Преподаватели средневековых университетов: статус, положение, функции

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Выпускная квалификационная работа

Преподаватели средневековых университетов: статус, положение, функции

Введение

Актуальность. Университет, как мы понимаем его в наши дни, возник в средние века, где-то между XII и XIII веками. И пока не доказано иное, это утверждение нужно рассматривать в качестве исходного при объяснении той модели университета, которая сначала распространилась по всей Европе, а затем и по миру. Без сомнения, мы имеем дело с оригинальным институтом, понять который можно лишь в категориях исторического анализа, учитывая особенности его становления в конкретных исторических условиях своего времени.

Очевидно, что ни университет, ни школа не могут существовать без учителей. В средневековую эпоху учительство конституируется в особую общественную группу, а преподавательская деятельность становиться профессиональной, и осмысливается современниками в качестве таковой. Таким образом, Средневековье подарили нам новый тип учителя — профессионала. Это человек, занятый интеллектуальным трудом и получающий за свой труд денежную плату. Именно в этот период истории преподавательский труд впервые оказался востребован обществом в широких масштабах, и, следовательно, именно в средневековую эпоху стали закладываться основы для формирования новоевропейского типа университетского преподавателя. Преподавательская среда была значимым составным элементом слоя средневековых интеллектуалов. Уваров П. Ю. История интеллектуалов и интеллектуального труда в средневековой Европе// http//www. worldhist. ru/teaching/special/courses/culture/Uvarov1. doc. С. 8. По сути, они стали новой интеллектуальной элитой (наряду со старой — клиром и монашеством), которая, во-первых, генерировала передовые идеи в обществе, во-вторых, транслировала свои знания на широкий круг аудитории.

Таким образом, без учета особенностей функционирования этой общественной группы не возможно осмыслить динамику развития средневекового социума в целом, понять протекающие в нем процессы.

Кроме того, история преподавательского корпуса тесно связана с вопросом о формировании особой общественной группы- интеллигенции. Истоки зарождения данной прослойки можно увидеть в средневековой преподавательской среде, однако само оформление начинается лишь в ренессансную эпоху. Все это делает данную проблематику, несомненно, интересной и для исследования.

Преподавательская среда пережила сложные внутренние пертурбации, свои кризисы роста в различные периоды развития средневекового социума и особенно в эпоху модернизации, когда происходила ломка традиционных средневековых структур. Ей пришлось долго бороться за свое «место под солнцем», отстаивать свои привилегии, да и просто свое право на существование, на получение достойного вознаграждения от власть предержащих. В смутное время кризиса общества Старого порядка профессорство выжило и сумело вписаться в новые реалии общественной жизни. Сегодня, когда высшая школа также переживает тяжелый затяжной кризис полезно обратиться к историческому опыту прошлого.

Историография проблемы:

Историография данной проблемы не очень обширна. Но, не смотря на это можно выделить следующие группы:

1. работы общего плана, посвященные истории средневековых университетов в целом: история возникновения, специфика положения в средневековом обществе, отношения с властью духовной и светской. В этой связи хочется упаминуть работы Суворова Н. С., Игнатовича В. В., и др., а так же такие сборники, как «Университеты Западной Европы: Средние века. Возрождение, Просвещение», «Из истории университетов Европы XIII—XV вв.» Из истории университетов Европы XIII—XV вв. Воронеж, 1984 и др.

2. работы по истории педагогики, вскрывающие особенности средневекового высшего образования. В русле изучаемой мной темы очень полезными оказались исследования, в которых более рассматривается структура средневекового университета, специфика образования в указанный период, а так же обязанности средневекового преподавателя. Данные аспекты освящены в сборниках «Западноевропейская средневековая школа и педагогическая мысль», «Из истории университетов Европы XIII—XV вв.» От глиняной таблички к университету: образовательные системы Востока и Запада в эпоху древности и средневековья". Полезными оказались исследования, посвященные непосредственно истории образования и педагогической мысли. Здесь следует отметить статьи Безрогова Послушник и школяр, наставник и магистр. Средневековая педагогика в лицах и текстах. М., 1996, Корнетова Г. Б Корнетов Г. Б. От первобытного воспитания к гуманистическому образованию: Учебное пособие. — М.: Изд-во УРАО, 2003., Демкова М. И Демков М. И. История западно — европейской педагогики.М., 1912., Джуринского А. Н. и др. К этой же группе стоит отнести различные научные сборники статей, посвященные средневековой педагогики, или ее касающиеся. Здесь следует указать на «Традиции образования и воспитания в Европе XI—XVII вв.» Традиции образования и воспитания в Европе XI—XVII вв. Иваново, 1995., «Школа и педагогическая мысль Средних веков, Возрождения и начала Нового времени» Школа и педагогическая мысль Средних веков, Возрождения и начала Нового времени (Исследования и материалы): Сборник научных трудов. — М., 1991 и др.

3. труды, посвященные собственно истории средневекового преподавателя, истории интеллектуала. В этих работах рассматривается история средневекового преподавателя как нового социального типа для данного общества. Вскрываются его социальные функции, материальное положение, общественный статус. В контексте изучаемой мной темы наибольший интерес представляет монография Ле Гоффа Ж. «Интеллектуалы средневековья», которая непосредственно посвящена истории преподавательского труда. В ней обращается внимание на специфику данного вида деятельности, а так же на место преподавателя в рамках средневекового общества. В этой связи так же интересна работа нашего соотечественника Уварова П. Ю, рассматривающая то, как в средневековом обществе был организован интеллектуальный труд, как обозначалась его специфика «людьми знания», на какой социальный статус они претендовали сами и какое место в обществе им отводили современники.

Неподдельный интерес вызывают и работы по средневековой культуре, городской культуре. Не вызывает сомнения, что образование является гармоничной частью культуры общества. Городская же культура явилась для университетов прародительницей. Подобные работы помогают поместить изучаемый мной вопрос в систему координат средневековья. Изучение вынесенной в заголовок дипломной работы проблемы возможно только в контексте эпохи. В этой связи хочется упомянуть работы все того же Ле Гоффа по средневековью Ле Гофф Ж. Цивилизация Средневекового Запада. — М., 1992., сборник «Городская культура: средневековья и начало нового времени» Городская культура: средневековья и начало нового времени. — Л., 1989. и др.

Говоря об историографии данного вопроса необходимо отметить, что отечественная литература по истории западноевропейских средневековых университетов невелика. В дореволюционной России этим вопросом систематически не занимались. Лишь в отдельные периоды возникал интерес к истории университетского образования на Западе, главным образом под влиянием студенческого движения и правительственных, мер в области народного просвещения. Первым русским историком западноевропейских университетов, следует, по-видимому, считать уже упомянутого педагога В. В. Игнатовича (1803−1869). В 1846 г. он выпустил книгу о Болонском университете, а через 15 лет — вторую, посвященную английским университетам. Наконец, «Журнал Министерства народного просвещения» (ЖМНП) в течение почти двух лет печатал третью работу Игнатовича «Немецкие университеты в развитии их исторической и современной жизни» Хотя работы Игнатовича и не были основаны на самостоятельном изучении источников (кстати, тогда только еще начиналась их публикация) и носят компилятивный характер, все же для своего времени они представляли определенный интерес. Они знакомили русское общество с основными фактами истории средневековых университетов, почерпнутыми из новейших для того времени работ зарубежных авторов. Заметно возрос интерес к истории средневековых университетов в 90-е гг. XIX столетия и в первое десятилетие XX века, когда было опубликовано несколько работ, часть которых основана на изучении опубликованных и даже архивных источников. Такова, например, интереснейшая статья известного киевского медиевиста Ф. Я. Фортинского (1846−1902) «Борьба Парижского университета с нищенствующими монахами в половине XIII века». Представляя собой публичную лекцию, читанную в университете в пользу голодающих, работа сочетает ясную форму изложения с серьезным анализом документов. Ее содержание шире названия. Автор рисует яркую, красочную картину возникновения Парижского университета и его организационной структуры, повествует о появлении нищенствующих орденов и затем уже переходит к изложению перипетий самой борьбы. К сожалению, Фортинский не выясняет социального смысла происходивших распрей, что значительно обедняет содержание его исследования.

В 90-х гг. вышли в свет две книги филолога по образованию Н. В. Сперанского (1861−1921) и историка церковного права Н. С. Суворова (1848−1909), посвященные: первая — лишь частично, а вторая целиком средневековым университетам Суворов Н. С. Средневековые университеты // http: //rl-online. ru/authors/180. html.

Книга Сперанского насыщена конкретным материалом; живо написанная, она до сих пор служит главным пособием на русском языке для всех, кто интересуется вопросами среднего и высшего образования в средние века и даже шире — средневековой культуры и быта. Автор хорошо знает источники и отнюдь не является простым компилятором, хотя его книга основана прежде всего на данных новейшей для того времени литературы. Может быть, в вину ему следует поставить лишь некритическое отношение к средневековым, текстам.

Книга Суворова написана также с большим знанием дела и до сих пор является единственной специальной работой на русском языке, охватывающей проблему в целом. В данной связи хочется упомянуть о работе Демкова М. И. «История западноевропейской педагогики» Демков М. И. История западно — европейской педагогики. — М., 1912. В этой работе есть глава, посвященная интересующей нас теме. Правда автор при ее написании в основном опирался на вышеуказанные труды, тем не менее, она представляет для нас несомненный интерес.

В начале прошлого века было опубликовано исследование профессора А. Г. Бекштрема (1872−1919) «Медицинский факультет в Монпелье до середины XIV века». Это первая в русской литературе работа, основанная на самостоятельном изучении архивных материалов, заставившая по-новому взглянуть на развитие университета и медицинской науки в Монпелье.

Названными работами исчерпывается список дореволюционной литературы по истории средневековых университетов.

В первые десятилетия после Октябрьской революции формирующаяся советская медиевистика основное внимание, как известно, уделяла вопросам социально-экономического развития средневекового общества и классовой борьбы: Именно этой тематике были посвящены капитальные исследования советских медиевистов. Нельзя сказать, чтобы вопросы культуры совсем выпадали из поля их зрения. Эти вопросы находили место в учебных пособиях, в отдельных трудах по истории литературы, искусства, по истории католической церкви, истории философии и педагогике, но развития средневековых университетов советские медиевисты почти не касались. Лишь после Великой Отечественной войны стали появляться исследования, в которых затрагивались вопросы истории средневековых университетов. Это относится, прежде всего, к трудам Н. А. Сидоровой (1910−1961) и Г. И. Липатникововой. Работы последней в основном посвящены Пражскому университету. Можно назвать и еще ряд работ, в которых в той или иной степени затрагиваются вопросы развития средневековой университетской жизни, но из приведенного выше обзора литературы на русском языке совершенно ясно, что этот участок нашей медиевистики можно пока считать запущенным. К концу XX века намечается возрождение интереса к изучению средневековых университетов. Появляются работы Уварова, Репиной, Пшизовой, Петрова, Струкова посвященные различным аспектам изучения средневековых университетов. Появляются сборники научных работ по интересующей нас теме, или, так или иначе, ее затрагивающие Городская культура: средневековья и начало нового времени. Л., 1989. Западноевропейская средневековая школа и педагогическая мысль (Исследования и материалы): Сб. научн. трудов. Вып.I. — Ч.I. 1989. Послушник и школяр, наставник и магистр. Средневековая педагогика в лицах и текстах. — М., 1996. Средневековая Европа глазами современников и историков. Часть II. Европейский мир X—XV вв.М., 1994. Средневековая Европа глазами современников и историков. Часть III. Средневековый человек и его мир. М, 1994.

Зарубежная историография по данной теме более обширна, только, к сожалению не многие работы переведены на русский язык. В конце 70-х гг. прошлого века международный коллектив ученых по инициативе Ассоциации европейских университетов приступил к реализации крупного проекта, целью которого стало написание 4-х томной истории европейского университета. Первый том данной работы посвящен средневековому университету. В настоящее время издательством «Альма матер» произведен перевод первого тома и публикация его в качестве журнальных статей в вышеуказанном журнале. Появляются переводы статей Норта Норт Дж. Средневековый университет: факультет свободных искусств. Квадриривиум// Alma mater. 1997. № 10, Сиройш Н. Сиройш Н. Средневековый университет: факультет медицины //Alma mater. 1997. № 11 — 12, Роуга В., Риддер-Симэнс Риддер-Симэнс Х де. Средневековый университет: мобильность //Alma mater. 1997. № 1 и др. Данные работы представляют большой интерес, поскольку затрагивают различные аспекты истории средневекового университета: структуру университета и организацию обучения, различного рода взаимоотношения внутри университета, а так же преподавательскую практику средневековья.

В общем, стоит отметить, что отечественной и зарубежной историографии наиболее исследованными являются области непосредственно связанные с историей возникновения и структурой средневековых университетов, спецификой образовательного процесса и методами работы средневекового преподавателя. Исследований посвященных частной жизни средневекового преподавателя, его материальному положению, общественной и политической деятельности не много.

Общие историографические обзоры есть у Уварова П. Ю. в отдельных статьях и автореферате, у Струкова Б. Г., Лычагина А. В. Лычагин А. .В. Эволюция взаимоотношений английских университетов с церковью, государством и городской средой в XIII — первой половине XV вв.: Автореф. дис. … канд. ист. наук / Ставроп. гос. ун-т. Ставрополь, 2001. Струков Б. Г. Университеты Германии как центры образования и культуры в средние века; Автореф. дис … канд. ист. наук. — М., 1980.

Цели и задачи исследования:

Цель моей работы заключается в том, чтобы выявить специфику труда и особенности положения университетских преподавателей в европейском средневековом обществе. Цель исследования предопределила необходимость решения следующих задач:

1. Выявить место и функции университетов в средневековом социуме.

2. Выявить специфику организации учебного процесса, особенности методов и приемов преподавания в средневековом университете, вскрыть роль преподавателя в передаче знаний, формировании социальных умений и навыков учащихся, их профессиональной подготовке.

3. Реконструировать социальный облик магистра, его права и привилегии, круг профессиональных обязанностей и основные функции в университетской общине.

4. Определить порядок назначения на университетские кафедры, источники и способы вознаграждения преподавателей, выявить факторы, оказывающие влияние на положение университетской профессуры.

5. Выявить различные внеучебные формы деятельности преподавателей, показать их роль и значение в процессе профессионализации преподавательского труда.

6. Определить, на какой социальный статус претендовали сами магистры, и какое место в обществе им отводили современники.

7. Проследить эволюцию статуса преподавателя, выявить изменения в его положении в позднесредневековую эпоху.

Объектом изучения являются преподаватели средневековых университетов, а также сложившиеся в университетской среде разнообразные магистерские общности (прежде всего, профессиональные) (коллегии, нации).

Предметом изучения служат процессы формирования слоя университетских интеллектуалов, профессионализации преподавательского труда, изменения в положении, статусе и функциях магистров в средневековую эпоху.

Исходя из тематики исследования представляют интерес следующие понятия:

Средневековый интеллектуал — человек, занятый умственным трудом и за счет него живущий.

Интеллигенция — все те, кто вырабатывает новые цели и знания, беря на себя роль носителей критического разума, исторического, нравственного и иного самосознания и самоизменения общества.

Хронологические рамки исследования охватывают период с XII века, когда происходит зарождение средневекового университета и выделение преподавательской деятельности в качестве профессиональной и отличной от труда физического и до XVI века, когда произошло окончательное конституирование преподавательской деятельности.

Территориальные рамки: Западная Европа.

Методологической основой исследования служит совокупность научных принципов, методов и приемов исторического познания. Основными принципами, соблюдавшимися при решении поставленных задач, явились принципы историзма и объективности. Поскольку цель всякого познания — получение объективно-истинных знаний, то историческое познание обязательно должно соответствовать по своему содержанию принципу объективности. Однако следование этому принципу должно учитывать особенность предмета исторического изучения, а именно то, что он развивается во времени и пространстве. Это предполагает применение, наряду с принципом объективности, принципа историзма. Разработка исследовательской проблемы и интерпретация всего фактического материала проведены с точки зрения особенностей рассматриваемых процессов. Я применила разнообразные исторические источники, попыталась их проанализировать и объективно оценить специфику труда и особенности положения университетского преподавателя в европейском средневековом обществе. Объективность подхода к исследоваемому материалу предполагала подбор и систематизацию различных видов источников и литературы, проведение анализа совокупности целого ряда источников, с учетом их специфики, избегая односторонности и предвзятости при оценке исторических событий.

Источниковая база. Среди источников, относящихся к данной теме можно выделить следующие группы:

1. законодательные источники, к которым относятся различные учредительные грамоты светских властей, университетские статуты, а так же папские буллы.

2. делопроизводственные источники, к которым можно отнести нотариальные акты, составляемые университетскими преподавателями в нотариальных конторах. Акты дарения, адресованные студентам Парижского Университета, договоры о содержании престарелых и больных, акты, улаживающие те или иные конфликты и др. позволяют воссоздать материальное положение университетского преподавателя, а так же частные аспекты его жизни.

3. мемуарные источники представленные воспоминаниями Пьера Абеляра Абеляр Пьер. История моих бедствий. М., 1992., Платтера об университетской среде. Данный вид источника представлен очень скупо. Средневековые преподаватели не оставили после себя автобиографических работ.

4. комментарии, ученые трактаты и официальные тексты (инаугурационные лекции (froemia) и речи) можно выделить в отдельную категорию. Но эти источники позволяют воссоздать лишь идеализированный портрет университетского преподавателя.

5. художественная литература, представленная «поэзией вагантов» Поэзия вагантов // http: gremlinmage. narod. rumedievalvagant. html, Эберхард «Лабиринт» Эберхард Лабиринт// Антология педагогической мысли христианского средневековья. Т.2. С. 179−186., «Романом о Розе» Лоррис Гийом де, Мен Жан де. Роман о Розе. Пер. и коммент. И. Б. Смирновой. — М.: ГИС, 2007. 671 с., Боккаччо Д. «Декамерон» Дж. Декамерон // http: //bookz. ru/dl2. php? id=20 287&t=z&g=33&f=dekameron&a_id=2264, которые воссоздают средневековую университетскую культуру.

Источники можно классифицировать и по характеру содержащейся в них информации. Так можно выделить источники, отражающие взаимодействие университетов со светской и папской властью. В этом смысле особенно знаменательно письмо Григория IX от 23 апреля 1231 г. Парижскому университету, булла Александра IV университету в Саламанке (1255), постановление Собора в Виенне (1312) и др. Королевская политика в отношении университетов представлена учредительными грамотами. Здесь особенно интересна, на наш взгляд, грамота Казимира III Краковскому университету, дающая зримое представление об объеме Королевских привилегий университетам. Причины глубокой заинтересованности светской власти в университетах раскрывают уже грамота Фридриха Барбароссы (L158), документ «Парижский университет и процесс Тамплиеров» (1307), грамота Карла IV Парижскому университету (1348) Документы по истории Университетов Европы XII—XV вв. — Воронеж, 1973.

Письмо магистров Тулузы магистрам и студентам других школ Письмо магистров Тулузы магистрам и студентам других университетов // Документы по истории Университетов Европы XII—XV вв. — Воронеж, 1973. даёт представление о целях, из которых исходили светская и духовная власти при основании первых университетов, и показывает противоречивость и сложность ранней университетской науки.

К другой категории можно отнести источники о возникновении первых университетов. В этой связи можно упомянуть университета (отрывок из «Истории моих бедствий» П. Абеляра, «Письмо аббата св. Женевьевы», постановление Робера Кургона и др.) Документы по истории Университетов Европы XII—XV вв. — Воронеж, 1973.

Учебные программы отдельных факультетов, фрагменты лекций, постановления собраний, речи, письма, литературные тексты позволяют более или менее полно представить содержание учебного процесса, методику чтения лекций, систему экзаменов и присвоения ученых степеней, проникновение в университетскую среду передовых идей, острую идейную борьбу на диспутах «О чем угодно».

Стоит отметить, что большая часть источников, позволяют изучить историю возникновения университетов, их структуру, методы и форы обучения. Источники же, касающиеся роли преподавателя в средневековом обществе, их самосознания средневековье оставило не много. Аналогичным образом из университетских уставов мы сталкиваемся лишь с описанием нормы. Что же касается литературы типа педагогических трактатов, подобных De discipline scolarium или различных De modo studendi, текстов моралистов («зерцала» или профессиональные руководства), проповедей, то в них, действительно, можно попытаться найти намеки на образы магистров и ученых, их достоинства и недостатки, хотя часто они носят настолько общий характер, что увязать их содержание с конкретными реалиями оказывается делом трудным.

Научная новизна работы. В русскоязычной литературе до сих пор отсутствуют общие сводные работы, посвященные университетскому преподавателю. Монографические исследования в основном посвящены отдельным аспектам данной темы, но не в общем.

1. Университет в европейском средневековом обществе

1.1 Становление и развитие университетского движения. Типы университетских общин

Сегодня уже нет сомнения в том, что университет, как мы понимаем его в наши дни, возник в средние века, где-то между XII и XIII веками. И пока не доказано иное, это утверждение нужно рассматривать в качестве исходного при объяснении той модели университета, которая сначала распространилась по всей Европе, а затем и по миру. Без сомнения, мы имеем дело с оригинальным институтом, понять который можно лишь в категориях исторического анализа его становления в конкретных условиях своего времени.

Возникновение средневековых университетов опирается на все факторы средневековой жизни: они связаны с церковью, так как своим главным начальником признают папу, более того часто толчок к их возникновению давали церковные школы, а богословские факультеты становились питомниками церковной науки; связаны они и с рыцарством так как представляют ученую аристократию, и выдающиеся члены университетов могли высказывать притязания на положение, равное с благородными рыцарями; по своему коллегиальному устройству они сходны с цехами городского сословия и в своих степенях: школяр, бакалавр и магистр, повторяют ряд учеников, подмастерьев и мастеров; они становятся могущественной опорой усиливающиеся государственной власти и орудием, при помощи которого эта власть позднее все более и более овладевает образованностью; несмотря на кажущуюся замкнутость, они связаны с народной жизнью во всей ее широте, и то изречение, которое вышло из Оксфорда: «Рассмотри хроники и увидишь, что когда сражаются в Оксфорде, то через несколько месяцев спорят во всей Англии», приложим и к другим университетам. Соединяя в себе учителей и учеников из земель всех владений и раздавая степени, признаваемые во всем христианском мире, университеты развивали умственные отношения между различными европейским народами и мощно содействовали подъему культуры Демков М. И. История западно-европейской педагогики. М., 1912. -С. 156.

Люди средневековья в школах, как правило, не обучались. К жизни их готовили в семье. Крестьяне составляющие, подавляющие большинство населения, приучали детей к труду сызмальства. Ремесленник передавал наследнику секреты своего мастерства. Купец рано брал своего сына в свои опасные поездки. Рыцарь сам обучал сына верховой езде, открывал только ему известные приемы. Но «образованность», достижение знаний было чем-то совсем иным. Образование называлось «literas», образованные люди — «literati». Это слово указывает на связь понятия с книгой, текстом, писанием, в первую очередь Священным Писанием. Впрочем, и остальные книги представлялись отчасти связанными с божественным, святым знанием.

Мы говорим «образованный человек», но в средние века сказали бы — «клирик», человек Церкви. Клирики во многом отличались от прочих людей. Они и одевались по-другому, и тонзуру на макушке выбривали, им запрещалось жениться, проливать кровь, торговать. Они были ближе к Богу, обладая магической силой совершать таинства, претворяя вино в кровь, а хлеб — в плоть Господню.

Семьи у клириков не было, знания не передавались от отца к сыну: Чтобы стать клириком, надо было учиться, надо было получать образование, как сказали бы теперь. Иначе говоря, наши современные университеты, гимназии, школы уходят своими корнями в средневековье. Они — прямые потомки тех заведений, что были созданы для подготовки священников и монахов.

В средние века образованными становились и миряне — короли, аристократы, купцы, а к концу эпохи — медики, юристы, нотариусы.

Но по-прежнему в сознании людей образованность оставалась в первую очередь уделом клириков. Даже в начале XV века Кристина Пизанская, воздавая хвалу мудрому королю Франции Карлу V, писала: «Он был хороший клирик» Уваров П. Ю. Школа и образование на Западе в средние века/П.Ю. Уваров//Послушник и школяр, наставник и магистр: средневековая педагогика в лицах и текстах. М.: Издательство РАО, 1996. -С. 371−372.

Итак, образование и школа были неразрывно связаны с верой и церковью.

XII век является важным рубежом в истории Европы. К этому времени в ряде передовых стран уже далеко зашел процесс отделения ремесла от сельского хозяйства. В быстро растущих городах делает успехи развитие техники, возникает товарное производство и денежное обращение.

Рост самосознание горожан и общественной активности горожан находит свое проявление в коммунальном движении, в возникновении многочисленных ересей. Растущим городам и крепнувшим государствам требовалось всё больше образованных людей. Нужны были судьи и чиновники, врачи и учителя. Школы перерастают себя, образуя учреждение нового типа. Эти учреждением стал университет.

Некоторые университеты, например, в Севилье, Париже, Тулузе, Неаполе, Кембридже, Оксфорде, Валенсии, Болонье были основаны в XII—XIII вв.еках. Остальные, например, в Упсале, Копенгагене, Ростоке, Орлеане были основаны позднее — в XIV—XV вв.еках.

Само слово universities не употреблялось в средние века. Называли studium, что означает учебное заведение с университетской программой, для наиболее знаменитых — studim generale. Но термин universitas, обозначал корпорацию преподавателей и студентов, и, в конце концов, стал наименованием этого типа учебных заведений Гайденко В. П. Смирнов Г. А. Западноевропейская наука в средние века. М., 1989. С. 78. Держась терминологии римского права, средневековые юристы называли университетом (universitas) всякий организованный союз людей, всякую корпорацию — corpus, как говорили тогда, употребляя термин римского права. В том же значении употреблялся и еще один термин римского права — коллегия, хотя коллегией, стал обыкновенно называться отдельный, частичный, союз внутри университетской корпорации. Впрочем, даже и название университета считалось уместным не только в применении к всецелой школьной организации, но и к составной ее части, так что, например, в Болонье, Падуе, Монпелье существовало несколько университетов, что, однако, не мешало им считать себя составными частями одной всецелой univeraitas. С точки зрения организованного союза или общественной организации не было никаких препятствий, и город называл университетом граждан (universitas civium) и любой ремесленный цех, подводя под то же понятие университета, тем более, что исторически первые начала университетов относятся к той же эпохе, на которую падают возникновение самостоятельных городских общин в Италии и формирование западноевропейских цехов. Следовательно, корпорация, образовавшаяся в видах научных интересов, была лишь видовым понятием, подходившим под общее понятие университета как организованного союза людей Суворов Н. С. Средневековые университеты // http: //rl-online. ru/authors/180. html. Выпускник университета отличался от любого другого образованного средневекового человека наличием степени, диплома, означающие признание его знаний некоторой группы образованных в той же области людей, которое эквивалентно санкции на определенный тип занятий. Однако надо понимать, что образование оставалось частью церковной организации. Покровительство диктовалось задачей религиозного просвещения, которое не возможно без определенной степени образованности духовенство, но не только. Так в 1229 году магистры, только открывшегося университета в Тулузе, писали студентам и магистрам других университетов: «Так что там, где мечи прорубили для вас тропинку, вы будите сражаться острым словом, а там где война недавно справила свою кровавую тризну, вы станете бороться мирными доктринами. Там где лес ереси и греха простер свои колючие ветви, вашими усилиями возрастет кедр католической веры, устремивший свою вершину к звездам» Письмо магистров Тулузы магистрам и студентам других школ// Документы по истории университетов Европы 12−15 вв. — Воронеж., 1973.С. 32. Поддержка университета церковью была важной характеристикой надежности учебного заведения. В том же письме магистры, с целью заманить к себе студентов и магистров пишут «что бы вы были уверенны в прочности университета, мы уже позаботились о том, чтобы это начинание получило одобрение церкви» Там же.

Таким образом, если говорить о самых первых этапах становления европейского университета, то он возникает не как прямое следствие или расширение школ низшего, начального уровня, каковой представлен монастырскими школами, соборными школами, капитулярными школами и городскими школами, т. е. учебными заведениями, созданными местными властями (церковными или светскими) в интересах данной местности, района.

Возникновение средневековых университетов часто было результатом скопления вокруг некоторых школьных центров (Болонья, Париж, Монпелье, Оксфорд и др.) молодежи из среды горожан, мелкого рыцарства и низшего духовенства. Отсутствие элементарной безопасности и общественных служб, враждебность городских властей и местной церкви заставили как учителей, так и их учеников, объединяться ассоциации, в интересах взаимной помощи и борьбы за свои права. Организуясь по образцу ремесленных и купеческих гильдий, эти ассоциации стремились добиться корпоративности, т. е. утвержденного высшей властью право иметь общую собственность, избираемых должностных лиц, составленные самими членами ассоциации статуты, печать, собственный суд. Борьба за эти права тянулась десятилетиями, и новое слово «университет» вызывало такую же неприязнь как слово «коммуна». Ранний период конституирования университетов наложил отпечаток в их дальнейшей истории. От него идет традиция студенческой солидарности и свободомыслия, традиции самоуправления, автономия отдельных землячеств («наций») и факультетов Документы по истории Университетов Европы XII—XV вв. Воронеж, 1973. -С10−11.

Вступление в корпорацию студентов и преподавателей предполагало наложение на себя определенных обязательств. Знаменитые учителя становились центрами умственного движения. Главе католической церкви не нравились подобные стремления юношей. Многие книги не только запрещались, но и сжигались. Однако преследуемый учитель мог когда угодно оставить свою кафедру и уехать куда угодно, будучи уверен, что его ученики последуют за ним. Тысячи людей стекались в город, в котором появлялся прославленный учёный. Например, в конце XI века в городе Болонье, где появился знаток римского права Ирнерий, возникла школа юридических знаний. Постепенно эта школа стала Болонским университетом. То же было и с Салерно — другим итальянским городом, который прославился как главный университетский центр медицинской науки. Гайденко В. П. Смирнов Г. А. Западноевропейская наука в средние века: обшие принципы и учение о движении. -М: Наука. -С. 79. По мнению отдельных исследователей именно он был. Он развивался на основе древнейшей Салернской медицинской школы, первое упоминание о которой относится к 197 г. до н.э. В период существования римской империи небольшой городок Салерн в глубине Пестанского залива в Кампании был своеобразны курортом. В 9 В. Он был столицей лангобардского королевства, а с 11 века стал резиденцией норманнского герцога Робера Гюискара. Существовавшая здесь «Гиппократова община» (civitas Hippocratica) хранила и развивала лучшее из античного медицинского наследия. Именно здесь в 820 году был основан госпиталь — первая гражданская больница в Западной Европе, финансировавшаяся за счет средств города. Салернская медицинская школа в качестве одного из крупнейших центров образования была известна вплоть до 1812 года. Однако университетом она все же не стала. Во-первых, потому, что кроме медицины такого же высокого уровня образования по остальным дисциплинам не давала. Во-вторых, широкое распространение с начала 13 века арабской медицины, новых идей, лекарств, созданных на основе идеи химического воздействия на организм, смесь знаний и заговоров поразили воображение Европы. Идеи здорового образа жизни, физического воздействия на организм Галена и Гиппократа были оттеснены в университетах на второй план. Салернская же школа сохраняла слепую преданность античным медикам. Студенты начали разбегаться. Примером продукции салернских медиков стал написанный в 13 веке известным врачом, поэтом и еретиком Арнольдом из Виллановы «Салернский кодекс здоровья», вышедший у нас уже несколькими изданиями.

По указанным причинам первым европейским университетом традиционно считается Болонский университет, возникший на основе Болонской юридической школы. Годом ее основания называют 1088 год. Основателем считается знаменитый правовед того времени Ирнерий, впервые ставший в широкой аудитории читать римское право. Это имело принципиальное значение для тогдашней Европы, где широко распространялся новый тип города — феодальный. Торговля и ремесла нуждались в правовом обосновании своего существования. Именно римское право является универсальным и уже в этом смысле подходило для интегрирующейся христианской Европы. В нем были развиты торговое и вещное право, четко сформулировано понятие частной собственности, т. е. оно являлось именно такой правовой системой, которая соответствовала складывавшемуся товарно-денежному хозяйству. В «возрождении» римского права и использовании его для оправдания и защиты своих политических притязаний была заинтересована и королевская власть, особенно в период своего усиления. Лекции Ирнерия оказались очень популярны и к нему стали стекаться ученики со всех концов Европы. Но подлинный рост значения Болонской школы начинается с середины 12 века. В 1158 году германский император Фридрих I Барбаросса захватил один их самых богатых городов Ломбардии г. Милан и созвал на Ронкальском поле (на р. По, между Пьяченцей и Пармой) сейм с целью навязать североитальянским городам новый порядок управления. В благодарность за помощь со стороны болонских профессоров в этом же году он издал закон, по которому:

1. брал под свое покровительство тех, кто «путешествует ради научных занятий, в особенности преподавателей божественного и священного права»;

2. болонские школяры освобождались от круговой поруки в уплате налогов и от подчинения городским судам Болоньи Грамота Фридриха Барбароссы ученикам и учителям болонских школ (1158)// Документы по истории университетов Европы 12−15 вв. Воронеж., 1973, С. -45.

Эти привилегии усилили приток слушателей. По свидетельствам современников к началу 13 века в Болонье обучалось до 10 тысяч человек со всей Европы. У знаменитого болонского профессора Ацо будто было так много слушателей, что приходилось читать лекции на площади. Здесь были представлены почти все языки Европы. Школа стала называться генеральной. Именно в Болонье впервые стали появляться так называемые нации (землячества) Суворов Н. С. Средневековые университеты // http: //rl-online. ru/authors/180. html.

Иной тип объединения представлен Парижским университетом. Парижский университет, в отличие от Болонского, несомненно возник в связи с церковными учреждениями и под влиянием церковных властей, так как возник в непосредственной связи с кафедральными школами, подчиненными церковным властям (Собору Парижской Богоматери), он сложился как организация преподавателей исключительно из сообщества магистров, и его внутреннее устройство имело, таким образом. Менее демократический характер. Студенты не могли ни голосовать, ни участвовать в дискуссиях на университетских собраниях Репина Л. П. Образование, школа, университеты// Средневековая Европа глазами современников и историков.Ч.2.- С. 364. Так как объединение начали не школяры, а преподаватели, которые не простые преподаватели, а студенты старших факультетов, успевшие закончить подготовительный факультет и одновременно магистрами семи свободных искусств, они, естественно, начали противопоставлять себя другим преподавателям, школярам — подготовишкам и горожанам, требовать определения своего статуса. Новый университет развивался бурно. Объединение с другими факультетами происходило постепенно. Могущество университета выросло в ожесточенной борьбе с духовными и светскими властями. Основание университета датируют 1200 годом, когда вышли указ французского короля и булла папы Иннокентия III, освобождавшие университет от подчинения светской власти. Автономия университета была закреплена буллами пап 1209, 1212, 1231 годов Пиков Г. Г Средневековая система образования и университеты // http: //www. students. gf. nsu. ru/medieval/univer-f. html.

Таким образом, университеты развивались двумя основными путями. Первый состоял в расширении schola externa и превращение ее в самостоятельное учреждение, как, например, Кембриджский университет. Второй путь состоял в присоединении других учреждений к основному, которым пошел университет парижский. Был и еще один путь — миграция университета, вытекал из особенности организации средневеково университета. Так как universitas — свободное объединение людей, собравшихся ради приобретения знаний. Люди и есть само тело данной организации. Не специальных зданий, библиотек не было Миграция университетов нередко давала начало новому университету. Так миграция Болонского университета в 1222 году привело к образования Падуанского университета. Оксфорд, таким же образом, в 1209 году дал начало Оксфорду. Гайденко В. П. Смирнов Г. А. Заподноевропейская наука в средние века: общие принцмпы и учение движении.- М.; Наука, 1989.- С. 81. Все прочие университеты, возникшие в Западной Европе позднее, организовывались по типу болонского университета или по типу парижского, часто почти с дословным воспроизведением статутов этих старших университетов касательно курсов, ученых степеней, испытаний и.т. п. По образцу Болонского университета формируются преимущественно высшие школы Италии, Испании и Южной Франции, Парижский университет служит образцом, главным образом, для высших учебных заведений Англии и Германии. Насчитывается всего 31 университет, возникший с XIII по XV в. под прямым влиянием и воздействием Парижского университета Демков М. И. История западноевропейской педагогики. — М., 1912. .- С. 157. Некоторые итальянские университеты (в Пизе, Флоренции, Павии), однако, представляют собой переходные формы: здесь власть была разделена между студентами, преподавателями и муниципальными властями. Участие студентов в управлении было закреплено уставами ряда испанских университетов. В нескольких южнофранцузских университетах (в Манпелье, Анжере, Орлеане) студенты в борьбе против церковных властей действовали в союзе с профессурой Репина Л. П. Образование, школы, университеты // Средневековая Европа глазами современников и истриков.Ч.2.- С. 366.

Деление на нации студентов или студентов вместе с магистрами, о котором говорилось выше, было едва ли не более древнего происхождения, чем деление на факультеты. Некоторые исследователи считают, что деление на нации легло в основу парижской универсальной университетской корпорации. Факультеты развивались на учебной почве в отношении к преподаваемым наукам, нации же образовывались для взаимной поддержки, для дисциплины. Парижские нации существенно отличались от болонских землячеств тем, что в них активная роль отводилась магистрам, а не студентам, как в Болоньи. Во главе парижских наций стоял прокурор, а во главе всех соединений наций — ректор Демков М. И. История западно-европейской педагогики.М., 1912. -С. -162.

Университетское движение уже в XII—XIII вв. обнаружило в себе черты необратимости. Начавшись в странах с развитой городской жизнью, оно в дальнейшем в той или иной степени распространилось по всей Европе. Уже в 1265 г. При болонских школах существовало 13 землячеств, в тои числе каталонское, венгерское, госконское, польское и германское, в состав которого входили чехи, фламандцы, литовцы и датчане. А в XIV современник, говоря о популярности Пражского университета, называет среди его питомцев поляков и словаков, пруссов и русских, пришельцев из Скандинавии и обитателей берегов Рейна. О значительности происходящих культурных сдвигов свидетельствует и количественный состав студенческих ассоциаций. Если свидетельство болонского юриста Одоферда. Утверждавшего, что в начале XIII в. в Болонье было десять тысяч студентов, считается сильно преувеличенным, то не вызывает сомнений основанные на изучении списков студентов следующие подсчеты: только с1289 по 1299 гг. к германскому землячеству в Болонье приписалось 533 человека, а за первые десятилетия XIV в. — 654 человек. От конца XIV и начала XV вв. дошли сведения о количественном составе университета центральной Европы Документы по истории Университетов Европы XII—XV вв. Воронеж, 1973. -С12.

В XIV—XV вв. появляются так называемые коллегии (отсюда — колледжи). Сначала так называли общежитие студентов. Со временим в них также стали проводиться лекции и диспуты. Коллегия, которую основал Робер де Сорбон, духовник французского короля, — Сорбонна — постепенно разрослась и дала своё название всему Парижскому Университету.

Уже к концу XV века было в общей сложности основано 86 университетов. Только в единичных случаях число студентов и магистров измерялось на тысячи (Париж, Неаполь, Болонья, Оксфорд, Саламанка). Обычно речь шла лишь о сотнях, а то и о десятках человек. Но несмотря на многочисленные различия университеты образовывали единую систему со схожими принципами организации, унифицированными требованиями и иерархией степеней, однотипными программами.

1.2 Университеты и власть. Права и привилегии университетских общин

университетский община преподавательский корпус

Возникновение университетов было, как было показано выше, было закономерным и необходимым процессом, вызванным потребностями экономического развития, укреплением городов, особенностями образования и науки средневекового общества. Церковь и светская власть в одинаковой мере видели в новом социальном институте своего союзника, и в равной мере предпринимали попытки влиять на его дальнейшее развитие. По-этой одной из важных страниц становления и развития университетского движения можно считать взаимоотношения университетов с указанными выше властями.

Важной причиной признания университетов является, разумеется, и то, что они оказались нужны как церкви, так и государству. В XIII—XV вв. с наступлением эпохи развитого феодализма и складывания централизованных монархий государству стали требоваться высококвалифицированные юристы, летописцы, дипломаты. Католическая церковь нуждалась в опытных и образованных проповедниках, знатоках церковного права и т. п. Следует иметь в виду, что в рассматриваемый период классовая борьба все чаще выступает в форме столкновений на идейной почве. Так, идеологи крестьянско-плебейского лагеря вместе с идеей равенства сынов божьих выдвигают идеи гражданского равенства и даже отчасти равенства имущества. Своих теоретиков выдвигает и бюргерская ересь, которая подвергает сокрушительной критике католическую церковь и ставит под вопрос правомерность существования самого института папства. В этих условиях и церковь, и государство в равной степени стремились к тому, чтобы в новых университетах воспитывались кадры образованного духовенства, основное назначение которых заключалось в том, чтобы внушать народу представления о божественном характере власти его угнетателей. Вместе с этим и королевская власть и церковь стремились использовать авторитет и кадры новых учреждений для своих политических целей.

Попытки втянуть университеты в политическую борьбу между светской и духовной властью ранее всего обнаружились на почве Италии, в столкновениях между Штауфенами и папами. В дальнейшем они находят свои проявления уже в масштабах всей Западной Европы, поскольку королевская власть всюду стремится использовать университеты для нужд складывающихся централизованных государств, а папство — для проведения в жизнь своей теократической программы.

Это не могло не отразиться на дальнейших судьбах университетов. Свое вмешательство в жизнь университетов папство начало с того, что, используя стихийно сложившийся интернациональный характер новых образовательных центров, сделало основание новых университетов своей прерогативой (из 79 университетов, возникших в Европе до начала XVI в., 50 было официально основано папами). Более того, издревле в качестве главы всех школ епископ делегировал свою власть кому-нибудь из помощников. В XII веке этого помощника именовали обычно scolasticus, а вскоре стали именовать канцлером. Надо отметить тот факт, что в первой половине XII века господствовала полная свобода преподавания, но со второй половины она подверглась стеснению. Считается общепризнаным правило, в силу которого для выступления на преподавательской кафедре необходимо было иметь лицензию или разрешение церковной власти (licentia docenti) Демков М. И. История западно-европейской педагогики. М., 1912. — С. 157. Право выдавать лицензии было закреплено за канцлером. Это правило утвердилось при папе Александре III (1159−1181). Хотя до 1313 года не существовала статута, обязывающего канцлера при выдачи лицензии советоваться с преподавателями относительно достаточной умственной подготовки и надлежащих нравственных качеств Там же. Первоначально, таким образом, канцлер был наделен большой властью, был официальной главой университета. Выдавал право на преподавание и.т.д. Однако со временем он утрачивает свою монополию. В Париже уже в 1213 году канцлер практически утрачивает привилегию вручать licence, то есть право на преподавание. Это право переходит к университетским мэтрам. В 1219 году канцлер в связи с приходом в университет монахов нищенствующих орденов пытается противостоять этому новшеству и при этом теряет все оставшиеся у него прерогативы. В 1301 году он перестает быть даже официальным главой школы. Во время великой забастовки 1229−1231 годов университет выходит из-под юрисдикции епископа.

В Оксфорде епископ удаленного от него на 120 миль Линкольна официально возглавляет университет через своего канцлера, тогда как аббат монастыря Осенэй и приор Фрайдсвайда сохраняют лишь почетные звания. Но вскоре канцлер поглощается университетом, его начинают здесь избирать, и он становится официальным представителем не епископа, но самого университета. В Болонье ситуация была более сложной. Церковь долгое время не интересовалась преподаванием права, считая его делом мирским. Лишь в 1219 году главой университета становится архидиакон Болоньи, функции которого напоминают функции канцлера (так его иногда и называли). Но его власть была внешней, он довольствовался тем, что председательствовал на защитах и разбирался с оскорблениями, нанесенными членам университета Ле Гофф Жак Интеллектуалы в средние века. М.: Издательский дом Санкт-Петербургского Государственного Университета, 2002. — С. 57−59.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой