Преодоление кризиса психологии семейных ценностей

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Психология семьи — относительно молодая отрасль психологического знания, находящаяся в стадии своего становления. Одним из перспективных и актуальных направлений данной области на сегодняшний день является изучение семьи во время трудностей, стрессов и кризисов. Разные авторы предлагают всевозможные классификации стадий жизненного цикла семьи, при этом переход с этапа на этап всегда сопровождается кризисными моментами, успешность преодоления которых зависит от решения специфических задач каждой из стадий развития.

1. Основы сплоченности семьи

На наш взгляд, представляется весьма интересной классификация стадий жизненного цикла предложенная Дювалем, включающая восемь стадий, из которых в нашем эмпирическом исследования мы рассмотрели три следующие.

1) Супружеские пары без детей. Задачи стадии: сформировать брачные отношения, удовлетворяющие обоих супругов; урегулировать вопросы, касающиеся беременности и желания стать родителями; войти в круг родственников.

2) Появление в семье детей (возраст ребенка — до 2,5 лет). Задачи стадии: адаптация к ситуации появления ребенка, забота о правильном развитии младенцев; организация семейной жизни, удовлетворяющей как родителей, так и детей.

3) Семьи с подростками (старший ребенок — от 13 до 20 лет). Задачи стадии: установление в семье равновесия между свободой и ответственно; создание у супругов круга интересов, не связанных с родительскими обязанностями, и решение проблем карьеры.

Как можно заметить, данные нормативные кризисы создают существенные трудности в функционировании семейной системы, приводят к увеличению числа конфликтов, ссор и именно от того, насколько успешно семья сможет с ними справиться зависит ее дальнейшее благополучие. В соответствие с этим H.I. McCubbin и W. Thompson выделяет основные характеристики двух типов семей на основании их реагирования на возникающие нормативные трудности: уязвимые семьи (при столкновении с трудностями члены семьи не поддерживают, не подбадривают друг друга, не желают идти на компромиссы) и регенеративные семьи (resilient) (при столкновении с трудностями члены семьи подбадривают, поддерживают, мотивируют друг друга в решении проблем и открыто проявляют любовь и заботу друг о друге, умеют формировать семейные правила и ценности.

Мы считаем, что одним из важных показателей преодоления нормативных семейных кризисов является сплоченность. В соответствии целью нашего эмпирического исследования выступило изучение семейной сплоченности в периоды нормативных кризисов семейного развития. Для выявления уровня семейной сплоченности была использована методика «Шкала семейной гибкости и сплоченности» (FACES — 3) Д. Олсона.

В исследовании участвовали семьи находящиеся на трех этапах жизненного цикла:

1) молодые супруги без детей со стажем брака до 3-х лет — 12 семей, 24 человека, 12 мужчин и 12 женщин;

2) семьи с маленькими детьми до 3-х лет со стажем брака от года до 4-хлет — 15 семей, 30 человек, 15 мужчин и 15 женщин;

3) супруги с детьми подростками со стажем брака от 10 до 15 лет — 13 семей, 26 человек, 13 мужчин и 13 женщин в возрасте.

В результате проведенного исследования было выявлено, что семьи молодых супругов без детей характеризуются низким разобщенным уровнем сплоченности. На данном этапе жизненного цикла семьи происходит интенсивная выработка и согласование общесемейных, общесупружеских ценностей, внутрисемейного уклада, адаптация к индивидуальным особенностям супруга, принятие ролей мужа и жены, приспособление к жизни в семье. Такие процессы брачно-семейной адаптации нередко сопровождаются супружескими столкновениями и конфликтами, взаимными обидами и борьбой за власть, что, на наш взгляд, безусловно, понижает семейную сплоченность. При этом у молодых супругов еще не выработана единая линия поведения, еще нет навыков стабильного взаимодействия в диаде, эффективной совместной деятельности.

У супругов с маленькими детьми до 3-х лет был выявлен низкий разобщенный уровень семейной сплоченности. Согласно существующим в семейной психологии исследованиям (С. Минухин, А. Н. Волкова и др.) рождение ребенка это всегда существенный кризис для всей семьи. До появления ребенка в семье супруги большую часть времени проводили вдвоем, внутрисемейное взаимодействие происходило в супружеской диаде. Тогда как после рождения ребенка внимание жены-матери стало всецело принадлежать ребенку, в семейном взаимодействии произошел процесс триангуляции.

Таким образом, муж и жена оказываются в ситуации эмоционального разделения, происходит перераспределение обязанностей, супруги часто ведут себя несогласованно и соответственно значительно снижается степень сплоченности. Кроме этого, в результате проводимого исследования удалось обнаружить значимые различия семейной сплоченности между двумя данными этапами жизненного цикла. Так, у молодых супругов без детей наблюдается более высокий уровень сплоченности, чем в семьях с маленькими детьми. Подобные результаты могут быть связаны с тем, что до рождения ребенка супруги более сосредоточены друг на друге и все отношения развиваются в рамках диады, где дистанция между ним очень близкая. С рождением ребенка, как уже было отмечено выше, основное внимание жены переключается на ребенка, происходит большее дистанциирование с супругом.

В семьях с детьми-подростками был выявлен умеренный разделенный уровень сплоченности. Полученные данные свидетельствуют о том, что с одной стороны, в данный период жизни семьи в эмоциональных отношения супругов существует некоторая разделенность, которая может быть обусловлена свойственным их возрасту переосмыслением жизненного пути, своих способностей, собственной семейной жизни. При этом приходит ощущение и понимание того, что дети-подростки все больше дистанцируются от родителей, проводят большую часть времени в кругу сверстников, что также нарушает привычную стабильность семьи.

С другой стороны, на данном этапе жизненного цикла семья способна собираться вместе, обсуждать проблемы, оказывать поддержку друг другу и принимать совместные решения, так как существует общий семейный уклад, правила, выработанные годами совместной жизни.

2. Социализация в семье

Социализация — постепенное расширение по мере приобретения индивидом социального опыта сферы его общения и деятельности, как развития саморегуляции и становления самосознания.

Как в отечественной, так и зарубежной психологии традиционно признается главным агентом социализации семья.

Гендерная социализация в семье — сложный процесс, в котором гендерное поведение детей и родителей находится в тесном взаимовлиянии. Основывается это взаимовлияние на использовании определенных объектов и ситуаций в качестве знаков гендерного поведения. При этом смысловое значение определенных образцов поведения, как гендерных у детей, связано с соответствующим смысловым значением, которое придают этому взрослые, и зависит от пола ребенка и пола взрослого.

В отечественной литературе имеются исследования, посвященные часто встречающейся ситуации, когда ребенок тесно связан с родителями, чаще с матерью (симбиотические связи), в результате чего у ребенка не развивается самостоятельность, а также это способствует социальной и психологической отдаленности (В.П. Козлов, А.И. Захаров). При этом отмечается, что если такие тесные связи существуют между матерью и сыном, то вполне вероятно, что в личности мальчиков формируется недостаточное количество маскулинных качеств, ориентация на мнение и оценку женщины, что в подростковом возрасте может затруднять общение со сверстниками своего пола и помешать в дальнейшем вхождению в мужскую компанию.

Иногда родители оказывают прямое влияние на неправильное формирование гендерного самосознания. Родители мальчиков, которые хотели бы иметь девочку, или родители дочки, желающие иметь мальчика, подкрепляют нетипичное для пола поведение. Начиная с оформления внешности и далее, поощряя проявления противоположных полу черт характера, интереса к играм и увлечениям другого пола, родители способствуют развитию психологических границ между полами, что может привести к отрицательным последствиям в старшем возрасте.

С точки зрения трансактного анализа дети, чей пол не соответствует ожиданиям родителей, могут бессознательно стремиться подтверждать их ожидания, часто теряя при этом реалистичную половую идентичность, т. к родившись, ребенок не различает полов.

Последователи этой теории показали, самыми важными факторами формирования гетеросексуальной установки являются: отсутствие страха перед людьми противоположного пола; возможность контактировать с людьми противоположного пола; половая идентичность личности соответствующая реалистическому восприятию своего собственного пола.

В рамках трансактного анализа также указывается на роль родителей в формировании гендерной идентичности. Родитель того же пола, что и ребенок является эталоном гендерного поведения. Мальчики отождествляются с лицами мужского пола, подражая их поведению, принимая их положительные и отрицательные установки по отношению к полам, и на основании этого делают заключение: каким должен быть мужчина.

Большое влияние на гендерную идентичность оказывают родители противоположного пола. Если отец считает, что женщина — это плохо, то и дочь, вероятнее всего, будет отрицать свою женственность и смотреть на других женщин глазами своего отца. Аналогично формируются отношения мать — сын.

Дети, имеющие дефицит общения со взрослыми, принимают стереотипы от своих сверстников или из множества других источников, которые часто содержат искаженное представление о мужественности и женственности. Репина Т. А. и Стеркина Р. Б. выдвинули предположение, что важными факторами, влияющими на развитие гендерной идентичности и формирование основ маскулинности и фемининности у ребенка, выступают: особенности ценностных ориентаций родителей в области воспитания сыновей и дочерей, т. е. знание тех качеств, воспитание которых они считают важным у детей разного пола; владение адекватными методами воспитания этих качеств; характер общения, взаимоотношений и трудового сотрудничества взрослых и детей.

3. Эмоциональное отношение ребёнка к приёмным родителям

Одной из острейших социально-экономических и психолого-педагогических проблем в cтранах постсоветского пространства является проблема социального сиротства — явления, при котором дети остаются без родительской опеки при живых родителях. Сравнительно новой моделью семейного устройства детей-сирот, где труд родителей оплачивается государством, является приёмная семья. Ежегодно количество детей, отданных на воспитание в приёмную семью, увеличивается.

Создание приёмной семьи в психологическом смысле начинается с установления эмоционального контакта между ребёнком и приёмными родителями, который является основой осуществления идентификационных отношений между ними. Поэтому в центре нашего внимания находится проблема эмоционального отношения ребёнка к приёмным родителям.

Для изучения эмоционального отношения приёмного ребёнка к новым значимым для него людям — приёмным родителям — и отражения как сознательных, так и частично неосознаваемых уровней этих отношений нами использовался Цветовой тест отношений (ЦТО), разработанный Е. Ф. Бажиным и А. М. Эткиндом. В исследовании приняли участие 76 приёмных детей (44 девочки и 32 мальчика) и 69 биологических детей (37 девочек и 32 мальчика) в возрасте 4−11 лет.

Для изучения особенностей эмоционального отношения ребёнка к приёмным родителям был использован Цветовой тест отношений (ЦТО). Близость цветовых рядов ребёнка и родителя оценивалась по значению коэффициента ранговой корреляции Спирмена (rs), на основании чего были диагностированы следующие виды эмоционального отношения ребёнка к родителю: положительно зависимое; отрицательно зависимое и амбивалентное эмоциональное отношение. Эмоционально-личностные характеристики цветов, входящих в ЦТО, использовались для описания особенностей восприятия ребёнком матери и отца как объектов идентификации. Взаимосвязь между представлениями ребёнка о родителях и его самоотношением оценивалась на основе корреляционный анализ между отдельными цветами, входящими в ЦТО, в цветовых предпочтениях ребёнка в отношении себя, в отношении приёмной/биологической матери, приёмного/биологического отца.

Изучение эмоционального отношения ребёнка к родителям позволило выявить следующие тенденции:

1) у девочек вне зависимости от типа семьи преобладает положительно зависимое эмоциональное отношение к матери (в приёмных семьях ц*=1,932 при б=0,05; в биологических семьях ц*=2,353 при б=0,01), что способствует идентификации с ней. Преобладающим видом эмоционального отношения к отцу у девочек в приёмных (ц*=2,703 при б=0,01) и в биологических (ц*=4,675 при б=0,001) семьях является амбивалентное эмоциональное отношение;

2) у мальчиков вне зависимости от типа семьи преобладает амбивалентное эмоциональное отношение к отцу (в приёмных семьях ц*=3,005 при б=0,001; в биологических семьях ц*=6,414 при б=0,001) наряду с положительно зависимым (у 48,4% приёмных мальчиков и у 46,9% биологических мальчиков) и амбивалентным (у 41,9% приёмных мальчиков и у 53,1% биологических мальчиков) эмоциональным отношением к матери, что затрудняет идентификацию мальчика с отцом;

3) и в приёмных (ц*=2,471 при б=0,01), и в биологических (ц*=4,766 при б=0,001) семьях положительная идентификация девочки с матерью встречается значимо чаще, чем положительная идентификация мальчика с отцом;

4) приёмная мать и мальчиками, и девочками воспринимается как открытая, общительная, дружелюбная, отзывчивая, энергичная, активная, эмоционально расположенная по отношению к детям. Её цветовой портрет ассоциируется с эмоцией радости, выражает потребности детей в общении с ней, эмоциональной вовлечённости в эти отношения, привязанности. Отношения с приёмной матерью опосредуют развитие у приёмной девочки таких свойств, как активность, решительность, эмоциональность, а у приёмного мальчика — моральных свойств личности;

5) представления о матери в биологической семье сходны с представлениями о приёмной матери (и у мальчиков, и у девочек: rs=0,9 при б=0,01). Качество отношений с матерью в биологической семье опосредует развитие у мальчиков и девочек, прежде всего, коммуникативных и эмоциональных качеств личности;

6) приёмный отец и мальчиками, и девочками, ассоциируется с такими качествами, как уступчивый, зависимый, спокойный, ригидный, апатичный; низко оцениваются его активность, энергичность, отзывчивость. Приёмные мальчики и девочки стремятся к общению с приёмным отцом, воспринимают его как открытого, общительного, однако девочки при этом испытывают страх отвержения и одновременно воспринимают его как враждебного. Приёмный отец не является для детей моральным цензором поведения, образцом для приобретения социально значимых личностных качеств, интериоризации норм, стереотипов, ролей, ценностных ориентаций. Приёмные мальчики в большей степени, чем приёмные девочки воспринимают приёмного отца как нерешительного, неуверенного, несамостоятельного, слабого, пассивного. Отношения с приёмным отцом опосредуют развитие у приёмной девочки таких свойств личности, как уступчивость, зависимость, слабость, нерешительность и пассивность, а у приёмного мальчика — коммуникативных свойств личности, однако препятствуют развитию моральных качеств;

7) представление о биологическом отце как объекте идентификации частично сходны с представлениями о приёмном отце (rs=0,6 при б=0,05). Однако в представлениях биологических детей отец выступает как более активная и решительная фигура (по сравнению с приёмным отцом), опосредующая развитие у детей моральных свойств личности и самостоятельности.

4. Влияние возраста сына на изменение взаимоотношений с матерью

Реальная модель современной семьи, по мнению В. Н. Дружинина, предполагает следующее: ответственность за семью несет мать, она же доминирует в семье, и она же более близка с детьми эмоционально. Такая позиция матери, стремящейся все контролировать, особым образом сказывается на ее отношениях с детьми, на развитии и становлении личности ребенка (Варга, 2008; Крюкова, Сапоровская, Куфтяк, 2009). Пассивность жизненной позиции мужчины, и в частности, по отношению к воспитанию детей, во многом усугубляет существующее положение.

Отношения в системе «мать-ребенок» являются элементом детско-родительских отношений, которые определяется как процесс и результат индивидуального избирательного отражения семейных связей, опосредующие внутреннюю и внешнюю активность, а также переживание родителей и детей в их совместной деятельности (Сапоровская, 2008).

В разных психологических направлениях именно мать считается главной фигурой, определяющей развитие и становлении личности ребенка. Наиболее подробно описаны и особым образом понимаются взаимоотношения матери и сына в психоаналитическом направлении, как классическом, так и современном. Тесная связь, существующая между матерью и сыном с его момента рождения, постепенно должна ослабнуть, ребенок с помощью отца отделяется от матери. При нормальном ходе развития отношений процесс сепарации происходит без отклонений (З. Фрейд, Д. Винникотт, К. Г. Юнг, К. Хорни, Р. Скиннер, Э. Фромм, Э. Фурман).

Именно в юношеский период детско-родительские отношения нередко навсегда теряют эмоциональную близость и искренность, так как происходит автономизация от родительской опеки, построение отношений равноправия и взаимного уважения (Райс, 2008). Все это накладывает свой отпечаток на развитие детско-родительских отношений в целом.

Целью нашего исследования является выявление различий во взаимоотношениях матерей и сыновей разного возраста. В исследовании приняли участие члены полных условно благополучных семей. Все испытуемые были сформированы попарно (мать и сын) в три группы в зависимости от возраста сына, а именно, пары с сыном 15−17 лет (1 группа), пары с сыном 19−22 года.

Были использованы методы: методика ПОР (ADOR) — «Подростки о родителях», модификация и адаптация Л. И. Вассермана и др., методика PCRQ (Parent-Child Relationship Questionnaire) — «Опросник родительско-детских отношений» (W. Furman, 2005), адаптированная Н. О. Белоруковой (2007), проективная методика «Письмо о моем сыне/матери» — вариант методики Д. Сакса «Неоконченные предложения» и интервью для матерей и сыновей, разработанное автором работы. Обработка результатов проективного блока проходила с помощью выделения следующих смысловых единиц: теплота в отношениях (уважение друг к другу, совместное проведение времени, позитивный образ сына/матери); дистанция (невмешательство в дела, наличие проблем во взаимоотношениях); автономность сына (проявление самостоятельности); доминирование матери (навязывание матерью своего мнения, стремление контролировать сына, учить и указывать); личностные отношения (совместное обсуждение проблем, оказание помощи друг другу).

В результате исследования было выявлено, что отношения в диаде мать-сын в зависимости от возраста сына действительно различны.

Со стороны матери наблюдается противоречивое желание предоставить сыну возможность самому принимать решения и отвечать за свои поступки, при этом устанавливая в отношениях с ним диктат, требуя подчинения ее мнению. Независимо от возраста сына стремление матери к тому, чтобы он находился рядом остается значительным. Матери отмечают увеличение близости и доверительности в отношениях, считая, что увеличение проявления ею власти — это собственное желание сына считаться с ее мнением, прислушиваться к ней.

В свою очередь, сыновья отмечают снижение теплоты в отношениях с матерью, снижение проявления родительской власти с ее стороны. Изменению отношений способствует проявление мужских черт в поведении сына: они приобретают вторичный характер, хотя со стороны матери и начинают в большей степени проявляться собственнические тенденции, но сыну уже легче противостоять им.

Чем больше у матери стремление подчинить сына себе, тем сильнее желание сына оградиться от таких воздействий и отстраниться. Это характерно для сыновей любого возраста. В этом, скорее всего, и заключается функционирование механизма автономизации и установления новых границ в межличностных отношениях.

Чем старше сын, тем больше степень его эмоциональной и поведенческой автономии, которая выражается в отношениях большей независимости от матери, в принятии важных решений, в делах и поступках, независимости от эмоциональных проявлений и мнения матери.

Полученные результаты подтверждаются в данных, полученных с помощью проективной методики «Письмо о моем сыне/моей матери» и интервью. По мере взросления сына и мать и сын отмечают противоречивые тенденции — наличие теплоты в отношениях и одновременно увеличение стремления матери к доминированию и контролю. По данным методики «Письмо о моей матери/моем сыне» наблюдается некая идеализация образа матерью и сыном друг друга: оба оценивают друг друга положительно, отношения называют доверительными, теплыми, отмечают уверенность в поддержке в трудную минуту. В отношениях с матерью, со стороны сына, наблюдается наличие автономии, как проявление своего мнение, стремления к его реализации. Андрей, 21 год: «Отношения стали проще. Многое могу обсуждать с мамой, но не всегда это делаю. Она, что мне не нравится, всегда начинает учить, наставлять. Стремлюсь больше помогать, поддерживать. Сам тоже в любой момент могу обратиться за помощью, но все же предпочитаю решать все самостоятельно».

Матери, при этом отмечают свое продолжающееся стремление контролировать сына. Галина, 46 лет: «Стали меньше ругаться. Воспринимаю как ребенка, своего ребенка. Вроде и взрослым стал, ближе к самостоятельности, а все равно пытаюсь напоминать, указывать, чтобы что-то сделал, и проблем не было. Хочу все о нем знать, что творится в голове (друзей, подруг), чтобы сопереживать, когда необходимо, быть рядом. Боюсь, что появляются серьезные трудности, и он может с ними не справиться, «сойдет с пути». Таким образом, переживания матери сложнее, более неоднозначны и противоречивы, то есть мать более амбивалентна в своих переживаниях в отношениях в данной диаде. Возможно, мать нуждается в социальной поддержке именно своего «взрослеющего» сына как мужчины, так как не может получить ее от своего супруга, а также от других членов семьи. Может быть, данные взаимоотношения компенсируют неудовлетворенность в супружеских отношениях.

Проведенная нами работа имеет значение для лучшего понимания процессов взросления, сепарации и функционирования детско-родительских отношений в разных жизненных периодах. Более полное знание особенностей взаимоотношений матерей и сыновей в семье позволит наилучшим образом использовать его в практической деятельности, для оптимизации данных отношений, решения проблем социализации.

В гендерной социализации большое значение имеют культурологически заданные полотипические особенности, которые с самого начала по-разному влияют на формирование гендерной идентичности мальчиков и девочек и наполняют её различным содержанием, чем детерминируются различия психики личности мужчин и женщин.

Итак, принятие или отвержение себя как личности своего пола зависит от психологических факторов, от чувств, сформированных в детстве, и поэтому семья является одним из самых важных факторов гендерной социализации.

Заключение

Таким образом, проведенное исследование доказывает, что рассмотренные нами три этапа жизненного цикла семьи, сопровождающиеся наличием нормативных кризисов, создают серьезную угрозу распада семьи, способствуют формированию затяжного внутрисемейного конфликта. В случае же позитивного преодоления кризиса семья сохраняется, ее члены осознают и принимают новые роли, иной способ функционирования и успешно с ними справляются.

Для подобного результата необходимо скоординировать работу широкого спектра специалистов — психологов педагогов, социологов и др., основная функция которых состояла бы в разработке комплексных программ помощи и обучение членов семьи навыкам и стратегиям именно совместного преодоления возникающих трудностей и проблем, сопровождающих нормативные кризисы семейного развития.

Список литературы

1. Винникотт Д. Игра и реальность — М.: Институт Общегуманитарных Исследований, 2008.

2. Дружинин В. Н. Психология семьи — СПб.: Питер, 2006.

3. Крюкова Т. Л., Сапоровская М. В., Куфтяк Е. В. Психология семьи: жизненные трудности и совладание с ними — СПб.: Изд-во «Речь», 2005.

4. Соколова Е. С. Изменение взаимоотношений матери и сына разного возраста: Квалификационная работа. — Кострома, 2007.

5. Юнг К. Г. Душа и миф: шесть архетипов. Пер. с англ. — Киев: Государственная библиотека Украины для юношества, 2006.

6. Карабанова О. А. Психология семейных отношений с основами семейного консультирования. — М., 2006.

7. Черников А. В. Системная семейная терапия. — М. ., 2008.

8. Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В. Семейная психотерапия. — Л.: Медицина, 2009.

9. Черников А. В. Системная семейная терапия. — М. ., 2008.

10. McCubbin H.I., Thompson W. Family assessment inventories for research and practict / Madison. University of Wiscinsin-Madison. — 2005.

11. Берн Ш. Гендерная психология. СПб., 2007.

12. Петрова Р. Г. Гендерология и феминология. М., 2007.

13. Ткаченко И. В. Развитие психологического пола у детей младшего школьного возраста. Дис. на соиск. ученой степ. канд. псих. наук. Ставрополь, 2009.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой