Право на жизнь и проблема применения смертной казни в Российской Федерации

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Право на жизнь и проблема применения смертной казни в Российской Федерации

смертный казнь умышленный жизнь

Введение

Последние годы ХХ столетия внесли серьезные изменения в глобальные тенденции применения смертной казни. Можно констатировать факт, что на пороге ХХI века человечество избрало курс по заметному уменьшению практики вынесения судами смертных приговоров. Но нельзя отрицать то, что имеет место быть случаи использования смертной казни

В настоящее время число государств, которые поддерживают применение смертной казни или же отменивших данный вид наказания, приблизительно одинаковое. Так, в 64 государствах не только сохраняют, но и активно применяют смертную казнь. Ярким примером может служить США, где такой вид наказания как смертная казнь не просто широко используется, но и приветствуется подавляющем большинством населения. Во-первых, решается даже не центральной властью, а каждый штат имеет в данном вопросе относительную самостоятельность. Во-вторых, смертная казнь применяется и в отношении несовершеннолетних и женщин, что противоречит не только всем международным нормам посвящённых правам человека, но и самой морали.

Вопрос о возможности применения в России смертной казни как исключительной меры наказания обсуждается с 1993 г., после принятия ныне действующей конституции Российской Федерации. Проблема существования смертной казни как вида уголовного наказания за совершение особо тяжких преступлений является предметом острых дискуссий, которые не стихают и по нынешнее время.

Не смогло поставить точку в этом споре и Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 19 ноября 2009 г.

Совершение резонансных уголовных преступлений заставляет общество вновь и вновь возвращаться к проблеме допустимости смертной казни как исключительной меры наказания.

Смертная казнь в России — единственное основание для умышленного правомерного лишения человека жизни.

Вот уже в течение 16 лет в России продлевается временный запрет на вынесение смертных приговоров и их исполнение. Для юридической отмены смертной казни сегодня законодателю необходима только политическая воля. Однако результаты опросов мнения населения нашей страны показывают, что подавляющее большинство граждан выступают за снятие моратория и возврат смертной казни. Необходимо ли нашей власти считаться с таким состоянием правосознания населения или же следует действовать вопреки позиции общественности, ориентируясь на прогрессивные мировые тенденции и моральные ценности европейского общества?

Говоря о значении общественного мнения для уголовной политики (особенно применительно к проблеме смертной казни), следует учитывать субъективное восприятие проблемы, эмоциональное отношение к ней. Зарубежные и отечественные исследования общественного мнения указывают на то, что правовая неосведомленность населения, неполнота и искаженность правовых представлений — фактор универсальный, не зависящий от особенностей культурного развития, правовых систем и механизмов правосудия. Поэтому государство, утверждал академик А. Сахаров, должно идти впереди общественного мнения, способствовать его информированности и рациональному формированию, разъяснять желательные причины, социальные и политические выгоды принимаемого решения. Законодатель обязан проявить определенную смелость, подняться над уровнем обыденного сознания, дать моральные ориентиры обществу Сахаров А. Д. Письмо в организационный комитет симпозиума по проблеме смертной казни // Хроника-пресс. Нью-Йорк, 1977 (http: //www. yabloko. ru).

Россия вышла на первое место в мире по числу убийств, как в абсолютном, так и в относительном исчислении (на 100 тысяч населения). Преступники с каждым годом приобретают новые качества совершения преступлений: вооруженность, профессионализм, сложные формы сообщества и т. д. Динамику убийств и изнасилований в настоящее время определяют не столько более традиционные причины и условия их совершения такие как (пьянство, драки, ссоры, месть и т. п.), сколько факторы, которые вытекают из современных криминальных явлений в социально-экономической сфере.

Все чаще совершаются акты терроризма, в результате чего погибают и страдают тысячи людей. Для борьбы с особо тяжкими преступлениями немалую роль играет уголовное наказание, цель которого не только восстановить социальную справедливость и исправить преступника, но и предупредить совершение новых преступлений.

Юридически смертная казнь существует в российском законодательстве, но фактически она не применяется на сегодняшний день. Как известно в России смертная казнь отменялась трижды — в 1917, 1920 и 1947−1950гг. Однако правосознание народа не было готово к этим либеральным мерам. Восстановлению смертной казни способствовали рост преступности, применение все более жестких, варварских способов совершения преступлений (особенно убийств на сексуальной почве), появление организованной преступности, низкая раскрываемость преступлений. Но в конце восьмидесятых годов наметилась тенденция к сокращению применения смертной казни

Практика вынесения судами РСФСР смертных приговоров на протяжении последних лет имела устойчивую тенденцию к сокращению. В начале 60-х годов к смертной казни приговаривались тысячи осужденных. В 1961 году к смертной казни было приговорено 2159 человек, в 1981 году — 415, в 1985 году — 407, в 1989 — 100, u 1992 году — 159, в 1993 году — 157, в 1994 году — 160, в 1995 году — 141. С августа 1996 года смертные приговоры в России в исполнение не приводятся. В начале 90-х годов широко действовал институт помилования осужденных к высшей мере наказания. В 1993 году помиловано 149 человек, в 1994 году — 134 человека, в 1995 году -5 человек.

1. Историческое развитие смертной казни в России

В России смертная казнь как мера наказания упоминалась в ряде древних памятников, например в Краткой Русской Правде (XI в.). В летописях сохранились упоминания о казне разбойников по указанию Владимира Мономаха.

В Двинской уставной грамоте 1397 г. смертная казнь была предусмотрена лишь за кражу, совершенную в третий раз. Можно предположить, что уже в то время кража была наиболее рецидивоопасным преступлением и совершение его в третий раз давало основание опасаться повторения содеянного и в будущем.

Несомненно, смертная казнь являлась самым суровым наказанием в XV — XVII вв. Она нашла отражение не только в Судебнике 1497 г., но и в иных памятниках права. Так, например, в Двинской уставной грамоте Двинская уставная грамота // Российское законодательство X — XX вв. М., 1985. Т. 2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. С. 181. она устанавливалась за татьбу, совершенную в третий раз. Судебник же 1497 г. устанавливал смертную казнь за наиболее общественно опасные и вредные деяния, такие как крамола, подым, зажигательство, государское убойство, за церковную татьбу, головную и повторную татьбу, а также любое преступление, субъектом которого был ведомый лихой человек.

Особенностью Судебника 1497 г. являлось то, что при назначении такой меры ответственности, как смертная казнь, принималась в учет личность преступника, но не конкретный состав преступления, что подтверждают статьи, устанавливающие меры ответственности по отношению к ведомым лихим людям. Комментаторами Судебника 1497 г. отмечается, что это было ярким отражением усиления классового террора в период создания Судебника 1497 г. и феодально-сословного характера права Российское законодательство X — XX вв. М., 1985. Т. 2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. С. 69.

В период Судебника 1550 г. смертная казнь также сохраняла свое значение и была высшей мерой наказания, но могла быть и отменена помилованием со стороны государя. Процедура казни представляла своего рода спектакль. М.Ф. Владимирский-Буданов отмечает, что смертная казнь была единственным наказанием чисто уголовного характера того времени

В Соборном уложении 1649 г. смертная казнь получала еще более широкое применение. Так, если по Псковской судной грамоте смертная казнь назначалась за пять составов преступлений, по Судебникам — в 12 случаях, по Соборному уложению она назначается в 36 случаях. За счет расширения «жестоких и нещадных» наказаний она фактически применялась в 60 случаях. Так, например, в нормах, предусматривающих ответственность за оскорбление священнослужителей, предусматривается наказание в виде торговой казни без пощады, что фактически означало смертную казнь для виновного. Фактически смертной казнью были также и пытки изветчиков, осуществляемые по указу государя, которые предписывалось осуществлять с особой жестокостью. Тельберг Г. Г. Очерки политического суда. М., 1912. С. 205 — 206.

Важным источником предписаний о системе наказаний и их исполнении стали Воинские артикулы 1715 г. — произведенная Петром Первым при его непосредственном участии первая систематизация уголовно-правовых норм России. В этом документе смертная казнь упоминалась более чем в 100 случаях.

На практике смертная казнь в те годы применялась весьма широко. Число казненных измерялось тысячами, а позже — в период Ивана Грозного — десятками тысяч.

Применение смертной казни в Российской империи заметно сократилось с середины XVIII в. Императрица Елизавета Петровна заявила, что во время ее правления смертная казнь применяться не будет. Однако она не решилась отменить применение этого наказания и лишь приостановила его исполнение.

Екатерина II, испытывавшая влияние Монтескье и Беккариа, в своем Наказе (1767 г.) призывала ограничить применение смертной казни. Высказывая соображения против смертной казни, Екатерина II в то же время заявляла, что «смертная казнь есть некоторое лекарство больного общества». Внешне прогрессивные идеи Наказа никак не повлияли на законодательство. Смертная казнь не только не была запрещена, но в целом ряде случаев применялась по специальным указам (манифестам) императрицы. Идеи Наказа не помешали казнить и свыше 20 тыс. участников восстания Пугачева.

Применение смертной казни возросло во время революции 1905 — 1906 гг. Хотя по разным источникам оно было различным, но исчислялось сотнями и тысячами ежегодно.

Между тем в России из уст ряда ученых и общественных деятелей все более настойчиво раздавались голоса за отмену смертной казни. Проект такого закона был принят 19 июня 1906 г. Первой Государственной Думой, позднее — Второй Государственной Думой, но Государственный Совет в обоих случаях его не утвердил.

Новый этап в реформе исполнения наказаний наметился после Февральской буржуазной революции 1917 г. Используя прежнюю пенитенциарную систему, Временное правительство приступило к выработке новой концепции исполнения наказания. Возглавивший центральное тюремное ведомство профессор А. П. Жижиленко в приказе от 8 марта 1917 г. подчеркивал, что главной задачей наказания является перевоспитание человека, совершившего преступление, и для достижения этой задачи необходимо проявлять гуманность к заключенным, уважать их гражданское достоинство.

12 марта 1917 г. впервые за всю историю России Временное правительство отменило смертную казнь, но уже в июле того же года она была восстановлена и разрешена к применению военно-революционными судами за ряд воинских преступлений, а также за убийство, изнасилование, разбой и грабеж (всего свыше 20 составов преступлений).

28 сентября 1917 г. Временное правительство приостановило применение смертной казни «до особого распоряжения». Но вскоре произошла Октябрьская революция, которая открыла новый период истории России. Применение рассматриваемого наказания резко возросло. Казни санкционировались судом и применялись без суда.

Тем не менее 26 октября 1917 г. Декретом II Всероссийского съезда Советов было объявлено об отмене смертной казни. Однако уже 21 февраля 1918 г. Декретом СНК «Социалистическое отечество в опасности» было разрешено применение расстрела, причем даже без суда — на месте и за достаточно широкий круг деяний — за совершение преступлений неприятельскими агентами, спекулянтами, погромщиками, хулиганами, контрреволюционными агитаторами, германскими шпионами. Такие практически безграничные права предоставлялись ВЧК, которая не преминула ими воспользоваться.

О применении смертной казни указывалось в Постановлении Наркомюста РСФСР от 16 июня 1918 г., в котором говорилось, что революционные трибуналы в выборе мер борьбы с преступлениями не связаны никакими ограничениями. Приговоры к смерти выносились также «тройками» или «пятерками» чрезвычайных комиссий на основе «революционного правосознания». Обжалованию они не подлежали. Постановлением СНК от 5 сентября 1918 г. «О красном терроре» было закреплено применение смертной казни. Руководящие начала по уголовному праву 1919 г. указывали на применение смертной казни в виде расстрела.

Вторая попытка отмены смертной казни во времена советской власти была предпринята 17 января 1920 г. в Постановлении ВЦИК и СНК РСФСР «Об отмене применения высшей меры наказания (расстрела)». Но уже через несколько месяцев рассматриваемое наказание было восстановлено.

Уголовные кодексы РСФСР 1922 и 1926 гг. хотя и не включили смертную казнь в систему наказаний, но предусмотрели ее в отдельных статьях. В санкциях Особенной части Кодексов она была представлена весьма широко. Вместе с тем характерно, что если в УК РСФСР 1922 г. смертная казнь была предусмотрена в санкциях 7,6% статей, то в УК РСФСР 1926 г. этот процент уменьшился до 3,4%.

Нельзя не сказать, что в 30-е годы широкое применение получили внесудебные расстрелы. Таким правом пользовалась Чрезвычайная комиссия (ЧК) еще в первые годы советской власти. Но в то время власти оправдывали это условиями Гражданской войны, иностранной военной интервенцией и другими обстоятельствами, которые объявлялись чрезвычайными. В 30-е годы уже не было Гражданской войны. Тем не менее 5 ноября 1934 г. Постановлением ЦИК и СНК СССР было создано Особое совещание при НКВД СССР. Формально этот орган мог применять ссылку, высылку и заключение в лагерь. Однако фактически Особое совещание, образованные на местах «тройки», «пятерки» и т. п. приговаривали к расстрелу тысячи людей без какого бы то ни было судебного разбирательства, без рассмотрения и оценки доказательств их вины и даже без вызова обвиняемого. Третья попытка отказаться от смертной казни была предпринята Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая 1947 г. «Об отмене смертной казни», который упразднил эту меру наказания в мирное время, предложив вместо нее применять лишение свободы сроком на 25 лет. Вскоре после этого, в 1949 г., Советский Союз внес на сессии Генеральной Ассамблеи ООН предложение об отмене смертной казни во всех государствах. Однако в то время оно поддержано не было.

Запрет применять смертную казнь был отменен в 1950 г., когда высшую меру наказания было разрешено назначать изменникам Родины, шпионам, диверсантам-подрывникам, а с 1954 г. — и за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах.

2. Правовое регулирование и проблема применения смертной казни в Российской Федерации

Впервые право на жизнь было закреплено в российской Конституции после принятия Декларации прав и свобод человека и гражданина 22 ноября 1991 г. Где в Статье 7. Прямо предусмотрено что, «Каждый имеет право на жизнь. Никто не может быть произвольно лишен жизни. Государство стремится к полной отмене смертной казни.

Конституция РФ в (ст. 20) закрепило, содержание данного права, которое заключается, в формуле: «никто не может быть произвольно лишен жизни». Из этой положения вытекает совокупность обязательств государства по обеспечению права человека и гражданина на жизнь.

С расширением гарантий права на жизнь связаны конкретизирующие нормы Конституции Р Ф, значительно сужающие возможности применения смертной казни. Эта мера наказания сохраняется временно впредь до ее отмены (ч. 2 ст. 20 Конституции РФ), она может применяться на основании федерального закона лишь в качестве исключительной меры только за особо тяжкие преступления против жизни и предполагает предоставление обвиняемому права на рассмотрение его дела с участием присяжных заседателей. Наказание в виде смертной казни предусмотрено пятью статьями Уголовного кодекса РФ: за убийство (ст. 105); за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277); за посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295); за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317); за геноцид (ст. 357). В России до 1996 г. смертная казнь была предусмотрена в 28 статьях УК за совершение тяжких преступлений. Следует также принимать во внимание то, что смертная казнь не назначается женщинам, несовершеннолетним и мужчинам, достигшим к моменту вынесения приговора 65-летнего возраста.

В законодательстве нашего государства существует не мало проблем, которые касаются вопроса применения смертной казна. Рассматривая данный вид наказания, мы не можем не брать их во внимания. Во-первых, существуют проблемы связанные с появлением Указа Президента Р Ф от 16. 05. 1996 N 724 «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы». Указанный документ, подчиняясь установленной в Конституции иерархии законов, находится на пятом месте и располагается после федеральных законов, тем самым обладая меньшей юридической силой, нежели УК РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 90 Конституции России указы и распоряжения Президента не должны противоречить Конституции и федеральным законам. Однако вышеуказанный Указ фактически подменил собой федеральный закон и потребовал от судей поэтапно сократить применение смертной казни, хотя и в Конституции Р Ф, и в УК РФ смертная казнь как исключительная мера наказания оставалась, не дополнялась, не изменялась, мораторий на нее не накладывался.

Полугодом ранее ВС РФ в Постановлении Пленума от 31. 10. 1995 № 8 разъяснил, что нормативные указы Президента России как главы государства подлежат применению судами при разрешении конкретных дел, если они не противоречат Конституции России и федеральным законам.

Исходя из выше сказанного, можно сказать, что в вопросе применения смертной казни назревал конфликт, связанный с коллизиями нормативно правовых актов, регулирующих данную область. Конституция и УК РФ, обязывающие при наличии особо тяжкого состава преступлений при отягчающих обстоятельствах назначать исключительную меру наказания, Указ Президента Р Ф, требующий поэтапного сокращения применения этой меры наказания, а также Постановление Пленума от 31. 10. 1995 N 8, которое подтверждает нелегитимность Указа Президента и силу Конституции и УК РФ.

В данном случае, конечно же, подлежат применению положения Конституции и УК РФ, а Указ Президента не должен был препятствовать вынесению приговоров и исполнению смертной казни.

В развитии первого этапа фактической отмены смертной казни немалую роль сыграла Комиссия по вопросам помилования при Президенте Р Ф. Она приостановила более чем на год рассмотрение ходатайств осужденных к смертной казни, следовательно, полностью исключив возможность исполнения судебных приговоров Цивилев Р. М. Смертная казнь в России: немного статистики // Всероссийская конференция по проблемам отмены смертной казни. М., 2000.

Анализируя юридический аспект первого этапа фактической отмены смертной казни как исключительного наказания, мы пришли к выводу, что в указанный период перевес политических сил едва заметен. Несмотря на то что Указ не был постановлен КС РФ незаконным, судами он во внимание не принимался, смертные приговоры выносились вплоть до 1999 года, статистика по исполненным судебным решениям сокращалась только в периоды серьезного давления со стороны Президента. Например, в период «затишья» Комиссии по помилованию при Президенте серьезных противоречий Конституции, исключая факт законности Указа Президента, не наблюдалось.

Однако и в то время с появлением Указа Президента, противоречащего Конституции и УК РФ, юридическое сообщество хотя и осознавало, что отмена смертной казни нелегитимна, но предполагало, что многострадальный Указ Президента — четкая формулировка политики государства по отношению к смертной казни, которая в дальнейшем обретет вполне законную форму — страна намерена влиться в Совет Европы, а сам факт этого намерения требовал искоренить смертную казнь в РФ.

В частности, профессор В. В. Лунеев категорически не соглашался ни с «непонятным мораторием», ни с правом Президента Р Ф «открыто ставить интересы собственной политики над правопорядком». Лунеев В. В. Преступность XX века: мировые, региональные и российские тенденции. М., 2005.

В свою очередь профессор В. Е. Квашис и Э. Ф. Побегайло, выступая на разных сторонах оппозиции в вопросе политики государства по отношению к высшей мере, одновременно заявили, что вялотекущая ситуация вокруг принятия достойных, адекватных и легитимных законов носит характер казуистический и непредвиденный. Это касается как принятия Указа Президента, так и недальновидного подписания Протокола N 6 к Конвенции (то есть выражения намерения отказаться от смертной казни в будущем) и нератификации последнего в течение положенных трех лет. Квашис В. Е. Смертная казнь. Мировые тенденции, проблемы и перспективы. М.: Юрайт, 2008; Побегайло Э. Ф. Современная криминологическая ситуация и проблема смертной казни // Российский криминологический взгляд. 2009. N 4.

Постановление КС РФ от 02. 02. 1999 N 3-П ознаменовало второй критический момент в истории фактической отмены смертной казни. В данном случае вопрос легитимности указанного Постановления даже не рассматривается — КС РФ в полном соответствии с полномочиями, закрепленными в Конституции, постановил признать неконституционным возможность вынесения смертных приговоров в отсутствие судов присяжных заседателей во всех регионах страны.

Данный документ наложил как фактический, так и юридический мораторий на смертную казнь, строго запретив судам выносить высшую меру в качестве наказания. Как видно из основания вынесения данного Постановления (невозможность соблюдения уголовно-процессуального законодательства при судопроизводстве, в результате которого может быть вынесена смертная казнь, что нарушает права подсудимых), вопрос политический не повлиял.

Подходя с особой тщательностью к анализу второго этапа и непосредственно к документу, давшему юридическое начало отмене смертной казни в виде временного моратория, но с четкой установкой, что мораторий должен окончиться полной отменой высшей меры, трудно не согласиться с мнением профессора Д. А. Корецкого, который затрудняется сделать вывод, в чем именно состоит нарушение прав лиц, приговоренных к смертной казни судами присяжных тех территорий, где они имеются, при невозможности вынесения смертных приговоров в тех территориях, где такие суды отсутствуют.

Скорее, считает профессор, отсутствие в некоторых местностях судов присяжных нарушает право особо опасных преступников на применение к ним смертной казни. Корецкий Д. А. Проблема легитимности фактической отмены смертной казни. М.: Уголовное право, 2010. N 6.

Как бы то ни было, решение КС РФ состоялось и до устранения основания принятия такого решения мораторий на применение смертной казни в России является легитимным.

В указанном решении КС РФ постановлялось основание (отсутствие судов присяжных на всей территории России) устранить в самые кратчайшие сроки, и, несмотря на игнорирование Указа сделать это в сроки кратчайшие, суды присяжных заработали на всей территории России только с 01. 01. 2010.

Дабы быть подготовленными к тому, что фактическая основа моратория будет устранена, а юридического разрешения у судов нет, осенью 2009 года Председатель В С РФ обратился с запросом о возможности применения смертной казни в России в КС РФ.

Между тем 17 декабря 2009 г. Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации приняла Федеральный закон N 324-ФЗ, которым внесла дополнение в ст. 59 Уголовного кодекса Российской Федерации в виде ч. 2.1. Согласно данной норме смертная казнь не назначается лицу, выданному Российской Федерации иностранным государством для уголовного преследования в соответствии с международным договором Российской Федерации или на основе принципа взаимности, если в соответствии с законодательством иностранного государства, выдавшего лицо, смертная казнь за совершенное этим лицом преступление не предусмотрена или неприменение смертной казни является условием выдачи либо смертная казнь не может быть ему назначена по иным основаниям.

Таким образом, уже после опубликования вышеуказанного Определения Конституционного Суда Р Ф, де-юре ставящего точку в споре о применении смертной казни в России, Государственная Дума, внося корректирующие поправки в ст. 59 УК РФ, фактически признала возможность существования смертной казни как вида наказания. При этом невозможность применения положений федерального законодательства о смертной казни как виде уголовного наказания, процедурах его назначения и исполнения в контексте действующего правового регулирования была установлена в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2010 г. N 8-П.

Для восполнения пробелов законодательства в материальном закреплении смертной казни и разрешения вопроса о легитимности фактической отмены смертной казни в России, на наш взгляд, нужно сделать следующее.

1. Привести в соответствие все нормативные акты, регулирующие смертную казнь (как в материальном смысле, так и в процессуальном и в плане исполнения), с Конституцией России и ратифицированными международными документами, согласно которым Российская Федерация взяла на себя ряд обязательств. Другими словами, пересмотреть цели наказания, закрепленные в УК РФ, чтобы они не противоречили сути смертной казни, а именно в отдельной статье Общей части УК РФ указать, что наказание в виде смертной казни не преследует цели исправления осужденного.

2. Подробным образом произвести описание процедуры исполнения наказания, чтобы у исполнителей не было возможности трактовать закон по-своему или с учетом каких-либо обстоятельств, то есть соблюсти принцип единства и гуманизма, который отсутствием детального закрепления процедуры нарушается.

3. В соответствии с Конституцией России, в частности с положениями о порядке внесения поправок, изменений и пересмотре отдельных положений, должным образом закрепить общественно поддержанную политику страны в отношении смертной казни.

Таким образом, смертная казнь прошла путь от нелегитимного требования Президента в 1996 году сократить применение наказания до полной фактической отмены в 1999 году с последующим подтверждением через 10 лет в 2009 году КС РФ. И до сих пор она юридически не отрегулирована в части своей сущности и применения (в УК РФ этот вид наказания отрегулирован фрагментарно, поверхностно; в Уголовно-исполнительном лишь упомянут) и не получила устоявшегося правового статуса в системе уголовно-правовых отношений.

В Международном пакте о гражданских и политических правах, имеющем универсальное значение, говорится о необходимости ограничения круга деяний, наказуемых смертной казнью. «В странах, которые не отменили смертную казнь, смертные приговоры могут выноситься только за самые серьезные преступления» (ч. 2 ст. 6). В документе указывалось и на то, что каждый приговоренный к смертной казни имеет право просить о помиловании или о смягчении приговора, что смертной казни не подлежат несовершеннолетние, совершившие преступления до 18 лет, а также беременные женщины (ч. ч. 4, 5 ст. 6). В соответствии с ч. 6 ст. 6 Пакта эти положения не могут препятствовать отмене смертной казни участвующим в нем государствам.

К концу 60-х годов XX столетия среди государств начал складываться консенсус относительно того, что смертная казнь — это еще одна форма убийства, санкционированного государством. Принцип абсолютной неприкосновенности и святости человеческой жизни, столь девальвированной в одном из самых кровавых столетий, должен был быть восстановлен.

В универсальных документах последующего периода требование максимального ограничения круга деяний, наказуемых смертной казнью, сочеталось со все более настойчивыми призывами к отмене этой меры наказания. Так, еще Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 08. 12. 1977 N 32/61 призвала государства к «постепенному уменьшению числа преступлений, за которые может быть назначена смертная казнь, с целью ее последующей отмены» Международные акты о правах человека: Сб. док. / Сост. В. А. Карташкин, Е. А. Лукашева. М.: Норма; Инфра-М, 1998.

3. Судебная ошибка как основной аргумент за отмену смертной казни

Считается, что основным вопросом смертной казни является спор её противников и сторонников по поводу самого существования смертной казни. Формируют общественное сознание по этому предмету следующие «лагеря» аболиционисты которые выступают против и ретенционисты, которые выступают за.

Позиции сохранения смертной казни придерживаются также многие современные правоведы, которые утверждают, что «убийца заслуживает смертной казни даже в том случае, если его можно исправить, ибо смертная казнь в этом случае удовлетворяет чувство гнева, с которым население воспринимает совершение этого тяжкого преступления» < 4>. Так, к сожалению, полагают многие люди в различных народах, которые по недоразумению своему возводят такое греховное чувство, как месть, в ранг государственного закона, горделиво и ошибочно считая себя имеющими право судить и казнить нарушителей закона рабов Божьих, какими они себя, очевидно, не вполне чувствуют и сознают. Примечательно, что всякий грех преступления начинается именно с такого вольного или невольного богопротивления, надменности и своеволия.

Все аргументы защитников смертной казни основываются на чувстве гнева, страха и возмущенного общественного мнения, на жажде мести преступнику, который после совершения тяжкого преступления сразу же теряет всякое человеческое достоинство в глазах общества и государства, которые считают себя вполне правомочными поступать с ним как с лишившим себя права жить среди людей. Однако как эти деструктивные чувства, так и рассудочно-философская ссылка на принцип талиона не могут сделать применение смертной казни правомерным, поскольку, как мы уже говорили, государство не может поступать подобно преступнику и тщетно пытаться искоренить одно ужасное зло, к которому оно отчасти причастно, посредством прямого совершения другого не менее ужасного зла. Библейская истина гласит, что взаимной враждой и местью, корыстью и насилием государство не способно остановить действие зла, исцелять и исправлять озлобившихся или попросту заблудившихся людей как отдельных членов, составляющих целостность социального организма, и возвратить их к нормальному выполнению своего функционального предназначения для личного и общественного блага. Именно этим мы можем объяснить наличие в действующем российском уголовном законодательстве принципа правомерной несоразмерности между многими преступлениями и наказаниями: за убийство — лишение свободы, за незаконное лишение свободы — также ограничение свободы, за кражу — штраф, по своему размеру превосходящий стоимость краденого, и т. д.

Государство, конституционно провозглашая право на жизнь, не дает жизни человеку и потому и не вправе отнять ее у него при любых обстоятельствах, кроме срочной необходимости непосредственного сохранения жизни других людей. Смертная казнь вообще не может называться правомерным уголовным наказанием, поскольку она ничему хорошему никого и никогда не научает. Она не просто унижает абсолютное богоданное достоинство человека, что запрещено действующим уголовным законодательством, а просто-напросто полностью не признает и бесповоротно отрицает его.

Очевидно, что даже само выражение «смертная казнь» представляет собой противоречие в своем определении (contradictio in adjecto), поскольку слово «смерть» означает естественный, а не насильственный конец жизнедеятельности всякого живого организма, а не его насильственное лишение, которое у людей принято называть убийством. Поэтому, строго говоря, казнь никогда не может быть смертной, а только насильственным актом убийства. А поскольку это так, то государство не может позволить себе стать на одну доску с убийцей, призывая его первым прекратить свои злодеяния. Жизнь со всей очевидностью показывает, что первым прекращает творить зло тот, кто действительно мудр и силен и способен оставить лучшую надежду на благополучный исход из критического положения. Более того, человек, совершивший даже самое тяжкое преступление, все же не перестает оставаться человеком и членом единого социального организма и потому заслуживает соответствующей государственной защиты его абсолютного богоданного человеческого достоинства и права на жизнь.

Статья 55 Конституции Р Ф и ст. 44 Конституции Республики Армения устанавливают, что права человека и гражданина могут быть ограничены только законом в той мере, в какой это необходимо для защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. К тому же ч. 1 ст. 10 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. обязывает государства обеспечивать всем лицам, находящимся под стражей или в заключении, гуманное обращение и уважение их достоинства, которое присуще каждой человеческой личности. Иными словами, никогда дело не должно доходить до абсолютного отрицания и лишения права человека на жизнь, речь нужно вести только об ограничении его прав и свобод в той мере, в какой это необходимо для поддержания конституционного правопорядка, — не больше и не меньше. И поскольку конституционное право каждого человека на жизнь, в отличие от других прав и фундаментальных свобод, невозможно ограничить или временно приостановить, смертная казнь при наличии устойчивого правопорядка в обществе вовсе не является необходимой и, стало быть, правомерной формой уголовно-правового воздействия на людей. Возможно, именно поэтому два известных члена Верховного Суда США, Т. Маршалл и У. Бреннан, в свое время заявили во всеуслышание, что смертная казнь при любых обстоятельствах абсолютно противоречит Конституции США < 5>.

Картина становится еще более удручающей, если говорить о духовных и нравственно-правовых издержках ошибочно осужденных и казненных невинных людей. Кто возьмет на себя смелость и ответственность точно подсчитать количество насильственно и неправомерно лишенных жизни, физически искалеченных и сведенных с ума вследствие судебных ошибок! Огромное количество ставших нарицательными «витебских дел», в которых все эти неправомерные казни, вместо того чтобы предупреждать совершение новых преступлений, напротив, по вине духовно и нравственно деградирующих, нерасторопных и коррумпированных представителей правоохранительных органов начисто списывали с истинных преступников грехи совершенных ими преступлений и тем самым воодушевляли реальных преступников к совершению новых, еще более тяжких преступлений. Например, по данным американских социологов права, в США было вынесено 349 ошибочных приговоров к смертной казни, из них 23 приговора были приведены в исполнение < 6>. В этом аспекте представляется, что профессионально судьи в России не более квалифицированны и опытны, чем в США.

По поводу устрашающего воздействия смертной казни имеется много предрассудков. Так, например, если смертная казнь приводится в исполнение тайно, то она не может выполнять своей предполагаемой превентивной функции в отношении потенциальных убийц и насильников; если же массовые экзекуции < 7> совершаются публично, то они вселяют в души людей страх и неуверенность, ненависть и жестокость, приучают их к насилию как к обычному делу, а потому и не могут не способствовать росту насильственных преступлений. Как видим, смертная казнь не содержит в себе признаков, компонентов, начальных, промежуточных и конечных целей уголовного наказания как правомерного и целесообразного акта: она ничьего права не восстанавливает, ничьего ущерба не компенсирует, мало кого предупреждает, не исправляет и не реабилитирует, наконец, не способствует поддержанию стабильного социального правопорядка.

Основные положения, выносимые на защиту смертной казни

1. Смертная казнь в наибольшей степени достигает цели частной и общей превенции в отношении преступлений, за совершение которых она применяется.

2. Смертную казнь надо сохранить только за особо тяжкие преступления против жизни.

3. Смертная казнь не противоречит религиозным учениям.

4. Смертную казнь в настоящее время нечем заменить.

5.В странах, в которых применяется смертная казнь, коэффициент убийств на сто тысяч населения ниже, чем в странах, где она отменена.

6. Наказание в виде смертной казни не противоречит Конституции Р Ф 1993 года, а это значит, что ее одобряет народ России.

Cторонники немедленной отмены смертной казни приводят свои аргументы. Основные из них были сформулированы организацией Международная амнистия.

1. Смертная казнь — это полное отрицание прав человека. Она нарушает право на жизнь, которое заложено во Всеобщей декларации прав человека. Она представляет собой крайне жестокий, бесчеловечный и унижающий достоинство вид наказания.

2. Смертная казнь не в состоянии сократить число преступлений или снизитьуровень политического насилия. Никогда и никто еще не доказал, что ее применение более эффективно предотвращает преступность, чем другие виды наказания.

3. Применение смертной казни носит дискриминационный характер. Ее часто применяют преимущественно в отношении малоимущих, несовершеннолетних и членов этнических и религиозных общин.

4. Смертная казнь — это инструмент политического подавления. Ее применяли люди, находящиеся у власти, с целью уничтожения своих политических оппонентов.

5. Смертная казнь необратима. Неизбежно она будет настигать невинные жертвы. До тех пор пока человеческое правосудие остается способным совершать ошибки, невозможно предотвратить риск казни невиновного.

6. Смертная казнь ожесточает всех ее участников. Казнь — это акт насилия, а насилие склонно порождать другое насилие.

Исследования говорят, что одним из самых распространенных доводов, выступающих за отмену смертной казни, является ссылка на судебные ошибки.

Бывший министр юстиции Российской Федерации П. Крашенинников, выступающий за отмену смертной казни, спрашивал: «Кто поручится, что судебные ошибки при назначении смертной казни могут быть в принципе исключены? Относительно недавно был приведен в исполнение смертный приговор в отношении лица, ошибочно признанного виновным в преступлениях, совершенных печально известным Чикатило».

Президенте Российской Федерации создана специальная комиссия по помилованию, которая решает окончательный вопрос о судьбе приговорённого. Данная комиссия состоит из самых уважаемых и авторитетных граждан, она независима и никому не подчинена. Дело на осужденного к смертной казни комиссией рассматривается независимо от того, подавал ли осужденный просьбу о помиловании. Окончательное решение принимает Президент Российской Федерации.

Вторая судебная ошибка, о которой пишут сторонники отмены смертной казни, это по так называемому «витебскому делу». По этому делу был расстрелян серийный убийца Михасевич. Он совершил более десяти убийств. Действительно, одно убийство, которое фактически совершил тот же Чикатило, приписали ему. «Поэтому, — пишет А. С. Михлин, считать, что пострадал невиновный, вряд ли есть основания».

Ошибки допускают не только в судебной сфере, ежедневно с экранов телевидения мы слышим о людях которые гибнут под колёсами автомобилей, о том как падают самолёты и тонут корабли. Ошибки допускаются при строительстве, когда объекты разрушаются и гибнут люди. Если бояться ошибок, то жить вообще будет невозможно как бы цинично это не звучало.

«При решении вопроса о смертной казни следует придавать особое внимание прежде всего тем ошибкам которые прежде всего имеют человеческий фактор в том числе по причине недобросовестной или неквалифицированной защиты обвиняемого. Зачастую обвиняемый, не имеющий возможности оплатить работу опытного адвоката на всех стадиях процесса, находится в неравном положении по сравнению с более обеспеченными обвиняемыми. В случае исполнения смертных приговоров судебные ошибки становятся неисправимыми и приводят к последствиям которые не обратимы.

Правительства используют различные способы казни: повешение, расстрел, электрический стул, инъекцию яда, газ, забрасывание камнями или отрубание головы.

В России на данный вид наказания наложен мораторий. Основанием для этого послужило Постановление Конституционного Суда Р Ф от 2 февраля 1999 г. № 3-П, которым был установлен запрет на назначение судами общей юрисдикции высшей меры наказания до того момента, пока во всех регионах страны не будут введены суды присяжных.

Последний расстрел датируется 2 сентября 1996 года. В СССР для этого существовала специальная расстрельная команда. Официально она называлась — спецгруппа по приведению в исполнение смертных приговоров.

Состояло такое подразделение из 12−15 человек. В это количество людей входили и исполнители, и врач, и надзорный прокурор. Назначался он генеральным прокурором страны. Непосредственных исполнителей, кто в затылок стрелял, было 2. Но в случае необходимости их могли заменить другие члены группы. То есть универсальность поощрялась, но обычно каждый сотрудник исполнял только свой круг обязанностей.

Комплектовался такой коллектив физически крепкими и психически уравновешенными мужчинами. Расстреливали сразу по несколько человек. Поэтому подобные процедуры случались не так уж и часто. Перед выполнением задания каждый сотрудник брал с собой табельное оружие. После инструктажа часть сотрудников отправлялась к месту исполнения приговора, а другая часть организовывала вывод смертников из камер, их посадку в транспорт и доставку к месту назначения.

Согласно инструкции, в случае нападения на транспорт со смертниками, сотрудники спецподразделения должны были тут же расстрелять всех конвоируемых и только после этого покинуть автомобиль. Но данная мера безопасности никогда не осуществлялась на практике, так как подобных нападений просто не было.

После прибытия к месту назначения смертников размещали в специальной камере. Напротив находилась комната, где садились за стол надзорный прокурор и командир спецподразделения. Перед ними клали личные дела приговорённых к расстрелу.

Опять же в соответствии с инструкцией осуждённых заводили по одному в кабинет, и прокурор, уточняя анкетные данные, убеждался, что перед ним находятся именно те люди, личные дела которых лежат на столе. Каждому приговорённому прокурор объявлял, что его ходатайство о помиловании отклонено, и приговор будет приведён в исполнение немедленно. Смертник в это мгновение превращался в безропотное существо и уже практически не понимал, что с ним происходит.

Следующий этап исполнения смертной казни заключался в этапировании приговорённого к месту расстрела. Преступнику завязывали глаза и вели в специальную камеру, где уже ожидал сотрудник с пистолетом. Двое других сотрудников заламывали осуждённому руки, опускали его на колени, а исполнитель производил выстрел в затылок. Смерть наступала мгновенно. Её констатировал врач. После этого подписывался акты об исполнении приговора и акт о захоронении. Все эти документы подшивались к личному делу расстрелянного. Тело упаковывали в мешок и производили захоронение. Место погребения казнённого являлось государственной тайной.

4. Пожизненное заключение как альтернатива смертной казни

Светлана Борсученко, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного права и криминологии РПА МЮ РФ, г. Москва.

Ответы на вопросы, как формируется политика России в отношении такого вида наказания, как пожизненное лишение свободы, и чем она объясняется, неразрывно связаны с проблемой отмены смертной казни: мораторий на высшую меру наказания сыграл значительную роль в увеличении применения пожизненного заключения. Проследим, как развивалась уголовная политика в данной сфере.

Мера, применяемая при помиловании

Ссылка на каторжные работы (как аналог пожизненного лишения свободы) просуществовала в российском законодательстве до 1917 года.

Советское уголовное законодательство такого вида наказания, как пожизненное лишение свободы, не знало. Однако применявшиеся сверхдлительные сроки лишения свободы (25 лет) для многих осужденных фактически делали его бессрочным. В то же время имеются данные, согласно которым в особых лагерях МВД СССР содержались осужденные к пожизненному лишению свободы.

Уголовную политику России в сфере применения пожизненного лишения свободы можно условно разделить на три этапа.

I этап (1993 — 1996) — развитие института помилования осужденных к смертной казни — характеризуется восстановлением практики применения пожизненного лишения свободы. Впервые Закон Р Ф от 17. 12. 1992 N 4123−1 «О внесении изменения в статью 24 Уголовного кодекса РСФСР» разрешил при помиловании заменять смертную казнь пожизненным лишением свободы. В этот период в России был восстановлен институт пожизненного лишения свободы, и начался современный период его развития. Это соответствовало духу времени и новой Конституции Р Ф. Правда, в систему наказаний пожизненное лишение свободы не включалось, так как не соответствовало целям наказания, сформулированным в УК РСФСР 1960 года, а было лишь мерой, применяемой Президентом Р Ф при помиловании.

Следует также отметить, что вплоть до принятия УК РФ (1996) и вступления в силу УИК РФ (1997) механизм исполнения пожизненного лишения свободы не был разработан. При решении этого вопроса учитывалась зарубежная практика, в которой использовались два варианта решения проблемы:

1) создание специальных учреждений для содержания лиц, осужденных к пожизненному лишению свободы,

2) определение этим лицам особого правового статуса либо содержание указанной категории осужденных в обычных учреждениях с усилением их изоляции.

В связи со сложившейся криминогенной обстановкой в России, а также исключительной опасностью этой категории осужденных было принято решение о создании специализированных исправительных учреждений особого режима для содержания лиц, которым смертная казнь заменена пожизненным лишением свободы. Одновременно с формированием правовой основы функционирования учреждений, исполняющих данный вид наказания, решались неотложные проблемы по организации режима и надзора, укреплению материально-технической базы и созданию необходимых бытовых условий содержания осужденных, определению социальной инфраструктуры подразделений. В 1994 году была создана первая в стране исправительная колония особого режима для содержания осужденных к пожизненному лишению свободы (ИК-5 УИН МЮ РФ по Вологодской области) < 2>.

С учетом накопленного двухлетнего опыта работы учреждения в 1996 году на его базе ГУИНом Минюста России совместно с НИИ МВД России была проведена Всероссийская научно-практическая конференция с участием ведущих ученых и практических работников уголовно-исполнительной системы. В ходе конференции были выработаны научно-методические рекомендации по организации исполнения пожизненного лишения свободы в части совершенствования правового регулирования данного вида наказания, медико-санитарного обслуживания осужденных, организации психолого-педагогического воздействия, работы с персоналом.

5. Альтернатива смертной казни

Сокращение применения смертной казни и установление фактического моратория на ее исполнение — II этап (1996 — 1999), который обусловил введение пожизненного лишения свободы в систему уголовных наказаний. Предпринятые меры были связаны с интеграцией России в Европейское сообщество, а также принятием нового УК РФ.

Следует отметить, что Протокол N 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод был не единственным международным документом, согласно которому в УК РФ было введено пожизненное лишение свободы. Такие рекомендации содержались в материалах VI Конгресса ООН (Каракас, 1980) и VIII Конгресса ООН (Гавана, 1990), на которых обсуждались вопросы, связанные с правовым регулированием практики исполнения пожизненного лишения свободы в отдельных государствах < 3>. Соответствующие рекомендации содержат и другие международно-правовые акты, оказавшие влияние на российское законодательство.

Согласно ч. 1 ст. 57 УК РФ (в первоначальной редакции) пожизненное лишение свободы устанавливается только как альтернатива смертной казни за совершение особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь, и может назначаться в случаях, когда суд сочтет возможным не применять смертную казнь. Таким образом, законодатель рассматривает пожизненное лишение свободы только в качестве альтернативы смертной казни. Этот вид наказания не назначается женщинам, а также лицам, совершившим преступления в возрасте до 18 лет, и мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора 65-летнего возраста (ч. 2 ст. 57 УК РФ). Аналогичные ограничения предусмотрены и ч. 2 ст. 59 УК РФ при назначении смертной казни.

В соответствии с ч. 4 ст. 66 УК РФ пожизненное лишение свободы (как и смертная казнь) назначается только за оконченное преступление.

Порядок и условия исполнения данного вида наказания были регламентированы новым УИК РФ.

Указанные обстоятельства послужили стимулом для расширения судебной практики применения наказания в виде пожизненного лишения свободы.

6. Создание специализированных учреждений

Установление фактического моратория на назначение смертной казни, процессуальный запрет на вынесение смертных приговоров — III этап (с 1999 года). Он стал предпосылкой дальнейшего развития института пожизненного лишения свободы. Решение К С РФ, а также изменения в процессуальном законодательстве расширили судебную практику применения пожизненного лишения свободы < 4>.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой