Проблема семантики фразеологических единиц в современном языкознании

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

http: //www. . ru/

Содержание

Введение

1. Спорные проблемы фразеологии в свете современных научных парадигм

1.1 Аспекты анализа фразеологических единиц в свете современных научных парадигм

1.2 Вопрос о соответствии слова и фраземы с учётом переходности

1.3 Направления анализа фразеологических единиц в аспекте межкультурной коммуникации

Выводы к разделу 1.

Раздел 2. Культурологический аспект фразем, не имеющих соответствий в системе слов

2.1 Фразеологические единицы, не имеющие соответствий в системе слов в аспекте англо-украинского перевода

2.2 Культурологический аспект исследования фразем на примере фразем (не имеющих соответствий в системе слов английского и украинского языков)

Выводы к разделу 2

Заключительная часть

Список литературы

фразеология коммуникация слово фразема

Введение

фразеология коммуникация слово фразема

В современном языкознании активно разрабатывается проблема семантики фразеологических единиц. Исследования указанной проблемы велись в нескольких направлениях: одни учёные уделяли особое внимание выявлению лексико-синтаксических отличий фразеологических единиц (ФЕ) от свободных слов [59, 89, 119, 128, 209], другие — отличиям значений фразем как номинативных единиц языка от значений слов [2, 19, 20, 74, 76, 104, 105, 139 и др.]. Постепенно от описания сугубо лингвистических особенностей значения учёные перешли к установлению связей между лингвистическими факторами, в частности к изучению роли антропологического фактора и форм его проявления в семантике и языке вообще и в системе фразеологии в частности. Действие антропологичского фактора связано с исследованием влияния на язык культурно-национальных факторов: гендерных особенностей, этнических стереотипов, символов, эталонов, мифологем и т. п. Для разработки вопроса о действии < <человеческого фактора> > в языке необходимо тщательное исследование того, как отражается названный фактор в конкретных речевых ситуациях, чем определяется прагматический эффект высказывания. Немаловажным является вопрос о представлении культурологической и прагматической информации в словарях. Указанные вопросы чаще анализировались на материале лексических единиц (ЛЕ) [3 14, 33, 41, 42, 43, 83, 134, 182, 211 и др.]. Фразеология в данном направлении исследована мало. Некоторые аспекты перечисленных проблем в той или иной мере исследовались в работах В. А. Масловой, Л. Н. Пелепейченко, Ю. Ф. Прадида, В. Н. Телия, Т. З. Чердпнцевой, А. М. Эмировой и других учёных [25, 70, 78, 81, 95, 110 118, 144, 145 и др]. Как правило, на материале фразеологии наблюдения проводились над значениями фразем вообще, а не над системой единиц, объединённых во фразеосемантических группах. Особенный пробел заметен в области фразеологических единиц, не имеющих соответствий в системе слов. Между тем эта группа является особенно интересной и даже в какой-то мере загадочной. С одной стороны, она объединяет единицы, соотносительные со словами по статусу в языковой картине мира, занимающие равноценное с ними положение, с другой, единицы этой группы характеризуются всеми признаками, свойственными другими ФЕ. Почему языковое сообщество сочло необходимым номинировать соответствующие объекты не словами, а именно фразеологическими оборотами? Что это за объекты, каково их место в картине мира, насколоко они связаны с культурой этноса вообще и < < человеческим фактором> > в частности? Какие особенности фразем сделали их более удачными для номинации по сравнению со словами? Каковы семантические, прагматические и культурологические особенности исследуемых оборотов? Решение перечисленных и многих других вопросов поможет дополнить и углубить наши представления о фразеологических единицах, специфике их семантики и о взаимодействии лексической и фразеологической систем. Важность указанной проблемы для разработки других вопросов фразеологии, её соответствие направлениям современных лингвистических исследований, отсутствие описания фразеологизмов, не имеющих соответствий в системе слов, свидетельствует об актуальности темы дипломной работы.

Избранное направление соответствует теме < <Семантика языковых единиц> >, которую разрабатывает кафедра русского языка Харьковского национального педагогического университета имени Г. С. Сковороды.

Анализ степени изучённости фразеологии позволил выделить вопросы, достаточно детально описаные в лингвистике (результаты их анализа рассматриваются как база для формирования научной концепции диссертации), и вопросы, которые требуют исследования.

Вопрос о специфике фразеологического значения рассматривался в основном в сравнении со значением лексических единиц. В лингвистической литературе были описаны черты сходства фраземы и слова: способность выполнять одинаковые функции, представлять способы отражения окружающей действительности и др. В ряде работ показаны отличительные черты фразеологических и лексических значений, обусловленные характером обозначения, особенностями в выполнении языковой функции, степенью детализации, широтой информации, деривационным особенностям [2, 6, 20, 104, 113, 139, 148, 172, 184, 192, 206,]. Однако в лингвистике не исследован исчерпывающие номинативный аспект семантики фразеологизмов их коммуникативное предназначение и способы представления в них культурологической информации. Недостаточно изучен вопрос о месте фразем в языковой картине мира и об уровнях отражения ими языковой действительности. Далеко не полностью разработаны принципы фразеологии. С учётом изложенного формулировались цели и задачи дипломной работы.

Цель работы — выявить семантические, прагматические и культурологические особенности фразем, не имеющих соответсвий в системе слов.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1. Выявить семантические особенности фразем, не имеющих соответствий в системе слов.

2. Определить место фразеологизмов исследуемой гуппы в языковой картине мира.

3. Установить прагматический потенциал фразеологических единиц, не имеющих соответствий в системе слов.

4. Определить типы культурологической информации и способы её представления в семантике избранных для анализа единиц.

5. Выявить способы отражения прагматических и культурологических особенностей в лексикографическом портрете фразем, не имеющих соответствий в системе слов.

Объект исследования — фразеологические единицы русского языка, не имеющие соответствий в системе слов.

Предмет — семантические, прагматические и культурологические особенностей фразеологизмов, не имеющих соответствий в системе слов.

Материалом исследования послужили около 2000 фразеологических оборотов, не имеющих соответствий в системе слов. Отметим, что для исследования отбирались только ФЕ, в составе которых ключевым является имя существительное. Структурные ограничения в отборе материала объясняются необходимостью обеспечить глубину исследования и предотвратить поверхностностью. Слишком большое количество единиц для анализа могло бы стать препядствием для удовлетворения указанным критериям.

Выбор методов и приёмов лингвистического анализа связан со спецификой объекта исследования и конткретными задачами. На первом этапе подбора материала из словарей [120,163,197,219] методом сплошной выборки были выписаны фразеологические обороты, не имеющие соответствий в системе слов. На семантическом и культурологическом этапах исследования были исспользованы данные контролирующего эксперемента. На основе анализа примеров из авторской картотеке при помощи подстановочного метода был установлен прагматический потенциал фразем исследуемой группы. Далее с использованием классификационного метода была представлена модель лексикографического портрета ФЕ, не имеющих соответствий в системе слов, включающая семантические характеристики, культурологическую информацию, основные прагматические признаки и особенности употребления рассматриваемых оборотов. На всех этапах изучения материала широкое применение нашли приёмы компонентного анализа и синтеза, компаративный, трансформационный и сопоставительный методы.

Научная новизна исследования заключается в следующем: выявлен корпу фразеологизмов, не имеющих соответствий в системе слов, а также специфика их семантике, функций и статуса в языковой картине мира. Определены типы культурологической информации и способы её представления в семантике рассматриваемых единиц. Выделены факторы, обусловливающие образность фразем исследуемой группы. Определён прагматический потенциал анализируемых оборотов и представлены способы его реализации в конкретных дискурсах. В работе предложен способ описания ФЕ, не имеющих соответствий в системе слов, в словаре с учётом прагматических и культурологических особенностей.

Теоритическая значимость дипломного исследования обусловлена тем, что работа вносит вклад в разработку вопроса о номинативном аспекте семантике ФЕ, месте фразем в языковой модели мира; исследование позволило уточнить прагматические и культурологические особенности фразеологических оборотов; дополнить существующие представления о специфике фразеологического значения и об отличительных особенностях ФЕ в сравнении со словом.

Пратическое применение результатов исследования найдут при чтении курсов современного языка и общего языкознания, в разработке спецсеминаров по лексике и фразеологии, при написании дипломных работ и подготовке обучающих пособий для студентов филологических факультетов, в преподавании основ теории коммуникации и культурологии. Полученные данные могут исспользоваться при подготовке учебно-методических материало для преподавания русского языка как второго, в лексикографии и фразеографии.

Результаты исследования апробированы на V11 Международной научной конференции по актуальным пролблемам семантических исследований < <Семантика языка и текста> >, Ялта, 2002, Всеукраинской научной конференции < <Лексико-грамматические инновации в современных словянских языках> >, Днепропетровск, 2003, Международной научной конференции < <Актуальные проблемы вербальной коммуникации: язык и общество> >, Киев, 2003, Международной научной конференции < <Итоги и перспективы развития литературы и литературоведческой мысли ХХ ст. >>, Харьков 2003.

Содержание дипломной работы отражено в шести статьях. Все работы опубликованы в научных журналах, в сборниках научных работ, утверждённых ВАК Украины.

РАЗДЕЛ 1. СПОРНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ФРАЗЕОЛОГИИ В СВЕТE СОВРЕМЕННЫХ НАУЧНЫХ ПАРАДИГМ

Аспекты лингвистического анализа фразеологических единиц в современном языкознании

Фразеология, сформировавшаяся как лингвистическая дисциплина сравнительно недавно, в настоящее время привлекает все большее внимание ученных. Фразеологические единицы изучаются не только как собственно лингвистические феномены, но и как средство закрепления опыта и менталитета этноса, и как средство представления экстралингвистической информации, связанной с человеком, и как один из путей отражения культуры народа. Но до сих пор основные понятия, относящиеся к сфере фразеологии, однозначно не определены, существуют разные точки зрения по многим вопросам. Это касается даже таких базовых вопросов, как определение понятия < <фразеологизм>> и ограничение состава фразеологии. Без осмысления указанных вопросов исследование фразеологических единиц ни в каких аспектах. Особенно важно уяснение названных выше и других особенностей в настоящее время, когда фразеология начинает изучаться в русле когнитивной лингвистики и прагмалингвистики. Огромное множество подходов и определений не просто создаёт трудности, а является препятствием в решении любых исследовательских задач. Изложенное свидетельствует о необходимости не только уяснения научного аппарата фразеологии, но и исследования единиц фразеологии с учётом достижений разных направлений лингвистики.

Прежде чем учёные обратили внимание на коммуникативный и культурно-человеческий факторы в языке, фразеологии пришлось пройти немалый путь. Этапы, пройденные фразеологией, начиная от структурно-семантической парадигмы и заканчивая антропологической, сыграли важную роль в её становлении и развитии. В связи с указанной особенностью краткий аналитический обзор путей, пройденных фразеологией как лингвистической дисциплиной, представляется не только интересным, но и необходимым.

До 30-х годов ХХ века фразеологии уделяли внимание только при исследовании семантики, синтаксиса, словообразования. Отдельными вопросами фразеологии занимались М. М. Покровский, Е. Д. Поливанов, В. К. Поржезинский, А. А. Потебня, И. И. Срезневский и некоторые другие учёные [194, 195, 210, 213].

Используя достижения своих предшественников, вопрос о фразеологии как лингвистической дисциплине поставил академик В. В. Виноградов, работы которого стали основополагающими и способствовали активному исследованию проблем фразеологии не только в русский, но и в зрубежной лингвистике [44, 45]. Идеи учёного были развиты рядом последователей [20, 21, 74, 102, 119, 124, 148, 157, 206, 209], что послужило основанием к появлению фразеологической школы, основной задачей которой было выявление структурно-семантических особенностей фразеологических удиниц и их отграничение от слов и сочетаний слов. Анализируя сходства и отличия фразем от свободных сочетаний слов и лексических единиц, учёные пытались выделить основные категориальные признаки ФЕ, которые позволяли отнести устойчивое сочетание к категории фразеологических оборотов и являлись обосновной к определению понятия < <фразеологизм>>, выдвигаемого разными исследователями. Например, О. С. Ахманова основным дифференциальным признаком ФЕ считает целостность номинации. По её мнению, фразеологизм представляет собой словосочетание, в котором семантическая монолитность преобладает над структурной раздельностью составляющих его элементов, вследствие чего оно функционирует в составе предложения как эквивалент отдельного слова. Выбор указанного признака в качестве дифференциального повлиял на точку зрения О. С. Ахмановой относительно языкового статуса компонентов фразеологического оборота. Автор утверждает, что компонент ФЕ-это не слово, а лишь его тень, признак [21]. Н. М. Шанский утверждает, что фразеологический оборот представляет собой воспроизводимую в готовом виде единицу языка, постоянную по своему значению, составу и структуре и состоящую из двух или более ударных компонентов словного характера [209]. По мнению автора, основным категориальным признаком фразеологического оборота, отграничивающим его от свободного сочетания слов и в то же время сближающим его словом, является воспроизводимость. Свойством воспроизводимости автор объясняет и все остальные признаки, одинаково присущие словам и фраземам, прежде всего устойчивость и целостность значения. В качестве главного дифференциального признака фразеологизма В. Л. Архангельским выделяет внутрикомпонентные связи, что вытекает из определения самого понятия < <фразеологическая единица> >, которое выдвигает учёный. Автор утверждает, что фразеологический оборот < <представляет не просто синтаксически составное слово, а постоянное традиционно воспроизводимое отношение между словами, составляющими строго определенный раздельно оформленный по законам грамматики звуковой комплекс, обладающий стабильным значением, которое не выводится из суммы значений слов-компонентов, хотя и возникает на их основе> > [19,с. 60].

Существуют и другие точки зрения на рассматриваемый вопрос, согласно которым в качестве основного дифференциального признака ФЕ выступает семантическая целостность [185], непереводимость на другие языки [156], эквивалентность фраземы слову [164], функционально-семантическая компликативность [51] и др.

По мнению Ю. А. Гвоздарёва, отрицательной стороной многих исследований является односторонность анализа ФЕ. Одни учёные на первый план выдвигают только < <внешние>> признаки фразем (например, воспроизводимость в речи, отдельность ФЕ), другие уделяют особое внимание < <внутренним > > признакам оборотов (внутрикомпонентные связи, сочетаемость лексем и семем). Учёный считает, что фразеологическая единица должна изучаться разносторонне. Сам же атор даёт следующее определение понятию < <фразеологизм>>: ФЕ- < <устойчивые в языке и воспроизводимыев речи составные языковые знаки, имеющие самостоятельное значение, состоящие из двух или более слов, из которых хотя бы одно имеет фразеологически связанное значение> > [56, с. 18]. В. П. Жуков также считает, что фразема наделена не одним, а целым комплексом объединяющих признаков. К устойчивости и семантической целостности значения, учёный добавляет воспроизводимость, раздельнооформленное строение, незамкнутость структуры. С учётом указанных признаков и переходных явлений в системе ФЕ учёный формирует понятие < <фразеологизм>>, под которым понимает < <воспроизводимый в речи оборот, построенный по образцу сочинительных или подчинительных словосочетаний (непредикативного или предикативного характера), обладающий целостным (или реже — частично целостным) значением и сочетающийся со словом> > [76,с. 5]. А. И. Молотков называет три основных признака ФЕ: лексическое значение, компонентный состав и наличие грамматических категорий. Учитывая данные признаки, учёный утверждает, что фразеологизм состоит не из слов, а из компонентов, которые утратили признаки слова [119].

Отличительной особенностью данного периода было чрезмерное увлечение структурными методами описания ФЕ и отказ от исследования проблем фразеологии применительно к речевой деятельности. Однако несмотря на это < <классический>> период нельзя назвать неплодотворным для фразеологии. Анализ структурно-семантической парадигмы сыграл свою положительную роль в развитии фразеологии рассматриваемого периода и наметил дальнейшую парадигму исследования.

Описание фразеологизмов как особого рода знаков языка, обладающих категориальными признаками и соответственно специфической для них структурой и значением, привело к выделению фразеологии как самостоятельной лингвистической дисциплины и становлению < <постклассического>> периода в развитии фразеологии. Центральным для фразеологии данного периода стал вопрос об ограничении состава фразеологии, уточнении её классификационной базы. Большое внимание учёные продолжали уделять воспроизведению теоретических положений концепции академика В. В. Виноградова, а также вопросу об объёме фразеологии. Указанный вопрос имеет концептуальный характер, поскольку от его решения зависит, с одной стороны, включение в состав фразеологии пословиц и поговорок, предикативных сочетаний знаменательных и служебных слов, а с другой — разработка основных для фразеологического состава языка методов исследования, обусловленных категориальными признаками анализируемых объектов. Многочисленные исследования привели учёных к мысли о том, что решение проблемы объема фразеологии зависит не от способности фразем сочетать в себе разносторонние признаки, а и от принадлежности к единицам < <номинативного инвентаря языка> > [184 c. 75].

В конце 70-х — начале 80-х годов во фразеологии возникла потребность в создании новых методов исследования, поскольку системно-классификационный подход практически полностью исчерпал себя. Учёные обратили внимание, что изучение фразеологии в отдельности от других лингвистических дисциплин не позволяет выявить их знаковую специфичность. Одной из самых известных концепций, направленных на выделение фразеологиииз рамок самостоятельной лингвистической дисциплины, явлчется концепция М. М. Копыленко и З. Д. Поповой. Учёные понятию < <фразеологизм>> предпочитают понятие < <фразеосочетание>>, которое является однословным эквивалентом ранее употреблявшегося термина сочетание лексем. По мнению авторов, их термин покрывает все виды сочетаний лексем от так называемых < <свободных>> до идиом. Однако исследователи не исключают из употребления термин < <фразеологизм>>, если его интерпритировать как фразеосочетание с коннотативными лексемами, а также термины < <идиоматичная фраза> >, < <устойчивая фраза> >, < <под которыми понимаются воспроизводимые фразеосочетания с синтаксической структурой предложения, включающие коннотативные лексемы> > [97, с. 77]. Принятое лингвистами определение отражает их понимание фразеологии как науки о сочетаемости лексем, несущих разные типы семем (Д1Д1, Д1Д2, Д1К1, Д1К2, Д1К3 и др.), то есть сочетаемость слов, рассматриваемой с точки зрения возможного соединения лексем и соответствия или несоответствия типов этого соединения значениям отдельных слов.

Несмотря на всю привлекательность данной концепции, в ней отстутствует описание номинативных особенностей коннотативных семем. Авторы не дают объяснений и относительно причин возникновения указанных типов сем в языке.

Конец < <постклассического>> периода был ознаменован сменой системно-классификационного подхода функционально-семантическим. Данный период характеризуется исследованием специфики значений идиом в отличии от значений слов, а также изучением структуры содержания этого значения. Особое внимание уделяется анализу внутренней формы ФЕ, её образному основанию (метонимичность, метафоричность, символичность, и т. д.), что нашло отражение в работах Н. Н. Кирилловой, А. М. Мелерович, А. Д. Райхштейна, Ю. П. Солодуба, А. И. Федорова, Т. З. Черданцевой и других учёных [17, 27, 69, 73, 78, 95, 126 184, 188, 189, 201]. Исследование мотивационного основания фразеологизмов указывает на обращение проблематики фразеологии к номинативному аспекту семантики ФЕ, который непосредственно связан с изучением их коммуникативного предназначения.

Наиболее подробно коммуникативный подход к описанию фразеологических единиц представлен в работах А. М. Эмировой [215, 216]. Автор обращает внимание на то, что функциональная характеристика идиом — их коммуникативное назначение — неразрывно связано с их содержательной характеристикой. Положительным, с нашей точки зрения, в указанной концепции является то, что < <коммукативный анализ идиом предполагает описание всех их < <составляющих>> - содержания, структуры и употребления в речи> > [216, с. 6]. Представленный подход ориентирован одновременно на говорящего и слушающего, что помогает не только выяснить, как фраземы воспринимаются слушающим, включаются говорящим в речь, но и определить специфику фразеологического значения с учетом коммуникативных функций фразем. Учитывая указанные положения, А. М. Эмирова определяет фразеологические единицы как < <устойчивые по форме, воспроизводимые, экспрессивные сочетания слов, обладающие целостным, как правило, переносным значением> > [Там же].

Следует отметить, что коммуникативный подход к исследованию ФЕ является как бы переходным между постклассическим и современным периодами развития фразеологии

Указанный переход наметил новую парадигму исследования фразеологического состава языка, которую можно назвать антропологической. Данный период породил новые теоретические основания для рассмотрения материала фразеологии и его знаковой природы.

В настоящее время лингвистические особенности фразем изучаются в совокупности с коммуникативными и национально-культурными языковыми процессами. Особое внимание уделяется исследованию языкового фактора в человеке, т. е. воздействию наивной картины мира на человека и формированию его языкового и культурно-национального самосознания. Т. З. Черданцева справедливо утверждает, что идиоматика в силу своей специфики может рассматриваться < <как один из источников познания элементов культуры языкового коллектива, культуры в антропологическом смысле, т. е. комплекса проявлений материальной, социальной и духовной жизни народа> > [203,с. 267]. Учитывая данную информацию, автор указывает на преимущество рассмотрения фразеологических единиц применительно к речевой деятельности, то есть в контексте. В. В. Маслова называет фразеологические единицы < <кладезем премудрости> > народа, который сохраняет и воспроизводит его менталитет, его культуру от поколения к поколению. По мнению учёного, фразеологический оборот — то есть хранитель культурной информации> > [112, с. 87−88]. В. Н. Телия обращает внимание на то, что идиомы < <представляют собой микротексты, в номинативное основание которых, связанное с ситуативным характером обозначаемого, втягиваются при его концептуализации все типы информации, характерные для отображения ситуации в тексте, но представленные во фразеологизмах в виде < <свёртки>>, готовой к употреблению как текст в тексте> > [184, с. 8]. Автор утверждает, что именно текстовая природа фразем обусловливает необходимость их исследования в рамках антропологической парадигмы. Данная концепция представляет нам фразеологический оборот, не ограничивая его ни грамматическими рамками словосочетания, ни условием обязательности семантического переосмысления компонентов и т. д. Принимая широкий подход к изучению фразеологии, В. Н. Телия понимает под фразеологической единецей < <общее название семантически связанных сочетаний слов и предложений, которые, в отличие от сходных с ними по форме синтаксических структур, не производятся в соответствии с общими закономерностями выбора и комбинации слов при организации высказывания, а воспроизводятся в речи в фиксированном соотношении семантической структуры и определенного лексико-грамматического состава> > [107, с. 559].

Представленные наблюдения позволяют обратить внимание на преимущество антропологической парадигмы, в частности < <человеческого фактора> > в исследовании фразеологии: фраземы представляют собой часть номинативного состава языка, который отражает в своей семантике достаточно долгий процесс развития культуры и быта народа, его историю. Указанные особенности позволяют некоторым фраземам, в отличие от лексических единиц, полностью обеспечить наименование познанных человеом сторон действительности. К оборотам такого типа относятся ФЕ, не имеющие соответствий в системе слов. Данная группа фразеологизмов не только заполняет недостающие в лексической системе лакуны, но и является единственным обозначением большинства ситуаций, свойств, предметов, состояний и т. д.

Большой интерес к изучению человеческого фактора в языке, а также выявлению и исследованию форм системной организации фразеологического состава языка, всё чаще заставляет обращать внимание исследователей на развитие достаточно ноаого направления в области фразеологии — фразеологической идеографии. Предметом данного направления является изучение фразеологической картины мира и создание идеографических словарей фразеологизмов. На материале русского и украинского языков идеографические аспекты изучались, как правило, в связи с исследованием других аспектов фразеологии. Постепенно возникла необходимость в решении основных теоретических и практических проблем фразеологической идеографии. Изучению указанных вопросов посвящена работа Ю. Ф. Прадида [153]. Свою монографию учёый посвящает тенденциям развития фразеографии на современном этапе, описанию лингвистичских и экстралингвистических принципов выделения фразеологических микро-и макро систем, проблеме интерпретации фразеологического значения в словаре и др.

В настоящее время большое внимание уделяется исследованию фразеологических единиц в аспекте переходности. Следует отметить, что переходными в лингвистике называют явления, которые находятся на границе двух классов и характеризуются синкретизмом свойств единиц данных классов [140]. Учёные неоднократно отмечали наличие переходных явлений при описании типов лексических и фразеологических знвчений [9, 24, 46, 62, 75, 104 и др]. Наиболее детально лексическая и фразеологическая системы языка в русле теории переходности анализируются в работах Л. Н. Пелепейченко [139] и В. Н. Телия [184]. В. Н. Телия с учётом явления переходности выделяет разные виды фразеологии: Фразеология 1, Фразеология 2, Фразеология 3 и т. д., но не приводит критериев разграничения выделенных подсистем. В работах Л. Н. Полепейченко явление переходности получает теоретическое обоснование и осмысление: выявляются факторы переходности, устанавливаются критерии классификации единиц с учётом переходности и т. д. Исследование переходности необходимо не только для выделения основных факторов, характерных для фразем рассматриваемой группы, но и второстепенных, в частности отличия ФЕ от слова, словосочетания, предложения, наличия категориальных, дифференциальных признаков и т. д.

Указанная парадигма исследования обусловливает направление настоящей работы, а также выбор терминов < <фразеологическая единица> >, < <устойчивое сочитание> >, < <фразеосочетание>>, < <фразеологизм>>, < <фразема>>. Данные термины используются в диссертационной работе как синонимичные и обозначают < <устойчивое в составе и структуре, воспроизводимое предикативное или непредикативное сочетание слов, характеризующееся в большей или меньшей степени целостностью или идиоматичностью значения> > [139, с. 142]. Для анализа отбирались обороты анализируемой группы, соответствующие указанному определению.

Представленные наблюдения обращают внимание на тот факт, что наука не стоит на месте. В современных научных парадигмах более глубоко исследуются деривационные особенности ФЕ, взаимодействие компонентов [7, 67,89, 105, 106, 139, 196,]. специфика значений фразем [76, 104, 105, 125, 139, 140, 184, 69, 172, 189]. Если раньше указывалось только на наличие у фразеологизма коннотативных аспектов, то сейчас рассматривается его прагматический потенциал [13, 39, 53, 174, 184, 216]. Раньше учёные утверждали о невозможности создания идеологической классификации ФЕ, в настоящий момент данная проблема уже не представляется неразрешимой, о чём свидетельствуют многочисленные исследовани, которые ведутся в данном направлении, разработки пинципов классификации [4, 6, 85, 113, 139, 151, 155, 158, 208, 215 и др.]. С развитием антропологической парадигмы назрела необходимость изучения ФЕ в аспекте проблем межкультурной коммуникации [30, 54, 48, 55, 61, 64, 93, 94, 115, 138, 177, 186, 190, 199, 207], лингвокультурологическом аспекте [16, 25, 32, 33, 43, 50, 57, 58, 112, 145, 175, 182, 183, 187, 198, 217], что подразумевает исследование национально-культурной специфики фразем, символики, гендерных особенностей.

Подытожим изложенную информацию и назовём аспекты исследования фразем, актуальные для современного языкознания: выявление сходств и отличий между ФЕ и ЛЕ, определение специфики фразеологического значения, места фразеологизмов в языковой модели мира, установление коммуникативного предназначения ФЕ, определение способов представления культурологической информации в семантике фразеологических оборотов, разработка и отбор принципов фразеографии, представлениеэкстралингвистической информиции в словах. Именно эти аспекты бкдут учтены в настоящей работе.

Обратимся к вопросу о специфике фразеологического значения, особенности которого можно выявить только в сопоставлении со значением лексической единицы.

Вопрос о соответствии слова и фраземы с учётом переходности

Вопрос о соотношении слова и фраземы анализировался в научной литературе неоднократно и до сих пор является предметос лингвистического исследования [6, 7, 20, 29, 74, 75, 76, 97, 98, 102, 103, 104, 105, 113, 125, 137, 139, 172, 181, и др.]. Проблема заключается в том, что в течении долгого периода времени фразеологизмы рассматривались как единицы лексического уровня языка, и только сравнительно недавно фразеология превратилась в самостоятельную лингвистическую дисциплину. Данная отнесённость была обусловлена наличием у фразеологизма ряда признаков, общих со словом, а именно: воспроизводимости, целостности значения, идиоматичности, устойчивости состава и структуры, непроницаемости, способности служить основой для образования новых слов, выполнять синтаксическую функцию, обладать морфологическими признаками, обозначать явления объективной действительности, которые связаны с различными идами деятельности человека. Указанные особенности привели к возникновению теории полной эувивалентности фраземы слову, что явилось в своё время основной причиной непризнания некоторыми учёными фразеологического значения как особой лингвистической категории [59, 89, 119, 128, 209]. В настоящее время данная теория не находит своего подтверждения. Приведенные выше признаки действительно характерны для фразем и слов, но в семантике ФЕ все они проявляются своеобразно. Существует достаточное количество работ, указывающих на отличие рассматриваемых языковых единиц друг от друга [6, 7, 20, 29, 74, 75, 76, 97, 98, 102, 103, 104, 105, 113, 125, 137, 139, 172, 181, 184, 200, 203, 205, 206].

Вслед за В. Л. Архангельским и А. В. Куниным, большинство ученых считает фразеологическое значение особой категорией. Его специфика проявяется в сопоставлении со значением лексической единицы. В качестве основных признаков, отличающих фразему от слова, исследователи выдвигают семантическое преобразование [125], целостное лексическое значение [74], внутреннюю форму [192], лексическую неделимость [79], образную мотивированность, экспрессивность [171, 200] и др. Одним из основных опровержений теории эквивалентности ФЕ слову является явное преобладание в русском языке фразеологических оборотов, которые не имеют соответствий в системе слов. Аналогичное явление наблюдается и в других языках. Например, А. Г. Назарян утверждает, что < <подавляющее большинство фразеологизмов в современном французском языке не имеет лексических синонимов, их значение можно передать только с помощью словосочетания или предложения > > [125, с. 16]. Автор произвел подсчет, согласно которому из 22 851 фразеологической единицы французского языка только 2 867 имеют соответствия в системе слов [124, с. 34]. А. В. Кунин указывает на наличие подобного явления и в английском языке. Учёный замечает, что большое число фразеологических оборотов, выражая отношение к референту, является его единственным названием [103, с. 9]. На материале русского языка аналогичного исследования не проводилось, хотя разнообразие его фразеологического состава имеет достаточно благодатную для этого почву. Как показал анализ, большинство фразеологических единиц с ключевым именем существительным в сосотаве, не имеет слов-идентификаторов. Интерес вызывает не только наличие указанной группы ФЕ во фразеологическом составе русского языка, но и рассмотрение её специфических черт. Отсутствие в языке слова-идентификатора у фразеологизма заставляет обратить внимание на совершенно иную, присущую только фразеологическим единицам природу, которая проявляется, прежде всего, в их семантике. Следует отметить, что проблематика фразеологической семантики охватывает большой круг вопросов. К ним относятся особенности фразеологического значения ФЕ исследуемой группы по сравнению со значением слова, словосочетания и предложения, семантическая структура, образность, внутенняя форма, деривационные особенности, идиоматичность и другие. Однако не следует полностью игнорировать наличие некоторых общих черт у анализируемых языковых единиц. Одной из них является описание значения ФЕ исследуемой группы, которое напоминает перечисление признаков реалий в словарной дефиниции. Отличительными особенностями фразем нельзя считать и те признаки, которые, на первый взгляд представляют специфику фразеологического значения по сравнению со словом. Среди них деривационное значение ФЕ, образность, экспрессивность фразем, усиление семы < <интенсивность>>, преобладание характеризующей функции значения ФЕ над номинативной, деривационное значение ФЕ, опосредованность связи значения ФЕ с обозначаемыми реалиями, отличие смысловой структуры многозначного фразеологизма от смысловой структуры многозначного слова, более узкая сочетательная способность фразеологического значения. Рассмотрим некоторые из перечисленных особенностей.

Многие учёные не раз отмечали ведущую роль коннотативного компонента во фразеологическом значении фраземы, а следовательно, и её экспрессивность [6, 105, 106, 125, 139, 142, 180, 184, 192 и др.]. Однако большинство исследований проводилось на фразеологических оборотах с ярко выраженным образно-мотивированным значением. Возникает вопрос, как быть с фраземами, у которых фразеологический образ полностью или частично утрачен? Следует отметить, что коннотативный компонент в значении ФЕ такого типа гораздо слабее, зато денотативный и сигнификативный — сильнее: соломенная вдова, бриллиантовая свадьба, сумасшедший дом и др. Кроме того, в лексической системе существуют и слова, в значении которых коннотативный компонент играет ведущую роль. Несомненно, что сема < <интенсивность>> усилена в значении большинства фразеологических единиц: выжатый лимон— < <очень уставший> >, ни кола ни двора — < <очень бедный> >, между жизнью и смертью — < < в очень опасной ситуцаии> >. Но ведь существуют обороты, у которых отмечается отсутствие данной семы: проба пера — < <первый литературный опыт> >, из к любви к искусству -< <из любви к самому процессу дела, не с корыстной целью> >, легкая рука — < <о человеке, приносящем счастье, удачу> >. Следует отметить, что усиление семы < <интенсивность>> происходит и в значении многих слов: избить, разодрать, громадный и др.

Преобладание характеризующей и оценочной функции в значении ФЕ действительно очевидно, но нельзя отрицать существование оборотов с ведущей номинативной и терминологической функциями: плавленый сыр, белое вино, анютины глазки, воздушный флот, открытая рана, грудная клетка, равнобедренный треугольник и др.

Отличительным признаком фразеологического значения нельзя считать деривационное значение, поскольку в семантике некоторых ФЕ данный признак может отсутствовать: птица- важная, высокого полёта, низкого полёта, рыцарь- без страха и упрёка, на час, печального образа, ноль- абсолютный, без палочки.

Остальные перечисленные выше признаки также сложно назвать основными составляющими специфики значения ФЕ. Например, значение фразем никогда не бывает прямым, оно всегда формируется на базе уже функционирующих в языке слов, что указывает на опосредованность связи значения ФЕ с обозначаемыми реалиями. Однако данной особенностью обладают и все семантически производные значения слов. Как правило, фразеосемантические варианты равноценны, тогда как лексико-семантические находятся в отношениях детерминации. Но иногда существуют исключения из правил: к равноценным лексико-семантическим вариантам могут быть отнесены и многозначные словообразовательно производные слова, мотивированные межсловно. Несмотря на более узкую сочетательную способность фразеологизмов по сравнению со словом, в обеих системах могут быть обнаружены разные единицы. Например, одинаковые сочетательные возможности имеют ФЕ тугой на ухо и ЛЕ тугоухий, ФЕ мужской пол и ЛЕ мужчины и др. На первый взгляд, все специфические особенности фразеологического значения перечислены, но более тщательные исследования приводят учёных не только к приобретению новых знаний, но и к выявлению новых противоречий. Недостаток информации заставляет нас снова и снова погружаться в тайные глубины специфики значения фразеологических оборотов. Несмотря на то, что перечисленные признаки не могут полностью представить специфику значения фразем исследуемой группы, их важность не следуеи недооценивать. Возникает проблема, которую можно разрешить только при комплексном подходе к рассмотрению фразеологизмов и слов, что подразумевает исследование не только семантических, но и культурологических, а также прагматических особенностей ФЕ, не имеющих соответствий в системе слов. Прежде чем перейти к рассмотрению вопроса о проявлении экстралингвистических факторов в семантике ФЕ исследуемой группы, обратимся к вопросу о классификации фразеологических единиц и парагигматических отношениях в их системе.

1.3 Классификация фразеологических единиц и переходные явления в их системе

В лингвистической литературе не однократно предпринимались попытки классификации фразеологических единиц. В настоящее время существуют классификации ФЕ, основанные на вариационном методе, раскрывающем внутрикомпонентные связи, аппликативном методе, основанном на сопоставлении фразеологизмов со свободными слососочетаниями, семантической общности, общности структурных признаков, степени мотивированности знвчений фразем и др. Следует отметить и наличие в языке классификации по социолингвистическим характеристикам, а именно происхождению, сфере распространения, стлистической маркированности и т. д. Для решения практических задач фразеологии, в частности преподавания русского языка и создания пособий по переводу, активно разрабатывается идеографическая классификация фразеологических единиц. Остановимся подробнее на структурно -семантической классификации ФЕ, которая необходима нам для осмысления специфике фразелогического значения.

Первая структурно-семантическая классификация ФЕ в языкознании была предложена Ш. Балли [23]. Учёный выделял четыре группы сочетаний слов, различающиеся по степени устойчивости: свободные словосочетания, привычные сочетания, фразеологические ряды и фразеологические единства. Однако в более поздней работе Ш. Балли останавливается на двух группах сочетаний слов — свободных словсочетаниях (сочетаниях слов, лишённых устойчивости) и фразеологических единствах (сочетаниях слов, полностью утративших своё значение) [24]. Развивая идеи французского лингвиста, В. В. Виноградов на материале русского языка разработал классификацию, основанную на учёте семантической слитности компонентов ФЕ и степени мотивированности значения фраземы значениями компонентов. Указанные признаки позволили учёному выделить три категории фразеологических единиц: фразеологические сращения, фразеологические единства и фразеологические сочетания [47].

Не исключая группу фразеологических выражений из состава фразем, некоторые исследователи подвергают сомнению вкючения в число последних пословиц и поговорок. Н. Н. Амосова выделяет два типа фразеологических единиц — фраземы и идиомы. Согласно точки зрения автора, одним из важнейших параметров фразеологичности является тип постоянного контекста, что отражается в дефинициях понятий, выдвигаемых исследователем. По мнению автора, фраземы и идиомы, являясь единицами постояннго контекста, имеют мало общего. Если во фраземе указательный минимум, требуемый для актуализации значения семантически реализуемого слова, является единственно возможным, то в идиоме он представлен в совокупности с семантически реализуемым элементом [10]. Следует отметить, что Н. Н. Амосова кроме фразем и идиом, выделяет частичнопредикативные и цельнопредикативные устойчивые сочетания, но последние в состав фразеологии она не включает, поскольку к ним автор относит пословицы и поговорки. Концепция Н. Н. Амосовой, несмотря на некоторые спорные положения, представляет собой один из наиболее нетрадиционныхподходов к исследованию фразеологических оборотов, характерных для < <классического>> периода становления фразеологии.

Обратимся к еще одной точке зрения. Классификация Д. Н. Шмелева основано на учёте связанности свободных сочетаний в соизмерении со словом. Учитывая данный признак, учёный выделяет синтагматический, деривационно и парагигматически связанные сочетания. К синтагматически связанным сочетаниям исследователь относит < <словосочетания, один из членов которых характеризуется синтагматической ограниченностью, не обусловленной его собственным значением> >: грибной дождь, бархатный сезон, курить в затяжку и т. п. [212, с. 265−266]. Деривационно связанные сочетания, по мнению автора, имеют индивидуальную внутреннюю форму и те самым являются схожими с лексическими единицами: пороть чушь, кромешный ад, влюбиться по уши и т. п., а парадигматически связанные- < <вообще остаются на уровне лексических отношений, на уровне лексической парадигматики> >: оказать помощь, одержать победу, сделать замечание и т. п. [Там же]. Преимущесто представленной концепции заключается в том, что она направлена на рассмотрение проблем фразеологии совместно с лексикологией, а не в отдельности от неё, что является абсолютно нехарактерным для < <классического>> периода развития фразеологического состава языка.

Классификация Ю. А. Гвоздарёва строится на основе лексико-семантичских пизнаков фразеологических сочетаний (ФС), а также, также на основе их внутренних отношений между составляющими компонентами, взятыми на лексическом и семантическом уровнях анализа. В основу концепции учёного положены три противопоставления: глобальность и неглобальность значения ФС, одновершинность и двувершинность ФС в рамках единиц с глобальным значением, а также наличие детерминации и отсутствие детерминации между компонентами ФС, взятыми на лексическом уровне анализа. С учётом указанных признаков учёным выделяется шесть типов фразеологических сочетаний:

1) глобальные, двувершинные, односторонне детерминирован ные (ФС данного типа сближается с семантически неразложимыми ФЕ, а точнее с фразеологическими сращениями): бить баклуши, точить лясы и т. п.

2) глобальные, двувершинные, без детерминации (ФС данного типа тоже расположены близко к семантически неразложимым ФЕ, но они подходят ближе к фразеологическим единствам): кривить душой, упасть духом, мокрое дело и т. п.

3) глобальные, одновершинные, без детерминации (у ФС данного типа в одном случае семантически ведущим оказывается стержневой член, а вдругом- переменный член): халатное отношение- халатность, навести справки- справиться и т. п. ;

4) глобальные, одновершинные, односторонне детермированные (ФС этого типа имеют в лексической системе соотносительные по значению слова, однокоренные с одним из членов сочетания): проливной дождь (ливень), чёрный рынок (толкучка), одержать победу (победить) и т.п.

5) неглобальные, двувершинные, с детерминацией (ФС данного типа не имеют слов идентификаторов, стержневой член в их составе не имеет фразеологически не связанного значения, поэтому вне ФЕ не употребляется): одутловатое лицо, безисходная чушь, выместить обиду и т. п. ;

6) неглобальные, двувершинные, бездетерминации (между компонентами ФС данного типа не обнаруживается лексической детерминации): тупая боль, голые факты, ювелирная работа и т. п. [56, с. 34−38].

Как видим, глобальность и не глобальность выделяются автором в зависимости от возможности интерпретации ФС одним словом. К одновершинным учёный относит ФС с неравноценным значением компонентов, а к двувершинным — компоненты которых равноценны для общего значения [Там же].

Следует отметить, что, несмотря на оригинальность и нетрадиционность для фразеологии < <классического>> и < <постклассического>> периодов, приведённые классификации по своей сути представляют собой достаточно подробное описание структурно-семантических особенностей фразем (иногда в сопоставлении с лексическими единицами). Отличие их друг от друга в основном состоит в уточнении и дополнении указанных особенностей. Между тем вопрос о статусе пословиц, поговорок, афоризмов, составных наименований, клише во фразеологическом составе языка остаётся нерешённым. В связи с этим невыясненным остаётся и ряд других вопросов, среди которых особое место занимает проблема ограничения состава фразеологии.

Пытаясь решить указанную проблему, учёные пришли к выводу о переходности ФЕ по степени фразеологичности. Так, А. В. Кунин считает, что нижняя граница фразеологизма — двусловные образования (при этом один из компонентов может быть служебным словом), а верхняя — сложные предложения, ккоторым относятся только пословицы [105, с. 26]. В. Н. Телия обращает внимание, что наличие переходных случаев в языке представляет собой закономерное явление и предлогает объединить их в особую категорию фразеологической переходности, которая отражает ядерно-периферийные отношения в идиоматике. Автор выделяет шесть подсистем, из которых первые три (Фразеология-1 — Фразеология-3) относятся к собственно лингвистическим разделам. Четвертая — к разделу лингвостилистики, исследующей характерные для того или иного направления, стиля или отдельного автора способы номинации (Фразеология-4), а остальные две -к разделам паремиологии (Фразеология-5) и прикладной области лингвистики (Фразеология-6), куда входят крылатые выражения, слова, < <цитации>> и т. п. Предоставляя данную информацию, В. Н. Телия тем не менее подчеркивает условность указанной отнесённости, поскольку, по мнению автора, < <провести чёткие границы между идиоматикой и другими типами фразеологических единиц так же невозможно, как установить, где та, к примеру, грань, которая проходит между морской водой и водой речной, вливающейся в море, особенно — во время шторма> > [184, с. 63]. Наиболее детально в русле переходности исследует фраземы Л. Н. Пелепейченко. Автор называет следующие тенденции, характерные для фразеологической системы: стремление к слову и к тексту, к обозначению и к характеристике, к обозначению или к характеристике предметов, признаков, ситуаций. Факторами переходности ФЕ являются следующие признаки: компонентный состав, степень целостности значения, степени воспроизводимости, функция, степень идиоматичности, степень образности, особенности денотативно-сигнификативного макрокомпонента фраземы, обусловливающие тип сопоставимости её симантики. Л. Н. Пелепейченко считает в полне очевидным тот факт, что не только положение фразем в ядерной и периферийной зоне фразеологии, но и специфика фразеологического значения зависит от того, как соотносятся указанные признаки в семантике ФЕ. Учитывая особенности главного признака, а именно особенности денотативно-сигнификативного макрокомпанента, учёный выделяет обороты следующих типов:

1. ФЕ, семантически сопоставимые со словом: раскидывать умом, бок о бок, без году неделя;

2. ФЕ, семантически сопоставимые со словосочетанием: выжатый лимон, сломя голову, стрелянный воробей;

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой