Память как психический процесс.
Особенности памяти дошкольника

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Моя память имеет странную особенность. Если она помогает, то это происходит лишь до тех пор, пока я пользуюсь ею. Но как только я перенесу её содержание на бумагу, она оставляет меня. И то, что написано, я уже никогда не могу вспомнить.

Жан-Жак Руссо

Введение

Проблема памяти — одна из наиболее привлекавших к себе внимание и наиболее изучавшихся проблем психологии. Интерес к ней на протяжении долгого времени был исключительно велик. Количество экспериментальных исследований в этой области огромно и уступает разве лишь изучению ощущений, где напряжённая работа ведется не только психологами, но и физиологами. Значительно число теоретических работ, пытающихся осмыслить жизненные наблюдения и экспериментально найденные факты, дать им теоретическое истолкование, развернуть на их основе теорию памяти. Вопросам запоминания и воспроизведения отводится много места во всех курсах и учебниках психологии. Педагогическая психология значительное внимание уделяет материалам, относящимся именно к памяти, к её закономерностям. Существенную роль в качестве его источника играет уже само значение памяти как основы использования предшествующего опыта, предшествующей практики. Хорошо известно, что любая деятельность немыслима без опоры на то, что уже познано ранее и что затем так или иначе сохраняется в памяти. Создавая новое, творческое, оригинальное, мы опираемся на данные предшествующего опыта, которые удерживаются памятью. В любом виде деятельности мы основываемся при этом не только на нашем индивидуальном опыте, на практике каждого из нас в отдельности, но и на широком социальном опыте, на опыте, накопленном другими людьми, в известной мере на практике всего человечества.

Чем выше культурное развитие человека, тем большие требования предъявляются к его памяти. Количество знаний, которые надо усвоить и сохранить в полной готовности к использованию, у человека высокой культуры отнюдь не меньше того, что приходится удерживать в памяти людям менее высокого культурного уровня.

Показателем весьма важного значения, какое придавалось памяти ещё с давних пор, является тот огромный интерес, который всегда вызывали к себе проявления исключительной памяти, а также и «искусство запоминания».

Я выбрала тему «Память» для экзаменационного реферата потому, что проблема памяти была и остаётся одной из самых актуальных. Роль памяти нельзя переоценить. Почти все аспекты жизни так или иначе связаны с памятью, с её функциями и процессами. Без неё человек не смог бы ничего сделать, потому что память — это ниточка, соединяющая прошлое и настоящее человека. Мы обязаны всеми нашими знаниями, достижениями, умениями именно памяти. Без неё все наши навыки остались бы в прошлом и нам периодически приходилось бы всё учить заново через какое-то время. Без памяти наша психика и взаимодействие с окружающим миром не могут развиваться. Память играет огромную роль в жизни каждого человека и не может быть заменена чем-то другим.

Объектами моего исследования стали труды проф. А. В. Петровского, А. А. Смирнова, Л. А. Венгера, В. С. Мухиной, Ф. Лёзера, Вильяма В. Аткинсона, А. Г. Маклакова, Л. С. Выготского, Ж. Пиаже и мн. др.

Задачи исследования: изучить память как психический процесс, изучить её виды, выявить особенности памяти дошкольника, ознакомиться с методиками изучения памяти и её процессов.

I. История изучения памяти

Известно, что каждое наше переживание, впечатление или движение составляют известный след, который может сохраняться достаточно длительное время, и при соответствующих условиях проявляться вновь и становиться предметом сознания. Память -- это сложный психический процесс, состоящий из нескольких частных процессов, связанных друг с другом. Память необходима человеку. Она позволяет ему накапливать, сохранять и впоследствии использовать личный жизненный опыт. Всё закрепление знаний и навыков относится к работе памяти. Соответственно этому перед психологической наукой стоит ряд сложных проблем, входящих в раздел изучения процессов памяти. Она ставит перед собой задачу изучения того, как запечатлеваются следы, каковы физиологические механизмы этого процесса, какие условия содействуют этому запечатлению, каковы его границы, какие приёмы могут позволить расширить объём запечатлённого материала.

Психология памяти ставит перед собой задачу ответить на вопросы, как долго могут храниться эти следы, каковы механизмы сохранения следов на короткие и длинные отрезки времени, каковы те изменения, которые претерпевают следы памяти, находящиеся в скрытом (латентном) состоянии и как они влияют на протекание познавательных процессов человека. В раздел психологии памяти включается также описание различных форм процессов памяти, начиная с простейших видов непроизвольного запечатления и всплывания следов, кончая сложными формами мнемической деятельности, которые позволяют человеку произвольно возвращаться к прошлому опыту, применяя ряд специальных приёмов, существенно расширять объём удерживаемой информации и сроки её хранения.

Изучение памяти было одним из первых разделов психологической науки, где был применён экспериментальный метод: были сделаны попытки измерить изучаемые процессы и описать законы, которым они подчиняются. Ещё в 80-х годах позапрошлого столетия немецкий психолог Г. Эббингауз предложил приём, с помощью которого, как он считал, было возможно изучить законы чистой памяти, независимые от деятельности мышления -- это заучивание бессмысленных слогов, в результате он вывел основные кривые заучивания (запоминания) материала (подробнее см. в Приложении 1, опыт 3). Классические исследования Г. Эббингауза сопровождались работами немецкого психиатра Э. Крепелина, применившего эти приёмы к анализу того, как протекает запоминание у больных с психическими изменениями, и немецкого психолога Г. Э. Мюллера, чьё фундаментальное исследование посвящено основным законам закрепления и воспроизведения следов памяти у человека.

На первых порах исследовались в основном процессы памяти у человека, сводясь к изучению специальной сознательной мнемической деятельности (процесса преднамеренного заучивания и воспроизведения следов), чем к широкому анализу естественных механизмов запечатления следов, в одинаковой степени проявляющихся как у человека, так и у животного. С развитием объективного исследования поведения животного область изучения памяти была существенно расширена. В конце XIX и в начале XX вв. появились исследования известного американского психолога Торндайка, который впервые сделал предметом изучения формирование навыков у животного, применяя для этой цели анализ того, как животное обучалось находить свой путь в лабиринте и как оно постепенно закрепляло полученные навыки. В первом десятилетии XX в. исследования этих процессов приобрели новую научную форму. И. П. Павловым был предложен метод изучения условных рефлексов. Были описаны условия, при которых возникают и удерживаются новые условные связи и которые влияют на это удержание. Учение о высшей нервной деятельности и её основных законах стало в дальнейшем основным источником наших знаний о физиологических механизмах памяти, а выработка и сохранение навыков и процесса «учения» у животных составили основное содержание американской науки о поведении. Все эти исследования ограничивались изучением наиболее элементарных процессов памяти.

Исследование высших произвольных и сознательных форм памяти, позволяющих человеку применять известные приёмы мнемической деятельности и произвольно обращаться к любым отрезкам своего прошлого, лишь описывались философами, которые противопоставляли их естественным формам памяти и считали проявлением высшей сознательной памяти. Однако эти указания философов-идеалистов (например, известный французский философ А. Бергсон), не стали предметом специального и строгого научного исследования, и психологи либо говорили о той роли, которую играют в запоминании ассоциации, либо указывали на то, что законы запоминания мыслей существенно отличаются от элементарных законов запоминания. Вопрос о происхождении и тем более о развитии высших форм памяти у человека почти совсем не ставился.

Заслуга первого систематического изучения высших форм памяти у детей принадлежит выдающемуся отечественному психологу Л. С. Выготскому, который в конце 20-х гг. впервые приступил к исследованию вопроса о развитии высших форм памяти и вместе со своими учениками показал, что высшие формы памяти являются сложной формой психической деятельности, социальной по своему происхождению, проследив основные этапы развития наиболее сложного опосредствованного запоминания. (Подробнее об опосредствованном запоминании см. в Приложении 1, опыт 4). Исследования сложнейших форм произвольной мнемической деятельности, в которых процессы памяти связывались с процессами мышления, были существенно дополнены отечественными исследователями, которые обратили внимание на законы, лежащие в основе непроизвольного (непреднамеренного) запоминания, и детально описали формы организации запоминаемого материала, которые происходят в процессе сознательного, осмысленного заучивания. Именно исследования А. А. Смирнова и П. И. Зинченко, раскрывших новые и существенные законы памяти как осмысленной человеческой деятельности, установили зависимость запоминания от поставленной задачи и выделили основные приёмы запоминания сложного материала.

Несмотря на реальные успехи психологических исследований памяти, механизм физиологического запечатления следов и природа самой памяти оставались не изучены, и философы и психологи ограничивались лишь указанием на то, что память является «общим свойством материи», не делая никаких попыток к раскрытию её сущности и глубоких физиологических механизмов, лежащих в её основе. И лишь за последние 30 лет появились исследования, которые показывали, что запечатление, сохранение и воспроизведение следов связаны с глубокими биохимическими изменениями, в частности с модификацией РНК. Появилась система исследований, в которой внимательно изучался процесс постепенного закрепления (консолидации) следов, время, необходимое для их закрепления, и условия, приводящие к их разрушению.

После этого появились исследования, пытающиеся выделить области мозга, необходимые для сохранения следов, и механизмы, лежащие в основе запоминания и забывания. Всё это сделало раздел о психологии и психофизиологии памяти одним из наиболее богатых в психологической науке. Несмотря на то, что многие вопросы памяти остаются нерешёнными, психология располагает сейчас несравненно большим материалом по изучению процессов памяти, по сравнению с тем, что было некоторое время назад. В настоящее время существует много разноуровневых подходов к изучению процессов памяти. И чем сложнее изучаемая система памяти, тем сложнее теория, пытающаяся найти механизм, лежащий в её основе. Многие из теорий и в настоящее время существуют на уровне гипотез, однако остаётся неизменным то, что память -- это сложнейший психический процесс, состоящий из разных уровней, разных систем и включающий работу множества механизмов.

Память и её процессы исследовало множество учёных. Среди них были Блонский Павел Петрович, который предложил генетическую теорию памяти («Память и мышление», 1935), сохраняющую значение до сих пор; Зинченко Пётр Иванович, занимавшийся проблемами психологии памяти (опубликовал свыше 100 работ), разработал новые методы экспериментального исследования непроизвольного и произвольного запоминания. Изучал место памяти в различных видах деятельности (игровой, учебной, трудовой), разработал теорию структурного, генетического и функционального анализа процессов памяти. Огромный вклад в изучение памяти внесли также исследователи Г. Эббингауз, А. Бергсон, Д. Норман, Р. Аткинсон, Г. Э. Мюллер, И. П. Павлов, А. А. Смирнов, Л. С. Выготский, И. М. Сеченов, К. Д. Ушинский, А. Н. Леонтьев, А. Р. Лурия и мн. др.

1. Психологические теории памяти

Психологический уровень изучения механизмов памяти хронологически старше других и представлен в науке наиболее многочисленным рядом различных направлений и теорий. Эти теории можно классифицировать и оценивать в зависимости от того, какую роль в формировании процессов памяти отводили они активности субъекта и как рассматривали природу этой активности. В большинстве психологических теорий памяти в центре внимания оказывается либо объект («материал»), либо субъект («чистая» активность сознания).

Ассоциационизм

Первая группа теорий составляет так называемое ассоциативное направление. Оно возникло в XVII веке, активно разрабатывалось в XVIII — XIX веках, преимущественное распространение и признание получило в Англии и в Германии.

Его центральное понятие -- понятие ассоциации-- обозначает связь, соединение и выступает в качестве обязательного принципа всех психических образований. Этот принцип сводится к следующему: если определённые психические образования возникли в сознании одновременно или друг за другом, то между ними образуется ассоциативная связь и повторное появление какого-либо из элементов этой связи вызывает в сознании представление всех её элементов.

Таким образом, необходимым основанием для образования связи между двумя впечатлениями ассоциационизм считает одновременность появления их в сознании. Задача более глубокого изучения механизмов запоминания перед ассоциационистами не возникала и они ограничились характеристикой внешних условий, необходимых для возникновения «одновременных впечатлений». Всё многообразие таких условий было сведено к следующим трём типам: а) пространственно-временная смежность соответствующих объектов; б) их подобие; в) их различие или противоположность.

Соответственно этим трём типам отношений между явлениями внешнего мира выделялись три типа ассоциаций -- ассоциации по смежности, по сходству и контрасту.

1. Ассоциация по смежности. Образы восприятия или какие-либо представления вызывают те представления, которые в прошлом переживались одновременно с ними или непосредственно вслед за ними. Например, образ нашего школьного товарища может вызвать в памяти события из нашей жизни, имеющие положительную или отрицательную эмоциональную окраску.

2. Ассоциация по сходству. Образы восприятия или определённые представления вызывают в нашем сознании представления, сходные с ними по каким-либо признакам. Например, при виде портрета человека возникает представление о нём самом. Или другой пример: когда мы видим какой-то предмет, он может напомнить нам о каком-либо человеке или явлении.

3. Ассоциация по контрасту. Образы восприятия или определённые представления вызывают в нашем сознании представления в каком-нибудь отношении противоположные им, контрастирующие с ними. Например, представив что-нибудь чёрное, мы можем тем самым вызвать в представлении какой-либо образ белого цвета, а представив великана, мы можем тем самым вызвать в представлении образ карлика.

В основе указанных типов ассоциаций лежат сформулированные ещё Аристотелем (384--322 до н. э.) три принципа «сцепления» представлений. Под эти три принципа ассоциационисты подводили всё многообразие связей, в том числе и причинно-следственные связи. Поскольку причина и следствие, рассуждали они, связаны определённым временным отношением («по причине этого» -- всегда «после этого»), то причинно-следственные ассоциации включались ими в категорию ассоциаций по смежности.

Учение об ассоциации получило широкое распространение в психологии, особенно в так называемой ассоциативной психологии, распространившей принцип ассоциации на все психические явления (Д. Юм, У. Джемс, Г. Спенсер). Представители данного научного направления переоценивали значение ассоциаций, что приводило к несколько искажённому представлению о многих психических явлениях, в том числе памяти. Так, запоминание рассматривалось как образование ассоциаций, а воспроизведение как использование уже имеющихся ассоциаций.

Само понятие ассоциации прочно утвердилось в психологии, хотя в настоящее время большинство исследователей рассматривает ассоциации лишь как один из феноменов памяти, а не как основной, а тем более единственный её механизм. Запоминание -- это действительно связывание нового с уже имеющимся в опыте. Операция связывания становится вполне очевидной, когда нам удается поэлементно развернуть последующий процесс памяти, т. е. воспроизведение какого-либо материала. Как мы вспоминаем что-то, используя, например, приём «узелка на память»? Мы наталкиваемся на узелок; узелок отсылает нас к той ситуации, в которой он был завязан; ситуация напоминает о собеседнике; от собеседника мы идём к теме разговора и, наконец, приходим к искомому предмету. Однако если бы для образования таких цепей ассоциаций было достаточно одной только пространственно-временной смежности явлений, то тогда в одной и той же ситуации у различных людей должны были бы возникать одинаковые цепи связей. На самом же деле связи образуются избирательно, и на вопрос о том, чем детерминируется этот процесс, ассоциационизм ответа не давал, ограничившись лишь констатацией фактов.

Гештальттеория

Помимо теории ассоциаций существовали и другие теории, рассматривавшие проблему памяти. Так, на смену ассоциативной теории пришла гештальттеория. Исходным понятием в данной теории была не ассоциация предметов или явлений, а их изначальная, целостная организация -- гештальт. По мнению сторонников этой теории, процессы памяти определяются формированием гештальта (от нем. Gestalt -- образ). Гештальтизм — школа психологии начала XX века. Основана в Германии Максом Вертгеймером в 1912 году, при попытке разрешения существующих в то время проблем в науке. Основное понятие этой новой теории -- понятие гештальта -- обозначает целостную организацию, структуру, не сводимую к сумме составляющих её частей.

Так, датский психолог Э. Рубин изучил интересный феномен «фигуры и фона». Фигура объекта воспринимается как замкнутое целое, а фон простирается позади. При так называемых «двойственных изображениях» в одном и том же рисунке различаются либо ваза, либо два профиля. Это явление назвали персептивной реструктуризацией, т. е. реструктуризацией восприятия. Эти и множество аналогичных фактов говорили о целостности восприятия. Идея о том, что здесь действует общая закономерность, требующая нового стиля психологического мышления, объединила группу молодых учёных, в которую вошли Макс Вертгеймер (Вертхаймер) (1880--1943) Вольфганг Кёлер (1887--1967) и Курт Коффка (1886--1941)--лидеры гештальтпсихологии. В опытах над животными гештальтисты показали, что, игнорируя психические образы--гештальты, нельзя объяснить двигательное поведение. Об этом говорил, например, феномен транспозиции. В ходе эксперимента с курами у последних вырабатывалась дифференцировка двух оттенков серого цвета. Сначала куры научились клевать зёрна, разбросанные на сером квадрате, отличая его от находившегося рядом чёрного. В контрольном опыте тот квадрат, который первоначально служил положительным раздражителем, оказывался рядом с ещё более светлым квадратом. Куры выбирал именно этот последний, а не тот, на котором они привыкли клевать--т. е. реагировали не на стимул, а на соотношение стимулов (на «более светлое»).

Один из экспериментов проводила приехавшая с мужем из России Б. В. Зейгарник. Испытуемым предлагался ряд заданий. Одни задания они завершали, тогда как выполнение других под различными предлогами прерывалось. Затем испытуемых просили вспомнить, что они делали во время опытов. Оказалось, что память на прерванное действие значительно лучше, чем на завершённое. Этот феномен, названный «эффектом Зейгарник», показывал, что энергия мотива, созданная заданием, не исчерпав себя (задание было прервано) сохранилась и перешла в память о нём. Следовательно, мотивация влияет на избирательность памяти, сохраняя в ней следы незавершённых заданий.

Таким образом, элементному подходу ассоциационистов к явлениям сознания гештальтизм противопоставляет прежде всего принцип первичности целого по отношению к его частям. Исследователями-теоретиками гештальтпсихологии являлись Макс Вертгеймер, Альфред Адлер, Курт Левин, Вольфганг Кёлер, Курт Коффка, Карл Штумпф и др.

Определённая организация материала играет большую роль в запоминании, но её функция может быть реализована только в результате деятельности субъекта. У гештальтистов же принцип целостности выступает как изначально данный, законы гештальта (как и законы ассоциации) действуют вне и помимо деятельности самого субъекта. С этой точки зрения гештальтизм по существу оказывается в одном ряду с теорией ассоциационизма.

Гештальтпсихология не смогла дать обоснованный ответ на самые важные вопросы исследования памяти, а именно на вопрос о её происхождении. Не смогли ответить на этот вопрос и представители двух других направлений: бихевиоризма и психоанализа.

Бихевиоризм

Родоначальником бихевиоризма считается Э. Торндайк.

Бихевиоризм (от англ. behaviour — поведение) -- психологическое направление, начало которого было положено публикацией в 1913 г. статьи американского психолога Дж. Уотсона «Психология с точки зрения бихевиориста». На формирование научных основ бихевиоризма большое влияние оказали работы И. Павлова и В. Бехтерева. Классиком социальной версии бихевиоризма является Б. Скиннер.

Период наивысшего развития бихевиоризма в его классической форме приходится на начало 1920-х, когда его подходы получили развитие в антропологии, педагогике и в социологии.

С точки зрения бихевиоризма подлинным предметом психологии человека является поведение человека от рождения и до смерти.

В основе бихевиоризма лежит понимание поведения человека как совокупности двигательных, вербальных и эмоциональных реакций на воздействия (стимулы) внешней среды. Основной тезис бихевиоризма: психология изучает внешнефиксируемое поведение, а не сознание, которое непосредственно не наблюдаемо. В качестве объясняющей подход бихевиоризма может быть использована выработанная позднее в кибернетике обобщённая схема «чёрного ящика», предполагающая фиксацию сигнала «на входе» и «на выходе», и отвлечение от процессов, происходящих «внутри». Согласно бихевиоризму, у человека имеется набор врождённых схем поведения, которые «достраиваются» в процессе научения вырабатываемыми сложными навыками, постоянно психологически подкрепляемыми в сложившихся стратегиях поведения и институционально контролируемыми.

Адекватность реакции на стимул определяется в ходе многократных проб и ошибок. Найденная адекватная реакция закрепляется подкрепляемым повторением, автоматизирующим и включающим её в постоянный поведенческий «репертуар» («закон упражнения»). Закрепление реакции в «репертуаре» порождает тенденцию к её воспроизведению в соответствующих типах ситуаций («закон эффекта»).

В качестве предмета психологии в бихевиоризме фигурирует не субъективный мир человека, а объективно фиксируемые характеристики поведения, вызываемого какими-либо внешними воздействиями. При этом в качестве единицы анализа поведения постулируется связь стимула (S) и ответной реакции ®. Все ответные реакции можно разделить на наследственные (рефлексы, физиологические реакции и элементарные «эмоции») и приобретённые (привычки, мышление, речь, сложные эмоции, социальное поведение), которые образуются при связывании (обусловливании) наследственных реакций, запускаемых безусловными стимулами, с новыми (условными) стимулами. В исследованиях Уотсона показано, что, если сочетать безусловные стимулы, вызывающие у младенца эмоцию страха (резкий звук, потеря опоры), с другими, первоначально нейтральными (например, показ белого кролика), то через некоторое время реакция страха может вызваться уже одним только показом кролика. Но в дальнейшем было показано, что само обусловливание представляет собой достаточно сложный процесс, имеющий психологическое содержание. Постепенно возникли изменения в концептуальном аппарате бихевиоризма, что заставило говорить о преобразовании его в необихевиоризм. В схеме S — R появились «промежуточные переменные» (образ, цель, потребность). Другим вариантом ревизии классического бихевиоризма стала концепция оперантного бихевиоризма Б. Скиннера, разработанная в 30-х гг. XX в., где было модифицировано понятие реакции. В целом, бихевиоризм оказал большое влияние на развитие психотерапии, методы программированного обучения.

Однако бихевиористы, редуцируя социальное к психическому, а то к условно-рефлекторному уровню психики и к её физиологическим основам, в итоге «встретились с непреодолимыми препятствиями на пути объяснения и интерпретации социальных явлений в терминах этой биологической дисциплины».

Поворот к объективному изучению психики, разработка новых методик эксперимента, широкое привлечение в психологию математических средств составили сильную сторону бихевиоризма. Однако устранение из психологии таких фундаментальных понятий, как сознание, мышление, воля и т. д., игнорирование социальной природы психики, примитивизация поведения человека дали повод для серьёзной критики бихевиоризма. (фрейдизм, гештальтпсихология, Л. Выготский, С. Рубинштейн, Ж. Пиаже и др.).

Результатом потери популярности бихевиоризма. и попыткой самообновления стал необихевиоризм, возникший к 1930-м (работы К. Халла и Э. Толмена). В схему «стимул-реакция» было введено промежуточное звено — совокупность познавательных и побудительных факторов, — позволяющее анализировать регулятивные механизмы поведения.

Представители бихевиоризма по своим взглядам оказались очень близки к ассоциационистам. Единственное различие заключалось в том, что бихевиористы подчёркивали роль подкрепления в запоминании материала. Они исходили из утверждения, что для успешного запоминания необходимо подкрепить процесс запоминания каким-либо стимулом.

Психоанализ

Психоанализ — метод психотерапии и психологическое учение, ставящее в центр внимания бессознательные психические процессы и мотивации. Был разработан в конце 19 — начале 20 вв. австрийским врачом З. Фрейдом.

Распространение психоанализа в Европе началось после создания в 1908 году Международной психоаналитической ассоциации и особенно интенсивно шло после 1-й мировой войны 1914−18.

С приходом к власти фашизма в 1933 году психоанализ подвергается запрету в Германии, с 1938 — в Австрии. С этого времени начинается быстрое развитие психоанализа в Великобритании и особенно в США, куда эмигрировало большинство психоаналитиков из Европы. На США, где организовано свыше 20 учебных и исследовательских институтов психоанализа, приходится около 3/4 всей публикуемой литературы по психоанализу.

Отдельные положения психоанализа можно обнаружить у Ж. Шарко и П. Жане (психологическая теория неврозов); ещё в 1882 венский психиатр И. Брёйер показал, что можно достигнуть излечения тяжёлой формы истерии, если с помощью гипноза заставить пациента вспомнить и «отреагировать» забытую им травматическую ситуацию, послужившую источником невроза. Позднее Фрейд заменил гипноз методом свободных ассоциации, который и лёг в основу техники психоанализа. Было обнаружено, что травматические события, аффективные переживания, неисполнившиеся желания не исчезают из психики, а подвергаются вытеснению — активному удалению из сознания в сферу бессознательного, где продолжают активно воздействовать на психическую жизнь, проявляясь часто в замаскированной, «зашифрованной» форме в виде невротических симптомов.

Такого же рода компромиссные образования психоанализ усмотрел в сновидениях, ошибочных действиях (оговорках, описках и т. д.), остротах. Эти наблюдения вывели психоанализ за пределы собственно психиатрии и позволили установить связь между нормальными и патологическими явлениями психики: в тех и других психоанализ обнаружил общие психические механизмы символизации, замещения, конденсации и др.

С точки зрения психоанализа каждое психическое явление должно быть раскрыто в трёх аспектах — динамическом (как результат взаимодействия и столкновения различных психических сил), энергетическом (распределение связанной и свободной энергии, вовлечённой в тот или иной процесс) и структурном.

Заслугой представителей психоанализа является то, что они выявили роль эмоций, мотивов и потребностей в запоминании и забывании. Ими было установлено, что наиболее легко в нашей памяти воспроизводятся события, имеющие положительную эмоциональную окраску, и наоборот, негативные события быстро забываются.

Психоанализ послужил отправным пунктом для развития многообразных течений глубинной психологии. Внутренние противоречия концепции психоанализа у Фрейда и его последователей привели к появлению новых школ и направлений — индивидуальной психологии А. Адлера, аналитической психологии К. Г. Юнга и др.

Смысловая теория памяти

Примерно в это же время, т. е. в начале XX в., возникает смысловая теория памяти. Представители этой теории утверждали, что работа соответствующих процессов находится в прямой зависимости от наличия или отсутствия смысловых связей, объединяющих запоминаемый материал в более или менее обширные смысловые структуры. Наиболее яркими представителями данного направления были А. Бине и К. Бюлер, доказавшие, что на первый план при запоминании и воспроизведении выдвигается смысловое содержание материала.

Особое место в исследованиях памяти занимает проблема изучения высших произвольных и сознательных форм памяти, позволяющих человеку осознанно применять приёмы мнемической деятельности и произвольно обращаться к любым отрезкам своего прошлого. Впервые на существование этой проблемы обратили внимание философы-идеалисты, которые, пытаясь описать данные явления, противопоставляли их естественным формам памяти и считали проявлением высшей сознательной памяти.

В современной науке всё большее признание приобретает теория, которая в качестве основного понятия рассматривает деятельность личности как фактор, детерминирующий формирование всех её психических процессов, в том числе и процессов памяти. Согласно этой концепции, протекание процессов запоминания, сохранения и воспроизведения определяется тем, какое место занимает данный материал в деятельности субъекта. Экспериментально установлено и доказано, что наиболее продуктивно связи образуются и актуализируются в том случае, когда соответствующий материал выступает в качестве цели действия. Характеристики этих связей, например их прочность и лабильность (подвижность, оперативность), определяются тем, какова степень участия соответствующего материала в дальнейшей деятельности субъекта, какова значимость этих связей для достижения предстоящих целей.

Таким образом, основной тезис этой концепции может быть сформулирован так: образование связей между различными представлениями определяется не тем, каков сам по себе запоминаемый материал, а прежде всего тем, что с ним делает субъект и какое значение он имеет для него.

2. Физиологические и биохимические теории механизмов памяти

К 40-м гг. XX в. в отечественной психологии уже сложилось мнение о том, что память -- это функция мозга, а физиологической основой памяти является пластичность нервной системы. Пластичность нервной системы выражается в том, что каждый нервно-мозговой процесс оставляет после себя след, изменяющий характер дальнейших процессов и обусловливающий возможность их повторного возникновения, когда раздражитель, действовавший на органы чувств, отсутствует. Пластичность нервной системы проявляется и в отношении психических процессов, что выражается в возникновении связей между процессами. В результате один психический процесс может вызвать другой.

Физиологические теории механизмов памяти тесно связаны с важнейшими положениями учения И.П. Павлова о закономерностях высшей нервной деятельности. Учение об образовании условных временных связей -- это теория механизмов формирования индивидуального опыта субъекта, т. е. теория «запоминания на физиологическом уровне». Условный рефлекс как акт образования связи между новым и уже ранее закрепленным содержанием составляет физиологическую основу акта запоминания.

Для понимания причинной обусловленности этого акта важнейшее значение приобретает понятие подкрепления. Подкрепление-- это не что иное, как достижение непосредственной цели действия личности. В других случаях-- это стимул, мотивирующий действие или корригирующий его (например, в случае отрицательного подкрепления). Подкрепление, таким образом, знаменует собой совпадение вновь образовавшейся связи с достижением цели действия, а «как только связь совпала с достижением цели, она осталась и укрепилась» [12; 287]. Все характеристики этой связи, и прежде всего степень её прочности, обусловливаются именно характером подкрепления как мерой жизненной (биологической) целесообразности данного действия. Корригирующая функция подкрепления в осуществлении действия особенно полно раскрывается в трудах П. К. Анохина, показавшего роль подкрепления в регуляции активности субъекта, в замыкании рефлекторного кольца.

Таким образом, физиологическое понятие подкрепления, соотнесённое с психологическим понятием цели действия, представляет собой пункт слияния физиологического и психологического плана анализа механизмов процесса запоминания. Это позволяет утверждать, что по своей основной жизненной функции память направлена не в прошлое, а в будущее: запоминание того, что «было», не имело бы смысла, если бы не могло быть использовано для того, что «будет». Закрепление результатов успешных действий есть вероятностное прогнозирование их полезности для достижения предстоящих целей.

К физиологическим теориям более или менее непосредственно примыкает так называемая физическая теория памяти. Название физической она получила потому, что, согласно представлениям её авторов, прохождение любого нервного импульса через определённую группу нейронов оставляет после себя в собственном смысле слова физический след. Физическая материализация следа выражается в электрических и механических изменениях синапсов (места соприкосновения нервных клеток). Эти изменения облегчают вторичное прохождение импульса по знакомому пути.

Учёные полагают, что отражение объекта, например «ощупывание» предмета глазом по контуру в процессе его зрительного восприятия, сопровождается таким движением импульса по соответствующей группе нервных клеток, которое как бы моделирует воспринимаемый объект в виде устойчивой пространственно-временной нейронной структуры. Поэтому рассматриваемую теорию называют ещё теорией нейронных моделей. Процесс образования и последующей активизации нейронных моделей и составляет, согласно взглядам сторонников этой теории, механизм запоминания, сохранения и воспроизведения воспринятого.

Современные нейрофизиологические исследования характеризуются всё более глубоким проникновением в механизмы закрепления и сохранения следов на нейронном и молекулярном уровне.

Нейрофизиологический уровень изучения механизмов памяти на современном этапе всё более сближается и нередко прямо смыкается с биохимическим. Это подтверждается многочисленными исследованиями. На основе этих исследований возникла, в частности, гипотеза о двухступенчатом характере процесса запоминания. Суть её состоит в следующем. На первой ступени (непосредственно после воздействия раздражителя) в мозгу происходит кратковременная электрохимическая реакция, вызывающая обратимые физиологические изменения в клетках. Вторая стадия, возникающая на основе первой,-- это собственно биохимическая реакция, связанная с образованием новых белковых веществ (протеинов). Первая стадия длится секунды или минуты, и её считают физиологическим механизмом кратковременного запоминания. Вторая стадия, приводящая к необратимым химическим изменениям в клетках, считается механизмом долговременной памяти.

Если подопытное животное обучать чему-то новому, а затем моментально прервать кратковременную электрохимическую реакцию до того, как она начнёт переходить в биохимическую, то животное не сможет вспомнить то, чему его обучали. В одном опыте крысу помещали на площадку, находящуюся на небольшой высоте от пола. Животное тотчас же соскакивало на пол. Однако, испытав однажды боль от электрического разряда при соскакивании, крыса, помещённая на площадку даже через 24 часа после опыта, не спрыгивала с неё больше и ожидала, пока её снимут. У другой крысы прервали реакцию кратковременного запоминания сразу после получения ею болевого ощущения. На другой день крыса вела себя так, словно с ней ничего не произошло.

Временная потеря сознания у людей также приводит к забыванию того, что происходило в непосредственно предшествующий этому событию период. Таким образом, стиранию подвержены те следы воздействия, которые не успели закрепиться вследствие прекращения кратковременных электрохимических реакций ещё до начала соответствующих биохимических изменений.

Сторонники химических теорий памяти считают, что специфические химические изменения, происходящие в нервных клетках под действием внешних раздражителей, лежат в основе механизмов процессов закрепления, сохранения и воспроизведения следов. Имеются в виду различные перегруппировки белковых молекул нейронов, и прежде всего молекул так называемых нуклеиновых кислот. Дезоксирибонуклеиновая кислота (ДНК) считается носителем генетической, наследственной, памяти, рибонуклеиновая кислота (РНК)--основой онтогенетической, индивидуальной, памяти. В опытах шведского биохимика Хидена установлено, что раздражение нервной клетки увеличивает в ней содержание РНК и оставляет длительные биохимические следы, сообщающие ей способность резонировать на повторное действие знакомых раздражителей.

РНК может удержать невероятное количество кодов информации.

Успехи новейших, в частности биохимических, исследований дают немало оснований для оптимистических прогнозов относительно возможностей управления человеческой памятью в будущем. Но наряду с этими прогнозами появились некоторые необоснованные, подчас фантастические идеи, например о возможности обучения людей путём прямого химического воздействия на их нервную систему, о передаче знаний с помощью специальных таблеток памяти и т. д.

В этой связи важно подчеркнуть, что, хотя процессы человеческой памяти характеризуются очень сложным взаимодействием на всех уровнях, их детерминация идёт сверху, от деятельности человека. Здесь действует принцип: от целого -- к его частям. В соответствии с этим и материализация следов внешних воздействий осуществляется в направлении: организм -- орган -- клетка, а не наоборот. Использование фармакологических катализаторов памяти существа дела изменить не может.

Это подтверждается данными специальных исследований, в которых изучали влияние различных условий жизни животного на изменение морфологической и химической структуры его мозга. Установлено, например, что у крыс, находившихся в богатой впечатлениями обстановке, активизировавшей различные их действия, кора мозга становится крупнее, толще и тяжелее, чем у животных, прозябавших в психологически обеднённых условиях. Происходят специфические изменения и в химическом составе мозга развитой крысы: увеличивается, например, количество ацетилхолина -- фермента, участвующего в передаче нервных импульсов. Таким образом, психологический уровень, уровень деятельности личности, оказывается определяющим по отношению к функционированию нижележащих уровней.

Отмеченные структурные и химические изменения в клетках мозга, будучи продуктом предшествующей деятельности, становятся затем необходимым условием последующих, более сложных действий, включаясь в механизм их осуществления. Они не могут быть сформированы снизу, например путём прямого введения в мозг соответствующих химических веществ в готовом виде. В этом смысле и следует понимать положение о детерминирующей роли вышележащих уровней функционирования процессов памяти по отношению к нижележащим.

Исследования механизмов памяти на различных уровнях, безусловно, взаимно обогащают друг друга.

II. Изучение памяти и её процессов на современном этапе

1. Общее понятие о памяти. Определение памяти и её виды

Важнейшая особенность психики состоит в том, что отражение внешних воздействий постоянно используется личностью в её дальнейшем поведении. Постепенное усложнение поведения осуществляется за счёт накопления индивидуального опыта. Формирование опыта было бы невозможно, если бы образы внешнего мира, возникающие в коре мозга, исчезали бесследно. Вступая в различные связи между собой, эти образы закрепляются, сохраняются и воспроизводятся в соответствии с требованиями жизни и деятельности.

Запоминание, сохранение и последующее воспроизведение индивидом его опыта называется памятью. В памяти различают такие основные процессы: запоминание, сохранение, воспроизведение и забывание. Указанные процессы не являются автономными психическими способностями. Они формируются в деятельности и определяются ею. Запоминание определённого материала связано с накоплением индивидуального опыта в процессе жизнедеятельности. Использование в дальнейшей деятельности того, что запомнилось, требует воспроизведения. Выпадение же определённого материала из деятельности ведёт к его забыванию. Сохранение материала в памяти зависит от участия его в деятельности личности, поскольку в каждый данный момент поведение человека определяется всем его жизненным опытом.

Память — важнейшая, определяющая характеристика психической жизни личности. Роль памяти не может быть сведена к запечатлению того, что «было в прошлом». (Образы прошлого в психологии именуются представлениями.) Никакое актуальное действие немыслимо вне процессов памяти, ибо протекание любого психического акта обязательно предполагает удержание каждого данного его элемента для «сцепления» с последующими. Без способности к такому «сцеплению» невозможно развитие: человек оставался бы «вечно в положении новорожденного» [12; 283].

Будучи важнейшей характеристикой всех психических процессов, память обеспечивает единство и целостность человеческой личности.

Память считалась одним из наиболее разработанных разделов психологии. Но дальнейшее изучение закономерностей памяти в наши дни снова сделало её узловой проблемой науки. От разработки проблем памяти в значительной степени зависит прогресс самых различных, в том числе весьма, казалось бы, далеких от психологии, областей знаний (техники в первую очередь).

В современных исследованиях памяти в качестве центральной выступает проблема её механизмов. Те или иные представления о механизмах запоминания составляют основу различных теорий памяти.

В настоящее время в науке нет единой и законченной теории памяти. Большое разнообразие гипотез и моделей обусловлено активизацией поисков, предпринимаемых, особенно в последние годы, представителями различных наук. К двум давним уровням изучения механизмов и закономерностей памяти -- психологическому и нейрофизиологическому -- сейчас прибавился третий -- биохимический. Формируется также кибернетический подход к изучению памяти.

Виды памяти Поскольку память включена во всё многообразие жизни и деятельности человека, то и формы её проявления чрезвычайно многообразны. Деление памяти на виды должно быть обусловлено прежде всего особенностями самой деятельности, в которой осуществляются процессы запоминания и воспроизведения. В качестве наиболее общего основания для выделения различных видов памяти выступает зависимость её характеристик от особенностей деятельности, в которой осуществляются процессы запоминания и воспроизведения. При этом отдельные виды памяти вычленяются в соответствии с тремя основными критериями: 1) по характеру психической активности, преобладающей в деятельности, память делят на двигательную, эмоциональную, образную и словесно-логическую; 2) по характеру целей деятельности -- на непроизвольную и произвольную; 3) по продолжительности закрепления и сохранения материала (в связи с его ролью и местом в деятельности) -- на кратковременную, долговременную и оперативную.

Двигательная, эмоциональная, образная и словесно-логическая память

В различных видах деятельности могут преобладать различные виды психической активности: моторная, эмоциональная, сенсорная, интеллектуальная. Каждый из этих видов активности выражается в соответствующих действиях и их продуктах: в движениях, чувствах, образах, мыслях. Соответствующие им специфические виды памяти получили в психологии названия: двигательной, эмоциональной, образной и словесно-логической памяти.

Двигательная память -- это запоминание, сохранение и воспроизведение различных движений и их систем. Она во многом определяет координацию, ловкость и меткость наших движений, без неё невозможно научиться водить машину, достигнуть успехов в спорте. Обычно свои движения мы контролируем зрением. Но такой контроль -- не единственно возможный, глаза можно освободить от рутинной работы и переключить в этот момент на что-то более важное. Движение можно контролировать рукой, без помощи глаз, но это возможно лишь при развитой двигательной памяти. В структуре двигательной памяти можно выделить запоминание и сохранение параметров движения: направления (в какую сторону оно совершается), расстояния (какой длины путь проходит рука), угол поворота сустава. Основными показателями двигательной памяти являются её точность (воспроизведение заданного параметра без отключений), объём (количество движений, параметры которых человек может воспроизвести), устойчивость (ухудшается или нет их воспроизведение под влиянием помех -- сбивающих движений в промежутке между запоминанием и воспроизведением) и прочность (как долго это движение помнится.) Встречаются люди с ярко выраженным преобладанием этого вида памяти над другими её видами. Один психолог признавался, что он совершенно не в состоянии воспроизвести в памяти музыкальную пьесу, а недавно услышанную оперу может воспроизвести лишь как пантомиму. Другие же люди, наоборот, вообще не замечают у себя двигательной памяти. Огромное значение этого вида памяти состоит в том, что она служит основой для формирования различных практических и трудовых навыков, равно как и навыков ходьбы, письма и т. д. Без памяти на движения мы должны были бы каждый раз учиться сначала осуществлять соответствующие действия. Обычно признаком хорошей двигательной памяти является физическая ловкость человека, сноровка в труде, «золотые руки».

Эмоциональная память -- это память на чувства. Эмоции всегда сигнализируют о том, как удовлетворяются наши потребности и интересы, как осуществляются наши отношения с окружающим миром. Эмоциональная память имеет очень важное значение в жизни и деятельности каждого человека. Пережитые и сохранённые в памяти чувства выступают как сигналы, либо побуждающие к действию, либо удерживающие от действий, вызвавших в прошлом отрицательные переживания. Способность сочувствовать другому человеку, сопереживать герою книги основана на эмоциональной памяти. «Раз вы способны бледнеть, краснеть при одном, воспоминании об испытанном, раз вы боитесь думать о давно пережитом несчастьи, -- у вас есть память на чувствования, или эмоциональная память» [12; 292].

Эмоциональная память в известном смысле может оказываться сильнее других видов памяти. Каждый по своему опыту знает, как иногда от давно прошедших и основательно забытых событий, книг, кинофильмов остается только впечатление, чувство. Однако и такое чувство не беспредметно. Именно поэтому оно может выступать в качестве первого узелка в развертывании цепочки ассоциаций.

Образная память -- это память на представления, на картины природы и жизни, а также на звуки, запахи, вкусы. Она бывает зрительной, слуховой, осязательной, обонятельной, вкусовой. Если зрительная и слуховая память обычно хорошо развиты и играют ведущую роль в жизненной ориентировке всех нормальных людей, то осязательную, обонятельную и вкусовую память в известном смысле можно назвать профессиональными видами: как и соответствующие ощущения, эти виды памяти особенно интенсивно развиваются в связи со специфическими условиями деятельности. Поразительно высокого уровня они могут достигать в условиях компенсации или замещения недостающих видов памяти, например у слепых, глухих и т. д.

Образная память особенно развита у людей «художественных» профессий.

Иногда встречаются люди, обладающие так называемой эйдетической памятью. Эйдетические образы, или наглядные образы памяти,-- это результат возбуждения органов чувств внешними раздражителями. Эйдетические образы похожи на представление тем, что возникают в отсутствие предмета, но характеризуются такой детализированной наглядностью, которая совершенно недоступна обычному представлению. Человек, например, «видит» отсутствующий предмет до мельчайших подробностей, «переводя взгляд» с детали на деталь, как это обычно можно сделать при восприятии. Можно предположить, что по аналогии с эйдетической зрительной памятью встречается такая же яркая слуховая, может быть, даже и осязательная память.

Содержанием словесно-логической памяти являются наши мысли. Мысли не существуют без языка, поэтому память на них и называется не просто логической, а словесно-логической. Поскольку мысли могут быть воплощены в различную языковую форму, то воспроизведение их возможно ориентировать на передачу либо только основного смысла материала, либо его буквального словесного оформления. Если в последнем случае материал вообще не подвергается смысловой обработке, то буквальное заучивание его оказывается уже не логическим, а механическим запоминанием.

В словесно-логической памяти главная роль принадлежит второй сигнальной системе. Словесно-логическая память специфически человеческая память в отличие от двигательной, эмоциональной и образной, которые в своих простейших формах свойственны и животным. Опираясь на развитие других видов памяти, словесно-логическая память становится ведущей по отношению к ним, и от её развития зависит развитие всех других видов памяти. Словесно-логической памяти принадлежит ведущая роль в усвоении знаний учащимися в процессе обучения.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой