Право собственности в римском праве

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Федеральное агентство по науке и образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Российский государственный профессионально-педагогический университет

Институт педагогической юриспруденции

Кафедра права

Контрольная работа

По дисциплине:

Римское право

Выполнила: студентка

Группы № Кп-111 ГП

Немцова Екатерина Владимировна

Екатеринбург 2009

Задание 1. Право собственности в римском праве

Римское право — памятник истории. Оно складывалось в обстановке острой социальной борьбы, в которой приходилось от многого отказываться, сохраняя самое лучшее. Это сформировало такие его черты, как строгость, жесткость правовой регламентации, рационализм и житейская мудрость. Подобные качества предопределили становление строгой юридической системы, связанной широкими принципами, объединяющими правовые нормы. Поэтому, рассматривая основной институт цивилистики — право собственности, актуально обратиться к его римским истокам.

С образованием римского государства, вокруг земли, принадлежавшей государству, вращалась вся внутренняя история республики. Благодаря непрерывным завоеваниям и расширению римской территории, земельный государственный фонд стал давать государству возможность предоставлять своим гражданам обширные пространства. Возникшее таким образом землевладение имело юридический характер публичного предоставления земли в пользование отдельным членам римской общины. Из этого владения развилось право частной собственности на землю, предоставленную государством первоначально лишь в пользование. В то время еще не было специального термина для обозначения собственности. Древний термин dominium означал господство и применялся ко всем случаям, когда какая-нибудь вещь находилась в чей-либо власти, применялся ко всему, что находится в хозяйстве, в доме. Dominium -- наименование права на вещь, proprietas -- вещь, на которую существовало право, dominus proprietatis -- частный собственник. В конце классического периода обозначением для собственности является термин proprietas. Обозначал собственность как особо характерное отношение господства над вещью, высшее среди других.

Собственность открывала носителю этого права всестороннюю возможность пользоваться и распоряжаться вещью (отчуждение, обременение) и исключала вмешательство всех посторонних лиц в сферу господства частного собственника. Классическая юриспруденция понимала собственность, как неограниченное и исключительное правовое господство лица над вещью, как право, свободное от ограничений по своему существу и абсолютное по своей защите. Когда фактическое право обладания вещью сочетается с правом распоряжения ею, имеет место право собственности, но не владения.

Понятие собственности

Происхождение собственности. Право собственности во всякой системе права является центральным правовым институтом, предопределяющим характер всех других институтов частного права (договоров, семьи, наследования). Классическая римская собственность была высшим проявлением господства лица над землей и рабами. Однако выработка понятия права собственности происходила весьма медленно. В доклассическое время не существовало общего определения собственности, а давалось перечисление отдельных полномочий собственника, которые выражались словами uti frui, habere, а также possidere; при обобщении всех этих отдельных определений частная собственность не обособлялась еще юристами от владения. С образованием римского государства, вокруг земли, принадлежавшей государству, вращалась вся внутренняя история республики. Государство наделяло всех граждан в наследственное пользование двумя югерами земли (heredium). Благодаря непрерывным завоеваниям и расширению римской территории, земельный государственный фонд (ager publicus) стал давать государству возможность предоставлять своим гражданам обширные пространства. Верхушка рабовладельческого класса широко пользовалась этим для захвата огромных пространств земли. Возникшее таким образом землевладение имело юридический характер публичного предоставления земли в пользование отдельным членам римской общины. В аграрном законе 111 r. до н. э. они постоянно называются старыми владельцами — vetus possessor. Из этого владения развилось право частной собственности на землю, предоставленную государством первоначально лишь в пользование.

В древнейшем праве не было специального термина для обозначения собственности. Весьма древний термин dominium (от глагола domare — укрощать) означал «господство» и применялся ко всем случаям, когда какая-нибудь вещь находилась в чьей-либо власти, применялся ко всему тому, что находится в хозяйстве, в доме (domus). Подчеркивая древность соответствующих отношений, римляне прибавляли к этому термину ссылку на право одного из древнейших римских племен, квиритов, и говорили «dominium ex iure Quiritium». Отношения собственности соприкасались этим термином наряду с другими отношениями господства над вещами. Лишь с I в. н.э. юристы начали постепенно ограничивать значение термина dominium, но и тогда он все еще обозначал более широкий круг явлений, чем собственность. Юлиан (II в. н.э.) употребляет термин dominium для наименования вообще прав на вещь — in rem; вещь, на которую существовало право, называлась proprietas, а сам частный собственник — dominus proprietatis. В конце классического периода (III в. н.э.) разработка частноправового понятия собственности была завершена, и обычным обозначением для собственности является с этого времени термин proprietas. Этот термин обозначал собственность, как особо характерное отношение господства над вещами, высшее среди других. Как таковое, оно могло продолжаться без фактического осуществления как голое право — nudum ius.

Собственность открывала носителю этого права всестороннюю возможность пользования и распоряжения вещью (отчуждение, обременение) и исключала вмешательство всех посторонних лиц в сферу господства частного собственника. По установленному еще в квиритском праве правилу, она обладала способностью восстанавливаться во всей полноте по отпадении установленных собственником ограничений своего права (ius recadentiae) и распространялась на все материальные приращения вещи (omnis causa), кем бы они ни были сделаны. По тому же квиритскому праву, все участки и поместья на италийской земле (in solo Italico) были изъяты от земельного обложения (ему они подвергались только с III в. н.э.). Поэтому классическая юриспруденция понимала собственность как неограниченное и исключительное правовое господство лица над вещью, как право, свободное от ограничений по самому своему существу и абсолютное по своей защите. В праве Юстиниана оно обозначалось уже как полная власть над вещью — plena in re potestas.

Признанный классиками и закрепленный законом признак полноты господства собственника вызывал, однако, еще у классиков попытки разложить содержание собственности на его составные части.

Исключительный характер права побуждал юристов считать невозможным существование права собственности нескольких лиц на одну и ту же вещь. Однако и договорная практика товарищеских соединений и события, не зависящие от воли будущих участников, например, при совместном наследовании, создавали положения, когда нужно было определить взаимоотношения лиц, из которых каждое притязало право собственности на вещь наряду с другими лицами.

Виды права собственности

В древнейшем праве собственность имела однородный характер. Однородностью собственности римское право закончило свой путь в законодательстве Юстиниана. В классическую же эпоху, под определяющим влиянием изменений в характере экономических отношений, формы собственности разветвлялись и появлялись новые виды собственности. Однако все эти виды сохраняли свой рабовладельческий характер. Прежде всего смягчился формализм прежней квиритской собственности и появилась более гибкая преторская собственность. Выделилось вступившее в широкий оборот право собственности перегринов. Наконец, встал вопрос о признании прав частных лиц на провинциальные земли. Этим определяется порядок дальнейшего рассмотрения видов собственности.

Квиритская собственность. Квиритская собственность — dominium ex iure Quiritium — могла принадлежать только полноправным римским гражданам и тем, кто был наделен ius commercii. Кроме римской правоспособности лица требовалось, чтобы и вещь была способна к участию в римском обороте. Такими вещами, прежде всего, были res mancipi, к числу которых принадлежал строго очерченный круг объектов, в частности, все земельные участки на италийской почве (solum Italicum). Для квиритской собственности на res mancipi существовали специальные способы приобретения по договорам, как манципация или уступка права в ходе процесса — in iure cessio. Сюда относились далее res пес mancipi, приобретения, которые не требовали особых формальностей (впоследствии говорили, что оборот с res пес mancipi регулируется началами ius gentium). Передача владения посредством традиции была усвоена, на почве общеиталийских обычаев и римским квиритским правом.

Собственность перегринов. Неримские граждане (латины и перегрины) подчинялись в Риме праву своей родины (origo). Доступ к римской собственности путем совершения сделок права народов, ius gentium, был открыт в начале республики, главным образом, в области оборота движимых вещей, в интересах самих римлян. По цивильному праву некоторым общинам и даже отдельным лицам из иностранцев предоставлялось право участия в обороте римлян — ius commercii. Оно относилось только к сделкам между живыми — inter vivos — и определялось, как взаимное право купли-продажи — emendi vendendique invicem ius. Это не называлось даже передачей собственности и отнюдь не означало участия в квиритском праве, а только в отдельных квиритских оборотных сделках. Из этих сделок иностранцам были доступны манципация и литеральные (счетно-письменные) договоры. Приобретаемое иностранцами право защищалось только эдиктом перегринского претора при помощи «фиктивных» исков, где за истцом «фингировалось» (воображалось) свойство римского гражданина. Эти иски были направлены против частых нарушений права и влекли наложение штрафов. В источниках нет, однако, следов «фиктивных» или иных исков, направленных на отыскание и возврат утраченной вещи, какие предоставлялись квиритскому собственнику. По-видимому, перегринам приходилось довольствоваться владельческими интердиктами для охраны своих прав на приобретавшуюся по сделкам цивильного права собственности.

Провинциальная собственность. Провинциальная земля была собственностью римского народа по праву завоевания и носила публично-правовой характер — res publicae. Обыкновенно ее делили на две части: одна составляла ager publicus, дублировавший древне-италийский ager publicus, и считавшийся государственной собственностью; другая — ager redditus, предоставлявшийся прежним владельцам для пользования, согласно их национальным законам и обычаям. Соответствующие законы выражали это формулой — habere possidere, uti frui liceto — пусть им будет позволено иметь, владеть, пользоваться и извлекать плоды. Но по воле римского государства прежние владельцы могли быть в любое время лишены предоставленного им права пользования. Государственный провинциальный фонд рано был захвачен лицами, принадлежавшими к верхушке класса рабовладельцев. Во II в. н.э. за владельцами провинциальных земель было признано право, которое терминологически обозначалось, как владение или узуфрукт — possessio или ususfructus, но по существу это было правом собственности. Надо думать, что распространение начал владельческой защиты на провинциальные имения произошло еще раньше, в последнем столетии до н.э. Владением этого типа широко пользовались наиболее влиятельные группы римских граждан, для которых провинциальные земли служили, с развитием оборота, источником огромных доходов.

Провинциальная собственность отличалась от квиритской собственности на италийские земли в области публичного права, главным образом, тем, что с провинциальных земель взимались в пользу казны особые платежи — stipendium или tributum. В сфере частного оборота провинциальные собственники не могли пользоваться юридическими актами цивильного права, а обращались исключительно к праву народов. Это упрощало и облегчало установление и передачу права собственности и не мало способствовало развитию в провинциях оборота недвижимостей.

Добросовестное владение и бонитарная собственность. Устарелое деление имущества на res mancipi и res пес mancipi и применение связанных с первой группой формальных и громоздких способов приобретения и отчуждения, при постоянно увеличивавшемся приросте земель и рабов, еще в период республики признавались обременительными и задерживающими оборот препятствиями. Поэтому, например, прокулианцы настаивали на изъятии приплода крупного рогатого скота из разряда res mancipi, чтобы облегчить приобретение и сбыт молодняка, которым славилась Италия. С другой стороны, собственники земель и рабов, отчуждая их на разных условиях (платежа, сроков, кредита), нередко ограничивались простой передачей — traditio, откладывая до выполнения условий или уплаты покупной цены совершение формальных сделок (mancipatio, in iure cessio). Введенная же для res пес mancipi гораздо раньше правом народов (ius gen-tium) неформальная традиция вследствие отсутствия публичной проверки таила в себе для добросовестных приобретателей опасность приобретения чужих вещей от недобросовестных отчуждателей и угрозу последующих требований со стороны собственников. Таким образом, добросовестному приобретателю грозила опасность как при приобретении вещи от несобственника, так и при приобретении от собственника путем передачи без осуществления формальностей mancipatio или in iure cessio.

Отчуждатель res mancipi при ненормальной передаче оставался квиритским собственником и мог, в случае невыполнения не только кредитных, но и всяких других условий сделки, вернуть от приобретателя переданную им вещь, как свою собственную. Только по истечении установленных законами XII таблиц сроков приобретательной давности, добросовестный приобретатель сам становился квиритским собственником.

Несмотря на то, что все эти возможные осложнения находили основание в цивильном праве, преторы пошли навстречу требованиям экономически сильнейших участников оборота и допустили широкое применение именно ненормальной передачи для приобретения вещей всех видов, требуя только bona fides (добрая совесть) на стороне приобретателя. Этим термином обозначалась уверенность приобретателя в правомерности полученного владения вещами, или точнее, незнание о недостатках приобретаемого права. Оборот недвижимостей стал более подвижным (мобильным) и потому более выгодным для самих квиритских собственников, поднимая и понижая ценность земель и рабов соответственно конъюнктуре рынка. Тем самым реформы преторов вполне соответствовали интересам крупных землевладельцев и рабовладельцев.

Если квиритский собственник, отчудивший res mancipi, передал ее приобретателю не путем манципации или in iure cessio, а при помощи неформальной traditio, а затем, основываясь на своем квиритском праве, предъявлял иск об истребовании вещи от приобретателя, последнему была дана возможность отклонить такое требование квиритского собственника посредством возражения о продаже и передаче этих вещей — exceptio rei venditae et traditae. Если же лицо, приобретшее res mancipi посредством traditio, утрачивало фактическое владение вещью, ему стали давать особый иск, получивший название по имени претора Публиция (I в. до н. э.) — actio Publiciana. В формуле этого иска допускалось предположение, что приобретатель провладел давностный срок (actio ficticia). Таким образом, в конечном итоге, лицо, приобретшее res mancipi при помощи traditio хотя и не становилось квиритским собственником, но фактически вещь закреплялась в его имуществе — in bonis; отсюда идет название бонитарной или преторской собственности.

Бонитарному или преторскому собственнику actio Publiciana давалась против любого третьего лица. Такой же иск давался и добросовестному приобретателю даже чужих вещей. В случаях потери владения этими вещами, он получал этот иск для истребования вещи, но не от всякого третьего лица, а только от недобросовестного владельца. В классическом праве квиритская собственность и преторская собственность или бонитарная (rem in bonis habere) существовали параллельно.

Социальная сущность права собственности в римском праве

Право собственности является наиболее полным правом на вещь. Собственник обладает самыми широкими распорядительными полномочиями: он может отчуждать вещь, менять ее хозяйственное значение, ухудшать свойства вещи и даже уничтожать ее. Собственник признается владельцем (если владение не перешло к другому лицу), так что он может защищать свою связь с вещью от нарушений со стороны третьих лиц посредством владельческих интердиктов, а не только посредством исковых средств, а, утратив вещь -- прибегнуть как к интердикту для восстановления владения, так и к иску о праве собственности (виндикации) Собственнику принадлежат все плоды и приращения вещи, приобретения, сделанные рабом и прочими. Однако право собственности не следует сводить к набору полномочий. Собственник остается собственником и в отсутствии любого из этих полномочий. Попытки определить частную собственность как наиболее полную власть над вещью показывают, что единственным определением собственности, отличным от характеристик любого права в субъективном смысле, оказывается ее объект -- вещь, которая при таком подходе представляет предметом этого права.

Помимо полномочий, частная собственность имеет другое измерение, так что сами эти полномочия выступают лишь как проявление более основательного качества, которое не поддается выражению в положительных правовых понятиях, поскольку логически предшествует самому гражданскому обороту. Позитивное право определяет это качество негативно: собственник не имеет иных ограничений своей власти над вещью, кроме установленных законом в интересах общества собственников.

Собственность как институт частного права параллелен суверенитету в праве публичном. Как суверенитет выражает высшую власть народа в пределах определенной территории, так собственность устанавливает господство свободной воли в сфере предметных интересов. Существенные черты права собственности демонстрируют поземельные отношения классического периода, когда индивидуальная автономия собственника представлена как привилегия римского гражданина. В рамках же римского национального права собственность выступает как всеобщее полномочие. Собственность не принимает идею конечного срока: временная собственность невозможна. Только при Юстиниане в некоторых случаях допускается перенос собственности на время (ad tempus). Римскому праву неизвестен институт принудительной конфискации собственности в интересах общественной пользы. Римские власти не имели возможность принудить земельного собственника продать свой участок, если он создавал препятствие для публичных целей.

Утрата правосубъективности закономерно сопровождалась конфискацией имущества. Понятие ограничение собственности относится к полномочиям собственника и не затрагивает сущности института: понятие собственности не принимает идею ограничения. Отдельные полномочия собственника могут быть ограничены по закону или по воле самого собственника. В обоих случаях ограничение исходит из идеи собственности как наиболее полного права на вещь и может рассматриваться как дополнительное определение собственности. Если законодательное ограничение умаляет всевластие отдельного собственника, оно тем не менее нацелено на совершенствование отношений собственности в целом и устанавливается в интересах всех собственников. Ограничения, установленные по инициативе собственников как частных лиц (сервитуты), сами по себе предполагают, что прежде в этом отношении никаких ограничений не существовало. Положительные обязанности (in faciendo) лица в качестве собственника (propter rem) римскому праву неизвестны: все подобные отношения представляют собой личные обязательства собственника, обеспеченные реальной гарантией -- когда кредитор имеет специальное вещное право. Прямое принуждение собственника к совершению положительных действий римскому праву неизвестно. Собственность была свободна и от такого публичного ограничения, как налог.

Публичная власть может принудить собственника к положительным действиям только вне рамок гражданского права. Налог является выражением суверенитета государства и связан с преобладанием непрямых форм народовластия; он устанавливается по воле общества собственников и в его интересах. Разрыв взаимозависимости законодательной и исполнительной власти в вопросе налогообложения создает опасность неправового ограничения собственности; в этом случае возникает конфликт между гражданским обществом и государством, которое косвенным образом подрывает саму основу своего существования. Итак, право собственности в римском праве представляло собой право лица на полное и исключительное господство над вещью в виде владения, пользования и распоряжения ею.

Римские юристы проводили различия между собственностью и владением. Владением они называли фактическое отношение лица к вещи, подобное тому, которое существует у собственника. Но собственник может и не владеть вещью (например, если она потеряна или украдена). Тем не менее, в римском праве не всякое фактическое господство признавалось юридическим владением, а лишь то, которое соединено с намерением господствовать над вещью, подобно собственнику.

Основы римского права собственности нашли отражение в современных гражданских документах (кодексах, уложениях и т. д.). Право собственности в римском праве внесло огромную веху в разработке современных кодификаций по защите законных прав и интересов собственников.

римский право собственность

Задание 2. Практическое задание

Римский гражданин имел трех сыновей и дочь. Один из сыновей совершил преступление, и отец выдал виновного головой. Другой сын перешел в состояние латинов, чтобы получить право на землю, раздаваемую латинам в провинциях. Третий сын, оставшись сиротой, согласился на усыновление богатой бездетной семьей того же рода. Дочь была выдана замуж еще при жизни отца.

Как изменилось юридическое положение этих лиц по отношению к семье и обществу.

Решение

Граждане Рима имели в семье сугубо патриархальный характер. Абсолютным владыкой и единственным представителем в семье был отец. Он был вправе судить, наказывать, продавать в рабство, отдавать в кабалу, казнить любого члена семейства; только ему принадлежало право собственности на имущество семьи. Таким образом, именно отец семейства обладал полной правоспособностью. У детей в отличие от отца правоспособности значительно меньше. Поэтому, отец был вправе выдать головой сына, совершившего преступление. «Выдать головой» означало обращение в рабство, поэтому сын утратил римское гражданство и после смерти отца не мог наследовать по завещанию, также он не мог становиться опекуном, лишался пассивного избирательного права, не мог привлекаться в качестве свидетеля (за преступления).

Самостоятельность женщин ограничивалась тем, что она должна была находиться под опекой: либо отца семейства, либо супруга, либо даже своих сыновей или ближайших родичей. Объяснялось это тем, что природное легкомыслие женщин облегчает введение их в заблуждение в самых разных обстоятельствах гражданского оборота. Поэтому, после заключения брака, дочь попадает под власть мужа, она находится в полной зависимости от мужа. Все, что дочь имела до брака, что приобретала в браке — все переходило в собственность мужа. Также дочь, заключив брак, перестала быть агнаткой своих отца и братьев, т.к. она вступила в агнатическую семью своего мужа и дети ее будут чужими для братьев, родство детей перейдет на сторону мужа (братья мужа, дяди и т. д.).

Полнота правоспособности зависела от наличия трех состояний (свободы, гражданства и семейного состояния), утрата всех или некоторых из них приводила к уменьшению объема правоспособности. Римское право предусматривало 3 степени умаления правоспособности: наибольшее, среднее и наименьшее (Институция I Кн. 1. XVI).

Другой сын, перейдя в состояние латинов, с целью получения права на землю, потерял право римского гражданства. Латины не могли создать римскую семью, они считались неполноправными жителями государства, не участвовали в политической жизни государства, т.к. не располагали политическими правами римского гражданства. Но латины могли приобретать земельную собственность, заниматься торговлей. Объем правоспособности в данном случае, уменьшился по среднему умалению правоспособности: Утрата гражданства наступала и при добровольной эмиграции, приобретении статуса латина, для приобретения провинциальной собственности.

Третий сын, будучи агнатом своей семьи (по кровной связи), перейдя в богатую семью того же рода, становится когнатом (не связанный кровным родством), он переходит под власть отца этой семьи и является наследником.

Задание 3. Подчеркните утверждение, соответствующее нормам римского права:

Vindicatio защищает главным образом:

— владеющего квиритского собственника;

— добросовестного владельца;

— всякого владельца от третьих лиц;

— бонитарного собственника;

— невладеющего квиритского собственника.

Библиография

1. Дождев Д. В. Римское наследственное право. — М., 1993

2. Кузницин А. А. История Древнего Рима. — М., 1980

3. Новицкий И. Б. Римское право.- М., 1995

4. Новицкий И. Б. Римское право. -- Изд. 7-е стереотипное. — М., 2002

5. Мотылева В. Я. Основы римского гражданского права. Юнита, М., 1993

6. Покровский И. А. История римского права. Изд-во торг. дом «Летний сад», С-Петербург, 1998

7. Романовская В. Б., Курзенин Э. Б. Основы римского частного права. -

Нижний Новгород, 2000

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой