Проблема чистого искусства в романе О. Уайльда "Портрет Дориана Грея"

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Реферат

Проблема чистого искусства в романе О. Уайльда «Портрет Дориана Грея»

Выполнила: студентка гр. 5 «А»

Вербец В.А.

Проверила: Шайкина И. П.

Волгоград 2010г

Оскар Уайльд является писателем, давшим начало художественному направлению, которое носит название — эстетизм.

Эстетизм — это литературное направление, наиболее яркое проявившее себя в английской литературе. Эстетизм основывается на философской идее «чистого искусства» и «искусства ради искусства». Главная задача художника — поиск красоты. Красота возведена в абсолют, и лишена нравственного начала. Художник ради красоты и искусства готов пожертвовать многим, в том числе и жизнью. Эстет в искусстве создает произведение для избранных, способных наслаждаться искусством и ставить его выше жизни. Реальность в иерархии ценностей занимает последнее место, а искусство создается ради его самого. Эстетическая ценность произведения искусства неизмеримо выше ценности жизни и окружающего мира.

На протяжении своей жизни и деятельности в сфере литературы, Уайльд восхваляет силу красоты, хотя все его произведения — являются исключительно хвальбой добродетели и нравственности.

Этот парадокс особенно четко наблюдается в его романе, хотя центральное место все же здесь занимает иная тема.

Это произведение, прежде всего о силе искусства, о великой жертве ради искусства, о понятиях нравственности и ее связи с искусством.

Не только во времена Оскара Уайльда, когда эстетизм был известен, но и сейчас «Портрет Дориана Грея» занимает далеко не последнее место как лучший роман обо всех аспектах искусства и учении о прекрасном.

В связи с этим необходимо решить так называемый вопрос «чистого искусства». Что же, по мнению писателя, являлось тем самым истинным, чистым искусством? И как это выражается в романе, с помощью каких сюжетных ходов и образов.

В самом начале романа мы знакомимся с предисловием, в котором Оскар Уайльд высказывает взгляды на искусство, красоту и самого художника. уайльд чистое искусство дориан грей

Художник — творец прекрасного. < …> Те, кто в прекрасном видит уродливое, — люди безнравственные, но безнравственность не делает их привлекательными. Это порок.

Те, кто в прекрасном видит признаки красоты, — люди нравственные. Они не полностью безнадежны. Но только избранные видят в прекрасном одну лишь Красоту. Нет книг нравственных или безнравственных. Книги написаны или хорошо, или плохо. И в этом вся разница. <…> Нравственная жизнь человека — лишь одна из сторон творчества художника, а нравственность Искусства — в совершенном применении несовершенных средств. <…> У художника нет этических пристрастий. Этические пристрастия художника порождают непростительную манерность стиля. У художника не бывает болезненного воображения. Художник вправе изображать все.

Мысль и Слово — инструмент, которым художник творит Искусство. Порок и Добродетель — материал, из которого художник творит Искусство. <…> Всякое искусство в одно и то же время поверхностно и символично. Те, кто пытается проникнуть глубже поверхности, идут на риск. Те, кто пытается разгадать символы, тоже рискуют.

Искусство — зеркало, но отражает оно смотрящего, а не жизнь. <…> Если критики расходятся во мнениях, — значит, художник верен самому себе.

Можно простить человеку создание полезной вещи, если только он ею не восторгается. Но того, кто создает нечто бесполезное, может оправдать лишь безмерное восхищение своим творением.

Всякое Искусство бесполезно.

Перед нами — манифест декаданса и модернизма. Но весь роман — четкое и явное опровержение этого манифеста. Это роман о человеке, искренне поверившем в этот манифест. Это роман о лицемерии художника, предоставляющего другим проживать то, о чем он пишет.

Однажды в мастерской своего приятеля Оскар Уайльд увидел натурщика, который поразил его совершенством своей внешности. Писатель воскликнул: «Как жаль, что и ему не пройти старости со всей ее уродливостью!» В ответ художник ему сказал, что хорошо было бы каждый год рисовать такие странные портреты, чтобы природа только на них отбивала свои зарубки, тогда внешность ангела, которого только что увидел Уайльд, вечно оставалась бы молодой.

В самом романе проявляется четкая параллель между этим событием и развитием сюжета.

Действие начинается в мастерской художника Бэзила Холлуорда. Там мы знакомимся и с самим художником и с его друзьями — молодым лордом Генри Уоттоном и юным Дорианом Греем, который уже долгое время позирует для Бэзила. И как восторженно признается в разговоре с Гарри сам художник — является тем идеалом, который каждый творец ищет едва ли не всю свою жизнь, который встречается всего лишь единожды и, потеряв таковой — уже невозможно найти похожий на него.

И в самом деле, как замечает лорд Уоттон, знакомясь с Дорианом — он просто ангельски красив. И было бы жаль, если бы такая красота, через какие-то несколько лет увяла, вот так безвозвратно, в никуда.

Однако Холлуорд не очень рад тому, что ему пришлось познакомить их. Он боится того, что Генри испортит юношу, а потом и вовсе отберет его, забрав под свое влияние.

А тот в свою очередь в открытую и напрямую говорит Дориану Грею о его красоте и утверждает, как было бы плохо, если такой красивый юноша потратит лучшие года своей жизни, не познав ее.

И вот портрет закончен. Своим великолепием он восхищает не только художника, но и самого Дориана и лорда Генри.

Таким образом, портрет молодого мужчины Дориана является своеобразным идеалом красоты. «При первом взгляде на портрет он невольно сделал шаг назад и вспыхнул от удовлетворения. Глаза его заблестели так радостно, якобы он впервые увидел себя». Дориан был поражен своим портретом, а мысль, которая через несколько лет его красота начнет вянуть, вызвала ужас. Ему стало трусливо, что года унесут за собой красные уста и золотистые роскошные волосы, а сам он станет отвратительным, жалким и страшным. Эта мысль беспокоила его, «словно ледяная рука легла ему на сердце». И тогда Дориан подумал, что было бы чудесно, если бы старел только портрет, а сам он навсегда оставался молодым. За осуществление этого желания, как ему сдалось, он все отдал бы, даже свою душу.

Автор показывает, что в начале романа для его героя главнейшей есть именно красота искусства.

Проходит некоторое время, и Дориан влюбляется в Сибиллу Вэйн, юную актрису, в которой его привлекает, прежде всего, ее невероятный талант. Но в спектакле, на который Дориан приглашает своих друзей, она играет совершенно отвратительно. Дориан приходит к ней за кулисы и говорит ей, что между ними все кончено. И когда он возвращается домой и смотрит на портрет, то с удивлением замечает, что портрет изменился — на его лице явно появилось выражение жестокости. Перепуганный Дориан решает на следующий же день вернуться к Сибилле, но уже поздно — из газет он узнает, что Сибилла умерла, по ошибке выпив какой-то яд в гримерке, но совершенно ясно, что она совершила самоубийство.

Так, он когда-то хотел, чтобы следы страданий и тяжелых дум отбивались бы только на полотне, но неужели, же его желания исполнилось? Страшно было поверить в невозможное, но вот перед ним его портрет со складкой жестокости возле губ: Дориану стало жутко от подмеченного нарушения гармонии искусства, которое было вызвано нарушениям гармонии чувств. Портрет становится зеркалом души героя, его совестью. Именно так сперва решает сам герой.

Но затем, он быстро утешается, последовав совету лорда Генри не зацикливаться на прошлом, а смотреть в настоящее. Бэзил в недоумении. Художник сомневается в нем, и винит во всем влияние Гарри. Однако Дориан убеждает его в том, что случись что-нибудь плохое — он обязательно доверится ему, и эти слова трогают душу Холлуорда.

Далее следует целый путь падения и гниения души Дориана Грея. С каждым его проступком, который он совершал на поводу у собственной прихоти — портрет все больше искажается, и Дориан уже не в состоянии ни видеть его, ни держать в открытом для посторонних глаз месте.

Он становится сущим параноиком, который каждый час, каждый свой шаг думает о том, как бы никто не увидел его портрет. Как бы никто не узнал о том, что творится в душе все еще юного аристократа. Он уже не доверяет никому, а когда Бэзил сообщает ему, что собирается выставить портрет на своей выставке картин — доходит едва ли не до бешенства.

Вместо того, чтобы рассказать художнику причину своего нежелания, он выуживает из него самое что ни на есть откровение. Холлуорд вынужден был признаться Дориану в своей любви к нему — чем действительно удивил самого юношу. Сам Грей считал, что в дружбе окрашенной романтической влюбленностью есть что-то трагическое.

Тем временем, слухи нарастали вокруг Дориана как снежный ком. Уже немногие из высшего общества отказывались с ним даже находиться в одной комнате, а просто демонстративно вставали и удалялись. Он стал оказывать дурное влияние на тех, кого окружал, и тем самым отталкивал от себя остальных.

Эти сплетни взволновали Бэзила. Художник потребовал от своего друга ответа, а тот вместо долгих откровений — показал ему свой портрет, когда-то написанный Холлуордом. Потрясенный, он долго не может узнать в том что увидел свое творение.

Дальнейшие мольбы его и взывания к Дориану, чтобы помочь ему искупить свою вину и раскаяться, вводят юношу в состояние неконтролируемого гнева. В бешенстве, он убивает Бэзила, ударив его несколько раз ножом.

Кошмары еще долго преследуют Грея. Он шантажирует своего давнего друга Алана, и тот помогает ему избавиться от главной улики — трупа художника. Дальнейшая же его жизнь складывается не лучшим образом. Он смог избавится от напоминаний, но отнюдь не от памяти. Избежавший возмездия за Сибиллу от ее брата Джеймса Вейна, он решает начать новую жизнь. Но все это оказывается только волей его тщеславия. Долгие раздумья тяготят Дориана, он снимает с себя вину и за смерть Бэзила и за самоубийство Алана и даже за то, что бросил Хетти — девушку из деревни, очень похожую на Сибиллу. А затем решает избавиться от портрета, как от причины его страхов и напоминании о пороках, чтобы начать всё заново, будучи свободным от прошлого. Он протыкает картину ножом, и в результате этого умирает, став тем, кем и был на самом деле: безобразным стариком, которого даже собственные слуги узнали только по перстням на пальцах. А портрет так и остался нетронутым, и с него смотрел все тот же юноша с внешностью ангела — ровно как в тот день, когда Холлуорд нарисовал его.

Подробнее я бы хотела остановиться на нескольких моментах в этом романе, которые, по моему мнению, являются особенно ярким выражением роли искусства и помогут ответить на вопрос о «чистом искусстве».

Прежде всего — это история любви юной актрисы Сибиллы Вейн и Дориана Грея.

За что же он полюбил ее? В разговоре с Генри, Дориан сам признается, что ему нравится ее игра. Что он восхищен тем, как умело она исполняет роли Шекспировских героинь. И именно поэтому он влюбляется в нее. Даже не в саму Сибиллу, а в те образы, которые она воссоздает на сцене, своим актерским мастерством и душой. Между тем, девушка влюблена в Дориана, даже не зная ничего кроме его имени, называя его Прекрасным Принцем. Так ли прекрасен, оказался этот самый Принц? Едва мисс Вейн познает любовь, она понимает, что театр больше не нужен ей. Что теперь у нее будет реальная жизнь, а не эти скучные сцены со старыми безобразными актерами, в которых она прежде видела идеал, потому что не знала иного. Девушка, гуляя со своим братом, восхищенно говорит о Дориане, и о том, как горячо она его любит, как замирает ее трепетное сердце, и что, наконец, они с матерью покинут этот театр, в котором они оказались из-за долгов. Ведь ее Прекрасный Принц вызволит их оттуда, обязательно вызволит!

Увидев свою возлюбленную, из рук вон играющую на сцене, Дориан гневается и разочаровывается. Он не понимает — куда делась его Сибилла, что каждый день была то Джульеттой, то Офелией, то Дездемоной? Что за бездарная актриса, но необыкновенно красивая сейчас на сцене?

И вот пламенной любви как и ни бывало. После представления, он требует ответа от девушки, почему же она так посмела опозорить его перед друзьями? В ответ на это юноша услышал признание в том, что теперь, когда у нее есть Прекрасный Принц — ей не нужен театр, ибо она знает вкус настоящей любви. Что произошло с Дорианом? Он разозлился на Сибиллу и бросил ее, расторгнув помолвку, а затем ушел, даже не внимая ее мольбам о прощении.

Что теперь говорить о его любви? Он любил искусство, которое через себя пропускала актриса, но не ее саму. И это послужило причиной конфликта, а затем и самоубийства Сибиллы Вейн. Дориан не винит себя в этом, но потрет взирающий на него со стены говорит об обратном.

Не только эта девушка пострадала из-за любви к Дориану Грею. Еще одной жертвой стал Бэзил Холлуорд — художник, написавший его портрет, истинно считающий юношу своим идеалом, который каждый творец ищет едва ли не на протяжении своей жизни. Он не просто восхищался им, а любил его и верил во все его слова вплоть до самой своей смерти. Собственное чувство ослепило художника, построив в его воображении мнимый образ все того же Дориана, с каким он когда-то познакомился.

Чем больше юноша отдаляется от него, выбирая общество циничного Генри Уоттона, чьим советам он следует, Бэзил теряет вдохновение, и отсутствие былой дружбы его тяготит: «Он понимал, что Дориан Грей никогда больше не будет в его жизни тем, чем был раньше. Между ними прошла сама Жизнь…» — так писал Оскар Уайльд о переживаниях влюбленного Холлуорда, который, несомненно, ревновал Дориана к Гарри.

История взаимоотношений художника и модели кончается трагически. Бэзил умирает от рук Дориана, который посчитал, что он слишком много о себе возомнил, раз может указывать ему, что делать и как делать. Этот эпизод можно расценить как бунт идеала против собственного создателя. Ведь именно Бэзила обвиняет во всем Дориан Грей, потому что он, а не кто-то другой создал этот портрет и обрек его душу на гниение.

Позднее еще одним виновником своей безнравственности Дориан считает Генри Уоттона, который подобно художнику восхвалял его красоту и побудил пожелать, чтобы вместо него все грехи и старость принимал портрет.

Да, лорд Генри безнравственен. У него философия циника, по отношению к искусству, и все что писатель говорил в предисловии — все это взгляды Гарри.

Но, тем не менее, в сравнении с Дорианом Греем, Генри Уоттон не причиняет никому страданий философией гедонизма (стремление к наслаждениям). Разве что своей жене Виктории, когда изменяет ей, но и та от этого нисколько не терпит вреда, а наоборот поступает точно так же.

Получается, что Дориан сам виновен в своих пороках? Именно так и есть. Красота, именно красота сподвигла его к этому, хотя как говорил Бэзил — человек с таким лицом не может быть безнравственным.

Финальным аккордом романа и одновременно главной его идеей становится сцена уничтожения картины. Желая начать новую жизнь, Дориан Грей уничтожает тяготивший его «дневник жизненных пороков», но умирает, а портрет становится прежним, изображая юношу ангельской красоты.

Удивительно, как произведение искусства пережило и своего создателя и идеал, с которого оно было создано.

Vita brevis ars longa — латинский афоризм выражающий всю основную сущность этого мистического момента. Жизнь коротка, а искусство вечно. И пройдут многие года, а творения величайших деятелей искусства будут жить, и передаваться из поколения в поколение.

Образ портрета в романе занимает центральное место. По словам самого героя — он его совесть, его «дневник» и его душа. Кроме этого, картина является олицетворением бессмертного, вечного искусства, которое никогда не канет в неизвестность — в то время как человеческая жизнь коротка и со временем стирается из людской памяти.

Итак, в чем же заключается проблема «чистого искусства»?

Прежде всего, следует исходить из определения направления эстетизма. Ключевые слова, которые режут слух — «искусство ради искусства», «искусство выше жизни». Последнее в романе выражено особенно ярко. Потрет — как искусство. Ради него художник должен отдать самое дорогое — жизнь. Поэтому Бэзил погибает, погибает от рук собственного идеала. Таков парадокс истинного, «чистого искусства». Великое творение всегда переживало своего творца и свой оригинал.

Искусство не только забирает жизнь, оно делает творца отчужденным изгоем, калечит его и морально и физически, оставляя неизгладимый след. Жертвенное искусство — вот оно, так называемое «чистое искусство».

А проблема «чистого искусства» заключается в том, что заплатить такую великую цену нужно огромное мужество, готовность отрешиться от всего ради искусства и забыть про жизнь, забыть про самого себя и мыслить лишь только о своем идеале.

На такое способен только по-настоящему великий творец.

А все остальное — уже не считается истинным искусством.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой