Наркомания в жизни современного подростка

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Наркомания в обществе современных подростков

1.1 Отношение подростков к наркотикам

1.2 Причины сформировавшегося отношения к наркотикам

2. Поиск своего «Я» в молодёжной среде

2.1 Формы самоопределения в молодёжной среде

2.2 Наркотики как способ уйти от реальности

Заключение

Список использованных источников

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования:

Здоровье государства формируется, в первую очередь, на основе здоровья молодого поколения. Наркотические и психотропные вещества способны поставить столь ценное для общества здоровье молодёжи под угрозу.

В последние годы как в целом по России, так и в отдельных ее регионах наблюдается рост употребления ПАВ среди детей и подростков, но ни на уровне государства, ни на уровне отдельных его регионов не разработано и не внедрено достаточно эффективной программы антинаркотической профилактики. В большинстве случаев работа ведется «по факту», когда ребенок уже начал употреблять психоактивные вещества или попробовал их.

Предмет исследования:

Склонность молодёжи к маргинальному образу жизни и наркомании.

Злоупотребление наркотиками, алкоголем и другими психоактивными веществами является в настоящее время одной из проблем, которая сопровождает процесс реформирования российского общества.

Результаты многочисленных исследований показывают существование устойчивой тенденции к значительному и постоянному росту употребления наркотиков в молодежной среде. Сегодня, по данным медицинской статистики, потребляют алкогольные напитки каждый третий школьник в средних классах и более половины — в старших. По данным медико-социальных исследований, средний возраст начала употребления алкоголя среди мальчиков снизился до 12,5 лет, а среди девочек — до 12,9 лет. Выпивка стала символом объединения подростков или молодых людей в неформальные группы, обязательным условием признания новичка ее членом.

За последние 10 лет Россия стала одной из самых курящих стран мира. Каждый год потребление табачных изделий растет на 1,5−2% в год. «Курящая тусовка» стала неотъемлемым атрибутом современного стиля жизни.

У детей первые пробы наркотиков, как правило, происходят на фоне потребления алкогольных напитков и табакокурения. Все обследованные подростки, употребляющие наркотики, пьют и курят. Среди детей 5−8 классов курит каждый третий, 9−11 каждый второй.

Алкоголь и табак страшны не только тем, что они разрушают здоровье человека. Они способствуют саморазрушению личности, искажению ее взаимоотношений с другими людьми, разрыву всех социальных связей с миром, потере человеческого облика. Употребление алкоголя и табака — серьезное основание для перехода к наркотикам.

В России в среде лиц, злоупотребляющих наркотиками, резко возросла поражаемость ВИЧ-инфекцией. В 1985 г. число ВИЧ-инфицированных составляло 1062 человека. Среди них не было ни одного наркомана. На начало 2002 г. в России уже зарегистрировано около 165 тысяч ВИЧ-инфицированных, среди которых наркоманы составляют 90%. Эксперты считают, что при сохранении таких темпов распространенности этого бедствия уже в ближайшие годы количество ВИЧ-инфицированных может достигнуть в стране 1 миллиона человек.

Кроме роста числа злоупотребляющих наркотическими веществами и больных наркоманией, отмечается увеличение объема негативных медико-социальных последствий наркомании. Это возросшая в 7--11 раз смертность, увеличение в десятки раз числа суицидальных попыток, а также ускоренное распространение сопутствующих наркомании болезней: в первую очередь СПИДа (в России среди больных СПИДом более 50% наркоманов, в Европе — 70%), инфекционных гепатитов (в России более 90% наркоманов болеют гепатитами), венерических болезней, туберкулеза и других заболеваний. ВИЧ-инфекции зарегистрированы не только у подростков и детей в возрасте 11−14 лет, но и у младенцев, заразившихся от ВИЧ-инфицированных матерей, больных наркоманией. Сообщалось, что впервые в истории поставлен на учет с диагнозом «наркомания» мальчик в возрасте 6 лет.

По данным международной статистики, весь круг заболеваний, связанных с наркоманией, является причиной около 10% всех смертей и 20% всех госпитализаций. Причем в настоящее время около 40% госпитализированных в психиатрические клиники составляют подростки с делинквентными (отклоняющимися от нормы) формами поведения в сочетании с наркотизацией и токсикоманией. Таким образом, с учетом возраста большинства наркозависимых — от 13 до 24 лет — под угрозой фактически оказалось будущее страны.

Очень высока криминогенность среди лиц, злоупотребляющих наркотиками и другими психоактивными веществами. Ковальчук М. А., Рожков М. И. Профилактика наркомании у подростков. / М. А. Ковальчук, М. И. Рожков. — М. Владос, 2003. — С. 3−5.

Объект исследования:

Подростковая среда.

В ходе формирования личности и её жизненных устоев молодой человек большое количество сил и времени тратит на определение собственной индивидуальности, а также своего места в окружающем его мире социальных отношений. Современная социальная действительность демонстрирует довольно большое количество направлений для приложения способностей. Однако, столь немаловажная часть жизни подростка как его реализация в обществе сверстников, по-прежнему носит стихийный характер. Во-первых, широк разброс подростковых компаний в плане способов проведения досуга, увлечений, присущих коллективу норм поведения и мировоззрения. Если подростковая компания занимает достойное место в глазах не только членов группы, но и окружающих, то количество требований к желающему присоединиться к ней индивиду намного выше. Как правило, члены таких групп объединены не только общими интересами и времяпровождением, но также мировоззрением, деятельностью и жизненной позицией. В такую группу сложно вписаться, оказаться же за пределами её круга — напротив. Поэтому личность, находящаяся в процессе формирования, нередко из страха быть отвергнутой из-за собственной жизненной неопределённости, выбирает для социальной самореализации пути проще, но, соответственно, менее для неё продуктивные в дальнейшем.

Самые открытые в плане отношения к новичкам молодёжные группировки — неформальные молодёжные объединения. Точнее, их отношение формируется теми параметрами, которые задаёт дух субкультуры. В случае подобных группировок, для желающего к ним примкнуть достаточно обладать схожими интересами и предпочтениями во времяпровождении.

Стремясь преодолеть распространившийся в современном обществе идейно-нравственный вакуум, утвердить себя, освоить социальную реальность, молодые люди создают своё социальное пространство, активно участвуя в различных неформальных объединениях.

Неформальные молодёжные объединения — культурно и исторически обусловленное, сложное, многоаспектное явление, изучение которого представляется важным направлением педагогической науки, т.к. выполняя определённые социализационные функции, они выступают для современных молодых людей значимыми факторами социализации, способными оказать огромное влияние на формирование личности молодого человека. Егорова, Т. В. Неформальные объединения молодёжи деструктивной направленности — угроза социальной стабильности. / Т. В. Егорова // Современные исследования социальных проблем. — 2011. — № 2. — с. 49.

Гипотеза:

Склонность молодёжи к девиантному поведению обусловлена желанием молодых людей найти себя и своё место в социуме.

В современном обществе, наполненном множеством практик социального поведения, формируется «разорванность» (мозаичность) сознания индивидов, что приводит к отсутствию целостного представления о самом себе. Комаров, С. В. Проблема субьективности в трансцендентально-феноменологической традиции западной философии / Автореф. дисс. докт. филос. наук. Екатеринбург, 2007.

Формирование представления о себе также формируется на основе, в первую очередь, не личных достижений и способностей, а мнения окружающих об этих достижениях и способностях.

Формирование собственного «Я» и поиск путей для его проявления перестаёт быть мотивом для деятельности индивида в принявшей его группе, теперь определяющим фактором становится социальное одобрение со стороны группы. Не родителей, не учителей, предъявляющих требования к молодому человеку, несовместимые с его незрелым представлением о собственной личности. Одобрение со стороны тех, кто, по мнению индивида, принимает его «таким, какой он есть». То есть, если отмести то, что дано индивиду безусловно (генотип, фенотип, социальное положение родителей и т. п.), и тех, которые индивид достигал сам (достижения в процессе образования, проявления творческой активности), новообретённая группа рада принять индивида незрелым, неинтегрированным, не имеющим сформированного собственного мнения, легко управляемым, жаждущим одобрения членов группы молодым человеком. Из вышеперечисленных особенностей проистекает другая, а именно подверженность индивида подражать поведению более «прошаренных» товарищей, в том числе — различным вариациям девиантного поведения.

В том объёме информации, который на данный момент развития цивилизации необходимо ежесекундно переваривать индивиду, крайне привлекательным становится времяпровождение, призванное разгружать психику. И здесь зачастую выбор неформальных подростковых группировок падает не на социально поощряемые способы проведения досуга (игры, книги, творческая деятельность и пр.), а своеобразное противостояние «жестокому взрослому миру», от которого защищается в определённый промежуток времени практически каждый второй подросток. Это противостояние приобретает такие формы делинквенции, как насилие, воровство, грабёж, употребление алкоголя, наркотиков и так далее. Мы с вами рассмотрим именно наркоманию как форму, которую обретает изначальный поиск индивидом своего «Я».

1. НАРКОМАНИЯ В ОБЩЕСТВЕ СОВРЕМЕННЫХ ПОДРОСТКОВ

1.1 Отношение подростков к наркотикам

наркомания маргинальный злоупотребление молодежный

Для многих подростков и молодежи наркотики не являются социальной или личностной проблемой, они скорее воспринимают наркотики как часть своей повседневной жизни.

Среди общего числа наркоманов 82% составляют молодые люди в возрасте до 24 лет, а преобладающий возраст приобщения к наркотикам в последние годы снизился с 17−18 до 12−13 лет. Молодежь Российской Федерации: положение, выбор пути. Основные выводы и предложения Государственного доклада Правительству Р Ф / Отв. ред. В. А. Луков, В. А. Родионов, Б. А. Ручкин. М., 2000. С. 91−95.

Для многих старшеклассников, наркотики являются символом молодежных культур, молодежного образа жизни. Молодость считается временем, когда «все надо успеть попробовать». Взрослая же жизнь обязывает человека строго следовать нормам общества. Употребляющие наркотики старшеклассники заявляли, что никогда не позволят себе этого, когда создадут семью или найдут работу. Еще одно отличие десятиклассников заключается в том, что их отношение к наркотикам целиком определяется внутренними ценностными характеристиками. Так, среди мотивов принятия наркотиков появляются мотивы самореализации, а наиболее частой причиной отказа от наркотиков становится страх не достигнуть жизненных целей. В целом зависимость между отношением к наркотикам и наличием долговременных жизненных планов является одной из наиболее сильных. Ребятам, имеющим цели в жизни, легче принять самостоятельное решение о неупотреблении наркотиков. Наоборот, активные реакции принятия наркотиков свойственны тем подросткам, у которых отсутствуют долговременные жизненные цели. У таких подростков нет позитивного взгляда на будущее, их жизнь целиком сосредоточенна на настоящем. Наркотики для них — это способ заполнения времени, поэтому среди их мотивов употребления чаще всего встречаются «просто так», «от нечего делать» и т. п. Основная сложность профилактики наркомании среди таких подростков состоит в том, что очень трудно найти ценностную основу для отказа от употребления наркотиков. По существу, их компании можно рассматривать как близкие к наркотическим. Для подавляющего большинства десятиклассников опыт употребления наркотиков достаточно ограничен по времени и, как правило, быстро вытесняется актуальными жизненными планами. Таким образом, типы реагирования на проблему наркомании определяется собственными характеристиками ценностной структуры, а не какими-либо внешними факторами.

Многие реакции на проблему наркомании связаны со сравнением наркотиков и алкогольных напитков. В научной литературе отношение к алкогольным напиткам рассматривается как фактор, повышающий риск употребления наркотиков. Однако этому факту даются главным образом медицинские объяснения. Нам же удалось обнаружить социокультурные аспекты данной проблемы. Не секрет, что алкоголь давно стал частью российской культурной традиции. Подростки в интервью признавались, что не представляют себе праздника без вина или водки. Для некоторых из них праздник удался, если там была «достойная выпивка», «хорошая пьянка». Мы предполагаем, что российские питьевые традиции является одним из каналов выработки терпимого отношения подростков к наркотикам. Так, многие шестиклассники сравнивали наркоманов с «пьяными», «пьянчугами», «алкашами», описывая их внешний вид, поведение и образ жизни. Ребята постарше, уже имеющие опыт употребления наркотиков говорили, что им «покурить травку, как выпить бутылку пива» или что «трава, как и водка, это чистый биологический продукт». Следовательно, сравнение со спиртными напитками, которые знакомы и привычны подросткам, делает наркотики такими же знакомыми и привычными. Не случайно, что во многих компаниях одновременно собирают деньги на спиртные напитки и наркотики. Более того, такое сравнение приводит к тому, что ребята начинают считать последствия от употребления алкоголя и наркотиков (особенно травки) одинаково не опасными. Возможна и другая реакция: «Лучше пусть водку пьют, чем употребляют наркотики». Отметим, что эту реакцию можно встретить не только в интервью с самими подростками, но и с их родителями. Таким образом, употребление спиртных напитков начинает расцениваться как «безобидное увлечение» и даже становится социально поощряемым. Заметим, что такое отношение к алкоголю в меньшей мере свойственно татарстанской молодежи. Очевидно, это объясняется влиянием этнорелигиозных традиций, основанных на принятых в исламе ограничениях в употреблении спиртных напитков.

Следует рассмотреть ещё одно явление в современной культурной среде молодёжи, а именно вольная трактовка движения растафарианцев, которое сделало употребление лёгких наркотиков (марихуаны) приемлимым для его последователей.

Растафарианство -- монотеистическая авраамическая религия, возникшая в христианской культуре на Ямайке в 1930-х годах, которая привела к образованию музыкального стиля регги в 1960-х. Его сторонники называются растаманами или раста.

Название Растафари происходит от имени последнего императора Эфиопии Хайле Селассие I, до коронации известного как Рас Тафари Маконнен. Растафари считают, что Хайле Селассие I является воплощением Бога Джа.

Основа растафарианства -- любовь к ближнему и отказ от западного общества, которое растаманы называют «Вавилон», имея в виду больше метафорический Вавилон, чем историческую область месопотамских городов-государств. Они провозглашают Африку (Сион или Зион) в качестве первоначальной родины. Растафарианство включает в себя различные афроцентрические социальные и политические задачи, к примеру такие, как социально-политические взгляды и учения ямайского публициста и организатора Маркуса Гарви, который также часто рассматривается как пророк. В растафарианстве распространено духовное потребление каннабиса. Большинство растафари не считают употребление каннабиса вредным для здоровья.

Не имеет смысла проводить оценку религии другой страны, хоть она и за довольно короткий срок приобрела межнациональный характер. Однако подростки, называющие себя растаманами, зачастую берут от растафарианства лишь музыкальные предпочтения, пацифистичные убеждения и оправдание для регулярного курения марихуаны. Слабые познания о сущности субкультур, к которым относят себя молодые люди — довольно распространённое и нормальное явление. Но во многих случаях, таких как, например, растафарианство, молодые люди по незнанию подвергают себя опасностям, которые по незрелости и недальновидности не могут трезво оценить. Это и угроза собственному психическому здоровью, и проблемы с законом, и упадок какого бы то ни было саморазвития. Последнее следует особенно подчеркнуть, поскольку, находящиеся под воздействием марихуаны люди обладают очень низкой мотивацией к удовлетворению даже своих биологических потребностей. О выполнении социальных обязанностей и говорить не стоит.

Растафарианство является наглядным примером ситуации, когда наркотики становятся для незрелого индивида атрибутом повседневной жизни.

Подростки относят наркотики к одному из главных символов своего поколения, отличающего их от родителей. Наркотики играют важную роль в символическом закреплении не только внутригрупповой, но и солидарности поколений. Даже подросткам, негативно относящимся к наркотикам, трудно обсуждать эту тему с родителями и учителями. Современные подростки полагают, что именно их родители неадекватно воспринимают наркотики, поэтому взрослые, а не подростки находятся вне «социально одобряемых» норм. Одна часть подростков старается скрыть от родителей эту сферу своей жизни, а другая открыто демонстрирует свое нежелание беседовать с родителями и учителями на тему наркотиков.

Один из самых неожиданных выводов исследования заключается в том, что родители принимают эту позицию подростков. Они не относят неприятие наркотиков к тем ценностям, которые должны воспитываться в семье. По мнению родителей, профилактикой наркомании среди их детей должны заниматься учителя и классные руководители. Таким образом, родителей от детей отличают пассивные реакции на проблему молодежной наркомании. Суть таких реакций сводится к тому, что «это не может случиться с нашими детьми». Примечательно, что в различных обществах «Родители против наркотиков» работают только те, чьи дети уже зависимы от наркотиков. Достаточно распространенным оказалось мнение, что родители не в силах повлиять на решение ребенка попробовать наркотики. Родители начинают активно действовать только после обнаружения факта употребления их ребенком наркотиков. Омельченко Е. Л. Рост потребления наркотиков среди различных групп молодёжи: [Электронный ресурс]. / Е. Л. Омельченко. — Электрон. ст. — Режим доступа к ст.: http: //www. narkotiki. ru/research254. html

Вышесказанное можно подвести к следующим кратким выводам:

— Различия в реакциях подростков на проблему наркомании помимо возрастных и гендерных факторов определяются внутренними ценностными характеристиками подростков, прежде всего — наличием или отсутствием долговременных жизненных планов.

— У подростков существуют свои устойчивые понятия «наркомании», «наркотиков», «наркоманов», которые существенно отличаются от представлений учителей, родителей и других взрослых. Современные подростки полагают, что их родители неадекватно воспринимают наркотики. Поэтому теряется возможность сбалансированной коммуникации между ними: если для взрослых — дети являются «девиантами» в самоопределении по отношению к наркотикам, то для детей, наоборот, взрослые находятся за пределами «социально одобряемых норм» по отношению к наркотикам.

— Восприятие родителями проблемы подростковой наркомании находится в прямой зависимости от социокультурных факторов. Моральные паники, представленные в различных формах средств массовой информации и обыденного сознания, приводят к стихийному дистанцированию родителей от пугающей проблемы, к стремлению вытолкнуть ее за пределы систематического внимания и активного конструктивного реагирования.

1.2 Причины сформировавшегося отношения к наркотикам

Можно сделать следующее предварительное предположение об объективных факторах, способствующих наркотизации выделенных групп молодежи. Во-первых, это высокоурбанизированная среда, создающая возможность укрыться от контроля родителей, институтов образования и предлагающая множество каналов реализации гедонистических и саморазрушительных устремлений молодежи. Во-вторых, это низкий социальный престиж, во многом навязанный окружением, особенно характерный для учащихся профессиональных училищ. В-третьих, разрыв социальных связей и отсутствие единой системы социального контроля. Это отсутствие достаточно четко просматривается в крупных городах, где родители и образовательные учреждения локально разобщены, а функции социального контроля берет на себя ближайшее несемейное окружение (дворовые и иные компании). В особенности действие этого фактора усугубляется вследствие разрыва социальных связей, характерного для тех, кто покинул прежнее окружение и устоявшуюся систему социальных связей из-за учебы и переместился в условия с доминирующим микрогрупповым социальным контролем (общежитие), нормы которого аморфны и расплывчаты, а главное требование, предъявляемое индивиду, — поведенческое соответствие окружению.

С точки зрения самих молодых людей, в иерархии факторов, способствующих наркотизации молодежи, ведущее место занимает естественное стремление людей их возраста искать новые, неизведанные ощущения. На этот фактор накладываются социально-экономические условия — отсутствие реальных жизненных перспектив (доходов, карьерного роста и др.). Вслед за ними располагаются факторы социокультурного и социально-психологического порядка: воздействие фильмов и других образцов массовой культуры и конфликт между поколениями — с родителями.

Отсюда, базовыми предпосылками наркотизации различных групп учащейся молодежи являются:

— высокоурбанизированная среда, создающая возможность укрыться от контроля со стороны родителей, институтов образования и предлагающая множество возможностей для реализации соблазнов;

— низкий социальный статус, во многом навязанный окружением, особенно характерный для учащихся ПУ, разрыв социальных связей вследствие перехода в непрестижное учебное заведение и переезда в общежитие;

— доминирование микрогруппового контроля со стороны сверстников (особенно в подростковой возрастной группе), стремление соответствовать требованиям окружения и страх оказаться изгоем;

— наличие психологических проблем в общении с родителями и сверстниками и стремление к компенсации в подростковых группах, а также усиление эскапистских мотивов социального характера по мере взросления и повышения уровня образования;

— навязывание соответствующих образцов поведения теми, кто, в силу влияния, богатства, независимости, внешней привлекательности и т. д., представляют собой референтную группу, стиль жизни которой оценивается молодыми людьми как своего рода идеал. Реутов Е. В. Учащаяся молодежь и наркотики / Реутов Евгений Викторович // Социологические исследования. — 2004. — № 1.- С. 86−91

Среди причин злоупотребления наркотиками наиболее часто упоминаются Профессор Джон А. Соломзес, профессор Вэлд Чебурсон, доктор Г. Соколовский. Наркотики и общество. / М. Иллайн. 1998 г. следующие:

— Социальная согласованность. Если использование того или иного наркотика принято в группе, к которой человек принадлежит или с которой он себя идентифицирует, он почувствует необходимость применять этот наркотик, чтобы показать свою принадлежность к этой группе. Это относится ко всем наркотикам, от никотина и алкоголя до героина.

— Удовольствие. Одна из главных причин, почему люди употребляют наркотики, — это сопутствующие и приятные ощущения, от хорошего самочувствия и релаксации до мистической эйфории.

— Доступность. Нелегальное потребление наркотиков наиболее высоко там, где они легче доступны, например в крупных городах. Применение легальных наркотиков также возрастает с доступностью, например алкоголизм распространен среди торговцев спиртными напитками.

— Любопытство в отношении наркотиков заставляет некоторых людей начать самим принимать наркотики.

— Враждебность. Применение наркотиков может выглядеть символом оппозиции ценностям общества. Когда человек отвергает общество и все альтернативы, включая самого себя, свои надежды и цели, возникающее чувство бессмысленности жизни, изоляции и неадекватности делает его предрасположенным к хронической наркомании.

— Достаток и досуг могут привести к скуке и потере интереса к жизни, и выходом и стимуляцией в этом случае могут показаться наркотики.

— Уход от физического стресса. Большинству людей удается справляться с наиболее стрессовыми ситуациями их жизни, но некоторые пытаются найти убежище в форме наркотической зависимости. Наркотики часто становятся ложным центром, вокруг которого вращается их жизнь Профессор Джон А. Соломзес, профессор Вэлд Чебурсон, доктор Г. Соколовский. Наркотики и общество. / М. Иллайн. 1998 г.

Как можно наблюдать, все эти причины для употребления наркотиков находят приверженцев среди молодёжи. Не стоит упускать из вида ещё один немаловажный аспект. Причины употребления наркотиков могут быть как реальными, так и надуманными. За счёт гормональной нестабильности и отсутствия полноценного жизненного опыта молодой человек может придавать обстоятельствам своей жизни совсем иное значение, чем если бы он оценивал их зрело и разносторонне.

Одной из основных существенных причин, провоцирующей подростков на употребление наркотических и психотропных веществ, как мы можем сделать вывод из вышеприведённых источников, является социальное напряжение, которому подвергается неокрепшая личность.

Современное российское общество стало обществом риска. Его главными атрибутами являются неопределенность и потеря индивидами своей субъектности, выраженные в тотальной зависимости от неконтролируемой социальной реальности. Следствием этого становится их отчуждение от управления собственной биографией и непредсказуемость жизненного пути. Охватывая в той или иной степени все слои населения, непредсказуемость особенно болезненно сказывается на молодежи как становящемся субъекте социальных отношений. Проявляющаяся во всех сферах общественной жизнедеятельности, она неизбежно становится характерной особенностью социальной интеграции молодых россиян. Все это обусловливает существование целого ряда рисков в интеграционном процессе.

Риск по-разному проявляется в тех или иных социальных группах. Однако сочетание социально-экономического, правового, политического и иных факторов, их взаимное влияние и усиление является главной детерминантой глобализации риска и втягивания в его орбиту представителей все более широких слоев молодежи. Вот почему, несмотря на значительную социальную дифференциацию в ее среде, большинство испытываемых молодыми людьми рисков оказываются общими. Включаясь в общественные отношения и идентифицируясь с ними, молодое поколение интегрируется в общество. С социологической точки зрения этот механизм проявляется как отражение в индивидуальном сознании направленности социальной мобильности. В сознании молодого человека мобильность выражается в стремлении достигнуть социальный статус, характеризующий референтную группу.

Достижение приносит удовлетворение и является стимулом для дальнейшего повышения своего статуса, а нереализованность жизненных планов приводит к разочарованию и поиску других путей жизненного самоопределения. И достижение, и поиск других путей сопряжены с риском. В первом случае -- это определяется ограниченными возможностями, предоставляемыми обществом для вертикальной мобильности молодых людей.

Падение уровня жизни большинства российских семей привело к снижению аскриптивного статуса молодежи. В то же время ограниченный доступ к ресурсам развития обостряет противоречие между стремлением молодых людей к самореализации как одной из базовых потребностей и сужающимися возможностями ее удовлетворения. Оно является непреодолимым препятствием воспроизводству и повышению их статусного положения и отчетливо просматривается во всех сферах, особенно в образовании и системе трудовых отношений молодежи. А значит, это обстоятельство способствует нахождению большого числа молодых людей в ситуации социальной напряжённости, и, как следствие, попаданию в группу риска.

2. ПОИСК СВОЕГО «Я» В МОЛОДЁЖНОЙ СРЕДЕ

2.1 Формы самоопределения в молодёжной среде

Одна из форм самоопределения молодого человека — его самоотнесение к молодёжным субкультурам. Каждая субкультура представляет собой определённый социальный элемент, отличающийся от других элементов ценностями и нормами. И, соответственно, трудно выделить какие-нибудь «общие» для всего современного социума нормы и эталоны, которым не было бы отказано в доступе в любые субкультурные явления и которые равнозначно принимались бы представителями всех субкультур.

Связующим звеном культуры, основой ее существования и развития являются базовые системы ценностей, а также связанные с ними традиции, нормы, правила, стандарты поведения, культурные коды, символы и образцы. Их взаимосвязанная система формирует единое поле культуры, которое делает социальные взаимодействия понятными, упорядоченными и предсказуемыми. Именно эта стабильная взаимосвязанная система ценностей дает возможность отнесения себя к определенной социальной группе, являясь основой социокультурной идентичности.

Особое влияние на трансформацию идентичности оказывают процессы глобализации, перед лицом которой она либо претерпевает изменения, либо начинает приобретать множественные, изначально не свойственные данной культуре оттенки. Можно выделить, как минимум, две причины такого влияния. Многие исследователи отмечают, что вопросы идентичности проблематизируются только в ситуации контакта с другой культурой, в ходе которой происходит осознание своей идентичности в результате сопоставления «своего» и «чужого». Причем подобные контакты могут привести как к усилению, так и к ослаблению идентификации. В ходе глобализации, с одной стороны, происходит унификация локальных культур и распространение норм, ценностей, образцов поведения и т. д., которые подаются как универсальные. С другой стороны, глобализация размывает границы между «своим» и «чужим», что принципиально затрудняет саму возможность соотнесения себя с определенной культурой. В результате можно говорить об универсальном кризисе идентичности в современном мире. Шаров А. В. взаимодействие культур и проблема идентичности // Общечеловеческое и национальное в философии: II международная научно-практическая конференция КРСУ (27−28 мая 2004 г.). Материалы выступлений/ под общ. ред. И. И. Ивановой. — Бишкек, 2004. — С. 171, С. 175.

Данный кризис охватывает всех людей. Почему же именно молодежь дала столь яркие образцы поиска новых идентичностей? Вполне возможно это объясняется тем, что молодежь в современной культуре переживает ситуацию «двойного» кризиса идентичности, который отражает как перемены в обществе в целом, так и специфику данного возраста. Как известно, молодежь — группа, возникновение которой обусловлено существующим в современном обществе разрывом между возрастом достижения биологической и социальной зрелости. Она может быть рассмотрена в определенной степени как маргинальная группа в силу того, что трактуется обществом как промежуточное состояние, как переход от детства к взрослости. Общество сформировало достаточно стабильные и четкие ролевые требований по отношению к детям и взрослым, однако относительно молодежи подобные требования практически отсутствуют. Поведение молодежи оценивается либо по стандартам детства (например, когда от молодых людей требуют послушания), либо взрослости (когда требуют самостоятельности, ответственности и т. д.) Не случайно при всем многообразии подходов к рассмотрению молодежи, исследователи сходятся в одном — в переходном характере данного возраста. Преодолеть этот двойной кризис идентичности и помогают субкультуры. Помимо этого они выполняют функцию адаптации, «проигрывания» новых социальных ролей и обеспечения эрзац-статуса в ситуации, когда общество рассматривает молодежь как «не совсем взрослых».

Кризис идентичности возникает в ситуации, когда «я» отвергает самость. Причиной его может выступать сбой в одном из компонентов или условий идентичности.

Во-первых, кризис может быть вызван невозможностью идентифицировать себя со своим телом. Она особенно проявляется в случае неожиданных и резких телесных изменений. Одним из таких случаев может являться перестройка организма в пубертатный период. Причем, как отмечает В. Хёсле, причиной, «вызывающей проблемы идентичности, являются не новые физиологические функции как таковые, а неспособность вписать действия, необходимые для удовлетворения новых потребностей, в выработанную человеком систему ценностей». Хёсле В. Кризис индивидуальной и коллективной идентичности. // Вопросы философии — 1991, № 10. Этим можно объяснить повышенное внимание к телу в молодежных субкультурах и распространение в них разнообразных телесных практик, что заставляет многих исследователей говорить о «проявлении» тела в социальном пространстве, происходящем именно в этом возрасте. Щепанская Т. Б. Антропология молодежного активизма // Молодежные движения и субкультуры Санкт-Петербурга. / Ред. В. В. Костюшев. СПб., 1999. — С. 262−302.

Во-вторых, причиной кризиса могут выступить и дисгармония между «я» и «социальным Я», а также противоречивые образы «социального Я». В случае с молодежью это противоречие особенно актуально в силу упоминавшейся маргинальной позиции данной группы. С одной стороны, общество не выработало однозначных ролевых ожиданий в отношении молодых людей и предъявляет к ним противоречивые требования. С другой — формируется разрыв между восприятием себя со стороны молодежи в качестве взрослых и категоризацией ее со стороны общества как детей. К тому же, отсутствие определенных ориентиров и предписаний может привести к формированию неверных описательных и нормативных образов самости, что также может способствовать усилению кризиса.

Кризис идентичности, по мнению В. Хёсле, как ни парадоксально, не приводит к возникновению множества «культурных одиночек», а напротив, порождает желание соединения с какой- либо общностью, даже за счет потери индивидуальности. Этим можно объяснить отмечаемый всеми исследователями групповой характер поведения, ценностей, интересов, присущих молодежи, неиндивидуализированность потребления и групповой конформизм.

Молодежные идентичности носят временный характер и зачастую лишены глубинных содержательных оснований. Данное явление можно обозначить как «пустую идентичность», при которой, в силу отсутствия этих оснований, особое внимание начинает уделяться не содержательным, а именно внешним признакам принадлежности к группе. Именно этим объясняется повышенное внимание в молодежных субкультурах к одежде, сленгу, символике, образцам поведения как признакам групповой идентичности. Епанова, Ю.В. К вопросу о специфике субкультурной идентификации молодёжи: [Электронный ресурс] / Ю. В. Епанова. — Электрон. ст. — Режим доступа к ст. :http://www. regioncentre. ru/generation/publications/publication15/

Если ранее кто-то или что-то выступало в качестве эталона, и этот эталон навязывался непосредственно массовому обществу, то сегодня происходит тщательный анализ самого эталона, он модифицируется в массу «вторичных эталонов», предназначенных для разных групп общества. И тиражирование этих эталонов в дальнейшем осуществляется уже в каждой определённой группе, а не всего общества. Таким образом, массовая культура на новом этапе массовизации создаёт не один, а множество эталонов. Валевич, Е. С. Феномен массы в переходный период общественного развития: методологический анализ // Дисс. канд. филос. наук. Омск, 2008. — С. 91. Согласно А. В. Костиной, сегодня специфику массовой культуры определяют процессы демассификации, дестандартизации и персонализации. Костина, А. В. Массовая культура как феномен постиндустриального общества. М., 2006. По Э. Тоффлеру, благодаря субкультурам, в которые — осознанно или нет — входят люди, формируются индивидуальности. Тоффлер, Э. Футурошок. СПб, 1997. Однако эта фраза представляется весьма спорной, так как можно утверждать и обратное: благодаря субкультурам индивидуальности уничтожаются. Нельзя сказать, что какое-то из этих утверждений верно, а какое-то нет; скорее, они взаимодополняют друг друга, тем самым подразумевая наличие как положительных для индивидуальности субкультур, так и отрицательных.

Всё разнообразие субкультур, в которые каждый из нас входит, можно разделить по степени их влияния на субъектные качества.

Современную массовую культуру, из-за её гетерогенности, можно представить как совокупность различных субкультур. Субкультуры (объективный фактор) могут оказывать разное влияние на субъекта — как положительное, так и отрицательное. Но вместе с тем имеют значение не только семантическая составляющая субкультурных явлений — их нормы, ценности и традиции, — но и цели, которые преследует человек, вступая в те или иные движения культуры (индивидуальный фактор). Так, от степени конструктивности целей по отношению к самому себе и своему развитию зависит и характер влияния субкультурного потенциала на субъекта. Ильин, А. Н. Массовая культура и субкультура: общее и особенное. / А. Н. Ильин. — Омск, Социология культуры, 2010. — С. 71, 74−75.

Молодой человек, вступая в определённую субкультуру, получает вместе с тем некоторое количество готовых ответов на вопросы «кто я?», «какой я?» и тому подобные. Соответственно и окружающие при взгляде на него будут иметь представление о характеристиках субъекта. Но не стоит упускать из вида немаловажный вопрос: примерил индивид то, что ему в самом деле подходит и способствует его развитию, или — напротив, и впоследствии молодой человек будет испытывать явный дискомфорт, соотнося свои личные свойства со свойствами избранной им социальной роли. Так или иначе, точный ответ здесь получить сложно. Поэтому не стоит считать, что субкультура в значительной степени помогает внутреннему самоопределению индивида. Отнести себя к какой-либо субкультуре — это временный самообман, облегчающий жизнь на тот период, что он удаётся. Рано или поздно молодой человек всё равно столкнётся с тем, что по-прежнему не имеет представления о собственной личности.

Определение себя, будучи вовлечённым в какую-либо деятельность также не даёт безусловных ответов. «Я есть то, что я делаю» — звучит как попытка самоустранения от своего внутреннего мира.

Рассмотрим мнение по этому поводу Расстригиной М. Б., старшего преподавателя Анапского филиала Московского государственного гуманитарного университета им. М. А. Шолохова.

Педагог должен поддерживать у студента интерес к делу и отвечать на возникшие вопросы. Мотивированный и стремящийся в профессию студент учится процессу решения творческих проблем, в котором возникает незабываемое вдохновенное состояние. Пребывая в таком состоянии, автор не может потерять осмысленность своего творческого поиска. Обретение студентом любимого дела, преданность ему и вера в свои силы — главная задача профессионального образования.

Так же, как любому человеку нужна вера в себя, в смысл своего существования, человеку искусства нужна вера в нужность плодов своего творчества, в то, что его творчество не лишено смысла. Одним из условий положительного ответа на этот вопрос, является увлечённость в творчестве. Люди искусства часто, увлекаясь, сжигают себя в огне творческого поиска, или, относясь к своим достижениям слишком восторженно, могут попасть в «ловушку» отчаяния по причине неспособности улучшить былой результат. В этом случае, важно с интересом относиться к своему состоянию, посмотреть на себя как бы со стороны, проанализировать причины своих «взлётов» и «падений». Умение терпеть и выдержать сложившиеся обстоятельства, поможет дождаться новых «плодов», а опыт, полученный в процессе, поможет оценить их по достоинству. Если же художник (творец) — неважно кто — доволен своей жизнью и не видит перспектив её совершенствования, это тревожный знак. Значит, он не видит своего развития, роста в творчестве, не видит себя в будущем, а значит, не имеет его, как художник, как человек, потерявший смысл жизни.

Совершенно очевидно, что никакой возможность признать своё «Я», наслаждаться им и своей жизнью, такой подход не предоставляет. Он не делает человека счастливее, только вынуждает личность всю жизнь метать в поиске себя — вне себя. Поиск себя вне себя ведь даже звучит нелепо.

Всё это попытки найти себя во внешнем мире. Отнесение себя к субкультурам, ограничивание своей личности исключительно своей деятельностью, и, как это странно не прозвучит — наркотики.

2.2 Наркотики как способ уйти от реальности

Наркотические средства представляют собой сильнодействующие препараты, которые в малых дозах вызывают состояние эйфории, а в больших дозах — наркотический сон. С точки зрения применения препаратов, наркотики — это ядовитые вещества, которые своеобразно воздействуют на организм человека

Потребление наркотических веществ в принципе аналогично потреблению алкоголя и табака: все эти вещества относят к «вредным благам», поскольку они дают потребителю субъективное ощущение удовольствия, но в, то, же время наносят его организму вред. Наркопотребление может происходить не только «ради наслаждения», но быть рекомендованным врачом в качестве лекарственного средства (как болеутоляющее, снотворное, психостимулятор). Если потребление наркотиков происходит регулярно, то в организме потребителя происходят химические изменения, в результате которых постепенно формируется физическая и психическая зависимость от наркотиков.

Именно психическую зависимость, порождённую желанием подростков уйти от реальности мы и рассмотрим.

Из 50 опрошенных подростков, принадлежащих к «тусовке» города Волгограда никогда не употребляли наркотиков 4 человека. 19 употребляли один раз или несколько, с большими временными промежутками. Никакой психической зависимости, нездорового пристрастия у них не возникало. 27 человек употребляют наркотики стабильно. Но только у 14 человек можно наблюдать психологическую зависимость от наркотиков. Остальные 13 употребляют наркотики с точно таким же отношением к ним, как и к употреблению алкоголя и табака. В зависимости от настроения, возможности и формируется их желание. Само собой, эти 13 человек употребляют «лёгкие» наркотики вроде марихуаны, гашиша или их химических аналогов.

14 человек с наблюдаемой психологической зависимостью от наркотиков имеют много общего. В первую очередь это неопределённость в планах на будущее, трудное материальное положение, неудовлетворённость иными способами проведения досуга (жалобы на «скуку»). Все они находят в наркотической практике то, что не могут получить от окружающей их действительности, не могут ввиду отсутствия желания узнать себя, свои возможности, приложить для этого минимум усилий. Это удовлетворение от самих себя и от окружающей их действительности. Поскольку удовлетворение вызывается состоянием наркотического опьянения, оно ложно. Но, поскольку индивид довольствуется этим ложным удовлетворением, мы можем заключить, что побег от реальности индивидом осуществлён успешно.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В процессе социализации и самоопределения формирующаяся личность неизбежно будет сталкиваться с разновидностями внутренних и внешних трудностей. Те индивиды, которые преодолевают появляющиеся на их пути сложности, ограняют свою личность и устраивают жизнь. К сожалению, смелости и силы для преодоления препятствий хватает не всем молодым людям и, пытаясь облегчить себе существование, они прибегают к наркотикам, что лишь усугубляет их бытие.

Пока общество создаёт для своих членов неблагоприятные условия, способствующие возникновению наркотической зависимости, будут находиться индивиды, прибегающие к подобным способам избавиться от давления обстоятельств реального мира.

Отсюда, наркомания — болезнь в первую очередь не одного человека, а всего общества. Её нельзя игнорировать никому, кто желает жить в здоровом обществе. Из способов борьбы с наркоманией выделяют её профилактику. Но куда действеннее было бы разобраться с причинами её возникновения. К сожалению, излечить общество намного труднее, чем одного человека.

Подростки и дети- самая уязвимая часть общества. И в то же время, самая его значимая, ведь именно от них зависит будущее этого общества. Именно они являются отражением тех процессов, что имеют место в нём быть. Если ситуация с подростковой наркоманией достигла подобного накала, бессмысленно и бесполезно, уподобляясь бегущим от реальности подросткам, отрицать явственные проблемы общества. Общества, где наркомания — обычное явление в реальности подростка.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Валевич, Е. С. Феномен массы в переходный период общественного развития: методологический анализ // Дисс. канд. филос. наук. Омск, 2008. — С. 91.

2. Егорова, Т. В. Неформальные объединения молодёжи деструктивной направленности — угроза социальной стабильности. / Т. В. Егорова // Современные исследования социальных проблем. — 2011. — № 2. — с. 49.

3. Епанова, Ю.В. К вопросу о специфике субкультурной идентификации молодёжи: [Электронный ресурс] / Ю. В. Епанова. — Электрон. ст. — Режим доступа к ст. :http://www. regioncentre. ru/generation/publications/publication15/

4. Ильин, А. Н. Массовая культура и субкультура: общее и особенное. / А. Н. Ильин. — Омск, Социология культуры, 2010. — С. 71, 74−75.

5. Ковальчук М. А., Рожков М. И. Профилактика наркомании у подростков. / М. А. Ковальчук, М. И. Рожков. — М. Владос, 2003. — С. 3−5.

6. Комаров, С. В. Проблема субьективности в трансцендентально-феноменологической традиции западной философии / Автореф. дисс. докт. филос. наук. Екатеринбург, 2007.

7. Костина, А. В. Массовая культура как феномен постиндустриального общества. М., 2006.

8. Молодежь Российской Федерации: положение, выбор пути. Основные выводы и предложения Государственного доклада Правительству Р Ф / Отв. ред. В. А. Луков, В. А. Родионов, Б. А. Ручкин. М., 2000. С. 91−95.

9. Омельченко Е. Л. Рост потребления наркотиков среди различных групп молодёжи: [Электронный ресурс]. / Е. Л. Омельченко. — Электрон. ст. — Режим доступа к ст.: http: //www. narkotiki. ru/research254. html

10. Расстригина М. Б. Формирование личности в процессе поиска смысла. / М. Б. Расстригина. — Красноярск. Современные исследования социальных проблем, 2011. — № 2. — С. 107.

11. Реутов Е. В. Учащаяся молодежь и наркотики / Реутов Евгений Викторович // Социологические исследования. — 2004. — № 1.- С. 86−91

12. Соломзес, Джон А., профессор, Чебурсон, Вэлд, профессор, Соколовский, Г., доктор. Наркотики и общество. / М. Иллайн. 1998 г.

13. Тоффлер, Э. Футурошок. СПб, 1997.

14. Хёсле В. Кризис индивидуальной и коллективной идентичности. // Вопросы философии — 1991, № 10.

15. Шаров А. В. взаимодействие культур и проблема идентичности // Общечеловеческое и национальное в философии: II международная научно-практическая конференция КРСУ (27−28 мая 2004 г.). Материалы выступлений/ под общ. ред. И. И. Ивановой. — Бишкек, 2004. — С. 171, С. 175.

16. Щепанская Т. Б. Антропология молодежного активизма // Молодежные движения и субкультуры Санкт-Петербурга. / Ред. В. В. Костюшев. СПб., 1999. — С. 262−302.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой