Проблема подсудности гражданских дел

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Актуальность темы исследования состоит в том, что в теории гражданского процессуального права подсудность определяется как совокупность правовых норм, определяющая, какой конкретно суд должен рассматривать подведомственное ему дело как суд первой инстанции. Она, в свою очередь, подразделяется на родовую и территориальную.

Когда речь идет о подсудности гражданских дел судам одноименного уровня судебной системы, то говорят о родовой подсудности, если же о распределении гражданских дел между судами одного звена в зависимости от территории, на которой функционирует суд, — о территориальной подсудности.

Предметом исследования является подсудность гражданских дел.

Подсудность — это институт гражданского процессуального права, т. е. система норм права, регулирующих общественные отношения, возникающие в связи с определением конкретного суда при предъявлении иска или заявления. В более узком смысле подсудность — размежевание компетенции между отдельными звеньями судебной системы и между судами одного звена в рассмотрении и разрешении подведомственных им гражданских дел.

Объектом исследования выступают правовые отношения, регулирующие функционирование и развитие института подсудности гражданских дел.

Цель исследования — выявление ключевых аспектов в раскрытии темы «Подсудность гражданских дел».

Исходя из поставленной цели, были определены следующие задачи:

1. общая характеристика подсудности гражданских дел судам;

2. анализ видов подсудности.

1. Подсудность гражданских дел

1. 1 Понятие и виды подсудности

подсудность процессуальный право уголовный

В теории гражданского процессуального права подсудность определяется как совокупность правовых норм, определяющая, какой конкретно суд должен рассматривать подведомственное ему дело как суд первой инстанции. Она, в свою очередь, подразделяется на родовую и территориальную. Когда речь идет о подсудности гражданских дел судам одноименного уровня судебной системы, то говорят о родовой подсудности, если же о распределении гражданских дел между судами одного звена в зависимости от территории, на которой функционирует суд, — о территориальной подсудности.

В п. 1 ст. 47 Конституции Р Ф закреплена общая норма подсудности дел судам. В ней говорится, что «никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом». В соответствии с данной конституционной нормой в настоящее время вышестоящие суды не имеют права при отсутствии ходатайства сторон, их просьб и при наличии возражения какой-либо из сторон (истца, ответчика, соучастников) изымать дела из нижестоящих судов и принимать их к своему производству.

В большинстве своем спорные гражданско-правовые отношения возникают между сторонами, проживающими на территории района; на который распространяется деятельность одного суда. Здесь же, как правило, проживает большинство свидетелей по делу, находятся различные письменные или вещественные доказательства. Поэтому в целях создания благоприятных, более доступных условий для получения защиты со стороны судов, а также своевременного, правильного и экономного разрешения спора статьей 113 ГПК установлено, что все гражданские дела, подведомственные судам, рассматриваются районными судами.

Вместе с тем, в настоящее время и вышестоящие суды могут рассматривать дела по первой инстанции.

Так, областные, краевые, городские суды городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга, автономной области, автономного округа, суды республик в составе Российской Федерации также рассматривают и разрешают по первой инстанции дела. К их подсудности отнесено рассмотрение дел, связанных с государственной тайной, об оспаривании решений и действий (бездействий) избирательных комиссий субъектов Российской Федерации по подготовке и проведению референдумов и выборов, кроме решений, принятых по жалобам на решения и действия (бездействия) нижестоящих избирательных комиссий, об оспариваний нормативных актов органов и должностных лиц государственной власти субъектов Российской Федерации, нарушающих права и свободы граждан, об оспаривании прокурорами правовых актов органов государственной власти и должностных лиц субъектов Российской Федерации относительно неопределенного круга лиц, и нарушающих права и свободы граждан, о прекращении или приостановлении деятельности межрегиональных и региональных общественных объединений, о признании забастовки незаконной и ряд других. Гражданский процесс / под ред. В. В. Яркова. — М.: Волтерс Клувер, 2004 — С. 194

Подсудность Московского городского суда, могущего рассматривать гражданские дела по первой инстанции, в отличие от вышеназванных судов, несколько шире, и ему предоставлено право рассматривать дела по искам граждан, постоянно проживающих за пределами Российской Федерации, а также жалобы на неправомерные действия должностных лиц дипломатических представительств или консульских учреждений Российской Федерации.

К подсудности Верховного Суда Российской Федерации в случае его выступления в качестве суда первой инстанции в силу статьи 116 ГПК отнесено рассмотрение и разрешение дел: об оспаривании ненормативных актов Президента, Федерального Собрания и Правительства Р Ф, нормативных актов федеральных министерств и ведомств, касающихся прав и свобод граждан; постановлений о прекращении полномочий судей, решений и действий (бездействий) Центральной избирательной комиссии РФ по подготовке и проведению референдума РФ, выборов Президента Р Ф и депутатов Федерального собрания, за исключением решений, принимаемых по жалобам на решения и действия окружных избирательных комиссий, а также о приостановлении и прекращении деятельности общероссийских и международных общественных объединений; разрешению споров, переданных ему Президентом Р Ф в соответствии со статьей 85 Конституции Р Ф, между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов РФ между органами государственной власти субъектов РФ.

Принцип территориальной или как ее еще называют местной подсудности дает основание распределять гражданские дела между однородными судами одного и того же звена судебной системы.

Поэтому, прежде чем подать заявление, заинтересованное лицо должно установить место жительства или место нахождения ответчика. По общему правилу о территориальной подсудности, нашедшему свое закрепление в статье 117 ГПК, определено, что «иск предъявляется в суд по месту жительства ответчика. Иск к юридическому лицу предъявляется по месту нахождения органа или имущества юридического лица».

Согласно статье 20 ГК местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает, а несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой — место жительства их законных представителей (родителей, усыновителей или опекунов) Рожкова М. А. Преобразовательные иски //Законодательство, 2001, № 3, с. 23 — 28.

Место нахождения юридического лица, как об этом говорится в статье 54 ГК, определяется местом его государственной регистрации, если в соответствии с законом в учредительных документах юридического лица не установлено иное.

Следует подчеркнуть, что первоначальная подсудность спора не меняется даже в том случае, если ответчик после предъявления к нему иска переменил место своего жительства либо нахождения.

В отличие от общей территориальной подсудности для некоторых категорий гражданских дел определена так называемая альтернативная подсудность, т. е. когда дело подсудно одновременно нескольким судам, и истец по своему желанию вправе обратиться в любой из них. Так, в соответствии со ст. 118 ГПК иск к ответчику, место жительства которого неизвестно, несмотря на принятые меры, может быть предъявлен по месту нахождения его имущества или по последнему известному месту его жительства. По месту жительства заинтересованного лица могут быть заявлены иски о взыскании алиментов и об установлении отцовства, о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, а также смертью кормильца, о расторжении брака с лицами, признанными в установленном порядке безвестно отсутствующими, либо недееспособными вследствие душевной болезни или слабоумия, либо осужденными за совершение преступления к лишению свободы на срок не менее трех лет.

Исходя из принципа альтернативной подсудности, иски о расторжении брака могут предъявляться по месту жительства истца, также в случаях, когда при нем находятся несовершеннолетние дети или когда по состоянию здоровья выезд истца к месту жительства ответчика представляется для него затруднительным.

Принцип альтернативной подсудности также применяется к искам о восстановлении трудовых, пенсионных и жилищных прав, возврате имущества или его стоимости, связанные с возмещением убытков, причиненных гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу, подписки о невыезде либо незаконным наложением административного взыскания в виде ареста. Они могут предъявлять также по месту жительства истца. Иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены по месту жительства истца либо по месту заключения или исполнения договора и др.

Для рассмотрения определенных дел гражданское процессуальное законодательство установило конкретный суд, в который может обратиться истец. В соответствии со ст. 119 ГПК иски о правах на земельные участки, здания, помещения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей (недвижимое имущество), об освобождении имущества от ареста предъявляются по месту нахождения этих объектов или арестованного имущества.

Иски кредиторов наследодателя, предъявляемые до принятия наследства наследниками, подсудны суду по месту нахождения наследованного имущества или его части Гражданский процесс / под ред. В. В. Яркова. — М.: Волтерс Клувер, 2004 — С. 199−200.

Иски к перевозчикам, вытекающие из договоров перевозки грузов, пассажиров или багажа, предъявляются по месту нахождения управлении транспортной организации, к которой в установленном порядке была предъявлена претензия. Такая подсудность в гражданском процессуальном законодательстве именуется как исключительная подсудность.

Следует подчеркнуть, что предъявление исков по вышеперечисленным делам в другие суды, кроме указанных законом, не допускается.

Гражданское процессуальное законодательство в целях защиты интересов граждан и юридических лиц, недопущения ограничения их свобод в области материальных и процессуальных прав, предоставило им возможность самим избирать подсудность дела. Такое соглашение получило название договорной подсудности. Суть ее состоит в том, что стороны могут по соглашению между собой изменять территориальную подсудность данного дела (ст. 120 ГПК). Однако такое изменение не допускается, если речь идет о родовой, а также исключительной подсудности.

Встречаются и такие дела, когда в гражданско-правовом споре участвует один истец и несколько ответчиков и притом все они находятся или проживают в разных местах. При возникновении таких обстоятельств истец по своему выбору имеет право предъявить иск в суд по месту жительства или месту нахождения одного из ответчиков.

Статья 121 ГПК определяет такое положение как подсудность нескольких связанных между собой дел. Гражданский процесс / под ред. В. В. Яркова. — М.: Волтерс Клувер, 2004 — С. 210

1. 2 Передача дела из одного суда в другой

В судебной практике встречаются факты, когда суд, принявший исковое заявление и возбудивший по нему гражданское дело, вынужден передать его на рассмотрение другого суда.

Допустим, в ходе рассмотрения и разрешения по существу возникшего спора ответчик прислал в суд заявление, в котором сообщил, что он переехал на постоянное место жительства в другой город и просит передать его иск для рассмотрения в суд по его новому месту жительства. Как должен поступить суд в этом случае?

Ответ на поставленный вопрос мы найдем в статье 122 ГПК, установившей, что дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено им по существу, даже если в дальнейшем оно стало подсудным другому суду.

Вместе с тем, если при рассмотрении дела ответчик, местожительство которого ранее не было известно, заявит ходатайство о передаче дела в суд по месту его жительства, то суд обязан выполнить это требование.

Аналогичным образом суд должен поступить и в случае, если после отвода одного или нескольких судей их замена в данном суде становится невозможной или если при рассмотрении дела в данном суде выяснилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности.

Всегда ли передача гражданского дела на рассмотрение в другой суд связана с устранением ошибки в определении подсудности конкретного дела либо с законным изменением подсудности, правила которой не были нарушены? Как влияет поведение истца и ответчика на передачу дела согласно положениям ст. 33 ГПК РФ? В статье анализируются правовые основания для передачи дела на рассмотрение другого суда, практика их применения судом, процессуальное поведение лиц, участвующих в деле. Кроме этого, обсуждаются вопросы возможных злоупотреблений правом в спорах о подсудности.

По общему правилу, сформулированному в ч. 1 ст. 33 ГПК РФ, гражданское дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено им по существу, даже если в дальнейшем оно станет подсудным другому суду.

Изменение подсудности гражданского дела, рассматриваемого судом, может быть связано с различными обстоятельствами: переменой места жительства ответчика-гражданина или места нахождения ответчика-организации, наступившим процессуальным правопреемством (ст. 44 ГПК РФ), обновлением процессуального законодательства и др. В перечисленных случаях изменение подсудности не имеет правового значения для суда, который уже начал производство по делу с учетом существовавшей на день возбуждения гражданского дела подсудности Гражданское процессуальное право /под ред. М. С. Шакарян М. :Проспект, 2004 — С. 280.

Согласно ч. 2 ст. 33 ГПК РФ суд передает дело на рассмотрение другого суда, если:

1) ответчик, место жительства или место нахождения которого не было известно ранее, заявит ходатайство о передаче дела в суд по месту его жительства или месту его нахождения;

2) обе стороны заявят ходатайство о рассмотрении дела по месту нахождения большинства доказательств;

3) при рассмотрении дела в данном суде выявится, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности;

4) в результате отвода одного или нескольких судей либо по другим причинам рассмотрение дела в данном суде станет невозможным. Передача дела в этом случае осуществляется вышестоящим судом.

Как следует из приведенной нормы, передача в другой суд дела не связана с изменением его подсудности во время уже начавшегося производства.

В соответствии с императивными правилами ч. 3, 4 ст. 33 ГПК РФ распорядительный акт суда о передаче дела оформляется мотивированным определением, а дело, направленное из одного суда в другой, должно быть принято к рассмотрению судом, в который оно направлено.

ГПК РФ в ч. 4 ст. 33 запрещает споры о подсудности между судами. Это ограничение не касается спора о подсудности гражданского дела между сторонами, т. е. истцом и ответчиком. Более того, заявление ответчика о неподсудности конкретному суду предъявленных к нему истцом требований является одной из двух допускаемых законом процессуальных форм защиты ответчика против иска — процессуально-правовым возражением.

Согласно ч. 1 ст. 47 Конституции Р Ф никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых это дело отнесено законом.

Определяя территориальную подсудность гражданского дела, ГПК РФ, как упоминалось, использует понятия «место жительства» и «место нахождения» (ст. 28−31).

В соответствии с п. 1 ст. 20 ГК РФ местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает.

По традиции, укоренившейся со времен господства института прописки, для определения места жительства гражданина применяется регистрационный учет, осуществляемый на основании Закона Р Ф от 25 июня 1993 г. N 5242-I «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» и в соответствии с Правилами регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации Гражданское процессуальное право /под ред. М. С. Шакарян М. :Проспект, 2004 — С. 282.

Вместе с тем, наличие или отсутствие регистрации у гражданина не может служить основанием к отказу в признании местом его жительства того места, где он постоянно или преимущественно проживает.

В судебной практике часто встречаются случаи, когда гражданин, участвующий в деле в соответствии со ст. 34 ГПК РФ, зарегистрирован в жилом помещении, в котором не проживает. Место жительства в этом случае определяется со слов самого гражданина. Иной подход означал бы нарушение права гражданина выбирать место пребывания и жительства, предусмотренное не только Законом Р Ф «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации», но и ст. 27 Конституции Р Ф.

Согласно п. 2 ст. 54 ГК РФ и ст. 8 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (с изменениями) место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации. Последняя осуществляется по месту нахождения постоянно действующего исполнительного органа юридического лица, а в случае отсутствия такового — иного органа или лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности.

Если четвертое из перечисленных в ст. 33 ГПК РФ оснований передачи дела в другой суд не вызывает сомнений в объективной необходимости изменения подсудности гражданского дела вышестоящим судом и не осложняет правоприменительную деятельность, то первые три содержат угрозу произвольного применения этих норм при передаче дела или злоупотребления правами со стороны лиц, участвующих в деле.

Первым из трех отмеченных является основание, предусмотренное п. 2 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ (обе стороны заявляют ходатайство о рассмотрении дела по месту нахождения большинства доказательств). Следует согласиться с утверждением о том, что данная норма, как и правило о договорной подсудности, содержащееся в ст. 32 ГПК РФ, основана на принципе диспозитивности и предусматривает один из способов реализации правила о договорной подсудности после стадии возбуждения судом гражданского дела. Это основание должно применяться судом только во взаимосвязи с положениями ст. 23−27, 30, 32 ГПК РФ, не допускающими возможности изменения родовой (предметной) и исключительной подсудности гражданского дела соглашением сторон.

Закон не определяет, что следует понимать под «большинством доказательств».

Например, в дело представлены письменные доказательства, но есть необходимость в допросе свидетелей как со стороны истца, так и со стороны ответчика, проживающих в другом районе. Достаточно ли приведенных обстоятельств для передачи дела в другой суд?

Усмотрение сторон в вопросе о месте нахождения большинства доказательств является их диспозитивным правом, которое может быть ограничено лишь существованием родовой (предметной) или исключительной подсудности дела. При отсутствии названного исключения по смыслу п. 2 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ любое усмотрение сторон относительно большинства доказательств и их места нахождения, даже если оно ошибочно или необоснованно, является обязательным для суда. Это правило должно действовать независимо от того, что упоминаемое большинство доказательств может быть представлено в суд, который уже рассматривает дело, например, посредством вызова необходимых свидетелей. Степень удаленности большинства доказательств также не имеет значения для удовлетворения ходатайства о рассмотрении дела по месту их нахождения: они могут располагаться в пределах одного населенного пункта, но в границах компетенции другого суда Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации /Отв. ред. Г .П. Ивлиев, Юрайт-Издат, 2002 — С. 221.

По существу, перед нами латентная форма договорной подсудности, когда стороны по делу, имея такой повод, как место нахождения «большинства доказательств», обоюдно ходатайствуют перед судом об изменении подсудности гражданского дела.

Сложнее представляется ситуация с основанием для передачи дела, предусмотренным п. 1 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ.

Фактическое появление ответчика в процессе по иску, предъявленному в порядке ч. 1 ст. 29 ГПК РФ в суд по месту нахождения его имущества или по его последнему известному истцу месту жительства, само по себе не является основанием для передачи дела в другой суд. Такая передача должна быть обусловлена двумя обстоятельствами.

Первое связано с несовпадением суда, рассматривающего дело, с судом, которому оно подсудно по общему правилу территориальной подсудности, т. е. по месту жительства ответчика или месту его нахождения, если ответчик — это организация.

Второе обстоятельство возникает по решению самого ответчика, который либо соглашается с рассмотрением дела данным судом, либо заявляет ходатайство о передаче дела в суд по месту его жительства или месту его нахождения. Такое ходатайство по смыслу ст. 33 ГПК РФ ответчик может заявить лишь в суде первой инстанции до вынесения решения по делу. На других стадиях гражданского процесса он утрачивает данное право.

Здесь важно отметить следующую особенность. Указание ответчика, против которого состоялось решение суда, в кассационной жалобе на подобное ходатайство не может быть самостоятельным основанием для отмены решения суда. Однако, принимая во внимание полномочие суда кассационной инстанции, закрепленное в абз. 3 ст. 361 ГПК РФ, при отмене решения суда первой инстанции по основаниям, предусмотренным ст. 362 ГПК РФ, суд кассационной инстанции вправе учесть такое ходатайство ответчика и при наличии двух названных обстоятельств направить дело на новое рассмотрение в суд по месту жительства или месту нахождения ответчика. Такой подход соответствует принципу процессуальной экономии и задачам гражданского судопроизводства (ст. 2 ГПК РФ).

Существует весьма спорное мнение, согласно которому изменение территориальной подсудности в результате замены ненадлежащего ответчика (ст. 41 ГПК РФ) не является основанием для передачи дела в другой суд. Несмотря на то что ст. 41 ГПК РФ не предусматривает возможности передачи дела при замене ненадлежащего ответчика надлежащим, упоминая лишь о том, что после этого процессуального действия подготовка и рассмотрение дела производятся с самого начала, к данной ситуации с учетом требований ст. 47 Конституции Р Ф применимы общие правила процессуального института подсудности гражданских дел.

Факт возбуждения судом дела по иску к ненадлежащему ответчику не имеет правового значения для привлеченного к участию в деле надлежащего ответчика применительно к определению суда, которому подсудно дело. Поэтому с учетом положений, изложенных в ч. 4 ст. 1 ГПК РФ, в случае проживания ответчика на территории юрисдикции другого суда, невозможности применения в данном деле правил исключительной, альтернативной или родовой подсудности для продолжения его рассмотрения по существу тем же судом и при наличии соответствующего заявления ответчика, возражавшего против рассмотрения дела в данном суде, суд должен применить аналогию закона и по правилам п. 1 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ передать дело в суд по месту жительства ответчика.

Положения п. 3 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ позволяют суду первой инстанции в процессуальном порядке исправить допущенную им еще на стадии возбуждения гражданского дела ошибку в применении процессуальных норм о подсудности дел и передать дело на рассмотрение в тот суд, которому оно подсудно по закону.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Р Ф, сформулированной им в постановлении от 16 марта 1998 г. N 9-П «По делу о проверке конституционности статьи 44 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и статьи 123 Гражданского процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан», по смыслу положений ст. 7, 8 и 10 Всеобщей декларации прав человека 1948 г., ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. право каждого на судебную защиту посредством законного, независимого и беспристрастного суда означает, в частности, что рассмотрение дел должно осуществляться законно установленным, а не произвольно выбранным составом суда, без предубеждения, полно, всесторонне и объективно.

Ошибка в определении подсудности гражданского дела судом первой инстанции может быть связана с неправильным применением правил родовой подсудности (принятие искового заявления о восстановлении на работе мировым судьей, к подсудности которого такой иск не относится согласно ст. 23 ГПК РФ и ст. 3 Федерального закона «О мировых судьях в Российской Федерации»; применение общих правил территориальной подсудности (ст. 28 ГПК) при исключительной подсудности иска о праве на недвижимое имущество (ст. 30 ГПК РФ); и т. д.). Выявив данную ошибку, суд первой инстанции обязан передать дело компетентному суду. Отказ в передаче дела и его рассмотрение с нарушением правил подсудности не соответствует требованиям ст. 46, 47 Конституции Р Ф и может повлечь отмену принятого решения вышестоящим судом ввиду неправильного применения (нарушения) норм процессуального права (ст. 330, 362, 364, 387 ГПК РФ).

В судебной практике нередки случаи, когда ответчик или даже истец по делу не оспаривает подсудность такого дела конкретному суду, не возражает против рассмотрения судом дела по существу и не делает заявлений о передаче дела в другой суд, которому оно подсудно. Такой «козырь» приберегается на случай проигрыша дела и используется в апелляционной или надзорной жалобе в качестве основания к отмене решения суда. Однако подобное поведение противоречит процессуальным обязанностям лиц, участвующих в деле: согласно ч. 1 ст. 35 ГПК РФ указанные участники гражданского процесса должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. Поэтому описанные действия следует рассматривать как форму злоупотребления правом, влекущего согласно ст. 10 ГК РФ отказ в судебной защите по данному доводу.

В связи с этим примечательна правовая позиция Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Р Ф, выраженная в определении от 26 марта 2004 г. в связи с рассмотрением в порядке надзора дела N 16-В03−9*(10). Суд первой инстанции расценил имеющееся в деле заявление ответчицы Р. в Волжский городской суд с просьбой рассмотреть дело о разводе без ее присутствия, в котором она писала о своем доверии данному суду, как подтверждение согласия ответчицы на рассмотрение дела в ее отсутствие именно в Волжском городском суде (договорная подсудность). Достоверность данного заявления никем не оспаривалась при рассмотрении дела по существу, Суд надзорной инстанции признал выводы суда первой инстанции обоснованными Гражданский процесс / под ред. В. В. Яркова. — М.: Волтерс Клувер, 2004 — С. 231.

Иногда ошибочность выводов суда о нарушении правил подсудности дела при его принятии к производству и соответствующий мотив к передаче дела в другой суд может базироваться на неправильном определении места жительства ответчика.

Передача дела может иметь разные правовые последствия. Если суд передает дело на рассмотрение другого суда, правильно применяя процессуальные нормы, никаких правовых проблем не возникает, как и в случае своевременного исправления ошибки с передачей дела судом апелляционной или кассационной инстанции при рассмотрении соответствующих частных жалоб.

Иное дело, когда передача дела не соответствует требованиям процессуального закона и никто из лиц, участвующих в деле, не обжалует судебное постановление о передаче дела в другой суд. При таких обстоятельствах вышестоящий суд не может осуществить контроль над деятельностью нижестоящего суда. Суд же, которому передано дело, обязан его рассмотреть по существу, не имея возможности по своей инициативе исправить процессуальную ошибку, хотя вынесенное им решение по делу изначально подлежит отмене в связи с нарушением правил подсудности дела. Если суд своим определением о передаче дела попытается преодолеть предыдущее определение и возвратить дело, то возникнет спор о подсудности, что по закону недопустимо.

В теории гражданского процесса допускаемый спор двух судов (или судей) относительно подсудности дела противоположному суду именуют отрицательным пререканием. Представляется, что вывод вышестоящего суда о нарушении правил подсудности как основании к отмене судебного постановления не должен строиться на формальном установлении такого факта. Если дело дошло до стадии апелляционного, кассационного или надзорного производства, то факт нарушения подсудности следует игнорировать исходя из полномочий суда как специального органа, отправляющего правосудие, принципа независимости судей и подчинения их только закону, задач гражданского судопроизводства и упомянутого ранее диспозитивного права сторон на изменение подсудности дела договором. В противном случае сохранение последствий нарушения правил подсудности со ссылкой на «своего судью» (ст. 47 Конституции РФ) будет являться процессуальным средством временной защиты недобросовестной стороны в споре. Временный характер защиты связан с тем, что правовой результат нового рассмотрения дела «правильным» судом предполагаем.

В данном контексте положения ст. 47 Конституции Р Ф следует толковать несколько шире. Так, если ответчик, а равно истец или третье лицо, заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора, согласились на рассмотрение дела в конкретном суде, которому оно по процессуальному закону неподсудно, должны действовать правила договорной подсудности. При этом согласие на рассмотрение дела в таком суде может быть как специально выраженное (исковое заявление, объяснение по существу иска, заявление), так и молчаливое, когда лицо, участвующее в деле, не возражает против рассмотрения дела в данном суде. При поступлении в суд, которому дело не подсудно, соответствующего возражения дело подлежит безусловной передаче в другой компетентный суд. В качестве другого варианта законодателю следовало бы рассмотреть вопрос об отмене полномочия суда передавать дело, предусмотренного п. 3 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ, заменив его на полномочие оставлять исковое заявление без рассмотрения в связи с неподсудностью дела данному суду. Тогда суд, которому дело передано незаконно, не будет отягощен обязанностью его рассматривать.

2. Проблемы подсудности при рассмотрении и разрешении гражданского иска в уголовном деле

2.1 Рассмотрение и разрешение гражданского иска в уголовном деле судом первой инстанции

Общим условием судебного разбирательства, имеющим отношение к теме исследования, является непосредственность и устность (ст. 240 УПК РФ). В судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, за исключением случаев, предусмотренных разделом X УПК РФ. Суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы, производит другие судебные действия по исследованию доказательств. Оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, возможно лишь в случаях, предусмотренных статьями 276 и 281 УПК РФ. Приговор суда, в том числе в части, касающейся гражданского иска, может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Из этого правила есть исключение. В ст. 39 ГПК РФ предусмотрено право ответчика признать иск, право истца отказаться от иска. В ст. 173 ГПК РФ установлены форма и последствия отказа истца от иска, признания иска ответчиком: заявление истца об отказе от иска, признание иска ответчиком заносится в протокол судебного заседания и подписывается истцом, ответчиком или обеими сторонами. В случае, если отказ от иска, признание иска выражена в адресованных суду заявлениях в письменной форме, эти заявления приобщаются к делу, на что указывается в протоколе судебного заседания. Суд разъясняет истцу, ответчику последствия отказа от иска, признания иска. При отказе истца от иска и принятия его судом или утверждении мирового соглашения сторон суд выносит определение, которым одновременно прекращает производство по делу. При признании иска ответчиком и принятии его судом принимается решение об удовлетворении заявленных истцом требований (ч.3 ст. 173 ГПК РФ). В случае непринятия судом отказа истца от иска, признания иска ответчиком суд выносит об этом определение и продолжает рассмотрение дела по существу. В случае отказа истца от исковых требований и принятия его судом производство по делу прекращается (ст. 220 ГПК РФ). Производство по делу прекращается определением суда, в котором указывается, что повторное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается (ст. 221 ГПК РФ).

Из всех этих правил в УПК РФ воспроизведено только право истца отказаться от иска и его последствия: отказ от гражданского иска влечет за собой прекращение производства по нему (ч.5 ст. 44 УПК РФ). В тексте УПК РФ не разрешен вопрос о том, может ли суд не принять отказ гражданского истца от иска и при каких обстоятельствах. Более того, из смысла ряда статей УПК РФ, в частности, из ч.2 и 3 ст. 250 УПК РФ следует, что суд, рассматривающий уголовное дело рассматривает и разрешает гражданский иск, только если его поддерживает гражданский истец лично в судебном заседании либо он заявил о рассмотрении дела в его отсутствие, но настаивал на исковых требованиях, либо если гражданский иск поддерживает прокурор, либо если подсудимый полностью согласен с предъявленным гражданским иском. В остальных случаях суд оставляет гражданский иск без рассмотрения. Данные правила объясняются, прежде всего тем, что в уголовном судопроизводстве главная задача — разрешить предъявленное лицу обвинение в совершении преступления, рассмотрение и разрешение гражданского иска — функция хотя и значимая, важная, но сопутствующая, вытекающая из основной. Во всяком случае, она не должна противоречить или осложнять достижение основной. Из этого следует, что если суд, рассматривающий уголовное дело, не согласен с отказом истца от гражданского иска, например, он сочтет, что это противоречит закону, нарушает права и законные интересы других лиц, он тем не менее, не должен рассматривать гражданский иск далее. В этой ситуации правильнее будет передать гражданский иск на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства по аналогии с правилами ч.2 ст. 309 УПК РФ. Только целесообразнее при этом не признавать право истца на удовлетворение иска, как указано в ст. 309 УПК РФ, а все вопросы (в том числе и о праве истца на удовлетворение иска, его размере, отказе от иска) передать на рассмотрение суда в порядке гражданского судопроизводства. Это позволит суду, рассматривающему уголовное дело, сконцентрировать внимание на основных вопросах, стоящих перед ним при постановлении приговора, и не тратить времени и усилий на разрешение гражданского иска, раз уж сам истец на исковых требованиях не настаивает Папкова О. А. Судейское усмотрение в гражданском процессуальном праве //Законодательство, 2002, № 2, с. 46 — 53.

В тексте ст. 54 УПК РФ не предусмотрено право гражданского ответчика признать иск, хотя в ч.2 ст. 250 УПК РФ упоминается о такой ситуации — подсудимый полностью согласен с предъявленным гражданским иском. Не указаны в тексте УПК РФ и последствия такого процессуального действия. В ч.4 ст. 198 УПК РФ предусмотрено, что в случае признания иска ответчиком в мотивировочной части решения суда может быть указано только на признание иска и принятие его судом. Фактически же суды при постановлении приговора руководствуются этими правилами.

Представляется, что это определенное исключение из общего условия судебного разбирательства, в соответствии с которым все выводы суда должны быть основаны на доказательствах, непосредственно исследованных и воспринятых. Приговор, в том числе в части гражданского иска, основывается только на тех доказательствах, которые были рассмотрены в судебном заседании. Материалы предварительного следствия не могут быть положены в основу приговора, если они не исследовались в судебном разбирательстве. Эти исключение вполне оправданное и целесообразное, необходимо лишь законодательно закрепить его в тексте УПК РФ либо указать в УПК РФ на применение соответствующих статей ГПК РФ.

В отношении остальных общих условий судебного разбирательства, касающихся участия в нем отдельных лиц, применительно к теме настоящего исследования отметим лишь положения статьи 250 УПК РФ «Участие гражданского истца или гражданского ответчика». Представляется, что согласие гражданского ответчика с гражданским иском может быть в данном случае приравнено к согласию подсудимого. При наличии гражданского ответчика именно он несет имущественную ответственность за действия подсудимого, и при его согласии с иском права гражданского истца не будут ущемлены.

Гражданский истец — это лицо, потерпевшее от преступления и требующее компенсации причиненного ему вреда. В силу же ст. 52 Конституции Р Ф государство должно обеспечивать потерпевшим компенсацию причиненного ущерба. Рассмотрение дела в отсутствие гражданского истца либо гражданского ответчика — это право, а не обязанность суда. Принимая решение о рассмотрении дела в отсутствие гражданского истца и об оставлении гражданского иска без рассмотрения, суд должен учитывать, что такое решение может затруднить возмещение ущерба, причиненного преступлением. Вместе с тем следует учитывать полноту доказательственной базы, имеющейся в материалах уголовного дела в части гражданского иска. При отсутствии или слабости доказательственной базы в части гражданского иска, при отсутствии гражданского истца иск лучше оставить без рассмотрения, в этом случае у гражданского истца сохранится возможность восполнить доказательственную базу при рассмотрении иска в порядке гражданского судопроизводства и тем самым реализовать свое право на возмещение вреда, причиненного преступлением. В противном же случае, если суд воспользуется правом на рассмотрение иска в отсутствие гражданского истца и, убедившись в отсутствие доказательственной базы в этой части, откажет в удовлетворении гражданского иска, гражданский истец утратить возможность реализовать свое право на возмещение вреда, причиненного преступлением, в порядке гражданского судопроизводства, поскольку спор уже был предметом рассмотрения в суде, причем между теми же сторонами, по тому же предмету и основанию. Таким, образом, к рассмотрению гражданского иска в отсутствие гражданского истца суду следует подходить крайне осторожно, даже при наличии оснований, предусмотренных ч.2 ст. 250 УПК РФ.

Вопрос о заявленном гражданском иске разрешается судом вместе с другими основными вопросами, составляющими содержание приговора (вопросами о виновности и размере наказания), что специально установлено в ст. 299 УПК РФ. Суд может удовлетворить заявленный гражданский иск или отказать в нем только в приговоре. Это первое правило, которое необходимо соблюдать, чтобы решение по гражданскому иску было правосудным. К сожалению, действующее уголовно-процессуальное законодательство не достаточно полно регулирует вопросы, связанные с предъявлением и рассмотрением гражданского иска в уголовном процессе. Так, в ст. 44 УПК не достаточно полно определены основания предъявления гражданского иска в уголовном деле. В ней указано, что лицо, понесшее имущественный вред от преступления, вправе при производстве по уголовному делу предъявить к обвиняемому или лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого, гражданский иск, который рассматривается совместно с уголовным делом. В данной норме не отражено такое основание предъявления гражданского иска, как причинение имущественного вреда общественно опасным деянием невменяемого, тогда как согласно уголовному и уголовно-процессуальному законодательству в порядке уголовного судопроизводства к таким лицам могут применяться принудительные меры медицинского характера Рожкова М. А. Актуальные вопросы арбитражного процессуального права: соотношение гражданского и арбитражного процесса, понятие гражданского дела, диспозитивность в арбитражном процессе //Законодательство", 2001, № 10 — с. 46.

Пока уголовно-процессуальное законодательство прямо не регулирует определение судьбы гражданского иска по таким делам. Глава 51 УПК «Производство о применении принудительных мер медицинского характера», а также нормы общего характера, содержащиеся в УПК применительно к порядку разрешения гражданского иска по уголовному делу, не позволяют определить судьбу такого иска.

Позиция Верховного Суда Р Ф по рассматриваемому вопросу однозначна: «В соответствии со ст. ст. 306 и 309 УПК РФ гражданский иск в уголовном деле может быть разрешен только при постановлении приговора.

Поскольку суд рассматривал вопрос о применении к А. принудительных мер медицинского характера, гражданские иски потерпевших не могли быть рассмотрены по существу.

Оставление же судом гражданского иска без рассмотрения не препятствует последующему его предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства".

Такой подход к определению судьбы гражданского иска по данной категории дел будет верным только в одном случае: когда суд установит, что лицо по характеру совершенного им деяния и по своему болезненному состоянию не представляет опасности для общества и не нуждается в принудительном лечении. В этом случае суд прекращает уголовное дело за отсутствием состава преступления или по иным основаниям.

В других случаях, на наш взгляд, предложенный вариант решения судьбы гражданского иска по делам, связанным с применением принудительных мер медицинского характера, является не самым удачным. Преимущества одновременного рассмотрения уголовного дела и гражданского иска о возмещении вреда, причиненного этим преступлением, очевидны: обеспечивается точное определение размера ущерба, что, в частности, подлежит выяснению по рассматриваемой категории дел (п. 3 ч.2 ст. 434 УПК). Кроме того, ускоряется восстановление нарушенных преступлением прав потерпевшего, суду не приходится дважды исследовать обстоятельства дела и вызывать одних и тех же граждан для повторной дачи показаний. Наконец, гражданский истец в уголовном деле освобождается от уплаты государственной пошлины (ст. 44 УПК). Кроме соображений общего характера, обосновывающих необходимость решить судьбу гражданского иска о возмещении вреда, причиненного преступными деяниями невменяемого лица, одновременно с решением вопроса о применении к нему принудительных мер медицинского характера, можно привести еще следующие аргументы. Приведенные выше статьи Гражданского кодекса РФ, предусматривающие возможность возложения обязанности возместить причиненный невменяемым лицом вред на него самого, устанавливают, что при решении этого вопроса должны быть учтены имущественное положение причинителя вреда, потерпевшего и другие обстоятельства. К другим обстоятельствам, которые могут быть учтены при принятии решения о возложении обязанности возместить причиненный невменяемым (лицом, находившимся в таком состоянии в момент совершения преступления, или признанным недееспособным), можно отнести множественность преступных деяний, совершенных обвиняемым в отношении одного потерпевшего. Также обстоятельством, позволяющим возложить возмещение причиненного преступлением вреда на невменяемое лицо, может быть наступление тяжких для здоровья потерпевшего последствий. Обстоятельством, оказывающим обратное воздействие при решении данного вопроса, может быть степень вины потерпевшего, противоправное поведение которого спровоцировало совершение преступления невменяемым или иным образом содействовало возникновению или увеличению вреда. Все эти обстоятельства исследуются при производстве предварительного расследования (ч.2 ст. 434 УПК) и в ходе судебного разбирательства по делу. Поэтому суд, рассматривающий дело о применении принудительных мер медицинского характера, может быстрее и, главное, правильнее разрешить вопрос о возмещении вреда, причиненного деяниями такого лица. Еще одним доводом в пользу такого решения рассматриваемой проблемы является то, что по делам о применении принудительных мер медицинского характера участие защитника является обязательным, что позволит защитить права и законные интересы этого лица Рожкова М. А. Судебный акт как юридический факт //Законодательство", 2002, № 5 — с. 24 -31.

2. 2 Процессуальные особенности рассмотрения уголовного дела в части гражданского иска судом кассационной и надзорной инстанции

Среди участников процесса в кассационной инстанции законодателем названы гражданский истец, гражданский ответчик или их представители. Однако они в соответствии с ч. 5 ст. 354 УПК ограничены в праве кассационного обжалования, поскольку могут обжаловать судебные решения лишь в части, касающейся гражданского иска. В диссертации проведен обзор высказанных литературе аргументов, обосновывающих иной вариант решения отмеченной проблемы. В связи с этим следует поддержать высказанное в литературе предложение о том, чтобы гражданскому ответчику была предоставлена возможность по окончании расследования ознакомиться с материалами уголовного дела в полном объеме (Масленникова Л.В., Семин А. С. и др.). Подобным образом должен быть решен вопрос и о праве на обжалование приговора, которое также ограничено в настоящее время пределами гражданского иска.

Выступающие в качестве гражданского ответчика физические или юридические лица, несущие имущественную ответственность за ущерб, причиненный преступлением, могут оспаривать в жалобе обоснованность привлечения их к участию в деле в качестве гражданского ответчика. Они могут также жаловаться на то, что не были признаны гражданским ответчиком в порядке, установленном законом (ст. 54 УПК).

Существует небесспорное мнение, что если лицо, несущее имущественную ответственность за ущерб, причиненный преступными деяниями осужденного, не было признано гражданским ответчиком и не участвовало в предшествовавших кассационному производству стадиях, оно не может быть лишено права на кассационное обжалование приговора и участие в заседании кассационной инстанции. Сторонники этой точки зрения полагают, что суд в таком случае должен вынести определение о признании указанного лица гражданским ответчиком, принять от него кассационную жалобу и рассмотреть ее по существу. С таким мнением сложно согласиться. Более правильна позиция Верховного Суда Р Ф, который факт ущемления процессуальных прав гражданского ответчика признает существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора в части гражданского иска.

Подавляющее большинство участников уголовного процесса уголовно-процессуальный закон правом принесения надзорной жалобы не наделяет. Так, правом подачи надзорной жалобы не наделены субъекты гражданского иска в уголовном деле — гражданский истец, гражданский ответчик, их представители.

В процессуальной литературе предлагается расширить круг лиц, наделенных правом принесения надзорной жалобы: ибо по смыслу процессуального закона правом принесения надзорной жалобы должны быть наделены все лица, нуждающиеся в обеспечении соответствующего права (Колоколов Н.А.).

Все это, безусловно, касается и сторон гражданского иска в уголовном деле. Если гражданский истец и/или гражданский ответчик либо лица, в нарушение закона, не признанные таковыми, реализуя свое право на судебную защиту (ст. 46 Конституции Р Ф, ст. 125 УПК РФ), в суде первой, а затем и кассационной инстанций отстоять своих интересов не смогли, они должны иметь право использовать для защиты своих прав и законных интересов все существующие в правовой системе данного государства стадии и инстанции.

Отметим, что Гражданский процессуальный кодекс РФ в аналогичном вопросе — о круге субъектов, наделенных правом приносить надзорные жалобы — занял более демократичную позицию, полнее защищающую права и законные интересы граждан и юридических лиц. Так, ч.1 ст. 376 ГПК РФ устанавливает, что вступившие в законную силу судебные постановления, за исключением судебных постановлений Президиума Верховного Суда Российской Федерации, могут быть обжалованы в порядке, установленном настоящей главой, в суд надзорной инстанции лицами, участвующими в деле, и другими лицами, если их права и законные интересы нарушены судебными постановлениями".

Обзор существующих постановлений и определений Конституционного Суда Р Ф позволяет определить его правовую позицию и для субъектов гражданского иска в уголовном деле:

1) Конституционный Суд признал, что защита прав и законных интересов лиц, пострадавших от совершенного преступления, является приоритетной задачей уголовного судопроизводства;

2) лица, пострадавшие от совершенного преступления (потерпевший, да и не только он, но и гражданский истец) имеют собственные интересы в уголовном судопроизводстве, которые они вправе (и им должна быть обеспечена такая возможность) защищать во всех судебных инстанциях;

3) их интересы во многом определяются объемом и содержанием предъявленного лицу и разрешенного судом обвинения, поэтому они должны иметь возможность обжаловать не только те аспекты судебного решения, которые касаются размера и порядка возмещения вреда, причиненного преступлением, но и касающиеся обвинения, его содержания, объема, доказанности и т. п. ;

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой