Правда, нравственность и гуманизм в рассказах Василия Шукшина

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат

Правда, нравственность и гуманизм в рассказах Василия Шукшина

2010 г.

Оглавление

Введение

1. Правда, нравственность и гуманизм в рассказах Василия Шукшина

2. Шукшин — «тайный психолог» в киноповести «Калина красная»

Заключение

Список литературы

Введение

Я не случайно решила исследовать эту тему, прочувствовать, пропустить через себя те проблемы, которые на протяжении всей жизни и творческого пути тревожили Василия Макаровича Шукшина. Мне, как и автору этих замечательных рассказов, на примере которых я хочу раскрыть тему моего реферата, не безразлична судьба Родины, судьба моего народа, а особенно моего поколения. В последнее время я всё чаще и чаще сталкиваюсь с безнравственными поступками. А совершают их не только представители молодёжи, но и люди старшего возраста.

Как для Шукшина, так и для меня нравственный человек — это прежде всего человек совестливый и правдивый, корень нравственности лежит в неспокойной совести. И если говорить о возрождении души, то надо говорить о возрождении совести и творческого начала в человеке. В этом наше спасение. А начиналось всё с малого. Разрушается церквушка, ну и что? Ведь она не представляет архитектурной ценности, хотя и очень красива. Обидели человека, нахамили ему ну что же делать, не связывался бы с ними, и наконец самое страшное — предательство бросить на гибель родного человека, спастись самому… Так постепенно и разрушались нравственные принципы, которые создавались нашими предками веками. Так что же это с нами происходит? Эти шукшинские вопросы болью звучат и сейчас, особенно сейчас, когда современный человек оглушён разгулом страстей, когда идёт неприкрытая национальная вражда, когда мы боремся за право на выживание, когда страстно ищем ответы на вопросы о судьбе России. Эти перемены в нашей жизни во многом трагичны и драматичны. Люди «глохнут» от боли, претерпевают её. «Претерпелось» уже становится своеобразным «знаком» беды русского человека, а когда «претерпелось» берёт верх, то боль притупляется, не чувствуется. Должен кто-то напоминать, будоражить, бередить такое состояние. И я считаю, что именно Василий Макарович Шукшин своими произведениями, своей жизнью бередит, будоражит, напоминает.

Нам всем крайне необходимо обращаться к его творчеству, так как оно по своей образной системе представляет страстный поиск правды, добра, истины, который происходит в столкновении идей, образа мыслей, поведения героев. Правда и совесть в его произведениях это неразрывные состояния беспокойной души. «Правда это категория духовности, категория эстетическая и нравственная. Правда — это истина в действии».

Когда задумываешься над тем, что внёс в нашу литературу и кино Василий Шукшин, невольно возникает желание говорить не в прошедшем, а в настоящем времени. И неудивительно: настолько этот художник кажется живущим именно сейчас, рядом с нами, с такой остротой поставлены им вопросы, принадлежащие к числу самых жгучих и животрепещущих. Как писатель, сценарист, режиссёр он в своих творческих исканиях неизменно стремился сказать о самом существенном, позволяющем по-новому взглянуть на какое-либо жизненное явление, ситуацию или тип поведения. Мастерство его было, по общему признанию, в высшей степени целенаправленным.

Глубокий интерес к творческому наследию Василия Макаровича Шукшина, широкое признание, которое получили его лучшие книги и фильмы, интерес к личности и судьбе художника обусловлены редким единством его жизни и творческой практики. Немногим более десяти лет продолжалась творческая деятельность Шукшина, но созданного им хватило бы иному на целую жизнь. Характерологические рассказы, социально-психологические повести, исторические романы, кинофильмы, множество актёрских ролей… И во всём этом главное для художника — глубокое постижение действительности, серьёзное исследование народного характера, народного миросозерцания.

1. Правда, нравственность и гуманизм в рассказах Василия Шукшина

шукшин киноповесть красная калина

Чтобы до конца понять и прочувствовать те темы, которые раскрывает Шукшин в своих произведениях, необходимо познакомиться с некоторыми фактами биографии.

Василий Макарович Шукшин родился 25 июля 1929 года в селе Сростки Алтайского края. И был ещё совсем маленьким, когда арестовали отца. Позже Макар Шукшин был посмертно реабилитирован. Вырастила Васю и его сестрёнку Талю мама — Мария Сергеевна. Семья матери была большая — двенадцать детей. Сызмальства дети были приучены к труду как основе жизни и к правде, человеческой порядочности и доброте тоже как основе жизни. Потом всё это Мария Сергеевна передаст своим детям. Воспитывая их, свято помнила слова своего отца: «Дитя вырастить, что дом построить: заложишь криво фундамент — дом выйдет кривой». Это ощущение добра как главной ценности человеческой жизни Шукшин впитал в себя с дней детства. После смерти отца на короткий срок у детей появился отчим, по воспоминаниям Шукшина, — добрый человек. Отчим погиб на войне. Нежнейшую любовь к матери Василий Макарович пронёс через всю свою жизнь.

В 1943-м он закончил сельскую семилетку и поступил в Бийский авиатехникум, но вскоре вернулся в Сростки, стал рядовым колхозником, на все руки мастером. В юности судьба писателя очень близко сходилась с судьбой, описанной в его рассказах.

С семнадцати лет Шукшин работал на стройке в Калуге, на тракторном заводе во Владимире, на стройках в Подмосковье. Он пробовал поступить в военное авиационное и автомобильное училище. Не получилось. В 1949 году Василия Макаровича призвали на военную службу — на флот. Там он записался в офицерскую библиотеку. О том, что книги выстраивают целые судьбы, Шукшин написал, уже став известным. После демобилизации он вернулся в Сростки. Сдал экстерном экзамены на аттестат зрелости. В Сростках, очевидно, не хватало учителей Шукшин недолгое время преподавал в тамошней вечерней школе русский язык, литературу и сохранил светлую память о том, как благодарно его слушали ученики -наработавшиеся за день деревенские парни и девушки. Весной 1954 года писатель едет в Москву, где пытается поступить в два института. В литературный Шукшина не приняли: не прошёл конкурс. Он подал свои документы во ВГИК, куда и был зачислен. Конечно, ему пришлось навёрстывать многое, что он пропустил в юности. А потом он уже понимал, каковы его силы, но не спешил о себе заявить, изображал простака: вы тут все гении, а я уж как-нибудь. По его собственным словам, «хоронил в себе от посторонних глаз неизвестного человека, какого-то тайного борца, нерасшифрованного».

Ещё студентом Шукшин отснял курсовую работу по своему сценарию, сам играл и режиссировал. Студентом получил первую большую роль в кино -солдат Фёдор в фильме Марлена Хуциева «Два Фёдора», после чего начался его триумфальный путь в кинематографе как режиссёра, актёра и сценариста.

Весь творческий путь художника, его достижения непосредственно связаны с любовью к родине, к родной земле, к людям своего села. «Моё ли это — моя родина, где я родился и вырос? — спрашивал писатель и отвечал: — Моё. Говорю это с чувством глубокой правоты, ибо всю жизнь мою несу родину в душе, люблю её, жив ею, она придаёт мне силы, когда случается трудно и горько… «

Главной задачей художника он считал познание души человеческой. Писатель раскрывает и исследует в своих героях присущие русскому народу качества: честность, доброту, трудолюбие, совестливость. Творчество его проникнуто требовательной любовью к человеку и верой в него и постоянной борьбой с мещанством, лицемерием, равнодушием, ложью. Шукшин исследует мир. Он пишет о земле и о людях, которые живут на этой земле. Самобытность Василия Макаровича заключается в его особой манере мышления и восприятия мира. Именно своим, шукшинским, способом он пишет о жизни. Потому и все произведения его такие яркие, красочные, живые, самобытные. Я считаю, что нельзя так писать о жизни, как писал о ней Шукшин, самому не пережив это. Он прошёл сквозь бури душевных испытаний, сомнений, он осознал и нёс в мир своё понимание счастья, земли родной, он познал и прочувствовал, что значит любить эту землю всеми силами души своей, что значит быть нужным людям, что значит найти себя и смысл своей жизни. Правда — непреложный закон искусства Шукшина. Сам он писал об этом так: «Нравственность есть правда. Не просто правда, а — Правда. Ибо это мужество, честность, это значит — жить народной радостью и болью, думать, как думает народ, потому что народ всегда знает правду». Этот нравственный критерий жизни Василия Шукшина является основой всего его творчества. Находясь в очень сложных взаимоотношениях, правда жизни и правда искусства тем не менее проверяют и взаимообогащают друг друга. Писатель считает, что человеку надо «говорить не сильно подслащённые комплименты, а полную правду, какой бы горькой она ни была. Это необходимо хотя бы уж из одного уважения к тому самому человеку, о котором мы пишем и снимаем фильмы. И может быть, высшая форма уважения в том и заключается, что не надо скрывать от человека, каков он». Шукшина многие считают писателем комическим, «шутейным», этаким «специалистом по чудикам». Но с годами становилась всё отчётливее поверхностность этого наблюдения, как, впрочем, и другого о «благодушной бесконфликтности» его произведений. Герои Шукшина очень разные, но объединяет их любовь к своей земле. Он писал: «Для меня именно в селе — острейшие схлёсты и конфликты. И возникает желание сказать своё слово о людях, которые мне близки… «Главный герой его рассказов — это человек, ищущий правду в большом и малом, болеющий за дело, человек думающий, переживающий. Да, великое слово Правда. И снова, и снова обращаемся мы к произведениям Шукшина, к его бессмертным творениям, и снова хочется ощутить, как затронуло душу его мудрое, простое слово, ещё и ещё хочется соприкоснуться с его произведениями, желая узнать его ближе, понять, о чём он думал, мечтал, что завещал своим творчеством. Он не рисовал свои персонажи какой-то одной краской (что было бы, думаю, большим насилием над действительностью), но разве те из них, в ком воплощены лучшие начала народного характера, не противостоят другим, по отношению к которым уместнее говорить об искажении либо полной утрате этих самых начал? Многими своими произведениями Шукшин словно бы вступает в спор с жутковатым изречением Луки из «На дне»: «По — моему, ни одна блоха — не плоха, все чёрненькие, все — прыгают…» Вот, к примеру, главное действующее лицо рассказа «Билетик на второй сеанс» Тимофей Худяков с мрачной откровенностью признаётся окружающим, что у него неладно на душе. Казалось бы, раз у человека, пусть внутренне не симпатичного, «болит душа», он должен вызывать хоть какое — то сочувствие. К тому же жизнь старого кладовщика близится к завершению, а итог её не утешителен. «Вертелся… Ловчил, дом крестовый рубил, всякими правдами и неправдами доставал то то, то это… А к чему?», но нет у нас к нему сочувствия. Ведь если бы и осуществилось вдруг его желание вытянуть билетик на второй сеанс, то есть прожить ещё одну жизнь, то, право же, она вряд ли оказалась бы лучше, достойнее той, которая прошла. Слишком поздно спохватился Худяков, но даже и у последнего рубежа в нём не совесть заговорила, как думает его невольный собеседник, сторож при складе, а всего лишь сожаление, что не сумел урвать больше. Он не столько кается, подобно некоторым из героев литературы прошлого века, сколько ропщет на судьбу, питая иллюзорную надежду как-нибудь её перехитрить.

Перед нами недвусмысленная картина полного морального банкротства, которую автор создаёт с помощью, так сказать, доказательств «изнутри», посредством исповеди — саморазоблачения персонажа. Не менее, чем собственническая мораль, неприемлемы для писателя бюрократически равнодушное отношение к людям, человеческим нуждам и запросам, казёнщина, формализм. По-разному можно отнестись к шофёру Кольке Скалкину (рассказ «Ноль — ноль целых»): он и грубоват, он и любит выпить, и в известной мере «летун». Но он живой человек, у которого своя судьба, своё достоинство, а не ничтожная административная единица, каким его воспринимает бюрократ Синельников. Хотя, в принципе, никакой реальной силы у Синельникова нет. Власть, которой он пользуется, минутная, и он восторженно и жадно упивается ею. Сам этот бюрократ-«кадровик» пугающе бездуховен: «средней жирности человек, с кротким лоснящимся лицом», смотрит на людей «безразлично, вяло, без всякого интереса», и голос у него ровный и унылый, «коровий». Герои же Шукшина, встречаясь с хамством, горячатся, выходят из себя, по-своему наказывают хама.

По сравнению с Синельниковым герой рассказа «Ораторский приём» Щиблетов представляется чуть ли не рубахой — парнем, но суть у них одинакова равнодушие. Недаром, отставленный от должности, он в качестве оправдательного документа подаёт директору совхоза… протокол собрания, которое так неудачно вёл: дескать, все слова говорил справедливые, чего ещё с него требовать… Впрочем, Щиблетов отнюдь не простодушен: он себе на уме. Сомнительно, чтобы в тех или иных обстоятельствах этот шукшинский персонаж мог показаться кому-либо «чудиком», он отнюдь не столь безобиден, хотя с формальной точки зрения действует вроде бы и правильно. А если и выдаёт себя раньше времени, то, пожалуй, лишь из-за чрезмерной уверенности и напористости. Последствия же его дел, что всего хуже, могут сказаться не сразу. Для творчества Шукшина характерно обращение к «пограничной» между городом и деревней ситуации даже в небольших рассказах часто меняется место действия, из города герои попадают в деревню или наоборот, происходит встреча горожан, часто очень недавних, с их бывшими односельчанами. В этих рассказах, по-моему, решается вопрос о том, что даёт человеку, его нравственному облику земля и что отнимает у него как у личности городская суета. Любовь к земле, к людям земли, труженикам, конечно же, есть у Шукшина, но нельзя понимать её слишком узко. Вот крестьянин, мужик Глеб Капустин (рассказ «Срезал») прежде всего жесток, «добрая» плотницкая работа не делает его добрее и лучше. В свободное время он развлекался и мужиков развлекал тем, что «срезал», «осаживал» деревенских выходцев, добившихся разных степеней жизненного успеха, когда они приезжали в деревню. «Срезал» он и очередного «знатного» гостя, кандидата наук Журавлёва. Так зачем же мужики водят Глеба к знаменитостям? Получают ли они какое-то удовольствие от того, что их деревенский, свой, может срезать любого приезжего, учёного? В критике, как правило, осуждается Глеб, что, конечно же, имеет основания. Он жесток, а «жестокость никто, никогда, нигде не любил ещё», как замечает Шукшин.

Но и кандидат Журавлёв оказывается не на высоте. Мне показалось это очевидным, заложенным в тексте, потому что истинный интеллигент не стал бы снисходительно посмеиваться над Глебом, а потом довольно грубо «тыкать» ему. Легко посмеяться над «демагогом» Глебом Капустиным и осудить его, но ведь и этот образ, как и весь рассказ в целом, неоднозначен. Что же движет героем, почему он взял на себя такую неблагодарную роль. Да ещё считает, что делает благородное и нужное дело — ставит «выскочек» на свои места? Может быть, он ревнует к тем людям, что каким-то образом прославились, не так давно ещё ничем не выделялись из среды земляков, а прошло время, они полковники, лётчики, кандидаты наук, врачи, корреспонденты и так далее, а он по-прежнему работает на пилораме? Ревнует к славе их, завидует ей, а потому всячески стремится принизить авторитет «знатных людей» в глазах земляков? Нет, не ревность всё-таки и не зависть толкают Глеба Капустина «срезать» знатных людей. Было бы так — мужики, хоть им и весьма трудно судить об основательности, качестве его «вопросов и ответов», давно бы это почувствовали и сделали-таки «укорот» «начитанному и ехидному» Глебу. А они напротив: чуть приехал в деревню кто-нибудь из «знаменитых», бегут к Капустину домой, без него в гости к приезжему земляку не идут… Да, кандидаты Журавлёвы — люди скромные и хорошие, они, как и полковник, который перепутал фамилию генерал-губернатора Москвы 1812 года, не заслужил подобного к себе отношения. Но — почему бы не допустить? — были, видимо, в деревне до этого визитёры, которые вели себя высокомерно, относились к окружающим с пренебрежением, сами того не замечая, они противопоставили себя сельским жителям, чрезмерно выпятили своё «я», чем глубоко оскорбили многих своих земляков, их гордость, чувство личного достоинства. Такого рода обида, возможно, и толкнула Глеба однажды на спор… Вот тогда он решил, что лучшая защита нападение. Он не только не успокоил некогда оскорблённое чувство собственного достоинства, но ещё всячески разжёг внутри себя эту обиду, перенёс её на всех приезжающих «знатных людей», не разбирая уже ни правых, ни виноватых.

Рассказ «Срезал» можно рассматривать как автобиографический. Вплоть до 1974 года находились в Сростках свои глебы Капустины, которым казалось, что Шукшин оторвался от корня, «много о себе понимать стал» и что надо при случае «поставить его на место». Он и соответствующие письма по московскому адресу получал, и всяческие колкие недомолвки, «шпильки», когда бывал на родине, вынужден был выслушивать. Конкретного Глеба Шукшин всё же не «осудил», хотя и не «оправдывал»… Он постарался его просто понять. Более того, некоторые собственные выстраданные мысли писатель вложил в уста этого персонажа. «Мы тут тоже немножко… «микитим», — кричит Глеб кандидатам Журавлёвым. И газеты тоже читаем, и книги, случается почитываем… «

Я считаю, характерной особенностью Шукшина-художника является то, что он доверял свои мысли, порой заветные, сокровенные, самым разным своим героям, и совсем не обязательно тем, на чьей стороне будут объективно симпатии читателя.

Меня привлёк герой рассказа «Космос, нервная система и шмат сала», восьмиклассник Юрка, несмотря на все трудности, мечтающий закончить десятилетку и поступить в медицинский институт. Юрка всем своим нравственным опытом, пусть пока ещё очень небольшим, но уже очень прочным, противостоит старику, у которого он квартирует. Главная черта Наума Евстигнеича — невероятная жадность. Думаю, в рассказе, по сути, сталкиваются жадность в обычном смысле и другая, особая жадность -жадность узнавать, открывать мир. Старик, мучающийся с похмелья, спрашивает у Юрки о космосе, о радио, о медицине. Юный квартирант просвещает старика. И Юрка настолько поражает знаниями Наума Евстигнеича, что он угощает голодного мальчика большим шматом сала. Поэтому вполне естественным выглядит вывод, к которому приходит герой рассказа: «Одному-то плохо». Побеждает Юркина правда — правда приобщённости к большому миру, к культуре, к истории, к человечеству. И пусть Наум Евстигнеич понимает её, правду эту очень по-своему, наивно, но он уже отказывается от той замкнутости, которая сопутствовала ему всю жизнь. Такова сила разума и добра, которые несёт в себе мальчик В рассказе «Мой зять украл машину дров» Шукшин раскрывает перед нами один из ярких, самобытных характеров. В этом произведении писатель исследует определённый пласт жизни: взаимоотношения между городом и деревней. Рассказ, на мой взгляд, немного смешной и грустный. Да, ругался Венька с тёщей, скандалил, злился. Да из-за чего? Из-за кожанки. Но всё это как-то несерьёзно, смешно. Смех кончается там, где появляется Представительный мужчина. Раньше Веня часто злился на людей, но не боялся их, теперь вдруг с ужасом понял, что они бывают страшные. Веня вроде ощущает неведомый ему ранее страх перед этим многоговорящим, не пытающимся понять его душу, его положение мужчиной, перед его холодящим равнодушием и спокойствием. Кульминационной сценой рассказа является разговор Вени и Представительного мужчины в кабине машины и отчаянный Бенин поступок. В этой сцене Венька перерождается: он ощущает какую-то внутреннюю силу, перешагивает через страх и унижение. «А не ахнуть ли нам с моста?! Он даванул на газ и бросил руль. Машина прыгнула. Веня глянул на прокурора…» Здесь раскрывается характерная черта всех любимых героев Шукшина: не умерла в душе Веньки его мечта, не остыла от холода равнодушных и злых; душа горит, праздника просит, торжества над всем мелким и низким. В Веньке огромная внутренняя энергия, русская удаль. Ему противопоставляется прокурор, который говорит, что кожанка — это плохо, а сам не прочь купить её, да ещё самую дорогую. Значит, всё сказанное им на суде ложь. Больше всего он боится за собственную шкуру, а до судьбы и несчастий других ему нет дела. Венька же после своего отчаянного поступка ощутил какую-то лёгкость на душе, нравственное очищение. «Веня глянул на прокурора… И увидел его глаза — большие, белые от ужаса. И Веньке стало очень смешно, он засмеялся…» Взаимоотношения между городом и деревней всегда были сложными и противоречивыми. Но здесь не только в этом дело. Мне кажется, что через этот рассказ Василий Макарович проводит важную мысль: настоящих людей, независимо от того, где они живут, в городе или деревне, какими бы разными они ни были, соединяет в одно великое целое то, что в них незыблемы понятия чести, смелости, благородства. Они родные по духу своему, главное для них в жизни — это в любой ситуации сохранять своё человеческое достоинство, заботиться о других людях, об их счастье, высоко нести это гордое имя Человек.

Рассказ «Экзамен»… Всего несколько страниц книги, а как много Правды в этих строчках! Как глубоко просматривается психологическое состояние героев — Профессора и Студента. Шукшин передаёт их волнение, мысли, чувства, включая в рассказ внутренние монологи героев. «Не читал, -профессор внимательно и сердито посмотрел в глаза студенту. — Да, не читал. Одно предисловие дурацкое прочитал.» Студент готовится к ответу, Профессор, как ни странно тоже ощущает волнение, подходит к окну… Чтобы передать то напряжённое состояние, в котором находятся главные герои, писатель «впускает» в тихую аудиторию шум улицы, запах весны, спускающиеся над городом сумерки. «Вечерело… По тротуарам шли люди. Торопились. И машины торопились, и люди торопились.» И аудитория словно раздвигается — становится частью жизни, частью жизни Профессора, Студента, других людей, которые идут по улице и не задумываются над тем, что, может быть, рядом прошёл очень близкий, родной, но незнакомый человек. А Профессор стоял и думал: «Люди всегда будут торопиться. Будут перемещаться со сверхзвуковой скоростью, и всё равно будут торопиться. Куда всё это устремляется?..» В этом рассказе Шукшин от одной конкретной ситуации выходит на более широкое, философское понятие — жизнь. Вот она бежит, торопится, и у каждого она своя — неповторимая. Вот и в этом рассказе пересеклись случайно пути двух незнакомых людей — Профессора и Студента. Студент не знал билета. Но Профессор увидел, почувствовал что-то в этом «рослом парне с простым хорошим лицом». Они разговорились. «Студент вышел из аудитории. Вытер вспотевший лоб. Зачётку держал в руке боялся посмотреть в неё, что там стоит… Ему было стыдно. Профессор поставил „плохо“. Студент облегчённо вздохнул.» Вот она шукшинская, всепобеждающая Правда, родство душ благородных, честных. Вот бьются два сердца далеко друг от друга, но бьются сильно и в такт. Именно таковы герои рассказа «Экзамен».

Рассмотрим ещё один рассказ — «Волки». Основой этого произведения явился случай, который произошёл с героями — тестем Наумом и зятем Иваном, поехавшими в лес за дровами и встретившимися с волками. Особенностью рассказов Шукшина является то, что их фабулой послужил случай, факт жизни. В раскрытии простого случая, почти анекдота, иногда несомненно присутствует «философия» творчества автора. Шукшин настойчиво искал ответы на волнующие его вопросы, на коренные вопросы нашей жизни: как защитить достоинство человека, как бороться с воинствующей демагогией, как пробудить совесть — и эти вопросы звучат с болью. Рассказ «Волки» имеет глубочайший подтекст. Он содержится и в смысле названия рассказа, волки — это не только хищники, лесные звери, волки — это люди, типа Наума, с которым приходится жить Ивану. И если в эпизоде с волками Иван переживает сначала любопытство, затем — страх, и окончательно -- бессилие («ваша взяла»), то столкнувшись с волчьей хваткой своего тестя, какие чувства испытывает Иван? — Изумление от его наглости, досаду на самого себя, безысходность и бессилие от того, что никак не защитить своего достоинства. Не случайно в тексте рефреном звучит фраза, которую произносит Иван: «Я тебе покажу, как надо человеком быть, как надо человеком быть…» Что будет потом с Иваном? Смирится он с этой волчьей натурой Наума? Шукшин не даёт ответа, он побуждает нас размышлять, домысливать судьбу Ивана, наше читательское воображение расширяет рамки сюжета. Ведь рассказ прежде всего о совести человека, самый страшный человек — это человек без совести. Движущими силами в произведениях Шукшина являются не внешние события. Он сосредоточивает внимание не на разгадывании «закрученных» сюжетных ходов, а на внутреннем состоянии героев. Вместо «традиционного» сюжета у Шукшина сюжет внутренний (даже не сюжет, а положение, случай, ситуация), характеризующий нравственный облик человека.

Писатель чётко уловил социальные перемены в современной действительности, духовные настроения и типы времени. Он открывал в действительности то, что только ещё пустило ростки, наметилось, но не вылилось во что-то завершённое. Реализм Василия Макаровича с его эстетикой повседневного расширяет и углубляет наше знание о жизни. Попытка понять: «А зачем всё?» — мучит многих героев Шукшина. Не всегда они могут ответить на сложные вопросы, но уже само это стремление найти, докопаться, понять несёт в себе зёрна будущего духовного человека.

В рассказе «Верую!» Шукшин неоднократно заставляет своего героя, Максима Ярикова, взглянуть на себя, на собственную жизнь, её нравственное содержание. Часто предметом исследования становится человек сложившийся, взятый в момент душевного напряжения, сдвига, надлома, когда ему кажется, что силы и жизнь были им растрачены понапрасну, что спел он песню своей жизни, а спел плохо: «жалко — песня-то была хорошая». Эта тема то и дело повторяется, представляя нам целую художественную систему, в которой человек обращает свой взор на себя, задумывается над своей судьбой. И каждый раз мучительное чувство: что-то важное упущено в жизни. Психологически тонко, используя характерную деталь, достигает Василий Макарович ощущения бессмысленности, никчёмности «разменянной на пятаки», растраченной попусту жизни. Писатель отмечает: «По-разному гибнет душа: у иного она погибла, а он и не заметил… «

2. Шукшин — «тайный психолог» в киноповести «Калина красная»

Тема эта, когда жизнь человеческая расходуется бездарно, по собственному признанию Шукшина, волнует его необычайно. Такова «Калина красная» — повествование о трагической судьбе Егора Прокудина. Извечный поиск своего места в жизни, своеобразный диалог человека со своей совестью определяет пафос произведения.

Егор Прокудин, наверное, самый сложный и противоречивый характер из созданных Шукшиным. Чего только нет в этом человеке: добро и зло, самоунижение и уязвлённая гордость, жестокость и ласка, чувство вины, подталкивающее к мучительным поискам своего истинного назначения в жизни, — всё переплелось в тугой узел.

Василий Макарович в киноповести — «тайный психолог», он знает и чувствует корни характера, но представляет только сам характер. Писателя интересуют нравственные борения в душе человека, взятого в наиболее трудный момент духовной жизни. Мучительные исканья и раздумья Егора Прокудина прорываются то и дело в какой-либо бестолковщине, в неудержимом потоке слов не к месту, в душевной песне… Вот он в райгородке устраивает «забег в ширину», швыряет деньгами направо и налево. Но не развлечений он ищет, ему нужен праздник для души. Автор не идеализирует Егора, показывая его то строптивым, то жестоким, то смешным. Но он же ему и сострадает, обнаруживая в нём человеческое и показывая, как добро и соучастие помогают человеку вернуться к настоящей жизни. Точно передавая социальные и психологические мотивы переворота, происходящего в душе Прокудина, художник делает особенный акцент на утверждении благотворной силы добра. Как психологическое явление переживания героя обусловлены обстоятельствами, но и не только ими. Приезжая к Любе Байкаловой, Егор встречает доверие, сочувствие, нравственную поддержку, которые попали на благодатную почву и, это также важно, — вовремя. Но то же доверие и понимание пробуждает в Прокудине чувство личной вины за то, что в своё время «жизнь искривилась, потекла по законам ложным, неестественным». Противоречивость поступков героя, непредсказуемость его психологических реакций после сцены свидания с матерью сменяется логически последовательной линией поведения. В киноповесть вторгается трагический мотив вины и ответственности. Собственно, только глубоко осознав свою вину перед матерью и обществом, Прокудин вырастает до трагического характера. Герой гибнет. Но гибнет не только из-за мести злых людей, не просто от прихоти случая, а потому, что, даже оправдавшись в конце концов перед людьми, ему не искупить вины перед самим собой.

Размышляя о человеке, о том, как «зазря погибает его душа», Шукшин в киноповести поднимает важнейшую в искусстве проблему личной нравственной ответственности и долга. «За всё, что происходит сейчас на земле, придётся отвечать всем нам, ныне живущим, и за хорошее, и за плохое», — говорит писатель. Трагический финал «Калины красной» вытекает из самой внутренней логики развития характера героя, в котором началось пробуждение социальной совести. Трагическая смерть открывает человеческое в человеке.

Финал киноповести не оставляет ощущения безысходности, так как соотносится с реальными путями разрешения конфликта. Шукшин отрицает зло, заложенное в человеке изначально. Он верит в гуманизм, в социальные и внутренние перемены, способные воздействовать на человека, его судьбу.

Совесть высший нравственный принцип, форма нравственного самосознания человека. Открыто, не подспудно звучит мотив совести в произведениях писателя, помогая проникнуть в самую их суть. В духовном мире героя нравственный критерий — определяющий фактор внутренних побуждений и поступков. Мы всё чаще обнаруживаем, что обращение к совести — самый сильный аргумент в системе нравственных доказательств. Обострённое чувство совести, доброго и прекрасного в человеке у Василия Макаровича нерасторжимо связано с активным отрицанием самодовольства, хамства, зла, равнодушия, паразитизма. Анализируя рассказы Шукшина, нельзя не выделить ещё один нравственно-философский аспект его творчества. Глубокая любовь к людям приводит художника к простой, казалось бы, мысли, что жизнь только тогда будет прекрасной, когда люди будут делать добро, будут радовать друг друга.

Трудную жизнь прожила старуха Кандаурова (рассказ «Письмо»), но учит своих детей главному: «Ну, работа работой, а человек же не каменный. Да если его приласкать, он в три раза больше сделает. Любая животная любит ласку, а человек тем более… Ты живи да радуйся, да других радуй». Как бы вторит ей Марья (рассказ «Любавины»): «Зачем же тогда жить, если так и будет… Как бука смотреть друг на друга? Ни ласки, ни привета.» Прорывается внезапно в Егоре Прокудине авторское: «…Люди! Давайте любить друг друга!»

Заключение

Шукшин стремился обнажить самую «трудную» правду о мире и времени правду, залегающую в глубинах человеческой души. Правда и правдоподобие суть разные вещи для писателя. Как всякий подлинный художник, он главнейшим всегда считал первое.

Да, Василий Макарович посмотрел в мир и увидел в нём самое главное, осознал его, болью пропустил через себя и рассказал об этом людям. И не могли его слова, мысли, чувства не отозваться в сердцах людей. Ведь писал он о том малом, но исключительно важном, на чём и строится вся наша жизнь.

Рассказы Шукшина заставляют нас подмечать в жизни то, на что иногда не обращаешь внимания, заставляют думать о том, что иногда не замечается, считается «мелочью жизни». А в сущности вся наша жизнь и состоит из этих «мелочей». Василий Макарович показывает, как, казалось бы, в незначительных поступках раскрывается личность.

Человек редкой и разносторонней одарённости, писатель мечтал целиком посвятить себя литературе. Она была нужна ему как универсальнейшее средство выражения того обилия жизненных наблюдений и впечатлений, которое не давало ему как художнику и гражданину покоя и толкало к творчеству. Но и он был нужен литературе. Нужна была его бескомпромиссность в поисках правды, его поразительное знание народной жизни, его способность находить кратчайшие пути к самому сокровенному в душевном мире современника. Шукшин не мыслил себя вне постоянных исканий, сомнений, вопросов, обращённых к себе и людям, и потому остаётся в сознании читателей как один из самых живых и самобытных художников современности. Правда о Василии Макаровиче Шукшине заключается в том, что он всей душой любил эту землю, её народ.

Это народный писатель. В его уста он вложил право говорить о правде жизни. Для него главное это боль других. Шукшин ощущает её, принимает к сердцу, как свою. Это тоже великий талант — любить людей, быть с ними тогда, когда им трудно. «Даже когда ему было хорошо, он всегда помнил, что где-то кому-то плохо». Мне кажется, что к Шукшину по праву можно отнести слова Максима Горького, посвящённые другому великому мастеру русского слова — Антону Павловичу Чехову: «Никто не понимал так ясно и тонко трагизм мелочей жизни, никто до него не умел так беспощадно правдиво нарисовать людям позорную и тоскливую картину их жизни».

Лицо Василия Шукшина совершенно не похоже на тысячи других лиц, как не похожи его судьба, жизнь, творчество. Лицо этого писателя освещается тем неуловимым огнём большой человеческой души, огнём творца, который, пересиливая боль и страданье, раскрывает людям горькую правду об их жизни. Глаза его необыкновенные… Они, словно горящие искры, проникают в душу, не дают солгать. Этот взгляд жжёт и тревожит, заставляет мучиться и думать. Глаза эти смотрят в мир, и верят в людей, и просят их творить на этой прекрасной земле только добро и правду. То, к чему призывал их писатель, было главным и всей его жизни. Очень жаль, что Василий Макарович рано ушёл из жизни, но он поистине «просиял над целым мирозданьем»:

Не жизни жаль с томительным дыханьем,

Что жизнь и смерть…

Что просиял над целым мирозданьем,

И в ночь идёт. И плачет, уходя.

Список литературы

1. Громцева С. Н. «Поиск новых путей», Москва, издательство «Просвещение», 1990 г.

2. Золотусский И. П. «Монолог с вариациями», Москва, издательство «Советская Россия», 1980 г.

3. Коновалова Л. И. «Развитие читательского воображения школьников», Чита, издательство Читинского пед. института, 2008 г.

4. Шукшин В. М. «Слово о малой родине», Москва, всесоюзное творческо-производственное объединение «Киноцентр», 1991 г.

5. Шукшин В. М. «Собрание сочинений», Москва, издательство «Молодая гвардия», 1993 г.

6. Журнал «Литература в школе» № 5, Москва, издательство «Просвещение», 1992 г.

7. Журнал «Литература в школе» № 2, Москва, издательство «Просвещение», 1994 г.

8. Журнал «Литература в школе» № 4, Москва, издательство «Просвещение», 1995 г.

9. Журнал «Литература в школе» № 6, Москва, издательство «Просвещение», 1997 г.

10. Журнал «Литература в школе» № 6, Москва, издательство «Алмаз-Пресс», 2009 г.

11. Газета «Литература» № 40, Москва, издательство «Медиа- Пресс», 2008 г.

12. Газета «Литература» № 5, Москва, издательство «Медиа-Пресс», 2007 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой