Проблема преступности в современной России

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВВЕДЕНИЕ.

Актуальность темы. В настоящее время остро стоит вопрос о состоянии преступности. Криминогенный потенциал нынешнего российского об-щества весьма высок. Нынешняя криминализация российского общества явилась результатом экспансии рынка. Общая картина такова, что насту-пающий рынок, который не мог не быть «диким», как бы подмял под себя и деформировал государство и общество. Весьма интересно проследить за основными тенденциями развития преступности и её особенностями.

Данная работа может составить большой интерес для науки, так как в ней были выделены факторы, которые в той или иной степени влияют на состояние преступности, как в России, так и применительно к городу Новочеркасску. Более глубокое изучение этих факторов даст возможность понять специфику совершаемых преступлений, и их закономерности. Материалы проведённых в данной работе исследований могут быть применимы в работе органов милиции, отдела по работе с несоверщенолетними правонарушителями, различными профилактическими учреждениями.

Степень разработанности проблемы. Неоценим вклад российских ученных и исследователей в изучение феномена преступности. Лунеев В. В. в своей работе «Тенденции преступности: мировые, региональные, российские», наиболее подробно рассмотрел динамику совершения правонарушений, и выделил основные аспекты, от которых она зависит. Влияние рыночной экономики на состояние преступности, а также влияние новой правящей элиты на ход и результаты рыночных реформ, было рассмотрено Рывкиной Р. В. Она отмечает, что значимое влияния на рост преступности имеет слаживающая и стремительно формирующаяся в 90 -е годы рыночная экономика. По её мнению от этого зависит и рост экономических преступлений.

Нужно отметить, что в последнее время интерес к изучению феномена преступности довольно высок и широко изучен в работах В. Н. Кудрявцева, Ли Д. А., Прозументова Л. М.

Цель и задачи. Целью настоящей работы было изучение криминогенного состояния нынешнего российского общества, и динамики её развития. Это определило постановку следующих задач:

? определение понятия преступности, и предпосылок её проявления;

? изучение состояние и тенденции развития преступности в современной России;

? выявление причин и условий совершения преступлений в сфере экономической деятельности;

? рассмотрение наиболее эффективных методов профилактик преступности;

?анализ криминальной обстановки в городе Новочеркасске на основании результатов работы отдела милиции № 1 УВД г. Новочеркасска Ростовской области за 2001, 2004 и 2005 год.

Объект. Феномен преступности.

Предмет. Динамика преступности.

Результаты исследования.

1. Креминагенность рассматривается в качестве социального явления, которое в процессе, криминализация реализуется через поведение людей. В данном случае носит деструктивный для общества характер. И проявляется через их криминальное поведение. Численность таких людей зависит от социального состава населения. Большую роль в криминализации общества имеют два фундаментальных процесса: депопуляция населения (за счет растущего превышения смертности над рождаемостью) и «исключение» массы населения из активной общественной жизни как результат депрофессионализации, деквалификации, маргинализации, алкоголизации, обнищания и безработицы. Именно «исключенные» составляют основную социальную базу преступности.

2. Преступность, и ее виды существенно зависят от социально-экономических, политических, демографических факторов. Поскольку не наблюдается реальных позитивных изменений в России с начала 90-х годов и не предвидит их в ближайшие годы, постольку общий прогноз пессимистичен. Во-первых, наблюдается снижение числа и уровня преступлений в периоды хрущевской «оттепели и горбачевской «перестройки»

Во-вторых, тенденция постепенного возрастания числа и уровня преступлений вполне соответствует мировым тенденциям после Второй мировой войны.

В-третьих, наблюдается резкий рост зарегистрированной преступности в 1989—1993 гг. Это вполне объяснимо для периода бурных социальных, экономических, политических перемен при сохранении глубокого всестороннего кризиса в стране.

В-четвертых, социальный контроль над преступностью, деятельность системы уголовной юстиции «не поспевают» за ростом зарегистрированной преступности.

В-пятых, отмечается снижение показателей зарегистрированной преступности в 1994—1997 гг.

В-шестых, «стабилизация» закончилась, и наблюдается дальнейшее возрастание преступности в 1998—2001 гг.

3. Экономическая преступность все больше и больше заявляет о себе, становясь распространенным и надежно скрываемым источником обогащения. Этому способствовал процесс расслоения общества по имущественному положению, разделения его на бедных и богатых. Не последним фактором в появлении целого ряда экономических преступлений явилось тяжелое материальное положение, в котором оказалось большинство граждан, отсутствие перспектив его улучшения. Как следствие экономической неустроенности стала формироваться криминальная идеология с лозунгом «богатство любым путем».

4. Учеными выработаны принципиально новые рекомендации по профилактике первого в жизни человека правонарушения. Подобный метод борьбы может быть ограниченно применим в борьбе с крупномасштабной организованной преступностью, однако не влияет на случайную преступность, характерную для не знающих чем себя занять или неуверенных в себе людей. Это наиболее распространенный вид правонарушений, пристрастившись к которым, человек попадает под статистическое описание, характерное для всей преступности вообще — в том числе, и организованной.

Гораздо большее значение для снижения числа правонарушений имеет воспитание, имеющее целью не допустить совершения первого в его жизни преступления. Перейдя черту даже в мелочи, человек попадает в мир, где царят совершенно иные законы.

5. Большая плотность населения в городе Новочеркасске и высокий уровень миграции населения (особенно из Северо-Кавказского региона, Таджикистана) обуславливает определенную напряженность в отношениях между «вынужденными переселенцами» и местным населением. Для города характерно противостояние между преступными группами, состоящими из местных жителей славянской национальности и этническими преступными группировками, состоящими из жителей Закавказья, лиц цыганской национальности. В целом ситуация в сфере межнациональных отношений оценивается как стабильная. Произошедшие в т.г. случаи конфликтов с «этническими меньшинствами» имели своей причиной не «межнациональные разногласия», а столкновение криминальных интересов.

6. Особенностью демографической ситуации, оказывающей непосредственное влияние на оперативную обстановку на территории обслуживания следует считать наличие крупного воинского гарнизона, высокого удельного веса среди населения учащихся и студенчества из различных регионов России, большого контингента ранее судимых, обусловленного работой на территории крупного учреждения Минюста России, а также непосредственной близостью региона Северного Кавказа. Значительную роль в преступной среде продолжают играть лица ранее судимые.

Теоретическая значимость работы. Результаты исследования могут быть использованы для дальнейшей разработки проблем, связанных с изучением феномена преступности.

Практическая значимость работы. Использование полученных данных в преподавании, использование материалов в создании методической литературы, а также использование результатов исследования в роботе органов ГУВД.

Структура работы. Работа состоит из 2-х глав, 7-ми параграфов, 2-х приложений, списка использованной литературы, в числе 38 наименований, общий объем работы вместе с приложением? 62страницы.

ГЛАВА 1. Проблема преступности в современной России.

1.1. Понятие преступность, и предпосылки её проявления.

Преступлением признаётся виновно совершенное общественно опасное деяние. Нарушение норм морали могут быть серьёзными и несерьёзными, сознательными и несознательными. Все серьёзные нарушения, сознательны они или нет, попадающие под категорию противоправного действия, относятся к делеквентному поведению.

К преступлению относится мошенничество, хищение, изготовление фальшивых документов, взятки, промышленный шпионаж, вандализм, воровство, автокражи, поджоги, проституция, азартные игры и другие разновидности противоправных действий.

Районы города, где чаще других происходят преступления называют креминагенными, а категории населения, которые более других склонны совершать девиантные и делинквентные поступки, — группам риска. К ним относиться, в частности молодежь. Источником такой склонности служит расхождение между степенью биологической и социальной зрелости.

Креминагенность рассматривается в качестве социального явления, которое в процессе, криминализация реализуется через поведение людей. В данном случае носит деструктивный для общества характерСоветский энциклопедический словарь.? М.: Наука, 1994. И проявляется через их криминальное поведение. Численность таких людей (которая в разных обществах различна) зависит от социального состава населения. Его структура определяет некую абстрактную возможность противоправных действий тех или иных социальных групп. Например, вероятность преступности среди бес-призорников и бомжей больше, чем среди ухоженных детей из обеспеченных семей и среди людей, живущих в благоустроенных квартирах. Если это так, то наличие в составе населения тех или иных «групп риска» и численность таких групп позволяют говорить о «криминогенном потенциале» общества. Естественно, что этот потенциал зависит от «социального портрета» имеющихся групп, от их социального статуса и ма-териального положения, оттого, как, где и чем они живут, чем занимаются.

Есть основание считать, что криминогенный потенциал нынешнего российского об-щества весьма высок. Основанием для такой оценки являются особенности нынешней социальной структуры этого общества, а именно: 1) большая доля населения, относимого к категории «бедных»; 2) значительная доля безработных и фиктивно занятых; 3) наличие «социального дна» из числа нищих, бомжей, беспризорных детей и под-ростков, вышедших из тюрем; 4) значительная доля беженцев из «горячих точек» бывшего СССР; 5) весомая доля неустроенных лиц, демобилизованных из армии и находящихся в состоянии «поствоенного шока». Все эти категории в той или иной мере представлены в любом обществе; были они и в дореволюционной России, есть они и в других странах. Но в нынешней России таких людей неизмеримо больше. Иран Норне Синявский, пишет: «В России сегодня асоциальных групп больше допустимого, и количество их растет ежедневно. На дно опускаются миллионы с тем, чтобы никогда уже не подняться. «

Если говорить о безработных, то надо различать дне разных категории; 1) пол-ностью безработных (включая состоящих на учете в службах занятости) и 2) фиктивно занятых, которые в связи с невыплатами зарплаты являются кем-то вроде полу-безработных. Кримнногенность второй категории в принципе больше, чем первой, так как они продолжают находиться на предприятиях и имеют возможность ис-пользовать его ресурсы для выживания. Отсутствие нормальной работы и нормальной оплаты труда у миллионов таких работников стимулирует массовые хищения на предприятиях. Хищения были и в СССР, но нынешняя беспрецедентная ситуация не-выплаты зарплаты сделала хищения не только массовыми, но и как бы социально правомерными. Достаточно напомнить об отнюдь не единичных случаях, когда специалисты по уникальной технике, включая и оборонную, продают ценные данные иностранным фирмам и, если там не содержится сверхсекретной информации, их действия не вызывают особого осуждения.

Криминогенную роль играет и «социальное дно». Эта категория включает самые разные социальные слои, от беспризорных детей и подростков до бомжей и нищих. Какой-либо официальной статистики численности этой категории нет; есть лишь косвенные данные по отдельным составляющим. По-видимому, растет преступность за счет бомжей, нищих и других групп «социального дна», точных данных об этом нет. Весьма криминогенной категорией являются беженцы из «горячих точек» бывшего СССР. Например, появление в городах России беженцев из разных районов Кавказа и внедрение их в сферу рыночной торговли породило новые формы противоправного поведения в этой сфере: создание кордонов, препятствующих свободному проник-новению на рынки; взимание дани с русского населения за торговлю на рынках; поборы с тех, кто отказался от участия в криминальных сделках и др. Во всем этом участвуют работники местных правоохранительных органов: сложившаяся ситуация вполне устраивает их, они кормятся за ее счет.

Судя по материалам прессы, структура асоциальны и криминальных групп в России в последние годы становится все более разветвленной за счет возникновения новых форм криминала и криминального бизнеса. Например, появилась категория сутенеров, зарабатывающих на вовлечении детей в разного рода сексуальные связи, на орга-низации связей бездомных детей с сексоманамн из числа гомосексуалистов; легко предположить, что эти же сутенеры занимаются и «доставкой» тех же бездомных детей и воровские «малины» для вовлечения в преступную деятельность.

Из изложенного здесь можно отметить, что нынешняя криминализация российского общества явилась результатом экспансии рынка. Общая картина такова, что насту-пающий рынок, который не мог не быть «диким», как бы подмял под себя и деформировал государство и общество. Преступность, как и другие социальные феномены, есть порождение общества, социальных отношений, условий бытия и существенно зависит от них. Поэтому краткое описание социальной ситуации поможет лучше понять состояние и тенденции преступности, а также перспективы ее развития. Трагедия современной России имеет давние корни. Россия никогда не была демократическим государством, никогда не была правовым государством. Менялись деспотические режимы — княжеский, царский, императорский, советский, но народ оставался бесправным, забитым, нищим, влача рабское существование. Это понимали лучшие представители российской интеллигенции. П. Чаадаев писал в 1854 г.: «По своему происхождению и по своим отличительным чертам русское рабство представляет собой единственный пример в истории: в современном состоянии человеческого общества она не знает подобного». М. Лермонтов писал в 1841 г., уезжая на Кавказ: «Прощай, немытая Россия, страна рабов, страна господ, и вы, мундиры голубые, и ты, послушный им народ». А. Чехов в одном из своих писем конца Х1Х в. говорил о необходимости «каплю за каплей выдавливать из себя раба». Все прогрессивные реформы, попытки вывести страну из рабского состояния заканчивались возвратом к авторитарному или тоталитарному режиму.

Особенно трагичным для России стал ХХ в., когда страна оказалась под господством советского тоталитарного режима. За годы советской власти (1917−1987) режимом было уничтожено около 62 миллионов человек, тогда как гитлеровской Германией (1934−1945) — около 21 миллиона. Немецкие военные преступники были осуждены Международным Нюрнбергским трибуналом, советские остались безнаказанны. Советский тоталитаризм, просуществовав свыше 70 лет, укрепил рабскую психологию и породил страх, от которого трудно избавиться постсоветским поколениям.

В катастрофическом состоянии оказалась экономика: подневольный труд и «плановое» хозяйство лишены стимулов к высокопроизводительной работе, а милитаризация «съедала» все средства. Экономическая отсталость, изоляционизм, «железный занавес» нанесли непоправимый ущерб производству, медицине, образованию, науке и культуре.

В этих условиях первый «глоток свободы» — хрущевская «оттепель» и значительно более радикальная «перестройка» М. Горбачева оказали положительное влияние на всю социальную атмосферу, привели к снижению преступности, самоубийств, смертности. К сожалению, хрущевская «оттепель» сменилась «застоем», а эйфория горбачевской «перестройки» — массовым обнищанием населения, тотальной коррумпированностью всех ветвей власти и правоохранительных органов, слиянием криминалитета, власти и бизнеса, развалом здравоохранения, образования, науки, межэтническими конфликтами, войной в Чечне.

Произошла крайняя поляризация бедных и богатых: малый коэффициент, т. е. соотношение доходов 10% наименее обеспеченных и 10% наиболее богатых, к 1999 г. достиг 1: 15 по официальным данным, по мнению экспертов — 1: 25, а в населении Москвы — 1: 60. Официально учтенная безработица выросла с 4,8% экономически активного населения в 1992 г. до 13,3% в 1998 г. С 1999 г. усиливаются милитаризации экономики, проявления национализма, преследование независимых средств массовой информации и журналистов.

Печальным итогом являются, два фундаментальных процесса: депопуляция населения (за счет растущего превышения смертности над рождаемостью) и «исключение» (exclusion) массы населения из активной общественной жизни как результат депрофессионализации, деквалификации, маргинализации, алкоголизации, обнищания (в 90-е гг. с доходами ниже прожиточного минимума проживало 21−28% населения), безработицы. Между тем именно «исключенные» (exclusive) составляют основную социальную базу преступности, наркотизма, алкоголизма, суицида.

1.2. Состояние и тенденции развития преступности в современной России.

Наш анализ преступности основывается, прежде всего, на данных официальной милицейской статистики. При этом необходимо учитывать высокую и все возрастающую латентность преступности. Естественная латентность (преступления, которые не известны органам, их регистрирующим) возрастает, поскольку в населении падает доверие к возможностям милиции, и жертвы все реже и реже сообщают о случившемся с ними. Так, по результатам ежегодных виктимологических опросов в Санкт-Петербурге (1998−2001), 69−73% потерпевших от преступлений не сообщают об этом в милицию. Из них 40−42% потому, что «милиция все равно бы ничего не стала делать». В Волгограде в 2000 г. доля не обратившихся составила 59%. Аналогичные сведения приводились в материалах Научно-исследовательского института МВД РФ (свыше 65% жертв тяжких преступлений не обращаются в милицию). С 1993—1994 гг. очень высока искусственная латентность, когда не регистрируется множество преступлений, известных милиции. Массовое противозаконное сокрытие преступлений от регистрации объясняется стремлением искусственно «снизить» показатели преступности и «повысить» раскрываемость преступлений, по которой руководство страны и МВД оценивает деятельность милиции. О массовом незаконном сокрытии преступлений от регистрации имеется обширная литература. Приведем лишь данные о раскрываемости преступлений в России за последние годы (табл. 1). Милиция общественной безопасности. Источники: Ежегодники «Состояние преступности в России». М.: МВД Р Ф Реальным является показатель 1992 г., последующий рост вплоть до абсолютно ирреальных 74−75% свидетельствует о том, что регистрируются в основном так называемые «очевидные», легко раскрываемые преступления (наличие свидетелей, потерпевший называет преступника, задержание подозреваемого на месте преступления и т. п.), тогда как «неочевидные» не регистрируются. Об этом же свидетельствуют данные о динамике зарегистрированных преступлений в 2000—2001 гг. по сравнению с 1999 г.: рост таких тяжких преступлений как убийства, причинение тяжкого вреда здоровью при «сокращении» краж, грабежей, хулиганства, т. е. преступлений, которые легче скрыть от регистрации (см. табл. 3) Уровень на 100 тыс. населения. Источники: Ежегодники «Преступность и правонарушения» М.: МВД РФ, МЮ РФ. Эта ситуация хорошо известна и руководству МВД РФ. Летом 2001 г. министр заявил о пересмотре критериев оценки работы милиции, но, судя по данным о раскрываемости в 2001 г. (69,7%), положение дел меняется не существенно.

Общая динамика зарегистрированной преступности в России за 1961- 2001 гг. приводится в табл.2. На основании этих данных можно сделать ряд выводов.

Во-первых, наблюдается снижение числа и уровня (на 100,000 населения) преступлений в периоды хрущевской «оттепели» (1963−1965) и горбачевской «перестройки» (1986−1988). То, что это не случайность, подтверждается позитивной динамикой в те же годы других социальных показателей (снижение уровня самоубийств, смертности, повышение рождаемости и др.).

Во-вторых, тенденция постепенного возрастания числа и уровня преступлений вполне соответствует мировым тенденциям после Второй мировой войны.

В-третьих, наблюдается резкий рост зарегистрированной преступности в 1989—1993 гг. (в 2,3 раза за 5 лет). Это вполне объяснимо для периода бурных социальных, экономических, политических перемен при сохранении глубокого всестороннего кризиса в стране.

В-четвертых, социальный контроль над преступностью, деятельность системы уголовной юстиции «не поспевают» за ростом зарегистрированной преступности. При увеличении числа преступлений с 1970 по 1999 г. в 4,3 раза число выявленных лиц возросло в 2,4 раза, а число осужденных (по 1998 г.) — в 1,9 раза. Если учесть высокую латентность преступности, то разрыв между темпами ее роста и активностью правоохранительных органов окажется значительно больше.

В-пятых, отмечается снижение показателей зарегистрированной преступности в 1994—1997 гг. Это может быть объяснено как реальной стабилизацией ситуации, достижением «порога насыщения» в предшествующие годы (1989−1993), так и политикой руководства страны и Министерства внутренних дел (МВД) по массовому сокрытию преступлений от регистрации.

В-шестых, «стабилизация», по-видимому, закончилась, и мы наблюдаем дальнейшее возрастание преступности в 1998—2001 гг. Уровень общей преступности вырос с 1759,5 в 1998 г. до 2045,6 в 2001 г., увеличение числа наиболее опасных преступлений (убийства с покушениями — с 29 551 в 1998 г. до 33 583 в 2001 г., причинение тяжкого вреда здоровья с 45 170 до 55 739) при «сокращении» высоко латентных (кражи, вымогательство, хулиганство и т. п.).

Поскольку данные о всей зарегистрированной преступности всегда страдают существенной неполнотой и зависят как от активности милиции, так и от законодательных новелл (криминализация новых составов, декриминализация старых), обратимся к сведениям о наиболее опасных или же распространенных преступлениях (табл. 3).

Во-первых, наблюдается интенсивный рост тяжких преступлений в 1989—1994 гг. Так, по сравнению с 1987 г., уровень убийств (с покушениями) к 1994 г. вырос в 3,5 раза, уровень причинения тяжкого вреда здоровью в 3,3 раза (при росте всей преступности за те же годы в 2,2 раза). Уровень грабежей за 1987−1993 гг. вырос в 5,9 раза, разбойных нападений — в 6,9 раза.

Во-вторых, сам уровень (на 100,000 населения) убийств (около 20 в 1993, 1996, 1997 гг. и свыше 20 в 1994—1995, 1998−2001 гг.) очень высок. Для сравнения приведем сведения по некоторым другим странам (табл. 4) Ежегодник «Преступность и нарушения».? М. :МВД РФ, МЮ РФ, 1994. При этом данные милицейской статистики (табл. 3) далеко не полны. По данным медицинской статистики, уровень смертей от убийств составил: в 1992 г. — 22,9 (по милицейской статистике — 15,5), в 1993 г. — 30,4 (по милицейской статистике — 19,6), в 1994 г. — 32,3 (вместо 21,8). К 1994 г. Россия выходит на одно из первых мест в мире по уровню смертей от убийств среди стран, представляющих сведения о причинах смертности в ВОЗ (Всемирная Организация Здравоохранения — World Health Organization). При этом не учитывается количество убитых среди «пропавших без вести» и не обнаруженных, а эта цифра составляла в середине и конце 90-х гг. более 25 тысяч ежегодно.

Наконец, приведем сравнительные усредненные данные за 1998−2000 гг. по ряду стран (уровень убийств на 100 000 жителей): Австралия — 1,9; Австрия — 0,9; Англия с Уэльсом — 1,5; Бельгия — 1,8; Венгрия — 2,5; Германия — 1,2; Дания — 1,0; Испания — 2,7; Италия — 1,5; Канада — 1,8; Нидерланды — 1,4; Норвегия — 0,9; Польша — 2,0; Россия — 20,5; США — 5,9; Финляндия — 2,6; Франция — 1,7; Швейцария — 1,1; Швеция — 2,0; Южная Африка — 54,2; Япония — 1,0. Согласно официальным данным, в России резко возрастает наркотизация населения (табл. 5, 6). Ежегодник «Преступность и нарушения». М. :МВД РФ, МЮ РФ.

и, соответственно, число преступлений, связанных с наркотиками (табл. 7). Рост наркотизма действительно имеет место. Официальные сведения, конечно же, неполны. Например, если сравнить статистику потребителей наркотиков и наркозависимых в Санкт-Петербурге с результатами наших исследований, то реальное количество потребителей и наркоманов в сто раз выше, чем по официальной статистике. Аналогичные результаты получены московскими исследователями. Регистрируются также далеко не все преступления, связанные с наркотиками. При этом наблюдается одна особенность: милиция выявляет и регистрирует большое количество преступлений, связанных с наркотиками, совершаемых наркоманами, больными людьми, «поймать» которых не представляет больших трудностей.

Вместе с тем ни один «наркоделец» («наркобарон») не был выявлен милицией. Сведения о некоторых социально-демографических характеристиках выявленных лиц, совершивших преступления, приводятся в табл. 8. Наибольший интерес представляет постоянный и значительный рост удельного веса лиц, не имеющих постоянного источника доходов (с 11,8% 1987 г. до 55,6% в 1999 г., т. е. в 4,7 раза за 12 лет), и безработных (с 2,9% в 1993 г. до 9,8% в 1999 г., т. е. в 3,4 раза за 6 лет). Это еще раз свидетельствует о возрастании роли «исключенных» (exclusive) как социальной базы преступности. Это же может служить подтверждением селективного подхода милиции и уголовной юстиции к правонарушителям. Другой интересный факт — устойчивое снижение доли преступности несовершеннолетних: с 17,7% в 1989 г. до 10,2% в 2000 г. — в 1,7 раза за 11 лет. Это может объясняться несколькими причинами: постепенно более терпимым отношением милиции к преступлениям (особенно незначительным), совершаемым подростками, а также относительно лучшей их адаптацией к новым социально-экономическим условиям по сравнению со взрослыми людьми. Однако тогда возникает вопрос: какими средствами происходит адаптация подростков — путем ухода в наркотики? Или — в преступные сообщества…

Особая тема — организованная преступность в России. Наша точка зрения отражена в ряде публикаций, и здесь мы ограничимся лишь некоторыми выводами. Организованная преступность — сложный социальный феномен, выражающийся в функционировании устойчивых управляемых сообществ, занимающихся преступлениями как бизнесом и создающих систему защиты от социального контроля с помощью коррупции. Рост организованной преступности — естественный, закономерный глобальный процесс. Организованная преступность как социальный феномен «встроена» в систему общественных отношений и оказывает существенное влияние на экономику и политику. Во многих странах, включая Россию, организованная преступность сложилась как социальный институт (в России с конца 70-х — начала 80-х годов минувшего столетия). Об этом свидетельствуют такие признаки социального института как длительность существования, регулярность функционирования, выполнение определенных социальных функций (обеспечение заинтересованных групп населения товарами и услугами, предоставление рабочих мест, перераспределение средств и др.), наличие «профессиональных» норм, символов, языка (сленг), распределение ролей. Криминальный бизнес возникает, существует и развивается при наличии ряда условий:

? спрос на нелегальные товары (наркотики, оружие и др.) и услуги (сексуальные и др.);

? неудовлетворенный спрос на легальные товары и услуги (например, тотальный «дефицит» при «социалистической» экономике);

? рынок труда, безработица, незанятость подростков и молодежи;

? недостатки налоговой, таможенной, экономической политики государства, а также коррупция, препятствующие нормальному развитию легальной экономики.

Преступные организации («организации преступного предпринимательства») — социальные организации типа трудовых коллективов. Их цель — извлечение максимальной прибыли посредством производства и распределения товаров и услуг с использованием как легальных, так и преступных методов.

Преступные организации стремятся к монополизации своей деятельности в определенных сферах (наркобизнес, торговля оружием, контроль над игорным бизнесом и др.) или на определенной территории. Так, 3−4 крупных преступных сообщества «поделили» сферы влияния на территории Санкт-Петербурга; Азербайджанское сообщество контролирует все рынки города; Комаровская группировка контролирует Курортный район города и трассу Санкт-Петербург — Выборг.

Основные сферы деятельности преступных организаций в России традиционны: нелегальный оборот наркотиков, торговля оружием, рэкет, нелегальная продажа цветных металлов, кража и продажа автомобилей, финансовое мошенничество, включая использование современных электронных средств, изготовление и продажа фальсифицированных продуктов — прежде всего алкоголя, контроль над проституцией и порнобизнес, контроль над игорным бизнесом. Организованная преступность интернациональна, российские преступные сообщества сотрудничают (и конкурируют) с «коллегами» из других стран. Основные тенденции современной организованной преступности в России: стремление к легализации свое деятельности, отмывание денег, вхождение со своим капиталом и кадрами в легальный бизнес, проникновение во властные структуры. В результате — политизация организованной преступности и криминализация политики, экономики, общества и государства; образование криминально- предпринимательской- властной «элиты», правящей страной.

Ослаблению контроля над преступностью, селективности полиции и уголовной юстиции, развитию организованной преступности способствует коррупция. Она существует во всех странах, различия — в масштабах и, соответственно, в последствиях для общества.

В России коррупция — традиционное зло. В настоящее время она приняла тотальный характер, охватив все ветви и уровни власти, давно превратившись в социальный институт. По данным Фонда ИНДЕМ, в стране сформированы коррупционные сети, охватывающие высшие эшелоны власти, в рамках которых (сетей) и решаются все принципиальные вопросы российской экономики и политики…

Как отмечалось, преступность, и ее виды существенно зависят от социально-экономических, политических, демографических факторов. Поскольку не наблюдается реальных позитивных изменений в России с начала 90-х годов и не предвидит их в ближайшие годы, постольку и наш прогноз пессимистичен.

Нельзя ожидать сокращения коррупции и организованной преступности. Бедность и нищета в огромной части населения будет порождать имущественные преступления. Зависть, как результат поляризации населения на очень богатых (причем, по мнению большинства, несправедливо богатых, за счет финансовых, экономических махинаций, присвоений, взяточничества) и массу бедных, вражда, недоверие, беззащитность перед преступниками и властью (как образно сказала олимпийская чемпионка Л. Лазутина, «все мы бесправны перед законом») будут способствовать насильственным преступлениям.

Наибольшую криминогенную опасность представляют два контингента: растущая масса «исключенных», маргиналов и развращенная, коррумпированная властная элита.

Аналогичны предположения Лунеева, который, в частности, подчеркивает: «Главной опасностью была и остается преступность высокого должностного положения, интеллекта и богатства. „Респектабельная преступность белых и перламутровых воротничков“, срастаясь с продажными представителями политической и правящей элиты, законодательных, исполнительных и судебных властей, не только успешно использует имеющиеся возможности для своей преступной деятельности, но и по своему усмотрению формирует их путем многообразных воздействий на политическую, экономическую и управленческую ситуацию в стране или регионе». E-mail: webmaster@narcom. ru Copyright © «НарКом» 1998−2003

Е. Сторубленкова не исключает, что «стабилизация „преступной деградации“… грозит перерасти в будущем в „поголовную криминализацию населения“ страны».

И, наконец, еще одна цитата: «Происходит громадный шаг вперед по пути криминализации государства… То есть государство начинает функционировать не как организм, в который проникли разные мафии, а как самая крупная мафия, которая хочет уничтожить мелкие, навести порядок и пополнить „общаг“… Государство преобразуется в соответствии с суровыми законами мафии». Красная искра 01−09−2005.№ 35(15 866)

При всем этом важно отметить: констатация тяжелой социально-экономической ситуации, пессимистическая оценка перспектив не является «тоской по социалистическому прошлому». Советский тоталитаризм был ужасен. К сожалению, современные властные структуры делают значительный шаг назад, по сравнению с реформами периода М. Горбачева.

1.3. Причины и условия преступности в сфере экономической деятельности.

Преступления, совершаемые в сфере экономики, — одна из составных частей преступных деяний, выделяемых при их криминалистической классификации. В эту группу включаются преступления, подпадающие при уголовно-правовой квалификации под признаки самых различных статей УК (приписки, должностные хищения, выпуск недоброкачественной продукции и т. д.). Однако сходство по ряду признаков, существенных с точки зрения методики расследования, позволяет рассматривать все их множество в качестве криминалистически однородной группы преступлений. Имеются в виду следующие признаки: 1) субъектами рассматриваемых преступлений являются работники управленческих, производственных, коммерческих и иных структур, реализующие свои функции в сфере экономики (прежде всего — это должностные и материально-ответственные лица); 2) преступления ими совершаются в связи с выполнением своих профессиональных функций в процессе производства, хранения, сбыта, обеспечения сохранности изготовляемой и выпускаемой продукции, осуществления контроля качеством, правильностью финансовых операций, оказания материальных и иных услуг населению и других видов деятельности; 3) в основе преступлений лежит нарушение правил нормативного характера, определяющих направленность, регулирующих порядок и условия осуществления соответствующей деятельности, регламентирующих права и обязанности ее участников (законов, ГОСТа, инструкций, приказов и т. д.). Леонтьев м. Теневая экономика. Сегодня. 1996. сентябрь.

Сказанному не противоречит то, что в ряде диспозиций статей УК, применяемых при их уголовно-правовой квалификации, непосредственного указания на нарушение тех или иных правил не содержится. В таких случаях указанное обстоятельство предполагается в качестве необходимого элемента преступного деяния. Так, состав выпуска недоброкачественной продукции предполагает нарушение ГОСТа, ОСТа, РТУ и других нормативов, а состав загрязнения водоемов и воздуха, например ядовитыми промышленными стоками и выбросами, — нарушение законов об охране атмосферного воздуха, природы, Основ законодательства о здравоохранении, ведомственных нормативных актов и т. д.

Учет всей совокупности вышеуказанных признаков позволяет отграничивать данные преступления от сходных с ними по отдельным признакам, но не входящих в рассматриваемую группу деяний (например, от преступлений, совершаемых членами трудовых коллективов в сфере быта: от преступлений, которые совершаются в сфере экономики, но не в связи с выполнением профессиональных обязанностей). Важное значение для выявления и раскрытия экономических преступлений имеет учет того, что все они сходны в основных принципиальных чертах и с точки зрения механизма ледообразования, круга и характера носителей и источников информации, необходимой для установления истины по уголовным делам. Это сходство обусловлено в первую очередь таким фактором, как закономерная связь преступлений с профессиональной деятельностью, а также теми закономерностями, которые лежат в ее основе: она возникает, осуществляется, изменяется и прекращается на нормативной основе. Данное обстоятельство выступает в качестве важнейшей из детерминант этой деятельности, предопределяющих ее стабильность, устойчивость, необходимость, повторяемость всех основных ее сторон. Функционирование в процессе профессиональной деятельности орудий труда, средств производства, контрольной аппаратуры, сырья, полуфабрикатов, готовой продукции, других предметов, отражение этой деятельности в специальных финансовых, технологических, бухгалтерских и иных документах также оказывают существенное влияние на механизм отражения преступлений и формирование информации как о самой деятельности, так и о преступлениях, связанных с ней.

Не случайно поэтому типичными носителями и источника ми информации, собираемой при выявлении и расследовании преступлений, совершаемых в сфере экономики, являются:

1) финансовая, оперативная, техническая, технологическая и иная документация предприятий организаций, учреждений, а также предприятий, состоящих с ними в договорных отношениях, документы их вышестоящих организаций, государственных и общественных органов, выполняющих контрольно-надзорные функции на предприятиях, в организациях, учреждениях;

2) субъекты всех видов указанной деятельности;

3) различные материальные объекты, функционирующие в ходе подготовки и осуществления соответствующего вида профессиональной деятельности (орудия труда, технические средства, продукты деятельности и т. д.), реализации ее результатов, контроля качества, проверки ее правильности и эффективности. С точки зрения мотивов одна часть рассматриваемых преступлений характеризуется корыстными побуждениями (должностные хищения, взяточничество и т. д.), другая — мотивами иного плана: карьеристскими соображениями, нежеланием перетруждать себя излишними, с точки зрения преступников, заботами и т. п. Последняя группа преступлений (преступная халатность, нарушение правил техники безопасности и т. д.) являет собой пример уголовно наказуемого, небрежного, безответственного, недобросовестного поведения субъектов в сфере их трудовой деятельности. Преступления того и другого плана совершаются в сфере производства (в промышленности, сельском хозяйстве, строительстве и т. д.), а также в сфере обслуживания населения. В свою очередь, в каждой из таких подсистем преступлений (например, преступлений, совершаемых в сфере промышленного производства) могут быть выделены их составные части, исходя из учета отдельных видов преступлений, характера нарушенных правил (например, преступления в сфере экономики, связанные с нарушением правил техники безопасности, преступления, связанные с нарушением правил торговли), внутривидовой специфики профессиональной деятельности, своеобразия предмета, способов преступных посягательств, характера и особенностей, обусловленных преступными действиями (бездействием), наступлением тех или иных вредных последствий. Основная цель таких классификаций — получение и использование в научных и практических целях дополнительных знаний о специфике соответствующих подгрупп, видов и разновидностей преступлений, совершаемых в сфере экономики.

Экономическая преступность все больше и больше заявляет о себе, становясь распространенным и надежно скрываемым источником обогащения. Эволюционный процесс смены социально-экономической формации в республике, осуществляемый фактически при отсутствии правовой основы или при значительном запаздывании принятия законодательства, регулирующего переход к рыночным отношениям, вызвал активизацию криминального элемента, направленную прежде всего на изыскание надежных возможностей беспрепятственного обогащения. Этому способствовал и процесс расслоения общества по имущественному положению, разделения его на бедных и богатых. Не последним фактором в появлении целого ряда экономических преступлений явилось тяжелое материальное положение, в котором оказалось большинство граждан, отсутствие перспектив его улучшения. Как следствие экономической неустроенности стала формироваться криминальная идеология с лозунгом «богатство любым путем». Все это не могло не вызвать многообразия криминальной деятельности определенной категории лиц, использующих сложившуюся обстановку в своих целях. Все более квалифицированными становятся способы уклонения от налогов, извлечения незаконных доходов в банковской системе, развивается подпольное предпринимательство, базирующееся на незаконной деятельности, под прицел преступного элемента все более попадает природное богатство страны, осваивается компьютерная техника в преступных целях и т. д.

Наконец, участились самые типичные формы корыстных посягательств на собственность, стимулируемые неэффективной деятельностью правоохранительных органов по ее защите. Резко увеличилось количество и корыстно-насильственных преступлений, объект посягательства которых расширяется за счет жизни и здоровья людей. Такие преступления составляют особую группу и выходят за рамки понятия экономического преступления.

Современная экономическая преступность в России является отчасти порождением просчетов управленческого характера при переходе государства к рынку, отчасти недостатками нормативно-правового регулирования общественных экономических отношении пореформенного периодам

Управленческие просчеты повлияли на «вектор», направленность стратегии экономических реформа породили их криминальный характер. К числу наиболее крупных управленческих ошибок можно отнести:

а) отсутствие четкой концепции экономических реформ;

б) стремительность реформирования собственности еще до создания необходимых концептуальных, психологических; правовых и иных общественных предпосылок;

в) наделение широкими; почти не контролируемыми полномочиями должностных лиц; иных служащих государственного управления при приватизации собственности; иных видов экономической «реформаторской» деятельности.

Нормативно-правовые просчеты повлияли на тактику экономических реформ; они не позволили создать эффективный правовой механизм реформированиям В России с большим опозданием сформировалась потребность отлаженного правового механизма реформ; только недавно приступили к разработке целого ряда «рыночных» отраслей права: финансового; банковского; страхового; таможенного; налогового и ряда других. В правовой сфере общества продолжают иметь место старые традиции «фискального фундамента реформ»; возлагаются излишние надежды на уголовную политику; уголовное и административное право; которые носят при реформировании экономических отношении вспомогательную (охранительную; превентивную; карательную); а отнюдь не созидательную роль.

Указанные и иные предпосылки существенно влияют на состояние; структуру; динамику современной экономической преступности в России.

Предупреждение преступлений в сфере экономической деятельности.

В работе Генеральной прокуратуры РФ по координации усилий правоохранительных органов в борьбе с экономическими и служебными преступлениями можно выделить три основных направления.

1. Борьба с коррупцией. В прошлом году проведено несколько обобщений следственной и судебной практики по уголовным делам о корыстных злоупотреблениях должностных лиц. Результаты обобщений обсуждены на расширенной коллегии Генпрокуратуры.

2.В соответствии с решением координационного совещания руководителей правоохранительных органов Генеральная прокуратура при активном участии МВД, ФСБ, ФСНП и ГТК подготовила проект Федеральной программы по усилению борьбы с коррупцией на 1996−1997 годы, которой недавно в несколько обновленном виде повторно направлен Президенту Р Ф (экземпляр проекта находится в оргкомитете конференции).

3. Борьба с разбазариванием бюджетных средств. Генпрокуратурой разработан план по реализации Указа Президента Р Ф «Об усилении контроля за использование средств федерального бюджета»

К числу наиболее важных мероприятий следует отнести направление указания «Об обеспечении действенности прокурорского надзора за законностью использования средств федерального бюджета: выделяемых на заработную плату и социальные выплаты».

Следует подчеркнуть, что, несмотря на исключение из законодательства нормы об уголовной ответственности за задержку выплаты заработной платы, и ныне имеются уголовно- правовые средства борьбы с этими нарушениями. Как представляется в целом ряде случаев в рассматриваемых ситуациях вполне применима ст. 201 УК РФ, предусматривающая, в частности, ответственность за использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и с целью извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан.

4. Организация надзора за исполнением законодательства об ответственности за совершение хищений посредством использования так называемых «финансовых пирамид» и совершенствование порядка возмещения ущерба, причиненного финансовыми структурами значительному числу российских граждан.

Генпрокуратура является ответственной за исполнение соответствующего поручения Президента Р Ф, работает в тесном взаимодействии с МВД РФ.

Одной из главных задач видится скорейшее разрешение множества уголовных дел данной категории путем применения статьи 26 УПК РСФСР в новой редакции.

Региональные особенности преступности в сфере экономической деятельности.

В настоящее время традиционно распространена экономическая преступность. Преступления против собственности составляют 2/3 всех зарегистрированных преступлений. «Ведущими» внутри данной категории являются посягательства на личную собственность.

К традиционно высокой по объективным основаниям латентной экономической преступности в последние годы добавилась искусственная латентность вследствие того, что частные собственники, в т. ч. коммерческие банки, не сообщают правоохранительным органам об известных им преступлениях, даже когда они оказываются потерпевшими от них. Правоохранительные органы пополняют искусственную латентность, не возбуждая дела о заведомых преступлениях, а оценивая их как гражданско-правовые деликты или административные правонарушения. Например, за десять последних лет в 3 раза снизилось число выявленных лиц, совершивших должностные преступления. В 1995 г. на Алтае зарегистрирован один (!) факт взятничества, в Москве — 337, в 1996 г. по всей России выявлено всего 5453 случая взятничества.

Наказуемость взяткополучателей, являющихся ответственными должностными лицами, сократилась за десятилетие более чем в 12 раз. За нарушения налогового законодательства осуждаются несколько сот виновных лиц при том, что уклонение от уплаты налогов исчисляется многими триллионами рублей.

Мощный процесс криминализации экономики в России продолжается и в первую очередь в таких ее отраслей, как бюджетно-финансовая, топливно-энергетическая, сырьевая, внешне-экономическая.

Одной из составляющей структуры российской преступности является организованная преступность. Только в 1996 г. раскрыто 26. 4 тыс. преступлений, совершенными организованными группами. Более всего их в контрабанде, незаконных сделках с валютными ценностями и т. д.

Применительно к территориальному распределению преступности по субъектам РФ отмечены значительные перепады ее уровня. Например, к регионам с относительно низкой криминальностью в 1996 г. относилась Москва, Московская обл., Башкортостан и др. (коэффициент преступности на 100 тыс. населения с 14 лет — от 1209). К регионам с высоким коэффициентом преступности относились Еврейская автономная обл., Тува и Сахалинская обл. (коэффициент 3826) и др. Тува более двух десятков последних лет стабильно относится к регионам с наиболее высоким уровнем преступности.

1. 4. Профилактика преступности.

Специалисты лондонской компании Volterra Consulting, изучавшие криминальную статистику, обнаружили любопытную особенность. Оказывается, статистические описания для законопослушных граждан и для преступников не совсем одинаковы. Сдвиг в статистическом поведении происходит один раз — в тот момент, когда человек первый раз в своей жизни пересекает границу дозволенного. С точки зрения математической статистики, с момента совершения первого в жизни правонарушения вероятность совершения новых систематических правонарушений стремительно возрастает.

Этот вывод позволил ученым выработать принципиально новые рекомендации по профилактике первого в жизни человека правонарушения — то есть того, после совершения, которого человек попадает в «другой мир». В частности, показана неэффективность распространенной в Великобритании методики ликвидации ключевых преступников в деле профилактики преступлений. Подобный метод борьбы может быть ограниченно применим в борьбе с крупномасштабной организованной преступностью, однако не влияет на случайную (спорадическую, немотивированную) преступность, характерную для не знающих чем себя занять или неуверенных в себе юных лоботрясов. Это наиболее распространенный вид правонарушений, пристрастившись к которым, человек попадает под статистическое описание, характерное для всей преступности вообще — в том числе, и организованной.

Гораздо большее значение для снижения числа правонарушений имеет воспитание, имеющее целью не допустить совершения первого в его жизни преступления. Перейдя черту даже в мелочи, человек попадает в мир, где царят совершенно иные законы. Даже математические.

Специалисты компании Volterra Consulting проанализировали результаты двух различных исследований преступности.

В первом из них (Cambridge Study in Delinquent Development) собрана статистика преступлений, совершенных выборкой из 400 юношей в северных районах Лондона на протяжении более чем двадцатилетнего периода, начиная с 1961 года, когда им было еще по восемь-девять лет. В другом исследовании (Pittsburgh Youth Study) 1500 учащихся школ города Питтсбурга систематически опрашивались в период с 1986 по 2001 год. Они должны были сообщить, сколько преступлений (правонарушений) было совершено ими за период, прошедший после предыдущего опроса. Источник: по материалам журнала Nature.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой