Право в странах романо-германской правовой семьи в период Нового времени

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОГЛАВЛЕНИЕ

  • 1 СРЕДНЕВЕКОВОЕ ГОСУДАРСТВО ВИЗАНТИИ
    • 1.1 Оформление и эволюция византийского государства
    • 1.2 Общественный строй
    • 1.3 Источники и характерные черты права Византии
  • 2 ПРАВО В СТРАНАХ РОМАНО-ГЕРМАНСКОЙ ПРАВОВОЙ СЕМЬИ В ПЕРИОД НОВОГО ВРЕМЕНИ
    • 2.1 Особенности континентальной (романо-германской) правовой семьи
    • 2.2 Источники континентального гражданского права. Характеристика основных институтов по Гражданскому кодексу Франции 1804 г., Французскому торговому кодексу 1807 г., Торговому уложению Германии 1897
  • СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1 СРЕДНЕВЕКОВОЕ ГОСУДАРСТВО ВИЗАНТИИ

1.1 Оформление и эволюция византийского государства

Византийское государство оформилось в результате отделения восточной части Римской империи в конце IV в. н.э. Оно просуществовало свыше тысячи лет, вплоть до разгрома в 1453 г. ее столицы Константинополя в ходе турецкого нашествия.

Развитие Византийского государства, отличавшееся самобытностью, прошло несколько этапов. Первый этап (IV — середина VII в.) был периодом разложения рабовладельческого строя, зарождения в недрах византийского общества элементов раннефеодальных отношений. Государство этого периода представляло централизованную монархию с развитым военно-бюрократическим аппаратом, но с некоторыми ограничениями власти императора. Второй этап (с конца VII до конца XII в.) был периодом формирования феодальных порядков. В это время государство приобретает законченные черты своеобразной формы неограниченной монархии, отличной от деспотических монархий Востока и монархий феодального Запада. Императорская власть в Византии достигает наивысшего уровня. Наконец, на третьем этапе (XIII-XV вв.) происходит углубление политического кризиса византийского общества, вызванного усилением процесса его феодализации в условиях нарастания турецкой военной агрессии. Этот период характеризуется резким ослаблением византийского государства и его фактическим распадом в XIII—XIV вв., что привело его в XV в. к гибели.

Византия оказала значительное влияние на политическое развитие народов Южной и Восточной Европы, а также Закавказья. Она долгое время была хранителем и проводником государственно-правового наследия античности. Восприятие феодальными государствами Болгарии, Сербии, Киевской Руси и Грузии обширного культурного наследия Византийского государства способствовало их прогрессивному развитию. [1,стр. 205]

1.2 Общественный строй

Специфические черты развития византийского средневекового общества проявляются уже на первом этапе его развития. Процесс разложения рабовладельческих порядков носил в Византии замедленный характер. Относительно высокий уровень развития товарно-денежных отношений, длительное сохранение сильных экономических и политических позиций многочисленных византийских городов (Антиохии, Александрии, Дамаска, Константинополя и др.) содействовали политической стабильности Византии и сдерживали процесс распада рабовладельческого строя.

Господствующий класс Византии IV--VII вв. был неоднороден. Ведущие экономические и социальные позиции в Византии занимали старая сенаторская аристократия и провинциальная знать, базу господства которых составляла крупная частная собственность на землю рабовладельческого типа. Наряду с ними высокое место в социальной структуре византийского общества занимала городская муниципальная верхушка крупных городов империи, особенно столицы -- Константинополя. 4, стр. 123]

Сохранение в IV--VI вв. свободного крестьянства -- важная особенность общественного строя Византии. Свободные крестьяне жили соседскими общинами и обладали правом частной собственности на землю. Они эксплуатировались непосредственно Византийским государством: уплачивали поземельную подать и несли разного рода тяжелые имущественные и личные повинности. Широко использовалась в Византии этого периода и позднеримская форма эксплуатации крестьян -- колонат. Византийское законодательство разделяло колонов на свободных и «приписных». Вынужденные арендовать землю у крупных землевладельцев, колоны находились в зависимом от своих господ положении. Особенно тяжелым было положение «приписных» колонов: они были прикреплены к земле. Свободные и «приписные» колоны несли повинности, как в пользу своих господ, так и в пользу государства. Положение обеих категорий византийских колонов резко ухудшается в VI в.

В войнах и социальных столкновениях погибла значительная часть представителей тех социальных групп, которые господствовали в Византии в предшествующем периоде. Вместе с тем сохранение государственных форм собственности, общинного землевладения и огромная распространенность неограниченной частной собственности на землю и в последующие века серьезно замедляли формирование новой феодальной собственности и, кроме того, развитие эксплуатации византийского крестьянства.

Замедленный характер развития феодальных отношений определил особенности социального состава господствующего класса византийского общества на втором этапе его развития. Господствующий класс в это время состоял из разнородных социальных слоев: сановных светских и церковных чинов, местной военно-служилой знати и общинной верхушки, выделившейся из зажиточного крестьянства. Все эти силб1 долгое время не были консолидированы и не складывались в замкнутые сословия. Наследственная вассально-сеньориальная система, характерная для развитого феодального строя, начинает складываться в Византии только к XI--XII вв. Незавершенность развития феодального сеньориального строя обусловила относительную слабость византийской землевладельческой знати. Ведущее место в структуре господствующего класса Византии принадлежало столичной знати и высшему чиновничеству империи, остро соперничающим с военно-землевладельческой провинциальной знатью.

И во втором периоде развития Византийского государства сохранялись многочисленные различия в правовом положении отдельных слоев трудового населения. В Византии формирование класса феодально-зависимого крестьянства растянулось на длительное время. В империи по-прежнему сохранялась значительная категория свободных крестьян-общинников, а также особая прослойка государственных крестьян, сидевших на землях, принадлежавших казне и императору. Обе эти категории крестьян эксплуатировались главным образом в централизованной форме посредством государственной налоговой системы. Податные крестьяне, сидящие на государственных землях, фактически становятся в это время крепостными: приписываются к казне и теряют свободу передвижения. Они должны были платить канон -- поземельный налог, подушный налог, государственную хлебную ренту, налог на скот. Особенно разорительной для крестьян-общинников стала обязанность уплачивать налоги за выморочные и брошенные земли соседей.

С XI--XII вв. идет неуклонный рост числа частновладельческих крестьян за счет крестьян свободных и даже государственных, что свидетельствует о формировании в Византии землевладения феодального типа. Частновладельческие византийские крестьяне именовались париками. Они не имели права собственности на землю и рассматривались как наследственные держатели своих наделов, были обязаны выплачивать господину ренту в отработочной, натуральной, денежной формах. В отличие от государственных крестьян они не были прикреплены к земле вплоть до XIII--XIV вв. 2, стр. 134].

Низшее положение в византийском обществе, как и ранее, занимали рабы. Длительное сохранение рабовладения составляло характерную черту общественного строя Византии. Рабский труд широко использовался в домашнем хозяйстве византийской знати. Слуги -- рабы константинопольских вельмож исчислялись сотнями. В Х--XI вв. социальное положение византийских рабов несколько улучшается, они, например, получают право заключать церковный брак. Пресекается обращение свободных в рабство. Рабов нередко переводят на положение париков. В XI--XII вв. усилилась тенденция к стиранию граней между рабами и другими категориями эксплуатируемых классов Византии.

1.3 Источники и характерные черты права Византии

Общая характеристика и источники права Византии в IV—VII вв. Византийское право, история которого насчитывает более тысячи лет, представляет собой уникальное явление для средневековой Европы. Оно характеризуется относительно высокой степенью стабильности, внутренней цельности, а также способностью приспосабливаться к меняющимся социально-экономическим и политическим условиям. Эти качества права в Византии определялись рядом исторических факторов, среди которых особое значение имели традиционно сильная центральная императорская власть, римское правовое наследие, византийская христианская церковь. Эти факторы оказывали интегрирующее влияние на право, придавали ему свойства системности.

Уже на ранних этапах развития государства в Византии сложилась своеобразная правовая система, которая выросла непосредственно из римского права, но испытала на себе влияние специфических переходных к феодализму отношений в обществе, отличавшемся большой социальной и этнической пестротой. Под влиянием времени и чисто местных условий, в частности разнообразных правовых обычаев, римские правовые институты постепенно эволюционировали. Но принципиальные основы римского права и правовой культуры не были подорваны и не подверглись коренным изменениям, чему в немалой степени способствовало длительное сохранение в Византии рабовладельческого уклада.

Прямая преемственность римского и византийского права нашла свое отражение в использовании императорского законодательства в качестве основного источника права. Относительная стабильность политической системы Византии способствовала тому, что именно здесь были предприняты первые попытки кодификации императорских конституций, а затем и римского права в целом. Так, первым официальным сводом римских законов был составленный в 438 году Кодекс византийского императора Феодосия (Codex Theodosianus), в который вошли все императорские конституции со времени правления Константина (с 312 года). Тем самым в Византии утратило силу более раннее римское законодательство, не включенное в этот сборник.

Византийские юристы были не просто хранителями античных правовых и культурных традиций. Они адаптировали римское право применительно к новым потребностям общества, внося при этом изменения и вставки (интерполяции) в классические тексты римских юристов. Таким образом подготавливалась почва для проведения крупномасштабных кодификационных работ. Не случайно именно в Византии, как уже указывалось, в середине VI в. под руководством выдающегося юриста Трибониана была осуществлена всеобъемлющая систематизация римского права, итогом которой явился Свод законов Юстиниана (Corpus juris civilis). Эта кодификация вплоть до XI в. оставалась не только важнейшим источником действующего права Византии, но и была тем фундаментом, на котором окончательно сформировалась ее правовая система.

Свод законов Юстиниана, являясь в своей основе переложением римского права, отразил и некоторые специфически византийские черты. Они обнаруживаются в ряде интерполяций в тексте Дигест, еще в большей степени в Кодексе и особенно в Новеллах Юстиниана. Эта последняя часть свода, выполненная не на латыни, а на греческом языке и включавшая около 160 конституций (новелл) самого Юстиниана, в значительной степени отражала своеобразные условия византийского общества того времени. Хотя в кодификации Юстиниана наметился известный поворот в сторону классического римского права, в ней в полной мере проявились тенденции, свойственные постклассическому периоду и получившие дальнейшее развитие на последующих этапах истории византийского права. Эти тенденции нашли свое выражение, прежде всего в известном упрощении и «вульгаризации» римского права под влиянием позднеэллинистического (так называемого греко-восточного) права. [1, стр. 317].

Византийские юристы в отличие от своих классических предшественников, избегавших дефиниций и использовавших казуистический стиль изложения, стремились нередко к упрощениям, к прояснению терминов, к выработке простых и понятных определений. Так, в заключительной (50-й) книге Дигест введены специальные титулы (16 и 17), где дается толкование слов и основных понятий. Определение терминов было особенно употребительным в учебной литературе, в том числе в Институциях Юстиниана. Особой популярностью в это время пользовалась работа Кирилла Старшего «О дефинициях».

На формирование византийской правовой системы значительное влияние оказали и правовые обычаи, особенно распространенные в восточных провинциях. Обычное право с присущим ему примитивизмом подрывало логическую стройность системы римского права, искажало ряд его институтов, но внесло в него жизненно важную струю, отразившую развитие новых общественных отношений: общинных и феодальных. Из позднегреческого права в Свод законов Юстиниана перешел такой институт, как эмфитевзис, новые формы усыновления и эмансипации подвластных лиц и т. д. Под влиянием восточного права было введено письменное делопроизводство и судопроизводство, что повлекло за собой отмену старой системы исков и утверждение экстраординарного (либеллярного) процесса.

Ряд интерполяций, внесенных в Свод законов Юстиниана, проистекал не из юридической практики, а отражал распространенные в Византии идейные течения (платонизм, стоицизм, христианство). Особенно заметным в кодификации Юстиниана было влияние христианства. Так, Институции и Кодекс непосредственно открывались обращением императора к Христу, а в самих законодательных актах содержались многочисленные ссылки на священные книги. Некоторые правовые институты начинают трактоваться в чисто религиозном духе, так, брак уже рассматривается как «божественная связь» (nexum divinum). Под воздействием христианства в рационалистическую схему римского права вносятся и некоторые этические конструкции. Так, Юстиниан в Дигестах наряду с понятием права (jus) использует традиционное понятие «правосудие» (justitia), но толкует последнее как «справедливость», причем в духе христианской морали. Он включает в свод законов конструкцию естественного права (jus naturale), но трактует ее не в том смысле, как ее понимали классические юристы III в., а как право, установленное божественным провидением. Основные направления переработки классического римского права, нашедшие свое отражение в многочисленных интерполяциях, в кодификации Юстиниана, получили более полное развитие в последующей истории византийского права.

В византийских судах применение кодификации Юстиниана наталкивалось на большие трудности. Ряд ее положений устаревал, но главное — она была слишком сложной и недоступной для населения империи. В связи с этим в VI—VII вв. для практических целей византийскими юристами составлялись упрощенные комментарии к законодательству Юстиниана на греческом языке в виде парафраз (пересказов), индексов (указателей), схолий (учебных примечаний). Широкую известность получили Парафразы Институций Юстиниана, составленные на греческом языке для студентов-юристов Феофаном, а также Схолии Стефана, включавшие знаменитый Индекс к Дигестам Юстиниана. Византийские юристы на основании извлечений из кодификации Юстиниана составляли и практические сборники, содержавшие перечни и образцы договоров, формуляры исков и т. п. [4, стр. 157]

В это же время в Византии был принят ряд новых императорских законов, где под влиянием развивающихся общинных порядков все чаще воспринимались нормы обычного права. Таким образом, проявилась одна из характерных тенденций развития византийской правовой системы, а именно стремление императорской власти консолидировать все право в писаном законе.

2 ПРАВО В СТРАНАХ РОМАНО-ГЕРМАНСКОЙ ПРАВОВОЙ СЕМЬИ В ПЕРИОД НОВОГО ВРЕМЕНИ

2.1 Особенности континентальной (романо-германской) правовой семьи

Во всех странах романо-германской семьи есть писаные конституции, за нормами которых признается высший юридический авторитет, выражающийся в том числе и в установлении большинством государств судебного контроля за конституционностью обычных законов.

В большинстве стран приняты и действуют гражданские (либо гражданские и торговые), уголовные, гражданско-процессуальные, уголовно-процессуальные и некоторые другие кодексы. Весьма разветвлена система текущих законов, регулирующих все важнейшие сферы общественных отношений. Среди источников романо-германского права велика (и все более возрастает) роль подзаконных актов: регламентов, административных циркуляров, декретов министров и др. В них формируются нормы, принятые во исполнение законов. Кроме того, в случае необходимости административные органы осуществляют самостоятельную регламентацию отношений; для ее осуществления законодатель предоставляет им соответствующие полномочия (делегированное законодательство).

Таким образом, право стран романо-германской семьи характеризуется единой схемой иерархической системы источников права. Что касается обычая, то за редкими исключениями он потерял характер самостоятельного источника права.

Определенное, хотя и довольно скромное значение придается в континентальном праве судебной практике. Право включает в себя не только правовые нормы, сформулированные законодателем, но и их толкование судьями. Французский исследователь правовых систем современности Р. Давид говорит о так называемых «вторичных правовых нормах», создаваемых судьями, о том что содержание положений закона истолковывается в том смысле, который в наибольшей степени отвечает требованиям справедливости в момент применения закона [ 3, с. 396].

Любое судебное решение, основанное, например, на аналогии закона или на общих принципах, может восприниматься другими судами после прохождения решения через кассационную инстанцию как фактический прецедент.

Существенную роль при отправлении правосудия играют и зафиксированные в законе общие принципы права, которые также могут быть в определенных условиях основанием для решения дел. Например, в публичном праве Франции возможно обращение к общим принципам административного права.

Федеральный верховный суд и Федеральный конституционный суд ФРГ в целой серии своих решений объявили, что конституционное право не ограничено текстом Основного закона, а включает «некоторые общие принципы, которые законодатель не конкретизировал в позитивной норме».

С развитием интернациональных связей большое значение для систем права отдельных стран приобретает международное право. В некоторых государствах международным договорам придается большая юридическая сила, чем внутренним законам. Конституция ФРГ 1949 г., например, устанавливает, что «общие нормы международного права» имеют преимущество перед законами и непосредственно порождают права и обязанности для жителей федеральной территории (ст. 25). [ 2, с. 285]

Во всех странах романо-германской семьи признается деление права на публичное и частное. Такое деление в определенной степени потеряло за последнее время то значение, которое имело на первых этапах развития континентального права, но, тем не менее, все еще остается важной характеристикой структуры современных национальных правовых систем. В общем виде к публичному праву относятся отрасли и институты, определяющие статус и порядок деятельности государственных органов, и отношения индивида с государством, а к частному — отрасли и институты, регулирующие отношения индивидов и юридических лиц (организаций, предприятий, фирм, кооперативов и др.) как равноправных партнеров. Обычно к публичному праву относят такие отрасли, как конституционное, административное, финансовое, уголовное, уголовно-процессуальное, гражданско-процессуальное, международное публичное. Частное право состоит из отраслей: собственно гражданское, включающее в себя и семейное, торговое, авторское, международное частное.

Некоторые отрасли доктрина права относит к так называемым «смешанным правам», где нормы публичного и частного права тесно переплетаются. Это трудовое, сельскохозяйственное, морское, воздушное и некоторые другие отрасли.

Стирание в современный период границы между публичным и частным правом связано в первую очередь с усилением государственного вмешательства в сферу экономики. Все большая административно-правовая активность, обусловленная расширением социальной деятельности государства в сфере защиты прав трудящихся, социального обеспечения, регулирования цен, здравоохранения и т. д., затронула такие отношения, которые ранее находились в исключительном ведении частного права. Произошло вторжение государства в сферу договоров — ранее «вотчину» частного права.

Появился институт обязательного договора, заключенного по предписанию государственных органов. Условия обычного договора также могут в ряде случаев устанавливаться и предписываться административным актом, как в случае установления цен и квот. Если добавить, что частное предпринимательство, профессиональная и торговая деятельность подчинены многочисленным административным установлениям, регулирующим торговлю, здравоохранение, социальное обеспечение, государственную безопасность, то можно получить представление о масштабах «экспансии» публичного права в области, которая ранее считалась неприкосновенной зоной частного права.

Одновременно можно наметить и другую, противоположную тенденцию, порожденную расширением круга государственных обязанностей, особенно в сфере социальных и коммунальных услуг, — применение институтов и средств частного права для выполнения публично-правовых действий. Об этом свидетельствует деятельность разного рода промышленно-торговых образований государственного характера, в частности, национализируемых предприятий.

Внутри романо-германской правовой семьи выделяют две правовые группы: романскую, опирающуюся в первую очередь на право Франции и включающую в себя также правовые системы Бельгии, Люксембурга, Голландии, Италии, Португалии, Испании, и германскую, объединяющую наряду с ФРГ правовые системы Австрии, Швейцарии и некоторых других стран.

2.2 Источники континентального гражданского права. Характеристика основных институтов по Гражданскому кодексу Франции 1804 г., Французскому торговому кодексу 1807 г., Торговому уложению Германии 1897

романо германская правовая семья византия

Основными источниками континентального права являются: законы и обычаи (которые играют незначительную роль). Основная роль юриста — подвести конкретный случай под действие той или иной нормы права.

Прецедентное право в континентальной системе отсутствует. Судебная практика если и признается источником права, то только в узких рамках, применительно к тем отношениям, которые не урегулированы или не полностью урегулированы законом.

Кодекс Наполеона (фр. Code Napolйon), официально Гражданский кодекс французов (фр. Code Civil des Franзais) -- масштабный кодекс гражданского права Франции, разработанный группой юристов во время правления первого консула Французской республики (затем императора) Наполеона Бонапарта.

Введён указом Наполеона 21 марта 1804 года (30 вантоза XII года Республики), ещё при консульстве, незадолго до провозглашения Наполеона императором. С последующими поправками действует во Франции, несмотря на многочисленные смены политического строя, до настоящего времени и никогда не пересматривался полностью (ограниченно действует в следующих заморских сообществах, пользующихся самоуправлением: на Майотте, Новой Каледонии и островах Уоллис и Футуна).

Документ был принят в имперскую эпоху, когда страна выходила из революционной смуты, а перед Бонапартом стояла задача стабилизировать государство и дать твердую юридическую базу новому порядку. К началу Великой французской революции 1789−1794 годов север страны в основном жил по германскому обычному праву, юг — по римскому. Законы разнились от провинции к провинции и даже от города к городу: в стране действовало около 366 местных кодексов.

Кодекс отменил всё предшествовавшее гражданское законодательство, гарантировал гражданские свободы, включая свободу вероисповедания, и закрепил равенство всех перед законом.

Германское гражданское уложение (нем. Brgerliches Gesetzbuch, BGB) — основополагающий нормативный правовой акт Германии, регулирующий частноправовые отношения на территории Германии, принято в первоначальной редакции 18 августа 1896 года, вступило в силу 1 января 1900 года. Германское гражданское уложение оказало немалое влияние на законодательство других стран.

ГГУ представляет собой первую в истории Германии единую для всей страны кодификацию гражданского права.

Германское гражданское уложение в значительной степени базируется на римском праве. Кодекс построен по так называемой «пандектной» системе и состоит из пяти частей. Общие для всех институтов нормы содержатся в общей части (первой книге). Ещё четыре части посвящены обязательственным отношениям, вещному, семейному и наследственному праву. В последующие десятилетия многие страны мира брали германское гражданское уложение в качестве ориентира для создания своих кодексов, а некоторые страны, как к примеру Япония, полностью имплантировали его в свою правовую систему. Германское гражданское уложение является венцом так называемого «юридического века». Именно уровень уложения, позволил несколько позже основателю современной науки юридической географии мира, Рене Давиду, назвать континентально-европейское право Романо-германским и выделить его в отдельную правовую семью.

Германия получила свой гражданский кодекс сравнительно поздно по сравнению с другими европейскими странами. В 1814 году выходит книга профессора из Гейдельберга Юстуса Тибо с названием «О необходимости гражданского кодекса для немецких земель» в которой автор, обосновывает необходимость принятия единого гражданского кодекса. В 1816 году Карл Фридрих Савиньи публикует книгу с названием «О современных задачах законодательства и правовой науки» (Ьber Beruf unserer Zeit fьr Gesetzgebung und Rechtswissenschaft) в котором отвергается идея необходимости единого гражданского кодекса для германских земель. Спор между Тибо и Савиньи является классическим кодификационным спором, следствием которого было создание исторической школы права Савиньи. Проблема принятия гражданского кодекса не была решена. Лишь несколько десятилетий спустя, после объединения немецких земель и провозглашения Германской Империи (январь 1871) стала ясна необходимость не только политического, но и юридического объединения Германии. Однако по новой имперской Конституции компетенции для принятия гражданского кодекса у центральной (федеральной) власти не было. По инициативе двух депутатов Рейхстага Микеля и Лакнера были внесены соответствующие изменения в имперскую Конституцию Германии. Был дан зелёный свет, для начала работ по принятию гражданского кодекса. В 1873 г. был издан закон об установлении компетенции империи в области разработки единого гражданского права, и в 1874 г. бундесратом была назначена комиссия для составления кодекса. По инициативе канцлера была создана вторая комиссия.

В 1890 г. создана комиссия с участием адвокатов, представителей политических партий и промышленников. Второй проект подвергся рассмотрению в рейхстаге, бундесрате и после внесения некоторых изменений был утверждён 18 августа 1896 г. Вступление нового кодекса в силу только с 1 января 1900 г. было необходимо для приведения в соответствие законодательств отдельных государств в составе Германии.

Характеристика основных институтов по Гражданскому кодексу Франции 1804 г., Французскому торговому кодексу 1807 г., Торговому уложению Германии 1897.

Право собственности определяется в кодексе Наполеона следующим образом:

«Собственность есть право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее абсолютным образом с тем, чтобы пользование не являлось таким, которое запрещено законом и регламентом».

Под пользованием понимается извлечение приносимых вещью плодов.

«Распоряжение» прибавляет к этому право определять судьбу вещи: право продать ее, подарить, уничтожить и прочее.

Отчуждение собственности разрешается не иначе как «по причине общественной пользы». При этом сам собственник имеет право на «справедливое и предварительное вознаграждение».

Кодекс Наполеона делит всю совокупность «вещей» на две части: вещи движимые и вещи недвижимые. Несомненное преобладание отдается последним и земельной собственности в наибольшей степени. Собственнику земельного участка было отдано и то, что находилось под почвой (на любой глубине), и то, что простиралось над ней (воздушное пространство). Во всем этом был заключен определенный смысл. Право собственности на воздушное пространство служило, например, основанием к тому, чтобы насаждать деревья и возводить на участке сооружения. Право собственности на недра земли, на ископаемые не нуждается в комментариях.

В исключение из общего правила Кодекс разрешил продавцу недвижимости расторгнуть договор продажи, если оказывалось, что им недополучено 7. 12 действительной стоимости вещи. 7, c. 247]

Установленные кодексом ограничения права собственности касались только таких действий собственника, которые затрагивали интересы других.

Собственник земельного участка оказался лишенным прав на то, что «находится снизу». Сделано это было к несомненной выгоде владельцев предприятий, не желавших терпеть спекулятивного взвинчивания цен на землю, как только в ней обнаруживались уголь и металлы.

К выгоде той части граждан, чья собственность заключена главным образом в движимостях (акции, товары, ценные металлы и прочее), Кодекс Наполеона установил следующее, ставшее классическим правило: добросовестный владелец вещи считается ее собственником, если владение публично и недвусмысленно. Никакого другого основания для защиты такого рода владения не требуется. Если найдется лицо, которое пожелает его оспорить со ссылкой на недобросовестность, то именно оно, это лицо, должно недобросовестность доказывать, ибо резюмируется правило — «добросовестность всегда предполагается».

Предоставляя право земельной собственности, Наполеон, урегулировал условия, при которых крестьяне могли пользоваться землей, доставшейся им в результате революции.

Что касается Германского гражданского уложения, законодатель счел необходимым разрешить сохранение ленов и связанной с ними наследственной аренды. Он сохранил особый порядок наследования недвижимостей, принадлежащих имперской знати. С самого начала устанавливается, что землевладелец не может препятствовать такому проникновению на его участок — сверху или снизу, — которое не задевает интересов земледелия. Соответственно с тем Кодекс Наполеона не знает понятия «юридического лица», т. е. такого рода предприятия или организации, которые, будучи объединением определенного числа физических лиц, обладают имуществом, управляются и выступают во вне (в том числе, в суде) через представителя, которым может быть любое уполномоченное лицо, в том числе платный служащий. Допуская образование товариществ с неограниченной личной ответственностью участников по всем их долгам и обязательствам (в особенности так называемых полных товариществ), французское законодательство (особенно торговый кодекс 1807 года) проявляло недоверие к акционерным компаниям. Сказались подозрения, навеянные воспоминаниями о знаменитых аферах 17−18 веков, но еще больше неразвитость экономических отношений. Ни Наполеон, ни его сотрудники, при всей их талантливости, не могли разглядеть в акционерной компании основную форму крупного капиталистического предприятия будущего времени. [6, c. 118]

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Батыра, К.И. /Всеобщая история государства и права: Учеб. для студ. вузов / Отв. ред. К. И. Батыра. — Минск: Былина, 2000. — 205с.

2. Маклаков, В.В. /Современные зарубежные конституции: Учеб. пособие/Сост. док. юридич. наук В. В. Маклаков. — Минск.: Московский юридический институт, 1992. — 285 с.

3. Пиголкин, А.С. /Общая теория права: Учеб. пособие для юридич. вузов / Под ред. А. С. Пиголкина. — М.: Манускрипт, 1994. — 396 с.

4. Жидков, О.А. /История государства и права зарубежных стран: Учеб. для вузов: Ч. 1и Ч2/Под ред. О. А. Жидкова; Н. А. Крашенинниковой.: — М., Инфра-М-Норма, 1998. — 157 с.

5. Борисевич, М.М. /История государства и права зарубежных стран. Краткий учебный курс/Под ред. М. М. Борисевича. М.: Юриспруденция, 2001.

6. Омельченко, О.А./ Всеобщая история государства и права: Учебник: В 2 т./ О. А. Омельченко. М.: Тон-Приор, 1999. — 118 с.

7. Черниловский, З.М. /Всеобщая история государства и права./ З. М. Черниловский. М.: Высшая школа. 2000. — 247 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой