Префиксация в немецком языке

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Иностранные языки и языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Префиксация в немецком языке

  • СОДЕРЖАНИЕ
  • Введение
  • 1 Роль префикса в немецком словообразовании
  • 1.1 Общая характеристика словообразования в современном немецком языке
  • 1.2 Морфема. Классификация морфем немецкого языка
  • 1.3 Понятия «префикс» и «полупрефикс»
  • 2 Префиксация имён существительных
  • 2.1 Префиксация с участием префиксов
  • 2.2 Префиксация с участием полупрефиксов
  • 3 Префиксация имён прилагательных
  • 3.1 Префиксация с участием префиксов
  • 3.2 Усилительные сложные прилагательные
  • 4 Префиксация глаголов
  • 4.1 Префиксация с участием префиксов
  • 4.2 Префиксация с участием полупрефиксов
  • 4.2.1 Общие сведения о глагольных префиксах
  • 4.2.2 Полупрефиксы с постоянным ударением
  • 4.2.3 Полупрефиксы с колеблющимся ударением
  • 4.3 Образование отыменных глаголов при одновременном присоединении префикса или полупрефикса
  • 4.4 Современные продуктивные префиксы
  • 4.5 Двойная префиксация
  • 4.6 Словообразовательная синонимия глагольных префиксов современного немецкого языка
  • 4.7 Семантические и стилистические аспекты словообразования в области аффиксации
  • 5 Явление префиксации в художественном тексте
  • Заключение
  • Список использованных источников
  • ВВЕДЕНИЕ
  • Словообразование представляет собой наиболее важный путь развития словаря немецкого языка, при этом путь, существенно отличающийся от изменения значения слов, заимствования и звукоподражания, т. е. от остальных путей развития и обогащения словарного состава. Словообразование значит, что новое слово образовано на основе существовавших ранее в языке слов и основ, путем изменения морфологической структуры этих слов или основ.
  • Новые слова возникают путем изменения корня, соединением основ, присоединения к корню словообразующего аффикса.
  • Слово может переходить в другой грамматический класс. Со словообразовательной техникой связаны некоторые понятия: способ словообразования, средства словообразования, словообразовательные правила.
  • Под способом словообразования понимают тип словообразования: словосложение, аффиксация, изменение корня. Средства словообразования — это конкретные морфемы, которые служат для образования новых слов. Под словообразовательными правилами следует понимать те действующие нормы языка, которые регулируют применение способов или средств образования новых лексических единиц.
  • Словообразовательный строй языка в основном устойчив, но он претерпевает изменения на протяжении истории развития, подчиняясь внутренним законам этого развития. Словообразовательный строй современного немецкого языка представляет собой продукт ряда эпох, соединение различных наслоений.
  • Существует пять основных способов словообразования в немецком языке, известных с древнейших периодов его развития: изменение значения слова, переход из одного лексико-грамматического класса в другой, словосложение, префиксация и суффиксация. К ним присоединяются: словообразование при помощи полуаффиксов и образование сращений, а также образование сложносокращённых слов.
  • Словообразование путём изменения корня как самостоятельный способ не продуктивно в современном немецком языке, хотя слова, образованные таким способом, весьма многочисленны. Сюда относятся слова, образованные от глагольных корней, а именно отглагольные существительные.
  • Словообразование путём изменения корня отражает очень древние процессы, связанные с фонетическими закономерностями строя индоевропейских языков.
  • Переход слова из одного лексико- грамматического класса в другой представляет собой тип словообразования без изменения словообразующей основы, без участия традиционных словообразовательных средств. В немецком языке наиболее распространена субстантивация инфинитива, имён прилагательных и наречий.
  • Словосложение во всех его видах весьма продуктивно в современном немецком языке. Сущность данного способа заключается в том, что несколько корней, основ, слов соединяются в одну лексическую единицу, обладающую признаками слова. Наибольшее число сложных слов — среди имён существительных, хотя словосложение на материале имён прилагательных также продуктивно.
  • Суффиксация является древним, но продуктивным способом словообразования. Суффикс стоит после корня. Он не только создаёт новое слово, но и оформляет соответствующую часть речи, точно определяет характер грамматических изменений.
  • В данной работе мы обратились к образованию новых слов при помощи префиксов и полупрефиксов. Сущность данного способа заключается в том, что перед корнем слова появляется такая словообразовательная морфема, как префикс или полупрефикс, которая изменяет лексическое значения слова. Префикс придаёт слову определённый категориальный признак, оттенок. Немецкие префиксы в большинстве своём продуктивны. Их число невелико, но они многозначны, то есть они выражают разные категориальные признаки. Один и тот же префикс может иметь до семи различных значений, например значения удалённости, противоположности, отрицательности, завершённости, начала и т. д. Глагольная префиксация в современном немецком языке является важнейшим средством обогащения словарного состава новыми глаголами.
  • Многие ученые лингвисты рассматривали в своих трудах вопросы словообразования путем присоединения к основе префиксов. Среди них прежде всего М. Д. Степанова [11], Е. С. Кубрякова [8], В. А. Гречко [34], В. Флейшер [6], Е. С. Мендельс [26] и др.
  • Объектом исследования дипломной работы является явление префиксации в немецком языке.
  • Предмет исследования — морфологические и семантические функции префиксов и полупрефиксов.
  • Целью данной дипломной работы является изучение префиксов как важных морфологических и семантических единиц немецкого языка.
  • Для достижения данной цели необходимо решить следующие задачи:
  • — Проанализировать и обобщить имеющийся теоретический материал по вопросу префиксации в немецком языке;
  • — Изучить основные понятия словообразования и классификацию морфем;
  • — Раскрыть понятия префикса и полупрефикса;
  • — Изучить способы префиксации имен существительных;
  • — Изучить способы префиксации имен прилагательных;
  • — Изучить способы префиксации глаголов;
  • — Проанализировать образования глагольных неологизмов при помощи компонентов hin- и her-;
  • — Раскрыть понятие двойной префиксации глаголов;
  • — Изучить образование синонимичных глаголов при помощи различных префиксов
  • — Раскрыть семантическое значение наиболее употребительных префиксов;
  • — Показать на примерах семантическое значение префиксации как важнейшее средство обогащения словарного состава немецкого языка.
  • В ходе работы использовались следующие методы исследования:
  • — Теоретический анализ научной литературы по лингвистике.
  • — Описательный метод.
  • — Сопоставительный метод.
  • Практическая значимость дипломной работы: полученные в ходе исследования результаты могут быть использованы в теоретическом курсе лингвистики, а также в преподавании немецкого языка в школе и ВУЗах.

1. РОЛЬ ПРЕФИКСА В НЕМЕЦКОМ СЛОВООБРАЗОВАНИИ

1.1 Общая характеристика словообразования в современном немецком языке

Вопрос о месте словообразования в системе языка, а тем самым и в теории языкознания до сих пор не имеет однозначного решения. В традиционном языкознании конца XIX -- первой половины XX века господствовала тенденция рассматривать его как часть грамматического учения о слове, т. е в составе грамматики в собственном, узком смысле слова, большей частью в составе морфологии; утверждалась также его несомненная связь с синтаксисом. С обособлением лексикологии в самостоятельный раздел науки о языке в ее состав стали включать словообразование. В настоящее время словообразование рассматривается обычно в рамках лексикологии, прежде всего, в качестве учебной дисциплины [1, с. 15], хотя сохранилась и первая, грамматическая точка зрения на словообразование [2, с. 38−41]. Такое двоякое отношение к словообразованию оправдано его основными чертами. Нельзя отрицать ни его непосредственной связи со структурой и семантикой слова, ни того, что оно соотносимо с грамматическими категориями и парадигмами частей речи, а также и с синтаксисом, поскольку составные части основы слова сочетаются друг с другом согласно закономерностям, частично сходным с закономерностями соединения слов в предложении. Однако, обнаруживая связь и с лексикой, и с грамматикой, словообразование обладает собственными, только ему присущими чертами. Обобщенные и абстрагированные законы словообразования отличаются от грамматических закономерностей и в качественном, и в количественном отношении. Грамматические закономерности более абстрактны и обобщают отношения между предметами и явлениями реальной действительности (например, отношения числа, принадлежности в широком смысле у существительных и других имен; отношения лица, числа, времени, модальности у глаголов и т. п.). Словообразовательные категории имеют широкое лексико-семантическое содержание, например, одушевленности, выражаемое суффиксами существительных -er, -ling, -in и др.; уменьшительности -- суффиксами существительных -chen, -lein; усилительности -- именными префиксами erz-. ur-; снабженности -- глагольными префиксами be-, ver-; направления — суффиксом наречия -wдrts и т. п. Число словообразовательных средств значительно превышает число грамматических средств, а их многозначность и синонимия отличаются большей сложностью и разветвленностью. Словообразование обобщает ряд лексических явлений, создает определенные лексические системы и, в то же время, вносит в лексику своеобразную индивидуализацию значений. Особый характер словообразования с давних пор привлекал внимание языковедов, посвятивших его отдельным вопросам ряд исследований на материале разных языков. В последние десятилетия появились работы, в которых словообразование отдельных языков освещается в целом как самостоятельная дисциплина [3, с. 17].

Таким образом, наряду с тенденциями относить словообразование к грамматике или лексике выработалась тенденция признать его автономность как области языка, так и раздела языкознания.

Словообразование, как и любой другой раздел науки о языке, может рассматриваться как с исторической, т. е. диахронной точки зрения, так и с точки зрения синхронной, т. е. системы языка в его современном состоянии. Следует подчеркнуть, что именно в словообразовании соотношение синхронии и диахронии особенно сложно. Так, морфологические формы слов и синтаксические структуры современного языка естественно подчиняются его современным нормам; грамматические архаизмы редки и, как правило, стилистически окрашены. Четко различимы с этой точки зрения также современный и исторический пласты лексических единиц в целом, так как слова, по той или иной причине ставшие архаизмами, отбрасываются языковой практикой. Что же касается словообразовательной структуры слова, то она представляет собой итог исторического развития, т. е. синхрония как бы «опирается» на диахронию. При этом современная словообразовательная форма далеко не всегда отвечает истории ее становления. Многие корневые слова современного немецкого языка были в прошлом производными или сложными, например: Mensch исторически представляет собой субстантивированное прилагательное: двн. mennisco, свн. mensch (e) человеческий (ср. двн., свн. man человек); Adler в свн. было сложным словом adelare благородный орел; сложные слова могли иметь в прошлом другую структуру: Armbrust -- из латинского arcuballista; Hдngematte -- через испанский из западно-индийского hamaca и т. д.

В практике современного словообразовательного анализа четко разграничиваются процессы словообразования и современная структура слова. Еще Л. В. Щерба указывал на необходимость различать процесс образования слова и то, как оно «сделано» [4, с. 18]. М. Докулил предлагает употреблять два разных термина: «словообразованность» (Wortgebildetheit) и «словообразование» (Wortbildung) по отношению к результату процесса и самому процессу оформления слова. В современной русистике употребляются термины «мотивированные» и «мотивирующие» слова [5, с. 22−26] (вместо терминов «производные» и «производящие» слова), что предполагает одновременно структурный и семантический подходы к синхронному состоянию лексики.

Мы не отказываемся ни от термина «производность», ни от терминов «производные» и «производящие» основы, но понимают их в чисто синхронном плане: производная основа включает основу производящего слова: ср. Menschheit -- Mensch; Unruhe -- Ruhe; Teilnehmer -- teilnehm (en).

С диахронным и синхронным подходом к словообразованию перекрещиваются его процессуальный и статический аспекты, иными словами, рассмотрение словообразования в движении и статике [6, с. 19]. Естественно, что диахрония предполагает процессуальный аспект. Синхрония, наряду со статическим аспектом, признает процессуальный аспект, но не в обычном его историческом понимании, а в плане установления возможности образования новых лексических единиц, т. е. предсказуемости словообразовательных потенций в данном синхронном срезе языка. Таким образом, возникает понятие «продуктивных» и «непродуктивных» способов и средств словообразования. Следует также оговорить, что продуктивность -- непродуктивность и частотность — нечастотность тех или иных моделей не обязательно совпадают. Так, например, суффикс немецких существительных -t нельзя считать продуктивным, хотя он и встречается у значительного числа существительных женского рода (Saat, Naht, Fahrt, Pflicht, Schlacht, Glut, Flucht и др. при глагольных основах). С другой стороны, некоторые продуктивные словообразовательные средства нечастотны, так как ограничены возможностью сочетания лишь с известным типом основ, например: суффикс существительных -aster (расширенный вариант суффикса -er), присоединяемый к заимствованным основам, ср. Kritikaster, Politikaster; суффикс глаголов -z (en), продуктивный только при основах междометий, ср. дchzen, krдchzen, и при образовании некоторых звукоподражательных глаголов, ср. seufzen, schluchzen.

Процессуальность характеризует также возможность развертывания корневых основ во все более усложненные производные структуры, образующие целые гнезда этимологически и семантически связанных друг с другом слов, например:

В данном случае речь может идти о процессуальности, но не в историческом, а в чисто синхронном аспекте, при выявлении ступеней производности [7, с. 519−521].

1.2 Морфема. Классификация морфем немецкого языка

Отношение к слову как к основной единице языковой реальности и исходной единице лингвистического анализа не снимает важности вопроса о морфемах, конституирующих слово элементах, обусловливающих и его структуру, и его семантику. Следует подчеркнуть и то обстоятельство, что работы дескриптивистов в большой степени способствовали развитию теории морфемы. Не соглашаясь с ними в коренном вопросе, а именно в рассмотрении морфемы, а не слова как основной единицы языка, а также в неразличении функциональных классов морфем, нельзя не признать полезности, при морфологической характеристике слова, разработанного ими аппарата морфемного анализа.

Определения морфемы в работах дескриптивистов в основном не противоречат традиционному пониманию морфемы, как мельчайшей единицы языка, обладающей определенным значением (возможность разложения морфемы на фонемы не принимается нами, в данном случае, во внимание, поскольку речь идет о принципах чисто морфологического анализа слова). Серьезным расхождением между дескриптивным и другими направлениями является непризнание дескриптивистами функциональных особенностей морфем, хотя оно, как и непризнание автономности слова, систематически не проводится. Одним из отступлений от общей идентификации морфем является их разделение на «связанные» и «свободные», проводимое в ряде работ, что отражено и в работах советских лингвистов [8, с. 13−16]. В разряд «связанных» морфем отнесены такие, которые встречаются только в соединении с другими, в разряд «свободных» -- способные функционировать самостоятельно.

Немецкий язык характеризуется четкой выделимостью морфем согласно их основным функциям: различаются морфемы лексические: корневые и аффиксально-словообразовательные, и грамматические: суффиксы, причастный префикс ge- и флексии. Согласно делению морфем на «связанные» и «свободные» к первым относятся все, кроме корневых, ко вторым -- корневые. Однако «поведение» морфем внутри слова определяется не только их «свободой» и «связанностью», но и их лексической или грамматической природой, что показано в традиционных классификациях, которые полнее и точнее отражают факты языка, чем названное выше деление морфем лишь на две категории. Лексические морфемы конституируют лексическую основу слова, его семантический костяк, соотносимый с денотатом, т. е. обладающий предметным значением; грамматические — выражают разные виды отношений. При этом лексические аффиксы соприкасаются с грамматическими только благодаря своему служебному характеру, невозможностью функционировать самостоятельно, отличаясь от них особенностями своей семантики и своего назначения.

Каждая морфема обладает широким категориальным (десигнативным) значением, но это значение различно в зависимости от принадлежности морфемы к той или иной категории.

Корневая морфема, рассматриваемая сама по себе, всегда выражает «понятийность», общий аспект значения того слова, в которое она входит и которое, реализуясь в контексте, может приобрести определенную конкретность: ср. значение морфемы «glas» в составе слов das Glas -- der Glasschrank -- glдsern (общее понятие «стекла»); морфемы «frei» в составе прилагательного frei, существительного Freiheit, глагола befreien (общее понятие «свободы») и т. п. Лексические суффиксы обозначают широкие лексические классы: деятеля (-er, -ling, -in и др.), качества, свойства (-heit, -schaft и др.); уменьшительности (-chen, -lein -- у существительных, -el -- у глаголов, частично -lich -- у прилагательных) и т. д. и т. п. Лексические префиксы выражают признаки: отрицательности (un- -- у имен; miЯ- --у имен и глаголов); разделения (zer- -- у глаголов) и т. д. и т. п. Являясь численно строго ограниченными в каждом языке, лексические аффиксы не только полисемантичны, но и омонимичны: во всех случаях они соотносимы с широкими лексическими категориями. Грамматические аффиксы и флексии, число которых еще более ограничено, чем число лексических аффиксов, выражают широкие релятивные значения, накладывающиеся в контексте на лексические значения слов, не изменяя этих значений: таковы -- отношение числа, времени, модальности, лица и т. п. Отличие флексии от аффикса состоит в том, что она непосредственно обозначает отношения между словами, оформляя синтаксические связи в предложении, в то время как аффикс не выполняет синтаксических функций. Возвращаясь к понятию «знаковости» явлений языка, можно сказать, что «морфема» является знаком, сигнализирующим о наличии категориального значения. Это значение обладает «десигнативным» характером разного свойства в зависимости, в первую очередь, от функционального класса, в который она входит [9, с. 80−83].

Хотелось бы обозначить также в данной работе различия между суффиксами и префиксами, выделяемые М. Д. Степановой.

Префикс образует серии одно- или многоморфемных слов (un-glьck, ur-alt, ver-lesen), суффикс — серии корневых или морфемных конструкций (glьck-lich, beschreib-bar, krank-heit).

Суффиксы функционируют не только как словообразовательные, но также как грамматические морфемы; префиксы выполняют почти всегда словообразовательную функцию (исключение: ge- при причастии II).

Словообразовательный суффикс определяет принадлежность словообразовательной структуры к той или иной части речи. У префикса отсутствует функция синтаксической транспозиции.

В отличие от суффикса префикс не связан только с одной определенной частью речи; целый ряд префиксов встречается по меньшей мере у существительных с подобным значением у глаголов: ьbermensch — ьberklug — ьberfordern, MiЯklang — miЯliebig — miЯhandeln.

Словообразовательные суффиксы, как правило, (за исключением случаев с экспрессивным ударением) не несут главного ударения. У префиксов, напротив, различается 2 группы: префиксы ударные (?Unrecht, ?Uralt, ?abgehen) и неударные (Ge?birge, ver? geben)

Удвоение одинакового аффикса встречается только у префиксов: Ur- ur-groЯvater, vor-vor-gestern, ьber-ьber-morgen [10, c. 67].

1.3 Понятия «префикс» и «полупрефикс»

Префиксация представляет собой очень древний, но продуктивный и в настоящее время способ словообразования. Сущность данного словообразовательного процесса заключается в том, что корню слова предшествует, присоединяясь к нему, словообразовательная морфема, изменяющая лексическое значение слова, но в большинстве случаев не влияющая на принадлежность его к тому или иному грамматическому классу. Не изменяются и грамматические формы слова: существительное сохраняет свой грамматический род и тип склонения, напр.: die Sache — die Ursache; der Wald -- der Urwald; das Glьck -- das Unglьck и т. п., а глагол -- тип спряжения: finden (a, u) -- erfinden (а, u); dienen (te, t) -- bedienen (te, t). С этой точки зрения префиксы можно сравнить с первым компонентом сложного слова определительного (конкретизирующего) типа, поскольку первый компонент также не изменяет грамматического класса и грамматической формы слова, с которым он соединяется, ср.: der Wald -- der Birkenwald; finden (a, u) -- stattfinden (a, u). Начальный гласный корня при присоединении префикса, как и начальный гласный второго компонента в сложном слове, сохраняет твердый приступ [10, с. 73].

Семантическая сущность префикса заключается в придании слову определенного категориального признака (снабжения, удаления, отрицательности, древности, усиления и т. п.). Для немецких префиксов характерно их четкое деление на именные и глагольные. Исключение составляют miЯ- и ge-, которые встречаются и при именных, и при глагольных основах. При этом префикс miЯ- в обоих случаях имеет одинаковое значение — неудачи, отрицания (например: miЯachten и MiЯernte), а префиксы ge- у глаголов и у имен представляют собой полные омонимы: у существительных ge- выражает собирательности (Gehцlz), совместность (Gespiele), опредмеченное действие (Geheul), а у глаголов и прилагательных десемантизирован (gehцren, gedenken, geheim, getreu).

Префиксация в целом не служит средством перевода одной части речи в другую. Исключение составляют глагольные префиксы be-, ent-, er-, ver-, zer-, присоединяемые как к глагольным, так и к именным основам (например: beherrschen и betiteln; entlaufen и entgiften; vergehen и vergolden; zerreiЯen и zerfleischen), и субстантивированный префикс ge-, встречающийся как при субстантивных, так и при глагольных основах (Gehцlz, Gemisch).

Немецкие префиксы, за исключением emp- и ge- (последний — у глаголов и у прилагательных), продуктивны. Число немецких префиксов невелико, но большинство из них многозначны, т. е. выражают разные категориальные признаки [7, с. 527].

Помимо суффиксов и префиксов в словообразовании различают еще и такие морфемы, как полусуффиксы и полупрефиксы, именуемые «полуаффиксами».

В современном немецком языке имеются такие единицы, которые находятся как бы в промежуточном положении: представляя собой словообразовательные средства с определенным лексико-категориальным содержанием, они в то же время не потеряли ни формальной, ни — в той или иной мере — семантической связи с самостоятельными лексемами. С нашей точки зрения термин «полуаффикс» наиболее точно мотивирован, так как указывает на «неполноту» аффиксальной природы элемента, и удобен в употреблении. Критериями полуаффикса служат:

1) его безусловное формальное совпадение с основой (редко словоформой) свободно функционирующего слова;

2) его этимологическая связь с данным словом, что исключает случайное совпадение по звучанию с неродственной основой (например: префикс erz- и существительное Erz — руда);

3) его большая или меньшая серийность, т. е. употребление не в одном, а в нескольких (часто многих) словах;

4) его семантическое сходство с соответствующим словом при большей или меньшей степени переосмысления.

Полупрефиксы отличаются некоторыми особенностями, которые в значительной мере приближают их к связанным морфемам — истинным префиксам. Многие полупрефиксы, а именно ab-, vor-, neben- у имен, ab-, an-, auf-, aus, bei-, ein-, mit-, nach-, vor-, zu-, hinter-, ьber-, um-, unter-, wider- у глаголов соответствуют как по звучанию, так и частично семантически предлогам, т. е. неполнозначным частям речи, выполняющим служебную функцию, близкую к функции морфем; при этом пять последних из названных глагольных полупрефиксов могут быть ударными — отделяемыми и неударными — неотделяемыми, что еще теснее связывает их с префиксами. Глагольные полупрефиксы могут сочетаться с именными основами, т. е. служат средством отглаголивания именных основ, как и отдельные префиксы (auffrischen, umarmen, ьberlisten и т. д.). Большинство глагольных полупрефиксов, как и префиксов, многозначны. Именные полупрефиксы, включающие помимо элементов, соотносимых с предлогами, ряд элементов — основ полнозначных частей речи, не обладают этой особенностью, как и именные префиксы. Так, они группируются по немногим семантическим категориям, большей частью выражая обобщенный признак усиления: riesen-, mords-, blitz-, stock-, stein-, kreuz-, blut-, hoch-, hцchst-, ьber-, all-, allzu-, aller-, stink- и др. Имеются также полупрефиксы с локальным значением (в прямом и переносном смысле): ab-, hinter-, nach-, neben-, ober- и др., со значением негативности: mist-, laus-, sau-, teufels- и др. [7, с. 529−530]

Суммируя вышеизложенное, делаем следующие выводы:

1. В настоящее время словообразование включают в состав такой дисциплины как лексикология, где оно занимает важную и прочную позицию;

2. Морфема является мельчайшей единицей языка, обладающей определенным значением. Каждая морфема обладает широким категориальным значением, которое зависит от принадлежности морфемы к тому или иному функциональному классу.

3. Префиксация является важным и, что самое главное, очень продуктивным способом словообразования в немецком языке. Ее сущность заключается в том, что корню слова предшествует словообразовательная морфема, изменяющая его лексическое значение, но в большинстве случаев не влияющая на принадлежность слова к тому или иному грамматическому классу.

4. Наряду с префиксами выделяют еще и такую морфему, как полупрефикс. Суть ее заключается в том, что это словообразовательное средство имеет лексико-категориальное содержание, а также формальную и семантическую связь с самостоятельной лексикой.

2 ПРЕФИКСАЦИЯ ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ

2.1 Префиксация с участием префиксов

Образование существительных из других существительных при помощи предкорневых морфем (префиксов) не находит широкого применения в немецком языке.

Наиболее употребительными являются префиксы un-, miЯ-, ur-, erz- (заимствованный из греческого archi — через церковно-латинское arci) и ge-.

Эти префиксы известны с древнейших периодов развития немецкого языка и в основном продуктивны по настоящее время. В более позднее время применение получают заимствованные префиксы anti- и neo-. Все именные префиксы (за исключением ge-) несут обычно главное ударение, второстепенное падает на ударный слог основы:

?Ur??onkel, ?Un??wetter, ?Ur??sache и т. п.

Наиболее распространенным префиксом существительных следует считать префикс un-.

По своему происхождению префикс un- связан с отрицательной частицей ni, сохранившейся в nicht, nein, niemand. Первоначально un- присоединялось только к прилагательным; ряд существительных с un- является уже вторичным образованием от соответствующих прилагательных (ср.: der Ungehorsam от ungehorsam, die Unreife от unreif). Позже un- начинает присоединяться непосредственно к существительным различного происхождения.

Un- образует, прежде всего, антонимы к ряду отвлеченных существительных, реже к конкретным именам, ср. :

Ungeduld -- Geduld Unfriede -- Friede

Unruhe -- Ruhe Unsinn -- Sinn

Unwille -- Wille Unwesen -- Wesen

Unglaube -- Glaube Unfall -- Fall и т. п.

Большинство этих существительных выражает понятие отрицательного или неудачного. Таким образом, un- обобщает признак отрицательности.

Вследствие изменения значения un- в некоторых случаях теряет отрицательный характер и переходит в средство усиления основного значения слова, напр.: Unkosten, Unsumme, Ungeld, Unmenge, Unzahl.

Анализ некоторых существительных с un- позволяет проследить переход отрицательного значения префикса в усилительное. Так, например, существительное Wetter в немецком языке может употребляться как обозначение погоды вообще или как обозначение плохой погоды (бури, грозы, напр.: ein Wetter zieht sich zusammen; in Wind und Wetter). В связи с этим префикс un- в соединении Unwetter может рассматриваться и как отрицательный и как усилительный. Таким образом, значение un- зависит от значения основы: при многозначности последней отрицательное значение префикса может перейти в усилительное, затем «усилительные» существительные могут образовываться уже непосредственно от различных основ.

К префиксу un- в семантическом отношении примыкает префикс miЯ-.

Своим происхождением miЯ- (mhd misse) связан с глаголом missen. т. е. указывает на то, что что-то не удалось или не достигнуто.

MiЯ- является одновременно как глагольным, так и именным префиксом. Поэтому следует отличать существительные, образованные путем префиксации, от существительных, производных от глаголов с miЯ-, напр.: MiЯachtung от miЯachten, MiЯbilligung от miЯbilligen.

Существительные с miЯ- выражают понятие чего-либо неудавшегося, плохого, напр.: MiЯernte, Missetat (сохранившее старую форму), MiЯgeschick, MiЯgeschцpf, MiЯjahr, MiЯheirat и т. п. Соединения с основой, выражающей положительное качество или явление, носят характер антонимов, как и соединения с un-, ср. :

MiЯerfolg -- Erfolg

MiЯgunst -- Gunst и т. п.

Префикс ur- восходит к предлогу-наречию с местным значением ahd ur, ar, er, ir (из, от и т. п.). Первоначально в древневерхненемецкий период этот префикс присоединяется только к глаголам. В качестве именного префикса ur- несет главное ударение, представляя собой как бы ударный вариант глагольного префикса er-, ср.: 'Urlaub -- er’lauben, 'Urteil -- er’teilen.

Наиболее близким к старому значению следует считать значение ur- в существительных Urzeit, древние, первобытные времена, Ursache причина (т.е. исходная точка для дальнейшего). Чаще всего ur- обозначает нечто древнее, первоначальное, ср.: Urwald, Urbeginn, Urwesen, Urbild, Urform, Urgeschichte, Urmensch, Urtext и т. п. Несколько иное значение имеет префикс ur- в соединениях: UrgroЯvater, Urenkel прадед, правнук. Urahn объединяет первую и вторую группу значений.

Erz- восходит к греческому archi-, перешедшему в церковной латыни в arci-. Этот префикс заимствован в немецком языке вместе с церковно-христианскими терминами, обозначавшими высший сан или ранг, напр.: Erzpriester, Erzbischof, Erzengel (ср. с русским: архиепископ, архангел) По аналогии образован титул Erzherzog. В дальнейшем, в результате ухудшения значения, префикс erz- стал употребляться как усилительный при названиях, имеющих отрицательный (в моральном отношении) характер, напр.: Erznarr, Erzschelm, Erzheuchler (ср. с русскими: архидурак, архивраль); одно из позднейших образований -- Erzspion. В последнем значении erz- весьма продуктивен.

Совершенно особый характер имеет префикс ge-. Он отличается от остальных именных префиксов не только с формальной стороны (неударностью), но и главным образом тем, что образует существительные, как из именных, так и из глагольных основ. При этом грамматическая форма (род, тип склонения) отыменных образований не зависит от грамматической формы основ, ср.: der Berg -- das Gebirge, der Saal -- der Geselle, что необычно для существительных с префиксами.

Префикс ge- восходит, как предполагают, к древнему предлогу, вступающему в соединение как с именами, так и с глаголами. В самостоятельном употреблении в письменных памятниках этот предлог не засвидетельствован.

В древневерхненемецкий период существительные с префиксом ge- одновременно оканчивались на суффикс -i, перешедший в средневерхненемецкий период в -e, которое в современном языке сохранилось не во. всех случаях (ср.: das Gehцlz, но das Gebirge). Коренной гласный обычно подвергается умлауту или преломлению (под влиянием этого исчезнувшего суффикса).

Ge- образует первоначально (от именных и, реже, глагольных основ) существительные мужского рода, служащие наименованиями людей, напр.: der Gemahl, Geselle, Gefдhrte, Gehilfe, Gespiele и т. п. (со значением совместного пребывания, совместной работы, совместных занятий). Другую группу составляют существительные среднего рода с коллективным значением, образованные главным oбразом от именных основ, напр.: das Gebirge, Geflьgel, Gehirn, Gebьsch, Gelдnde, Gehцlz, Gemьse и т. п. С течением времени коллективное значение может побледнеть или совсем стереться, ср.: das Gehдuse, Gerдt, Gewitter и т. п.

Позже появляются отглагольные существительные среднего рода -- имена действия (nomina actionis), обозначающие повторяемость этого действия (итеративность), напр.: das Geschwдtz, Gebrьll, Geheul, Geflьster, Gemurmel и т. п. Новейшие образования данного типа, как правило с суффиксом -e, относятся к экспрессивной лексике: они выражают оттенок пренебрежения или осуждения, ср.: das Geheule, Gebrьlle и более нейтральные: das Geheul, Gebrьll, а также: das Gepfeife, Gekrдtze, Gequake. Ср. у Г. Гейне:

Ach, mich tцtet ihr Gesinge

Von erlognen Liebesschmerzen [10, с. 191].

Отглагольные существительные с префиксом ge-, особенно эмоционально-окрашенные, представляют собой наиболее продуктивный тип образований с префиксом ge-.

Префиксы anti- и neo- латино- греческого происхождения.

Anti- выражает противоположность или противодействие, ср.: Antifaschist, Antinazitдtigkeit, AntipreuЯentum, Antidemontage и т. п.

Neo- со значением новый употребляется в словах Neokantianer, Neohegelianer и некоторых др. [11, с. 148−152].

2.2 Префиксация с участием полупрефиксов

Полупрефиксы существительных — это такие словообразовательные средства, которые, сохраняя фонетическую форму соответствующего слова, отрываются от него по значению и встречаются в целых группах слов (семантических рядах), обобщая их на основе общего признака. Этот общий признак и есть значение полупрефикса, т. е. то новое значение, которое развилось на базе значения соответствующего слова в самостоятельном употреблении (например, усилительное значение полупрефикса Reise- в словах Riesenstadt, -angst, -erfolg и т. п. развилось на базе значения слова Riese (великан).

Образование существительных при помощи полупрефиксов распространено в немецком языке меньше, чем словообразование при помощи полусуффиксов, однако оно все же играет значительную роль при создании новых существительных, что обусловлено двумя факторами: во-первых, сравнительно слабым развитием системы префиксов, во-вторых, широким применением словосложения в сочетании с семантическими особенностями определителя.

Разберем типы полупрефиксов существительных в связи с принадлежностью слова, из которого они развились, к тому или иному лексико-грамматическому классу.

Весьма продуктивны полупрефиксы, развившиеся из существительных.

Чаще всего встречаются полупрефиксы с усилительным значением. Приведем примеры:

Riese (n) — в качестве полупрефикса выражает не понятие великана, а понятие присущего великану признака, т. е. величины, напр.: Riesenstadt, Riesengebдude, Riesenfreude, Riesenglьсk, Riesenerfolg, Riesenarbeit, Riesenkundgebung.

Mord (s) — (значение слова в самостоятельном употреблении -- убийство) и Heide (n) — (в самостоятельном употреблении -- язычник) в качестве полупрефиксов выполняют сходную функцию (усиление) и еще дальше отошли от своего самостоятельного значения, представляя собой фактически омонимы данных слов, напр.: Mordsskandal, Mordsgeschrei, Mordshunger, Mordslдrm; Heidenangst, Heidengeld, Heidenlдrm и т. п.

С усилительным переплетается в некоторых случаях отрицательное значение, напр.: Mordsgeschichte страшная, жуткая история. Особый оттенок имеет Mordskerl сорвиголова.

Имеются также развившиеся из существительных полупрефиксы с несколько иными значениями. Так, полупрефикс Blitz- выражает признак быстроты, напр.: Blitztempo; Blitzbote курьер для срочных поручений, Blitzzug курьерский поезд, Blitzbrigade; Blitzmдdel вострушка, Blitzpartie (шахматн.) блицпартия.

Именные полупрефиксы не представляют собой замкнутой словообразовательной категории, а могут пополняться в процессе развития языка.

В качестве усилительных полупрефиксов, прежде всего, надо назвать hoch- и hцchst-, ср.: HochgenuЯ, Hochverrat, Hochpreis, Hцchstfall, Hцchstwert, Hцchstgeschwindigkeit.

Выше указывалось, что groЯ- часто употребляется в качестве первого компонента, образуя семантический ряд (ср.: GroЯstadt, GroЯflugzeug и т. п.), но не претерпевая переосмысления. С другой стороны, groЯ- может употребляться и с метонимическим переносом значения, выступая в других рядах уже в качестве полупрефикса, напр.: GroЯhдndler, GroЯkaufmann владелец крупных предприятий, GroЯbauer кулак (ср. с антонимами, образованными при помощи полупрефикса klein-: Kleinhдndler, Kleinbauer).

Полупрефикс ober- может употребляться как с усилительным значением, напр.: Oberschelm, так и (чаще) для выражения более высокого ранга, напр.: Oberleutnant, Oberfeldarzt, Oberlehrer, Oberfцrster, Oberkellner и т. п.

Полупрефикс unter- выражает признак подчиненности, второстепенности, напр.: Untergruppe, Unterrang, Unterwert и т. п.

В качестве нового полупрефикса, получающего распространение в современном немецком языке, можно назвать neu-, ср.: Neubьrger, Neubauer, Neusiedler (переселенец в Германской Демократической Республике, получивший государственную помощь), Neulehrer (учитель, работающий в школе после школьной реформы) и т. п.

Особую группу составляют полупрефиксы, развившиеся из наречий и предлогов.

Назовем в первую очередь полупрефиксы auЯen- (ср. наречие auЯen) и ab- (ср. наречие ab).

AuЯen- часто употребляется в переносном значении в качестве полупрефикса, напр.: AuЯenwelt, AuЯenhandel, AuЯenpolitik и т. п.

Ab- выражает удаление, напр.: Abweg, Abdampf, Abdraht или отклонение от нормы: Abart.

Предлоги-наречия, как правило, весьма многозначны. Полупрефиксы, развившиеся из них, однако, обычно выступают в каком-либо одном значении (реже в двух значениях).

Mit- выражает совместное пребывание, совместные занятия, напр.: Mitbewohner, -bьrger, -mensch, -schьler и т. п.

Zwischen- -- промежуточное положение, напр.: Zwischenzeit, -pause, -fall, -akt, Zwischenland, Zwischenraum, ZwischengeschoЯ и т. п.

Vor- -- предшествование, напр.: Vorname, Vorkost, Vormittag, Vorabend и т. п.

Neben- выступает в двух значениях: непосредственной близости (соседства) или второстепенности, ср., с одной стороны, Nebenzimmer, -raum, с другой -- Nebenamt, -beruf, -bedeutung и т. п.

Um- встречается в словах-неологизмах, ср.: Umschьler в значении переквалифицирующийся (возможно, это существительное восходит не к Schьler, а к глаголу schulen); аналогично: Umlerner, Umlehrling.

Отличие существительных с полупрефиксами от обычных сложных существительных выявляется, между прочим, при сравнении отдельных случаев, когда одно и то же слово употребляется как в качестве полупрефикса, так и в качестве определителя. Так, например, Blitz имеет обычное значение молния в соединениях: Blitzableiter громоотвод, Blitzstrahl и т. п. Ср. далее: Mordsskandal, с одной стороны, и Mordanschlag покушение на убийство -- с другой, и т. п.

От префиксов полупрефиксы отличаются прежде всего тем, что они своим фонетическим оформлением совпадают с лексическими единицами-словами, а также семантической и стилистической насыщенностью, образностью, способностью выражать более разнообразные оттенки значений.

Если число именных префиксов, употребляемых в современном немецком языке, строго ограничено и они составляют выкристаллизовавшуюся в языке, четко оформленную систему, то группа полупрефиксов может пополняться за счет первых компонентов сложных слов, образующих стандартные ряды.

Необходимо, далее, отметить, что словообразование существительных при помощи полупрефиксов не следует рассматривать просто как переход от словосложения к префиксации, а полупрефиксы -- как единицы языка, обязательно превращающиеся в морфемы (как то имело место на немецкой почве в отношении префиксов miЯ- или ur-). Большинство полупрефиксов крайне устойчиво в языке, употребляется уже в течение очень долгого времени и до сих пор не превратилось в морфемы. Что же касается полупрефиксации, то данный способ словообразования существует и действует наряду со словосложением и префиксацией и все больше развивается в современном немецком языке.

Как уже говорилось, особым свойством существительных с полупрефиксами (за исключением большинства существительных с полупрефиксами-предлогами) является их стилистическая окраска. Большинство из них образны, так как в них имеет место метафорическое переосмысление первого компонента, а некоторые относятся к экспрессивной лексике, т. е. выражают отношение говорящего к данному понятию, напр.: Heidenlдrm, Mordsskandal, Mordskerl, Mordsgeschichte, Mordshunger, Blitzmдdel и др. Поэтому существительные данного типа часто встречаются в художественной литературе.

Существительные с полупрефиксами, как правило, не входят в основной словарный фонд, поскольку они, часто стилистически окрашены, а также выражают лишь оттенки значения основы, ср. :

Stadt — Riesenstadt

Zug — Blitzzug

Preis — Hцchstpreis

Bewohner — Mitbewohner

Zimmer — Nebenzimmer и т. п.

Значительная часть заимствованных префиксов принимает участие в выражении названных выше словообразовательных значений:

— отрицание: An- (-alphabet), In- (-variante), Non- (-stopflug);

— «ложное, ненастоящее»: Dis- (-harmonie, -proportion), Pseudo-

(-dichter);

— усиление в самом широком смысле: Hyper- (-kultur), Super-

(-mannschaft), Proto (-typ), Makro- (-struktur), General- (-auftragnehmer), Multi- (-millionдr);

— малая степень чего-либо выражается при помощи Mini-: Mini- (StraЯenbahn).

Весьма продуктивны anti- «против» (anti- (-kritik)) и Inter- в значении «интернациональный» (Interhotel, -camping, werbung) [10, с. 133−134].

Суммируя все изложенное в данном разделе, мы приходим к выводу, что префиксы немецких существительных не только не многочисленны, но и мало разнообразны по семантике, так как в основном выражают признак отрицательности в его различных оттенках (un-, miЯ-), усиления (un-, erz-), совместного пребывания, коллективности (ge-), и встречаются почти исключительно в общеупотребительных, широко распространенных словах: из которых некоторые входят и основной словарный фонд (в том случае, если они выражают достаточно обособленные от своих основ понятия, напр.: Unschuld, Urteil, Geselle, Gehilfe и т. п.). Случайные образования с префиксами редки (за исключением некоторых случаев употребления erz- и ge- при создании экспрессивной лексики). Особняком стоят заимствованные префиксы anti- и neo-, получающие в последнее время распространение и в устойчивых и в более или менее случайных образованиях.

3. ПРЕФИКСАЦИЯ ИМЕН ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ

3.1 Префиксация с участием префиксов

В словообразовании прилагательных участвуют те же именные префиксы, что и в словообразовании существительных, а именно: ur-, erz-, un-, miЯ.

Un- в качестве префикса прилагательных имеет широкое распространение, выступает при этом всегда с одной и топ же отрицательной функцией (ср. с наличием наряду с отрицательной усилительной функции un- в качестве префикса существительных).

При помощи un- образуются от прилагательных с различным значением антонимы к этим прилагательным, ср.: unschцn, unschwer, ungut, unbillig, ungerade, untreu, unreif, ungleich, unnцtig, unheimlich и т. п.

Для отрицания того или иного признака служит также частица nicht. Однако отрицание при помощи un- обычно категоричнее и указывает на признак прямо противоположный признаку, выраженному данным прилагательным, в то время как nicht лишь отрицает наличие данного признака у того или другого предмета. Ср. :

schцn -- nicht schцn -- unschцn

treu -- nicht treu -- untreu

reif -- nicht reif -- unreif

gut -- nicht gut -- ungut

nцtig -- nicht nцtig -- unnцtig и т. п.

При помощи un-, таким образом, создается новая лексическая единица, обозначающая отрицательный признак, прямо противоположный признаку, выраженному прилагательным без префикса.

В ряде случаев значения, выраженные при помощи nicht и при помощи un-, сходятся довольно близко. Ср. :

nicht treu -- untreu неверный

nicht reif -- unreif незрелый.

Но во всех случаях при наличии nicht имеется обычно оттенок временного отсутствия у определяемого предмета того или иного признака.

Префикс un- соединяется не со всяким прилагательным. Так, он не соединяется с прилагательными, от которых нельзя образовать прямого антонима (напр.: наименования цветов: rot, gelb, grьn и т. п., относительные прилагательные: golden, hцlzern, nдchtlich, heutig и т. п.), а также с большинством прилагательных, имеющих отрицательное значение (bцse, ьbel, arg, gering и т. п.).

Обычно un- не соединяется также с прилагательными в том случае, если противоположное качество выражено словом другого корня, ср. :

groЯ -- klein

dicht -- mager

однако:

schцn -- hдЯlich -- unschцn

schwer -- leicht --unschwer и т. п.

В таких случаях прилагательные с un- часто имеют несколько ослабленное отрицательное значение по сравнению с прилагательными другого корня.

Необходимо отметить, что соединение прилагательного с nicht возможно во всех случаях, ср.: nicht gelb, nicht bцse, nicht golden, nicht groЯ и т. п.

Префикс un- очень часто употребляется с отглагольными прилагательными, в том числе и с адъективированными причастиями, напр.: unbegreiflich, unzulдssig, unverstдndlich, unerfьllbar, unheilbar, unfaЯbar, unbegrьndet, unbefriedigend, unbewacht и т. п.

В ряде случаев прилагательное может употребляться только с un-, напр.: unabдnderlich, unauslцschlich, unrettbar, unsagbar и т. п.

Такие прилагательные образуются непосредственно от глагольных основ по образцу: unbegreiflich, unverstдndlich и т. п.

Префикс un-, как правило, имеет главное ударение: 'un??schцn, 'un??schwer, ср., однако, ??unbe'greiflich, ??un'endlich (главное ударение падает на корневой слог).

С отрицательным значением употребляется также при прилагательных и причастиях префикс miЯ- (значительно реже, чем un-), ср.: miЯtreu, miЯvergnьgt.

Иногда прилагательное употребляется только с miЯ-, ср: miЯliebig, miЯhellig и т. п.

В большинстве случаев прилагательные с miЯ- представляют собой суффиксальные образования от соответствующих существительных (miЯgьnstig -- MiЯgunst, miЯmutig -- MiЯmut) или глаголов (miЯtrauisch -- miЯtrauen, miЯfдllig -- miЯfallen).

Как правило, префикс miЯ- несет второстепенное сильное ударение: ??miЯ'treu, ??miЯ'liebig.

Префикс ur- указывает на древность, первоначальность признака. Ср.: urverwandt, urgermanisch, ureigentьmlich, ureigen (ср. со значением префикса в существительных: Urmensch, Urgeschichte, Urform и т. п.). В некоторых случаях это значение связано с усилением. Так, прилагательные ureigen и ureigentьmlich одновременно выражают исконность признака и его исключительность, самобытность, напр.: die ureigene Schцnheit dieses Landes. Таким образом, из значения первоначальности постепенно развивается чисто усилительное значение, например, в прилагательных: uralt, urplцtzlich, urkrдftig, urkomisch и т. п.

Необходимо отметить изменение ударения в зависимости от значения префикса ur-. Так, в прилагательных типа: urverwandt и т. п. префикс ur-, выражающий древность, первоначальность признака, несет главное ударение (?ur??eigen); в прилагательных, где ur- выступает в качестве средства усиления значения ('ur'alt и т. п.), обе части несут одинаковое ударение.

Erz- употребляется в качестве усилительного префикса прилагательных преимущественно при основах с отрицательным значением, ср.: erzdumm, erzfaul, erzkatholisch (с ироническим оттенком).

Префикс erz- в данной функции относится к словообразовательным средствам с экспрессивной окраской.

В прилагательных с erz- ударение распределяется более или менее равномерно: 'erz'faul.

Как явствует из вышеизложенного, префиксация играет при образовании прилагательных еще меньшую роль, чем при образовании существительных. Из четырех префиксов, участвующих в словообразовании прилагательных, два (un-, miЯ-) имеют отрицательное, два (ur-, erz-) -- усилительное значение. При этом широкое применение находит только префикс un-.

Прилагательные, образованные при помощи префиксов, обычно принадлежат к устойчивым, общеупотребительным словам, некоторые из них, обособившиеся от своих основ, могут быть отнесены к основному словарному фонду (напр.: unendlich) [11, с. 229−232].

3.2 Усилительные сложные прилагательные с полупрефиксами

В качестве первого компонента сложного прилагательного очень часто служит существительное, выражающее предмет сравнения, напр.: kirschrot, veilchenblau, kastanienbraun, goldgelb, hand-, fingerbreit, wachsweich и т. п.

В таких случаях, как уже указывалось, первый компонент употреблен метафорически. Значение первого компонента как бы сдвигается, происходит отрыв признака от субстанции. Речь идет не о вишне или фиалке, а об их цвете; не о руке пли пальце, а об их размере; не о воске, а о его мягкости и т. п.

В немецком языке выделяется большая группа таких прилагательных, первый компонент которых, в большей или меньшей степени теряя свое самостоятельное лексическое значение, служит для усиления значения второго компонента. Такие прилагательные иногда называют «усилительными сложными прилагательными» (verstдrkende Zusammensetzungen) [12, с. 52−53].

В качестве примеров усилительных прилагательных, первый компонент которых указывает на предмет сравнения, можно назвать: honig-, zuckersьЯ; kreide-, schneeweiЯ; bleischwer, kerzengerade, splitternackt, lammfromm, pechdunkel, pechschwarz, mдuschenstill, rabenschwarz, leichenblaЯ, nagelneu, fuchswild, zentnerschwer и многие др.

Смысловая структура у таких прилагательных может быть затемнена, напр.: pudelnaЯ (naЯ wie ein nasser Pudel), mausetot (tot wie eine tote Maus), goldfroh (wie man sich an dem Golde freut) и т. п.

Усилительная функция первого компонента иногда возникает не на базе сравнения, а в связи с разными другими отношениями, ср.: bombensicher (sicher gegen Bomben), sterbenskrank, todmьde и др.

Некоторые усилительные первые компоненты полностью оторвались от своего значения, превратились в омонимы данных слов в самостоятельном употреблении, напр.: stockdumm, kreuzbrav, steinreich и т. п.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой