Право как философская категория

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

право философский свобода

Актуальность работы заключается в том, что в ней показано, что проблема свободы занимает ключевое положение в философском осмыслении как сущностной природы человека — стремления к максимальному, свободному самовыражению, так и правовой действительности, предназначение которой — обеспечение условий практической реализации свободы в обществе.

В свою очередь философы, размышляя о стремлении к свободе как природной сущности человека, видели в праве один из возможных способов реализовать многовековую мечту человечества о гармоничном и справедливом общественном устройстве. Величайшим достижением явилось осознание того, что право как явление не ограничивается нормативно-правовыми актами. Это привело к принципиально значимым рассуждениям о справедливых законах и несправедливых.

Объектом работы являются общественные отношения, отражающие совокупность естественных правомочий, выработанных в ходе развития человеческой деятельности общества и государства.

Предмет — развитие института прав человека в философско-правовом аспекте.

Цель работы заключается в исследовании философских аспектов проблемы прав и свобод человека.

Поставленная цель и выделенные вопросы разрешаются посредством решения следующих задач:

— выявить философские первоистоки идей прав и свобод человека от зарождения идеи равной меры свободы до развития концепции естественных прав человека;

— рассмотреть развитие теории естественного права и договорного устройства государства в XVII—XIX вв.еках;

— определить значение концепции естественного права для философского осмысления правовой действительности мыслителями XX века;

— проанализировать институт прав человека в правовом государстве.

В работе были использованы такие общенаучные методы, как: метод аналитического преобразования информации, теоретическая интерпретация нормативных источников и литературы по теме исследования, анализ и синтез полученной информации, обобщения, а также метод системного подхода.

Теоретическую основу исследования составили труды отечественных и зарубежных ученых, изучавших юридические конфликты: В. Ф. Абдуловой, О. В. Арабаджиевой, Н. Д. Гомонова, П. А. Астахова, В. Е. Василенка, Г. А. Жигачева, С. И. Кузиной, В. Ю. Куликова, Е. В. Попаденко, М. А. Романенко и др.

Положения, выносимые на защиту:

1. Установленно, что дискуссия о правах человека, начавшись в античности как философская, впоследствии приобретает все более политизированный характер и через осмысление проблемы в категориях социальной философии становится сугубо правовой.

2. Выявлено, что на определенной стадии общественно-государственного развития — в индустриальную эпоху — возникла необходимость юридического оформления прав человека.

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования и включает введение, две главы, объединяющие четыре параграфа, заключение и список литературы.

1. Идеи прав и свобод человека в истории философской мысли

1.1 Философские первоистоки идей прав и свобод человека

Философия права связана с поиском оптимальных социальных параметров взаимоотношения власти и человека, которые всегда являлись стержневыми, определяющими в государствах любой формации. На ранних этапах развития государственности в зависимости от социально-классовой принадлежности человек либо получал определенные права, дающие возможность воздействия на власть, либо выступал в качестве бесправного лица, несущего бремя обязанностей. Неравенство правовых и обязательственных позиций индивида было свидетельством ограниченности свободы, отсутствия демократии и в конечном итоге правовой неразвитости государственности, низкого уровня правовой культуры общества. Установление формального правового равенства и единства адресата нормы права явилось важнейшим историческим прорывом к свободе, новому этапу развития государственности — правовому государству.

История становления философских идей правового государства насчитывает тысячелетия. Она включает те прогрессивные представления о цивилизованном государстве, несовместимом с единоличным произволом и насилием, которые начали формироваться еще в античном мире, в древних государствах-полисах, достигших в тот период высоких ступеней политического и культурного развития.

В философском исследовании феномена правового государства российский философ-правовед В. С. Нерсесянц отмечает: «В содержательном смысле ряд идей правовой государственности появился уже в античном мире, а теоретически развитые концепции и доктрины правового государства были сформулированы в условиях перехода от феодализма к капитализму и возникновения нового социально-политического строя». Характерно, что развитие философских идей и доктрин правового государства неотделимо от становления представлений о правах и свободах человека, которые в конечном счете и явились тем центральным звеном, вокруг которого развивались и выстраивались философско-юридические принципы и нормы правового государства.

По мнению древнегреческого философа Аристотеля, человек только в государстве, под управлением правды и закона, становится в истинном смысле человеком. Поэтому человек по природе своей есть «животное политическое». Однако уже в этот период «личность начала предъявлять свои права, и это повело к разложению органического взгляда на государство, а вместе и к падению основанного на нем политического быта».

Кроме того, институт гражданства в древнем мире имел градации — граждане по рождению и лица, получившие гражданство. В древнем мире институт гражданства носил замкнутый, классово ограниченный характер. Однако уже в своем первичном юридическом содержании гражданина как носителя определенных прав и свобод было большим достижением духовной культуры человечества на его пути познания свободы.

Философские идеи о правах человека и гражданина органично включались в политические и философские концепции представителей античности. Уже прогрессивная философско-правовая мысль древних демократий выдвигала идею равноправия. В этой связи интересно высказывание древнегреческого мыслителя-философа Демосфена в речи «Против Лептина»: «Закон устраняет все противоречащее ему, чтобы относительно каждого среди существующих имелся один закон, чтобы закон не приводил в смущение рядовых граждан и чтобы они не оказывались в невыгодном положении сравнительно с тем, кто знает все законы. Закон должен быть таким, чтобы давать одно и то же ясное и полное знание о том, что является правом».

При всех прогрессивных чертах древнегреческого полиса, следует отметить, что в древних полисах с гражданством были связаны прежде всего политические права: свобода, право на решение государственных дел, участие в правосудии и т. д. При этом такими правами наделялись лишь те, кто не занимался физическим трудом. Физический труд считался постыдной обязанностью, выполнение которой исключало человека из сферы гражданства и равенства. При всей замкнутости и ограниченности гражданства древних полисов такой институт мог быть порожден лишь высоким уровнем культуры, выступая в то же время как средство функционирования этой культуры, ее дальнейшего развития и обогащения.

Следовательно, в феодальном правовом документе — Великой хартии вольностей 1215 г., в ст. 39, которую многие исследователи называют «перлом» истории Англии, записано: «Ни один свободный человек не может быть арестован, или заключен в тюрьму, или лишен владения, или объявлен вне закона, или изгнан, или каким-либо иным образом обездолен, и мы не пойдем на него, и не пошлем на него иначе, как по законному приговору равных ему и по закону страны». Нельзя не оценить юридическую прогрессивность самой идеи, заключенной в этой статье, которая ставила известные преграды феодальному произволу и развивала идею равенства, хотя и в ограниченной классово-сословной интерпретации.

Политические реалии новой жизни заставляли искать все новые правовые формы взаимоотношений индивида и власти, на необходимость противопоставить произволу властей принципы свободы и справедливости. Основные притязания индивида к новой государственной власти состояли в следующем: государственная власть должна руководствоваться не произволом, а законом, охранять права и благосостояние всех членов общества; в новом государственном порядке должна осуществляться неотъемлемо принадлежащая человеку свобода. Из последнего постулата вытекает учение о естественных, неотчуждаемых правах человека, которые стоят выше государственной власти и призваны стать ее ограничителем, удерживать ее от произвола и насилия. Для них также характерна неотделимость прав человека от принципов построения правового государства — господство закона, свобода и справедливость.

Смысл теории общественного договора, выдвинутой в эпоху буржуазных революций, предполагает естественные права человека на заключение такого договора. «Всякое мирное образование государства, — писал Д. Локк, — имело в своей основе согласие народа».

Идея свободы индивида, выдвинутая раннебуржуазными философами просветителями, была развита в философских работах Канта и связывалась с правовым равенством людей, их свободным общением. Знаменитое утверждение И. Канта — «Право — это совокупность условий, при которых произвол одного совместим с произволом другого с точки зрения всеобщего закона свободы».

Негативное отношение к своеволию и эгоизму индивида, ориентирующегося только на свои личные интересы, выражены Гегелем резко и недвусмысленно: «Когда мы слышим, что свобода состоит вообще в возможности делать все, что хотят, то мы можем признать такое представление полным отсутствием культуры мысли, в этом представлении нет еще ни малейшего даже намека понимания того, что есть в себе и для себя свободная воля, право, нравственность и т. п.». Философское учение Гегеля о государстве как «шествии Бога в мире» в значительной мере противостояло сформировавшимся в период буржуазных революций индивидуалистическим доктринам, которые призваны были «умалить», ограничить роль государства. В основе этих доктрин также были идеи свободы личности, естественных, неотчуждаемых прав человека. Ее основоположники — А. Смит, Д. Рикардо, Д. Локк, О. Конт, роль государства сводили к необходимости охраны свободы и прав человека от чьих бы то ни было посягательств.

Односторонность философско-правовых концепций индивидуализма о государстве, существующего якобы только для осуществления охранительных функций, критиковал Б. Чичерин: «Нет сомнения, что излишняя регламентация со стороны государства и вмешательство его во все дела могут действовать вредно». Гумбольдт прав, утверждая, что этим подрывается самодеятельность, и тем самым умаляются материальные и нравственные силы народа, который привыкает во всем обращаться к правительству, вместо того чтобы полагаться на самого себя. Но это доказывает только необходимость рядом с деятельностью государства предоставить возможность и широкий простор личной свободе. Цель общественной жизни состоит в соглашении обоих элементов, а не в пожертвовании в пользу другого".

Таким образом, идеи прав и свобод человека получили своё рассмотрение в истории философской мысли.

1.2 Концепция естественного права как исходное звено философского осмысления правовой действительности

В XX веке философская мысль находилась под непосредственным воздействием противоречивого и даже драматичного существования человеческой цивилизации.

XX век оказался эпохой социальных катастроф, антигуманных политических режимов, многочисленных локальных и даже мировых воин, эпохой разрушения природной среды и кризиса гуманистических ценностей.

С другой стороны, XX век — это век научно-технической революции, расцвета знаний и образованности, диалога культур, время высоких надежд и ожиданий грядущего нового социального устройства. Иными словами, XX столетие — это эпоха конфликтов разумного и неразумного в деятельности человека, их очевидного и крупномасштабного противостояния.

В XX веке развитие философских исследований о правах и свободах приобретает широкий размах. Преемственность с прежними учениями заметно дополняется новыми идеями и подходами, разработкой целого ряда новых концепций. В философско-правовых учениях все отчетливее проявляется ценностная значимость естественного права.

В целом социально-политические реалии XX века, а именно революции, мировые войны, раскол мира на два враждебных лагеря, взлет и крах тоталитаризма, борьба человечества за выживание, поиски всеобщего мира и мирового правопорядка, формирование мирового сообщества, признающего права и свободы человека в качестве высших ценностей, императивов и критериев современной цивилизации продемонстрировали как хрупкость человеческих достижений в области правовой культуры, так и неодолимую силу идей правового равенства, свободы и справедливости.

Характерная для XX века идеологическая и практическая радикализация противоположностей: «право — неправо», «свобода — произвол», «человек — власть», «личность — коллектив», «индивид — государство» и т. д. существенно содействовала актуализации идей, целей и ценностей юридического типа правопонимания, возрождению естественного права, формированию и развитию философско-правовых концепций либерально-демократического характера.

В XX веке, как и раньше, идеи прав и свобод человека продолжали развиваться в значительной степени усилиями философов и юристов. Философия права утверждается и признается в качестве самостоятельной науки. При этом, центр тяжести в философско-правовых исследованиях постоянно балансирует между сферой юридической науки и философской. В связи с чем, авторы соответствующих философско-правовых концепций порой расходятся между собой в понимании предмета, целей и задач философии права, в своих методологических подходах, в трактовках права и закона, в осознании значимости естественно-правовых идей и т. д.

Достаточно интересным представляется подход к разрешению обозначенных вопросов французского профессора права Г. А. Шварц-Либерман фон Валендорфа, который видит основное назначение философии права в ценностном подходе к позитивному праву, поскольку «философия, по сути своей, и есть установление иерархии ценностей по отношению к окружающему миру». Без такой философско-правовой оценки позитивных норм, подчеркивает он, есть опасность стать их рабами. При этом он справедливо замечает, что тот, кто отказывается от философского обоснования юридического порядка, на деле блуждает в потемках правовой дисгармонии. Само право характеризуется Валендорфом как логика ценностей, а законы как довольно хрупкий результат более или менее ясного соглашения между членами данного общества. В рамках нравственно-ценностного правопонимания Валендорф говорит о взаимном дополнении друг другом права и морали. Подлинный правопорядок, полагает ученый, основывается не на силе, а на разуме и сознательности.

В подобном контексте освещает основные проблемы философии права профессор Венского университета Г. Луф., который определяет право как справедливый нормативный порядок совместной жизни людей. Он в частности отмечает: «…Право не может иметь любое произвольное содержание, оно связано определенными высшими нравственными основоположениями справедливости. Было бы просто невозможно имеющиеся правовые проблемы решить лишь с помощью позитивного права. Как раз для того, чтобы осмысленно применять позитивное право, надо все снова и снова учитывать из соображения справедливости. Юрист не может уклоняться от такого рода проблем справедливости».

По мнению Г. Луфа, в целом задача права — сделать возможной свободу. Право как порядок совместной жизни людей имеет своей целью гарантировать гуманные условия для жизни и выживания людей. Эта нравственная цель права, полагает ученый, необходимым образом предшествует всем иным установлениям. Это означает, заключает он, что необходимо поставить право и его институты под требование справедливости.

Профессор Гамбургского университета С. Смид в своей концепции философии права исходит из гипотезы, согласно которой «право осуществляет функцию обеспечения равенства при разрешении конфликтов и прежде всего поэтому оно в состоянии выполнить свою миротворческую задачу». В рамках такого подхода он трактует право как власть отдельного человека и как общий порядок свободы. История права, отмечает он, пронизана линией развития от привилегий к правовому равенству. Правовое различение равенства и неравенства, по Смиду, образует мотор дальнейшего развития права. Само же развитие права — это совершенствование равенства.

Ряд исследователей, развивая идею приоритетности нравственного и справедливого начала в праве, трактуют философию права как науку о естественном праве. Таким образом, испанский ученый П. Бельда считает, что наука о естественном праве как философская дисциплина занимается вопросом о всеобщем порядке Вселенной и теми обязательствами, которые природа накладывает на человека. Задача состоит в том, чтобы поведение человека в обществе привести в соответствие с требованиями его природы. Естественное право Бельда трактует как основу позитивного права, необходимость которого обусловлена абстрактностью естественного права и отсутствием в нем санкций, а также потребностями борьбы против произвола и обеспечения юридической безопасности.

Следовательно, концепция естественного права является звеном философского осмысления правовой действительности.

2. Право как институт, призванный реализовать права и свободы человека в обществе

2. 1 Права человека как философско-правовая проблема

Современному человеку нелегко понять, что философские идеи о правах и свободах человека в прошлом воспринимались как социальные утопии, идеи великих философов-мыслителей прошлого, на много опередивших свое время и оказавшие огромное влияние на все последующие политические события, очень трудно приживались в сознании людей и обществе в целом.

От буржуазных революций во Франции, Англии, Америке, когда были предприняты первые попытки воплотить эти идеи в реальность, именно тогда на законодательном уровне были закреплены основные права и свободы человека, используемые и поныне. Так, во Франции 26 августа 1789 г. была провозглашена Декларация прав и свобод человека и гражданина, а в Америке 26 сентября того же года — Билль о правах. Однако, фактически, вплоть до гигантских социальных потрясений XX века — первой мировой войны, Октябрьской революции 1917 г., второй мировой войны — даже в государствах с давними республиканскими и демократическими традициями фактически не признавалось не только равенство всех людей, но и возможность защиты человека, за которым признаются индивидуальность и полное уважение его прав и свобод вне зависимости от взглядов, уровня культуры, образования, места в обществе, благосостояния, расы, национальности и цвета кожи. Достаточно вспомнить отношение к евреям и другим национальностям в фашистской Германии и России.

Наиболее четкое понимание правового статуса человека и гражданина было сформулировано в Американской Декларации 1776 г., где сказано, что: «…все люди сотворены равными, и все они одарены своим создателем равными неотчуждаемыми правами, к числу которых принадлежит жизнь, свобода и стремление к счастью».

Однако признание обществом правового статуса человека и гражданина предполагало не только некий общественный договор, который призывал людей уважать личность, но и создание правовой системы, защищающей человека от произвола властей.

История человечества показала, что права и свободы человека не могут быть ограничены узко национальными рамками, поскольку все крупнейшие мировые события, независимо от территориальных, идеологических или иных барьеров, накладывают на нее свой отпечаток. Поэтому вполне закономерно, что мировое сообщество пришло к пониманию и осознанию правового статуса человека и гражданина как важнейшей фундаментальной проблемы предмета философии права.

Такое отношения к идеям прав и свобод человека во многом стало возможным благодаря учрежденной в 1945 году Организации Объединенных Наций и ее деятельности. Ее основной задачей является поддержание мира, безопасности, уважение правового статуса человека и гражданина и распространение идей об этих правах.

В следствии чего, 10 декабря 1948 года Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую Декларацию прав человека. Трудно переоценить значение этого международного правового акта. Впервые в международной практике Декларация отразила идею о неразрывной связи и взаимообусловленности всего комплекса основных прав и свобод человека.

Это положение нашло дальнейшее развитие в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 4 декабря 1986 года: «Все права человека и основные свободы неделимы и взаимозависимы; и развитие и защита одной категории прав не могут служить предлогом или оправданием для освобождения государств от развития и защиты других прав».

Важной исторической вехой в развитии прав и свобод человека, в деле укрепления и развития международных процессов в военно-политической, торгово-экономической, экологической, гуманитарной, правовой областях, стал Итоговый документ Венской встречи представителей государств-участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Во время Венской встречи впервые официально вошел в юридический лексикон философский термин «человеческое измерение». Это означало поворот хельсинского процесса в сторону человека, его интересов и забот, это сделало человека отправной точкой всех принимаемых юридических договоренностей.

В философско-правовом смысле под «человеческим измерением» понимается весь комплекс прав человека: гражданских, политических, экономических, социально-культурных и др., а также контакты между людьми, сотрудничество в области информации, культуры, образования.

Следует отметить, что философско-правовая концепция прав человека заключает два основных момента. Первый состоит в том, что неотъемлемые и неотчуждаемые права «первого поколения» присущи человеку просто потому, что он человек. Это естественные права, которые вытекают из самой человеческой природы каждого индивидуума, и назначение их в том, чтобы поддерживать в человеке чувство собственного достоинства.

Ко «второму поколению» прав человека относятся права, устанавливаемые в соответствие с нормотворческими процессами, происходящими как на национальном, так и на международном уровнях.

Философско-правовой основой прав второго поколения является согласие тех, на кого они распространяются, то есть согласие субъектов права, тогда как основу первого поколения прав составляет естественный порядок вещей.

В общих философских чертах права человека можно определить как права, присущие природе человека, без которых он не может существовать как биосоциальное существо в обществе подобных себе индивидов.

Одним из показателей правовой культуры является правовая воспитанность человека, «…стремление в любом деле утвердить правовые начала как высшие ценности цивилизации».

Под ценностями понимаются специфически социальные определения объектов окружающего мира, выявляющие их положительное или отрицательное значение для человека или для общества.

Формирование современного мышления в политической и правовой жизни общества имеет самое прямое отношение к проблеме прав человека в их практической реализации. Особое значение здесь имеет признание приоритета общечеловеческих ценностей, отход от конфронтации, учет опыта других государств в реализации прав человека, четкая позиция по вопросу об изначальном, главенствующем характере прав человека, что находит свое логическое развитие в принципе взаимной ответственности государства и личности.

Права человека представляют собой единый комплекс прав и обязанностей. А по своей сути права человека это воплощение в специфической форме высоких идей справедливости, человеческой свободы и равенства, что предполагает, в свою очередь, демократию, милосердие, гуманность.

Каждый последующий общественный строй открывает новые возможности для развития личности, которая все в большей степени становится носителем идеи равенства прав и свобод. «Ничто человека в большее уныние привести не может, как лишение соединенных человеческих прав».

Всякое стремление государства вмешиваться в частные дела граждан, если они не ущемляют прав других, неприемлемо и недопустимо. Располагая свободой, люди легче объединяются в общества, которые во многом помогают государству в выполнении его функций.

Истинная свобода, истинное равноправие осуществимы лишь в правовом демократическом государстве, отличительной чертой которого является верховенство законов. Выполнение законов свидетельствует прежде всего о том, в какой степени реализуются общегражданские права, установленные в интересах всех и каждого. Объем таких прав в различных государствах, конечно, неодинаков, и зависит от уровня политической культуры государства.

Таким образом, права и свободы человека дают возможность полного развития и использования человеческих качеств, интеллекта, талантов и способностей, возможностей удовлетворять духовные и иные запросы. Они основаны на растущей потребности человечества в такой жизни, при которой неотъемлемое достоинство и ценность каждой человеческой личности пользовались бы уважением и защитой со стороны государства.

2.2 Права человека в правовом государстве

История становления философских идей правового государства насчитывает тысячелетия. Она включает те прогрессивные представления о цивилизованном государстве, несовместимом с единоличным произволом и насилием, которые начали формироваться еще в античном мире, в древних государствах-полисах, достигших в тот период высоких ступеней политического и культурного развития на власть, либо выступал в качестве бесправного лица, несущего бремя обязанностей.

Философские идеи о правах человека и гражданина органично включались в политические и философские концепции представителей античности. Уже прогрессивная философско-правовая мысль древних демократий выдвигала идею равноправия.

Политическое и философско-правовое мышление нового времени, отвергнув теократические традиции, вело свой отсчет от индивида, от его требований, которые должны были привести к установлению такого государственного порядка, который мог бы удовлетворить эти требования.

Идея свободы индивида, выдвинутая просветителями, была развита в философских работах Канта и связывалась с правовым равенством людей, их свободным общением. Знаменитое утверждение Канта: «Право — это совокупность условий, при которых произвол одного совместим с произволом другого с точки зрения всеобщего закона свободы».

Эта свобода, по И. Канту, независима от внешних обстоятельств, она естественное прирожденное право человека. «Прирожденное право только одно-единственное: свобода — право, присущее каждому человеку в силу его принадлежности к человеческому роду». Идея свободы как прирожденного естественного права человека и права в целом как результата добровольного согласия на ограничение собственного произвола определяет понимание государства как объединения множества людей, подчиненного общим правовым законом.

В философском учении Канта прослеживается мысль о связи естественного права человека на свободу и господства в государстве правовых законов. Кантовская идея свободной автономной личности несла в себе мощную гуманистическую направленность. Не случайно она получила высокую оценку Гегеля: «Выставление того принципа, что свобода есть последний стержень, вокруг которого вращается человек, высочайшая вершина, которой ни на что не приходится глядеть снизу вверх, так что человек не признает никакого авторитета, и ничто, в чем не уважается его свобода, его не обязывает, — выставление этого принципа представляет большой шаг вперед».

Философская идея свободной воли человека в ее связи с правом как воплощением этой свободы, была развита Гегелем. «Право касается свободы, — писал он, — самого ценного и самого достойного в человеке, и он сам должен знать право, поскольку оно для него обязательно». Поэтому каждая ступень развития свободы обладает своим особым правом, так как она есть наличное бытие свободы в одном из ее индивидуальном проявлений.

Философский вопрос о границах государственной власти оказался наиболее важным для представлений буржуазного индивидуализма, исходившего из «негативного» понимания свободы. В отличие от прежних теорий государственной власти буржуазный индивидуализм идет не от государства к человеку, а от индивида к государству. Такой подход означал разрыв с феодальным религиозным мировоззрением, человек с его интересами был заслонен божественными ценностями. Поэтому понятие правового государства, «господства права на ранних этапах буржуазного развития означало прежде всего ограничение его вмешательства в экономику и обеспечение личной свободы индивида в распоряжении собственностью.

Односторонность философско-правовых концепций индивидуализма о государстве, существующего якобы только для осуществления охранительных функций, критиковал Б. Чичерин: «Нет сомнения, что излишняя регламентация со стороны государства и вмешательство его во все дела могут действовать вредно».

Цель общественной жизни состоит в соглашении обоих элементов, а не в пожертвовании в пользу другого". При этом Б. Чичерин ссылается на пример Англии, где нелюбовь к вмешательству государства возведена была в догмат. «А между тем, в последние пятьдесят лет, под влиянием настоятельной практической необходимости, государство постоянно расширяло свое ведомство». Также и «Северная Америка не может служить ни нормою, ни доказательством в пользу индивидуалистической теории».

В конце XIX — начале XX в. правовое государство обретает те черты, свойства и характеристики, без которых цивилизованное общество не может существовать; гуманизм; демократичность, нравственность, ограничение его всевластия.

Европейская цивилизация, основанная на христианской религии, оставляла больше свободы выбора индивиду, носила зачатки персоноцентризма.

Идея свободы и относительной индивидуализации человека в христианской религии заложила основы персоноцентристского учения. Однако подлинный духовный смысл христианства в значительной мере был заслонен внешними ритуалами, и религия утрачивала эти ростки персоноцентризма. Тем не менее, христианство в своей подлинной сущности обращается к свободной воле человека, открывало ему пути к совершенствованию, сознанию значимости своего выбора.

Особенности христианской религии подготовили общественное сознание к восприятию идеи свободы, ответственности за свои действия. Однако теологическое мировоззрение сковывало инициативу человека, церковь, по сути дела, сливалась с государством.

Поэтому церковные догмы утверждали незыблемость монархической власти, феодального сословного деления. Буржуазные революции произвели коренную ломку сложившихся государственных устоев, формируя «юридическое мировоззрение» буржуазии, где «место догмы, божественного права заняло право человека, а место церкви — государство».

Таким образом, совершился определенный исторический парадокс. Раннее христианство, выдвинув идею равенства всех перед Богом, догматизировав и ритуализировав религию, тем самым омертвив ее содержание отрицанием индивидуальности человека. Поэтому идея прав и свобод человека шла в разрезе с теологическим мировоззрением и утверждением принципов равенства, братства и справедливости.

Можно предположить, что этот феномен способствовал отделения церкви от государства. Однако ростки персоноцентристского начала в христианстве явились большим вкладом в развитие всей европейской цивилизации, создав уникальные явления этой цивилизации — права человека и само правовое государство. Разумеется, было бы неправильно отдавать христианству ведущую роль в формировании развития прав и свобод человека. Ведь при всей значимости религии цивилизацию определяют и культура, и психология, и образ жизни народа и право. Европейская цивилизация покоится на учениях Античности, Возрождения, Реформации, и это наследие неповторимо по своей ценности для утверждения свободы личности, ее индивидуальности, для исторического прогресса в целом.

Эти ценности с переменным успехом распространяются и на некоторые страны Латинской Америки. Во второй половине XX в. осуществляется постепенная адаптация к ценностям европейской цивилизации традиционных восточных обществ.

Исследуя взаимоотношения Российского общества и индивида, А. Оболонский следующим образом формулирует свою позицию: «В основных ветвях российской народности господство системоцентристской этики на протяжении абсолютного большинства столетий ее исторического существования было практически безраздельно. Но причиной этому, конечно, была отнюдь не гармония между этими двумя уровнями социального бытия, не отсутствие противоречий между индивидом и социальным целым, а совершенно однозначный, само собой разумеющийся вектор разрешения противоречий между ними — в пользу целого».

Таким образом, институт прав и свобод человека, является важнейшим элементом при формировании правового государства. Ученые и исследователи доказали необходимость соблюдения и защиты прав и свобод человека для гармоничного развития гражданского общества и правового государства, что в настоящее время является тенденцией развития большинства государств.

Заключение

Истинная свобода, истинное равноправие осуществимы лишь в правовом демократическом государстве, отличительной чертой которого является верховенство законов.

Выполнение законов свидетельствует прежде всего о том, в какой степени реализуются общегражданские права, установленные в интересах всех и каждого. Объем таких прав в различных государствах, конечно, неодинаков, и зависит от уровня политической культуры государства. Однако каковы бы ни были эти права, они установлены как общее благо.

Всю историю прав человека можно рассматривать как путь постепенного признания всеми народами достоинства и ценности человеческой личности. Каждая отдельная личность — это продукт социализации, единый по существу субъект деятельности и носитель определенных культурных ценностей. Рассматривая человека в структуре философских категорий «общее-особенное-единичное», можно представить его как человечество в целом и общечеловеческое в каждом конкретном представителе нашего рода; либо как определенную общность людей и проявления этой общности в конкретных людях; или же как отдельного человека в конкретной единственности своего реального существования.

В условиях одной и той же формации могут существовать различные отношения к правам человека и правовому государству. Поэтому такие проблемы следует рассматривать с точки зрения цивилизационного подхода. Формация определяет лишь стадию социально-экономического развития и положение классов, социальных групп в обществе. Формационный подход не раскрывает место человека в обществе, его ценность, перечень его естественных и неотчуждаемых прав. Человек во всех его сложных связях и зависимостях предстает только в рамках цивилизационного подхода. Исходя из этого можно сделать вывод, что идея ценности человека, его права на свободу и формальное равенство, опоры общества на право, обеспечивающего притязания индивида на гуманное отношение к нему со стороны власти, характерны прежде всего для европейской цивилизации.

Права человека не заняли достойного места в нашей жизни, их нарушение носит массовый характер. В России не гарантирован прожиточный минимум, призванный обеспечить достойное существование человека, значительная часть населения оказалась за чертой бедности.

В цивилизованном обществе суду принадлежит центральное место во всей правовой системе. Именно суд олицетворяет подлинное право, истинную справедливость. Чем выше роль, авторитет суда и правосудия в целом, чем большей самостоятельностью и независимостью обладает суд во взаимоотношениях с представительными органами и органами управления, тем выше уровень законности и демократии, тем надежнее защищены от возможных посягательств права и свободы граждан.

Эта трехуровневая структура, по мнению исследователей, представляет собой одну из важнейших универсалий бытия и самосознания человека. Каждый из этих уровней существует как объективная реальность. Генетическая, экологическая, культурная общность человечества в разной степени отражается разными историческими эпохами; по-разному она осознается различными представителями одних и тех же эпох.

Библиографический список

1. О защите прав человека и основных свобод: конвенция (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 4. 11. 1950 г.), ратифицирована Постановлением В С СССР от 13. 06. 1990 г. № 1559−1 // Собр. Законодательства Рос. Федерации. 1991 г. № 16. Ст. 384.

2. Конституция Российской Федерации: принята всенар. голосованием 12 дек. 1993 г. (в ред. от 30 декабря 2008 г.) // Рос. Газета. 1993. 25 дек.

3. Аксенова Д. А. Основы государства и права: учебное пособие. М.: Т К Велби, 2005. 40 с.

4. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: общие положения. М.: Статут, 2009. 760 с.

5. Васильев А. В., Догайло, Е. Ю. Теория государства и права в схемах и определениях: учеб. пособие. М. :РАГС, 2005. 178 с.

6. Венгеров А. Б. Теория государства и права: учебник для юрид. вузов. 5-е изд., стер. М.: Омега-Л, 2008. 608 с.: табл.

7. Головистикова А. Н. Теория государства и права в схемах и таблицах: учеб. пособие. М.: Эксмо, 2007. 256 с.

8. Жинкин С. А. Теория государства и права: конспект лекций. 8-е изд. Ростов н /Д.: Феникс, 2008. 218 с.

9. Иванов А. А. Теория государства и права: учеб. для вузов. 2 е изд., перераб. и доп. М. :Юнити, 2009. 351 с.

10. Кабышев О. А. Юридические конфликты современности. М.: Приор, 2008. 94 с.

11. Кашанина Т. В. Происхождение государства и права: учебное пособие. М.: Инфра-м, 2010. 326 с.

12. Клепицкая Т. А. Теория государства и права: учеб. пособие. М.: ПРИОР, 2006. 92 с.

13. Комаров С. А. Теория государства и права: учеб. -метод. комплекс. М.: Норма, 2004. 448 с.

14. Королев Ю. А., Иванова Н. А. Новое в законодательстве о браке и семье. М.: Юрид. лит., 2009. 134 с.

15. Малько А. В. Теория государства и права в вопросах и ответах: учеб. -метод. пособие. 6-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2007. 300 с.

16. Марченко М. Н. Теория государства и права в вопросах и ответах: учеб. пособие для студентов вузов. 2 е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2009. 240 с.

17. Марченко М. Н. Теория государства и права: учебник. 2 — е изд., перераб. и доп. М.: Т К Велби, Изд-во Проспект, 2006. 640 с.

18. Оксамытный В. В. Теория государства и права: учебник для студентов высших учеб. заведений. М.: ИМПЭ-ПАБЛИШ, 2004. 563 с.

19. Пчелинцева Л. М. Юриспруденция в России: учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2008. 688 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой