Правила орфографии в русском языке

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

1. Правописание звонких и глухих согласных

2. Прямая и косвенная речь

3. Языковая игра у М.Е. Салтыкова-Щедрина

Литература

1. Правописание звонких и глухих согласных

Действующие в языке звуковые законы характеризуются тем, что обусловливают появление в определённых фонетических положениях ограниченной группы звуков. Такие недопустимые для данного положения звуки замещаются теми, которые свойственны этому положению. Например, действующим звуковым законом является допустимость в конце слова только глухих согласных. Оглушение звонких согласных в конце слова происходит по той причине, что русскому языку свойственно произношение в конце слова только глухих согласных. В связи с этим шумные звонкие переходят в соответствующие им глухие; оглушение распространяется на непарные согласные. Оглушение происходит перед паузой, перед следующим словом без паузы. Оглушение отсутствует в конце предлогов.

Звонкие согласные Б, В, Г, Д, Ж, З перед глухими согласными и на конце слова оглушаются, например: ястреб, ястребки, бурав, буравчик, враг, склад, гараж, мороз, резкий и т. д. Наоборот, глухие согласные П, Ф, К, Т, Ш, С перед звонкими озвончаются, например: косьба, молотьба. На письме оглушение и озвончение, как правило, не отражается.

Чтобы не ошибиться в написании глухих и звонких согласных в корне, слово надо изменить или подобрать родственное слово так, чтобы после этих звуков был гласный или непарный звонкий согласный (Л, М, Н, Р), например: ястреб — ястребы, мороз — морозы, косьба — косить, мог — могли, мок — мокли.

Слово свадьба пишется через д (хотя: сватать), слово лестница — с буквой с (хотя: лезть).

Для некоторых согласных подобрать проверочное слово нельзя, например: рюкзак, вокзал, анекдот, кувшин, кафтан. Правописание таких слов надо запоминать.

Оглушение звонких согласных вызывает появление омонимов: труп — труб (родительный падеж множественного числа слова «труба»), пруд — прут, род- рот, плот — плод, лук- луг, труд — трут, везти — вести, повозку — по воску.

В соответствии с морфологическим принципом правописания в русском языке большинство приставок пишется единообразно, не отражая изменения произношения согласных и гласных звуков. Так, всегда одинаково пишется приставка с-, например: слить, сдать, сшить, считать. Следует запомнить слова здесь, здание, здоровье, ни зги (не видно), в которых з является частью корня, и родственные им слова (здешний, выздороветь и др.).

Всегда одинаково пишутся приставки в-, над-, об-, от-, под-, пред-, причём существуют «проверяемые» приставки с беглым о (например, подбирать — подобрать).

Правописание приставок на з: без-, воз- (вз-), из-, низ-, раз-, через- (чрез-) отражает изменение их произношения. В этих приставках буква з пишется перед гласными и звонкими согласными, а буква с — перед глухими согласными, например: безграничный, возглас, избежать, низвергать, разбросать, чрезмерный, но: восклицание, испортить, ниспровергать, растерзать, чересседельник.

С буквой с пишутся слова чересчур (слишком), исчезать, исчезновение.

Отметим, что орфография русского языка до 1918 года позволяла употреблять в указанных приставках только букву з независимо от того, какая буква следует за приставкой. Однако Декретом о введении новой орфографии от 10 октября 1918 года были введены ныне действующие правила. Пункт 5 Приложения к указанному Декрету («Новые правила правописания, разработанные Народным комиссариатом просвещения») гласил: «Писать приставки из-, воз-, раз-, роз-, низ-, без-, чрез-, через- перед гласными и звонкими согласными с з, но заменить з буквой с перед глухими согласными, в том числе и перед с».

Правила орфографии, рассмотренные в настоящей работе, сводятся к следующему. Звонкие согласные Б, В, Г, Д, Ж, З перед глухими согласными и на конце слова оглушаются. Наоборот, глухие согласные П, Ф, К, Т, Ш, С перед звонкими озвончаются. На письме оглушение и озвончение, как правило, не отражается. Чтобы не ошибиться в написании глухих и звонких согласных в корне, слово надо изменить или подобрать родственное слово так, чтобы после этих звуков был гласный или непарный звонкий согласный (Л, М, Н, Р). Правописание приставок на з: без-, воз- (вз-), из-, низ-, раз-, через- (чрез-) отражает изменение их произношения. В этих приставках буква з пишется перед гласными и звонкими согласными, а буква с — перед глухими согласными.

2. Прямая и косвенная речь

Когда говорящий или пишущий включает в своё изложение высказывания других лиц, то эти высказывания, в отличие от авторской речи, носят название чужой речи.

Чужая речь предполагает сочетание речи двух лиц; в художественном произведении это речь персонажей, передаваемая автором; в разных видах публицистической и научной речи — это цитируемые тексты других авторов. К области чужой речи также относятся уже ставшие посторонними фактами прежние высказывания самого говорящего, воспроизведённые им.

Высказывания других лиц могут занимать в произведениях разное место. Они могут даваться самостоятельно, без увязки с авторской речью (например, в диалогах в драматических произведениях), или же они так или иначе включаются в авторскую речь.

В грамматическом отношении к чужой речи относятся случаи, когда высказывания других лиц указываются с авторской речью: их передача располагает характерными синтаксическими средствами, различающимися в зависимости от двух основных разновидностей этой передачи, получивших название прямой и косвенной речи.

Прямая речь полностью, без перестройки сохраняет приводимые высказывания других лиц; в ней не только точно передаётся содержание этих высказываний, но и воспроизводится форма их языкового содержания. Особенностью прямой речи по сравнению с косвенной служит то, что в ней сохраняется передача заявлений от лица персонажа (или шире — того, кому она принадлежит), а не от лица передающего эти заявления автора, что сказывается главным образом на употреблении личных местоимений и личных форм глагола.

В синтаксическом отношении прямая речь от косвенной отличается тем, как высказывание персонажа увязывается с авторской речью. С этой стороны характерно то, что прямая речь сохраняет полную независимость: включение её в авторскую речь не сопровождается какой-либо перестройкой воспроизводимых языковых конструкций. Речь автора и персонажа чётко разграничивается интонационно: передача речи персонажа более или менее драматизирована и воспроизводит хотя бы в намёках свойственную ему манеру произношения. Связь прямой речи с авторской ограничивается тем, что прямая речь лишь сопровождается сообщением автора о том, что он передаёт чужую речь, и указанием, кому она принадлежит. Такое авторское сообщение занимает разное место: перед чужой речью, после её окончания или внутри чужой речи.

Правила, касающиеся знаков препинания при прямой речи:

1. Прямая речь выделяется кавычками;

2. Если слова автора стоят перед прямой речью, то после них ставится двоеточие, а первое слово прямой речи пишется с большой буквы:

Валя, тепло обняв за плечи мать, успокаивала её, провожая до двери: «Ты не тревожься, мама». (Н. Островский).

3. Если прямая речь стоит перед словами автора, то после неё ставится запятая и тире; если же в прямой речи содержится вопрос или восклицание, то после неё ставится вопросительный или восклицательный знак и тире:

а) «Я тебя никому не выдам», — торжественно обещала Тоня.

б) «Кто это был?» — недоумённо спросил Павка Климку.

в) «В ружьё, братва! Банда!» — крикнул Павел. (Н. Островский).

В довольно редких случаях прямая речь разрывает слова автора. Тогда перед прямой речью ставится двоеточие (см. п. 2), а после неё — запятая, вопросительный или восклицательный знак (см. п. 3), например:

На вопрос мой: «Жив ли старый смотритель?» — никто не мог мне дать удовлетворительного ответа. (А. С. Пушкин).

4. Когда слова автора находятся в середине прямой речи, то возможны следующие случаи.

Если на месте разрыва прямой речи не должно быть никакого знака или должна стоять запятая, то слова автора с обеих сторон выделяются запятыми и тире. Слова автора и первое слово второй части прямой речи пишутся с маленькой буквы, например:

«Для нас, — подчёркнуто сказала Нина, — он (Олег) теперь всегда будет Кашук». (А. Фадеев).

Если на месте разрыва прямой речи должна была стоять точка, то после прямой речи перед словами автора ставится запятая и тире, а после слов автора — точка и тире. Вторая часть прямой речи начинается с большой буквы, например:

«Наше присутствие на местах в такой напряжённый момент необходимо, — закончил Барташев. — Я выезжаю сегодня».

(Н. Островский).

Если на месте разрыва прямой речи должен был стоять вопросительный или восклицательный знак, то после прямой речи перед словами автора ставится этот знак и тире, а после слов автора — точка и тире. Вторая часть прямой речи начинается с большой буквы, например:

«Ну, хорошо, хорошо! — засмеялась Валя — Я никому не скажу».

(Н. Островский).

Если одна часть слов автора относится к первой половине прямой речи, а другая — ко второй, то после слов автора ставится двоеточие и тире (перед словами автора знаки ставятся в соответствии с изложенными выше правилами п. 4), например:

«Полтысячи? — недоверчиво протянул Гаврила, но сейчас же испугался и быстро спросил, толкая ногой тюки в лодке: — А это что же будет за вещь?» (М. Горький).

При передаче диалога каждая реплика (особенно в печати) начинается с новой строки, перед репликой ставится тире, а кавычки не используются:

— А вы, Максим Максимыч, разве не едете?

— Нет-с.

— А что так?

— Да я ещё коменданта не видел… (М. Ю. Лермонтов).

Реже диалог оформляется по-другому: реплики пишутся подряд, в подбор, каждая из них берётся в кавычки и отделяется от другой тире. Так иногда автор в прямой речи персонажа передаёт речь, воспроизводимую этим персонажем из разговора других персонажей (воспроизводящий может быть или не быть участником воспроизводимого разговора, но является его свидетелем, вспомним рассказ о Дубровском-разбойнике и жулике-управителе, пытавшемся присвоить деньги помещицы, которые она пересылала сыну; А. С. Пушкин, «Дубровский», глава 9, там используется именно указанный приём — как бы «прямая речь в прямой речи»).

С местом авторского сообщения связан разный порядок слов и разные интонации сообщений.

Когда перед чужой речью делается предупреждение о её включении, то обязательно используется прямой порядок: на первом месте — подлежащее (название персонажа), на втором — сказуемое (обычно глаголы со значением говорения и близкие к ним выражения); имеет место интонация изъяснения, однородная той, которая наблюдается в бессоюзных предложениях, на письме она обозначается двоеточием, например:

Студент поглядел на небо и продолжал: «Даже по небу видно, что уже осень…» (А. П. Чехов, «Почта»).

Когда авторское указание о принадлежности речи персонажу располагается внутри чужой речи, то употребляется обратный порядок подлежащего и сказуемого. Эти авторские слова производятся с интонацией вводности, особенно если они разрывают на части одно предложение чужой речи (см. примеры в п. 4 правил употребления знаков препинания при прямой речи).

Стоящее после чужой речи авторское замечание также имеет обратный порядок и близкую к вводной интонацию; при его распространении другими подробностями оно сливается с общим повествовательным тоном авторского сообщения (см. примеры в п. 3).

Что касается синтаксического выражения самой чужой речи, то оно может быть чрезвычайно разнообразным в зависимости от содержания, и в ней могут встретиться любые типы полных и неполных предложений. В прямой речи, в отличие от косвенной, могут быть представлены приёмы выразительности и эмоциональности (междометия, обращения, модальные слова, вопросительные и восклицательные предложения и т. д.).

КОСВЕННАЯ РЕЧЬ представляет собой передачу высказываний персонажей от лица автора. По сравнению с прямой речью косвенная речь вторична и является переработкой первой: в ней подвергается известным изменениям грамматическая, в частности, синтаксическая, структура воспроизводимых высказываний.

Общей чертой косвенной речи служит то, что авторское указание, кому принадлежит речь, выступает главным предложением; оно стоит на первом месте и имеет обычно прямой порядок слов; находящийся здесь глагол говорения требует раскрытия объекта речи; оно и даётся в форме придаточного дополнительного предложения, передающего содержание чужой речи. Особенности косвенной речи удобно рассмотреть по сравнению с прямой речью, переработку которой она представляет. Эти особенности следующие.

1. При замене прямой речи косвенной личные и притяжательные местоимения, личные формы глаголов передаются от лица автора, а не того лица, чья речь передаётся:

«Давненько не брал я в руки шашек!» — говорил Чичиков. (Н. В. Гоголь). (Косвенная речь: Чичиков говорил, что он давненько не брал в руки шашек.).

2. Если прямая речь выражена повествовательным предложением, то при замене косвенной она передаётся изъяснительным придаточным предложением с союзом что:

Павел, уходя из дому, сказал матери: «В субботу у меня будут гости из города» (М. Горький). (Косвенная речь: Павел, уходя из дома, сказал матери, что в субботу у него будут гости из города.).

3. Если прямая речь обозначает побуждение, приказание, просьбу и сказуемое в ней выражено глаголом в повелительном наклонении, то при замене косвенной она передаётся придаточным изъяснительным предложением с союзом чтобы:

«Отпусти его (мужика)», — шепнул я на ухо Бирюку (И. С. Тургенев).

(Косвенная речь: Я шепнул на ухо Бирюку, чтобы он отпустил его.).

4. Если прямая речь является вопросительным предложением, то при замене косвенной она передаётся косвенным вопросом (с частицей ли или без неё посредством союзов который, какой, что и др.). При косвенном вопросе вопросительный знак не ставится:

«Имеете ли вы известия от вашего сына?» — спросил я её наконец. (И.С. Тургенев). (Косвенная речь: Я спросил её наконец, имеет ли она известия от своего сына.).

Косвенная речь менее выразительна, менее эмоциональна, чем прямая. Имеющиеся в прямой речи обращения, междометия, частицы при замене её косвенной опускаются. Значения их могут быть иногда лишь переданы другими словами, более или менее близкими к ним по смыслу. В таком случае получается приблизительный пересказ прямой речи.

Указанные нормы употребления личных форм нарушаются, когда в косвенную речь переносятся без изменения личные формы прямой речи. Получается конструкция, однородная с косвенной речью по употребляемым союзам и с прямой речью по формам лиц. Она носит название полупрямой речи и иногда используется в художественной речи как особенность разговорной речи. Такова реплика Осипа из «Ревизора»: «Трактирщик сказал, что не дам вам есть, пока не заплатите за прежнее». (Прямая речь: Трактирщик сказал: «Не дам вам есть, пока не заплатите за прежнее»).

Чужая речь может включаться в авторскую более органически, чем это имеет место в прямой и косвенной речи; автор излагает мысли и речь персонажей от своего лица, передавая их содержание в своей собственной манере изложения, только иногда воспроизводя те или иные особенности речи персонажа. В таких случаях в авторскую речь включаются отдельные слова, словосочетания, предложения из чужой речи без каких-либо показателей их принадлежности другому лицу. И в синтаксическом отношении такая речь не имеет отличий от авторской. На письме включаемые элементы чужой речи иногда берутся в кавычки, но в произношении они не выделяются. Это характерно для деловых стилей речи.

В художественных произведениях элементы чужой речи могут улавливаться по стилистическим особенностям, свойственным персонажу; они могут выделяться в произношении подчёркиванием, ироническим тоном и т. п. Такая передача чужой речи носит название свободной косвенной речи, или несобственной прямой речи., которая одновременно характеризует персонажей по характеру их речи и выражает отношение к ним автора. Свободная косвенная речь в стилистических целях широко используется в художественных произведениях.

Особенностью прямой речи по сравнению с косвенной является сохранение в ней передачи заявлений от лица персонажа, а не от лица передающего эти заявления автора, что отражается прежде всего на употреблении личных местоимений и личных форм глагола. В синтаксическом отношении прямая речь от косвенной отличается тем, как высказывание персонажа увязывается с авторской речью: включение её в авторскую речь не сопровождается какой-либо перестройкой воспроизводимых языковых конструкций.

По сравнению с прямой речью косвенная речь вторична и является переработкой первой: в ней подвергается известным изменениям грамматическая, в частности, синтаксическая, структура воспроизводимых высказываний. Общей чертой косвенной речи служит то, что авторское указание, кому принадлежит речь, выступает главным предложением; оно стоит на первом месте и имеет обычно прямой порядок слов; находящийся здесь глагол говорения требует раскрытия объекта речи; оно и даётся в форме придаточного дополнительного предложения, передающего содержание чужой речи. Косвенная речь менее выразительна, менее эмоциональна, чем прямая. Имеющиеся в прямой речи обращения, междометия, частицы при замене её косвенной опускаются. Значения их могут быть иногда лишь переданы другими словами, более или менее близкими к ним по смыслу. В таком случае получается приблизительный пересказ прямой речи.

3. Языковая игра у М.Е. Салтыкова-Щедрина

правописание речь языковой лексический

Известный философ Людвиг Витгенштейн задается вопросом: «Что свойственно всем играм?» и убеждается в том, что любой из потенциальных признаков оказывается неприложимым к некоторым видам игр. Соперничество? -- но его нет в пасьянсе. Победа и поражение? -- но его нет в подбрасывании мяча. Ловкость и удача? -- но его нет в шахматах. Развлечение -- тоже не всегда имеет место. «Ты, в сущности, не знаешь, что ты имеешь в виду под словом игра», -- говорит Витгенштейн. Но это не смущает нас, когда мы употребляем слово игра! Интересующий нас вид игры (языковая игра) также не подходит под приведенное выше определение игры: хорошая шутка (вспомним шутки Пушкина, Минаева, Маяковского, остроумные анекдоты) -- это продукт, имеющий такую же эстетическую ценность, как любое произведение искусства.

Иногда считают, что языковая игра -- это игра слов. Действительно, на обыгрывании лексической многозначности или омонимии построен основной, самый распространенный вид языковой игры -- каламбур. Для языковой игры используются (пусть не в равной степени) ресурсы всех языковых уровней.

1. Намеренное нарушение принципов сочетаемости слов. При анализе приёмов языковой игры, используемых в произведениях Салтыкова-Щедрина, выделим прежде всего игру на семантических механизмах. Пример — словосочетание энергия бездействия. Как правило, «энергия» в русском языке при нормальном словоупотреблении отождествляется с действием, движением, а иногда (при использовании переносного смысла) даже является синонимом слова «действие» (ср. прилагательное «энергичный»). Здесь же как раз наоборот — «энергия» сочетается с противоположным по смыслу словом «бездействие».

Расширенный вариант нарушения принципов сочетаемости слов встречается в примере превзошли самые смелые их опасения. Здесь действует приём подмены одного из слов в традиционном словосочетании (нормированное «превзойти ожидания»). Эффект усиливается упоминавшимся выше приёмом нарушения сочетаемости слов — «смелые» и «опасения» (синонимы опасения — тревоги, то, чего опасаются, боятся — и вдруг — «смелость»). Здесь даже не просто нарушение сочетаемости слов, а прямое указание на антитезу. Сравним с другими цитатами из Салтыкова-Щедрина: «к довершению бедствия, глуповцы взялись за ум» (ум — и глуповцы, производное от глупости), «теория неблагополучного благополучия». В приводимых цитатах можно даже говорить о каламбуре.

2. Обыгрывание посредством использования словообразовательных элементов. Пример — то же выражение «теория неблагополучного благополучия» (в данном случае тот же эффект достигнут простым обыгрыванием родственных слов с помощью словообразования, в частности, посредством приставок); у Салтыкова-Щедрина этот приём есть и в выражении горькими слезами разливается (вместо «заливается»).

Кстати, чаще Салтыков-Щедрин использовал другой приём языковой игры, тоже словообразовательный, — нестандартное использование увеличительных и уменьшительных суффиксов; как правило, этот приём используется для дискредитации своих героев. Но вот он делается чиновником… Не достойный ли, не презренный ли он сосуд… извините, сосудик!.. с каким трепетом берет он в руку бумажку, очинивает ножичком перышко, как работает его миниатюрное воображеньице, как трудится его крохотная мысль, придумывая < …> каждое выраженьице замысловатого отношеньица. Вот еще несколько примеров из произведений Салтыкова-Щедрина: Проектцы; поэтцы и поэтики; шалуненок; шалунище; болтунище.

Использование окончаний как словообразовательно-обыгрывающих элементов как приём у Салтыкова-Щедрина встречается тоже, например, в выражении злопыхательное сердце (от простонародного «злопыхатель» с суффиксом -н- и окончанием -ое).

3. Очень часто у Салтыкова-Щедрина встречается обыгрывание фразеологических выражений с подменой одного слова в них или с подменой частью фразеологизма какого-нибудь соответствующего им по смыслу слова. Примером может служить уже названное выражение «к довершению бедствия». Вот ещё несколько примеров.

· как Кузькину тёщу зовут. Это перифраз сложившегося выражения «показать Кузькину мать». Неизвестно, существовали ли во время Салтыкова-Щедрина какие-либо подобия современных анекдотов, где тёща фигурирует как нежелательное лицо, но замена «матери» на «тёщу» усиливает эффект выражения. Тот же приём использован и в другом словосочетании — «сосны стоеросовые» (традиционное выражение — «дубина стоеросовая»), в данном случае усиливается отрицательная характеристика того, кому это выражение адресовано (подчёркивается тупость, упрямство и т. п.).

· проявлялась в вопросах, касавшихся выеденного яйца. Здесь первоисточником выступает выражение также сложившееся «выеденного яйца не стоит». Поэтому производное «касавшихся выеденного яйца» здесь выступает заменой производного от второй половины выражения «не стоит», т. е. в вопросах ничтожных, ничего (даже выеденного яйца) не стоящих.

· спешили наутёк. Обычно «наутёк» — синоним слова «удирать» или словосочетания (тоже фразеологического) «убегать без оглядки». Обыгрывание здесь строится с помощью наращивания выражения, в данном случае наращивающим в составе словосочетания выступает глагол «спешили», он усиливает эффект обыгрывания, но понимать следует выражение в зависимости от контекста. Оно может означать и «спешили удрать поскорее», и «спешили так (сильно), как если бы удирали от кого-то» (ср. выражение «за тобой же никто не гонится»). Сходный приём, но уже противоположный — обыгрывание фразеологизма посредством отсечения какого-либо слова — использован в выражении делали все это серьезно, не моргнув (оригинальное выражение — «глазом не моргнув»). Здесь обыгрывание фразеологизма совмещено с обыгрыванием деепричастного оборота.

Литература

1. Аксёнова О. А. Языковая игра как лингвистический эксперимент. www. levin. rinet. ru

2. Гвоздев А. Н. «Современный русский литературный язык» (том 2) М.: «Просвещение», 1973 — 350 с.

3. Греков В. Ф., Крючков С. Е., Чешко Л. А. «Пособие для занятий по русскому языку в старших классах средней школы». М.: «Просвещение», 1984 — 256 с.

4. Русский язык и культура речи" / под редакцией В. Д. Черняк. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2002 — 509 с.

5. Санников В. З. Русский язык в зеркале языковой игры. Языки русской культуры. М.: 1999. — 544 с.

6. Современный русский язык: морфология" / под ред. В. В. Виноградова. М.: Издательство МГУ, 1952 — 519 с.

7. Электронная энциклопедия «Кругосвет». www. yandex. ru/dict/krugosvet

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой