Ошибки при синхронном и последовательном переводе

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Переводческие ошибки всегда волновали переводчиков, педагогов и научных исследователей. Иногда от результата работы переводчика зависит очень многое, как например судьба сделки, компании или целой страны. Есть огромное количество примеров, когда какая-то глупая ошибка стояла репутации огромным компаниям или ставила под удар престиж государства. Поэтому переводчик должен быть предельно внимательным выполняя перевод, ну, а компаниям в свою очередь нужно подходить к выбору переводчика со всей ответственностью. Тем не менее ни кто не застрахован от ошибок, в данной работе мы рассмотрим основные причины возникновения переводческих ошибок в устном переводе и основные стратегии и тактики их исправления.

1. Последовательный перевод

перевод синхронный последовательный ошибка

Последовательный перевод — это один из видов устного перевода, при котором переводчик начинает переводить по­сле того, как оратор перестал говорить, закончив всю речь или какую-то часть её. Говорящий время от времени делает в речи паузы, необходимые переводчику для перевода сказанного. Эти паузы, как правило, небольшие, так как профессиональный переводчик обычно уже во время звучания речи формулирует перевод и во время паузы произносит его. Последовательный перевод требует удержания в памяти пере­водчика содержания значительных сегментов оригинала в тече­ние длительного времени до момента начала перевода.

Устный последовательный перевод обычно используется при проведении мероприятий с относительно небольшим количеством участников. Данный вид перевода очень эффективен при «мобильном» характере коммуникации с большим количеством переездов, передвижений: при работе на промышленных объектах, переговорах с последующими экскурсиями и т. п.

Мероприятия, где обычно применяется последовательный перевод:

— Деловые переговоры

— Телефонные переговоры

— Семинары, встречи, круглые столы с небольшим количеством участников

— Брифинги, пресс-конференции

— Презентации, выставки

— Фуршеты, праздничные мероприятия

— Монтаж и настройка оборудования с участием иностранного специалиста

— Проведение экскурсий для зарубежных гостей, сопровождение делегаций

— Судебные заседания, допросы иностранных граждан, любые нотариальные действия с участием иностранных граждан

Преимущества последовательного перевода по сравнению с синхронным:

— Не требуется дополнительное техническое оснащение, что повышает мобильность мероприятия

— Может осуществляться в движении, например, при работе на промышленных объектах, переговорах на презентациях, при сопровождении делегаций

— У участников появляется дополнительное время, которое может быть полезно для обдумывания вопроса (например, на деловых переговорах)

— Во многих случаях достаточно привлечь одного квалифицированного переводчика, в отличие от синхронного перевода, где нужно привлекать, как минимум, двух синхронистов.

Недостатки последовательного перевода по сравнению с синхронным:

— Из-за пауз на последовательный перевод проведение мероприятия занимает больше времени

— Возможность перевода, как правило, только на один иностранный язык

— Ограниченное число участников мероприятия

— При последовательном переводе темп ре­чи переводчика снижается, поскольку переводчик восстанавливает в памяти содержа­ние оригинала

— Уменьшение объёма текста перевода по сравнению с письменным перево­дом того же оригинала; число пропусков возрастает с увели­чением темпа речи оратора.

2. Синхронный перевод

Синхронный перевод — это один из наиболее сложных видов устного перевода, выполняемый с применением специального оборудования для синхронного перевода. Поскольку, благодаря используемому оборудованию, переводчик осуществляет перевод одновременно с речью выступающего, тому не нужно делать паузы для того, чтобы переводчик успевал выполнять перевод. Такая одновременность восприятия устной речи и порождения перевода является главной особенностью синхронного перевода. [1] Специальное оборудование — это система синхронного перевода (либо стационарная, либо работающая на основе беспроводной передачи речи), обычно представляющая собой стационарную или разборную кабину (будку), где размещается установка синхронного перевода, включающая две пары наушников и микрофон для переводчиков, а также набор наушников или переносных приёмников по числу участников, нуждающихся в переводе. Во время перевода переводчик-синхронист находится в изолированной кабине в наушниках со звукоизоляцией, чтобы собственный голос не заглушал голос оратора. С помощью аппаратуры усиления перевод подается слушателям в наушники. С использованием технологий синхронного перевода, как правило, организуются такие мероприятия с участием большого числа людей и проводимые в больших конференц-залах или аудиториях, как конференции, семинары, презентации и т. д.

Сама возможность синхронного перевода объясняется тем, что в современных языках приблизительно 50% слов приходится на долю слов, не содержащих никакой новой информации. Кроме того, следует учитывать, что определённая часть информации всё равно не воспринимается слушателями.

Ввиду чрезвычайной сложности требует очень основательного длительного обучения. Кроме того, осуществление синхронного перевода требует максимального умственного напряжения и поэтому возможность его осуществления доступна далеко не каждому.

Разновидности синхронного перевода

— Синхронный перевод «на слух», когда синхронный переводчик воспринимает через наушники непрерывную речь оратора и осуществляет перевод блоками, по мере поступления информации. Самый распространённый и самый сложный случай.

— Синхронный «перевод с листа» с предварительной подготовкой или без неё. Синхронный переводчик заблаговременно получает письменный текст речи оратора и выполняет перевод в соответствии с предоставленными материалами, внося необходимые коррективы по ходу развертывания речи.

— Синхронное чтение заранее переведенного текста. Синхронный переводчик, следуя за речью оратора, зачитывает заранее подготовленный текст, и, при необходимости, вносит коррективы, если оратор по ходу выступления отступает от первоначального текста.

Положительные и отрицательные стороны

Преимущества:

К преимуществам синхронного перевода по сравнению с последовательным обычно относят следующие:

— Речь выступающего (оратора) звучит без перерывов. Это позволяет выступающему удерживать внимание аудитории, чувствовать настроение и реакцию слушателей.

— Время проведения мероприятия уменьшается примерно в два раза по сравнению с использованием последовательного перевода.

— Удобство для участников: владение иностранным языком сегодня не редкость, поэтому многие участники предпочитают слушать доклады на иностранном языке в оригинале, и их раздражает, когда при последовательном переводе выступающий останавливается и все участники слушают перевод.

— Возможность осуществления перевода одновременно на несколько языков.

Недостатки

В то же время у синхронного перевода есть и отрицательные стороны:

— Стоимость синхронного перевода, как правило, выше по сравнению с последовательным переводом в силу более высоких ставок переводчиков-синхронистов и необходимости оплаты стоимости аренды специального оборудования.

— Необходимость привлечения как минимум двух-трёх переводчиков-синхронистов, одинаково хорошо владеющих тематикой мероприятия.

— Для синхронного перевода характерен значительно более высокий уровень потери информации и меньший уровень ее усвоения.

3. Типичные ошибки при последовательном переводе

Рассмотрим типичные ошибки, совершаемые при последовательном переводе.

— Переводчик употребляет слова-паразиты, такие как «очевидно», «скажем так», «можно сказать», «в общем-то» и так далее, пытаясь таким образом выиграть время для подбора наиболее подходящего слова в конкретном контексте.

— Переводчик злоупотребляет вводными фразами («необходимо прежде всего отметить, что…», «рассмотрим следующий, не менее важный вопрос…», «важно также не упускать из виду, что…»), которые он вставляет в свою речь, как только оратор замолкает. Боязнь помолчать несколько секунд, спокойно собраться с мыслями и начать переводить заставляет лингвиста засорять речь этими ничем не примечательными фразами, которые можно без труда приклеить к любому предложению.

— Часто переводчик вслух перебирает варианты перевода какого-либо слова или определения, подбирая наиболее подходящий вариант, — в результате его речь засоряется синонимами, предложения перегружаются.

— Переводчик сохраняет избыточность слова или выражения вместо того, чтобы употребить лаконичный вариант, используемый в конкретном предложении.

— Переводчик позволяет себе комментировать речь выступающего, добавляя свои комментарии или вставляя какие-либо фразы, что абсолютно недопустимо.

— Переводчик ссылается на оратора в третьем лице, используя выражения «как сказал докладчик», «из уст выступающего мы слышали, что…», что также не отвечает целям последовательного перевода, засоряет речь переводчика и негативно сказывается на восприятии материала аудиторией.

— Несовпадение с эмоциональным фоном говорящего. Какое гнетущее впечатление производит бубнящий переводчик, когда тот, кого он переводит, чуть из «штанов не выпрыгивает» от переполняющих его эмоций. Или наоборот — человек говорит спокойно, а переводчик изображает из себя «живчика», что тоже выглядит несколько неуместно

— Стремление перевести все сказанное. При транскодировке с одного языка на другой нужно учитывать, что попытки перевести все шутки, аллюзии, отсылки, отступления бывают не только невозможными (из-за культурных и языковых отличий), но еще и ненужными и засоряют основной поток информации тем, что воспринимающему (им) просто не нужно. Более того — переводчик сам может запутаться и забыть, что главное, а что второстепенное. В отличие от синхронного перевода, когда думать о важном и неважном некогда, последовательный позволяет, слушая фразу, отделять зерна от плевел, и давать воспринимающему информацию, очищенную от постороннего «шума».

— Необходимо избегать чрезмерных обобщений. Имена, цифры и факты должны передаваться в первую очередь и без искажений.

— Переспрашивание. Бывает, чтобы не совершить ошибку, лучше переспросить. Но и чрезмерно увлекаться этим нельзя, поскольку выглядит такое очень непрофессионально.

— Ошибка лексического характера, то есть неправильное использование значения переводимого слова.

— Ошибка грамматического плана — нарушение грамматических правил перевода.

— Стилистическая ошибка — это непреднамеренное использование фразы принадлежащей к другому стилистическому типу текстов.

4. Основные сложности и типичные ошибки при синхронном переводе

Каковы же сложности синхронного перевода? Во-первых, работа переводчика в условиях одновременного слушания и говорения требует постоянной концентрации внимания и непрерывного говорения. Возникает ситуация раздвоения внимания, вызванная необходимостью постоянно сопоставлять два языка и переключаться с одного кода на другой. Это приводит к тому, что через 20−30 мин перевода у синхрониста появляется усталость артикулярного аппарата, снижается самоконтроль и в тексте перевода появляются серьезные, а иногда нелепые ошибки, причем даже на родном языке. Например, переводчик говорит университет Кубы в Краснодаре (вместо Кубанский университет), обучение на расставании (вместо на расстоянии), торгово — промышленная парата (вместо палата) и т. п. Именно по этой причине переводчик должен иметь сорокаминутный отдых после каждых двадцати минут работы, иначе говоря, переводчики должны работать группами по три человека. Кроме того, переводчик должен быть огражден от шума зала заседаний (разговоры и хождение делегатов, шум проходящего транспорта, телефонные звонки и др.), т. е. непременным условием эффективной работы является наличие кабины синхронистов и телефонных установок у делегатов. Переводить синхронно без специального оборудования не только невозможно, но и нежелательно: переводчик будет заглушать выступающего. К сожалению, эти условия работы часто не соблюдаются.

Вторая сложность синхронного перевода связана с быстротой реакции переводчика, а точнее, с его реактивностью. Синхронист вынужден ежесекундно мгновенно реагировать на воспринимаемые на слух слова и словосочетания. Поэтому медлительный человек, даже превосходно владеющий иностранным языком, вряд ли станет хорошим синхронистом. Непременным условием успешности является наличие у синхрониста большого запаса эквивалентных пар лексических единиц, связанных между собой знаковой связью, позволяющих переводить не через анализ и синтез (т.е. мышление), а через условные рефлексы,

т.е. на уровне «стимул-реакция». И действительно, у синхронного переводчика нет ни времени, ни полноценной возможности проанализировать смысл полученного через наушники высказывания. Он постоянно работает в диапазоне двух-семи слов плюс еще нескольких лексических единиц или смысловых опорных точек, возникающих в голове в результате вероятностного прогнозирования. Дальнейшее отставание от оратора (более чем на семь слов) очень опасно и может привести к окончательному срыву перевода. С другой стороны, и переводчик, который, услышав первые два-три слова, сразу начинает переводить, тоже рискует серьезно ошибиться, т.к. построенные на ходу фразы часто имеют неуклюжий синтаксис и неправильные грамматические конструкции.

Сложной лингвистической задачей является «языковая компрессия», призванная компенсировать отставание перевода на язык с большей длиной слов и многословной риторикой. Например, слова русского языка на 7−8% длиннее английских, грамматические конструкции более развернутые, кроме того, многие распространенные понятия, передаваемые в английском языке одним словом, требуют нескольких слов в русском языке. Это особенно касается новых, не устоявшихся понятий. Еще более сложной задачей становится перевод доклада (обычно на сугубо академической конференции), когда докладчик говорит длинными, сложными и запутанными фразами. Переводчик, тем не менее, должен сделать их ясными и лаконичными. В результате при синхронном переводе синтаксис должен быть проще, а средняя длина предложений короче. Умение сокращать и конденсировать живую речь — одно из главных умений в искусстве синхрониста, особенно при переводе с русского языка на английский.

Большую сложность представляет психическое напряжение, связанное с «необратимостью» сказанного докладчиком в микрофон (не остановишь, не попросишь повторить) и «необратимостью» перевода (не извинишься и не исправишь). Иначе говоря, нет никакой обратной связи с выступающим. И все это происходит перед большой аудиторией слушателей.

Не надо забывать, что перевод сложен сам по себе, без всяких дополнительно осложняющих факторов. Но в реальной жизни, к сожалению, такие факторы имеют место быть: докладчик может иметь нестандартное произношение, говорить или, еще хуже, читать свой доклад в неприемлемо быстром темпе, использовать жаргон, сленг или ненормативные лексические элементы. Беда для синхрониста, если попадется докладчик-шутник. И тогда переводчику приходится прилагать дополнительные усилия, чтобы заменить ненормативную лексику нормативной, объяснять, что слово «прихватизация» представляет собой каламбур, который для русских полон иронии, и все это в условиях цейтнота. Т. е. и без того сложный процесс синхронного перевода еще более усложняется. Странно, что многие докладчики не понимают, что в публичных выступлениях, которые переводятся, не рекомендуется пользоваться жаргоном, острословить, использовать узкоспециальную лексику, если они заинтересованы, чтобы аудитория их лучше понимала. Кроме всего перечисленного переводчику необходимы языковая и речевая компетенция, причем не только в иностранном языке, но и в родном, ораторское мастерство и даже литературный талант, он должен обладать отличной долговременной и кратковременной памятью, способностью сосредоточиваться, умением импровизировать, способностью уловить тон и нюансы речи и приспособиться к стилю выступающего, у него не должно быть дефектов речи, он должен уметь держать язык за зубами, т.к. в ходе перевода получает доступ к конфиденциальной информации, уметь оставаться нейтральным, приходить точно вовремя, т.к. работа международного мероприятия без переводчика немыслима, а также обладать лингвострановедческой компетенцией, знать культуру страны изучаемого языка, без чего невозможно в достаточной степени понимать речь народа этой страны, и многое, многое другое. Впрочем, даже при наличии всех перечисленных знаний и навыков переводчики — хорошие и плохие, опытные и неопытные — делают ошибки (иногда всю жизнь) в силу влияния родного языка, или так называемой интерференции. Именно интерференция «выдает» говорящего на неродном языке и представляет огромную трудность при переводе.

Остановимся на некоторых примерах некорректного синхронного перевода, взятых из реальных ситуаций международных конференций:

* министерство приносит финансовую помощь (вместо оказывает);

* мы организовываем обучение делового французского языка (т.е. деловому французскому языку);

* проекты направлены для (направлены на)

* мы хотим образовать и люди хотят образовываться (вместо давать и получать образование);

* по просьбе общественных сил (т.е. общественности);

* работники балета Тодос (лучше, танцоры, труппа);

* административные школы Европы (вместо управленческие);

* межкультуральный уровень (межкультурный, конечно);

* здесь мы будем делать много разных действий (некорректный дословный перевод);

* семинары, которые в Туле, Хабаровске… они в принципе обеспечивают наш семинар (мысль не ясна);

* 90% предприятий насчитывают менее 50% рабочих (мысль не ясна);

* познакомился с козырями вашего региона (видимо, с приоритетами);

* делаем много важных событий (т.е. проводим много мероприятий);

* что касается куррикулума (т.е. учебного плана);

* надо образовывать преподавателей (т.е. повышать их квалификацию);

* обучение по техникам обучения (вместо обучения методике преподавания);

* нужда региона (потребности, конечно);

* …минимизировать эти встречи, сделать их более многочисленными и в других регионах, т. е. сделать их более локальными (мысль совершенно не ясна);

* много опыта мы выведем из этого сотрудничества (приобретем);

* внедрять персонал в компанию (принимать на работу);

* преимущество русских бакалавров — это то, что это длится четыре года и есть место для очень важных предметов (некорректно построена фраза по-русски);

* можно жить у жителя того или иного города (т.е. снимать квартиру);

* эта система обмена кредитами очень важна, и я надеюсь, это скоро будет происходить (снова некорректный русский);

* а теперь все пойдут на буфет (т.е. приглашаются на фуршет);

* это собрание было милым и спасибо милым организаторам! (по-русски так не говорят, хотя на языке оригинала это вполне приемлемо).

Какие выводы можно сделать из приведенных примеров? Во-первых, оставляет желать лучшего качество речи переводчика на русском языке. Несмотря на то, что при переводе на русский язык переводчик сначала должен понять все, что сказано на иностранном языке, все же успех его перевода будет, прежде всего, зависеть от умения говорить по-русски. Чем богаче его лексика и стиль на родном языке, тем лучше получится перевод на иностранный. К сожалению, при обучении переводчиков родному языку не уделяется достаточного внимания, видимо, потому что считается, что родным языком мы все и так владеем в совершенстве. Это, без сомнения, заблуждение. Во-вторых, есть явные ошибки в переводе терминологии, хотя сложных терминов не было, т.к. конференция была посвящена образованию, и можно было предположить, что недавние выпускники университета с такой терминологией знакомы. Подобных ошибок можно было бы избежать, если бы переводчики могли заранее познакомиться с текстом перевода и посмотреть неизвестные им термины. В-третьих, явно чувствуется интерференция родного языка, есть «неуклюжий» дословный перевод и буквализмы. И наконец, чувствуется неумение четко формулировать мысль в условиях цейтнота. К недостаткам следует отнести присутствие в речи переводчика так называемого речевого шума (вздохи, «мычание» в случае затруднений с переводом и т. п.) и слов паразитов типа значит, так сказать, вот, короче. И это всего лишь внешние, лежащие на поверхности недостатки перевода. Гораздо серьезнее искажение смысла высказывания оратора и неполный перевод, что также имеет место и о чем оратор порой даже не догадывается.

5. Стратегия и тактика исправления ошибок в устном переводе

1) Метод проб и ошибок — в контексте возникает такая переводческая проблема, как перевод понятия naturalism. Из-за узкого контекста не совсем ясно, что имеется в виду. Синхронный переводчик перевел данное понятие как можно ближе к тексту, по сути сделав буквальный перевод. Стоит оговориться, что стратегия проб и ошибок двоична по своей природе. Принцип двоичности заключается в том, что, во-первых, каждый раз, когда синхронный переводчик идет путем проб, чтобы получить широкий контекст для наиболее точного перевода конкретного понятия, он может как совершить ошибку, так и дать правильный вариант. Вряд ли представляется возможным экспериментальным путем выявить процентное соотношение ошибка / правильный вариант. Каждый случай сугубо индивидуален и зависит от многих факторов: общих знаний переводчика, знания ситуации, в которой осуществляется СП, темы, а также знакомства с докладчиком и его стилем изложения материала. Чем лучше синхронный переводчик знает тему, ситуацию на момент перевода, докладчика и его манеру изложения, тем меньше вероятность ошибки и больше вероятность выбора правильного варианта.

Во-вторых, СПО заключается в том, как скоро переводчик осознает факт совершения ошибки и насколько быстро и безболезненно для перевода он сможет данную ошибку исправить. Иными словами, какой контекст необходим для того, чтобы в ПЯ неправильный вариант был преобразован в правильный с минимальными потерями смысла текста. Таким образом, СПО характеризуется двумя подстратегиями: подстратегией вероятной ошибки и подстратегией выбора правильного варианта.

2) Повтор неправильно переведенного понятия или части неверно переведенной фразы и плавное присоединение к ней точного варианта перевода. Впоследствии неправильный вариант перевода не употребляется

Здесь мы сталкиваемся с таким аспектом синхронного перевода, как вероятность ошибки в переводе. Причины ошибки в синхронном переводе могут быть как чисто объективного, так и субъективного характера. В литературе по переводу ошибки переводчика либо сильно минимизированы, либо объясняются исключительно усталостью устного переводчика во время работы (Gile 1995: 88). В данной ситуации мы не будем заострять внимание на обыкновенных оговорках и других речевых ошибках, присущих для синхронного перевода и нормальной разговорной речи, хотя их причины могут быть самыми разнообразными. Основополагающая разница заключается в том, что ошибки в синхронном переводе могут быть двоякого характера: ошибки, совершенные из-за недостаточной языковой компетенции переводчика, включая прагматическую компетенцию, и ошибки из-за отсутствия необходимой координации между переводчиком и докладчиком (Setton 1997: 231). Причины ошибки могут быть и многофункционального характера, например, посторонние шумы, затрудняющие восприятие исходного ячзыка, и недостаточное знание темы синхронным переводчиком, и ряд других причин. За последние годы существования синхронного перевода сложилось такое впечатление, что перевести синхронно можно абсолютно все. В реальной ситуации синхронный перевод имеет определенные пределы, функционально это род деятельности, связанный с определенными ограничениями и возможностью ошибки (Pearl 1999: 36).

Если конечная цель синхронного перевода — обеспечить коммуникацию между отправителем информации на ИЯ и реципиентом, говорящими на разных языках, то компетентный перевод и, как следствие, подготовка переводчиков с высоким уровнем переводческой компетенции составляют только половину, в лучшем случае пять восьмых пути к идеальному переводу (Pearl 1999: 36). Остальная часть оказывается неудачной попыткой синхронного переводчика произвести благоприятное впечатление на «заказчика» конечным продуктом синхронного перевода, имеющим свои границы и допустимую степень ошибки (Pearl 1999: 36).

По ряду причин, неподконтрольных синхронному переводчику, в ряде случаев синхронного перевода бывают такие сегменты устного дискурса, которые вызывают у переводчика определенные затруднения в понимании. В подобных ситуациях необходимо сделать все возможное, чтобы «спасти перевод». Стратегия проб и ошибок как раз и призвана минимизировать возможные потери и сохранить в переводе то, что могло бы быть утрачено безвозвратно.

Синхронный перевод основан на правильном понимании оратора переводчиком. Совершенно очевидно, что подобное понимание (координация между переводчиком и докладчиком) достигается не всегда. Одной из причин такого затруднения могут быть свойства чисто психологического характера. Модель ментального восприятия является одним из объяснений того, почему восприятие переводчика может отличаться от восприятия докладчика.

Модель ментального восприятия больше относится к теории познания, чем к коммуникативной теории. В основе ее лежит постулат Крейка (Craik) о том, что мышление есть внутреннее представление индивидуума о мире и что индивидуум в ходе переработки информации строит свои логические заключения на основе трех последовательных процессов: «перевод» внешнего представления во внутреннее представление в форме слов, цифр или символов; преобразование последующих символов на базе предыдущих путем умозаключения; повторный перевод данных символов в действия или по крайней мере признание наличия соответствия между данными символами и внешними событиями (Setton 1997: 14).

В понимании дискурса, по мнению П. Джонсона-Лэрда, модели ментального восприятия играет главенствующую роль, так как является когнитивным представлением структурного аналога реальных или воображаемых событий, конструируемых в рабочей памяти индивидуума на основе логических представлений, знаков и понятий. Модель ментального восприятия, разработанная еще в 40-х годах, предназначалась непосредственно для теории познания, а не для перевода. Данная модель показывает, что во время одностороннего процесса коммуникации между отправителем информации и получателем может возникнуть определенное недопонимание, несмотря на тот факт, что они оба говорят на одном языке. Для синхронного переводчика задача во многом усложняется, поскольку в процессе перевода участвуют два языка.

Возникает совершенно закономерный вопрос. Насколько обоснованно повторение неправильного варианта перевода при его исправлении на правильный? Не проще и честнее было бы в том случае, когда переводчик допускает явную ошибку, просто извиниться перед аудиторией, а после этого дать правильный вариант? Данная проблема имеет и обратную сторону. Ее можно представить в виде следующей дихотомии:

1. Насколько аудитория осознает, что синхронный переводчик допустил ошибку?

2. Замечает ли аудитория процесс исправления ошибки на правильный вариант перевода?

Ответив на эти вопросы, мы сможем разрешить проблему повторения неверного варианта перевода и его обоснованности.

Начнем с того, что любой синхронный перевод ситуативно обусловлен. То, что звучит естественно в одной ситуации, может звучать довольно банально в другой, например, во время прослушивания записанного перевода, после того как конференция уже завершилась и у нас нет того ощущения зала, реакции аудитории, визуального представления тех событий, которые имеют место во время «живого» перевода.

Может ли слушатель, сидящий в зале и слушающий перевод, заметить ошибку переводчика? Такой шанс, безусловно, есть, но обычно он не столь уж и большой. Совершенно очевидно, что, если участник слушает перевод, он вряд ли имеет достаточно навыков для того, чтобы заметить ошибку там, где ее не смог заметить синхронный переводчик. Чаще всего слушающий перевод участник концентрирует свое внимание на тексте перевода, а не на тексте оригинала. Однако, иногда достаточно редко, бывает так, что ошибка замечается в том случае, когда участник конференции очень хорошо разбирается в ее тематике и исходя из переведенного смысла может понять, что что-то в данном отрезке переведено не совсем логично.

Еще один вопрос, который возникает в подобной ситуации, сводится к тому, сколько времени потребуется участнику конференции для осознания того, что переводчик дал неправильный вариант перевода.

Подводя итог, можно сделать следующие выводы:

1. Стратегия проб и ошибок состоит из двух подстратегий: подстратегии вероятной ошибки и подстратегии выбора правильного варианта.

2. Стратегия проб и ошибок применяется в тех случаях, когда у синхрониста нет готового варианта перевода.

3. В случае угадывания синхронистом правильного варианта подстратегия вероятной ошибки не используется, и перевод продолжается дальше с употреблением найденного понятия.

4. Стратегия проб и ошибок также используется в ситуациях, когда узкий контекст на ИЯ не позволяет синхронисту убедиться в правильности выбранного варианта перевода и существует необходимость получения более широкого контекста для адекватной передачи конкретного сегмента на переводящий язык.

3) Согласно теории сочетаемости, перевод несочетаемых слов будет более затруднен, чем перевод сочетаемых слов. Это подтверждается результатами многих исследований (Чернов 1978: 79). При отсутствии опорных элементов для прогнозирования в СП появляются сбои, ошибки и сильные искажения. Переводчик может работать по подсказанной гипотезе, не замечая ее отличия от реального развития или завершения высказывания (Чернов 1978: 82).

Заключение

Конечно, во время устного перевода может случиться все, что угодно. Большую часть «баек» о работе устного переводчика составляют рассказы о том, в какую лужу переводчик неожиданно сел (обычно, разумеется, по чужой вине!) и каким фантастическим способом он, так сказать, из нее вылез. Причем сухим и чистым. При этом в профессиональном обиходе не всегда необходимым считается соблюдение того самого «морального кодекса переводчика», о котором говорилось в первой главе. Иногда гордость переводчика составляет следование вполне языческой морали: кто перехитрил, тот и прав. Выкрутился так, что слушатель не заметил твою ошибку — и слава Богу. И все-таки давайте стремиться к истине, то есть к идеалу. А то неизвестно еще, чем в какой-нибудь роковой момент ваша ошибка обернется! И пусть это смешно, но все-таки исполненным достоинства кажется мне тот известный переводчик-синхронист, на протяжении получаса по ошибке называвший бобров бурундуками, который затем сказал в микрофон: «Всех бурундуков, упомянутых в последние полчаса, прошу считать бобрами».

Итак, собственные ошибки принято признавать и исправлять. Но как? Вопрос не праздный. Устный переводчик работает в дефиците времени — и все же на сохранение верности оригиналу время потратить стоит. В любом виде устного перевода поправка либо включается в последующий контекст (обычно в том случае, если переводчик что-нибудь выпустил), либо оглашается (если произошло существенное искажение) — тогда произносятся слова вроде: «Внимание, в перевод вносится поправка». В синхронном переводе серьезная поправка вносится во время любой паузы, либо, если ее необходимо сделать немедленно, за счет сокращения звучащего в данный момент текста.

Более мелкие ошибки — оговорки исправляются по ходу дела, но обязательно сопровождаются ритуальной формулой вежливости («компетенции…, извините, компетентности»). Отметим, что начинающие переводчики иногда слишком усердствуют в поправках, считая, что если выбранное слово недостаточно точно, а на память тут же пришло другое, стоит внести поправку. В результате перевод становится сбивчивым, теряет свою линейность, трудно воспринимается. От этой привычки стоит избавиться как можно скорее.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой