Преодоление критических ситуаций

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Критические ситуации — это эмоционально значимые социально-психологические ситуации вызывающие особое состояние, имеющее свои субъективные и объективные характеристики, переживания.

Актуальность темы исследования объясняется значимостью исследований в области проблем преодоления критических ситуаций и выработки эффективной методики.

Цель исследования — раскрыть понятия «переживания», «критической ситуации», проанализировать теоретико-методические подходы к исследованиям способов преодоления критических ситуаций.

Для достижения поставленной цели были намечены следующие задачи исследования;

1. Осуществить теоретический анализ способов преодоления критических ситуаций.

2. Разработать экспериментальную программу исследования особенностей способов диагностики критических ситуаций.

3. Реализовать программу экспериментального исследования способов преодоления критических ситуаций.

4. Сформулировать по результатам проведенного исследования итоговые выводы.

Объект исследования — особенности различных способов преодоления критических ситуаций. Предмет исследования — методика преодоления критических ситуаций. Методы исследования: анализ литературы, сравнения и обобщения.

Предварительная гипотеза исследования — существует взаимосвязь причин и характера кризисных ситуаций, личностных характеристик и наиболее подходящих способов преодоления критических ситуаций.

Основные теоретические подходы к исследованию данной проблемы исследовали ученые: Л. С. Выгодский, Э. Эриксон, Л. Ф. Бурлачук, Е. Ю. Коржова, Ф. В. Бассин, А. Адлер, А. Н. Леонтьев и др.

1. Психологические особенности, сущность и классификация критических ситуаций

1.1 Проблема критической ситуации

Критическая ситуация в самом общем плане должна быть определена как ситуация невозможности, т. е. такая ситуация, в которой субъект сталкивается с невозможностью реализации внутренних необходимостей своей жизни (мотивов, стремлений, ценностей и пр.).

Существуют четыре ключевых понятия, которыми в современной психологии описываются критические жизненные ситуации. Это понятия стресса, фрустрации, конфликта и кризиса. Несмотря на огромную литературу вопроса, [14, с. 46] теоретические представления о критических ситуациях развиты довольно слабо. Особенно это касается теорий стресса и кризиса, где многие авторы ограничиваются простым перечислением конкретных событий, в результате которых создаются стрессовые или кризисные ситуации, или пользуются для характеристики этих ситуаций такими общими схемами, как нарушение равновесия (психического, душевного, эмоционального), никак их теоретически не конкретизируя. Несмотря на то что темы фрустрации и конфликта, каждая в отдельности, проработаны намного лучше, установить ясные отношения хотя бы между двумя этими понятиями не удается, не говоря уже о полном отсутствии попыток соотнести одновременно все четыре названных понятия, установить, не перекрещиваются ли они, каковы логические условия употребления каждого из них и т. д. Положение таково, что исследователи, которые изучают одну из этих тем, любую критическую ситуацию подводят под излюбленную категорию, так что для психоаналитика всякая такая ситуация является ситуацией конфликта, для последователей Г. Селье — ситуацией стресса и т. д., а авторы, чьи интересы специально не связаны с этой проблематикой, при выборе понятия стресса, конфликта, фрустрации или кризиса исходят в основном из интуитивных или стилистических соображений. Все это приводит к большой терминологической путанице.

Внешние и внутренние условия, тип активности и специфическая жизненная необходимость и являются теми главными пунктами, по которым характеризуют основные типы критических ситуаций и отличают их друг от друга.

Не любое требование среды вызывает стресс, а лишь то, которое оценивается как угрожающее, которое нарушает адаптацию, контроль, препятствует самоактуализации. «Вряд ли кто-либо думает, — апеллирует к здравому смыслу Р. С. Разумов, — что любое мышечное напряжение должно явиться для организма стрессорным агентом. Спокойную прогулку… никто не воспринимает как стрессорную ситуацию» [2, с. 154].

Однако не кто иной, как сам отец учения о стрессе Ганс Селье, даже состояние сна, не говоря уже о прогулке, считает не лишенным стресса. Стресс, по Г. Селье, это неспецифический ответ организма на любое предъявленное ему требование" [2, с. 155].

Нарушения самоактуализации, контроля и т. д. вызывают стресс, это достаточные условия его. Но дело состоит в том, чтобы обнаружить минимально необходимые условия, точнее, специфические условия порождения неспецифического образования — стресса.

Любое требование среды может вызвать критическую, экстремальную ситуацию только у существа, которое не способно справиться ни с какими требованиями вообще и в то же время внутренней необходимостью жизни которого является неотложное (здесь-и-теперь) удовлетворение всякой потребности, иначе говоря, у существа, нормальный жизненный мир которого «легок» и «прост», т. е. таков, что удовлетворение любой потребности происходит прямо и непосредственно, не встречая препятствий ни со стороны внешних сил, ни со стороны других потребностей и, стало быть, не требуя от индивида никакой активности.

Полную реализацию такого гипотетического существования, когда блага даны прямо и непосредственно и вся жизнь сведена к непосредственной витальности, можно усмотреть, да и то с известными оговорками, только в пребывании плода в чреве матери, однако частично оно присуще всякой жизни, проявляясь в виде установки на здесь-и-теперь удовлетворение, или в том, что З. Фрейд называл «принципом удовольствия».

Понятно, что реализация такой установки сплошь и рядом прорывается самыми обычными, любыми требованиями реальности; и если такой прорыв квалифицировать как особую критическую ситуацию — стресс, мы приходим к такому понятию стресса, в котором очевидным образом удается совместить идею «экстремальности» и идею «неспецифичности». При описанных содержательно-логических условиях вполне ясно, как можно считать стресс критическим событием и в то же время рассматривать его как перманентное жизненное состояние.

Итак, категориальное поле, которое стоит за понятием стресса, можно обозначить термином «витальность», понимая под ним неустранимое измерение бытия, «законом» которого является установка на здесь-и-теперь удовлетворение.

Необходимыми признаками фрустрирующей ситуации согласно большинству определений является наличие сильной мотивированности достичь цель (удовлетворить потребность) и преграды, препятствующей этому достижению [2, с. 146].

В соответствии с этим фрустрирующие ситуации классифицируются по характеру фрустрируемых мотивов и по характеру «барьеров». К классификациям первого рода относится, например, проводимое А. Маслоу различение базовых, «врожденных» психологических потребностей (в безопасности, уважении и любви), фрустрация которых носит патогенный характер, и «приобретенных потребностей», фрустрация которых не вызывает психических нарушений.

Барьеры, преграждающие путь индивида к цели, могут быть физические (например, стены тюрьмы), биологические (болезнь, старение), психологические (страх, интеллектуальная недостаточность) и социокультурные (нормы, правила, запреты). Упомянем также деление барьеров на внешние и внутренние, использованное Т. Дембо для описания своих экспериментов: внутренними барьерами она называла те, которые препятствуют достижению цели, а внешними — те, которые не дают испытуемым выйти из ситуации. К. Левин, анализируя внешние в этом смысле барьеры, применяемые взрослыми для управления поведением ребенка, различает «физически-вещественные», «социологические» [15, с. 126] и «идеологические» барьеры.

Сочетание сильной мотивированности к достижению определенной цели и препятствий на пути к ней, несомненно, является, необходимым условием фрустрации, однако порой мы преодолеваем значительные трудности, не впадая при этом в состояние фрустрации. Значит, должен быть поставлен вопрос о достаточные условиях фрустрации, или, что-то же, вопрос о переходе ситуации затрудненности деятельности в ситуацию фрустрации. Ответ на него естественно искать в характеристиках состояния фрустрированности, ведь именно его наличие отличает ситуацию фрустрации от ситуации затрудненности. Однако в литературе по проблеме фрустрации мы не находим анализа психологического смысла этого состояния, большинство авторов ограничиваются описательными констатациями, что человек, будучи фрустрирован, испытывает беспокойство и напряжение, чувства безразличия, апатии и утраты интереса, вину и тревогу, ярость и враждебность, зависть и ревность и т. д. Сами по себе эти эмоции не проясняют нашего вопроса, а кроме них у нас остается единственный источник информации — поведенческие «следствия» фрустрации, или фрустрационное поведение. Может быть, особенности этого поведения могут пролить свет на то, что происходит при переходе от ситуации затрудненности к ситуации фрустрации?

Обычно выделяют следующие виды фрустрационного поведения: а) двигательное возбуждение — бесцельные и неупорядоченные реакции; б) апатия (в известном исследовании Р. Баркера, Т. Дембо и К. Левина один из детей в фрустрирующей ситуация лег на пол и смотрел в потолок); в) агрессия и деструкция; г) стереотипия — тенденция к слепому повторению фиксированного поведения; д) регрессия, которая понимается либо «как обращение к поведенческим моделям, доминировавшим в более ранние периоды жизни индивида», либо как «примитивизация» поведения (измерявшаяся в эксперименте Р. Баркера, Т. Дембо и К. Левина снижением «конструктивности» поведения) или падение «качества исполнения».

Конфликт — это столкновение чего-то с чем-то. Два основных вопроса теории конфликта — что именно сталкивается в нем и каков характер этого столкновения — решаются совершенно по-разному у разных авторов.

Решение первого из этих вопросов тесно связано с общей методологической ориентацией исследователя. Приверженцы психодинамических концептуальных схем определяют конфликт как одновременную актуализацию двух или более мотивов (побуждений). Бихевиористски ориентированные исследователи утверждают, что о конфликте можно говорить только тогда, когда имеются альтернативные возможности реагирования. Наконец, с точки зрения когнитивной психологии в конфликте сталкиваются идеи, желания, цели, ценности — словом, феномены сознания. Эти три парадигмы рассмотрения конфликта сливаются у отдельных авторов в компромиссные «синтагматические» конструкции, и если конкретные воплощения таких сочетаний чаще всего оказываются эклектическими, то сама идея подобного синтеза выглядит очень перспективной: в самом деле, ведь за тремя названными парадигмами легко угадываются три фундаментальные для развития современной психологии категории — мотив, действие и образ, которые в идеале должны органически сочетаться в каждой конкретной теоретической конструкции.

Не менее важным является и второй вопрос — о характере отношений конфликтующих сторон. Он распадается на три подвопроса, первый из которых касается сравнительной интенсивности противостоящих в конфликте сил и разрешается чаще всего утверждением о приблизительном равенстве этих сил. Второй подвопрос связан с определением ориентированности друг относительно друга противоборствующих тенденций. Большинство авторов даже не обсуждает альтернатив обычной трактовке конфликтующих побуждений как противоположно направленных. К. Хорни проблематизировала это представление, высказав интересную идею, что только невротический конфликт (т.е. такой, который, по ее определению, отличается несовместимостью конфликтующих сторон, навязчивым и бессознательным характером побуждений) может рассматриваться как результат столкновения противоположно направленных сил. «Угол» между направлениями побуждений в нормальном, не невротическом конфликте меньше 180°, и потому при известных условиях может быть найдено поведение, в большей идя меньшей мере удовлетворяющее обоим побуждениям.

Третий подвопрос касается содержания отношений между конфликтующими тенденциями. Здесь, по нашему мнению, следует различать два основных вида конфликтов — в одном случае тенденции внутренне противоположны, т. е. противоречат друг другу по содержанию, в другом — они несовместимы не принципиально, а лишь по условиям места и времени.

Конфликт возможен только при наличии у индивида сложного внутреннего мира и актуализации этой сложности.

Здесь проходит теоретическая граница между ситуациями фрустрации и конфликта. Ситуация фрустрации, как мы видели, может создаваться не только материальными преградами, но и преградами идеальными, например, запретом на осуществление некоторой деятельности. Эти преграды, и запрет в частности, когда они выступают для сознания субъекта как нечто самоочевидное и, так сказать, не обсуждаемое, являются по существу психологически внешними барьерами и порождают ситуацию фрустрации, а не конфликта, несмотря на то, что при этом сталкиваются две, казалось бы, внутренние силы. Запрет может перестать быть самоочевидным, стать внутренне проблематичным, и тогда ситуация фрустрации преобразуется в конфликтную ситуацию.

Так же, как трудности внешнего мира противостоит деятельность, так сложности внутреннего мира, т. е. перекрещенности жизненных отношений субъекта, противостоит активность сознания. Внутренняя необходимость, или устремленность активности сознания, состоит в достижении согласованности и непротиворечивости внутреннего мира. Сознание призвано соизмерять мотивы, выбирать между ними, находить компромиссные решения и т. д., словом, преодолевать сложность. Критической ситуацией здесь является такая, когда субъективно невозможно ни выйти из ситуации конфликта, ни разрешить ее, найдя компромисс между противоречащими побуждениями или пожертвовав одним из них.

Кризис — это столкновение двух реальностей: психической реальности человека с его системой мировоззрения, паттернами поведения и т. п. и той частью объективной действительности, которая противоречит его предыдущему опыту. Эта действительность уже воспринята человеком, но не преобразована.

И преобразование ее затруднено или сейчас невозможно, так как для этого требуются качественно иные механизмы, в данный момент отсутствующие.

Выделяют четыре последовательные стадии кризиса: 1) первичный рост напряжения, стимулирующий привычные способы решения проблем; 2) дальнейший рост напряжения в условиях, когда эти способы оказываются безрезультатными; 3) еще большее увеличение напряжения, требующее мобилизации внешних и внутренних источников; 4) если все оказывается тщетным, наступает четвертая стадия характеризуемая повышением тревоги и депрессии, чувствами беспомощности и безнадежности, дезорганизацией личности. Кризис может кончиться на любой стадии, если опасность исчезает или обнаруживается решение.

1.2 Понятие и процесс переживания

В психологическом словаре переживание — это [6, c. 112]:

— 1. Любое испытываемое субъектом эмоционально окрашенное состояние и явление действительности, непосредственно представленное в его сознании и выступающее для него как событие его жизни.

В этом широком значении термина, восходящем к психологии интроспективной, акцентируется такая особенность переживания, как его непосредственная данность сознанию субъекта.

2. Наличие стремлений, желаний и хотений; представляющих в индивидуальном сознании процесс выбора субъектом мотивов и целей его деятельности и тем самым способствующих осознанию отношения личности к происходящим в ее жизни событиям.

В этом значении термина раскрывается функция стремлений, желаний и хотений в регуляции деятельности личности. Эти формы переживания отражают в сознании динамику борьбы мотивов, выбора иди отвержения целей. Субъективно выражаемый в переживании мотив прямо в них не содержится, что и создает впечатление, будто сами переживания побуждают поведение личности. В действительности переживания выступают как внутренние сигналы, через кои осознается смысл личностный происходящих событий, производится осознанный выбор возможных мотивов и регуляция поведения личности.

3. Форма активности, возникающая при невозможности достижения субъектом ведущих мотивов жизни, крушении идеалов и ценностей; проявляется в преобразовании его психологического мира, направленном на переосмысление своего существования.

Это значение термина фиксирует переживания как особую форму активности, позволяющую в критической жизненной ситуации перенести тяжелые события, обрести благодаря переоценке ценностей осмысленность существования.

Не следует сводить переживания преимущественно к аффективным состояниям субъекта, отрывая представленные в переживании знания о действительности от отношения к ней субъекта, и изучать переживания вне реального процесса жизнедеятельности.

Характеризация некоего психического факта как переживания указывает на укорененность этого факта в индивидуальной жизни личности.

Наиболее существенные отличия переживаний разных типов проявляются в их отношениях, с одной стороны, к свершившемуся событию бытия, создавшему критическую ситуацию, т. е. к реальности, а с другой — к затронутой этим событием жизненной необходимости.

Гедонистическое переживание игнорирует реальность, искажает и отрицает ее, формируя иллюзию актуальной удовлетворенности и вообще сохранности нарушенного содержания жизни.

Реалистическое переживание в конечном счете принимает реальность как она есть, приноравливая к ее условиям динамику и содержание потребностей субъекта. Бывшее содержание жизни, ставшее теперь невозможным, отбрасывается реалистическим переживанием; субъект имеет здесь прошлое, но не имеет истории (ср.: 123, с. 682).

Ценностное переживание признает противоречащую или угрожающую ценностям реальность, но не приемлет ее, оно отвергает претензии непосредственной реальности прямо и безусловно определять собой внутреннее содержание жизни и пытается обезоружить ее идеальными, семиотическими процедурами, выводя с их помощью событие бытия из равенства самому себе, превращая его в предмет интерпретации и оценки. Свершившееся событие как факт бытия есть необратимая и неподвластная человеку реальность, но оно переводится ценностным переживанием в другую плоскость существования, преобразуется в факт сознания и в этом качестве преображается в свете ставшей или становящейся системы ценностей. Сказанное слово и совершенное действие уже не вернешь и не изменишь, но; осознав их неправоту, повиниться и раскаяться — значит и принять их как неустранимую реальность собственной жизни и в то же время ценностно отвергнуть их. Что касается ставшего невозможным содержания жизни, то ценностное переживание сохраняет его в эстетически завершенном образе, делая моментом истории жизни.

Если гедонистическое переживание отвергает реальность, реалистическое безоговорочно принимает ее, ценностное ее идеально преображает, то творческое переживание строит (творит) новую жизненную реальность. Свершившееся событие, например, собственный проступок, лишь идеально трансформируется, преображается ценностным переживанием, творческое переживание, чувственно-практически, материально преодолевает отношение к нему. Этим чувственно-практическим, телесным характером отличается осуществление творческого переживания от ценностного; от реалистического переживания в силу своей существенной связи с ценностями оно отличается глубокой символичностью. Нереализуемое прошлое содержание жизни не только эстетически сохраняется творческим переживанием в истории жизни, но и этически продолжается в замыслах и делах строящейся им новой жизненной реальности

2. Эмпирическое исследование стрессовой ситуации

2.1 Методика и организация исследования

критический стрессовый конфликт переживание

Цель исследования — исследовать особенности состояния в ситуациях «переживания», «стресса», проанализировать теоретико-методические подходы к исследованиям способов преодоления критических ситуаций.

Для достижения поставленной цели были намечены следующие задачи исследования;

1. Осуществить теоретический анализ способов преодоления критических ситуаций.

2. Разработать экспериментальную программу исследования особенностей способов диагностики критических ситуаций.

3. Реализовать программу экспериментального исследования способов преодоления критических ситуаций.

4. Сформулировать по результатам проведенного исследования итоговые выводы.

Объект исследования — особенности различных способов преодоления критических ситуаций. Предмет исследования — методика преодоления критических ситуаций. Методы исследования: анализ литературы, сравнения и обобщения.

Предварительная гипотеза исследования — существует взаимосвязь причин и характера кризисных ситуаций, личностных характеристик и наиболее подходящих способов преодоления критических ситуаций, стресса.

Выборка 18 чел. ст. 5 курса.

Исследование базировалось не следующих принципах. Психологический (эмоциональный стресс) возникает в ответ на значимые внутренние или внешние факторы. Между тем стрессовые реакции не всегда можно увидеть невооруженным глазом. Часто они подавляются и удаляются в сферу бессознательных чувств, где они продолжают оказывать разрушительное действие и мешают человеку конструктивно решать проблемы. Психологами разработаны методы диагностики стрессовых состояний и выявления особенностей личности, предрасполагающих к возникновению стресса.

Психологический (эмоциональный стресс) возникает в ответ на значимые внутренние или, что бывает гораздо чаще, на внешние факторы — конфликты, ущемление интересов, несправедливость окружающих и т. п. При этом эмоциональная реакция становится причиной временных нарушений на психофизиологическом уровне: вызывает сосудистую реакцию, обострение хронического заболевания внутренних органов, депрессию, апатию, интеллектуальный «затор». Между тем не всегда стрессовые реакции настолько очевидны, что их можно увидеть «невооруженным глазом».

Часто негативные эмоции (страх, тоска, агрессия) подавляются, удаляются из сознания в сферу бессознательных чувств, где они продолжают оказывать разрушительное действие на организм человека. При этом источники стресса остаются неосознанными, что не позволяет человеку конструктивно решать проблемы, связанные со стрессом, вовремя обращаться за медицинской и психологической помощью. В связи с этим психологами разработаны многочисленные методы диагностики стрессовых состояний и выявления особенностей личности, предрасполагающих к возникновению стресса. Ниже приводится несколько наиболее надежных тестов, с помощью которых можно определить степень подверженности человека стрессу и глубину имеющихся у него стрессовых реакций.

По Диагностике уровня школьной тревожности (по Практической Психодиагностике. Методики и тесты. Д.Я. Райгородского)

1. Общая тревожность:

До 50% - низкая тревожность выявлена у 15% испытуемых

50% - 70% - повышенная тревожность выявлена у 65% испытуемых

Более 70% - высокая тревожность выявлена у 20% испытуемых

2. Переживание социального стресса: выявлено у 75% испытуемых

3. Фрустрация выявлено у 25% испытуемых

4. Страх самовыражения выявлен у 15% испытуемых

5. Страх ситуации проверки знаний выявлено у 85% испытуемых.

6. Страх не соответствовать ожиданиям окружающих у 85% испытуемых.

7. Низкая физиологическая сопротивляемость стрессу у 25% испытуемых

8. Проблемы и страх в отношениях с учителями у 85% испытуемых

По методике Ч. Спилбергера оценивалась реактивная тревожность. Наиболее часто психологический стресс протекает в форме реактивной тревожности. Реактивная тревожность характеризуется напряжением, беспокойством, нервозностью в определенной ситуации. Обычно уровень реактивной тревожности изменяется (повышается или снижается) накануне важных встреч, перед выполнением ответственных заданий, соревнованиями, выступлениями в аудитории. Тревожность может быть результатом недавно пережитых событий, эмоциональное впечатление от которых еще не утратило своего воздействия на личность.

Но реактивная тревожность не является изначально негативной чертой. Определенный уровень тревожности — необходимое условие для успешной деятельности. При этом существует индивидуальный уровень «полезной тревоги». В то же время очень высокая реактивная тревожность вызывает снижение внимания, иногда нарушение тонкой координации. Слишком низкий ее уровень может плохо сказаться на результатах деятельности

По методике Ч. Спилбергера определен уровень реактивной тревожности (табл. 1).

уровень реактивной тревожности

Степень реактивной тревожности

Уд вес испытуемых, %

до 30

низкая реактивная тревожность на момент выявления

5%

31−45

умеренная тревожность

15%

46 и более

высокая тревожность

80%

По методике Ч. Спилбергера определялась также Личностная тревожность. Для человека характерны беспричинные или плохо объяснимые ожидания неприятностей, предчувствие беды, возможных утрат. Психика в состоянии напряжения и повышенного контроля над происходящим: человек обеспокоен своей судьбой, переживает за близких, жизнь проходит под девизом: «как бы чего не случилось». Обычно он сам признает, что повода для волнения нет, или он незначителен, тем не менее чувство тревоги не покидает его и дестабилизирует физическое и психическое состояние, накладывает отпечаток на разные стороны жизнедеятельности.

Личностная тревожность — устойчивое состояние, характеризующееся склонностью воспринимать большой круг ситуаций как угрожающие. В тревожный стереотип поведения трансформируется все: незначительные соматические нарушения, психологический дискомфорт, восприятие некоторых сторон действительности, жизненные позиции.

В итоге личность дестабилизирована: чем-то обеспокоена и не удовлетворена, иногда почему-то несчастлива и волнуется по пустякам, в чем-то не уверена и чего-то боится. Личностная тревожность фиксируется с помощью опросника Ч. Спилбергера, который предлагается для самооценки (табл. 2).

По методике определен уровень личностной тревожности с помощью опросника Ч. Спилбергера (табл. 2).

Таблица 2. Личностная тревожность

уровень личностной тревожности

Степень личностной тревожности

Уд вес испытуемых, %

до 30

низкая тревожность или отсутствие таковой в психическом статусе личности

10%

31−45

умеренная личностная тревожность

85%

46 и более

высокая тревожность, постоянно дестабилизирующая личность

5%

Значительное отклонение от уровня умеренной тревожности требует особого внимания. Высокая тревожность препятствует решению предстоящих задач, поскольку нарушает мыслительную деятельность и вызывает замешательство. В этом случае следует пересмотреть свое отношение к данной ситуации, снизив ее значимость для себя, и перенести акцент на осмысление предстоящей деятельности. Другими словами, нужно переключиться с мыслей о том, что будет, если я плохо выполню задание, на мысли о том, как выполнить это задание, то есть сосредоточиться на задании, а не на мыслях о катастрофических последствиях неудачи.

Необходимо также формирование чувства уверенности в себе. В этом значительную помощь окажут методы психической саморегуляции.

2.2 Описание результатов исследования

В результате проведенного предварительно исследования были получены следующие данные: общая тревожность: низкая общая тревожность выявлена у 15% испытуемых, повышенная общая тревожность выявлена у 65% испытуемых, высокая общая тревожность выявлена у 20% испытуемых.

Далее по методике Доктора Холмс и Pare (США) изучали степень сопротивляемости стрессу. Большое количество баллов — это сигнал тревоги, предупреждающий об стрессовой ситуации. Следовательно, необходимо срочно что-либо предпринять, чтобы ликвидировать стресс. Подсчитанная сумма имеет еще одно важное значение — она выражает (в цифрах) степень стрессовой нагрузки.

Приводим результаты проведенного исследования в таблице стрессовых характеристик.

Таблица 2. Личностная тревожность

Общая сумма баллов

Степень сопротивляемости стрессу

Уд. вес испытуемых, %

150−199

Высокая

10%

200−299

Пороговая

85%

300 и более

Низкая (ранимость)

5%

Сумма баллов — свыше 300, это означает реальную опасность, т. е. грозит психосоматическое заболевание, поскольку испытуемый близок к фазе нервного истощения.

2.3 Методы преодоления кризисных ситуаций

Методы разрешения данной проблемы зависят от специфических комбинаций соображений, убеждений и стиля поведения, которые становятся результатом кризисных ситуаций, и могут проявляться вне зависимости от типа стресс-фактора. Способ преодоления кризисных ситуаций — диспозиционная переменная. Методы разрешения данной проблемы достаточно стабильны на протяжении неопределенного периода времени и для различных ситуаций, они находятся под влиянием индивидуальных особенностей характера, темперамента. Примерами таких методов, могут быть «управляемое притупление» и «чувствительное угнетение». Индивидуальные особенности личности, возраст, жизненный опыт, пол, интеллектуальные способности и знания влияют на то, как человек преодолевает стресс. Методы борьбы со стрессом являются результатом как уже имеющегося опыта, так и ранее приобретенных знаний.

Может быть использован приспособленческий способ. Данный «приспособленческий набор» включает четыре основных составляющих:

— Наличие энергии, направленной непосредственно на потенциальный источник неприятностей;

— Четкое разграничение внутренних и внешних по отношению к индивиду факторов;

— Выбор в пользу решения проблемы, а не уклонения от конфронтации с ней;

— Установление равновесия между внешними требованиями к индивиду и его собственными потребностями.

В интересах эффективности преодоления стресса необходима мотивированность личности, настрой на решение проблемы, точный просчет характера и масштабов проблемы и условий окружающей среды с тем, чтобы только после этого выбрать наиболее подходящие и доступные ресурсы для ее разрешения.

Может быть использован проблемно-ориентированный подход (включает поиск информации и настрой на решение проблемы) и эмоционально-ориентированный (с которым связано выражение и регулирование эмоций). Эти два подхода иногда дополняются третьим — оценочно-ориентированным (в число компонентов которого входят отрицание, признание, социальная оценка, переоценка и логический анализ).

Различают следующие методы преодоления:

— Активно-познавательный. Личность стремится упорядочить свою оценку стрессовой ситуации.

— Активно-поведенческий. Поведение личности нацелено непосредственно на стрессовую ситуацию.

— Уклонение. Личность уходит от конфронтации со стрессом.

Метод преодоление стресса именуемый социальным преодолением включает социальные и межличностные, а также познавательные факторы. Выявлены существенные взаимосвязи между различными видами социальной поддержки и формами преодоления стресса (а именно, проблемно-ориентированными и эмоционально-ориентированными).

Кроме того, к перечисленным методам можно добавить еще один, именуемый превентивным преодолением, включающий обеспечение благосостояния индивида и снижение вероятности возникновения проблем в будущем. Превентивная методология включает такие действия, как физические упражнения и отдых, а также выработку правильного режима сна и питания, планирование, использование времени и навыков социальной поддержки.

Еще один метод преодоления, который трактуется, как широкий взгляд на личность индивида, включает концепции негативной эмоциональности (НЭ) и позитивной эмоциональности (ПЭ). Люди с высокой НЭ при анализе собственной личности, других людей и окружающей среды в целом, акцентируют негативные моменты и проявляют большую склонность к расстройствам. Лица с высокой ПЭ сосредотачиваются в указанных случаях на позитиве и проявляют меньшую склонность к расстройству.

Эти два подхода могут влиять на восприятие личностью числа и масштабов потенциальных стресс-факторов, равно как на их ответную реакцию (а именно восприятие индивидом имеющихся в его распоряжении ресурсов и выбор стратегии преодоления). Таким образом, лица с высокой НЭ будут при анкетировании занижать объем имеющихся ресурсов и, скорее всего, изберут неэффективную (пораженческую) линию поведения (такую как взрывы эмоций и уклонение от преодоления стрессов), в то время как выбор эффективной стратегии (такой как активные действия и познавательное переосмысление проблемы) для них менее вероятен. Индивиды с высокой ПЭ будут более уверены в своих возможностях и используют более продуктивные стратегии преодоления.

Метод ощущения взаимосвязи (ОВ) во многом перекликается с ПЭ. Он определяет ОВ, как комплексный взгляд на мир, разумный и постижимый. Такая ориентация позволяет индивиду, прежде всего, сконцентрироваться на конкретной ситуации, а затем урегулировать проблему и успокоить связанные с ней эмоции. Личности с высоким ОВ имеют мотивацию и ресурсы для подобного рода линии поведения, способной решить проблему. Кроме того, они скорее осознают важность эмоции, испытывают конкретные эмоции и способны регулировать их, а также скорее берут на себя ответственность за развитие событий, вместо того, чтобы обвинять других и навязывать им свою точку зрения. Проведенные с тех пор объемные исследования подтвердили правильность концепции Антоновского.

Методы преодоления стресса могут рассматриваться со ссылкой на степень сложности и гибкости индивида. Люди, использующие различные стратегии, прибегают к комплексным методам; те, кто предпочитает одну стратегию, останавливаются на одном методе. Те, кто пользуется одной и той же стратегией для урегулирования различных ситуаций, придерживаются жесткой линии поведения; те, кто прибегает к различным стратегиям в одной или нескольких ситуациях, склонны проявлять гибкость. Гибкий стиль продемонстрировал на практике целый ряд преимуществ по сравнению с жестким.

Методы преодоления обычно подбираются по средствам анкетирования или индивидуального опроса, в ходе которых выясняется, каким образом респонденты реагируют на воздействие того или иного конкретного стресс-фактора, типичные собственные описания индивидами методов преодоления стрессов.

Навыки преодоления классифицируются как проблемно-ориентированные и эмоционально-ориентированные. Проблемно-ориентированные навыки включают решение проблем, распределение времени, навыки социальной коммуникабельности, восприятия, изменение стиля жизни и прямые действия по изменению условий окружающей среды. Эмоционально-ориентированные навыки направлены на облегчение расстройств и регулирование эмоций. Они включают отрицание, выражение чувств и релаксацию.

Заключение

На основании изложенного можно сделать следующие выводы и обобщения:

1. Методами преодоление критических ситуаций как усилия, направленные на снижение влияния стресса на состояние индивида, определяются оценкой текущей ситуации либо как угрожающей и чреватой нанесением ущерба, либо вызывающей беспокойство (то есть по существу стрессовой). Преодоление — это индивидуальный процесс, нивелирующий взаимосвязь между стрессом и его последствиями.

2. Столкновение значимых отношений личности с несовместимой с ними жизненной ситуацией становится источником нервно-психического напряжения, ведущего к нарушению здоровья человека. В современных условиях на первое место выступает проблема социальной ценности человека, при этом здоровье является одним из важных объективных условий жизнедеятельности. Среди множества факторов, определяющих работоспособность и другие характеристики здоровья, большую роль играет психическая устойчивость к критическим ситуациям. Высокий уровень психической устойчивости к критическим ситуациям и эффективные способы их преодоления являются залогом сохранения, развития и укрепления здоровья и профессионального долголетия личности.

3. Необходимость исследования проблемы преодоления критических ситуаций определяется реалиями современного общества, в котором имеется тенденция усиленно накапливать психологическое напряжение и с малой возможностью избавляется от него. Способность же преодолевать стрессовые ситуации является залогом психического здоровья людей и непременным условием социальной стабильности, прогнозируемости процессов, происходящих в обществе. В настоящее время на передний план выходит забота о сохранении психического здоровья и формировании эффективных способов преодоления критических ситуаций современными методами коррекции.

4. Преодоление критических ситуаций посредством индивидуально подобранных методов является наиболее эффективным и простым способом, позволяющим с помощью целенаправленного создания мыслительных образов изменить свое психологическое равновесие. Путь к психическому здоровью — это путь к интегральной личности, не разрываемой изнутри конфликтами мотивов, сомнений, неуверенностью в себе. На этом пути важно познавать особенности своей психики, научится понимать, что необходимо в данный конкретный момент для психологического комфорта человеку.

Список используемых источников

1. Асмолов А. Г. Психология личности. — М., 1990.

2. Василюк Ф. Е. Психология переживаhия анализ преодоления критических ситуаций — М.: Издательство Московского университета, 1984

3. Выготский Л. С. Исторический смысл психологического кризиса. — Соч. в 6-ти томах. Т. 1. Вопросы теории и истории психологии. М., 1982, с. 291−437.

4. Выготский Л. С. Диагностика развития и педагогическая клиника трудного детства. — М.: Изд-во экспериментального дефектологического института, 1936. — 78 с.

5. Выготский Л. С. Избранные психологические исследования. — М.: Изд-во АПН РСФСР, 1956. — 519 с.

6. Выготский Л. С. Развитие высших психических функций. — М.: Изд-во АПН РСФСР, 1960. — 598 с.

7. Выготский Л. С., Лурия А. Р. Предисловие к русскому переводу кн. З. Фрейд. По ту сторону принципа удовольствия. М., 1925, с. 3−16.

8. Гальперин П, Я. Введение в психологию. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1976. — 150 с.

9. Головин С. Ю. Словарь практического психолога М.: Изд-во Моск. ун-та, 1996.

10. Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. — М.: Политиздат, 1975. — 304 с.

11. Леонтьев А. Н., Лурия А. Р. Психология. — В кн.: БСЭ, 1-е изд., 1940, т. 47, с. 511−548.

12. Мясищев В. И. Личность и неврозы. — Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1960. — 526 с.

13. Наенко Н. И. Психическая напряженность. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1976. — 112 с.

14. Наенко Н. И., Овчинникова О. В. О различении состояний психической напряженности. — В кн.: Психологические исследования. — М., 1970, вып. 2, с 40−46.

15. Немов Р. С. Психология, т. 1, — М. :Просвещение, 1995.

16. Психология личности. Тексты. — М., 1982.

17. Психология формирования и развития личности. — М, 1981.

18. Рейнвальд Н. И. Психология личности. — М., 1987.

19. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. — М., 1989

20. Эльконин Д. Б. Развитие личности ребенка-дошкольника // Избр. психол. тр. М., 1989.

21. Эриксон Э. Детство и общество. — М, 1993

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой