Право России имперского периода в сфере брачно-семейных отношений: историко-правовой анализ

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Право России имперского периода в сфере брачно-семейных отношений: историко-правовой анализ

Введение

Настоящая курсовая работа посвящена изучению брачно-семейного права России имперского периода.

Выбор данной темы для написания курсовой работы обусловлен ее несомненной актуальностью. Семья и брак постоянно находятся в центре общественного внимания практически в каждом государстве, на всех этапах его развития. Институт семьи имеет непреходящую ценность, как для отдельной личности, так и для общества в целом.

На современном этапе развития брак претерпевает коренные изменения, новые отношения между полами ищут своего выражения и формы. По оценкам некоторых социологов, в отдельных регионах России, общая численность матерей, самостоятельно воспитывающих своих детей, достигает 30−40 процентного барьера. Здесь нельзя не провести некоторые параллели и сравнения, сказав, что при Николае II Россия достигла самого высокого в своей истории уровня рождаемости. Рост русского населения опережал рост населения западноевропейских стран более чем в три раза. Основой устойчивого и быстрого роста русского народа были традиционно крепкие семья и брак. По количеству браков Россия занимала первое место в мире. Развод рассматривался обществом как тяжелый грех. Расторжение брака допускалось только в исключительных случаях, поэтому число разводов было незначительным.

Полноценное изучение любого социального явления, социального института подразумевает и историко-правовой анализ, поскольку, не зная прошлого невозможно адекватно оценить настоящее и предположить будущее.

Неоценимый вклад в написание настоящей курсовой работы внесли труды таких ученых, как Л. П. Белковец, В. В. Белковец, А. Н. Боханов, М. Н. Горинов, Б. Н. Земцов, Ю. П. Титов и многих других.

Предметом исследования настоящей курсовой работы является брачно-семейное право России имперского периода.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи и по поводу существования брака и семьи и их регулирование нормами права.

Хронологические рамки исследования включают в себя Россию имперского периода — с петровских времен до начала XX века.

Цель настоящей курсовой работы — изучение брачно-семейного права России имперского периода.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1. рассмотреть брачно-семейное право России с петровских времен до начала XIX века;

2. изучить основы брачно-семейного права России в XIX — начале XX веков;

3. по итогам проведенного исследования сформулировать основные выводы.

Настоящая курсовая работа состоит из введения, основной части, состоящей из двух глав, заключения и списка использованной литературы.

1. Брачно-семейное право России от петровских времен до начала XIX века

1. 1 Регулирование брачных отношений в России до начала XIX века

Семейное право дореволюционной России прошло долгий путь развития, представляя результат действия русского обычного права, византийских светских законов, церковного права и европейского законодательства. Важные изменения в сфере семейного права произошли в XVIII в., когда на развитие русского законодательства большое влияние оказало европейское право. Именно с этого времени «стало чувствоваться сильное влияние государства в семейной жизни».

Главной особенностью семейного права являлась значительная роль церкви в регулировании брачно-семейных норм. Церковь, в частности, регулировала заключение, расторжение брака и внутрисемейные отношения. Как писал специалист по семейному праву А. И. Загоровский, «на теперешнее состояние семейного права у народов христианских возымела весьма сильное влияние христианская религия, для которой семья всегда была предметом особых забот и попечения. Это влияние сказалось как на определении условий заключения и расторжения брака, так и на форме его. В известной мере оно отразилось и на определении взаимных личных отношений между членами семьи».

В то же время значительная роль церкви не означала устранения государства от регламентирования брачно-семейных отношений. Как отмечалось в то время, «современное семейное право развивается при весьма деятельном участии государства, которое, изъявши из рук церкви брачное право, строит его на началах общекультурных, не связанных с вероисповедными различиями, а в других отделах семейного права стремится провести принципы равноправия и покровительства и защиты слабейших членов семейного союза».

Законы, регламентирующие брачно-семейные отношения, содержались в томе X Свода законов Российской империи — «Своде законов гражданских», в первой книге Свода, озаглавленной «О правах и обязанностях семейственных». Книга первая содержала следующие разделы: «О союзе брачном», «О союзе родителей и детей и союзе родственном», «О опеке и попечительстве в порядке семейственном». Часть законов, регулировавших имущественные отношения в семье, содержалась также в третьей книге «Свода законов гражданских» — «О порядке приобретения и укрепления прав на имущество в особенности».

Реформы Петра I положили начало новому периоду в развитии семейного права. Прежде всего, усиливается роль светского законодательства, в основном императорских указов, служащих для восполнения пробелов в каноническом праве.

Решающее значение стало придаваться добровольности вступления в брак.

По указу Петра I, действовавшему, правда, непродолжительное время, родственники лиц, вступающих в брак, обязаны были приносить присягу в том, что не принуждали жениха и невесту к браку.

Это положение затем получило закрепление в Своде Законов Российской Империи. Статья 12 Законов гражданских указывала, что «брак не может быть законно совершен без добровольного и непринужденного согласия сочетающихся лиц». Указом 1722 г. было запрещено женить «дураков, которые ни в науку, ни в службу не годятся».

Указом 1714 г. Петр попытался ввести образовательный ценз для дворян, вступающих в брак, требуя при венчании справки о знании арифметики и геометрии. Но эта попытка также не увенчалась успехом.

При Петре I обручение становится расторжимым. Запрещается снабжать его сговорной записью и включать в нее условие о неустойке (заряде) на случай, если брак не состоится. В дальнейшем это положение получило развитие в Своде Законов. Часть 2 статьи 12 Законов гражданских гласила, что брак не может быть предметом гражданско-правовых сделок, и потому обещание вступить в брак может быть свободно не выполнено без всяких последствий для обещавшего. В 1775 г. обручение сливается по времени с венчанием.

В 1721 г. православные христиане впервые получили в России возможность вступать в браки с христианами других конфессий. Это нововведение было связано с тем, что после войны России со Швецией Петр I хотел поселить пленных шведов в Сибири и привлечь их к ее освоению, дав им российское гражданство. Однако по законам того времени они не могли вступить в брак с православными, не приняв предварительно православную веру. В связи с этим и было установлено правило (существующее в каноническом праве и в настоящее время) о том, что христианин другой конфессии вправе вступить в брак с православным, дав подписку о том, что он не будет совращать православного супруга в свою веру и обязуется воспитывать детей в православии.

В 1810 г. Синод составил перечень запрещенных степеней родства. Согласно каноническим правилам запрещались браки восходящих, нисходящих родственников, а также боковых родственников до седьмой степени включительно. До такой же степени запрещались и браки между свойственниками. Светское законодательство распространило ограничения только до четвертой степени бокового родства и свойства. Препятствием к браку по-прежнему оставалось и духовное родство.

В 1744 г. Указом Синода были запрещены браки для лиц старше 80 лет. «Брак от Бога установлен, — гласит Указ, — для продолжения рода человеческого, чего от имеющего за 80 надеяться весьма отчаянно».

В 1830 г. повышается возраст для вступления в брак до 18 лет для мужчин и 16 лет для женщин. Для вступления в брак необходимо было получить согласие родителей независимо от возраста жениха и невесты (статья 6 Законов гражданских). Брак, заключенный без согласия родителей, тем не менее, признавался действительным, но дети лишались права наследовать имущество родителей по закону, если родители их не простили. Лица, состоявшие на гражданской или военной службе, обязывались получить согласие на брак своего начальства (статья 9 Законов гражданских). За брак, заключенный без такого разрешения, они подвергались дисциплинарному взысканию.

Несоблюдение постановлений о брачном возрасте являлось нарушением не только гражданских законов, но также и уголовных. «Уложение о наказаниях» в статье 1563 определяло, что за вступление в брак прежде или позднее определенного законами церковными или государственными возраста сочетавшиеся лица и согласившиеся на то заведомо или побудившие к тому родители, опекуны или старшие родственники подвергаются заключению в тюрьму на срок от 2-х до 4-х месяцев или аресту от 4-х недель до 3-х месяцев.

Законодательство того периода знает и случаи ограничения брачной правоспособности в судебном порядке. Приговором суда запрещалось вступать в брак лицам, осужденным за двоебрачие, а также тому из супругов, брак с которым был расторгнут из-за его неспособности к брачной жизни.

Заключение брака с 1775 г. могло производиться только в приходской церкви одного из вступающих в брак. Венчанию по-прежнему предшествовало оглашение. Брак заключался при личном присутствии жениха и невесты. Исключение делалось лишь для лиц императорской фамилии, венчающихся с иностранными принцессами.

Согласно статьи 31 Законов гражданских, брак мог быть признан недействительным при совершении его в результате насилия или при сумасшествии одного или обоих супругов. Недействительным являлся и брак между лицами, состоявшими в запрещенных степенях кровного или духовного родства или свойства; при наличии другого нерасторгнутого брака; с лицом старше 80 лет; с лицом духовного сословия, обреченным на безбрачие; православных с нехристианами.

Если брак заключался с лицом, не достигшим брачного возраста, установленного светским законодательством (16 и 18 лет), но достигшим канонического брачного возраста (13 и 15 лет), супруги разлучались до наступления возраста, предусмотренного светским законом. После этого они могли снова выразить свою волю и продолжать брак, который признавался действительным. Право требовать признания брака недействительным по данному основанию принадлежало только несовершеннолетнему супругу по достижении совершеннолетия.

Развод в период империи становится все менее свободным. Развод по взаимному согласию прямо запрещается статье 46 Законов гражданских.

Поводами к разводу являлись: прелюбодеяние любого из супругов; двоебрачие; неспособность к брачному сожитию; безвестное отсутствие супруга свыше 5 лет, если оно не было вызвано виновным поведением оставшегося супруга; покушение на жизнь супруга; принятие монашества; ссылка в каторжные работы с лишением всех прав состояния.

В допетровскую эпоху ссылка не оказывала влияния на брак, и жена следовала за сосланным мужем. Начиная с 1720 г. жены ссыльных могли оставаться в своих имениях, полученных в приданое. Однако до 1753 года развода в этом случае не требовалось. Брак считался прекращенным автоматически с момента вынесения приговора уголовным судом, как если бы сосланный супруг умер. Это было связано с тем, что ссылка на каторгу сопровождалась лишением всех прав состояния и считалась гражданской смертью. С 1753 г. стало необходимым ходатайствовать о разводе с осужденным супругом.

Процедура развода в императорской России была очень сложной. Бракоразводный процесс осуществлялся судами Духовных консисторий. Сам процесс носил смешанный состязательно-розыскной характер. Решение выносилось на основании формальной оценки доказательств, то есть решающее значение придавалось не убедительности доказательств для судей, а наличию строго определенных доказательств, которыми, например при прелюбодеянии, являлись показания двух или трех свидетелей-очевидцев. Само по себе признание супругом, совершившим прелюбодеяние, своей вины не принималось во внимание, если оно не подтверждалось формально необходимыми доказательствами. На практике это приводило к многочисленным злоупотреблениям и часто вынуждало к подкупу лжесвидетелей.

Прелюбодеяние являлось одновременно уголовным преступлением и могло рассматриваться также уголовным судом по жалобе другого супруга. Суд вправе был подвергнуть виновного тюремному заключению на срок от трех до восьми месяцев, а его соучастника — на срок от двух до четырех месяцев, если он был холост, и на срок от четырех до восьми месяцев, если он состоял в браке.

Одновременное возбуждение уголовного дела и дела о разводе не допускалось, так как развод тоже считался наказанием, а за одно и то же преступление лицо не могло наказываться дважды. У невиновного супруга оставалось право выбора между уголовным преследованием и сохранением брака или разводом. Виновному в прелюбодеянии супругу после развода разрешалось вступить в новый брак только после церковного покаяния.

В случае многобрачия было возможно и уголовное наказание, и признание брака недействительным в духовном суде. При этом уголовный суд, особенно после введения суда присяжных, основываясь на свободной оценке доказательств, мог вынести приговор, противоречащий решению духовного суда, связанному формальной оценкой доказательств.

Дореволюционная Россия так и не дошла до создания единого для всех подданных законодательства о браке. Российское брачное законодательство, и светское, и каноническое, всегда строилось на основании религиозных правил. Поэтому лица разных вероисповеданий и конфессий попадали под действие различных законов в зависимости от предписаний своей религии.

1.2 Регулирование семейных отношений в России до начала XIX века

брачный семейный право

Личные права и обязанности супругов в период империи претерпели существенные изменения. Прежде всего, с восприятием европейских форм жизни изменилось само положение женщин в обществе.

Власть мужа, формально сохранившаяся до 1917 г., приобретает более цивилизованные формы. С 1845 г. муж не вправе подвергнуть жену физическому наказанию. Насильственное пострижение в монахини также становится невозможным.

Законодатель в этот период все более активно пытается регулировать внутренние отношения супругов в браке. «Муж обязан любить свою жену, как собственное тело, жить с нею в согласии, уважать, защищать, извинять ее недостатки и облегчать ей немощи», — гласит статья 106 Законов гражданских. Статья 107 так формулирует обязанности жены: «жена обязана повиноваться мужу своему как главе семейства, пребывать к нему в любви и неограниченном послушании, оказывать ему всяческое угождение и привязанность как хозяйка дома».

По сути своей все эти правила не что иное, как мнимые права, санкций за них установлено не было, а с отменой права мужа физически наказывать жену они не могли быть осуществлены и непосредственным принуждением.

Место жительства супругов определялось по месту жительства мужа. Жена обязана была следовать за ним, в противном случае она могла быть водворена в дом мужа принудительно. Только ссылка мужа освобождала жену от этой обязанности.

Начиная с XVIII в. жена получила право требовать судебного разлучения в случае жестокого обращения.

Только в начале XX в. в Свод Законов была введена статья 1031, в соответствии с которой за супругом признавалось право отказаться от совместной жизни, если она «представляется для него невыносимой». Совместная жизнь могла быть признана невыносимой вследствие жестокого обращения с супругом или детьми, нанесения тяжких оскорблений, явного злоупотребления супружескими правами, бесчеловечного или порочного поведения супруга, а также если супруг «одержим тяжкой душевной болезнью или иной прилипчивой и отвратительной болезнью, которая представляет опасность для жизни и здоровья другого супруга или его потомства».

Жена имела право и была обязана носить имя мужа и следовать его состоянию. Исключением из этого правила признавалась лишь привилегия дворянок, вышедших замуж за лиц недворянского звания, сохранить дворянство, не сообщая его мужу.

Значительную эволюцию претерпела обязанность следовать состоянию супруга лиц несвободных сословий. Раньше действовало правило о том, что вступивший в брак с крепостным сам утрачивал свободу, если специально не выговорил ее сохранение у господина своего будущего супруга. Эта норма была отменена в отношении мужчин, вступивших в брак с крепостными, при Екатерине II, а в отношении женщин — при Александре I.

Имущественные отношения супругов с XVIII в. также меняются. С петровских времен приданое жены рассматривается как ее раздельное имущество, которым муж не может даже пользоваться. Указ 1715 г. давал жене право свободно продавать и закладывать свои вотчины без согласия мужа.

В статье 109 Законов гражданских говорится о том, что «браком не создается общего владения в имуществе супругов, каждый из них может иметь и вновь приобретать отдельную собственность». Согласно статьи 115, жена имела право свободно распоряжаться имуществом, не требуя от мужа дозволительные или верительные письма. Статья 112 разрешала супругам заключать между собой любые сделки. Муж мог распоряжаться имуществом жены только по ее доверенности как обычный представитель.

Право на содержание признавалось только за женой, которую муж обязан был содержать «по состоянию и возможностям своим» (статья 106). Эта обязанность прекращалась, если жена не выполняла своих супружеских обязанностей, в частности отказывалась следовать за мужем.

В петровские времена смягчается власть родителей над детьми: родители уже не вправе насильственно венчать своих детей или отдавать их в монастырь.

Право родителей применять физические наказания в отношении детей, так и не было отменено в дореволюционной России.

Начиная с XVIII в. оно постепенно стало ограничиваться запретом калечить и ранить детей, а также ответственностью за доведение их до самоубийства. Но и в конце XIX в., если за умышленное убийство своих детей родители наказывались даже строже, чем за убийство постороннего лица, то за неосторожное убийство детей в процессе наказания они подвергались гораздо менее тяжкой каре, чем другие неосторожные убийцы. За особо жестокое обращение с детьми родителям делалось внушение совестным судом за закрытыми дверьми.

Родители по-прежнему могли использовать и публично-правовые меры против непокорных детей. Уложение о наказаниях (статья 1593) разрешало по требованию родителей заключать детей в тюрьму на срок от трех до четырех месяцев за неповиновение родителям или развратную жизнь. В XIX в. такая мера стала настолько противоречить существующим в то время в обществе представлениям, что губернаторы, к которым родители все еще изредка обращались с подобными требованиями, отказывались ее осуществлять.

Для рассмотрения жалоб родителей на детей был создан специальный совестной суд, который не только вел разбирательство, но и примирял стороны. При этом родители не должны были представлять никаких доказательств вины детей. Исследование этого вопроса считалось неуместным. У детей спрашивали, что они могут сказать в свое оправдание. Но если в их ответах содержалось что-либо, что могло бы квалифицироваться как «наветы на родителей» или «выражение непочтения», это только усугубляло вину детей.

В Своде Законов (статья 161 Законов гражданских) было записано, что «власть родителей простирается на детей особого пола и всякого возраста с различием в пределах, законом для сего поставляемых». Родительская власть несколько ограничивалась с поступлением сыновей на службу и выходом дочерей замуж, поскольку дочь не могла одновременно находиться под неограниченной властью мужа и родителей.

Родители имели право требовать выдачи детей от любого лица независимо от того, отвечало это интересам детей или нет.

Лишения родительских прав российское законодательство того времени не знало, за исключением одного случая: православные родители могли быть лишены родительских прав, если они воспитывали своих детей в иной вере.

Формальное существование столь сильной родительской власти постепенно все более перестает соответствовать общественным представлениям.

Родители не только имели право, но и обязаны были воспитывать своих детей. Воспитание состояло в приготовлении детей к полезной деятельности: определению сыновей на службу, а дочерей — замуж. Родители должны были также предоставлять содержание несовершеннолетним детям в соответствии со своими возможностями.

В XVIII в. незаконнорожденные дети следовали состоянию матери, но дети дворянок не получали дворянства, хотя нередко оно им жаловалось императорским указом. Отец обязан был только содержать незаконнорожденного ребенка и его мать, но это содержание рассматривалось не как алименты, а в качестве возмещения вреда. Воинский артикул 1716 г. обязывал холостого человека, чья незамужняя любовница родила ребенка, доставлять ей и ребенку средства к существованию. Одновременно предусматривалось и уголовное наказание за этот проступок. Требование о содержании рассматривалось не гражданским судом, а уголовным, как гражданский иск в уголовном процессе.

Узаконение детей в XVIII в. осуществлялось только по высочайшему повелению, каждый раз в индивидуальном порядке. В XIX в. правила об узаконении менялись чрезвычайно часто. В царствование Александра I стало разрешаться узаконение детей, рожденных до брака, в случае вступления их родителей в брак между собой. Это правило не распространялось на детей, рожденных от прелюбодеяния. При Александре II издается высочайшее повеление, запрещающее такое узаконение. При Николае II оно опять разрешается.

Правовая связь с матерью ребенка устанавливалась на основании признания ею ребенка своим. При отсутствии признания происхождение ребенка от матери могло быть подтверждено только метрической записью или ее собственноручным письменным удостоверением. В данном случае устанавливалась именно семейно-правовая связь между матерью и ребенком. Такое ограничение в способах доказывания обосновывалось необходимостью защиты девушек из благородных семей, родивших ребенка вне брака, от возможного шантажа.

Родительская власть в отношении внебрачного ребенка принадлежала матери (статья 1321 Законов гражданских). Фамилия ребенку давалась по фамилии матери, но только если она выражала на это согласие. Отчество записывалось по имени крестного. Отец обязан был предоставлять ребенку содержание в случае его нуждаемости и в соответствии с общественным положением матери (статья 1324 Законов гражданских). Мать также должна была содержать ребенка. Отец, выплачивающий ребенку содержание, имел преимущественное право быть назначенным его опекуном или попечителем, а также право контролировать его воспитание и содержание. Внебрачные дети могли наследовать только благоприобретенное имущество матери. Наследование по закону ее родового имущества и наследование после отца не допускалось.

Итак, рассмотрев регулирование брачных и семейных отношений в России с петровских времен до начала XIX века, предлагается перейти к рассмотрению регулирования брачных и семейных отношений с начала XIX века до периода падения Российской империи.

2. Брачно-семейное право России XIX — начала XX веков

2.1 Регулирование брачных отношений в России в XIX — начале XX веков

Действовавшее законодательство второй половины XIX — начала XX в. запрещало браки между православными и раскольниками, а также между православными, католиками и греко-униатами, с одной стороны, и нехристианами, с другой.

Также запрещались браки между протестантами и язычниками. При совершении браков православных с иноверцами «Свод законов гражданских» требовал соблюдения ряда условий: 1) чтобы неправославные давали подписку, что не будут ни поносить своих супругов за принадлежность к православию, ни склонять их к принятию своей веры и рожденные в браке дети будут крещены и воспитаны в правилах православного исповедания (подписка должна была браться священником перед совершением брака); 2) чтобы при совершении брака были соблюдены все правила, установленные для браков между православными; 3) чтобы браки совершались в православной церкви по православному обряду.

Достаточно важен вопрос о форме брака, поскольку только совершение брака в установленной законом форме делало его действительным.

Российское законодательство признавало только церковную форму заключения брака, и только эта форма имела силу для лиц всех вероисповеданий, признанных государством: «Законный брак между частными лицами совершается в церкви, в личном присутствии сочетающихся, во дни и время, для сего положенные, при двух или трех свидетелях, совокупно с обручением и во всем сообразно правилам и обрядам».

Гражданский брак законом не предусматривался: «Гражданский брак у нас до сих пор не дозволен, и те невенчанные связи, которые под этим названием все более и более умножаются в обществе, закон считает греховными и преступными, а живущих в них лиц — «явными прелюбодеями».

Совершению брака должно было предшествовать так называемое оглашение, то есть оповещение о предстоящем браке. Для православных существовала следующая процедура: желающие вступить в брак были обязаны известить об этом своего приходского священника, сообщив ему письменно или словесно свои звания, имена, фамилии. На основании этого извещения священник три раза по воскресеньям или праздникам делал оглашение о предстоящем браке в церкви. Оглашение имело целью дать возможность заявить о препятствиях к браку всем, знающим о них. Вместе с оглашением причт церкви, в которой намечено венчание, должен произвести брачный обыск, то есть исследование о том, существуют ли препятствия к браку, о выполнении которого должна была быть сделана запись в обыскной книге. Акт обыска подписывался женихом и невестой, поручителями жениха и невесты (по 2 с каждой стороны), которые свидетельствовали, что все сведения верны, а также членами причта.

Совершение брака представителей нехристианских религий производилось по правилам их вероисповеданий, при этом как у евреев, так и у мусульман требовалось присутствие при венчании свидетелей, а у мусульман также и оглашение о браке.

В особом положении относительно совершения браков находились старообрядцы, которые в законодательстве именовались раскольниками. Исповедание раскольников долго не признавалось государством, соответственно не признавались и их браки.

Указом 19 апреля 1874 г. для регистрации браков раскольников были введены особые метрические книги. Однако указанные правила распространялись не на всех раскольников, а только на так называемых записных, то есть официально числящихся в расколе.

Сама процедура заключения брака слагалась из нескольких моментов:

1) подавалось письменное или словесное заявление в полицейское управление или волостное правление о предстоящем браке;

2) при дверях управления или правления выставлялось в течение 7 дней объявление о предстоящем браке;

3) из полицейского управления выдавалось свидетельство о сделанном объявлении и о том, что никто не заявил о препятствиях к браку;

4) желающие вступить в брак лично являлись в полицейское управление;

5) поручители от жениха и невесты (по 2 с каждой стороны) письменно заявляют о том, что брак не принадлежит к числу запрещенных законом;

6) жених и невеста дают подписки о том, что они принадлежат к расколу от рождения.

К середине XIX в. одной из главных проблем в институте развода были противоречия между системами церковного законодательства и гражданского права. Изначально правовая система пыталась пересмотреть границы между духовным и светским участием в институте развода посредством введения отличия между внутренней стороной брака, подвластной церкви, и внешними отношениями, регулируемыми государством.

К концу XIX в. принятие решения о подтверждении окончания брака, официального признания о его действительности или недействительности и развод были по-прежнему в юрисдикции духовных судов, «несмотря на то, что личные и имущественные отношения супругов и детей относились к юрисдикции гражданского суда». Таким образом, различные стороны семейной жизни контролировались гражданским правом и церковным законодательством. Бракоразводный процесс мог рассматриваться гражданским судом, например, в случае совершения преступления против государства или исчезновения в «неизвестном направлении», но перед этим исковое заявление должно было быть поданным в Духовную консисторию.

Закон устанавливал, что прекращение брака могло быть осуществлено по инициативе одного из супругов при наличии обстоятельств, оговоренных законом, которые являлись основаниями для подачи прошения о разводе.

Причины, по которым брак мог быть расторгнут, были четко определены законом. Это были:

1) доказанное прелюбодеяние одного из супругов;

2) неспособность одного из супругов к брачному сожительству;

3) «в случае, когда один из супругов приговорен к наказанию, сопряженному с лишением всех прав состояния, или же сослан на житие в Сибирь, с лишением всех особенных прав и преимуществ»;

4) в случае безвестного отсутствия одного из супругов.

Каждый бракоразводный процесс включал в себя несколько обязательных элементов. Традиционной была следующая схема: подача прошения от имени одного из супругов, предоставление необходимых документов (метрических выписей, письма приходского священника о его попытках «возвратить супругов на путь истинный»), официальная клятва на Библии, слушание дела в суде, подтверждение решения от Святейшего Синода, возможность подачи апелляции и отказ.

Под прелюбодеянием подразумевалось «оскорбление святости брака» фактом половой связи одного из супругов с лицом посторонним. Необходимо было, чтобы прелюбодеяние было фактом состоявшимся, а не покушением, чтобы оно было совершено сознательно и свободно, следовательно прелюбодеяние, совершенное вследствие насилия или во сне, не могло дать повод к разводу. Факт прелюбодеяния должен был подтвержден несколькими свидетелями. Кроме того, даже личное признание вины в нарушении святости брака со стороны ответчика не являлось доказательством и не принималось во внимание Духовной консисторией, если оно не соответствовало показаниям другого супруга и свидетелей. Поскольку брак не мог быть расторгнут по взаимному согласию, данный повод давал единственную возможность для развода путем дачи ложных свидетельских показаний.

Известный дореволюционный историк права B. Трелин высказал мнение, что такая практика была широко распространена в России к началу XX в. Для того, чтобы доказать прелюбодеяние, супругам нужно было только «устроить романтическую „случайную встречу“, различные „пикантные ситуации“ или же воспользоваться свидетельскими показаниями „знакомых людей“, кто был готов подтвердить любое ложное свидетельство за деньги. Статья 249 Устава Святейшего Синода выполняется, и публика счастлива».

Последствия развода по причине прелюбодеяния заключались в запрещении виновному супругу вступать в брак навсегда (эта норма сохранялась до 1904 г.) и в назначении церковного наказания — епитимьи — по церковным правилам. Виновный мог быть также заключен в монастырь или в тюрьму на срок от 4-х до 8-ми месяцев. Однако заключение в тюрьму могло применяться только по решению светского суда и только в том случае, если другой супруг не обращался в церковный суд за разводом. Фактически действовавшее законодательство уже не знало иных наказаний за прелюбодеяние, кроме развода. Законодательством выделялось и квалифицированное прелюбодеяние — бигамия, то есть двоебрачие.

Неспособность к брачному сожитию являлась поводом для развода при наличии следующих условий: если эта неспособность естественная («природная») и существовала до брака, и если со дня заключения брака прошло не менее трех лет. По точному смыслу действовавших законов даже венерическая болезнь одного из супругов не могла быть поводом к расторжению брака, даже если она была нажита супругом до брака. Точно так же должен был оставаться в силе брак с лицом оскопленным, если оскопление произошло после заключения брака. Кроме того, данный повод был сильно стеснен процессуальными постановлениями и, таким образом, мало пригоден для применения на практике. Личного заявления о половой неспособности к супружеской жизни считалось недостаточным. Консистория во главе с архиереем принимала во внимание только тщательное медицинское освидетельствование такого лица, не избегая внимательного исследования подробностей интимных отношений супругов. Последствием развода по причине признания супруга неспособным к брачному сожительству было запрещение ему вступать в брак навсегда.

Для того чтобы безвестное отсутствие супруга составляло повод для развода, три факта должны были быть констатированы, прежде чем духовный суд приступит к решению. Должно было быть удостоверено, что между просителем супругом и отсутствовавшим действительно был заключен брак, что супруг находится в безвестном отсутствии (поэтому пребывание даже многие годы в отсутствии известном и даже так называемое злонамеренное оставление супруга не являлось поводом), а также что отсутствие длилось установленный законом срок.

Изданные 14 января 1895 г. правила о расторжении браков по безвестному отсутствию одного из супругов предусматривали следующий порядок. После того, как один из супругов, отлучившись из места своего жительства, отсутствовал более 5 лет, то другой супруг мог просить о расторжении брака и о дозволении вступить в новый. Просьба о расторжении брака должна была подаваться в Духовную консисторию по месту жительства просителя с приложением метрической выписи о браке. В просьбе проситель обязан был указать: где проживали супруги, совместно или раздельно жили, где и когда последний раз виделись, когда и при каких обстоятельствах началось безвестное отсутствие супруга, когда и откуда получены были последние сведения о нем, какое имелось у обоих супругов недвижимое имущество, из какого сословия оба происходили, каковы были занятия или служба отсутствующего супруга. Кроме того, проситель был обязан назвать поименно всех известных ему родственников, как своих, так и отсутствующего супруга и их место жительства. Он мог представить любые имевшиеся в его распоряжении доказательства, удостоверявшие безвестное отсутствие супруга в течение 5 лет, а также указать лиц, могущих это подтвердить.

Приступив к производству дела о расторжении брака, консистория рассылала через полицейские управления повестки ко всем родственникам и лицам, которые могли иметь сведения об отсутствующем, а также могла обратиться в губернское правление для разыскания сведений. Объявление о предъявленном иске должно было публиковаться в «Церковных ведомостях», рассылавшихся по всем приходам. Если в результате всех этих мер были получены известия о месте пребывания супруга, то дело прекращалось, и брак оставался в силе. И только в том случае, если через год с момента публикации объявления никаких сведений об отсутствующем супруге не поступало, консистория, по ходатайству просителя, приступала к рассмотрению обстоятельств дела.

Особым образом регламентировался развод при ссылке. При этом «из всех пяти видов ссылки только ссылка в каторжную работу, на поселение и житье, при наличии второстепенных условий: дают по закону право на расторжение брака, но при том непременном, главном условии, чтобы ссылка эта была определена судебным приговором в Сибирь, а не в какие-либо другие, хотя бы и отдаленные места». В этом случае, если другой супруг не последовал добровольно за осужденным, он имел право «просить свое духовное начальство о совершенном расторжении брака, которое в разрешении сей просьбы руководствуется правилами своего исповедания». В силу этого, например, для католиков развод по этой причине был невозможен. В браках же между православными и в браках православных с лицами других исповеданий супруги лиц, присужденных к ссылке в Сибирь и не последовавшие за осужденным на место ссылки, по истечении 2 лет со дня вступления в силу приговора могли направлять прошение о расторжении брака в Духовную консисторию. Если же супруг последовал за осужденным к месту его ссылки, то он терял право на развод по этой причин.

Кроме указанных поводов к разводу, в соответствии с законодательством, брак мог быть расторгнут:

1) при принятии обоими супругами монашества по взаимному согласию;

2) в случае принятия крещения одним из супругов не христиан, если оставшийся некрещенным супруг не пожелает жить с обращенным или не даст обязательства воспитывать детей в православной вере.

2. 2 Регулирование семейных отношений в России в XIX — начале XX веков

В конце XIX — начале XX в. законодательство об усыновлении изменилась. Все сословия получили право свободно усыновлять. В регулировании усыновления четко прослеживается взгляд на него, как на средство устранения невозможности создания собственной семьи. Усыновителем могло быть лишь лицо старше 50 лет, между ним и усыновленным должна была быть разница в возрасте не менее 18 лет.

Запрещалось усыновлять лицам, состоявшим в браке и имевшим собственных детей (статья 145 Законов гражданских). Усыновитель и усыновляемый должны были быть одного вероисповедания. На усыновление необходимо было получить согласие супруга усыновителя, родителей усыновляемого, самого усыновляемого старше 14 лет. С 1902 г. было разрешено усыновлять своих незаконнорожденных детей. Усыновление производилось окружным судом. Усыновленные приобретали права родных детей, за исключением права наследовать родовое имущество, которое переходило только к кровным родственникам.

Принцип всевластвования в отношениях родителей и детей все более уступал место принципу блага детей, так что родители не имели автономной власти. В семейном законодательстве России второй половины 19 века, родительская власть, которая хотя и начинала ограничиваться еще со времен Петра Великого. Принцип блага детей начинает проникать в Россию, которым были проникнуты законы о детях: внебрачных и от недействительных браков (закон от 03 июня 1902 года) и от супругов, уклонившихся от жительства, однако исходя из положений этих законов, эти категории детей были поставлены в более благоприятное положение, чем законные дети при совместной жизни супругов, правовое положение которых покоилось на принципе власти, а не на принципе блага детей.

В силу этой своей власти родители имели право:

1. на труд и личность детей;

2. на содержание и почтение от детей.

Дети пользовались известными правами в отношении родителей, в частности:

1. на содержание (алименты);

2. права состояния своих родителей.

Обязанность родителей содержать своих детей не прекращалась с достижением последними совершеннолетия, если они еще нуждались в попечении, но с другой стороны эта обязанность могла прекратиться и до наступления совершеннолетия (в особенности, в отношении дочери, по выходе ее замуж эта обязанность переходила тогда на мужа). Положительно решался вопрос, в праве ли родители производить расходы из средств своих детей, когда этого требовали интересы детей.

Итак, рассмотрев брачно-семейное право России XIX — начала XX веков, предлагается перейти к подведению итогов проведенного исследования.

Заключение

Завершая исследование на тему «Брачно-семейное право России имперского периода: историко-правовой анализ», предлагается сформулировать основные выводы.

Семейное право дореволюционной России прошло долгий путь развития, представляя результат действия русского обычного права, византийских светских законов, церковного права и европейского законодательства.

Главной особенностью семейного права являлась значительная роль церкви в регулировании брачно-семейных норм.

Реформы Петра I положили начало новому периоду в развитии семейного права. Прежде всего, усиливается роль светского законодательства, в основном императорских указов, служащих для восполнения пробелов в каноническом праве. Решающее значение стало придаваться добровольности вступления в брак.

В 1721 г. православные христиане впервые получили в России возможность вступать в браки с христианами других конфессий. Это нововведение было связано с тем, что после войны России со Швецией Петр I хотел поселить пленных шведов в Сибири и привлечь их к ее освоению, дав им российское гражданство.

В 1744 г. Указом Синода были запрещены браки для лиц старше 80 лет.

В 1830 г. повышается возраст для вступления в брак до 18 лет для мужчин и 16 лет для женщин. Для вступления в брак необходимо было получить согласие родителей независимо от возраста жениха и невесты.

Заключение брака с 1775 г. могло производиться только в приходской церкви одного из вступающих в брак. Венчанию по-прежнему предшествовало оглашение. Брак заключался при личном присутствии жениха и невесты. Исключение делалось лишь для лиц императорской фамилии, венчающихся с иностранными принцессами.

Развод в период империи становится все менее свободным. Развод по взаимному согласию прямо запрещается статье 46 Законов гражданских. Поводами к разводу являлись: прелюбодеяние любого из супругов; двоебрачие; неспособность к брачному сожитию; безвестное отсутствие супруга свыше 5 лет, если оно не было вызвано виновным поведением оставшегося супруга; покушение на жизнь супруга; принятие монашества; ссылка в каторжные работы с лишением всех прав состояния.

Процедура развода в императорской России была очень сложной.

Власть мужа, формально сохранившаяся до 1917 г., приобретает более цивилизованные формы. С 1845 г. муж не вправе подвергнуть жену физическому наказанию. Насильственное пострижение в монахини также становится невозможным.

Место жительства супругов определялось по месту жительства мужа. Жена обязана была следовать за ним, в противном случае она могла быть водворена в дом мужа принудительно. Только ссылка мужа освобождала жену от этой обязанности.

С петровских времен приданое жены рассматривается как ее раздельное имущество, которым муж не может даже пользоваться. Указ 1715 г. давал жене право свободно продавать и закладывать свои вотчины без согласия мужа.

В петровские времена смягчается власть родителей над детьми: родители уже не вправе насильственно венчать своих детей или отдавать их в монастырь.

Право родителей применять физические наказания в отношении детей, так и не было отменено в дореволюционной России. Начиная с XVIII в. оно постепенно стало ограничиваться запретом калечить и ранить детей, а также ответственностью за доведение их до самоубийства.

Лишения родительских прав российское законодательство того времени не знало, за исключением одного случая: православные родители могли быть лишены родительских прав, если они воспитывали своих детей в иной вере.

Узаконение детей в XVIII в. осуществлялось только по высочайшему повелению, каждый раз в индивидуальном порядке.

Действовавшее законодательство второй половины XIX — начала XX в. запрещало браки между православными и раскольниками, а также между православными, католиками и греко-униатами, с одной стороны, и нехристианами, с другой.

Российское законодательство признавало только церковную форму заключения брака, и только эта форма имела силу для лиц всех вероисповеданий, признанных государством. Гражданский брак законом не предусматривался.

А так-же к середине XIX в. одной из главных проблем в институте развода были противоречия между системами церковного законодательства и гражданского права. Изначально правовая система пыталась пересмотреть границы между духовным и светским участием в институте развода посредством введения отличия между внутренней стороной брака, подвластной церкви, и внешними отношениями, регулируемыми государством. Запрещалось усыновлять лицам, состоявшим в браке и имевшим собственных детей.

В конце XIX — начале XX в. законодательство об усыновлении изменилась. Все сословия получили право свободно усыновлять. В регулировании усыновления четко прослеживается взгляд на него, как на средство устранения невозможности создания собственной семьи. Усыновителем могло быть лишь лицо старше 50 лет, между ним и усыновленным должна была быть разница в возрасте не менее 18 лет.

Список использованной литературы

1. Антокольская М. В. История семейного права [Электронный ресурс] // Режим доступа: http: //do. gendocs. ru/docs/index-326 356. html? page=4 (дата обращения 29 марта 2013).

2. Белковец Л. П., Белковец В. В. История государства и права России. Курс лекций / Л. П. Белковец, В. В. Белковец. — Новосибирск, Новосибирское книжное издательство, 2000 [Электронный ресурс] // Режим доступа: (дата обращения 26 марта 2013).

3. Боханов А. Н., Горинов М. М. История России с начала XVIII до конца XIX века / А. Н. Боханов, М. М. Горинов. — М: АСТ, 2001. [Электронный ресурс] // Режим доступа: (дата обращения 28 марта 2013).

4. Гончаров Ю. М. Городская семья Сибири второй половины XIX — начала XX вв. Брачное законодательство [Электронный ресурс] // Режим доступа: http: //new. hist. asu. ru/biblio/gon1/43−59. html (дата обращения 28 марта 2013).

5. Земцов Б. Н. История отечественного государства и права. Учебное пособие / Б. Н. Земцов. — М: ЕАОИ, 2009. — 336 с.

6. Исаев И. А. История государства и права России. Учебник [Электронный ресурс] // Режим доступа: (дата обращения 29 марта 2013).

7. История государства и права России / под ред. Ю. П. Титова. — М: Т К Велби, 2003. — 544 с.

8. История государства и права России. Учебник для вузов / под ред. С. А. Чибиряева. — Москва, «Былина», 1998. — 528 с.

10. История развития семейного права в России [Электронный ресурс] // Режим доступа: http: //www. webarhimed. ru/page-438. html дата обращения 27 марта 2013).

11. Личные и имущественные права супругов [Электронный ресурс] // Режим доступа: http: //www. bibliofond. ru/view. aspx? id=558 507 (дата обращения 26 марта 2013).

12. Основные этапы развития семейного права [Электронный ресурс] // Режим доступа: http: //forum. myjane. ru/viewtopic. php? t=31 240 (дата обращения 28 марта 2013).

13. Пашкевич Д. А. История государства и права России / Д. А. Пашкевич. — М: ЭКСМО, 2009. — 32 с.

14. Семейное законодательство Российской империи (из монографии Ю.М. Гончарова) [Электронный ресурс] // Режим доступа: http: //maxpark. com/community/33/ content/1 406 914 (дата обращения 26 марта 2013).

15. Семейное право России периода империи [Электронный ресурс] // Режим доступа: (дата обращения 25 марта 2013).

16. Семейное право Российской империи [Электронный ресурс] // Режим доступа: http: //www. e-college. ru/xbooks/xbook061/ book/index/index. html? go=part-004*page. htm (дата обращения 25 марта 2013).

17. Семейное право с Древней Руси до современности [Электронный ресурс] // Режим доступа: (дата обращения 27 марта 2013).

18. Семейное право Российской империи [Электронный ресурс] // Режим доступа: http: //www. e-college. ru/xbooks/xbook061 /book/index/index. html? go=part-004*page. htm (дата обращения 26 марта 2013).

19. Семейное право. Регулирование отношений между детьми и родителями [Электронный ресурс] // Режим доступа: (дата обращения 28 марта 2013).

20. Семейное право России периода империи [Электронный ресурс] // Режим доступа: http: //pravo. eup. ru/Catalog/3−16. asp (дата обращения 29 марта 2013).

21. Семейное право [Электронный ресурс] // Режим доступа: http: //new. hist. asu. ru/biblio/gon1/291−310. html (дата обращения 29 марта 2013).

22. Социально-политическое развитие России на рубеже XIX—XX вв. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http: //studentu-vuza. ru/istoriya-rossii/lektsii/sotsialno-politicheskoe-razvitie-rossii-na-rubezhe-xix-xx-vv. html

24. Чистяков О. И. История отечественного государства и права: Учебник для юридических вузов / О. И. Чистяков. — 4-е изд., перераб. и доп. — М: Юристъ, 2008. — 480 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой