Проблема философского понимания картины мира

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

философская картина мира

Введение

1. Формирование философской картины мира (исторический аспект)

1.1 Античная философская картина мира

1.2 Механистическая картина мира

1.3 Новая картина мира

2. Классификация современных научных знаний

2.1 Знание — информация

2.2 Три структурных уровня познаваемого мира

2.3 Космология, ее объект изучения

3. Философские основания научного знания

3.1 Три блока основания науки

3.2 История естествознания

Заключение

Список литературы

Введение

Философские основания науки не следует отождествлять с общим массивом философского знания. Из большого поля философской проблематики и вариантов ее решений, возникающих в культуре каждой исторической эпохи, наука использует в качестве обосновывающих структур лишь некоторые идеи и принципы. Философия не является только рефлексией над наукой. Она — рефлексия над основаниями всей культуры. В ее задачу входит анализ под определенным углом зрения не только науки, но и других аспектов человеческого бытия — анализ смысла человеческой жизни, обоснование желательного образа жизни и т. д. Обсуждая и решая эти проблемы, философия вырабатывает и такие категориальные структуры, которые могут быть использованы в науке.

Таким образом, философия в целом обладает определенной избыточностью содержания по отношению к запросам науки каждой исторической эпохи. При решении философией мировоззренческих проблем вырабатываются не только те наиболее общие идеи и принципы, которые являются предпосылкой освоения объектов на данной стадии развития науки, но и формируются категориальные схемы, значимость которых для науки обнаруживается лишь на следующих этапах эволюции познания. В этом смысле можно говорить об определенных прогнозирующих функциях философии по отношению к познанию.

В данной работе рассматривается проблема философского понимания картины мира.

1. Формирование философской картины мира (исторический аспект)

Исторически первой философской картиной мира была сущностная, предложенная античными мыслителями и включающая в себя:

* следы мифологического культурного наследия, например, то, что центральным объектом познания выступает космос;

* космологическую модель, объясняющую единую основу мироздания, множественность мира и богов, его единство. В модели одним из центральных вопросов рассмотрения является вопрос о происхождении или творении мира, его сущности и устройстве. Модель подразумевает существование закономерностей как основы гармонии космоса;

*геоцентрическую астрономическую систему, составленную Клавдием Птолемеем на основании культурного наследия древних;

* результаты исследований античной натурфилософии с эмпирико-чувственным и с логико-формальным численным подходами к познанию, вершиной которой явилось создание атомистики — теории о дискретном строении материи и энциклопедическое описание Аристотелем живой и неживой природы;

* метафизику (философское учение о сущности мира) с ее умозрительным конструированием модели бытия, с сомнениями относительно адекватности философского видения мира самому реальному миру;

* единые и противоположные понятия: теплое — холодное, земля -небо, возникновение и уничтожение, беспредельность — предел, пустота — атомы, анализ и синтез и др., которые и определяют материальное;

* концепцию структурного и семантического (семантика — от греч. semantikos — обозначающий, наука, изучающая значения слов), т. е. смыслового единства в описаниях микрокосмоса (мира человека) и макрокосмоса (Вселенная). Вселенная — весь существующий материальный мир, безграничный во времени и в пространстве и бесконечно разнообразный по формам, которые принимает материя в процессе своего развития.

Эти представления сменила механистическая картина мира (XVII -XVIII века). Естественнонаучные достижения, особенно в механике, породили уверенность в том, что любые процессы в мире могут быть управляемы или рассчитаны так же просто, как рассчитываются или предсказываются траектории движения небесных тел. Унаследовав многое из античной натурфилософии, механистическая картина мира сводила представления о Вселенной к заводным часам, для которых любое событие однозначно определяется начальными условиями, и эти условия можно задавать практически точно. В такой Вселенной возможно не только предсказать будущее, но и восстановить прошлое. Подобный детерминизм (философское учение о причинной определяемости всех происходящих в мире процессов) в первую очередь имел религиозную основу: если Бог создал мир в своей основе рациональным, то тогда человек, созданный по образу и подобию божьему, способен познать этот мир [17; c. 56].

Механистическая картина мира XVII—XVIII вв.еков основывалась на следующих концепциях:

* Бог — создатель Вселенной, следовательно, в мире все определено и предопределено Создателем;

* главное в познании — факты, а не причины их появления;

* теория и практика неразделимы, эксперимент реальный и мысленный — основа познания;

* мир может быть описан математически (как работа часов);

* система мира — гелиоцентрическая;

* объекты познания моделируются закрытыми системами (закрытые системы — системы без обмена веществом, энергией, информацией с другими системами);

* методологической основой познания является редукционизм (стремление свести сложное к простому), а основным методом познания — индукция — от частного к общему;

* измерения и любая количественная оценка имеют определяющий смысл в познании;

* пространственно-временные координаты имеют качественную однородность, время обратимо;

* гуманитарное знание выделяется из общего знания, естественнонаучное знание рассматривается отдельно [2; c. 43].

Система понятий в механистической картине мира была неподвижной, негибкой и любое открытие в естествознании, например, появление термо- и электродинамики в физике, теории эволюции Ж. Ламарка и Ч. Дарвина в биологии, Ч. Лайеля в геологии, разрушало ее, так как не находило своего места в ней.

Постепенно усиливался интерес к античной философии, к вопросам понимания в научном познании. В основу познания была положена объективная универсальность Вселенной. Стало ясно, что движение, присущее единой Вселенной — универсуму (лат. universurn — мир как целое), порождает все бесконечное многообразие мира, сложность объектов в мире. Наше мышление потому и способно познавать мир, что оно как часть универсума обладает точно такой же способностью к саморазвитию, к самодвижению мысли, какой обладает весь универсум.

В начале XX века химия, благодаря своим успехам, дополнила физику в базовых построениях картины мира. Молекулярные исследования в биологии и медицине приблизили естествознание к познанию человека как части природы. Оказалось, что выделение гуманитарного знания из общего знания и рассмотрение отдельно взятого естественнонаучного знания противоречит логике устройства единого мира.

В настоящее время интенсивно формируется новая картина мира. Ее основу составляют концепции, более адекватные идее единой Природы, такие как:

* концепция стирания граней между естественнонаучными и гуманитарными науками, целостность естествознания, самоинтеграция любых научных знаний;

* концепция всеобщей эволюции, включающей эволюцию фундаментальных наук в направлении поиска их общего основания;

* концепция Большого Взрыва, после которого началась эволюция Вселенной. Большой Взрыв — понятие из теории происхождения Вселенной. Это взрыв, произошедший примерно 12−18 миллиардов лет тому назад и заполнивший одновременно все «пространство» (Вселенную). При этом каждая частица устремилась прочь от всех других частиц, то есть образовался расширяющийся сгусток плазмы, в котором появилась смесь легких ядер водорода и гелия, после чего в случайных столкновениях трех атомов гелия началось образование углерода;

* концепция сближения позиций религиозных и естественных наук, например, появление философской «теории Суперсилы», признающей невидимую высшую силу, объясняющую историю Вселенной до момента Большого Взрыва; возврат к идеализму, например, утверждение о том, что нет объективных законов в работах К. Ясперса, допущение существования трех единых миров в работах К. Поппера, положение о существовании в мире полярных противоположностей (т.н. принцип дополнительности) в работах датского физика, одного из создателей современной физики, лауреата Нобелевской премии 1922 г. и члена 20 Национальных Академий Наук Нильса Бора (1885−1962), согласно которому допускается возможность существования божественного начала;

* повышение роли системного подхода, рассмотрение объектов познания как открытых термодинамических систем, возникновение синергетики — науки об организации и самоорганизации диссилативных систем (открытых термодинамических систем, находящихся в неравновесном соотношении со средой);

* развитие различных моделей объектов познания, в том числе кибернетических — с управлением и стабилизацией параметров по принципу отрицательной обратной связи (обратная связь — воздействие результатов функционирования на характер этого функционирования), повышение роли дедукции (дедукция — выведение частного из общего) как метода научного познания, то есть движение от общих: закономерностей Вселенной к частным законам нашего бытия?

* концепция виртуальной реальности и повышение в обществе ее роли (виртуальный — кажущийся, умозрительно созданный, материально несуществующий); создание информационной среды, среды не только хранения и циркуляции информации, но и коммуникации, особым элементом культуры, который определяет инновационные изменения; в процессах познания [2; c. 47].

Мировоззрение каждого человека, отражающее его собственные представления об окружающем мире и являющееся частью его культуры, формируется под действием множества конкурирующих факторов.

Многие люди убеждены, что окружающий мир подвластен рациональному анализу. Для них все явления имеют логическое объяснение, а нерешенные проблемы, как они полагают, уже завтра решит наука. Подобный подход свидетельствует о недооценке сложности мироздания.

Культурное окружение способно оказать помощь в формировании современного мировоззрения: для этого служат и сложившаяся картина мира, и богатейшие систематизированные знания, хранящиеся и на бумажных, и на электронных носителях, и произведения искусства и т. д. Однако все эти ценности культурного наследия должны быть осознанно востребованы индивидом у общества. Только в этом случае исторический опыт и титанический труд всего человечества не пропадут даром, а индивид станет полноправным членом цивилизованной и культурной части человечества.

2. Классификация современных научных знаний

Что же такое знание? По определению, знания — это проверенные практикой результаты познания. Можно считать, что получение и освоение знаний является конечной целью познания. В первую очередь можно определить феномен знания как появление информации о каком-либо предмете или объекте. Информация, содержащая предметное знание, имеет следующие характеристики:

1) она селективна, что связано с познанием различных выбранных объектов или предметов;

2) она дисциплинарна, если получается в рамках разделов частных наук (отдельных дисциплин);

3) она упорядочена, так как получают эту информацию определенными способами, используя определенную методологию;

4) она удовлетворяет принятым в обществе или в части общества критериям (критерий — это мера оценки, суждения), позволяющим признать ее знанием;

5) она интерпретирована, т. е. значение информации зафиксировано в соответствии с принятыми в обществе современными концепциями, видением мира и т. п. ;

6) ее удельный вес различен в зависимости от областей использования;

7) она неоднородна: даже в одной предметной области она может быть научной и бытовой, стратегической (предназначенной для далеко идущих планов, будущего использования) и практической, рациональной (целесообразной) и иррациональной (находящейся за пределами разума и практических применений), явной и неявной и т. п. ;

8) технология работы с такой информацией (фиксация, хранение, передача, обработка и т. п.) типична для работы с любой другой информацией [7; c. 82].

Человек — высшая ступень живых организмов на Земле, обладающая даром речи и мышления, способностью создавать орудия и пользоваться ими в процессе общественного труда.

Полученные в процессе познавательной деятельности знания проходят общественную «фильтрацию» на предмет определения их значимости. Эта процедура получила название критериального отбора. В процессе критериального отбора информация (знание) интерпретируется. При этом происходит естественная дифференциация полученного знания по его видам. Стремление к целостному видению познаваемого объекта заставляет нас проводить работу по интегрированию знаний или, как говорят, концептуализацию знания, т. е. «собирание» разрозненных знаний в единый блок в соответствии с какой-либо концепцией.

В результате выделяются два больших класса знаний: стратегические, или передаваемые (транслируемые) через социокультурный опыт человечества и прагматические, не нуждающиеся в передаче и используемые немедленно. Каждый член общества имеет возможность доступа к любому из классов знаний либо непосредственно, либо через систему образования, существующую в обществе.

Сегодняшние тенденции в обществе изменяют традиционный подход к информации, получаемой в процессе познания, и к формируемым на ее основе знаниям. Эти тенденции можно суммировать следующим образом:

— истинность и ценность знаний часто ставится под сомнение из-за их неоднородности, плюралистичности (плюрализм — многообразие взглядов на один и тот же вопрос);

— часть знаний, например, относящихся к «know — how» («знаю как» — англ.), несмотря на то, что относятся к типу прагматических, занимают доминирующие позиции в обществе, определяя порой и экономику, и политику;

— в процентном отношении получение знаний в обществе с академически-научного варианта, принятого в познании, все более уступает коммуникативному, в результате идет не «добыча», а «поиск» информации;

— нарастает критика предметной специализации знаний, идет интенсивный поиск основ для объединения знаний, междисциплинарный синтез; происходит интенсивное преобразование знаний одного вида в знания другого вида, так называемая переинтерпретация знаний или «сдвиг значений»;

— вероятность признания современным обществом нового, инновационного знания тем меньше, чем оно «новее»;

— используются новые способы и технологии передачи знаний, расширяется информационное пространство;

— сегодняшнее общество пытается стереть различия между научным и бытовым знанием, между естественнонаучным и гуманитарным знанием, самоценность знаний о мире уступает место прагматизму пользователей в обществе [20; c. 76].

Как правило, человечество получало и получает знания селективно, условно деля познаваемый мир на три структурных уровня: мега-, макро- и микромир.

Мегамир — часть материального мира, в которой познание доступно астрономическому (наблюдательному и теоретическому) исследованию; макромир — часть материального мира, в которой живет и действует человек и возможно познание путем непосредственного восприятия с помощью органов чувств человека; микромир — часть материального мира, в которой для человека невозможно познание путем непосредственного наблюдения [4; c. 119].

Деление мира на три структурных уровня проведено в науке для упорядочения количественных характеристик знания. Поскольку количество качественно, то с изменением его масштабов меняются и его свойства.

Рис. 1. Схема познания человеком Вселенной с ее условным методологическим делением на мега-, макро- и микромир

Следовательно, на этих трех уровнях рассмотрения Вселенной могут существовать и качественные различия не только в способах получения знаний, но и в закономерностях их интерпретации. Классическое естествознание всегда опиралось на опыт, который человечество накопило в макромире, в котором пространственно-временные отношения сопоставимы с масштабами тела и продолжительностью жизни самого человека. В случаях, когда свойства пространства и времени изменяются, мы переходим к мега- или микромиру.

На рис. 1 изображена схема познания человеком Вселенной. Человек находится в центре, он окружен сферой познавательной деятельности, которую он строит в соответствии с принятыми в обществе тремя структурными уровнями деления познаваемого мира. Условность деления очевидна: поток информации об объектах познания — источниках информации, находящихся во Вселенной, равномерен и равноинтересен для познания. Информационное пространство едино для Вселенной. Между структурными уровнями нет жестких границ, отличия в познавательной деятельности для них чисто методологические и приборные. Следует полагать, что поскольку информационное пространство Вселенной едино, то и знания, получаемые на каждом уровне познания, объединяемы, дополняемы и взаимосвязаны.

С появлением науки на смену мифологическим и религиозным представлениям о происхождении Вселенной пришли научные. Значение понятия «Вселенная» становится иным, чем религиозное понятие «мир», приобретает научный смысл. Вселенная рассматривается как место «вселения» человека, доступное эмпирическому наблюдению в естествознании.

Вселенную в целом изучает наука, относящаяся к естествознанию и называемая космологией (kosmos, греч. — Вселенная). Космология — физическое учение о Вселенной как целом, основанное на результатах исследования наиболее общих свойств той части Вселенной, которая доступна для астрономических наблюдений. Целью космологии является поиск законов устройства и функционирования нашего «большого мира» — Вселенной. Предполагается, что поскольку Вселенная едина, то открытые в космологии законы позволят многое понять на Земле. Изучение Вселенной сегодня производится исходя из трех постулатов:

* законы, открытые в физике, действуют во всей Вселенной;

* данные астрономических наблюдений с Земли справедливы для всей Вселенной;

* соблюдается антропный принцип (принцип, согласно которому устанавливается зависимость существования человека как сложной живой системы и космического существа от физических параметров Вселенной, в частности, и от фундаментальных физических постоянных, открытых на Земле. Смысл антропного принципа сводится к тому, что «мир оказался так удачно устроенным, что в нем возникли условия, при которых человек смог появиться в нем») [4; c. 122].

Результаты познания, получаемые в космологии, оформляются в виде моделей происхождения и развития Вселенной, т. е. в виде возможных вариантов объяснения. Почему в виде моделей? Дело в том, что одним из основных принципов современного естествознания является представление о возможности проведения в любое время управляемого и воспроизводимого эксперимента над изучаемым объектом. Если множество экспериментов приводят к одинаковому результату, то делается вывод о наличии закона, которому подчиняется познаваемый объект. Лишь в этом случае результат считается вполне достоверным с научной точки зрения. К Вселенной это научно-методическое правило неприменимо, т.к. невозможно проведение множества повторных экспериментов — каждое космическое явление уникально. Поэтому космология и оперирует с моделями.

На сегодняшний день общепринятой моделью в космологии является модель однородной (свойства одинаковы во всех точках), изотропной (свойства одинаковы во всех направлениях), горячей, расширяющейся Вселенной, другими словами — модель Большого Взрыва, скорость света в модели принята неизменной. В теоретический фундамент этой модели положена общая теория относительности и релятивистская теория гравитации (гравитация — тяготение, притяжение), созданные в периоде 1905 по 1916 год лауреатом Нобелевской премии (1921), физиком-теоретиком Альбертом Эйнштейном (1879−1955). Согласно этой модели, в расширяющейся Вселенной на ранней стадии ее развития и вещество, и излучение имели очень высокую температуру и плотность. Расширение в результате Большого Взрыва привело к постепенному охлаждению, образованию атомов, а затем, в результате гравитационной конденсации, (уплотнения, сгущения) образовались протогалактики (первичные галактики, т. е. образовалась непрерывно-дискретная форма существования материи), галактики (галактика — звездная система), звезды (светящиеся газо-плазменные шары, подобные Солнцу) и др. космические тела [3; c. 52].

Современное представление о Вселенной составляет значительный фрагмент естественнонаучной картины мира. Важное место в ней принадлежит человеку — как части Вселенной в процессе познания и Вселенной, и самого себя.

3. Философские основания научного знания

Существенно то, что все это многообразие знаний объединено в целостность. Эта целостность обеспечивается не только теми взаимосвязями между теоретическим и эмпирическим уровнями знания, о которых уже говорилось. Дело в том, что структура научного знания не исчерпывается этими уровнями — она включает также и то, что принято называть основаниями научного знания. Помимо того, что благодаря этим основаниям достигается целостность предметной области, они определяют также стратегию научного поиска и во многом обеспечивают включение его результатов в культуру соответствующей исторической эпохи. Именно в процессе формирования, перестройки и функционирования оснований наиболее отчетливо прослеживается социокультурная размерность научного познания.

Основания каждой конкретной науки, в свою очередь, имеют достаточно сложную структуру. Можно выделить, по меньшей мере, три главных составляющих блока оснований науки: идеалы и нормы познания, научную картину мира и философские основания.

Как и всякая деятельность, научное познание регулируется определенными идеалами и нормами, которые выражают ценностные и целевые установки науки, отвечая на вопросы: для чего нужны те или иные познавательные действия, какой тип продукта (знания) должен быть получен в результате их осуществления и каким способом получить это знание.

Этот блок включает идеалы и нормы, во-первых, доказательности и обоснования знания, во-вторых, объяснения и описания, в-третьих, построения и организации знания. Это — основные формы, в которых реализуются и функционируют идеалы и нормы научного исследования. Что же касается их содержания, то здесь можно обнаружить несколько взаимосвязанных уровней. Первый уровень представлен нормативными структурами, общими для всякого научного познания. Это — инвариант, который отличает науку от других форм познания.

На каждом этапе исторического развития этот уровень конкретизируется посредством исторически преходящих установок, свойственных науке соответствующей эпохи. Система таких установок (представлений о нормах объяснения, описания, доказательности, организации знаний и т. д.) выражает стиль мышления данной эпохи и образует второй уровень в содержании идеалов и норм исследования. Например, идеалы и нормы описания, принятые в науке средневековья, радикально отличны от тех, которые характеризовали науку Нового времени. Нормативы объяснения и обоснования знаний, принятые в эпоху классического естествознания, отличаются от современных [1; c. 358].

Наконец, в содержании идеалов и норм научного исследования можно выделить третий уровень. В нем установки второго уровня конкретизируются применительно к специфике предметной области каждой науки (физики, биологии, химии и т. п.).

В идеалах и нормативных структурах науки выражена некоторая обобщенная схема метода, поэтому специфика исследуемых объектов непременно сказывается на характере идеалов и норм научного познания, и каждый новый тип системной организации объектов, вовлекаемый в орбиту исследовательской деятельности, как правило, требует трансформации идеалов и норм научной дисциплины. Но не только спецификой объекта обусловлено функционирование и развитие идеалов и нормативных структур науки. В их системе выражены определенный образ познавательной деятельности, представление об обязательных процедурах, которые обеспечивают постижение истины. Этот образ всегда имеет социокультурную обусловленность. Он формируется в науке, испытывая влияние мировоззренческих структур, лежащих в фундаменте культуры той или иной исторической эпохи.

Второй блок оснований науки составляет научная картина мира. Она складывается в результате синтеза знаний, получаемых в различных науках, и содержит общие представления о мире, вырабатываемые на соответствующих стадиях исторического развития науки. В этом значении ее именуют общей научной картиной мира, которая включает представления как о природе, так и о жизни общества. Аспект общей научной картины мира, который соответствует представлениям о структуре и развитии природы, принято называть естественно-научной картиной мира [1; c. 359].

Синтез знаний, получаемых в различных науках, является весьма сложной процедурой. Он предполагает установление связей между предметами наук. Видение предмета наук, представление о его главных системно-структурных характеристиках выражено в структуре каждой из наук в форме целостной картины исследуемой реальности. Этот компонент знания часто называют специальной (локальной) научной картиной мира. Здесь термин «мир» применяется уже в особом смысле. Он обозначает не мир в целом, а тот фрагмент или аспект материального мира, который изучается в данной науке ее методами. В этом значении говорят, например, о физическом или биологическом мире.

По отношению к общей научной картине мира такие картины реальности можно рассматривать как ее относительно самостоятельные фрагменты или аспекты.

Картина реальности обеспечивает систематизацию знаний в рамках соответствующей науки. С ней связаны различные типы теорий научной дисциплины (фундаментальные и прикладные), а также опытные факты, на которые опираются и с которыми должны быть согласованы принципы картины реальности. Одновременно научная картина мира функционирует и как исследовательская программа, которая направляет постановку задач эмпирического и теоретического поиска и осуществляет выбор средств их решения.

Третий блок оснований науки образуют философские идеи и принципы, которые обосновывают как идеалы и нормы науки, так и содержательные представления научной картины мира, а также обеспечивают включение научного знания в культуру [1; c. 360].

Любая новая идея, чтобы стать либо постулатом картины мира, либо принципом, выражающим новый идеал и норматив научного познания, должна пройти через процедуру философского обоснования. Например, когда М. Фарадей обнаружил в опытах электрические и магнитные силовые линии и попытался на этой основе ввести в научную картину мира представления об электрическом и магнитном поле, то он сразу же столкнулся с необходимостью обосновать эти идеи. Предположение, что силы распространяются в пространстве с конечной скоростью от точки к точке, приводило к представлению о силах как существующих в отрыве от их материальных источников (зарядов и источников магнетизма). Но это противоречило принципу: силы всегда связаны с материей. Чтобы устранить противоречие, Фарадей рассматривает поля сил в качестве особой материальной среды. Философский принцип неразрывной связи материи и силы выступал здесь основанием для введения в картину мира постулата о существовании электрического и магнитного полей, имеющих такой же статус материальности, как и вещество.

Философские основания науки наряду с функцией обоснования уже добытых знаний выполняют также эвристическую функцию. Она активно участвует в построении новых теорий, направляя перестройку нормативных структур науки и картин реальности. Используемые в этом процессе философские идеи и принципы могут применяться и для обоснования полученных результатов (новых картин реальности и новых представлений о методе). Но совпадение философской эвристики и философского обоснования не является обязательным. Может случиться, что в процессе формирования новых представлений исследователь использует одни философские идеи и принципы, а затем развитые им представления получают другую философскую интерпретацию, и только на этой основе они обретают признание и включаются в культуру.

Таким образом, философские основания науки разнородны. И все же при всей разнородности философских оснований в них выделяются некоторые относительно устойчивые структуры.

Например, в истории естествознания (с XVII столетия до наших дней) можно выделить по крайней мере три весьма общих типа таких структур, соответственно этапам: классического естествознания (его завершение — конец XIX — начало XX века), формирования неклассического естествознания (конец XIX — первая половина XX века), неклассического естествознания современного типа.

На первом этапе основной установкой, которая пронизывала разнообразные философские принципы, применяемые при обосновании научных знаний о природе, была идея абсолютной суверенности познающего разума, который, как бы со стороны созерцая мир, раскрывает в явлениях природы их истинную сущность. Такая установка конкретизировалась в особой интерпретации идеалов и норм науки. Считалось, например, что объективность и предметность знания достигается лишь тогда, когда из описания и объяснения исключается все, что относится к субъекту, средствам и процедурам его познавательной деятельности. Эти процедуры принимались как раз и навсегда данные, неисторичные. Идеалом познания было построение окончательной, абсолютно истинной картины природы; главное внимание уделялось поиску очевидных, наглядных и «вытекающих из опыта» онтологических принципов.

На втором этапе обнаруживается кризис этих установок и осуществляется переход к новому типу философских оснований. Этот переход характеризуется отказом от прямолинейного онтологизма и пониманием относительной истинности картины природы, выработанной на том или ином этапе развития естествознания. Допускается истинность различных конкретных теоретических описаний одной и той же реальности, поскольку в каждом из них содержится момент объективно-истинного знания. Осмысливаются взаимосвязи между онтологическими постулатами науки и характеристиками метода, посредством которого осваивается объект. В связи с этим принимаются такие типы объяснения и описания, которые в явном виде содержат ссылки на средства и операции познавательной деятельности.

На третьем этапе, становление которого охватывает эпоху современной научно-технической революции, по-видимому, складываются новые структуры философских оснований естествознания. Они характеризуются осмыслением исторической изменчивости не только онтологии, но и самих идеалов и норм научного познания, видением науки в контексте социальных условий ее бытия и ее социальных последствий, обоснованием допустимости и даже необходимости включения аксиологических (ценностных) факторов при объяснении и описании ряда сложных системных объектов (примеры тому — теоретическое описание экологических процессов, глобальное моделирование, обсуждение проблем генной инженерии и т. д.) [2; c. 93].

Переход от одной структуры философских оснований к другой означает пересмотр ранее сложившегося образа науки. Этот переход всегда является глобальной научной революцией.

Работая на двух взаимосвязанных полюсах — рационального осмысления наличных мировоззренческих структур культуры и проектирования возможных новых способов понимания человеком окружающего мира (новых мировоззренческих ориентаций), — философия и выполняет свою основную функцию в динамике социокультурного развития. Она не только объясняет и теоретически обосновывает те или иные наличные способы мировосприятия и мироосмысления, уже сложившиеся в культуре, но и готовит своеобразные «проекты», предельно обобщенные теоретические схемы потенциально возможных мировоззренческих структур, а значит, и возможных оснований культуры будущего. В этом процессе как раз и возникают те избыточные для науки данной исторической эпохи категориальные схемы, которые в будущем могут обеспечить понимание новых, более сложных по сравнению с уже изучавшимися типов объектов.

Переход от одного типа философских оснований науки к другому всегда обусловлен не только внутренними потребностями науки, но и той социокультурной средой, в которой развиваются и взаимодействуют философия и наука.

Двойственная функция философских оснований науки — быть эвристикой научного поиска и средством адаптации научных знаний к господствующим в культуре мировоззренческим установкам — ставит их в прямую зависимость от более общей ситуации функционирования философии в культуре той или иной исторической эпохи.

Реализация философией своих прогностических функций является одним из важных условий перестройки философских оснований науки. Поскольку же философская прогностика непосредственно затрагивает глубинные основания культуры, постольку каждая историческая эпоха и каждый исторически сложившийся тип общества задают свои границы философского творчества и создания в нем новых категориальных смыслов.

Однако для науки важно не только существование в сфере философского знания соответствующей эпохи необходимого спектра идей и принципов, но и возможность путем селективного (избирательного) заимствования соответствующих категориальных схем, идей и принципов превратить их в свои философские основания.

Сложное взаимодействие между историческим развитием философии и философских оснований науки необходимо учитывать и при анализе современных процессов перестройки этих оснований.

Заключение

Начавшийся в ходе революции в естествознании XIX — начала XX века переход от классической к неклассической науке расширил круг идей, способных стать составной частью философского базиса естествознания. Наряду с онтологическими аспектами ее категорий ключевую роль стали играть гносеологические аспекты, позволяющие решить проблемы относительной истинности научных картин мира, преемственности в смене научных теорий. В современную эпоху, когда научно-техническая революция радикально меняет облик науки, в ее философские основания включаются и те аспекты философии, которые рассматривают научное познание как социально детерминированную деятельность. Разумеется, эвристический и прогностический потенциалы не исчерпывают проблемы практического применения в науке идей философии. Такое применение предполагает особый тип исследований, в рамках которых выработанные философией категориальные структуры адаптируются к проблемам науки. Этот процесс связан с конкретизацией категорий, с их трансформацией в идеи и принципы научной картины мира и в методологические принципы, выражающие идеалы и нормы той или иной науки. Указанный тип исследований составляет суть философско-методологического анализа науки. Именно здесь осуществляется своеобразный выбор из категориальных структур, полученных при разработке и решении мировоззренческой проблематики, тех идей, принципов и категорий, которые превращаются в философские основания соответствующей конкретной науки (основания физики, биологии и т. д.). В результате при решении кардинальных научных проблем содержание философских категорий весьма часто обретает новые оттенки, которые затем выявляются философской рефлексией и служат основанием для нового обогащения категориального аппарата философии. Искажение этих принципов чревато большими издержками как для науки, так и для философии.

Список литературы

философская картина мира

Введение в философию: Учеб. пособие для вузов / Авт. колл.: Фролов И. Т. и др. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Республика, 2003. — 623 с.

Гайденко Б. Б. Эволюция понятия науки (XVII-XVIII вв.). М., 1997. — 293 c.

Ильин В.В. Классика-неклассика-неоклассика: три эпохи в развитии науки // Вестник МГУ, Сер. 7. Философия. 1993. № 2. — 112 с.

Йорданов И. Наука как логическая и общественная система. Киев, 1979. — 312 c.

Канке В. А. Философия. М., 1997. — 459 с.

Кохановский В. Философия: Уч. Пособие. М., 1997. — 421 с.

Кочергин А. Н. Методы и формы научного познания. М., 1990. — 365 с.

Кузнецова Н. И. Наука в ее истории. М., 1982. — 385 с.

Кун Т. Структура научных революций. М., 1977. — 299 с.

Лакатос И. Методология научно-исследовательских программ/Вопросы философии. 1995. № 4. — 78 с.

Мир философии. М., 1991. — 430 с.

Панченко А. И. Философия, физика, микромир. М., 1988. — 277 с.

Петров Ю. А. Теория познания. М., 1988. — 263 с.

Радугин А. А. Философия: Курс лекций. М., 1996. — 368 с.

Ракитов А. Наука в эпоху глобальных трансформаций // Свободная мысль-1997. № 7. — 104 с.

Современная философия науки. М., 1990. — 392 с.

Спиркин А. Г. Основы философии. М., 1988. — 404 с.

Степин B.C. Становление идеалов и норм постнеклассической науки. М., 1992. — 294 с.

19. Философия и методология науки. М., 1996. — 415 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой