Преступления против интересов службы

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «МОГИЛЕВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. А.А. КУЛЕШОВА»

Факультет экономики и права

Кафедра правоведения

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Преступления против интересов службы

Выполнил студент 5 курса

заочного отделения

группы П-023

Научный руководитель

преподаватель

Решение кафедры о допуске дипломной работы к защите в ГЭК

(протокол № от июня 2007 г.)

Могилев 2007

СОДЕРЖАНИЕ

Перечень используемых сокращений

Введение

1. Злоупотребление властью или служебными полномочиями. Превышение власти или служебных полномочий

2. Бездействие должностного лица

3. Служебный подлог. Служебная халатность

4. Незаконное участие в предпринимательской деятельности

5. Взяточничество

6. Получение незаконного вознаграждения служащим государственного аппарата

Заключение

Список использованных источников

ПЕРЧЕНЬ ИСПОЛЬЗУЕМЫХ СОКРАЩЕНИЙ

УК — Уголовный кодекс Республики Беларусь № 275-З от 9 июля 1999 г. (в ред. от 20. 07. 2006)

ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время одной из глобальных проблем, которая волнует мировое сообщество, являются преступления против интересов службы или так называемая коррупция. Коррупция, как вирус разносится по всей планете, заражая государственные аппараты, но все законодательные «вакцины» не в силах ее сдержать. Принимаются различные законодательные акты, направленные на борьбу с коррупцией, за отдельные ее проявления предусматривается уголовная ответственность в уголовных кодексах многих стран, принимаются международные акты, — но желаемых результатов это не приносит.

Наиболее опасным проявлением коррупции является взяточничество, поскольку оно подрывает принципы государственного управления, равенства и социальной справедливости, сдерживает экономическое развитие, составляет угрозу моральным устоям общества. Именно этому негативному, уголовно наказуемому явлению посвящена данная дипломная работа.

Тема работы актуальна и интересна, поскольку упоминания о взяточничестве присутствуют еще в источниках, написанных во времена до нашей эры, а в настоящее время приобрело огромный размах, свидетельством тому создание международных правовых актов, которые направлены на координацию действий, направленных на борьбу с этим явлением.

Взяточничество представляет собой не просто акт получения должностным лицом имущественного вознаграждения за использование своего служебного положения, а целый механизм, который действует, нарушая уголовное законодательство. Именно поэтому следует более подробно остановиться на рассмотрении этого явления, причинах его возникновения, факторах, способствующих его росту и возможных мерах борьбы с ним.

Злоупотребление властью или служебными полномочиями приводит к нарушению законных прав и интересов рядовых граждан, а также может повлечь причинение огромного имущественного ущерба государству.

Служебная халатность зачастую вынуждает граждан тратить свое время и нервы на решение проблем, которые возникли в результате небрежного отношения к службе сотрудников государственных учреждений.

Все вышесказанное еще раз подчеркивает актуальность выбранной автором темы дипломной работы.

Цель работы — дать уголовно-правовую характеристику преступлениям против интересов службы.

Задачи данной работы: раскрыть содержание преступлений против интересов службы и дать их уголовно-правовую характеристику, рассмотреть понятие «взятка», рассмотреть взяточничество как социальное явление, описать наиболее характерные черты взяточничества на современном этапе, изучить возможные меры борьбы с преступлениями против интересов службы, а также социологические исследования, проводимые по данной теме.

Выполнение данных задач позволит более полно рассмотреть выбранную тему, что поможет не только овладеть теоретическим материалом, но и использовать приобретенные знания на практике.

Объектом исследования является проблема борьбы с преступлениями против интересов службы.

Предметом исследования являются общие закономерности возникновения, функционирования и развития коррупционных отношений, их сущность, структура, основные элементы и принципы.

Прочитав и исследовав труды ученых на эту тему, законы, нормативно-правовые акты, материалы конференций, можно прийти к выводу: как много людей интересуется проблемой совершения преступлений против интересов службы, предлагают свои меры по искоренению этой болезни, используя при этом не общие фразы, а конкретные факты.

Нельзя не согласиться с тем, что именно коррупционные отношения, с одной стороны, провоцируют дальнейшее распространение и усиление криминальной напряженности в стране, а, с другой, ослабляют возможности государства и общества эффективно реагировать на этот процесс. Давно подтверждено, что преступления против интересов службы подрывают устои государственной власти, деформирует, общественное сознание, ложиться тяжелым материальным бременем на белорусов.

Коррупция стала серьезно угрожать верховенству закона, демократии и правам человека, подрывать доверие к власти, принципам государственного управления, равенства и социальной справедливости, препятствовать конкуренции, затруднять экономическое развитие и угрожать стабильности демократических институтов и моральных устоям общества.

Ярким примером эффективной борьбы с коррупцией, которому, представляется, нашему государству надо последовать, является операция «Чистые руки», проведенная в Италии в начале 90-х, операция имела ошеломляющие результаты, которые большей частью неизвестны белорусской общественности! Заключаются же эти результаты в том, что под руководством прокурора Борелли, был, по образному выражению, возведен город Закона. Однако для этого ему пришлось разрушить старый город Взяткоград. В результате «чистки», покончившей с невиданной для цивилизованного государства коррумпированностью власти, оказались «выведенными из оборота» 80% итальянских политиков, фактически прекратилось действие крупных партий. Одних только самоубийств подследственных было около трех десятков.

Никакие этические соображения не могут сравниться по силе предупредительного воздействия с опасением чиновника быть разоблаченным и наказанным. Честность чиновничества должна постоянно подкрепляться страхом перед хорошо работающим прокурором. Особенно в Беларуси, где нищие служащие испытывают огромные искушения и не стеснены ни общественной, ни религиозной моралью. Если за всеми, пусть даже достаточно жесткими, требованиями антикоррупционного законодательства не будут «проглядываться» грозная фигура независимая от «кормления», хорошо обеспеченного, боящегося потерять свою работу прокурора, требования эти не будут подкреплены реальной угрозой наказания за их неисполнение.

Цели и задачи исследования обусловили структуру дипломной работы, которая состоит из введения, шести глав, заключения и приложения.

В данной работе были использованы следующие методы исследования: анализ, изучение, оценка, синтез и так далее.

Автором настоящей дипломной работы исследованы и проанализированы нормативные правовые акты по состоянию на 01. 04. 2007 года, а также различные литературные источники.

Данная дипломная работа была написана, опираясь на исследование трудов, монографий и статей таких известных авторов, как Василевич Г. А. («Ответственность за взяточничество в контексте равенства всех перед законом»), Добродей А. («К вопросу о предмете взятки»), Калинкович В. А. («Некоторые вопросы уголовной ответственности за взяточничество»), Усик Ю. («Злоупотребление властью или служебными полномочиями») и других. Также при написании работы были использованы материалы учебных пособий по уголовному праву — таких как «Уголовное право Республики Беларусь» под общей редакцией А. И. Лукашова, «Уголовное право Республики Беларусь» под редакцией Н. А. Бабия и И. О. Грунтова. Также автором был использован ряд нормативно-правовых актов — таких как Конвенция о гражданско-правовой ответственности за коррупцию (заключена в Страсбурге 04. 11. 1999 г.), Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изменениями и дополнениями принятыми на Республиканском референдуме 24 ноября 1996 года и 17 ноября 2004 года), Уголовный кодекс Республики Беларусь № 275-З от 9 июля 1999 г. (в ред. от 20. 07. 2006), Гражданский кодекс Республики Беларусь № 218-З от 7 декабря 1998 г. (в ред. от 29. 12. 2006), Закон Республики Беларусь «О государственной службе в Республике Беларусь» № 204-З от 14 июня 2003 г. (в ред. от 16. 05. 2006), Закон Республики Беларусь «О борьбе с коррупцией» № 165-З от 20 июля 2006 г., Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь «О судебной практике по делам о взяточничестве» № 6 от 26. 06. 2003 г., Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь «О судебной практике по делам о преступлениях против интересов службы» № 6 от 26 июня 2003 г.

1. ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ВЛАСТЬЮ ИЛИ СЛУЖЕБНЫМИ ПОЛНОМОЧИЯМИ. ПРЕВЫШЕНИЕ ВЛАСТИ ИЛИ СЛУЖЕБНЫХ ПОЛНОМОЧИЙ

В силу части первой ст. 11 Уголовного кодекса Республики Беларусь преступлением признается виновное совершение общественно опасного деяния (действие или бездействие), характеризующегося признаками, предусмотренными УК, и запрещенного им под угрозой наказания, В указанной статье дано общее определение понятия преступления, раскрывающее его материальное содержание и юридическую природу. То есть с понятием преступления уголовный закон связывает такое сознательное виновное поведение физического лица, в результате которого совершаются поступки, запрещенные законодательством.

Из содержания ст. 11 УК следует, что для признания того или иного действия преступлением необходимо в первую очередь установить, что оно совершено виновно, является противоправным, общественно опасным и наказуемым.

Результаты деятельности любой организации напрямую связаны со способностью руководителей правильно организовать работу ее служб и отделов. Между тем практика показывает, что директора и служащие нередко используют предоставленные им должностные полномочия в целях извлечения личных выгод. Причем личные выгоды могут носить не только материальный характер. Как правило, данные действия подпадают под признаки злоупотребления служебными полномочиями. Такие действия, связанные с использованием служебных полномочии попреки интересам службы, способны, в частности, вызвать неплатежеспособность (банкротство) предприятия, привести к снижению качества выпускаемой продукции, причинить ущерб предприятию и т. п. В ряде случаев они приводят к нарушению технических норм, установленных государственными нормативами и стандартами. Данные нарушения создают предпосылки выпуска опасной для населения продукции, товаров, предоставления некачественных услуг и наносят серьезный ущерб экономическим интересам государства.

Согласно части первой ст. 424 УК злоупотреблением властью или служебными полномочиями является умышленное, вопреки интересам службы совершение должностным лицом действий с использованием своих служебных полномочий, повлекшее причинение ущерба в крупном размере или существенного вреда правам и законным интересам граждан либо государственным или общественным интересам [24, с. 65].

В соответствии с теорией уголовного права для наличия состава преступления против интересов службы (в частности, имеется в виду норма ст. 424 УК) обязательно необходима совокупность двух элементов -- субъекта преступления, которым является должностное лицо, и объективной стороны преступления, которая предполагает использование должностным лицом своих служебных полномочий или служебного положения вопреки интересам службы.

Субъектом этого преступления может быть только должностное лицо, признанное таковым в соответствии с положениями части четвертой ст. 4 УК.

Исходя из изложенных в части четвертой ст. 4 УК признаков должностного лица, можно выделить следующие категории должностных лиц: 1) представители власти; 2) представители общественности; 3) лица, занимающие должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных обязанностей; 4) лица, занимающие должности, связанные с выполнением административно-хозяйственных обязанностей; 5) лица, уполномоченные на совершение юридически значимых действий; 6) должностные лица иностранных государств, иностранных и международных организаций.

Если в вышеприведенном перечне пп. 1−4 и п. 6 не вызывают вопросов, то п. 5 требует разъяснения. К должностным лицам, указанным в п. 5, могут быть отнесены и лица, которые не наделены властными полномочиями, но в силу своих обязанностей в определенной ситуации являются уполномоченными на совершение юридически значимых действий. В заключении Конституционного Суда Республики Беларусь от 12. 11. 2001 № 3−129/2001 «О соответствии Конституции положения пункта 3 части четвертой статьи 4 Уголовного кодекса Республики Беларусь и основанной на нем практики применения понятия должностного лица по признаку совершения юридически значимых действий содержится следующее указание: «Таким образом, лица, уполномоченные в установленном порядке на совершение юридически значимых действий, по смыслу уголовного закона — это лица, постоянно пли временно занимающие в организациях (независимо от форм собственности) должности либо выполняющие возложенные на них обязанности по специальному полномочию и совершающие такие действия, в результате которых наступают или могут наступить юридически значимые последствия в виде возникновения, изменения или прекращения правоотношений, субъектами которых являются иные лица». Данное заключение в основном касается вопроса отнесения преподавателей, принимающих экзамены в учебных заведениях, к должностным лицам, однако его выводы можно распространить и на иных работников, например на работника организации, которому в установленном порядке выдана доверенность на право представительства от имени юридического лица [24, с. 66].

С объективной стороны данное преступление характеризуется наличием следующих обязательных признаков: 1) умышленное вопреки интересам службы совершение должностным лицом действий с использованием своих служебных полномочий; 2) наступившие в результате этого общественно опасные последствия в виде причинения ущерба в крупном размере или существенного вреда правам и законным интересам граждан либо государственным или общественным интересам; 3) наличие причинной связи между действиями, совершаемыми вопреки интересам службы (деянием), и последствиями.

Субъективная сторона предполагает умышленную вину в отношении совершаемого деяния и наступивших последствий.

Умышленным преступлением в силу положений части первой ст. 22 УК признается общественно опасное деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.

Согласно части второй ст. 22 УК преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, сознавало общественную опасность своего действия или бездействия, предвидело их общественно опасные последствия и желало их наступления.

В соответствии с частью третьей ст. 22 УК преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо, его совершившее, сознавало общественную опасность своего действия или бездействия, предвидело их общественно опасные последствия, не желало, но сознательно допускало наступление этих последствий либо относилось к ним безразлично.

Что же касается самого состава преступления, предусмотренного ст. 424 УК, то теорией уголовного права он признан материальным, то есть преступление считается оконченным с момента фактического причинения вреда, наступления последствий (причинение ущерба в крупном размере; причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан; причинение существенного вреда государственным или общественным интересам).

Согласно примечанию к гл. 35 УК крупным размером признается размер (ущерб) на сумму в двести пятьдесят и более раз превышающий размер базовой величины, установленный на день совершения преступления. Следовательно, злоупотребление служебными полномочиями, вызвавшее последствия в виде причинения ущерба в крупном размере, будет преследоваться по закону, то есть является уголовно наказуемым, если сумма ущерба больше двухсот пятидесяти базовых величин, установленных на день совершения деяния.

Понятие существенного вреда правам и законным интересам либо государственным и общественным интересам носит оценочный характер. Такой вред может выражаться в нарушении конституционных прав и свобод граждан, в подрыве авторитета органов власти, государственных и общественных организаций, нарушении общественного порядка, сокрытии тяжких преступлений и т. п.

В частности, если должностное лицо воспрепятствовало законной предпринимательской или иной деятельности либо осуществило регистрацию незаконной сделки с землей, то следует признавать, что это повлекло за собой существенное нарушение прав и законных интересов граждан, организаций, общества или государства, то есть причиненный вред будет являться существенным [24, с. 67].

Отсутствие существенного вреда дает основание квалифицировать деяния должностного лица как дисциплинарный проступок, а не как преступление,

В юридической науке имеется несколько подходов к освещению вопроса о разграничении преступления и административного правонарушения. Наиболее распространенная позиция ученых состоит в том, что все правонарушения опасны для общества, но при этом отличие административных правонарушений от преступлений заключается в меньшей степени общественной опасности.

При отграничении злоупотребления должностными полномочиями от административных правонарушений следует руководствоваться не только такими отличительными признаками, как общественная опасность; противоправность и наказуемость, но и криминообразующими объективными и субъективными признаками состава злоупотребления должностными полномочиями. Отсутствие хотя бы одного из признаков должностного злоупотребления и причинной связи с наступившими последствиями (имеется в виду характер таких последствий) является критерием отграничения злоупотребления должностными полномочиями от правонарушений, совершаемых должностными лицами.

Таким образом, факт наступления общественно опасных последствий при злоупотреблении полномочиями является главным условием наступления уголовной ответственности, при этом формы злоупотребления властью или служебными полномочиями носят различный характер.

Квалифицирующими признаками состава преступления, предусмотренного ст. 424 УК, являются: 1) корыстная или иная личная заинтересованность; 2) совершение деяния должностным лицом, занимающим ответственное положение (ст. 4 УК); 3) совершение деяния при осуществлении функций по разгосударствлению или приватизации государственного имущества; 4) деяние, повлекшее тяжкие последствия. Квалифицирующие признаки образуют более строго наказуемые составы преступления.

Что же касается лица, не являющегося должностным, то оно может быть признано виновным в соучастии в преступлении против интересов службы лишь при наличии обязательного условия: это лицо знало о преступных намерениях должностного лица, между ними был предварительный сговор о совершении преступления, и лицо, не являющееся должностным, совершило какие-либо конкретные действия, образующие объективную сторону преступления.

Приведем примеры из судебной практики.

Пример 1. Т., исполняющий обязанности генерального директора совместного предприятия «Е» (далее -- СП «Е»), обвинялся в том, что, злоупотребляя своими служебными полномочиями, имея личную заинтересованность и корысть, с целью невозвращения в установленные сроки оставшейся части кредита государственному банку в период с января по октябрь 1999 л незаконно произвел отчуждение имущества, заложенного в обеспечение кредита. В результате банку причинен ущерб на сумму 20 240 долл. США, то есть в особо крупном размере. Суд Ленинского района г. Гродно признал Т. Невиновным и оправдал по части третьей ст. 424 УК за отсутствием в деянии состава преступления, указав в приговоре, что, реализуя залоговое имущество, Т. действовал в интересах своего предприятия, находящегося в затруднительном финансовом положении, и обеспечивал его хозяйственные нужды. Он не преследовал корыстные цели или иную личную заинтересованность, поэтому в его действиях отсутствует состав преступления. С такими выводами согласились суды кассационной и надзорной инстанций.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда по протесту заместителя Генерального прокурора отменила состоявшиеся судебные постановления и передала дело на новое судебное разбирательство, указав следующее:

СП получило в банке валютный кредит в сумме 50 тыс. долл. США, заключив договор залога, В качестве залогового имущества СП представило 220 комплектов мягкой мебели. Согласно договору залога СП предоставлялось право реализовывать залоговое имущество при условии его восполнения в течение трех дней. Т. распорядился реализовать залоговое имущество, не предприняв мер к его восполнению, что лишило банк возможности обратить взыскание на предмет залога и повлекло причинение государственному банку ущерба в особо крупном размере. В нарушение Закона Республики Беларусь от 24. 11. 1993 «О залоге» и договора залога СП отпускало различным потребителям залоговое имущество. Например, Гродненскому тонкосуконному объединению, одному из учредителей СП, было продано 105 комплектов залоговой мебели. Средств, полученных от реализации этой мебели, было достаточно, чтобы погасить задолженность перед банком. Действуя подобным образом, Т. также в нарушение Закона «О залоге» и условий заключенного договора о залоге причинил другому субъекту хозяйствования ущерб в особо крупном размере. Действия Т. по отчуждению залогового имущества совершались вопреки интересам службы, поскольку нарушались закон, и права другого предприятия. Иная личная заинтересованность Т. как исполняющего обязанности генерального директора СП заключалась в том, что он в нарушение закона фактически выплатил дивиденды своему учредителю, который и назначил его на эту должность.

Пример 2. Главный бухгалтер колхоза Ш., являясь должностным лицом, давала указания подчиненным ей бухгалтерам убирать принадлежащий ей картофель, производить ремонт в ее доме, пасти стадо коров, в котором находилась ее корова. В табель учета рабочего времени Ш. вносила заведомо ложные сведения о том, что подчиненные в эти дни находились на рабочих местах и выполняли свои служебные обязанности. На основании ложных сведений им была начислена и выплачена заработная плата.

В приговоре суда Ленинского района г. Гродно содеянное Ш. квалифицировано по части второй ст. 424 и части первой ст. 427 УК.

Свои выводы в приговоре суд мотивировал тем, что преступными действиями Ш., совершенными из корыстной заинтересованности, причинен существенный вред охраняемым Конституцией и Трудовым кодексом Республики Беларусь правам и законным интересам ее подчиненных, поскольку были нарушены их трудовые права.

Пример 3. Старший инспектор Гомельской таможни К. обвинялся в том, что, находясь при исполнении служебных обязанностей в пункте таможенного оформления «Новая Гута» (12 и 20 марта 2003 г.), умышленно, вопреки интересам службы не производил в полном объеме таможенный досмотр, оформление и декларирование товаров, находившихся в автобусах, следовавших с пассажирами и товарами из Одессы в Минск. Его действиями причинен особо крупный ущерб государству вследствие неуплаты пассажирами таможенных платежей на сумму 50 240 7 82 руб. Первый эпизод содеянного К. сторона обвинения квалифицировала по части первой ст. 425 УК, а второй -- по части третьей ст. 424 УК.

Суд Гомельского района переквалифицировал содеянное К. по второму эпизоду на часть третью ст. 425 УК, указав в приговоре, что обвиняемый совершил два абсолютно идентичных посягательства на интересы службы, которые выражались в умышленном бездействии должностного лица. К. умышленно не выполнял свои служебные обязанности в полном объеме, причем во втором эпизоде он бездействовал из иной личной заинтересованности, выразившейся в желании получить от руководителя туристической группы взаимную услугу [24, с. 68].

Превышение власти или служебных полномочий представляет собой совершение должностным лицом по службе действий, явно выходящих за пределы предоставленных ему полномочий.

В отличие от злоупотребления властью или служебными полномочиями при превышении указанных полномочий должностное лицо совершает такие действия по службе, которые и по форме (несоответствие служебной компетенции), и по содержанию являются незаконными.

Если превышение это такое действие по службе, которое изначально незаконно, поскольку не соответствует компетенции должностного лица, то злоупотребление это совершаемые все-таки в пределах компетенции данного должностного лица действия по службе, но признанные незаконными вследствие противоречия их интересам службы.

Решая вопрос о наличии состава превышения должностным лицом, власти или служебных полномочий, необходимо точно установить круг, объем и сферу его служебных полномочий (компетенцию). Следует учитывать, что полномочия должностного лица по службе определяются не только соответствующими законами, но и иными актами законодательства, в том числе уставами, положениями, инструкциями, циркулярами, приказами и т. д.

Несмотря на то, что превышение власти или служебных полномочий характеризуется совершением действий, которые явно выходят за пределы предоставленных должностному лицу полномочий, необходимо, тем не менее, установить, что эти действия были совершены:

а) по службе, то есть связаны с использованием служебного положения;

б) совершены должностным лицом при исполнении служебных обязанностей.

Для состава рассматриваемого преступления важно установить, что совершенные должностным лицом по службе действия явно выходили за пределы предоставленных полномочий.

Явность означает очевидность, бесспорность (прежде всего для самого должностного лица), что совершенные по службе действия не следует совершать, поскольку они не входят в круг его должностных полномочий. Если вопрос о превышении власти или служебных полномочий является спорным и должностное лицо превысило полномочия вследствие нечеткого определения круга служебных обязанностей или недостаточно четкого распределения полномочий между вышестоящими и нижестоящими должностными лицами, уголовная ответственность за превышение власти или служебных полномочий исключается.

Превышение власти или служебных полномочий может выражаться только в активных действиях. По своему характеру действия по службе при превышении власти или служебных полномочий могут заключаться:

в совершении действий по службе, которые относятся к компетенции вышестоящего должностного лица данного ведомства;

в совершении действий, входящих в компетенцию должностного лица другого ведомства;

в совершении действий, входящих в компетенцию коллегиального органа;

в совершении действий, хотя и входящих в компетенцию данного должностного лица, но совершение которых допустимо лишь при определенных условиях, отсутствующих в данном случае;

в совершении действий, которое неправомочно совершать ни одно должностное лицо.

Превышение власти или служебных полномочий влечет уголовную ответственность, если это повлекло причинение ущерба в крупном размере или существенный вред правам и законным интересам граждан либо государственным или общественным интересам.

Между превышением власти или служебных полномочий и наступившими полномочиями последствиями установлена причинная связь.

С субъективной стороны превышение власти или служебных полномочий характеризуется умышленной виной по отношению к совершению действий, явно выходящих за пределы служебных полномочий лица, и к наступившим последствиям.

Для квалификации превышения власти или служебных полномочий по ч. 2 ст. 426 необходимо установить, что должностное лицо совершило указанные действия по службе из корыстной или иной личной заинтересованности.

Часть 3 ст. 426 предусматривает ответственность за превышение власти или служебных полномочий, совершенное должностным лицом, занимающим ответственное положение или повлекшее тяжкие последствия.

Особым видом превышения власти или служебных полномочий, квалифицируемых по ч. 3 ст. 426, является превышение, сопряженное с насилием, мучением или оскорблением потерпевшего либо применением оружия или специальных средств.

Превышение при наличии в содеянном указанных квалифицирующих обстоятельств влечет уголовную ответственность даже если не наступили последствия, указанные в ч. 1 ст. 426, и может проявляться в следующих формах:

в совершении должностным лицом действий по службе, которые как таковые явно превышают должностные полномочия и к тому же сопряжены с указанными квалифицирующими обстоятельствами;

превышение власти или служебных полномочий, которое изначально выражается в насильственных действиях в отношении потерпевшего, оскорблении либо незаконном применении оружия или специальных средств, то есть в совершении по службе таких действий, которые должностное лицо вообще не вправе совершать либо вправе, но при наличии определенных условий, отсутствовавших в данном случае.

Насилие или иные указанные выше обстоятельства могут рассматриваться в качестве квалифицирующих лишь в том случае, если они были допущены должностным лицом на основе использования им служебных полномочий.

Под «насилием» в ч. 3 ст. 426 следует понимать только физическое насилие в отношении потерпевшего.

Физическое насилие может проявляться в причинении потерпевшему побоев, физической боли, телесных повреждений, смерти, в ограничении или лишении свободы, изнасиловании.

С учетом сравнительной оценки тяжести преступлений превышение власти или служебных полномочий, выражавшееся в умышленном причинении смерти, а равно изнасиловании, квалифицируется по совокупности преступлений.

Под оскорблением понимается словесное или действием унижение чести и достоинства потерпевшего.

Под применением оружия или специальных средств понимается их реальное использование для причинения вреда потерпевшим (выстрел, удар резиновой палкой, холодным оружием, применение слезоточивых и раздражающих веществ, электрошоковое воздействие и т. д.), а равно попытка применения указанных средств. Оружие должно применяться в соответствии с его поражающими свойствами. В противном случае речь должна идти об обычном насилии как квалифицирующем признаке превышения власти или служебных полномочий.

К «оружию» относятся как огнестрельное, так и холодное оружие, а также газовые пистолеты.

К «специальным средствам» относятся наручники, смирительные рубашки, резиновые дубинки, газовые баллончики, электрошокеры, водометы и т. п.

Субъектом превышения власти или служебных полномочий может быть только должностное лицо.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

— статья 424 УК является нормой, создающей правовую платформу для привлечения к уголовной ответственности недобросовестных руководителей и иных должностных лиц.

— превышение власти или служебных полномочий может выражаться только в активных действиях;

— превышение власти или служебных полномочий влечет уголовную ответственность, если это повлекло причинение ущерба в крупном размере или существенный вред правам и законным интересам граждан либо государственным или общественным интересам.

2. БЕЗДЕЙСТВИЕ ДОЛЖНОСТНОГО ЛИЦА

В отличие от злоупотребления властью или служебными полномочиями бездействие должностного лица представляет собой пассивную форму преступного посягательства на интересы службы посредством умышленного вопреки интересам службы несовершения должностным лицом действий по службе, которые оно в соответствии с возложенными на него полномочиями (обязанностями) должно было и могло совершить для обеспечения (защиты) соответствующих интересов службы.

При характеристике объективных признаков состава бездействия должностного лица следует исходить из необходимости разграничения данного преступления от служебной халатности (ст. 428), также совершаемой путем неисполнения должностным лицом возложенных на него служебных обязанностей. Хотя основной момент разграничения указанных преступлений заключен в субъективной стороне, тем не менее, по психологической «насыщенности» (независимо от содержания вины) неисполнение служебных обязанностей при бездействии должностного лица и служебной халатности являются разными по характеру «осознанности» формами бездействия.

С объективной стороны бездействие должностного лица требует установления следующих признаков:

неисполнение должностным лицом требуемых по службе действий;

совершение требуемых по службе действий входит в круг (объем) служебных полномочий (несовершение должностным лицом действий, хотя и требуемых по обстоятельствам и при нахождении данного лица на службе, но не входящих в компетенцию в круг его служебных обязанностей исключает состав рассматриваемого преступления);

требуемые по службе действия должностное лицо должно было и могло совершить в силу возложенных на него служебных обязанностей, но не совершило их вопреки интересам службы;

бездействие должностного лица повлекло причинение ущерба в крупном размере или существенный вред правам и законным интересам граждан либо государственным или общественным интересам, либо бездействие по службе было связано с попустительством преступлению.

Для состава бездействия необходимо установить, что должностное лицо действительно должно было совершить по службе определенные действия, как говорит закон, «в силу возложенных на него служебных обязанностей». Однако не один закон, даже служебная инструкция, не устанавливают весь перечень служебных обязанностей. Поэтому, если следовать букве закона, то суд должен конкретно, исходя из должностной (служебной) компетенции указать какие обязанности не выполнило должностное лицо, не совершив требуемые по службе действия.

Служебная компетенция определяет полномочия должностного лица и соответственно сферу его обязанностей, как правило, в обобщенной форме, то есть без учета динамично изменяющейся ситуации (обстановки). Поэтому следует установить необходимость совершения определенных действий по службе не только с точки зрения служебных обязанностей данного должностного лица, но и с точки зрения очевидности (явности) объективной ситуации, требующей от должностного лица совершить необходимые действия по службе. В п. 10−1 постановления № 4 Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 4 июня 1993 г. указано: «Неисполнение служебных действий это … бездействие должностного лица в условиях, когда оно должно было и могло совершить необходимое действие, входящие в круг служебных обязанностей».

Бездействие должностного лица при указанных в предыдущем пункте условиях и будет неисполнением действий по службе вопреки ее интересам. Установление судом обстоятельств, подтверждающих объективную необходимость «употребления власти», возложенной на должностное лицо, и есть важнейший момент в понимании и доказывании формулы «не исполнено действие по службе, которые должностное лицо должно было совершить».

Должностное лицо не только должно было, но и могло выполнить требуемые по службе действия, в том числе с учетом допустимости определенной степени риска.

Под неисполнением должностным лицом требуемых по службе действий понимается не только их полное несовершение, но и совершение вопреки интересам службы не всех требуемых объективной ситуацией действий, которые лицо должно и могло было совершить. В этом случае речь идет не о надлежащем исполнении служебных действий. Ненадлежащее исполнение служебных обязанностей характерно для служебной халатности.

Бездействие должностного лица, сопряженное с попустительством преступлению это невыполнение должностным лицом служебных действий по воспрепятствованию достоверно известному готовящемуся или совершаемому преступлению. Сам факт невоспрепятствования преступлению со стороны должностного лица объединяет в себе и само служебное бездействие и последствие. Поэтому состав преступления в этой части является формальным. Необходимость наступления последствий в виде ущерба в крупном размере или иного существенного вреда здесь не требуется.

Следует, однако, учитывать, что далеко не все должностные лица в соответствии с их служебной компетенцией обязаны совершать по службе действия направленные на воспрепятствование готовящемуся или совершаемому преступлению. Такая обязанность служебного характера свойственна, прежде всего, представителям власти, а также должностным лицам, осуществляющим функции общего организационно-распорядительного или административно-хозяйственного управления.

В соответствии с характером компетенции и уровнем функциональной специализации воспрепятствование преступлению, как служебная обязанность должностного лица, может и должна проявляться по-разному:

для работников милиции и других правоохранительных органов в самых различных рода действиях по службе, соответствующих их функциональной компетенции, включая физическое воспрепятствование совершению преступления;

для должностных лиц, обладающих общей компетенцией по руководству предприятием или организацией только в служебных действиях общего характера и только в приделах соответствующего организационного образования (запрещение вывоза продукции со склада, совершаемого с целью хищения, отстранение от работы лиц, готовящих или совершающих хищение или другое преступление, сообщение о готовящемся преступлении в соответствующие правоохранительные органы и т. п.).

Бездействие должностного лица, связанное с попустительством преступлению, относится только к готовящемуся и совершаемому преступлению.

Если должностное лицо вопреки интересам службы не принимает по службе соответствующие меры по изобличению преступников или привлечению их к ответственности после того, как преступление совершено, для наличия состава преступного бездействия необходимо установить, что таким бездействием по службе был причинен существенный вред законным правам и интересам граждан либо государственным или общественным интересам.

С субъективной стороны бездействие должностного лица характеризуется умышленной виной по отношению к неисполнению (неисполнению в полном объеме) должностным лицом требуемых служебных действий и к наступившим последствиям (3, ч. 1 ст. 425).

Для бездействия должностного лица, сопряженного с попустительством необходимо установить прямой умысел по отношению к факту служебного попустительства преступлению: должностное лицо достоверно знает о готовящемся или совершенном преступлении, сознает, что в соответствии со служебной компетенции (обязанностями) оно должно и может воспрепятствовать совершению преступления, но вопреки интересам службы принимает решение бездействовать.

Квалифицированными видами данного преступления (ч. 2 и 3 ст. 426) является бездействие должностного лица;

из корыстной или иной личной заинтересованности;

занимающего ответственное положение;

повлекшее тяжкие последствия.

При оценке тяжести причиненных последствий в виде причинения телесных повреждений или смерти следует учитывать, что такие последствия причиняются вследствие бездействия невмешательства.

В отношении тяжких последствий, выходящих в пределы ущерба в крупном размере или существенного вреда, допустима и неосторожная вина.

Заранее обещанное со стороны должностного лица попустительство совершению преступления квалифицируется по совокупности как бездействие должностного лица и соучастие (в виде пособничества) в совершении соответствующего преступления.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что бездействие должностного лица это специальная форма злоупотребления властью или служебными полномочиями. Поэтому все конструктивные объективные признаки данного преступления обусловленность бездействия служебными полномочиями (обязанностями) должностного лица; невыполнение обязанностей по службе (с учетом их содержания и служебных полномочий должностного лица при исполнении лицом служебных обязанностей; содержание понятий «вопреки интересам службы», существенного вреда, тяжких последствий аналогичны содержанию таких же признаков при злоупотреблении властью или служебными полномочиями.

3. СЛУЖЕБНЫЙ ПОДЛОГ. СЛУЖЕБНАЯ ХАЛАТНОСТЬ

Предметом должностного подлога являются официальные документы, то есть имеющие юридическую значимость после утверждения, подписания соответствующим должностным лицом государственного и общественного органа, предприятия, учреждения или организации.

Официальным документом является письменный документ, исходящий от учреждения, предприятия и организации, надлежаще составленный и содержащий все необходимые реквизиты, предназначенный для удостоверения фактов и событий, имеющих юридическое значение. Предметом подлога могут быть и частные документы, то есть бумаги, составленные частными лицами, но находящееся в ведении государственных или общественных организаций (например, долговые обязательства).

Подлог документов с объективной стороны может выражаться:

во внесении в документы заведомо ложных сведений и записей. При этом документ сохраняет признаки и реквизиты подлинного. Ложными являются внесенные в его текст цифровые материалы, пометки другим числом даты выдачи, регистрации документа (напр., в официально выданной справке ложно утверждается, что данное лицо является сотрудником органов внутренних дел);

в подделке официальных документов, когда должностное или иное уполномоченное лицо либо полностью изготавливает подложный документ, как по форме, так и по содержанию, либо вносит искажения в подлинный документ (заменяется часть текста на новый, проставляются новые цифры, изменяется дата выдачи). Способом подделки в этих случаях, как правило, является подчистка (вытравливание, стирание и т. п.) прежнего текста с заменой его на новый. Подделка поможет заключаться и во внесении в официальный документ дополнительных записей. В этом случае речь идет о подделке официального документа, содержание и реквизиты которого до этого были уже удостоверены;

в составлении и выдаче заведомо ложных документов. В первой своей части (составление) в официальный документ вносятся заведомо ложные сведения или записи, после чего документ удостоверяется должностным лицом как подлинный. Под выдачей понимается передача (вручение) такого подложного документа заинтересованному лицу. Для данной формы подлога необходимо сочетание обоих фактов (составление и выдача подложного документа).

Служебный подлог считается оконченным с момента совершения одного из указанных действий независимо от дальнейшего использования такого документа.

Служебный подлог должен быть совершен должностным или иным уполномоченным лицом с использованием служебного положения (служебных полномочий) в пределах их служебной компетенции и при исполнении обязанностей по службе.

С субъективной стороны рассматриваемое преступление может быть совершено только с прямым умыслом по отношению к факту подлога официального документа. Более того, обязательным признаком субъективной стороны служебного подлога является совершение указанных действий из корыстной или иной личной заинтересованности.

Субъектом служебного подлога наряду с должностным лицом может быть и иное уполномоченное лицо. Речь идет о служащих и работниках, которые по занимаемой ими должности не выполняют обязанностей организационно-распорядительного и административно-хозяйственного характера, но в силу их служебных обязанностей либо по специальному поручению осуществляют непосредственно подготовку официального документа для предоставления его на удостоверение (подпись) соответствующему должностному лицу (референты, консультанты, советники, отраслевые специалисты и т. д.). В ряде случаев подготовка и составление официального документа связаны с проведением аналитической, поисковой работы (обращение к материалам, хранящимся в архиве и в других отделах учреждения). Естественно, что должностное лицо в этом случае вынуждено доверять фактам, изложенным в представленном на подпись документе, и, следовательно, уполномоченному лицу.

В таких случаях должностное лицо в отношении недостоверности сведений (подложности) подписываемого им документа всегда проявляет неосторожность, что, однако, исключает его ответственность за служебный подлог.

Ответственность может и должно нести уполномоченное на составление официального документа лицо, если оно совершило подлог такого документа.

Совершение служебного подлога часто сочетается с совершением других преступлений. Вопрос о квалификации в этом случае зависит от того, кто непосредственно (в качестве исполнителя) совершает преступление, связанное с использованием подложных документов (само должностное лицо, учинившее служебный подлог или другое лицо, получившее от должностного лица заведомо подложный документ).

Если подложный документ непосредственно используется для совершения преступления самим должностным лицом то:

содеянное квалифицируется по совокупности преступлений, если служебный подлог (равно как и злоупотребление властью или служебными полномочиями) не является конструктивным признаком состава этого преступления (напр., использование поддельного удостоверения сотрудника МВД и самовольное присвоение звания или власти должностного лица), а равно, когда служебный подлог выступает не в качестве способа совершения другого преступления, а используется с целью сокрытия ранее совершенного преступления);

содеянное квалифицируется только по статье, предусматривающей ответственность за преступление, способ совершения которого объективно включает совершение (возможность совершения) служебного подлога. Так, совершение хищения должностным лицом посредством учинения служебного подлога квалифицируется по ст. 210, подлог избирательных документов по ст. 192.

Если подложный документ предназначен для совершения преступления другим лицом, о чем было известно должностному лицу, содеянное в целом для должностного лица квалифицируется по совокупности как служебный подлог и соучастие в совершении преступления.

Служебный подлог квалифицируется по ст. 427 при отсутствии более тяжкого преступления (имеется в виду более тяжкое преступление против интересов службы). Так, более тяжким преступлением может выступать злоупотребление властью или служебными полномочиями (ст. 424). В связи с этим служебный подлог повлекший последствия, указанные в ч. 2 ст. 424, или совершенный при наличии признаков, указанных в ч. 3 ст. 424 квалифицируется соответственно по ч. 2 или 3 ст. 424.

Служебный подлог, совершенный должностным лицом при отсутствии корыстной или иной личной заинтересованности, но повлекший причинение ущерба в крупном размере или существенного вреда правам и законным интересам граждан либо государственным или общественным интересам квалифицируется по ч. 1 ст. 424.

Служебный подлог учиненный за взятку квалифицируется по совокупности преступлений (3, ст. 427 и ч. 2 ст. 430).

Служебная халатность особая форма пассивно-активного поведения должностного лица по службе, которое характеризуется неисполнением или ненадлежащим исполнением служебных обязанностей.

Следует учитывать, что неисполнение или ненадлежащее исполнение служебных обязанностей является оценочной характеристикой соответствующего бездействия или действий по службе, а не формой объективного выражения служебной халатности. Исполнение служебных обязанностей требует адекватных (надлежащих) действий по службе в плане оперативности, своевременности, полноты и необходимости их совершения с учетом складывающихся условий и интересов службы.

С объективной стороны служебная халатность проявляется либо в несовершении необходимых по службе действий при исполнении служебных обязанностей, когда требуемые действия вовсе не были совершены либо в отсутствии требуемой оперативности, своевременности, полноты, системности и последовательности в совершении необходимых по службе действий (действия по службе вроде совершены, но вследствие указанных «пороков» не дали и не могли дать нужного эффекта (ненадлежащее исполнение служебных обязанностей).

Констатация указанных объективных фактов в поведении должностного лица не предрешает вопроса о том, является ли указанное поведение проявлением служебной халатности должностного лица по службе.

При служебной халатности несовершение требуемых по службе действий или их совершение, но не в соответствии с требуемым уровнем и качеством их исполнения происходит по причинам недобросовестного или небрежного отношения к службе, а не вследствие осознанного противостояния должностного лица интересам службы.

Для служебной халатности характерно лишенное должного внимания, заботливости, бережливости отношение к интересам службы. Отсюда и неисполнение или ненадлежащее исполнение своих служебных обязанностей.

Если должностное лицо не совершает требуемые по службе действия, то служебная халатность будет тогда, когда эти действия не совершаются, напр., потому, что лицо считает возможным пока их не совершать (нет острой необходимости, можно подождать и т. п., наконец просто по забывчивости).

Ненадлежащее исполнение требуемых действий по службе (что чаще всего характерно для служебной халатности) происходит вследствие отсутствия необходимого интереса к служебным делам, а отсюда и небрежное отношение (без особой заботы, бережливости, вдумчивости) отношение к выполняемым по службе действиям.

Слова закона «вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе» характеризуют не только содержание вины, но и психологическую неосознанность ненадлежащего отношения лица к своим служебным обязанностям.

Служебная халатность предполагает неисполнение или ненадлежащее исполнение служебных обязанностей, которые обусловлены служебной компетенцией и полномочиями данного должностного лица, а не его сугубо, напр., профессиональной деятельностью. Так, врач (он же заведующий отделением больницы) не может нести ответственность за халатность, если он неправильно поставит диагноз больному.

Ответственность за служебную халатность может наступить, если должностное лицо не только должно было совершить определенные действия по службе, но и имело реальную возможность совершить их, в том числе надлежащим образом.

Если должностное лицо по неопытности или из-за отсутствия надлежащей квалификации (субъективные причины) либо отсутствия необходимых объективных условий для надлежащего выполнения служебных обязанностей (отсутствие помещения для хранения имущества, необходимого количества техники, транспорта) не могло надлежащим образом исполнить соответствующие действия по службе, ответственность за халатность исключается.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой