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием

1. 1 Понятие прекращения уголовного дела и уголовного преследования

1. 2 Основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования

1. 3 Деятельное раскаяние как основание прекращения уголовного дела

Глава 2. Процесс прекращения уголовного дела в связи с деятельным

раскаянием

2. 1 Круг лиц, в отношении которых возможно прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием

2. 2 Процессуальный порядок прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием

2. 3 Отмена постановления о прекращении уголовного дела

Заключение

Список использованной литературы

Приложения

Введение

Актуальность темы исследования. В связи с ростом количества многих видов преступлений Россия, как и другие страны мира, принимает меры к усилению уголовной ответственности. Но применение строгих мер уголовного наказания и мер процессуального принуждения в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве России — хотя и важное, но не единственное средство в борьбе с преступностью. Поэтому развиваются и совершенствуются и иные, не связанные с такими мерами средства и методы воздействия на лиц, совершивших преступления. Ведь регулирование общественных отношений уголовным законодательством не сводится только к установлению запретов и отрицательной реакции со стороны государства в случае их несоблюдения.

Можно констатировать, что одна из ключевых тенденций развития современного уголовного права — активное применение в борьбе с преступностью компромиссов. Идея уголовно-правового компромисса заключается в допустимости определенных послаблений к лицам, совершившим преступные деяния, в обмен на их позитивное постпреступное поведение, выгодное для органов уголовной юстиции, а по большому счету — и для общества в целом. Становится общепризнанным, что при нынешних криминальных реалиях без доктринального и практического признания этого уголовно-правового феномена борьба с преступностью эффективной быть попросту не может.

Важным проявлением такого компромисса служит институт прекращения уголовного дела, который относится к одному из важнейших феноменов отечественного уголовно-процессуального права, поскольку в его рамках регламентируются условия, основания и порядок разрешения уголовного дела по существу. Этот правовой институт всегда находил широкое применение на практике. Ежегодно в России в последние 15 — 20 лет прекращается 25% уголовных дел. Нормы о прекращении уголовного дела активно применяются как на стадии предварительного расследования, так и в судебном производстве.

Будучи одним из обстоятельств, позволяющих освобождать от уголовной ответственности совершивших преступления лиц, свой значительный контркриминальный потенциал подтвердило деятельное раскаяние. Ежегодно дознавателями, следователями и судами РФ прекращается в связи с деятельным раскаянием около сорока тысяч уголовных дел (в 2010 г. — 37 610, в 2011 г. — 35 936, в 2012 г. — 46 647) (см. приложение 1).

Но, как показывает практика, при применении норм, регулирующих деятельное раскаяние, нередко допускаются ошибки, касающиеся как квалификации позитивного поведения, содействующего раскрытию и расследованию преступлений, так и самой процедуры освобождения от уголовной ответственности. Все это вызывает необходимость изучения и обобщения правоприменительной практики, подготовки научно обоснованных практических рекомендаций. Поэтому вопросы законности и обоснованности прекращения уголовных дел по такому основанию, как деятельное раскаяние, обеспечения прав и законных интересов участников уголовно-процессуальной деятельности, направления совершенствования правового регулирования института прекращения уголовных дел, находятся в числе наиболее актуальных в условиях складывающейся правоприменительной практики.

Степень разработанности проблемы. В уголовно-процессуальной науке проблемы прекращения уголовного дела и уголовного преследования в уголовном судопроизводстве являются предметом пристального внимания ученых. Данным вопросам посвятили свои труды Е. А. Белоусова, Л. В. Винницкий, О. В. Волынская, Л. А. Демидова, С. П. Желтобрюхов, Ю. В. Кувалдина, Е. В. Марковичева, О. А. Мядзелец, Б. А. Мириев, С. Ю. Пашков, П. П. Рукавишников, И. С. Тарасов, Ж. В. Эстерлейн и др. Однако перед наукой и практикой до сих пор стоит ряд неразрешенных проблем правового регулирования прекращения уголовного дела и уголовного преследования и практического принятия таких процессуальных решений.

Цель настоящей работы заключается в том, чтобы изучить проблемы теории, законодательного регулирования и практики прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием.

Для реализации названной цели необходимо решить следующие задачи:

— определить понятие прекращения уголовного дела и уголовного преследования;

— выявить основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования;

— раскрыть деятельное раскаяние как основание прекращения уголовного дела и уголовного преследования;

— проанализировать процессуальный порядок прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием;

— исследовать вопросы возобновления производства по прекращенному уголовному делу.

Объектом исследования являются уголовно-процессуальные отношения, возникающие и функционирующие при прекращении уголовных дел в связи с деятельным раскаянием.

В качестве предмета исследования выступают уголовно-процессуальные и уголовно-правовые нормы, затрагивающие рассматриваемую проблематику, практика их применения.

Методологическая основа. Методологической основой исследования послужила совокупность общенаучных (диалектического, системно-структурного, аналитического, синтетического) и специальных методов познания: историко-юридического, формально-логического, сравнительно-правового, статистического.

Структура работы определяется целью, задачами и содержанием исследования. Работа включает введение, две главы, состоящие из шести параграфов, заключение, список использованной литературы.

Глава 1. Основные положения прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием

1. 1 Понятие прекращения уголовного дела и уголовного преследования

Историю становления уголовно-правовых мер стимулирования позитивного постпреступного поведения можно проследить с момента появления «Русской правды». Законодатель того периода придает особое значение предотвращению наступления общественно опасных последствий преступного поведения. Анализ различных правовых актов (Псковская судная грамота 1397 г., Соборное Уложение 1649 г., Артикулы воинские Петра Первого, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. и др.) позволяет выявить использование с этой целью уголовно-правовых мер стимулирования к позитивному поведению после совершенного преступления. Так, например, предусматривалось значительное снижение наказания раскаявшимся в содеянном преступникам, явившимся с повинной, если в результате такого посткриминального поведения создавалась возможность предупредить вредные, общественно опасные последствия совершенного ими преступления (п. 8 ст. 140 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.). Законодатель, будучи заинтересованным в предотвращении общественно опасных последствий, нормативно закрепил стимул для раскаяния в содеянном, предполагая, что виновный будет более активно сотрудничать с органами следствия. В связи с этим, закономерным представляется появление отдельных норм, регламентирующих освобождение от уголовной ответственности и наказания в связи с деятельным раскаянием лица, совершившего преступление.

Как показывает исторический анализ правовых документов Российского государства, начиная со времен появления первых письменных источников раскаяние в его деятельном проявлении практически всегда имело значение для назначения наказания и процедуры ведения следствия, кроме того, позволяло избегать назначения сурового наказания, а в некоторых случаях освобождать от него. Далее идея поощрения социально полезного постпреступного поведения нашла свое воплощение непосредственно в уголовном законодательстве России, но нормы, облегчающие положение виновного в связи с обстоятельствами, составляющими деятельное раскаяние, носили скорее частный, ситуационный характер, и были разрознены.

Таким образом, термин «прекращение уголовного дела» длительное время используется в законодательстве, науке уголовного процесса и правоприменительной практике. Но до сих пор не выработано его единого определения.

Ю.В. Кувалдина отмечает, что термин «прекращение уголовного дела» употребляется в двух смысловых значениях:

1) правовой институт, представляющий собой систему юридических норм, регулирующих один из видов окончания производства по уголовному делу;

2) уголовно-процессуальное действие органов дознания, следователя, суда, осуществляемое в порядке, предусмотренном законом.

Прекращение уголовных дел, как подчеркивает Б. А. Мириев, — явление многоаспектное и в теории уголовно-процессуального права рассматриваемое с разных сторон:

· в значении процессуального акта (действия),

· одной из форм окончания предварительного расследования,

· как юридический факт,

· как процессуальная гарантия против необоснованного привлечения к уголовной ответственности;

· в качестве самостоятельного правового института.

Прекращением уголовного дела разрешается, по существу, вопрос об уголовной ответственности обвиняемого (подозреваемого), считал Г. М. Миньковский.

Процессуальной гарантией гражданина против необоснованного привлечения к уголовной ответственности называет прекращение уголовных дел Л. Б. Остромухов.

П.М. Давыдов и Д. Я. Мирский определяли прекращение уголовных дел как «уголовно-процессуальное действие органов дознания, следователя…», осуществляемое в порядке, предусмотренном законом, которым «завершается деятельность по собиранию доказательств и установлению фактов».

Следует отметить, что некоторые из определений, предлагаемых в литературе, рассчитаны на прекращение уголовного дела только по реабилитирующим основаниям. Например, Н. В. Жогин и Ф. Н. Фаткуллин считали, что прекращение уголовного дела -- процессуальный акт, выражающий решение уполномоченного на то должностного лица об отсутствии требуемых для уголовного судопроизводства предпосылок и об отказе от дальнейшего ведения. Подобные определения нельзя применить ко всем основаниям прекращения уголовного дела. В настоящее время нельзя говорить о «невозможности дальнейшего производства», например, при прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, деятельным раскаянием, когда сам законодатель говорит о праве, а не об обязанности суда, следователя, дознавателя прекратить уголовное дело.

Как представляется, прекращение уголовного дела как форма окончания предварительного расследования представляет собой заключительный этап досудебного производства и включает в себя комплекс процессуальных действий, связанных с анализом и оформлением результатов расследования, обеспечением прав участников уголовного судопроизводства, вынесением дознавателем и следователем постановления о прекращении уголовного дела.

Институт прекращения уголовного дела — система уголовно-процессуальных норм, регламентирующих порядок окончания производства по делу в целом без вынесения приговора, включающих основания прекращения уголовного дела, регулирующих содержание и порядок вынесения постановления, а также порядок обжалования постановления о прекращении уголовного дела.

УПК РФ помимо понятия «прекращение уголовного дела» использует и термин «прекращение уголовного преследования». Термин «уголовное преследование», несмотря на то, что не находил применения в УПК РСФСР 1960 г., достаточно широко использовался как в процессуальной литературе, так и в материалах конкретных уголовных дел. «Преследовать» -- значит «неотступно следовать за кем-нибудь, подвергать чему-нибудь неприятному, донимать чем-нибудь». Пункт 5 ст. 5 УПК РФ определяет уголовное преследование как процессуальную деятельность, осуществляемую стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. А п. 47 ст. 5 УПК РФ стороной обвинения считает прокурора, а также следователя, руководителя следственного органа, дознавателя, частного обвинителя, потерпевшего, его законного представителя и представителя, гражданского истца и его представителя.

С позиции А. М. Ларина, уголовное преследование есть предшествующая разрешению дела уголовно-процессуальная деятельность, которая состоит в формулировании и обосновании вывода о совершении определенным лицом конкретного общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом. Некоторые авторы подразумевают под уголовным преследованием постепенное и целеустремленное движение по «следам» ставшего известным общественно опасного деяния до полного раскрытия преступления и изобличения виновных.

Обобщая многообразие мнений относительно термина «уголовное преследование», можно прийти к выводу, что в настоящее время при определении этого понятия авторы охватывают перечень действий из различных стадий уголовного процесса, которые характеризуют такую деятельность. К их числу относят, например, возбуждение уголовного дела; задержание подозреваемого; применение мер пресечения; производство следственных действий, направленных на собирание обвиняющих доказательств; формулирование и предъявление обвинения в преступлении; направление дела в суд с обвинительным заключением; поддержание обвинения перед судом.

Под прекращением уголовного преследования понимается система уголовно-процессуальных норм, регламентирующих процессуальный порядок окончания производства в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении определенного преступления, без вынесения приговора (но с возможностью последующего судебного контроля), при этом в отношении других обвиняемых производство по уголовному делу продолжается в общем порядке.

Межотраслевой институт освобождения от уголовной ответственности, прекращения уголовного дела (преследования), отказа в его возбуждении является одним из проявлений компромисса между государством в лице компетентных органов (суда, прокуратуры, предварительного следствия, дознания) и лицом, совершившим предусмотренное уголовным законом деяние, вовлеченным в уголовно-правовые отношения. Осуществляя последовательную сбалансированную правотворческую и правоприменительную политику в уголовно-правовой и уголовно-процессуальной сферах проявления института освобождения от уголовной ответственности, прекращения уголовного дела (преследования), отказа в его возбуждении, можно плодотворнее противостоять преступности.

Итак, выделяются следующие признаки института прекращения уголовного дела: 1) это форма окончания уголовного судопроизводства, которая выражена действиями уполномоченных органов, направленными на прекращение всех процессуальных действий и состояний по делу; 2) оформляется соответствующим актом (постановлением о прекращении уголовного дела, оправдательным приговором); 3) для обвиняемого разрешается вопрос об уголовной ответственности; 4) институт действует применительно ко всем стадиям уголовного процесса и заключается в совокупности уголовно-правовых и уголовно-процессуальных норм, регламентирующих основания и процессуальный порядок принятия решения.

1.2 Основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования

Статья 212 УПК РФ устанавливает основания прекращения уголовного дела и уголовного преследования. Уголовное дело и уголовное преследование прекращаются при наличии оснований, предусмотренных ст. ст. 24−28.1 УПК РФ.

Статья 24 УПК РФ предусматривает основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела.

Уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по следующим основаниям:

1) отсутствие события преступления. Событие преступления — это то, как проявляется преступление в объективной реальности. В самом общем виде «событие преступления — это совершенное в определенном месте, в определенное время, определенным образом и т. д. действие (телодвижение) либо бездействие (невыполнение обязанности), приведшее к наступлению ущерба или угрозе возникновения такового». Уголовное дело прекращается за отсутствием события преступления в тех случаях, когда выясняется, что-либо само деяние, в связи с которым было возбуждено дело, не существовало, либо причинение вреда было вызвано неуправляемыми силами природы или животными, либо потерпевший сам причинил себе вред. Рассмотрим пример из практики. В этом примере несчастный случай был квалифицирован судом первой инстанции как причинение смерти по неосторожности. Однако это было причинение вреда, вызванное неуправляемыми силами природы. Вместе с малолетними детьми из своего села Кр. находился недалеко от обрывистого берега реки, где заготавливал свежую траву. Малолетний X. упал в воду и утонул. Пленум Верховного Суда Р Ф в постановлении по этому делу указал, что Кр. принял меры для обеспечения безопасности детей, а когда X. стал тонуть, бросился в воду и пытался его спасти, хотя и безуспешно. При таких обстоятельствах Кр. не должен был и не мог предвидеть возможность гибели кого-либо из детей, поэтому «происшедшее следует считать несчастным случаем, за который Кр. не должен нести уголовную ответственность»;

2) отсутствие в деянии состава преступления. Уголовное дело подлежит прекращению по данному основанию в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом (ч. 2 ст. 24 УПК РФ).

Законодательство сформулировало основание уголовной ответственности: «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом» (ст. 8 УК РФ). Законодательное определение основания уголовной ответственности позволяет разделить его на две составляющие: фактическое основание и юридическое основание. Фактическое основание уголовной ответственности — это совершение лицом общественно опасного деяния, предусмотренного УК РФ. Юридическое основание уголовной ответственности — наличие в данном деянии состава преступления. Для наличия основания уголовной ответственности необходимо сочетание обеих составных частей.

За отсутствием состава преступления дело прекращается, если в ходе предварительного расследования выясняется, что само деяние, в связи с которым было возбуждено дело, имело место, но в нем отсутствует признак уголовной противоправности, а именно:

а) в содеянном нет всех признаков какого бы то ни было состава преступления, предусмотренного УК РФ;

б) деяние хотя формально и содержит признаки преступления, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляет общественной опасности (ч. 2 ст. 14 УК РФ). Так, по этому признаку Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Р Ф в порядке надзора прекратила дело в отношении Е., осужденного по ч. 1 ст. 222 УК РФ. Действия Е. в силу малозначительности не представляли общественной опасности, поскольку он не имел цели приобретения ружья и патронов для себя, а пытался предотвратить самоубийство В., который получил тяжелую травму позвоночника и высказывал мысли о самоубийстве, в связи с чем жена В. попросила Е. временно хранить ружье у него;

в) имеются обстоятельства, исключающие преступность деяния (гл. 8 УК РФ). В главе 8 УК РФ предусмотрены следующие виды этих обстоятельств: необходимая оборона (ст. 37); причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38); крайняя необходимость (ст. 39); физическое или психическое принуждение (ст. 40); обоснованный риск (ст. 41); исполнение приказа или распоряжения (ст. 42).

Особенность каждого из указанных обстоятельств состоит в том, что при наличии любого из них меняется правовая оценка содеянного: оно из внешне уголовно-противоправного и опасного для интересов личности, общества или государства переводится в разряд правомерного поведения, отвечающего реализации задач уголовного закона (ст. 2 УК РФ). Поэтому наличие того или иного обстоятельства (условия) свидетельствует об отсутствии в деянии лица состава преступления.

Например, Быков, находясь в нетрезвом состоянии, свалил Харина с ног и стал его душить. С помощью находившихся рядом граждан Харину удалось вырваться от Быкова и уйти домой. Однако Быков подошел к дому Харина, сорвал запор, ворвался в дом и, угрожая Харину убийством, замахнулся на него бутылкой. Харин, защищая свою жизнь, из имевшегося у него охотничьего ружья произвел выстрел в Быкова, причинив ему тяжкие телесные повреждения. Свои выводы о правильности квалификации действий Харина как умышленного причинения тяжких телесных повреждений при превышении пределов необходимой обороны суд обосновал тем, что, отражая нападение, обороняющийся должен пользоваться средствами, соразмерными средствам нападения. По мнению Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Р Ф, обстоятельства нападения на Харина «свидетельствуют об особой интенсивности нападения и реальной угрозе жизни осужденного. Харин является инвалидом II группы, физически значительно слабее Быкова. В момент нападения на него в доме был один. При наличии таких конкретных обстоятельств он не имел другой возможности для защиты своей жизни, кроме применения имевшегося у него охотничьего ружья, а, следовательно, действовал в состоянии необходимой обороны, не нарушив ее пределы»;

г) после совершения преступления принят закон, устраняющий его преступность и наказуемость (ч. 2 ст. 24 УПК РФ). Если в связи с изменением уголовного закона изменяется юридическая характеристика уголовно-наказуемого деяния, то деяние, которое являлось преступным по ранее действовавшему закону, должно признаваться не преступным, если в нем отсутствует хотя бы один юридический признак, необходимый по новому закону. Так, лицо, привлеченное к уголовной ответственности за приобретение без цели сбыта наркотических средств по ч. 3 ст. 224 УК РСФСР 1960 г. и не осужденное до 1 января 1997 г., должно быть оправдано за отсутствием состава преступления, поскольку это деяние по действующему УК РФ (ч. 1 ст. 228) является преступлением лишь при условии, что оно совершено в крупном размере.

По данному основанию (отсутствие в деянии состава преступления) подлежит прекращению, в частности, уголовное преследование в отношении лица, не достигшего к моменту совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, возраста, с которого наступает уголовная ответственность. По этому же основанию подлежит прекращению уголовное преследование и в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом (ч. 3 ст. 27 УПК РФ);

3) истечение сроков давности уголовного преследования. Исходя из ч. 1 ст. 78 УК РФ, уголовное дело подлежит прекращению, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки: 2 года после совершения преступления небольшой тяжести; 6 лет после совершения преступления средней тяжести; 10 лет после совершения тяжкого преступления; 15 лет после совершения особо тяжкого преступления.

Течение срока давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда, и возобновляется с момента его задержания или явки с повинной. В отношении лиц, совершивших преступления против мира и безопасности человечества (к которым сроки давности не применяются), и лиц, совершивших преступления, наказуемые смертной казнью или пожизненным лишением свободы (к которым давность применяется по решению суда), уголовное дело не может быть прекращено за истечением сроков давности;

4) смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего;

5) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ;

6) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пп. 2 и 2.1 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации Р Ф, Государственной Думы Р Ф, Конституционного Суда Р Ф, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пп. 1 и 3 — 5 ч. 1 ст. 448 УПК РФ.

Статья 25 УПК РФ предусматривает такое основание прекращения уголовного дела, как прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон. Суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

В этом случае уголовное судопроизводство рассматривается как конфликт между сторонами (обвиняемым и потерпевшим), контролируемый судом (следователем), а не между государством и обвиняемым. Это идеи восстановительного правосудия, описанные известным американским юристом Х. Зером и уже реализуемым в практике правоохранительных органов многих стран. Данные тенденции нашли своё воплощение и в России. Примирение с потерпевшим является моделью «альтернативных мер» в уголовном процессе, широко применяемой в зарубежных странах, так называемой «простой медиацией» (медиация — лат. mediatio — посредничество в споре третьей, не участвующей в споре стороны). Это специфический механизм урегулирования конфликта в обществе, возникшего после совершения преступления, выражающийся в совокупности юридически значимых действий его участников под наблюдением государства.

При сравнении двух указанных выше статей УК РФ и УПК РФ возникает вопрос о различии в их названии. Почему законодатель, закрепив в УК РФ норму об освобождении от уголовной ответственности, использует в названии статьи словосочетание «примирение с потерпевшим», а в УПК РФ используется иное наименование — «примирение сторон»? Думается, что законодатель использовал в УПК РФ более правильную формулировку. Очевидно, что освобождение от уголовной ответственности по данному основанию возможно только в том случае, если подозреваемый или обвиняемый примирился со всеми потерпевшими и возместил весь причинённый вред. Если в деле несколько подозреваемых (обвиняемых), то и потерпевший должен мириться с каждым из них. Только в этом случае мы можем говорить о том, что в деле действительно найден компромисс. Даже если один из потерпевших или обвиняемых не согласен на примирение, то прекращение уголовного дела невозможно. В связи с этим законодатель вполне сознательно связывает примирение сторон исключительно с прекращением уголовного дела, а не уголовного преследования.

В литературе встречаются и другие мнения. Например, предлагается дополнить ч. 1 ст. 25 УПК РФ словами «или уголовное преследование», одновременно указывая, что дифференциация процессуальных способов освобождения от уголовной ответственности по УПК РФ является сугубо терминологической (вербальной), но никак не реальной. С этим предложением, по мнению автора настоящей работы, вряд ли можно согласиться.

Используя словосочетание «в связи с примирением с потерпевшим», законодатель достаточно явно указывает на то, что инициатива на примирение должна возникнуть именно у подозреваемого (обвиняемого) и именно он должен являться основной движущей силой процесса примирения. В литературе такая позиция законодателя нашла своих сторонников. Инициатором примирения всегда должно выступать лицо, которое претендует на освобождение от уголовной ответственности.

Очевидно, что способствование примирению со стороны лица, в чьём производстве находится уголовное дело, должно выражаться в организации примирительных процедур при условии согласия на их проведение со стороны обвиняемого и потерпевшего. Отметим, что действующее законодательство не содержит обязанности совершения активных действий, направленных на примирение сторон, лицом, ведущим производство по уголовному делу. Полагаю, что такое положение является следствием существенного упущения со стороны законодателя и требует скорейшего исправления посредством закрепления такой обязанности. Кроме того, ст. 25 УПК РФ предлагаю дополнить после слов «загладило причиненный ему вред» следующей формулировкой: «…способом, который потерпевший признает оптимальным».

Уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого прекращается по следующим основаниям (ч. 1 ст. 27 УПК РФ):

1) непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления. Прекращение дела или уголовного преследования за непричастностью обвиняемого к совершению преступлении возможно при условии, что в ходе расследования установлены как сам факт совершения деяния, так и наличие в нем состава преступления, но отсутствуют достаточные доказательства, указывающие на совершение этого деяния именно обвиняемым или подозреваемым. Причем «вывод о непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления может быть сделан как в результате достоверного установления невиновности обвиняемого или подозреваемого (например, при подтверждении его алиби), так и в результате исчерпания возможности для собирания дополнительных доказательств и истолкования неустранимых сомнений в виновности обвиняемого в его пользу на основе принципа презумпции невиновности». Вне зависимости от того, явилось ли решение о прекращении дела по данному основанию результатом установления невиновности лица или следствием истолкования сомнений в его виновности в его пользу, такое решение полностью реабилитирует его и не дает повода считать его оставленным под подозрением;

2) прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным пп. 1 — 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ;

3) вследствие акта об амнистии;

4) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению;

5) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела;

6) отказ Государственной Думы Федерального Собрания Р Ф в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента Р Ф, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказ Совета Федерации Р Ф в лишении неприкосновенности данного лица.

Прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в пп. 3 и 6 ч. 1 ст. 24, ст. ст. 25 и 28 УПК РФ, а также пп. 3 и 6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, не допускается, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает. В таком случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке (ч. 2 ст. 27 УПК РФ).

В случаях, предусмотренных ст. 27 УПК РФ, допускается прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого без прекращения уголовного дела (ч. 4 ст. 27 УПК РФ).

Статья 28 УПК РФ предусматривает прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием (данное основание подробнее рассмотрим ниже).

Федеральным законом Российской Федерации от 29 декабря 2009 г. № 383-ФЗ (ред. от 07 февраля 2011 г.) «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» в УПК РФ введена ст. 28. 1, предусматривающая прекращение уголовного преследования по делам, связанным с нарушением законодательства о налогах и сборах.

Уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 198 — 199.1 УК РФ, прекращается по основаниям, предусмотренным ст. ст. 24 и 27 УПК РФ, а также в случае, если до окончания предварительного следствия ущерб, причиненный бюджетной системе Российской Федерации в результате преступления, возмещен в полном объеме.

В целях ст. 28.1 УПК РФ под возмещением ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации, понимается уплата в полном объеме следующих сумм: недоимки в размере, установленном налоговым органом в решении о привлечении к ответственности, вступившем в силу; соответствующих пеней; штрафов в размере, определяемом в соответствии с НК РФ.

Прекращение уголовного преследования по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 28.1 УПК РФ, не допускается, если лицо, в отношении которого прекращается уголовное преследование, против этого возражает. Здесь производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке (ч. 3 ст. 28.1 УПК РФ).

Отметим, что уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении налогового преступления (ст. ст. 198 — 199.1 УК РФ), может прекращаться как по общим основаниям, изложенным выше, так и по специальному основанию, предусмотренному ст. 28.1 УПК РФ.

Рассмотренные основания можно классифицировать по характеру правоустановительных положений, адресованных правоприменителю, на два вида: 1) основания, создающие обязанность для компетентного государственного органа прекратить уголовное дело (преследование), которые перечислены в пп. 1 — 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (безусловные основания); 2) основания, предоставляющие право принять такое решение (условные основания).

Кроме того, все перечисленные в законе основания для прекращения уголовного дела и уголовного преследования можно подразделить на: 1) материально-правовые; 2) процессуальные.

Первую группу составляют те, которые содержатся в нормах уголовного законодательства. Эти нормы дают предпосылки, устраняющие возможность привлечения кого-либо к уголовной ответственности. К таким основаниям УПК РФ относит: отсутствие самого события преступления (п. 1 ст. 24); отсутствие в деянии определенного лица состава преступления (п. 2 ст. 24); истечение сроков давности привлечения лица к уголовной ответственности (п. 3 ст. 24); некоторые другие, например, указанные в п. 3 ст. 27 УПК РФ.

Вторую группу оснований для прекращения уголовного дела составляют процессуальные основания. При определении таких оснований речь не может идти лишь об установлении факта наличия либо отсутствия преступного деяния, виновности либо невиновности в его совершении определенного лица (лиц) и обстоятельств, исключающих его (их) уголовное преследование. В данном случае и при наличии факта преступного деяния, известности лиц, причастных к преступным деяниям (бездействию), в силу специального указания уголовно-процессуального закона либо вообще исключается возможность возбуждения уголовного дела против определенной категории лиц, либо при возбуждении дела исключается возможность осуществления по нему уголовного их преследования, даже при установлении в процессе предварительного следствия факта их прямой причастности к совершению деяний, предусмотренных УК РФ. К числу таких процессуальных оснований для прекращения уголовного дела и уголовного преследования следует, например, отнести:

— отсутствие согласия Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Р Ф, соответствует квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пп. 1, 2, 4, 5 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, в отношении которых установлен особый порядок привлечения к уголовной ответственности (ст. ст. 447, 448 УПК РФ);

— примирение потерпевшего с обвиняемыми (ст. 25 УПК РФ) и другие основания (пп. 4, 5 ч. 1 ст. 27; ст. 427 УПК РФ).

Смешанным по своему характеру является основание, предусмотренное п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ — непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления. В тех случаях, когда ссылка на это основание при прекращении дела обусловлена тем, что обвиняемый не совершал инкриминируемого ему деяния, о нем можно говорить как о материальном; если же применение данного основания явилось результатом толкования неустранимых сомнений в пользу обвиняемого в соответствии с принципом презумпции невиновности, то возможно говорить о его процессуальной природе.

Следующая классификация оснований для прекращения уголовного дела и уголовного преследования такова.

Одни из них являются реабилитирующими, т. е. связанными с неустановлением самого события преступления, непричастностью подозреваемого, обвиняемого к совершению преступления, в отношении которого велось расследование. К таким, например, относится отсутствие вообще события преступления, его состава в действиях конкретных лиц и т. п.

Возможность прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям обусловливается тем обстоятельством, что в силу указанных в уголовном либо уголовно-процессуальном законе причин к установленному по делу правонарушителю не может быть применено уголовное преследование. Либо он освобождается от уголовной ответственности, либо становится невозможным фактическое привлечение его к ответственности в качестве обвиняемого.

Нереабилитирующими основаниями считаются в итоге те основания к прекращению уголовного дела и уголовного преследования, при которых факты и наказуемость преступного поведения определенных лиц имеются, однако в силу специального указания уголовного либо процессуального закона исключается возможность привлечения их к уголовной ответственности (к ним относятся: истечение сроков давности, деятельное раскаяние, примирение потерпевшего с обвиняемым и некоторые другие основания, которые не исключают виновность лица в совершении преступления, например п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ).

Прекращение уголовного преследования по нереабилитирующему основанию является специфической формой реализации уголовного преследования.

При классификации нереабилитирующих оснований надо исходить из того, что одна их группа зависит от волеизъявления участников процесса и других лиц, которые своими действиями и решениями также влияют на принимаемое решение (акт амнистии, деятельное раскаяние); вторая — является так сказать «естественной», и ее природа лежит за рамками уголовного процесса. Участники уголовного процесса не могут этой категорией оснований управлять.

В первой группе нереабилитирующих оснований можно выделить те, которые зависят: а) от участников процесса (примирение сторон, деятельное раскаяние); б) от других лиц (акт амнистии). Ко второй группе — «естественной» — относятся: а) смерть обвиняемого, подозреваемого; б) истечение сроков давности уголовного преследования. В рамках данной классификации (реабилитирующие-нереабилитирующие) некоторые авторы выделяют еще одну группу оснований прекращения уголовного дела, которую образуют обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии процессуальных условий к продолжению производства по делу: 1) смерть подозреваемого или обвиняемого (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ); 2) отсутствие заявления потерпевшего по делам частного или частно-публичного обвинения (п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ); 3) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого по тому же обвинению вступившего в законную силу приговора, постановления или определения суда о прекращении уголовного дела либо неотмененного постановления следователя о прекращении уголовного дела или об отказе в его возбуждении (пп. 4, 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ). Обнаружение вступивших в законную силу приговора, определения или постановления суда, вынесенных по обвинению, по которому ведется дознание или предварительное следствие, влечет прекращение уголовного дела как в отношении того лица, относительно которого соответствующее решение было вынесено, так и в отношении иных лиц, если они обвиняются в тех же действиях.

Уголовное преследование может быть также прекращено, если лицо, подозреваемое в совершении преступления, обладает правом дипломатической неприкосновенности, а государство, которое это лицо представляет, в силу ст. 32 Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г. и ст. 45 Венской конвенции о консульских сношениях 1963 г. не отказывается от иммунитета.

Проводится также классификация оснований на: 1) основания-доказательства; 2) основания, являющиеся результатом оперативно-розыскной деятельности; 3) основания как результат внутреннего убеждения лица, принимающего решение.

При выявлении одновременно нескольких оснований к прекращению уголовного дела решение должно приниматься в соответствии с тем основанием, которое порождает наиболее существенные последствия. Так, уголовное дело не может быть прекращено по нереабилитирующему основанию или в связи с отсутствием процессуальных условий судопроизводства, если установлено какое-либо из реабилитирующих оснований. Если в ходе расследования уголовного дела одновременно выявляются отсутствие в деянии состава преступления и непричастность обвиняемого к совершению преступления, дело должно быть прекращено по 2-у из названных оснований; при одновременном истечении срока давности уголовного преследования за преступление и издании акта об амнистии дело подлежит прекращению за истечением срока давности.

Субъективное и объективное общие (теоретические) основания освобождения от уголовной ответственности и/или наказания могут представлять собой единое целое или проявляться альтернативно друг другу.

На базе теоретических (общих) оснований строятся нормативные (специальные) основания освобождения, которые складываются из совокупности допустимых достаточных признаков (условий) для освобождения от уголовной ответственности (наказания) [и олицетворяют диспозицию уголовно-правовой нормы]. Иными словами, нормативные основания представляют собой сумму условий, описанных в статье УК РФ. Эти условия относятся к двум категориям: а) условия, при которых лицо, совершившее предусмотренное уголовным законом деяние, освобождается от уголовной ответственности (наказания); б) условия, под которые указанное лицо может быть подвергнуто испытанию до принятия судом окончательного решения.

Все условия, при которых возможно освобождение от уголовной ответственности (наказания), делятся на объективные и субъективные.

Варьироваться в зависимости от конкретного преступного деяния могут только субъективные условия освобождения от уголовной ответственности, то есть наличие всей их совокупности для освобождения не обязательно [до тех пор, пока исчерпывающая совокупность указанных условий не выработана в уголовном законе и актах официального толкования]. Объективные условия должны присутствовать всегда в полном наборе [в применении действующих уголовно-правовых норм].

Нормативным основанием освобождения от уголовной ответственности (наказания) следует считать совокупность условий, свидетельствующую об отсутствующей, утраченной или сниженной общественной опасности лица, совершившего предусмотренное уголовным законом деяние (осужденного), об утраченной или сниженной общественной опасности его деяния и позволяющую условно или безусловно прекратить в процессе дознания, предварительного следствия, судебного разбирательства, назначения или исполнения наказания уголовно-правовые (уголовно-процессуальные, уголовно-исполнительные) отношения между компетентным государственным органом (дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда, исполнения наказаний) и данным лицом.

Обоснованием освобождения от уголовной ответственности (наказания) и разграничения внутри данного института соответствующих оснований должны являться прежде всего характеристика личности, ее предкриминального и посткриминального поведения; далее — характеристика совершенного ею деяния. Главная роль отведена типам лиц, совершивших предусмотренные уголовным законом деяния и освобождаемых от уголовной ответственности (наказания).

Итак, ст. ст. 24 — 28.1 УПК РФ, к которым отсылает ст. 212 УПК РФ, содержат исчерпывающий перечень обстоятельств, которые на всем протяжении уголовного процесса исключают дальнейшее производство по делу и, соответственно, уголовное преследование лица. Перечень оснований к прекращению уголовного дела и уголовного преследования весьма значителен и различен по содержанию и правовым последствиям.

1.3 Деятельное раскаяние как основание прекращения уголовного дела

В борьбе с преступностью важное значение имеет дифференциация и индивидуализация уголовной ответственности и наказания, которые в значительной степени зависят и от поведения лиц, совершивших преступление. Именно поэтому в уголовном законодательстве и судебно-следственной практике России имеет место тенденция к расширению сферы действия поощрительных норм права, побуждающих граждан к позитивному, полезному для них и для общества поведению. Поощрительные нормы уголовного права выполняют функции стимулирования желаемых действий, определенного воздействия на поведение граждан. Способ воздействия поощрительных норм выражается в том, что лицо не обязывается, а побуждается к достижению общественно полезного результата.

Названные нормы права регулируют поведение людей путем установления мер поощрения за совершение определенных действий, полезных для общества. При этом лицо не может быть принуждено к совершению поощряемых государством действий и достижению определенных их результатов. Такие действия лиц могут носить лишь добровольный характер. Поощрение выступает как мера государственного одобрения положительного поведения, предусмотренного законом. Но эти нормы права стимулируют активные, правомерные действия субъекта, за бездействие не может быть поощрения. К числу поощрительных норм относятся и нормы права о деятельном раскаянии.

Деятельное раскаяние, как совершенно справедливо отметил М. А. Лавнов, — это уникальное правовое и психологическое явление.

В Общей части УК РФ предусмотрено освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием лица, совершившего преступление. Согласно ч. 1 ст. 75 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления, и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным.

Лицо, совершившее преступление иной категории, при наличии вышеуказанных условий может быть освобождено от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ (ч. 2 ст. 75 УК РФ). Представляется, что к таким специальным случаям, при которых возможно освобождение от уголовной ответственности за преступления тяжкие и особо тяжкие, относятся примечания к следующим статьям Особенной части УК РФ: похищение человека (ст. 126), терроризм (ст. 205), захват заложника (ст. 206), организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем (ст. 208), незаконный оборот, незаконное изготовление оружия (ст. ст. 222, 223), незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ (ст. 228), государственная измена (ст. 275), шпионаж (ст. 276), насильственный захват власти или насильственное удержание власти (ст. 278), дача взятки (ст. 291), дезертирство (ст. 338).

В этих примечаниях подчеркивается, что лицо при наличии указанных в них условий или выполнении действий, многие из которых относятся к признакам деятельного раскаяния, освобождается от уголовной ответственности.

Специфичность примечаний к статьям Особенной части УК РФ в ряду норм анализируемого института заключается в том, что для их применения законодатель прямо или завуалированно установил специальные требования к своевременности деятельного раскаяния. В частности, при совершении терроризма освобождение от уголовной ответственности возможно только до совершения взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба или иных общественно опасных последствий. Сдача оружия или наркотиков исключает дальнейшее уголовное преследование только когда она является добровольной, т. е. до задержания лица, совершающего незаконный оборот указанных предметов, с поличным. Государственный изменник может рассчитывать на освобождение от уголовной ответственности, только если он своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовал предотвращению ущерба интересам Российской Федерации, т. е. если данные последствия не наступили. Добровольное освобождение заложника или похищенного также возможно только до того, как преступник добьется выполнения его требований. Аналогичные пределы временного промежутка, в течение которого возможно деятельное раскаяние, усматриваются и в остальных нормах Особенной части УК РФ о деятельном раскаянии, за исключением ст. 198 УК РФ, поскольку уплата налогов лицом, уклоняющимся от нее, возможна до вступления обвинительного приговора в законную силу.

Связано это, видимо, с тем, что преступления, предусмотренные нормами, содержащими примечания, сами характеризуются определенной спецификой. Она заключается в том, что при совершении данных посягательств причинная связь и последствия общественно опасного деяния в течение определенного времени находятся под контролем виновного и он может их предотвратить либо самостоятельно, либо при помощи правоохранительных или иных государственных органов. Все эти преступления имеют формальный состав, последствия в виде реального физического, имущественного или морального вреда не влияют на квалификацию и подлежат учету лишь при назначении наказания. Поэтому предотвращение виновным последствий совершенного им деяния по времени находится за моментом его окончания. Тем не менее, указанные последствия входят в содержание объективной стороны данного посягательства, поскольку не содержат в себе признаков другого преступления и поэтому не требуют дополнительной квалификации. В связи с этим следует думать, что законодатель, формулируя примечания об освобождении от уголовной ответственности, распространяет идею «золотого моста», действие положений о добровольном отказе от преступления, за пределы материального выполнения деяния при совершении некоторых преступлений.

В УК РФ имеются и другие нормы, имеющие прямое отношение к деятельному раскаянию. В соответствии с пп. «и», «к» ст. 61, ст. 62 УК РФ явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличение других соучастников преступления и розыск имущества, добытого в результате преступления, оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, являются смягчающими наказание обстоятельствами. Поэтому при наличии этих обстоятельств, а фактически при наличии деятельного раскаяния лиц в преступлениях, за которые законом не предусмотрено освобождение от уголовной ответственности по рассматриваемому нами основанию, при назначении наказания в соответствии со ст. 60 УК РФ суд обязан учитывать деятельное раскаяние и смягчать наказание.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой