Преступность несовершеннолетних

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Министерство образования и науки РФ

Федеральное агентство по образованию

НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИСТЕТ

Кафедра социальной работы

Контрольная работа по «Социологии девиаций»

На тему: «Преступность несовершеннолетних»

Новосибирск 2011

Содержание

1. Проблема преступности несовершеннолетних

2. Подростковые девиации, приводящие к преступности

3. Криминогенные подростковые группы

Вывод

Список литературы

1. Проблема преступности несовершеннолетних

Преступность несовершеннолетних и молодежи во всем мире является одной из самых актуальных социальных проблем. Рост такой преступности характерен прежде всего для развитых капиталистических стран. К основным причинам преступности несовершеннолетних и молодежи западные специалисты относят безработицу среди молодежи, неуверенность молодых людей в будущем, неудовлетворенность современным способом управления обществом.

Так, по данным западногерманской полиции, 14% всех арестованных в 1996 г. правонарушителей не имели постоянной работы. Среди преступников, совершивших квалифицированные кражи, безработные составили четвертую часть. Ими было совершено 28% преступлений против личности, 34% разбойных нападений.

В России имеет место рост количества преступлений против жизни и здоровья, совершенных молодыми людьми. Помимо хулиганских проявлений просматривается тенденция участия молодежи в организованных экстремистских акциях. В последнее время в ряде регионов страны активизировались неформальные молодежные группировки националистической направленности, продолжаются нападения на иностранных граждан со стороны «скинхедов», представители ряда радикальных общественных объединений стремятся использовать членов указанных группировок в качестве «боевых структур». И хотя принятыми мерами по противодействию экстремистским проявлениям удалось в большинстве случаев не допустить массовых противоправных действий, очевидно, что правовое регулирование в этой сфере требует дальнейшего развития.

Высказываются западными специалистами и другие мнения о причинах роста преступности среди несовершеннолетних. Так, руководитель федерального бюро по правосудию для несовершеннолетних и профилактике правонарушений США А. Регнери основными причинами подростковой преступности считает распад семей, жестокое обращение с детьми, нарушение неотъемлемых прав детей на получение воспитания и образования, проживание в нормальных условиях и, как результат, уход детей из дома. Обследование несовершеннолетних в штате Коннектикут показало, что 75% преступников, совершивших наиболее серьезные акты насилия, сами подвергались жестокому обращению со стороны родителей и других лиц. Их доля от общего числа лиц, совершивших насильственные преступления, составила 33%.

Своеобразно оценивают причины нынешней волны преступности несовершеннолетних в своей стране японские специалисты. Они считают, что этот рост преступности обусловлен ростом благосостояния и его последствиями — стрессами, связанными с учебой, недостатками воспитания в семье, разрушением традиционных ценностей семьи, проявлениями индивидуализма.

Необходимо отметить, что проведенные в Японии исследования также показывают, что среди несовершеннолетних правонарушителей чаще оказываются те, кто вырос без родителей, а также выходцы из малообеспеченных семей.

Серьезной проблемой для японских школ признается отсутствие в них специалистов по психотерапии. С этим связывается рост актов насилия над родителями, учителями и одноклассниками.

За последние годы преступность несовершеннолетних в нашей стране также существенно возросла. Так, в Екатеринбурге, как одном из наиболее сложных по состоянию преступности городов России, подростковая преступность составляет около 14%. В настоящее время подростки являются самой криминогенно пораженной частью населения. Увеличилось среди преступников также число девочек-подростков.

Согласно ст. 87 Уголовного кодекса России, несовершеннолетними правонарушителями признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось четырнадцать, но не исполнилось восемнадцати лет. Несовершеннолетний возраст в разделе 5 Уголовного кодекса РФ («Уголовная ответственность несовершеннолетних», ст. 87−96) рассматривается в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность. Так, в отношении несовершеннолетних не предусмотрено применение некоторых видов наказания, в частности — исключительной меры, а максимальный срок лишения свободы составляет 10 лет (ст. 88 УК РФ).

Следует также отметить широкое применение в судебной практике отсрочки исполнения приговора, которая в настоящее время реализуется в отношении примерно половины всех несовершеннолетних, осуждаемых к лишению свободы. Кроме того, определенная часть нарушителей (более 20%) освобождается от наказания или уголовной ответственности: материалы по ним либо передаются в комиссии по делам несовершеннолетних, либо к ним применяются принудительные меры воспитательного характера: 1) предупреждение, 2) передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа, 3) возложение обязанности загладить причиненный вред, 4) ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего. В случае систематического неисполнения мер воспитательного воздействия суд может привлечь правонарушителя к уголовной ответственности (ст. 90 УК РФ).

Таким образом, реальное уголовное наказание исполняется в отношении менее чем половины подростков, совершающих уголовно наказуемые деяния. Учитывая то, что в отношении совершеннолетних не предусмотрено ряда наказаний, а отдельные (например, штраф, исправительные работы) применяются весьма ограниченно, основным видом реального (исполняемого) наказания является лишение свободы, которое лица, осуждаемые в несовершеннолетнем возрасте, отбывают в воспитательных колониях.

Если же подросток, совершивший правонарушение, не достиг возраста привлечения к уголовной ответственности, т. е. ему не исполнилось 14 лет, или применение к нему меры уголовного наказания признается нецелесообразным, но он, тем не менее, нуждается в особых условиях воспитания, то такой подросток направляется в специальное учебно-воспитательное учреждение.

2. Подростковые девиации, приводящие к преступности

К типично подростковым девиациям, например, относят гебоидное поведение, дромоманию и пироманию, отклоняющееся агрессивное поведение.

Гебоидное поведение характеризуется дезорганизацией деятельности подростка, выраженным инфантильным эгоцентризмом, гротескным стремлением к самоутверждению с грубой оппозицией к окружающим, полным игнорированием нравственных правил и ценностей, жестокостью, выраженностью садистических наклонностей, отсутствием жалости, сострадания — «моральным дальтонизмом» (С.А. Суханов), склонностью к импульсивной агрессии, отсутствием чувства долга, ответственности, интереса к продуктивной положительной деятельности при усиленном патологическом интересе ко всему, что связано с насилием, убийствами, издевательствами, кровавыми расправами, террористическими актами (В.А. Гурьева, В. Я. Семке, В.Я. Гиндикин). Кроме того, типичными для гебоидного поведения считаются расторможенность влечений, примитивная гедонистическая мотивация своих поступков, стремление к немедленной реализации своих побуждений. Подобная форма девиантного поведения встречается только при психопатологическом типе, чаще в структуре шизофренического спектра расстройств.

Дромомания характеризуется повторяющимися уходами ребенка из дома или из школы, поездками в другие районы города или иные населенные пункты, стремлением бродяжничать и путешествовать. Пиромания выражается в стремлении ребенка или подростка к совершению поджогов.

Отклоняющееся агрессивное поведение. Детская агрессивность — биопсихосоциальный феномен, который проявляется в зависимости от уровня возрастного психического развития определенным стереотипом реакций или устойчивым поведением с совершением детьми или подростками осознанных и произвольных насильственных действий, причиняющих вред или ущерб окружающим, живым существам или предметам, включенным в конфликтные взаимоотношения ребенка с окружающим его миром. Авторы выделяют значимые черты агрессивности несовершеннолетних: 1) агрессивность детей и подростков является не качественным индивидуально-типологическим или характерологическим свойством, а феноменом, который имеет определенный личностный смысл и через внешние действия выражает конфликт ребенка с его окружением; 2) агрессивность детей и подростков как следствие дистресса, фрустрации значимых потребностей, межличностного или внутриличностного конфликта, кроме внешних форм — аффективно окрашенных, направленных на окружающих реакций с агрессивно-насильственными действиями, включает и внутренние переживания, агрессивные фантазии, мысли и намерения, а также сопутствующие нарушения психических процессов; 3) выражение агрессивных действий в поведенческом стиле, а также их мотивация, внутренняя связь с личностными установками и смыслом «Я"-отношений, особенности сочетания с нарушениями психологического развития и психического здоровья определяются этапами возрастного онтогенетического (дизонтогенетического) развития ребенка, проявляющего агрессивное поведение; 4) связь агрессивных действий детей с этапностью возрастного психического развития и личностным отношением определяет нижнюю возрастную границу детской агрессивности, то есть минимальный возраст, с которого действия ребенка можно оценивать как агрессивные, связан с периодом становления нормативной или аномальной структуры «Я» ребенка; 5) признак осознанности и произвольности агрессивных действий и поступков детей и подростков исключает из круга агрессивных действий такие насильственные, причиняющие вред или ущерб действия, когда дети и подростки не понимают и не осознают из значение и последствия или не могут руководить ими, например при некоторых тяжелых психических расстройствах (стереотипных двигательных, гиперкинетических, кататонических синдромах, расстройствах сознания), при нарушении поведения, связанных с умственной отсталостью в глубокой форме.

3. Криминогенные подростковые группы

Неформальная группа. По данным социологов для 85% мальчиков принадлежность к уличным дворовым компаниям — закономерное явление. Стихийная уличная группа — регулятор поведения подростка, средство его социализации — берет на себя функции развития, обогащения отдыха и развлечений. В ней подросток предстает таким, каков есть, адекватно воспринимает других. Без всяких церемоний они могут общаться, вместе мечтать, обсуждать свои проблемы, говорить о любви, ночных дискотеках и т. д. В группе подростки действуют на свой страх и риск, так как лишены внешнего контроля и принуждения со стороны взрослых, а также официальных органов. Входя в неформальную группу, молодой человек, приобретает уверенность в себе, осваивает этические нормы товарищества, расширяет представление о взаимоотношениях людей не за счет академического постижения, заучивания, а черпает их из реального опыта.

В условиях эмоционально окрашенного действия возрастает ответственность членов всей группы, развивается умение понимать и принимать других. В группе подросток чувствует, он в ней слышен и виден, с ним считаются. Поэтому он вправе сказать: «Это моя команда, и я не дам ее в обиду». Словом, неформальная группа — среда, в которой мальчишки взрослеют. Но процесс этот может складываться по-разному. В обществе всегда были и есть отклонения от общепринятых норм поведения. Они проявляются и в неформальных группах подростков. Часть из них стала криминогенными.

В педагогическом обиходе чаще всего этот термин вызывает ассоциации с уголовно наказуемыми деяниями, преступниками. Но криминогенность — еще не преступление, а сформировавшаяся предпосылка для него. Криминогенные группы способны существенно влиять на формирование личности будущего преступника, стимулировать мотивацию асоциального поведения. В криминологии, да и в педагогике, прочно укоренились родственные понятия девиантного поведения: от латинского delinquens — совершающий проступок и позднее-латинского deviation — отклонение — это нарушение общепринятых в обществе норм. Любое подготовленное преступление прошло этап криминогенности.

Криминогенную группу можно отличить по следующим признакам. Она, как правило, разностатусная. Например, двое ребят — из школы, трое — из профессионального училища, еще двое вообще нигде не учатся и не работают. Пропуская занятия, гуляя по городу, подростки сталкиваются с подобными себе сверстниками. И «срабатывает» известная поговорка: «Рыбак рыбака видит издалека». Кроме этого, чаще всего криминогенная группа — разновозрастная.

Они бывают довольно многочисленны — до 10−13 человек. Подмечены закономерности: если группа начинает уменьшаться, возрастает опасность совершения преступления. Сужается доступ в нее посторонних «ненадежных» ребят, которые могут отрицательно отнестись к преступным замыслам.

Появление в группе опытного лидера с преступными установками ускоряет негативную переориентацию группы. Она может совершить преступления, когда надо защитить своего. До уровня преступления порой доходит противодействие одной группы другой такой же. Нередко уголовно наказуемыми становятся действия, связанные с ответом на неправильное поведение взрослых (месть) — поджоги почтовых ящиков, дверей; битье стекол и т. д.

Причины и условия. Особого внимания заслуживают обстоятельства, причины и условия, способствующие развитию подростковой криминогенности как базы преступности. В качестве главного мы выделяем такое явление, как неприверженность ребенка семье. Когда спрашиваешь педагогов: «Почему этот ребенок совершил преступление? Какова причина?», как правило, следует незамедлительный ответ: «Семья». Но ее, скорее всего, следует рассматривать не как причину, а как условие, в котором сформировались антисоциальные установки.

В числе главных факторов отчуждения, отдаления ребенка от семьи — духовная автономия в отношениях «дети-родители». Лишь единицы трудных подростков утвердительно ответили на вопрос: «Интересуются ли родители, как ты удовлетворяешь свои личные интересы?»

Более 70% опрошенных давно уже нигде не бывали вместе с родителями.

Что в таких условиях происходит с ребенком? Он осознает и глубоко переживает самое болезненное для подростка явление — незаинтересованность в себе — и ищет тех, кому он нужен.

Эмоциональная пустота или тягостность в семье также «выдавливает» ребенка на улицу. Трудные дети, гуляющие и скучающие поздно вечером во дворе, долго думают, прежде чем ответить на вопрос: «Ты почему гуляешь, ведь дома все собрались, наверняка есть какие-то новости?»

Для таких ребят членство в криминогенной группе во многом восполняет недостаток эмоционального комфорта в родном доме.

Еще один негативный фактор — отсутствие защищенности от гнева родителей — отделяет ребенка от них.

Тридцати шести трудным подросткам было предложено с помощью изображений рожиц, отражающих различные настроения, ответить на вопрос: «Как к тебе относятся взрослые, которые тебя воспитывают?» Двадцать восемь выбрали те, которые отражают равнодушие и негативное отношение.

Попытки родителей подогнать ребенка «под себя», хотя он по природе своей не может быть во всем, таким как они, хотят, тоже заставляет его искать убежище. Родители, как правило, не меняют тактику отношения к ребенку с изменением его возраста. «Был же человеком до 5-го класса, а сейчас стал уродом», — реагируют они на изменение поведения сына. Но на самом деле он не стал уродом. Он стал другим, а родители подходят к нему с теми же мерками. Отсутствие возможности удовлетворить естественную любознательность в доме (нет книг, игрушек, сломан телевизор и т. д.) отчуждает ребенка от дома.

Часто причиной отчуждения подростка от дома становится неумение и нежелание родителей посмотреть на мир глазами современного ребенка. Сегодня, когда часто в семье не на что купить даже хлеба, накапливается нервно-психическая напряженность, и нередко она фокусируется на ребенке. Он становится «козлом отпущения». Это еще одна причина ухода из дома. Подросток получает моральные травмы и за пределами дома, но они носят эпизодический характер, а наносимые в семье — это последовательные, длительные действия. Увернуться от них подростку практически невозможно.

Следует отметить еще одну причину отчуждения подростка от семьи, ухода в среду своих сверстников. Она связана с тем, что никто так хорошо не осведомлен о слабостях ребенка, как его родители. И они в гневе пускают в ход все аргументы, чтобы больнее ранить душу виновника.

Большинство семей, в которых происходят подобного рода конфликты, не состоят ни на каком учете. Внешне они благополучны. К тому же есть типы семей, под прямым влиянием которых у подростков уже ранее сформировалось негативное отношение к общепринятым нормам и ценностям, а в группе оно лишь стимулируется и развивается. Таким образом, непосредственное начало преступной карьеры следует искать в самой опасной, ближайшей негативной микросреде — семье, с которой ребенок связан многими нитями.

Среди неблагополучных семей мы выделяем алкоголизованные, конфликтные, педагогически слабые и пассивные, семью-соседство (муж и жена живут под одной крышей, но уже давно перестали быть по-настоящему близкими), материально остронуждающиеся, неполные, а также семьи разобщенного воспитания, противоправные, духовно-деформированные. Обращают на себя внимание и многие неблагополучные факты в семьях неравнозначного родства (сведенные дети, отчим, мачеха и т. д.).

Близко к истине утверждение: член криминогенной группы — это подросток, которого предали взрослые.

В такие группы подростки попадают не только в результате аномальной обстановки в семье. Переориентация на криминогенную среду в значительной степени обусловливается и академическими неудачами в школе. Есть учителя, которые двойками выбивают почву из-под ног ученика. Но подросток не может долго находиться в подвешенном состоянии, быть «белой вороной». Он начинает искать «точку приземления» и нередко находит ее там, где сила есть — ума не надо.

Сужение возможностей организованного досуга, клубно-любительской деятельности в школе уменьшает шансы удовлетворения интересов школьника, и он начинает искать такие возможности на стороне. Пребывание подростка в классе делает довольно унылым недружелюбное отношение одноклассников и учителей к двоечникам. Конечно же, определенную роль играют и личные особенности, и недостатки школьников.

Качества личности. Субъективные факторы, ускоряющие интеграцию подростка в неформальной криминогенной среде:

— неумение длительное время работать умственно, неусидчивость;

— наличие пробелов в знаниях, выключенность из учебного контекста;

— вредные привычки.

При опросе подростков с аномальным поведением для выяснения того, что удерживает их в криминогенной среде выявляются главные функции удержания подростка в группе:

1. Испытываю уважение и дружеские чувства к отдельным членам группы.

2. Там интереснее проводить свободное время

3. Я там расслабляюсь от нервно-психической напряженности

4. Могу там самоутвердиться (т.е. быть не хуже других).

5. Ощущаю свою защищенность.

6. Есть возможность превзойти кого-то в чем-то. Вместе легче выжить материально

7. Нас объединяет возможность пользоваться предметами, вещами (современной аппаратурой, транспортом и т. д.)

8. Могу удовлетворить свои потребности в лидерстве

9. Имеет место принудительное удержание меня в компании

По собственной инициативе некоторые дописывают: «Курочил машины, потому что все так делали». «Пил потому, что не хотел отстать». «Все набросились на обидчика, и я не выдержал». В этих высказываниях проявляется довольно распространенное среди подростков явление — конформизм.

Проливают свет на функции удержания и такие ответы: «Мы каждый год в майские праздники уходили на несколько дней на подледный лов». «После матча мы всегда поем» и т. д. Эти укоренившиеся ритуалы и традиции также служат действенным средством сплочения аномальной подростковой группы.

Перед занимающимися профилактикой отклоняющегося поведения стоит непростая задача — обеспечить или сохранить все эти функции, естественные для каждого подростка, но уже в здоровой среде. Это, пожалуй, самая перспективная, но сложная и малоисследованная проблема. Возможность заменить неформальную группу коллективом класса очень проблематична. Надо искать другие средства.

Практика показала, что лидера в криминогенной группе подростков обычно признают добровольно, он завоевывает лидерство без применения насилия. В нормальном классном коллективе едва ли он сможет вести за собой других. Остаются надежды на широкую сеть клубно-любительской, кружковой и спортивной внеклассной и внешкольной работы.

Поучительны высказывания условно осужденных и дословно освобожденных из мест заключения юношей из Мончегорска. «За что меня „англичанка“ оставила на второй год? Надо было сдать зачет — сорок слов. Выучу десять. Пока зубрю остальные, первые забыл. Хочу быть автослесарем. Давайте с закрытыми глазами разберу двигатель. Зачем мне английский?» И еще один крик юной души: «Хочу быть водителем большегрузного автомобиля. А меня оставили на осень по математике. Так я все забыл в июне. Почему не учат в школе технике? Без нее никак не прожить!»

А ведь они правы! Сегодня от бабушек до министра все сетуют на перегрузку детей в школе. Диалектический взгляд на эту проблему помогает выяснить, что трудные подростки-школьники сегодня недогружены тем, что они имеют, о чем мечтают, что вписывается в их профессиональные планы, и перегружены тем, что им не нравится и едва ли пригодиться в жизни. Да и осилить никогда не смогут, но школа все же пытается все это «вколотить» в их головы. У трудных подростов вырабатывается защита от перегрузок домашними занятиями. Они их не просто выполняют.

Факторы риска. Членство в криминогенной группе связано с значительными опасностями.

Факторы риска в криминогенной группе:

— члены таких групп совершает хулиганские действия ради «уважения», внимания к себе, ложно понимаемого самоутверждения;

— в криминогенной группе подростки из-за обширного искажения нравственного и правового сознания расширяют диапазон своей противоправной деятельности. Совершение противоправных действий членами группы часто носит характер отдельных эксцессов, в дальнейшем нравственно-правовая деформация ускоряется, многим не удается удержаться в рамках законопослушного поведения;

— в числе механизмов влияния криминогенной группы на преступное поведение — устранение страха перед наказанием, рассказы о жизни в исправительных учреждениях, которыми увлекаются подростки в таких группах, придают ей некий «романтический» ореол;

— криминогенная группа служит не только «пусковым», но и защитным механизмом, так как при ее поддержке трудные подростки прибегают к насильственным способам решения спорных вопросов с ровесниками, расправляются с фактическими и мнимыми обидчиками. (3)

Вывод

несовершеннолетний преступность девиация дромомания

Конечно, исследования криминогенной подростковой субкультуры нельзя ограничивать только анализом микросреды. Ее следует рассматривать во взаимодействии с широким спектром общественных отношений, которые непосредственно и опосредованно детерминируют действия и поступки подростков.

Неформальные подростковые криминогенные группы — зона, закрытая для взрослых. Но ради будущего входящих в них ребят необходимо находить пути в эту зону, средства влияния на сознание и поведение трудных подростков. Повышение эффективности преодоления криминогенности подростковых групп предполагает своевременное их выявление, определение структуры, источников сплоченности, характера, направленности. Трудные, но актуальные педагогические задачи — нравственно-правовая переориентация авторитетных в них лидеров и криминогенных подростковых групп в целом на общепринятые нормы морали и законопослушного поведения, организация на основе стихийных групп внешкольных подростковых сообществ позитивной направленности, которые способны предотвратить их криминализацию, увлечь подростков полезными делами, сформировать нравственные, гражданские и патриотические качества.

Список литературы

1. Особенности современных вызовов и угроз национальной безопасности России // Журнал Российского права — Москва — 2009 — № 7, с. 10.

2. Социальная педагогика: курс лекций для студ. Высш. Учеб. Заведений / Под ред. Галагузовой. — М.: Гуманит. Изд. Центр ВЛАДОС, 2008. — 336 с.

3. Криминогенные подростковые группы//Журнал Основы безопасности жизнедеятельности — Москва — 2007 — № 6, с. 46−49.

4. Психология девиантного поведения. Пособие для студ. Высш. Учеб. Заведений / Под ред. В. Д. Менделевич. — Санкт-Петербург: Гуманит. Изд. Речь, 2009. — 240 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой