Понятие бытия в философии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПЛАН

  • 1. Понятие бытия в философии 2
    • 2. Диалектика бытия и небытия 7
    • 3. Бытие как «чистая мысль»: начало онтологии 8
  • Список литературы 11

1. Понятие бытия в философии

В обыденной речи слово «бытие» означает жизнь, существование. В философии понятию бытия придаётся максимально обобщённый и универсальный характер.

Вместо этого понятия философы нередко используют понятие Универсума, под которым разумеют единственное самодостаточное целое, не оставляющее ничего вне себя. Когда говорят о бытии (универсуме), то разумеют всё, что имеется в мире как реальность, как наличная данность. Философа интересует вся совокупность существующего. Это и вещи с их свойствами и отношениями, и многочисленные явления сознания, разума, духа. При этом все общие и не общие свойства и характеристики конкретных явлений материальной и духовной реальности как бы выносятся за скобки их рассмотрения. О любой вещи, о любом процессе, о любом свойстве и отношении, о любой мысли и переживании можно сказать, что оно (он, она) существует.

На уровне предельно абстрактного понятия бытия противоположность материального и духовного не выделяется, так как мысль, дух, идеальное берутся в единстве с материальными вещами на том основании, что-то и другое имеется в наличии, существуют. И в этом отношении сознание, идеи не менее реальны, чем вещи. Достоверность, например, зубной боли как реальности та же, что и достоверность самого больного зуба.

Понятие бытия — самое абстрактное и поэтому самое бедное по содержанию, но по объёму — самое богатое, так как под него подпадает всё, что существует во Вселенной, в том числе и сама Вселенная как отдельно взятое сущее.

Бытие является не каждой из имеющихся вещей, а только тем, что в каждой вещи универсально и поэтому выступает лишь одной стороной любой вещи. Используя понятие бытия, человек как бы фиксирует наличие того, что есть в его целокупности. Хотя такого рода фиксация и констатация необходимы, они сами по себе не являются конечной целью познания. Устанавливая достоверность какого-либо явления, мы делаем его для себя известным. Однако «то, что известно, — писал Гегель, — ещё не есть, поэтому познанное. «Когда — то человек не знал, что в состав бытия надо включать электромагнитное поле, «чёрные дыры» (коллапсары), кварки и т. д. Когда факт их наличия был установлен, приступили к главному — изучению их природы. В этой связи философский анализ бытия не может быть сведён лишь к обобщённому описанию разных типов наличной реальности — будь — то неживая природа от микромира до мегамира, живая природа от живой клетки до биосферы, общество в системе всех его составных элементов, человек и ноосфера, человеческое познание во всех его формах проявления.

К тому же задача описания разных видов реальности и признания их в качестве определённого наличного бытия может быть решена лишь в рамках отдельно взятых наук и возникающей в результате обобщения их суммарных данных научной картины мира. В центре же философского анализа бытия находится раскрытие его внутренней природы и универсальных связей всех его элементов. И первым вопросом выступает вопрос о самом понятии бытия как одной из всеобщих абстракций человеческого разума. С первых шагов зарождавшейся философской мысли идея бытия служила логическим средствам представления мира как целостного образования. С её помощью первые философы древности абстрагировались в своём разуме от всего бесконечного многообразия вещей и процессов по средствам мысленной фиксации того их сходства, что всем им присущ статус существующего, реальности. Тем самым признавалось, что мир един, поскольку все его элементы тождественны по признаку существования, наличной данности. Быть — это всеобщая характеристика мира, присущая всему, что входит в его состав. Что бы ни происходило в мире, он был, есть и будет существовать независимо от воли и сознания людей. Анализ философского понятия бытия предполагает, прежде всего, не выявление разных видов действительного бытия, в основе которого лежит переход мысли от всеобщего к частному, а раскрытие разных аспектов содержания этого понятия. Таких аспектов два: предметный и динамический; они легко обнаруживаются уже в смысловых оттенках слова «есть». Когда говорят «роза есть растение», то под этим понимают, с одной стороны, тот факт, что роза является растением, т. е. представляет собой некую предметную реальность, а с другой-то, что роза существует, т. е. длится во времени. Первый смысловой оттенок слова «есть» выражает предметный аспект бытия, второй — динамический. В предметном аспекте понятия бытия отражается наличная данность качественной определённости всего, что существует динамический аспект бытия заключается в том, что всякое бытие — это не только какой-то налично данный предмет, но и существование этого предмета как процесс смены его состояний и его реализация.

Понятия «ничто» и «небытие» в истории философии нередко отождествлялись и рассматривались как абстракции, обозначающие отсутствие бытия вообще. Такое их определение кажется ясным, очевидным и само собой разумеющимся до такой степени, что у большинства людей не возникает никакого желания уточнять, что значит словосочетание «отсутствие бытия». Когда же спрашивают об этом, то в ответ либо выражают недоумение по поводу самой возможности непонимания того, что и так ясно, либо обходятся шутливой тавтологией: отсутствие бытия — это абсолютное отсутствие всякого присутствия, то состояние, когда ничего нет.

Мы можем представить отсутствие, какого — либо частного бытия. Однако никто из нас не может представить полное отсутствие бытия вообще. Ведь в этом случае необходимо представить то, что не является реальностью вообще. А может ли наша мысль выйти за пределы реальности как таковой? Если бы ей это удалось, она лишилась бы своего предметного содержания и тем самым прекратила бы своё существование. Если нам что — то не дано, нам и в голову не придёт размышлять об этом.

Беспредметных мыслей нет и не может быть. Уже античные софисты это хорошо осознали и даже использовали в построении следующего софизма «Лгать — говорить о том, чего нет. Но о том, чего нет, ничего сказать нельзя. Следовательно, никто не может лгать». В этом парадоксальном умозаключении ложь неверно рассматривается в качестве не имеющего предметного содержания высказывания. Но верно то, что всякое беспредметное суждение в принципе невозможно, ибо не может быть беспредметного мышления.

Из этого следует, что даже такие понятия нашего мышления, как «ничто» и «небытие» не могут быть беспредметными, иначе говоря, не могут быть изъяты, элиминированы из отношения к реальности. Разумеется под ними непросто чистое отсутствие вообще, а отсутствие бытия, мы тем самым опосредованно связываем их содержание с бытием. Отсутствие бытия не есть некая абсолютная пустота, а есть процесс отрицания бытия, который представляет собой не что иное, как переходит в иное, становление для себя другим. Рациональное понимание ничто и небытия возможно только лишь в качестве отрицания, которое является необходимым моментом бытия.

Как переход в иное отрицание в самом бытии осуществляется либо в виде отношения одного определённого бытия (нечто) к другому, либо в виде процесса изменения, прехождение налично данного бытия, взятого самого по себе. Первое отрицание в философии осмысливается посредствам соотношения понятий «бытие» (нечто) и «ничто», второе — посредствам соотношения понятий «бытие» и «небытие». Это и служит основанием для различения понятий «ничто» и «небытие». Противоположностью ничто выступает бытие как определённое нечто, а противоположностью бытия является бытие как процесс познания, смены состояний, изменения. Если с помощью понятий «нечто» и ничто" осмысливается отрицание на уровне предметного аспекта бытия, то посредствам понятий «бытие» и «небытие» отражается отрицание как процесс перехода в иное на уровне динамического аспекта бытия. Рассмотрим отрицание бытия в форме соотношения нечто и нечто. На уровне предметного бытия отрицание реализуется в виде отношений различия и противоположности. Мир, понимаемый как бытие вообще, предстаёт перед нами в качестве единого целого. Вместе с тем он есть бесконечное множество частных существований. Различие — одна из всеобщих характеристик всего сущего в мире.

Любая вещь, взятая в совокупности своих свойств, есть налично-сущее, т. е. нечто, обладающее качественной и количественной определённостью и автономным бытием.

В границах своего бытия вещь (нечто) является самотождественной и полностью самостоятельной реальностью, развёртывающейся на паритетных началах с другими вещами, так что её бытие не может быть ни заимствовано, ни передано другими вещами. После своего возникновения всё определённое сущее как бы обречено на бытие в соответствующих пределах. Бытие какой — либо вещи в принципе невозможно продлить за счёт прибавления бытия, взятого у другой вещи. Каждая вещь существует лишь в границах своего бытия. Так, человек может жить лишь своей жизнью. У него нет возможности взять хотя бы мгновение бытия другого человека и за счёт этого прожить больше чем ему отведено. Выражение «жить жизнью другого» заключает в себе другой смысл, а именно: воспроизводить содержание жизни другого в содержании своего сознания и деятельности. В этом плане любой человек живёт жизнью своих близких и знакомых и массы других людей, жизнью которых он интересуется, независимо от того, являются ли они его современниками или относятся к прошлым поколениям. Однако он, таким образом, лишь отражает в своей жизни жизнь других людей, оставаясь при этом полностью в границах своего индивидуального существования, ничего не прибавляя и не убавляя от своего бытия, ибо как реальность он остаётся тем же самым. В отличие от объектов внешнего мира человек как существо, обладающее сознанием и волей, может прекратить своё человеческое (социальное и биологическое) существование, однако и он не в силах прекратить своё физическое бытие в качестве объектов материального мира.

Обладая автономным бытием, равенством с самой собой и качественной определённостью, всякая данная вещь (нечто) относительно всех других выступает их отрицанием уже в силу только лишь своего отличия от них. Спиноза эту мысль выразил в афоризме: «всякое определение есть отрицание». Всё, что существует за пределами бытия данной определённой вещи, является иным бытием. Это тоже нечто, но такое, которое выступает иным, а не тем же самым, и поэтому заключает в себе отрицание бытия данной вещи. В мире нет абсолютно одинаковых вещей. Поскольку же в бытии каждой данной вещи отсутствует бытие другой, поскольку каждое данное нечто является ничто другого нечто. Ничто в реальной действительности, таким образом, представляет собой факт существования отношения различия между конечными и единичными нечто. Когда устанавливается, что данная вещь есть не совсем то или совсем не то, что представляет собой другая вещь, то первая в отношении ко второй есть ничто последней, и наоборот. Более того, при рассмотрении взаимных отношений вещей каждая из них начинает выступать одновременно в качестве нечто и ничто: она есть определённое налично-сущее и поэтому не есть то, чем являются другие вещи.

2. Диалектика бытия и небытия

Вопрос о соотношении бытия и небытия возникает в процессе осмысления природы конечного и переходящего существования вещей реального мира. Уже античные философы стали задумываться над тем, есть ли что-либо за границей всего бесконечного многообразия непосредственного бытия и что происходит с вещами после того, как они исчезают, т. е. прекращают своё существование. При этом бытие отождествлялось с непосредственным существованием единичных реальностей, а небытие — с тем, что выходит за пределы единичного бытия и тем самым само по себе уже не могло быть чем — то единичным и даже какой — то непосредственной реальностью. С понятием небытия в античной философии связывалось понятие сущности, единого и всеобщего, так как самим смыслом этого единичного бытия, данного нам в формах нашего чувственного восприятия. Тогда представлялось, что анаму небытия есть путь к раскрытию сущности бытия. Постижение же этой сущности рассматривалось конечной целю философского осмысления мира. Отсюда понятно следующее высказывание Платона: «Те, кто подлинно предан философии, заняты, по сути вещей, только одним — умиранием и смертью».

Переход бытия в небытие и небытие в бытие реализуется в процессе изменения вещей. Чистой формой этого перехода является время, т. е. смена прошлого (того, чего уже нет) настоящим (тем, что есть), а настоящего будущим (тем, чего ещё нет). В этом плане всякое единичное существование развёртывается в виде перехода от небытия, которого уже нет, небытию, которого ещё нет, так что актуально данное конкретное бытие заключает в себе в снятом виде небытие в этих двух его аспектах.

Подытоживая рассмотрение соотношения бытия (нечто) и ничто, бытия и небытия, следует указать, что философская категория бытия не может быть во всей полноте и глубине осмыслена без сопоставления её с категорией отрицания. Из определения бытия как реальности, границы которой задаются её собственным отрицанием, с необходимостью вытекает понимание ничто и небытия в позитивном плане, т. е. в качестве инобытия. Если ничто представляет собой выражение отношений различия и противоположности в мире непосредственно данных частных существований, то небытие — своеобразное выражение смены состояний, прохождения, перехода в иное того или другого конкретного и непосредственного сущего. Ничто и небытие — это разные аспекты отрицания бытия, связанные с двойственно предметно — динамической структурой бытия. Они столь же реальны, сколь и само бытие. Именно так ничто и небытие осмысливались в продолжение всего исторического развития философии. Чисто негативное их понимание, связывающее с ними некое абсолютное отсутствие, иррационально и потому непродуктивно в философском постижении природы бытия.

3. Бытие как «чистая мысль»: начало онтологии

Философы устремились в поиски единого, но такого, которое дано не чувству, а уму (мысли). Дальше всех в этом направлении продвинулся Парменид, основоположник элейской школы (IV-Vвв. До н. э), объявивший предельным основаниям мира и космоса мысль как таковую, абсолютную мыслью. Впоследствии философы назовут её «чистой», имея в виду то содержание мысли, которое не связано с эмпирическим, чувственным опытом людей. Парменид как бы оповестил людей об открытии им новой силы, силы Абсолютной мысли, которая удерживает мир от опрокидывания в хаос и небытие, обеспечивает ему стабильность и надежность, дает человеку уверенность в том, что все с необходимостью будет подчиняться порядку, установленному в ином мире. Необходимость Парменид называл Божеством, Правдой, провидением, судьбой, вечным неуничтожимым, тем, что действительно имеется. «Всё по необходимости» означало, что заведенный в мировоздании ход вещей не может внезапно, по воле случая, измениться: день всегда придет на смену ночи, солнце внезапно не погаснет, люди не вымрут все вдруг по неизвестной причине, и т. д. Другими словами, Парменид постулировал наличие за вещами предметно-чувственного мира какого-то иного мира, выполняющего роль гаранта стабильности и устойчивости всего, что есть на земле и на небе. А это означало, что у людей нет причины для отчаяния, вызванного крушением устойчивого старого традиционного мира.

Как же характеризует бытие сам Парменид? Бытие — это то, что является подлинным миром, находящимся за миром предметно-чувственным. Бытие есть мысль, оно едино и неизменно, абсолютно и самотождественно, не имеет внутри себя деления на субъект и объект; оно есть вся возможная полнота совершенства, среди которых на первом месте Истина, Добро, Благо, Свет. Определяя бытие как истинно сущее, Парменид учил, что оно не возникло, не уничтожимо, единственно, неподвижно, нескончаемо во времени. Оно не в чем не нуждается, лишено чувственных качеств, а потому его можно постигать только мыслью, умом.

Чтобы облегчить понимание того, что такое бытие людям, не искушенным в искусстве мыслить мысль, то есть философствовать, Парменид рисует чувственный образ бытия: бытие есть шар, сфера, не имеющая пространственных границ. Сравнивая бытие со сферой, философ использовал сложившееся в античности убеждение в том, что сфера — совершеннейшая и прекраснейшая форма среди других пространственно — геометрических форм.

Утверждая, что бытие есть мысль, он имел в виду не субъективную мысль человека, а Логос — космический Разум. Логос — не только слово, но и всеобщее основание вещей, которое непосредственно открывается человеку в его мысли. Иначе говоря, не человек открывает истину бытия, а наоборот, Истина бытия открывается человеку непосредственно. Отсюда и вполне определенное толкование Парменидом человеческого мышления: оно получает знание в непосредственном контакте с Разумом, который и есть бытие. Поэтому не следует переоценивать логическое доказательство как могущество ума человека, ибо оно имеет свой источник в бытии — мысли, превышающей всякое логическое действо человека. Не случайно, когда Парменид в своих рассуждениях прибегал к логической аргументации, он подчеркивал, что слова, которыми он говорит, принадлежат не ему лично, а богине. Тем самым человек как бы призывался к смирению гордыни своего ума перед высшим могуществом Истины, которая и есть необходимость. Перменидовская интуиция бытия внушала людям чувство зависимости от Божества, находящегося за пределами повседневного мира, и одновременно давала им ощущение защищенности от субъективного произвола в мыслях и поступках.

Список литературы

Философия: учебное пособие для высших учебных заведений (издание четвертое). — Ростов н/Д: «Феникс», 2002. — 576 с.

Хайдеггер М. Основные понятия метафизики // Вопросы философии. 1989. — № 9.

Скворцов Л. В. Культура самопознания. Человек в поисках истины своего бытия. М., 1989.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой