Проблема сохранения архитектурного наследия Петербурга в наши дни

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Строительство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

КУРСОВАЯ РАБОТА

Тема:

Проблема сохранения архитектурного наследия Петербурга в наши дни

Содержание

  • Введение
  • Глава 1. Утрата старого облика Санкт-Петербурга
    • 1.1 Дом Мурузи
    • 1.2 Дом Рогонова
    • 1.3 Фрунзенский универсам
    • 1.4 Литейный проспект, 5/19
    • 1.5 Кинотеатр Баррикада
    • 1.6 Угол Невского проспекта и пл. Восстания
    • 1.7 Тележная 21−29
    • 1.8 Технологический институт
  • Глава 2. Современное строительство
    • 2.1 Скандал вокруг Дворцовой площади
    • 2.2 Газпром — Сити
  • Заключение
  • Список использованной литературы
    • Приложение А
    • Приложение Б
    • Приложение В26
    • Приложение Г28
    • Приложение Д29

Введение

В первый раз я приехала в Санкт-Петербург еще в детстве. Меня просто поразил величественный и таинственный вид города, его неповторимое своеобразие. Мое первое, еще детское, впечатление стало, пожалуй, последней точкой в моем решении приехать сюда на учебу. Именно моя любовь к городу заставила меня обратить внимание на проблему сохранения его облика, его замечательной архитектуры. Ведь будет очень жаль, если следующие поколения лишатся шанса увидеть этот архитектурный шедевр.

Думаю, что ни приезжим, ни, тем более, коренным жителям Петербурга нет смысла говорить об актуальности проблемы сохранения его архитектурного наследия. В последнее время становится все больше новостроек, иногда даже в историческом центре города, зачастую совершенно не вписывающихся в контекст окружающих его построек. Архитектурные памятники ветшают, некоторые сносятся, и вместе с этими постройками город как будто теряет частицу души, своего культурного своеобразия. Ведь главным достоинством архитектуры Санкт-Петербурга является отнюдь не только оригинальность и величие отдельных его элементов, но гармоничность всего ансамбля. Именно благодаря «рядовой застройке» Петербург признан уникальным средовым памятником, занесённым в охранный реестр ЮНЕСКО. Здесь нет «неважных» зданий, ведь именно так называемая «средовая архитектура» как раз и формирует исторический образ Санкт-Петербурга.

Некоторое время назад приобрел популярность угрожающий культурно-исторической целостности города девиз «Не хотим жить в городе-музее!» Понятно, что для защиты архитектурных памятников иногда приходится смириться с некоторыми неудобствами, но сохранение культурного наследия города кажется мне куда более важной задачей, чем просто организация более удобной жизни горожан. Ведь городов много, а Санкт-Петербург все-таки один.

Моей задачей было на основе периодических изданий и ресурсов интернета сделать вывод о реальности угрозы для архитектурного наследия Петербурга и проследить основные тенденции в архитектурной политике администрации города.

Для написания курсовой работы я использовала материалы, любезно предоставленные широкой аудитории сообществом движения «Живой Город». Эта организация на добровольной основе занимается проблемами сохранения архитектурного и исторического наследия Петербурга. Ее основные задачи:

· Освещение вопросов реставрации, уничтожения, постройки и перестройки зданий, застройки пустующих мест, установки малых и больших скульптурных форм в историческом центре города, а также организация публичных дискуссий по этим вопросам.

· Объединение усилий всех людей и общественных групп, действующих в интересах сохранения исторического облика города, и борющихся с его проблемами.

· Борьба с нарушителями норм застройки Санкт-Петербурга, действия которых могут разрушить гармонию облика нашего города.

· Привлечение внимания российской и мировой общественности к проблемам Санкт-Петербурга.

· Проведение и поддержка мероприятий, посвященных Санкт-Петербургу, его проблемам, культуре и архитектуре.

Для решения этих и других задач они проводят акции протеста, направляют индивидуальные и коллективные письма в различные органы власти и информируют населения о проблемах города. Эти люди реально обеспокоены сложившимся положением дел и готовы, несмотря на проблемы, делать все для сохранения исторического облика Санкт-Петербурга.

Глава 1. Утрата старого облика Санкт-Петербурга

1.1 Дом Мурузи

Вот что можно прочитать об этом здании в литературе: «МУРУЗИ ДОМ (Литейный просп., 24/27), памятник архитектуры, 5-этажный доходный дом, сооружен в 1874−77 гг. (архитектор А. К. Серебряков при участии П. И. Шестова и Н.В. Султанова), принадлежал князю А. Д. Мурузи (1807−1880 гг.). Фасады оформлены в „мавританском“ стиле. Дом занимает квартал между Литейным проспектом, Пантелеймоновской (ныне Пестеля) улицы и Преображенской площади. В начале 19 в. здесь находился деревянный дом одного из основателей Российско-Американской компании Н. П. Резанова (1764−1807 гг.). В 1848−50 им владел известный коллекционер князь В. В. Кочубей. В 1890—1917 гг. дом принадлежал генералу О. Ф. Рейну. В 1889—1913 гг. в доме жили Д. С. Мережковский, З. Н. Гиппиус и Д. В. Философов. В квартире 9 прошли юношеские годы поэта В. А. Пяста (Пестовского), в принадлежавшей его матери частной библиотеке в 1911 г. проходили собрания „Цеха поэтов“. В 1919 г. в доме открыта студия молодых переводчиков при издательстве „Всемирная литература“, в 1921 г. по инициативе Н. С. Гумилева учрежден „Дом поэтов“. В коммунальной квартире 28 в 1949−72 гг. жил И. А. Бродский (мемориальная доска).» Кобак А. В., Лурье Л. Я. Дом Мурузи. Л., 1990; Иохвидова Л. А. Дом Мурузи // Дома рассказывают. СПб., 2001. Вып. 1. С. 182−230. Ю. М. Пирютко.

Сейчас существование этого здания находится под угрозой. Дом попросту раскололся: со стороны двора на внутреннем флигеле появилась трещина от фундамента до кровли. Она отделила один подъезд от остальной части здания. Разрушение началось после того, как в 2005 году компания «Петербургстрой», получившая разрешение на строительство поблизости торгово-офисного центра, снесла здание бывшего общежития Ленинградского военного округа (Литейный проспект, 26).

В апреле компания согласовала с правительством города меры по разрешению данной ситуации. Минимальная стоимость расселения дома Мурузи (пострадавшей его части) оценивалась в 3−4 миллиона долларов. Причем, сносить дом не планировалось — чиновники заявляли, что он подлежит ремонту. Впрочем, и с ним пока есть проблемы: некоторые жильцы не хотят пускать строителей.

По словам главы КГИОП (Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры), «Петербургстрой» не начнет строительных работ рядом с пострадавшим домом, пока не будут решены все его проблемы. Во дворе дома установили леса и заполнили трещины некой синтетической замазкой — жителям обещали, что, по крайней мере, год она дом продержит. Там же, где дом уже начал разваливаться, стены стянули металлическими конструкциями.

1.2 Дом Рогонова

«Дом Рогонова» (Загородный 3/17) является одним из старейших зданий района. Его история по архивным материалам прослеживается с 1831 года. Внутренняя перепланировка была сделана в 1877 году по проекту архитектора Н. А. Мясоедова. Дом является ярким образцом жилого дома начала XIX века в стиле классицизма.

Первоначально инвестор (ООО «Престиж») в соответствии с проектом, подготовленным ЗАО «Рамболь», планировал снести здание и построить 7-этажное административное здание класса, А с офисами, торговой зоной, внутренним двориком (патио), двусветным вестибюлем, кафе-атриумом, выставочными галереями. Против планов инвестора выступило Санкт-Петербургское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры и организация «Живой город». По мнению председателя ВООПиК Александра Кононова, дом на углу Щербакова переулка и Загородного проспекта является «одним из старейших зданий на данной территории» и «представляет несомненную историко-культурную ценность». По его мнению, дом Рогова можно сохранить «с помощью современных технологий» и общество охраны памятников «готово оказать инвестору квалифицированную помощь в этом вопросе», поскольку «сотрудничающие с обществом охраны памятников ведущие специалисты из института „Спецпроектреставрация“, Союза архитекторов и других профильных организаций готовы подключиться к решению этой технической проблемы». Андрей Воронцов, представитель другой организации — «Живой город», направил в администрацию Центрального района письмо, в котором потребовал «прекратить губительную для исторической архитектурной среды Петербурга практику сноса старинных зданий, в том числе и так называемой фоновой застройки».

В результате КГИОП согласовал градостроительные преобразования на участке только в виде реконструкции, причем с сохранением предмета охраны. ГУП «Петербургский метрополитен» разрешил производство работ на участке только после согласования с этой организацией «проектной документации в полном объеме».

1.3 Фрунзенский универсам.

Универмаг «Фрунзенский» (1934−1938 гг., арх. Е. и Л. Катонины, Е. Соколов и К. Иогансен), состоящий в списке вновь выявленных объектов культурного наследия, является ярким образцом конструктивизма. Конструктивизм в архитектуре называли стилем, отразившим великую иллюзию о том, что цивилизация спасет мир. Но, к сожалению, памятники русского авангарда сейчас все чаще исчезают с лица Северной столицы.

Собственник здания, компания JFC по проекту архитектора лорда Нормана Фостера планирует построить на его месте новое здание бизнес-центра. Предполагается закончить строительство к 2010 году. Главное, что требуется для реализации этого проекта, — снос универмага.

Заключение о возможности разрушения здания можно дать лишь по решению историко-культурной экспертизы. Одна экспертиза — по заказу собственника универмага — уже была проведена. Однако участники Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК) обратились в Международную академию архитектуры с просьбой провести еще одну, независимую, историко-культурную экспертизу.

Результаты этого процесса до сих пор неизвестны. Несмотря на это КГИОП определил свою позицию предельно ясно: утрата «Фрунзенского» универмага недопустима, фасады должны быть сохранены при любом стечении обстоятельств. Даже если экспертиза будет доказывать обратное. В этом случае комитет намерен пойти на судебные разбирательства.

1.4 Литейный проспект, 5/19

Угловой дом по адресу Литейный проспект, 5/19, (улица Чайковского, 19) был построен в 1882 году (архитектор Христиан Христианович Тацки, 1833−1900) и представлял собой типичный доходный дом той поры. Хоть он и не является объектом культурного наследия, однако расположен в пределах объединенной охранной зоны памятников истории центра Петербурга. Тем не менее здание было незаконно снесено компанией «Адамант».

В городском комитете по охране памятников разрешения на снос не давали. Об этом чиновники сообщили в официальном письме, где, в частности, сказано: «КГИОП обратился в Службу государственного строительного надзора с просьбой выдать предписание об остановке начатой разборки». Но останавливать уже нечего, дом снесен.

Валентина Матвиенко подчеркнула, что здание было передано в соответствии с постановлением городского правительства на инвестиционных условиях ООО «Адамант» на реконструкцию под гостиницу.

«Инвестору было дано разрешение только на разборку аварийных перекрытий, но не всего здания, -- подчеркнула Матвиенко. -- То, что дом снесен, -- это грубое нарушение со стороны компании „Адамант“, и сейчас с этим разбирается специальная комиссия. Она даст оценку, насколько соответствовало действительности заявление инвестора о том, что дом находился в аварийном состоянии и мог рухнуть в любой момент. Пока эксперты принимают решение, ГАСН приостановила работы на этой площадке. В любом случае к компании „Адамант“, которая уже нарушила согласованный порядок реконструкции здания, будут приняты очень серьезные меры административного, финансового, правового плана. Компания будет обязана восстановить фасад дома и заплатить штрафы, но только этим они не отделаются». «Публичная порка» / «Фонтанка».

http: //www. save-spb. ru/page/houses/liteinyi_prospekt5_19. html? section=houses/houses

«На примере дома на Литейном мы обязаны всех предупредить, что подобные факты будут очень строго рассматриваться, и с недобросовестных компаний будет очень жесткий спрос. Такие вещи в Петербурге недопустимы», -- отметила Матвиенко.

1.5 Кинотеатр Баррикада

Дом на Большой Морской изначально строил архитектор Стасов в 1814−16. 12 колонн на фасаде здания напоминали о героическом 1812-м. В 1860 архитектор Н. П. Гребенка возвел здание на берегу Мойки. Весь этот комплекс зданий ещё в 1858 приобрел купец Елисеев. Их роду и принадлежал ансамбль. Часть помещений Елиссевы сдавали в аренду, чаще всего — для музыкальных и литературных вечеров. В знаменитом «зале Кононова» Русское музыкальное общество устраивало камерные и симфонические концерты. В 1886 здесь состоялась премьера оперы М. П. Мусоргского «Хованщина». В 1902 по заказу С. П. Елисеева (родной брат владельца знаменитых универмагов в Петербурге и Москве) архитектор Гаммерштедт А. К. перестроил здание. Результатом перестройки и стал знакомый нам до начала строительства вид квартала между Мойкой и Большой Морской. В советские годы часть его была заселена под коммунальные квартиры. А часть с 1919 до 1923 принадлежало Ленинградскому Дому Искусств. Здесь в годы гражданской войны и послевоенной разрухи селились известные поэты, художники, композиторы: Шкловский, Осип Мандельштам, Александр Грин (в этих стенах написан роман «Алые паруса»), Ольга Форш (здесь она создавала роман «Одеты камнем»). Здесь располагалась поэтическая студия, которой руководил Николай Гумилев. Позднее в здании устраивались литературные вечера, в которых участвовали Блок, Маяковский, а в1922 — Герберт Уэллс.

Важным событием стало открытие кинотеатра «Баррикада».

В доме архитектора Гребенки на набережной Мойки в советское время был Институт партийного воспитания. Теперь там давно уж находиться гостиница-люкс «Елисеев Палас Хотел» на 29 мест и клуб-казино «Талион». Оба заведения — дочерние компании ОАО «Центр Гуманитарного и делового сотрудничества» (ЦГДС). И вот их владельцы выдвинули идею расширения «Елисеев Палас Хотела». Реконструировать под гостиниц и торгово-развлекательный корпус дом № 15 по Невскому. И таким образом получить в своё владение весь квартал Баррикады — от улицы Большой Морской до набережной Мойки. Правительство города пошло навстречу столь крупной компании. Незадолго до этого генеральный директор ОАО ЦГДС Александр Ебралидзе дал интервью, в котором заявил, что уважает традиции, а бары и фитнес-центры расположены в сохраненных интерьерах. Однако теперь, очевидно, проекты относительно здания на Невском 15 и Большой Морской 14 стали значительно смелее. Их планируют реконструировать под гостиничный комплекс для VIP-персон с минимальной наполняемостью (80−95 номеров), разместить торгово-развлекательный центр класса de luxe и киноконцертный зал на 500 человек (на месте зала «Баррикады»), надстроить мансардный 5-й этаж по всему периметру комплекса, в центральной части на уровне верхних этажей разместить 25-метровый бассейн в 4 дорожки.

Однако несущие стены явно не были рассчитаны на тяжесть бассейна. Уже скоро многие люди, заботящиеся о судьбе города, стали проявлять беспокойство о судьбе здания. На круглом столе по проблемам сохранения исторического архитектурного наследия Петербурга 10 апреля 2007 года архитектор П. Н. Никонов сделал следующее заявление: «Сегодня мы являемся свидетелями потери еще одного памятника на Невском проспекте -- здания бывшего кинотеатра „Баррикада“: практически полностью снесены карниз и вся лепнина» Татьяна Лиханова. Вандалы на Невском //

http: //www. save-spb. ru/page/houses/houses/barrikada. html? section=houses/houses. Частичный разбор стен санкционирован КГИОП, однако полной ясности в ситуации нет. Вход на стройплощадку строго охраняется — на объект не могут попасть даже члены Совета по сохранению культурного наследия при правительстве Петербурга, в том числе и заместитель директора института «Спецпроектреставрация» Михаил Мильчик, в 2004 году проводивший здесь градостроительную, историко-культурную экспертизу. Состояние здания на тот момент оценивалось как вполне удовлетворительное. Тем не менее, Овальный флигель, памятный по известной гравюре Добужинского, уже снесен — причем еще в начале весны. И это не единственные потери, понесенные Домом Чичерина. Комментарии эксперта Михаила Мильчика: «Разобран главный зал, сверху донизу, а он шел по всем трем этажам. Посчитали, что опоры недостаточно прочные, чтобы выдержать нагрузку бассейна. Снесен Овальный корпус XVIII века, о котором я так пекся. Тут сверху надстраивается два новых этажа. Здесь часть здания разрушена — для пробивки сквозного проезда с Мойки на Большую Морскую. Да, проектом это предусмотрено — когда-то тут был каретный проезд, но, видимо, его раскрытие в прежних размерах теперь не устраивает, узко для современных машин, вот и снесли часть здания… Разобрали значительную часть колонн. Заменяются все перекрытия — а это значит, летят и полы, и потолки с лепниной. Но ведь способы укрепления перекрытий, позволяющие и лепку сохранить, прекрасно известны — однако это методы реставрационные, а тут повсеместно применяются методы реконструкции, что категорически недопустимо в отношении памятника вообще, а такого тем более. Слово „реконструкция“ по отношению к памятнику неприменимо, только реставрация и приспособление. А этот проект был согласован КГИОП без участия Совета по культурному наследию, ни на каких стадиях мы его не рассматривали. И я вынужден констатировать, что проведенная нашим институтом экспертиза полностью проигнорирована, ее рекомендации тут не учитываются вовсе». Татьяна Лиханова. Вандалы на Невском //

http: //www. save-spb. ru/page/houses/houses/barrikada. html? section=houses/houses

1.6 Угол Невского проспекта и пл. Восстания

«Жилое здание на участке сооружено в начале XIX века, а в 1828 году архитектор П. С. Пыльнев упростил оформление фасада. В отличие от соседей этот трехэтажный дом избежал больших переделок и сохранил черты позднего классицизма. Строгий безордерный фасад со скупыми деталями -- сандриками над окнами второго этажа и лепным фризом -- остается единственным в квартале напоминанием о былой застройке прилегающего отрезка проспекта в первой трети XIX века.

Дом принадлежал купцу Семьянову, затем -- семье Зверковых, а с конца XIX века -- потомственному почетному гражданину И. М. Богданову и его сыну, П. И. Богданову. Сто лет назад здесь размещались конторы газеты «Сегодня» и подъемных машин кнопочной системы завода «Шельтер и Гизеке», правление страхового общества «Самолет», ювелирный, оптический и другие магазины. Для них в 1909—1910 годах в нижнем этаже были сделаны широкие витринные окна. Непосредственной близостью к Московскому вокзалу было продиктовано местоположение популярного в недавнем прошлом магазина «Товары в дорогу». Сейчас здесь магазины одежды и обуви.

Последний дом на левой стороне проспекта перед Знаменской площадью (ныне площадь Восстания) в XIX веке принадлежал семье купцов Меняевых.

Двухэтажный дом на углу Знаменской улицы (ныне улица Восстания) существовал не позднее начала XIX века. В 1833 году его надстроил на два этажа архитектор В. Е. Морган. Со стороны улицы вплотную к нему в 1841--1842 годах было пристроено четырехэтажное здание по проекту А. П. Гемилиана, (позднее добавлен пятый этаж). До середины XIX века хозяином участка был Ф. Меняев, потом -- его наследники.

В 1890-х годах во владение вступил потомственный почетный гражданин, купец 2-й гильдии Д. А. Дурдин, торговавший серебряными изделиями. Для него в 1897 году архитектор П. И. Гилев возвел правый корпус по Знаменской улице -- импозантное здание с полуколоннами, разнообразными наличниками и лепным убранством. А в 1901 году Гилев перестроил, увеличив до пяти этажей, угловой дом. Фасады его выдержаны в формах поздней классицистической эклектики с введением малого ордера. Здесь находилась гостиница «Эрмитаж», позднее она была переименована в отель «Дю Норд», а в 1930-х годах -- в «Северную». В начале XX века размещались представительство акционерного общества «Артур Коппель», Знаменское заведение искусственных минеральных вод, зубная лечебница, торговый дом «Г. Брахман и К°», несколько магазинов.

Сейчас комплекс зданий на угловом участке приобрела финская компания «Стокманн». Здесь планируется создать крупный торговый центр". Кириков Б. М., Кирикова Л. А., Петрова О. В. Невский проспект. Дом за домом. 2-ое изд., испр. -М. :ЗАО Центрполиграф, 2006. -359−362 сс.

История вопроса такова. В 1994 году ЗАО «Знаменское» (дочернее предприятие немецкой компании SPAG) получило в собственность землю на углу Невского проспекта и улицы Восстания. В зону, которая по плану должна была быть преобразована в современный торговый комплекс, попали ценные с архитектурной точки зрения здания (Невский, 114 и 116, улица Восстания, 2 и 4) и дворовые флигели, представляющие интерес как образцы характерной исторической застройки.

Со второй половины 90-х годов развернулась инициированная депутатом Алексеем Ковалевым работа по закреплению за этими объектами статуса вновь выявленных памятников. В 2000 году экспертная группа признала, что часть комплексной застройки углового участка Невский — Восстания «представляет историческую, научную, художественную и иную культурную ценность». Здания были включены в список вновь выявленных объектов охраны.

А в августе 2004 года появился приказ КГИОП № 8−102, исключающий из списка охраняемых зданий 35 объектов — в том числе и дома на углу Невского и улицы Восстания. Алексей Ковалев подал в суд иск — о признании приказа КГИОП незаконным. Сославшись на то, что согласно действующей инструкции Минкульта исключение недвижимого памятника из списков охраняемых объектов допускается лишь в «особых случаях», в первую очередь «при разрушении в результате стихийного бедствия или иных природных факторов и невозможности его воссоздания как памятника». Судебное разбирательство по этому делу тянется до сих пор.

Алексей Ковалев: «Для суда была проведена еще одна экспертиза, закончившая свою работу в мае нынешнего года. Ее заключение: эти дома ценность представляют, исключать их из охранных списков было нельзя. Но пока судебный процесс не окончен, действует приказ, подписанный руководителем КГИОП Верой Дементьевой. И вот вам результат: все сметено! Уничтоженные фасады обещают восстановить, но за ними построят черт знает что, высотой в 28 метров». Татьяна Лиханова. Новая Газета/

http: //www. save-spb. ru/page/houses/ugol_nevskogo_pr114_116. html? section=houses/houses

В мае 2005 года компания Stockmann перекупила у ЗАО «Знаменское» дом № 114 по Невскому проспекту (переговоры по сделке, как отмечалось в СМИ, проходили «при участии губернатора Валентины Матвиенко»). Согласно проекту здесь предполагается разместить трехэтажную парковку на 500 машин с атриумом (12 320 кв. м), офисы (19 000 кв. м), магазины (2420 кв. м), торговый центр 5200 кв. м), апартаменты (1090 кв. м), ресторан на 350 мест (950 кв. м), кафе на 250 мест (690 кв. м), центр отдыха (2000 кв. м), разгрузочную (830 кв. м) и еще некие технические помещения (4200 кв. м).

1.7 Тележная 21−29

Дом 21 построен в 1902 году в стиле «модерн» по одному из ранних проектов архитектора Д. Г. Фомичёва, вплоть до 1930-х много строившего на Петроградской стороне и Васильевском острове. 23 дом, наиболее аварийный, оформленный двумя ризалитами с порталами парадных подъездов -- яркий образец богато декорированной архитектуры в «кирпичном стиле», построен в 1901 году выдающимся мастером Василием Васильевичем Шаубом, которому на следующий год было присвоено звание академика архитектуры. Ориентировавшийся на немецкий «югендстиль», этот архитектор -- один из первых проводников стиля модерн, им построены десятки особняков и доходных домов в Москве и в Санкт-Петербурге, а затем и в Ленинграде.

Дома 25 и 27 построены на рубеже 19 и 20 веков архитектором Н. М. Щуруповым (это одни из последних построек данного архитектора в Петербурге после сноса его постройки по 7 Советской ул., 25). Дом 29 — образец высокой эклектики, построенный в 1901 году по проекту П. И. Гилёва. Авторству этого дореволюционного архитектора принадлежит много замечательных построек -- в Ковенском переулке, на Фонтанке, Херсонской, Кирочной, на Невском пр. и Знаменской ул. (ул. Восстания) — в их числе и раннее упомянутые дома 116 по Невскому (угол ул. Восстания, 2) и дом по ул. Восстания, 4.

В историческом центре Петербурга очень трудно найти «непрезентабельные» здания, которые не представляют исторической ценности. Возможно, дома на Тележной — отнюдь не архитектурные шедевры, однако эта добротная и качественная «средовая архитектура» как раз и формирует исторический образ Санкт-Петербурга. Её ценность прежде всего в том, что она сохраняет облик начала 20 века.

Капитальный ремонт 1974 года не помог остановить просадки наиболее аварийного из всех домов -- по Тележной ул., 23. В 1997−98 годах обследовавшая дом фирма «Геострой» предложила проект установки 14-метровых буро-инъекционных свай, однако этот проект осуществлен не был. В итоге, согласно заключению «Ленжилпроекта», при моральном и физическом износе в 46% дом № 23 признан аварийным. Усиление буро-инъекционными сваями может приостановить дальнейшие осадки оснований. Однако стоимость всех работ по усилению и ремонту соизмерима со строительством нового здания. Общая рекомендация по дому 23, как и по соседним зданиям 21 и 25 — снос и новое строительство.

Аргументация «Ленжилпроекта» ясна и основывается на дороговизне ремонтных работ.

Однако она не учитывает ни требований ст. 34 федерального закона «Об объектах культурного наследия…», охраняющего расположенные на территории объединенной охранной зоны Центра здания, а также стоимости компенсации собственникам квартир на Тележной, оценивающим свои квадратные метры по рыночной стоимости.

1.8. Технологический институт

В данной работе я считаю неуместным рассуждать об исторической, культурной и научной ценности нашего уважаемого учебного заведения, равно как и приводить его историю. Я хочу лишь обратить Ваше внимание на некоторые проблемы во внешней и, особенно, внутренней отделке комплекса зданий, в котором помещается Санкт-Петербургский государственный технологический институт. За повседневной суетой мы порой не замечаем того, что находится вокруг нас. Возможно фотографии, размещенные в Приложении Д, помогут по-другому взглянуть на существующую проблему.

Глава 2. Современное строительство

2.1 Скандал вокруг Дворцовой площади

Когда я впервые услышала о скандале вокруг катка на Дворцовой площади, проблема показалась мне, как и многим другим, несколько надуманной. Однако, чем больше подробностей я узнавала, тем понятнее становилось, что речь идет скорее о принципиальной допустимости использования достопримечательностей города в коммерческих целях. Также положительное решение Куйбышевского районного суда создает прецедент защиты простыми гражданами права на доступ к историческим ценностям. Впрочем, не только простые граждане требовали запрета на размещение катка на Дворцовой площади. Так, глава Эрмитажа Михаил Пиотровский пытался найти управу на власти города и заставить их убрать из-под музейных окон «это безобразие», коммунисты направляли в Смольный запрос о технической экспертизе проекта, представители малого бизнеса заявляли о том, что собираются его бойкотировать.

Каток на Дворцовой площади был торжественно открыт первого декабря 2007 года. В середине того же месяца, 17 декабря, в Куйбышевский районный суд северной столицы было подано коллективное заявление от Александра Макарова, Сергея Веснова (и.о. председателя Ассоциации предпринимателей малого и среднего бизнеса Санкт-Петербурга) и Юлии Минутиной (лидер общественной организации «Живой город»). Они заявили, что каток на Дворцовой площади нарушает их конституционные права на доступ к культурным ценностям -- ансамблю Дворцовой площади и требовали «незамедлительного его демонтажа и удаления с территории Объединенной охранной зоны Санкт-Петербурга». За это должны ответить Росохранкультура и КГИОП, которые обвиняются в бездействии.

В ходе споров выяснилось даже то, что Дворцовая площадь не включена в перечень объектов культурного наследия, поскольку не является самостоятельным объектом этого самого наследия. Это тоже говорит о несовершенстве городских законов в области охраны архитектурно-исторического наследия.

2.2 Газпром-Сити

О начале строительства было объявлено в 2005 году губернатором Петербурга Валентиной Матвиенко и главой «Газпрома» Алексеем Миллером. В декабре 2006 года бюро RMJM London limited, предложившее построить башню высотой почти 400 метров, стало победителем международного конкурса на разработку предпроектных предложений. В марте 2007 года было объявлено о корректировке схемы финансирования проекта, который получил официальное название «Охта-центр»: 51% стоимости будет профинансирован компанией «Газпром нефть», 49% -- администрацией Санкт-Петербурга. Права собственности будут разделены между соинвесторами соответственно объемам финансирования. Кроме того, по настоянию петербургской администрации были расширены социальные функции проекта. В доработанной концепции офисы «Газпрома» и его дочерних структур займут 16% общей площади района. 35% площадей будут выполнять общественные функции, остальные 49% -- бизнес-центры.

Тем не менее, споры вокруг башни не утихают.

«В Петербурге готовится преступление против отечественной культуры. Всеми правдами, но еще в большей степени -- неправдами там пытаются построить небоскреб, который Петербург как уникальный архитектурный ансамбль разрушит. Эта малопривлекательная история -- не случай столкновения мнений (есть, дескать, разные). У людей компетентных на сей счет расхождений нет: строительство небоскреба пагубно для города. Столкновение в данном случае происходит между чиновниками и здравым смыслом, чиновниками и законодательством, которое, замечу, вот-вот рухнет под напором денег и невежества. „Город трагической красоты“ превратится в фирменный знак „Газпрома“… Против строительства небоскреба на Охте возражают Жорес Алферов, Олег Басилашвили, Алексей Герман, Даниил Гранин, Михаил Пиотровский, Александр Сокуров, Юрий Шевчук, главы творческих союзов, крупнейшие специалисты в области архитектуры и истории, ЮНЕСКО наконец. Против высотного строительства в Петербурге категорически выступал Дмитрий Сергеевич Лихачев, а сейчас это делают его ученики. Где их рекламные ролики?» Евгений Водолазкин, доктор филологических наук// http: //www. save-spb. ru/<a%20href="http://www. save-spb. ru/page/ohta/info/poslednie_novosti. html? section=ohta/info

Впрочем, многие отмечают и положительные последствия строительства башни «Газпрома», в частности, значительные денежные вливания в городской бюджет. Но лично я придерживаюсь мнения, что возведение столь высокого и абсолютно не вписывающегося в контекст городской архитектуры здания настолько повредит как образу, так и имиджу города, что вся выгода от строительства сойдет на нет.

памятник культура архитектура петербург

Заключение

На основе рассмотренных примеров, а также других известных широкому кругу лиц фактов можно сделать выводы об определенных тенденциях в культурной политике администрации Санкт-Петербурга. Архитектурные памятники зачастую подвергаются опасности со стороны корпораций, желающих иметь недвижимость в историческом центре города, при попустительстве правительства и госкомитетов.

«В том, что КГИОП исключает из охранных списков здания и территории, руководствуясь, по всей видимости, не соображениями их действительной культурной ценности, а интересами симпатичных Смольному инвесторов, можно убедиться, заглянув на одну из нынешних стройплощадок корпорации «Возрождение Санкт-Петербурга» (близкой вице-губернатору Юрию Молчанову). Дабы расчистить место для нового «элитного жилого комплекса», на месте казарм Преображенского полка, недалеко от Таврического сада, приказом КГИОП за подписью Веры Дементьевой были исключены из списков охраняемых объектов, а затем снесены здания целого квартала исторической застройки эпохи пушкинского Петербурга: здания казарм Преображенского полка (1802−1890-е гг., архитекторы Ф. Волков, Ф. Демерец) на Парадных улицах, 1−3, и по Виленскому переулку, манеж Преображенского полка (1837−1843, архитекторы А. Штаубе, А. Акутин) и корпус для обоза Саперного батальона (1906, архитектор А. Иванов) по Виленскому переулку.

Всего, напомним, благодаря заключению экспертизы руководителя петербургского ВООПИиК Валерия Лисовского и согласно приказу председателя КГИОП Веры Дементьевой, в 2004 году из списка охраняемых памятников было выведено 35 объектов. Девять из них (а под одним объектом охраны нередко значится не единичное здание, а комплекс построек) уже уничтожены". А. М. Неелов / http: //www. save-spb. ru/page/houses/houses/barrikada. html? section=houses/houses

Факты уничтожения культурных памятников действительно имеют место и требуют самого пристального внимания общественности. к счастью, существуют люди и организации, которым глубоко небезразлична судьба города. Примером такой организации является «Живой город». Зачастую при этом возникают конфликты с властями, которым не всегда выгодно привлечение внимания к проблемам города. Например, недавно губернатор Петербурга Валентина Матвиенко в своем послании к депутатам Законодательного собрания 23 апреля предупредила о том, что за дезинформацию по поводу расселения исторических кварталов в центральной части города будут привлекать ответственности.

По словам Матвиенко, группы «доброхотов», в том числе заезжие из Москвы, «зомбируют» население, рассказывая о сотнях потерянных и уничтоженных памятников за последние годы. «Это ложь. Покажите мне хотя бы первую сотню», — заявила губернатор. Кстати сказать, активистами Живого города, против которых не в последнюю очередь и было направлено обвинение, действительно составили и отправили такой список в приемную губернатора.

«Этот список доказательство той ситуации в градостроительной политике, которая сложилась в последнее время», поясняет один из координаторов движения «Живой Город» Елизавета Никонова. «В действительности зданий гораздо больше». То, что именно общественности приходится информировать губернатора о катастрофическом положении дел в городе, вызывает недоумение у активистов. «Но мы готовы к конструктивному диалогу с властями города» -- говорит Елизавета Никонова.

В целом можно заключить, что проблема сохранения архитектурного наследия Санкт-Петербурга действительно существует, но также у людей есть силы противостоять разрушительным градостроительным тенденциям. Сейчас как никогда можно заключить, что судьба всего города находится в руках петербуржцев.

Список использованной литературы

1. Кобак А. В., Лурье Л. Я. Дом Мурузи. Л., 1990; Иохвидова Л. А. Дом Мурузи // Дома рассказывают. СПб., 2001. Вып. 1. С. 182−230. Ю. М. Пирютко.

2. http: //www. save-spb. ru/page/houses/liteinyi_prospekt5_19. html? section=houses/houses

3. http: //www. save-spb. ru/page/houses/houses/barrikada. html? section=houses/houses

4. http: //www. save-spb. ru/page/houses/houses/barrikada. html? section=houses/houses

5. http: //www. save-spb. ru/<a%20href="http://www. save-spb. ru/page/ohta/info/poslednie_novosti. html? section=ohta/info

6. http: //www. save-spb. ru/page/houses/ugol_nevskogo_pr114_116. html? section=houses/houses

7. http: //www. save-spb. ru/page/houses/liteinyi_prospekt5_19. html? section=houses/houses

8. «Невский проспект 116/2. История в лицах» (отрывок из книги Бройтмана Л. И., Дубина А. С. «Улица Восстания»).

9. http: //www. save-spb. ru/page/houses/houses/zagorodnyi3_17_dom_rogonova. html? section=houses/houses

10. Кириков Б. М., Кирикова Л. А., Петрова О. В. Невский проспект. Дом за домом. 2-ое изд., испр. -М. :ЗАО Центрполиграф, 2006. -359−362 сс.

Приложение А

Изображения «Дома Мурузи»

Фото: Александр Петросян, «Мой район»

Приложение Б

Улица Тележная, 21−29

Приложение В

Фото начала 1900-х гг.

Невский проспект, 116/2 -- пустырь на месте здания (24−25 ноября 2006 г.)

Фото: Дмитрий Ратников, Санкт-Петербургская Интернет-газета.

Невский проспект, 114 -- вид сзади (21 января 2007 г.)

Приложение Г

Литейный проспект, 5/19

Фото НТВ

Приложение Д

Комплекс зданий Технологического института

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой