Понятие и признаки доведения до самоубийства

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Государство защищает право человека на жизнь путем создания условий достойного и безопасного существования граждан. Опосредованный результат неспособности государства обеспечить основные социальные потребности человека — самоубийство, т. е. намеренное лишение себя жизни.

Это социальное явление в нашей стране приобрело масштаб национальной эпидемии. По данным Федеральной службы государственной статистики, в России в 2012 г. было совершено около 46 тысяч самоубийств http: //www. gks. ru/free_doc/2013/b0613/04−27. htm, т. е. по уровню самоубийств (суицида) Россия находится на одном из первых мест в мире (а именно — на третьем после Шри-Ланки и Казахстана). По количеству же самоубийств несовершеннолетних Россия занимает первое место в мире: ежегодно добровольно расстаются с жизнью около 2500 несовершеннолетних (на втором месте США — 1800 детей-самоубийц в год) Право на смертную казнь / Под ред. А. В. Малько. М., 2004. С. 128.

Причины самоубийств — в первую очередь социально-экономического характера. Однако есть основания полагать, что наряду с психическими отклонениями и социальными факторами причиной многих суицидов являются виновные действия третьих лиц. Вместе с тем судебной практики по делам о доведении до самоубийства практически нет, а возбужденные дела в основном прекращаются за отсутствием состава преступления. Это часто обусловлено сложностью применения ст. 110 Уголовного кодекса РФ (далее — УК, УК РФ) (доведение до самоубийства).

В частности, одним из обстоятельств, вводящих правоприменителя в заблуждение при квалификации виновных действий как доведения до самоубийства, является неопределенность в отношении формы вины, с которой может быть совершено данное преступление. В ст. 110 УК РФ она прямо не закреплена. Это приводит к многочисленным спорам, а высказываемые специалистами мнения часто являются практически взаимоисключающими.

Норма об ответственности за доведение до самоубийства во все времена использовалась достаточно редко. К примеру, в 1993 — 1996 гг. доля доведений до самоубийства составляла 0,3% от общего числа преступлений против личности. Однако с середины 90-х годов до настоящего времени количество зарегистрированных преступлений неуклонно росло. В 2000 г. по ст. 110 УК было зарегистрировано 90 преступлений, 59 дел о которых были окончены расследованием; выявлено 56 лиц, совершивших преступление. В 2008 г. зарегистрировано уже 141 преступление, а в 2012 г. — 175. Цифры показывают, что число зарегистрированных преступлений, предусмотренных ст. 110 УК, только за последние пять лет выросло почти вдвое www. gks. ru — официальный сайт Федеральной службы государственной статистики.

Всем изложенным и обусловлена актуальность рассматриваемой темы.

Вопросы уголовной ответственности за доведение до самоубийства рассматривали Авакян Р., Бородин С., Загородников Н., Лысак Н., Лопаткин Д., Уколова Ю., Шаргородский М. и многие другие авторы. Однако актуальность темы предполагает необходимость ее дальнейшей разработки.

Целью настоящей работы является исследование понятия и признаков доведения до самоубийства.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1) проанализировать понятие и признаки доведения до самоубийства по действующему российскому уголовному праву;

2) раскрыть элементы состава доведения до самоубийства;

3) изучить проблемы, связанные с квалификацией и отграничением доведения до самоубийства от смежных составов преступления;

4) исследовать судебную практику по этой категории преступлений.

Объектом исследования является комплекс теоретических и практических вопросов, связанных с квалификацией доведения до самоубийства.

Предметом исследования является российское уголовное законодательство, предусматривающее ответственность за доведение до самоубийства.

Глава 1. Объективные признаки доведения до самоубийства

1.1 Объект доведения до самоубийства

Объект преступления — это поставленные под охрану уголовного закона общественные отношения, на нарушение которых направлено преступное посягательство. Проще говоря, это «мишень, по которой бьет всякое преступление» Коржанский Н. И. Объект преступления // Энциклопедия уголовного права. Т. 4. Состав преступления. Издание профессора Малинина. СПб., 2005. С. 101. Неслучайно именно с определения объекта посягательства начинается квалификация всякого деяния, разграничение преступного и непреступного, установление характера и степени общественной опасности конкретного деяния, разграничение со смежными составами преступлений. Не является исключением из этого правила и такое преступление, как доведение до самоубийства (ст. 110 УК РФ).

Впервые светское наказание за самоубийство на Руси было предусмотрено в артикуле 164 Артикула воинского от 26 апреля 1715 г., в котором устанавливалась позорящая процедура: «Ежели кто сам себя убьет, то надлежит… тело его в бесчестное место отволочь и закопать, волоча прежде по улицам…» Цит. по: Цыркалюк А. А. Развитие российского уголовного законодательства об ответственности за доведение до самоубийства // Российский следователь. 2011. № 3. С. 35.

В современном праве состав доведения до самоубийства содержится в уголовных кодексах многих стран. Так, согласно ст. 125. 15 УК штата Нью-Йорк, неосторожное убийство является простым убийством 2-й степени и бывает трех разновидностей, одной из которых является умышленное доведение другого лица до самоубийства или оказание ему в этом помощи. За такое преступление осужденный подлежит по приговору суда тюремному заключению на неопределенный срок Крылова Н. Е., Серебренникова А. В. Уголовное право зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии): Учебное пособие. Изд. 3-е, переработ., и доп. М., 2001. С. 102.

В Российской Федерации самоубийство заслуживает морального осуждения, однако, если человек лишает себя жизни под воздействием других лиц, это образует состав преступления. Уголовная ответственность за доведение до самоубийства предусмотрена ст. 110 УК РФ. Преступление, предусмотренное ст. 110 УК РФ, относится к категории средней тяжести.

На сегодняшний день споров относительно объекта доведения до самоубийства не существует ни в научной среде, ни в практике. Вместе с тем более внимательное изучение проблем данного элемента рассматриваемого состава преступления приводит к любопытным выводам и заставляет задуматься над этим вопросом.

Статья 110 УК РФ расположена в разделе Уголовного кодекса, посвященном преступлениям против личности. В связи с этим родовым объектом доведения до самоубийства является личность.

Личность представляет собой не только человека как биологическое существо, но и является основным звеном общественных отношений, создателем и носителем социальных ценностей, субъектом трудовой деятельности, общения, познания. В философии можно встретить положение, согласно которому не каждый человек является личностью. Так, например, Э. В. Ильенков писал, что «личность возникает тогда, когда индивид начинает самостоятельно… осуществлять внешнюю деятельность по нормам… той культуры, в лоне которой он просыпается к человеческой жизни, к человеческой деятельности» Ильенков Э. В. Философия и культура. М., 1991. С. 398. В целом его подход в литературе поддерживал В. П. Тугаринов, однако отмечал, что «нельзя… всех людей без исключения считать личностями, личность должна обладать чертами, которые свойственны лишь взрослому и психически нормальному человеку» Тугаринов В. П. Личность и общество. М., 1965. С. 88. Практически продолжая рассуждения В. П. Тугаринова, Н. И. Матузов утверждал: «Ребенок не личность, душевнобольной тоже… личностью не рождаются, а становятся» Матузов Н. И. Правовой статус личности: понятие, структура, виды // Теория государства и права / Под ред. Н. И. Матузова, А. В. Малько. М., 2001. С. 263. В развитие этой позиции А. Н. Красиковым было высказано мнение, что и в праве личностью может считаться не каждый человек, «а только тот, кто, получая при рождении права и свободы, способен самостоятельно ими владеть, распоряжаться, а также самостоятельно исполнять установленные государством обязанности» Красиков А. Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. Саратов, 1996. С. 5.

Однако нужно уточнить, что личность появляется там, где начинает проявляться характер человека, оценивающее отношение к окружающему миру. Вместе с тем, ни в уголовном праве, ни в целом в законодательстве России не проводится различия между личностью и человеком, данные понятия воспроизводятся как идентичные Якимов А. Ю. Статус субъекта права (теоретические вопросы) // Государство и право. 2003. N 4. С. 45.

Согласно общепринятой в науке позиции видовым объектом доведения до самоубийства является жизнь и здоровье человека вне зависимости от его возраста, физического состояния и интеллектуального развития.

Длительное время вопрос о непосредственном объекте преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ, оставался дискуссионным. В литературе в качестве непосредственного объекта рассматриваемого преступления выделяли: 1) жизнь Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. Под редакцией проф. А. И. Рарога. М., 2005. С. 275; Курс российского уголовного права. Особенная часть / Под ред. В. Н. Кудрявцева, А. В. Наумова. М., 2002. С. 190., 2) право на жизнь Красиков А. Н. Указ. соч. С. 23., 3) общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. В. В. Мозякова. М., 2004. С. 357. Таким образом, выяснение непосредственного объекта доведения до самоубийства, по существу, сводилось к спору об объекте преступления вообще, а не конкретно того, где результатом преступного посягательства стало самоубийство потерпевшего.

В целом же непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ («Доведение до самоубийства»), принято считать жизнь человека Бородин С. В. Преступления против жизни. М., 1999. С. 48 — 50; Цой О. Р. Самоубийство в местах лишения свободы: криминологические проблемы / Под ред. И. В. Корзуна. М., 2007. С. 49; и др.

Жизнь в общепринятом понимании — это физиологическое состояние человеческого организма. Как физиологический процесс жизнь имеет начало и конец. Определение этих моментов необходимо для того, чтобы установить период, в течение которого жизнь человека как таковая находится под охраной уголовного законодательства.

Вопрос установления окончания жизни человека и наступления смерти, после чего защита жизни человека лишена смысла в силу того, что жизнь уже объективно не существует, также длительное время вызывал дискуссии среди медиков и юристов. Одни авторы полагали, что смерть человека наступает с момента прекращения дыхания и сердцебиения, другие считали сердцебиение не абсолютным доказательством жизни. Но признавалось бесспорным наступление смерти с момента органических изменений в головном мозге и центральной нервной системе Акопов В. И. Судебная медицина. М., 2003. С. 21.

Этот спор был разрешен принятием Приказа Минздрава России от 4 марта 2003 г. N 73 «Об утверждении Инструкции по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий» СПС «Гарант». В процессе умирания выделяют стадии: агонию, клиническую смерть, смерть мозга и биологическую смерть. Агония характеризуется прогрессивным угасанием внешних признаков жизнедеятельности организма (сознания, кровообращения, дыхания, двигательной активности). При клинической смерти патологические изменения во всех органах и системах носят полностью обратимый характер. Смерть мозга проявляется развитием необратимых изменений в головном мозге, а в других органах и системах — частично или полностью обратимых. Биологическая смерть выражается посмертными изменениями во всех органах и системах, которые носят постоянный, необратимый, трупный характер. Согласно Инструкции, констатация смерти человека производится при наступлении смерти мозга (при полном и необратимом прекращении всех функций головного мозга, регистрируемом при работающем сердце и искусственной вентиляции легких) или биологической смерти человека (необратимой гибели человека).

Относительно момента начала уголовно-правовой охраны человеческой жизни существуют спорные позиции. Это связано с тем, что рождение, так же как и смерть, не одномоментный акт, а продолжительный процесс. Так, ученые не пришли пока к единому мнению относительно того, начинается жизнь с началом физиологических родов или с момента зачатия, с момента появления плода из тела матери или с момента отделения плода и начала самостоятельного дыхания Байканова А. Ш. Доведение до самоубийства: квалификация преступления // Евразийский юридический журнал. 2012. № 52. С. 42.

Принимая во внимание все существующие позиции относительно начала человеческой жизни, не стоит уделять данному вопросу много времени при обсуждении объекта в конкретном случае. Это обусловлено тем, что в спектре нашего внимания оказывается явление самоубийства. Если для квалификации преступления, где непосредственным объектом является жизнь человека, не имеют значения состояние физического и психического здоровья потерпевшего, его возраст и иные обстоятельства, поскольку «уголовным законом охраняется жизнь во всех ее проявлениях» Есаков Г. А., Рарог А. И., Чучаев А. И. Настольная книга судьи по уголовным делам / Отв. ред. А. И. Рарог. М., 2007. С. 150., то в случае, когда речь идет о самоубийстве, мы уже говорим о человеческом поступке, который характеризуется наличием воли и сознания.

Следовательно, выяснение вопроса о начале жизни имеет существенное значение для тех составов преступлений, где возможно воздействовать на нее преступным образом на любом этапе ее существования, даже когда сам обладатель жизни еще этого не осознает (например, плод в утробе матери с 22-й недели беременности, когда его существование уже возможно вне утробы). К таковым относятся все виды убийств, включая квалифицированные и привилегированные составы, а также причинение смерти по неосторожности (ст. ст. 105 — 109 УК РФ).

Итак, доведение до самоубийства тем и примечательно, что в данном случае непосредственным объектом преступления выступают общественные отношения, возникающие по поводу охраны жизни психически здорового и способного физически обеспечивать себя человека, так как самоубийство возможно только при наличии сознания и воли, отличается самостоятельностью в причинении себе вреда.

Дополнительным объектом доведения до самоубийства в литературе также признают здоровье потерпевшего Крылова Н. Е. Уголовное право и биоэтика: проблемы, дискуссии, поиск решений. М., 2006. С. 189. Это относится к случаям, когда из способов доведения до самоубийства преступник избирает причинение физического насилия. «Здоровье представляет собой состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не только отсутствие болезней или физических дефектов», — так определяется здоровье в Уставе Всемирной организации здравоохранения, принятом 26 июня 1946 г. http: //www. interpravo. ru/.

Кроме того, в качестве дополнительного объекта доведения до самоубийства выделяют честь и достоинство лица, отдавшего предпочтение суициду Козаченко И. Я. Уголовное право. Особенная часть. 3-е изд. М., 2012. С. 30.

Честь и достоинство отражают объективную оценку окружающими и его самооценку. В объективном смысле честь и достоинство являются оценкой поведения человека в общественном мнении.

В конституционном праве достоинство личности — критерий отношения государства к личности и ее правовому статусу как высшей национальной ценности. Согласно общему толкованию достоинство определяется как совокупность высоких моральных качеств, а также уважение этих качеств в самом себе Ожегов С. И. Словарь русского языка / Под ред. Н. Ю. Шведовой. 23-е изд., испр. М., 1991. С. 180. Специальными юридическими знаниями этот термин отнесен к морально-нравственной категории, означающей уважение и самоуважение человеческой личности. Достоинство — неотъемлемое свойство человека как высшей ценности, принадлежащее ему независимо от того, как он сам и окружающие его люди оценивают его личность. В гражданском праве достоинство — одно из нематериальных благ (ст. 150 Гражданского кодекса РФ), принадлежащее человеку от рождения, оно неотчуждаемо и непередаваемо. Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь и достоинство сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности Большой юридический словарь. 3-е изд., доп. и перераб. / Под ред. проф. А. Я. Сухарева. М., 2006. С. 213. Психологи подчеркивают, что определяющим в формировании достоинства является отношение человека к окружающей его действительности, взаимоотношения с тем коллективом, в котором он находится Еникеев М. И. Основы общей и юридической психологии: Учебник для вузов в 2 томах. Т. 1. М., 2002. С. 88−89.

Честь, с одной стороны, — это внутреннее нравственное состояние человека. С другой стороны — общественная оценка личности, ее духовных и социальных качеств. При этом следует помнить, что понятие чести изначально предполагает ее положительную оценку.

Сторонники противоположной точки зрения (о том, что в качестве дополнительного объекта доведения до самоубийства нельзя выделять честь и достоинство лица), подтверждают свою позицию тем, что жестокое обращение и систематическое унижение человеческого достоинства потерпевшего по ст. 110 УК РФ не что иное, как способ совершения деяния более опасного, нежели, допустим, клевета либо оскорбление (ст. 129 УК РФ, ст. 130 УК РФ) Уколова Ю. Своеобразие объекта посягательства в преступлении, связанном с самоубийством потерпевшего // Мировой судья. 2007. № 11. С. 49. Сторонники данной позиции утверждают, что анализ диспозиции ст. 110 УК РФ не позволяет считать, что честь и достоинство в данном случае поставлены законодателем под охрану в качестве основного, дополнительного или факультативного объекта преступления. Вопрос здесь разрешен аналогично тому, как он разрешается в составах убийств или причинения смерти по неосторожности (ст. ст. 105 — 109 УК РФ), изнасилования либо насильственных действий сексуального характера (ст. ст. 131, 132 УК РФ). Причинение при убийстве вреда здоровью, несовместимого с жизнью, при изнасиловании — вреда чести и достоинству потерпевшей отнюдь не свидетельствует о том, что одним из объектов состава убийства является здоровье, а состава изнасилования — честь и достоинство.

Вместе с тем данная последняя позиция не представляется достаточно убедительной. В науке уголовного права устоялось мнение, что дополнительным непосредственным объектом преступления вообще и доведения до самоубийства в частности «является то общественное отношение, посягательство на которое не составляет сущности данного преступления, но которое этим преступлением нарушается или ставится в опасность нарушения наряду с основным объектом преступления» Коржанский Н. И. Указ. соч. С. 152. В связи с этим представляется, что характерная особенность дополнительных объектов доведения до самоубийства (честь, достоинство, здоровье) состоит в том, что они во многих случаях являются самостоятельными объектами и требуют дополнительной уголовно-правовой охраны.

Думается, что выделение основного и дополнительных объектов в преступлении, связанном с самоубийством потерпевшего, имеет не столько теоретическое, сколько практическое значение для надлежащей квалификации содеянного Куринов Б. А. Научные основы квалификации преступлений. М., 1984. С. 22. Если не проводить такого различия в объектах преступного посягательства, в некоторых случаях невозможно будет добиться правильной квалификации деяния. Именно этим можно объяснить ошибки, встречающиеся на практике при разграничении доведения до самоубийства, убийства, причинения тяжкого вреда здоровью и прочих преступлений, повлекших самоубийство (покушение на самоубийство) потерпевшего.

Обсуждая вопрос об объекте преступлений, связанных с самоубийством потерпевшего (доведение до самоубийства), нельзя обойти вниманием предмет данного преступного посягательства. Это объясняется тем, что невозможно причинить вред объекту преступления путем непосредственного воздействия на общественные отношения. Как верно замечал Н. И. Коржанский, «объект — явление реальное, но неосязаемое» Коржанский Н. И. Указ. соч. С. 159.

Преступное удовлетворение потребностей происходит путем воздействия на определенные материальные объекты, например на человека, либо путем совершения действий, удовлетворяющих потребность субъекта. В преступлении, связанном с самоубийством потерпевшего, воздействие производится на тело (физическое воздействие) и психику (психологическое воздействие) человека. Установление факта, что-то или иное деяние воздействует на различные стороны общественных отношений и их носителей, позволяет показать связь объективной стороны преступления с объектом. В этой взаимосвязи проявляется суть преступного поведения, общественная опасность и необходимость охраны общественных отношений уголовно-правовыми средствами Гусак О. А. Доведение до самоубийства: вопросы совершенствования уголовно-правовой нормы // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия: Право. 2013. № 1. С. 190.

Согласно приведенной Н. И. Коржанским классификации предметов преступления Коржанский Н. И. Указ. соч. С. 209. в доведении до самоубийства родовым предметом является человек, а видовым — психика человека. Следует согласиться с данным утверждением. Характерная особенность преступного воздействия на психику потерпевшего при доведении до самоубийства состоит в прямом и непосредственном психическом насилии. Это насилие возможно в различных формах — устно, письменно, жестами — и всегда направлено на конкретное лицо. Воздействуя на психику жертвы, виновный пытается добиться от нее определенного поведения, совершения в его интересах определенных действий или воздержания от совершения таковых. Вред объекту преступления при этом причиняется путем действий жертвы вопреки личным и общественным интересам и выражается в самоубийстве жертвы. Следовательно, непосредственным объектом преступления остается жизнь человека, а предметом является все-таки психика человека.

Итак, выявленные особенности объекта посягательства в преступлениях, связанных с самоубийством потерпевшего, помогут должным образом квалифицировать подобные преступные деяния.

1.2 Объективная сторона доведения до самоубийства

Объективная сторона состава доведения до самоубийства усложненная. В нее входят:

а) поведение самого виновного (угрозы, жестокое обращение, систематическое унижение человеческого достоинства потерпевшего);

б) создание таким поведением «тупиковой» в представлении потерпевшего жизненной ситуации, близкой к состоянию безысходности;

в) принятое потерпевшим под влиянием этого решение о самоубийстве;

г) акт самоубийства или покушения на него.

Самоубийство, таким образом, причинно обусловлено предшествующим поведением виновного. Между поведением виновного и указанным последствием должна быть установлена причинная связь.

В законе дан исчерпывающий перечень уголовно наказуемых способов доведения до самоубийства:

1) угрозы;

2) жестокое обращение;

3) систематическое унижение человеческого достоинства потерпевшего.

Иные способы (например, постоянное надоедливое следование как тень за возлюбленной, систематические задержки с выдачей зарплаты), даже если они привели к самоубийству потерпевшего, не могут влечь ответственности по ст. 110 УК РФ. Объединяет упомянутые в законе способы то, что все они носят противоправный характер.

Один из способов доведения до самоубийства или покушения на него — угрозы. Виды угроз в диспозиции ст. 110 УК РФ не раскрываются, и каких-либо ограничений в этой части не содержится. Это означает, что, по мнению законодателя, довести до самоубийства можно любой противоправной угрозой (насилием, незаконным выселением, распространением сведений интимного характера). Важно, чтобы потерпевший воспринимал эти угрозы как реальные, создающие опасность его правам и законным интересам. Угроза уволить работника в связи с обнаружившейся его непрофессиональной деятельностью или сообщить органам власти о совершенном им преступлении, как не носящая противоправного характера, не дает оснований для вменения ст. 110 УК РФ.

Понятие «угрозы» охватывает различные виды психического насилия, например угрозы убийством, причинением вреда здоровью, лишением жилья, материальной помощи, работы, разглашением компрометирующих сведений и т. д.

Угрозы должны носить конкретный характер и восприниматься потерпевшим как реальность, а не как некая абстракция. Причем по своему содержанию, интенсивности, характеру высказывания они действительно должны порождать у потерпевшего чувство безысходности и невозможности дальнейшего существования. Под воздействием такого психического насилия человек принимает решение о самоубийстве. Думается, единичный факт угрозы вряд ли может повлечь последствия, указанные в диспозиции ст. 110 УК РФ. Поэтому законодатель не случайно говорит не о единичной угрозе, а об угрозах.

Таким образом, угрозы могут касаться различных сторон жизни потерпевшего. При этом имеет значение не только содержание и форма угрозы, но и ее субъективное восприятие потерпевшим как представляющей реальную опасность для его существования, ставящей его в безвыходное положение.

Жестокое обращение — понятие оценочное, используемое и в ряде других статей УК РФ (например, ст. 156, 245). Жестокое обращение с потерпевшим может выражаться как в действиях, так и в бездействии. Оно связано с причинением лицу физических страданий путем нанесения побоев, истязании, причинении телесных повреждений, лишения свободы, пищи, воды, одежды, тепла, жилья, медицинской помощи, связывания, запирания, издевательстве, мучении и т. д. Как правило, оно предполагает неоднократное противоправное поведение виновного.

По своему объему это довольно широкое оценочное понятие. Оно охватывает различные деяния (действия или бездействие), причиняющие потерпевшему физические и психические страдания (побои, истязания, издевательства, лишение пищи и воды, средств к существованию, медицинской помощи, ограничение свободы, принуждение к выполнению бессмысленной, изнурительной работы, изгнание из жилища, преследования и др.).

В таком случае закон не требует, чтобы жестокое обращение с потерпевшим носило систематический характер. Поэтому даже единственный случай такого обращения может, как представляется, послужить причиной ухода человека из жизни, например: длительное циничное и жестокое обращение с потерпевшим, который в какой-то определенный момент уже не может вынести издевательств и лишает себя жизни Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 2005. № 4. С. 21. Следует отметить, что высказано и противоположное мнение («Жестокое обращение означает систематичность безжалостного, грубого отношения виновного к потерпевшему» Корякин В. М. Самоубийство военнослужащего как юридический факт: правовые последствия // Право в Вооруженных Силах. 2002. № 2. С. 34.), однако первое представляется более обоснованным и соответствующим закону.

Систематическое унижение человеческого достоинства выражается в многократных актах оскорбления, глумления, опорочивания потерпевшего.

Систематическое унижение человеческого достоинства предполагает совершение ряда деяний, направленных на постоянное оскорбление потерпевшего, издевательство над ним, травлю, распространение заведомо ложных сведений, насмешки в циничной форме над физическими недостатками и т. д. Систематичность по канонам уголовного права требует совершения не менее трех деяний, образующих признаки унижения человеческого достоинства. Поэтому единичный случай оскорбления, клеветы, издевательства не образует состава доведения до самоубийства.

«Систематическое унижение человеческого достоинства потерпевшего имеет место тогда, когда виновный цинично обращается с потерпевшим, подвергает его унизительному обращению, зло насмехается над его недостатками, издевается над ним, распространяет о нем позорящие сведения и т. д. Причем эти факты должны быть не единичными, а систематическими, т. е. иметь место более двух раз» Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. Под редакцией проф. А. И. Рарога. С. 276.

В условиях Вооруженных Сил указанные выше явления находят свое выражение в так называемых «неуставных взаимоотношениях», «дедовщине», «годковщине» Корякин В. М. Указ. статья. С. 35.

К систематическому унижению личного достоинства следует также относить изуверские обряды, навязываемый образ жизни, требования бесчеловечных пожертвований. Так, за доведение до самоубийства были осуждены Ф., А., С. и др., втянувшие К. и Н. в религиозную секту пятидесятников — «трясунов», где моленья сопровождались выполнением изуверских обрядов, доводящих людей до исступления. Под воздействием таких обрядов доведенные до истерического психоза К. и Н. покончили жизнь самоубийством Бюллетень Верховного Суда СССР. 1961. N 6. С. 12.

Все указанные выше деяния (угрозы, жестокое обращение, систематическое унижение человеческого достоинства потерпевшего) могут быть совершены как путем действия, так и путем бездействия.

Поскольку данные способы — обязательные альтернативные признаки состава доведения до самоубийства, по общему правилу достаточно квалификации содеянного по ст. 110 УК РФ (если только сам способ или его последствия не оказываются более общественно опасными).

В судебной практике не признаются доведением до самоубийства отказ одного из супругов от продолжения совместной жизни Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации: http: //www. supcourt. ru., отказ от заключения брака Там же., неприязненные отношения между потерпевшим и третьим лицом Там же. Также если потерпевший совершает самоубийство в ответ на правомерные действия лица (например, при угрозе привлечения к ответственности, разоблачения преступной деятельности), то состав преступления отсутствует.

Преступление полагается оконченным в момент самоубийства или покушения на него со стороны потерпевшего. Одно лишь высказывание намерения покончить с собой, приготовление к самоубийству, составление предсмертной записки не образует еще состава преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ.

Для наличия данного состава преступления должно быть установлено, что потерпевший умышленно пытался лишить себя жизни, поскольку не исключается инсценировка самоубийства. Следует учесть, что самоубийство мыслимо не только путем действия, но и — хотя в весьма редких случаях — бездействием (например, посредством отказа от пищи).

По делам о доведении до самоубийства должна быть выявлена причинная связь между деянием виновного и наступившими последствиями (самоубийством потерпевшего или покушением на него). Причем обстоятельства должны объективно свидетельствовать, что уход из жизни потерпевшего или покушение на суицид были обусловлены поведением виновного, стали результатом угроз с его стороны, жестокого обращения с жертвой, систематического унижения человеческого достоинства.

Так, Р. в ходе очередной ссоры с женой стал избивать ее, и она, убегая, выпрыгнула со второго этажа. Под окном стояла кровать с торчащими вверх металлическими прутьями. При падении потерпевшая ударилась об эти прутья и получила тяжелую травму. После случившегося Р. продолжил избиение жены. От полученных тяжких телесных повреждений она скончалась. Высшая судебная инстанция не признала в действиях Р. состава доведения до самоубийства и мотивировала свое решение тем, что потерпевшая, выпрыгнув из окна, стремилась спастись от насильственных действий мужа, а не пыталась покончить жизнь самоубийством. Р. был осужден за умышленное причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшей Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 2010. № 12. С. 20−21.

Нередко при доведении до самоубийства лицо совершает действия, которые образуют самостоятельные составы преступлений (например, клевета, оскорбление, побои, истязание), однако в силу того, что они образуют один из способов, указанных в диспозиции ст. 110 УК, квалификации по другим статьям не требуется.

Оговоримся также, что доведение до самоубийства малолетнего лица следует рассматривать как убийство (ст. 105 УК РФ), так как ребенок до определенного возраста не может в полной мере отдавать отчет своим действиям и руководить ими. В тех случаях, когда имеет место содействие или подговор к самоубийству несовершеннолетних или лиц, неспособных отдавать себе отчет в своих поступках или руководить ими, если в результате самоубийство имело место, то налицо «посредственное причинение», и лицо отвечает за убийство с прямым умыслом.

Случаи же, когда судебно-медицинской (судебно-психиатрической) экспертизой будет установлено, что в результате виновных действий непосредственно перед актом суицида у лица развилось психическое расстройство, которое стимулировало совершение самоубийства, преступление должно быть квалифицировано как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего (ч. 4. ст. 111 УК РФ) Уколова Ю. А. Форма вины при доведении до самоубийства // Российский следователь. 2007. N 12. С. 18 — 21. Т. е., если в результате доведения до самоубийства виновный совершает более тяжкие преступления (например, причиняет тяжкий вред здоровью), то необходима дополнительная квалификация по ст. 111 УК.

Исключается квалификация по совокупности со ст. 110, если доведение до самоубийства является квалифицирующим признаком других составов преступлений (например, изнасилование послужило поводом для потерпевшей покончить жизнь самоубийством Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 2005. № 4. С. 21−22.).

Итак, объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется доведением другого лица до самоубийства или покушения на самоубийство путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего. Закон не раскрывает содержания угрозы, не ограничивает его какими-либо рамками. Поэтому можно сказать, что характер угрозы может быть самым различным: применением физического насилия, ограничением или лишением свободы, лишением средств к существованию и т. д.

Глава 2. Субъективные признаки доведения до самоубийства

доведение самоубийство уголовный судебный

2.1 Субъект доведения до самоубийства

Субъект преступления — это один из обязательных элементов состава преступления. В уголовном праве субъектом преступления признается лицо, совершившее запрещенное уголовным законом деяние и способное нести за него уголовную ответственность.

С уголовно-правовой точки зрения субъект преступления — это лицо, совершившее преступление и обладающее указанными в уголовном законе признаками. Иначе говоря, для того чтобы признать лицо субъектом преступления, необходимо установить не только, что именно это лицо своим деянием нарушило уголовный запрет, но и то, что лицо обладает определенными свойствами (признаками), делающими его подлежащим уголовной ответственности.

Лицо считается совершившим преступление, если оно совершило запрещенное уголовным законом деяние. Субъектом преступления признаются как исполнители, так и все соучастники (организаторы, пособники и др.). Субъектом преступления могут быть не только лица, совершившие оконченные преступления, но и лица, виновные в приготовлении и покушении на преступление.

Признаки (свойства) лица, которые делают его подлежащим уголовной ответственности, указаны в ст. 19 УК РФ. Так, лицо, подлежащее уголовной ответственности (субъект преступления), должно обладать тремя юридическими свойствами:

— быть физическим лицом;

— быть вменяемым;

— достигнуть возраста, с которого наступает ответственность.

Указанные признаки являются обязательными, т.к. без них уголовная ответственность невозможна ввиду отсутствия надлежащего лица (субъекта преступления).

Субъектом доведения до самоубийства является физическое лицо, вменяемое, достигшее 16 лет.

Потерпевший может находиться, а может и не находиться в материальной или иной зависимости от виновного.

Виновный, грубо нарушая нравственные принципы поведения в обществе, жестоким и циничным обращением с потерпевшим доводит человека до самоубийства. В этом и заключается общественная опасность данного преступления.

Потерпевшим может быть любое лицо, независимо от того, состояло ли оно в родстве, находилось ли в материальной или иной зависимости от виновного, т. е. любое физическое лицо. В этом вопросе позиция УК РФ 1996 г. отличается от прежнего УК 1960 г., ст. 107 которого потерпевшим признавала только лицо, находящееся в материальной или иной зависимости от виновного. Это означает существенное расширение круга возможных субъектов данного преступления.

Таким образом, устранено ограничительное условие и ныне уголовную ответственность могут нести любые лица, в том числе посторонние для потерпевшего (распространяющие порочащие измышления о нем, высказывающие угрозы и т. д.).

2.2 Субъективная сторона доведения до самоубийства

В науке уголовного права виной признается психическое отношение субъекта к общественно опасному деянию и его общественно опасным последствиям Иванов С. А. Понятие, основные характеристики и показатели вины в уголовном праве России. Ставрополь, 2005. С. 7. Проще говоря, вину можно представить в виде формулы «мое отношение к моим действиям и их последствиям». Безусловно, вина является юридическим понятием, вместе с тем она имеет психологическое содержание. В этой связи принято выделять интеллектуальные и волевые моменты, которые представляют осознание сути совершаемых действий, предвидение наступления последствий, а также желание (или нежелание) их наступления. Интеллектуальные признаки отражают познавательные процессы в сознании лица. Это способность человека адекватно оценивать фактические признаки сложившейся ситуации и последствия своего поведения в этих условиях, т. е. осознавать общественно опасные действия и предвидеть наступление общественно опасных последствий. Волевым признаком является наличие или отсутствие желания наступления общественно опасных последствий. Различные сочетания этих составляющих образуют разные формы и виды вины: прямой и косвенный умысел и неосторожность в виде легкомыслия или небрежности (ст. ст. 24, 25 УК РФ).

Спорен вопрос о субъективной стороне анализируемого нами состава преступления: одни допускают только неосторожность Уколова Ю. А. Указ. статья. С. 18 — 21., другие — лишь косвенный умысел Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. Под редакцией проф. А. И. Рарога. С. 278−279., третьи — умысел (прямой или косвенный) Калинин А. Обусловленность уголовной ответственности за доведение до самоубийства // Законность. 2007. № 5. С. 40. Некоторые авторы утверждают, что поскольку в диспозиции ст. 110 указание на форму вины отсутствует, то в соответствии с ч. 2 ст. 24 УК РФ вина в рассматриваемом составе преступления может быть как умышленной, так и неосторожной. Умысел при этом может быть как прямым, так и косвенным, неосторожность выражаться как легкомыслием, так и небрежностью Лысак Н., Лопаткин Д. Ответственность за доведения до самоубийства // Законность. 2006. № 3. С. 34..

По мнению М. Д. Шаргородского, по Уголовному кодексу 1926 г. доведение до самоубийства могло быть совершено как умышленно, так и неосторожно Шаргородский М. Д. Преступления против жизни и здоровья. М., 1947. С. 189. По утверждению Н. И. Загородникова, по Уголовному кодексу 1960 г. данное преступление также могло быть совершено с любой формой вины, однако умысел при этом мог быть только косвенный. При наличии у виновного прямого умысла на доведение до самоубийства все совершенное рассматривалось как убийство особым способом и в зависимости от обстоятельств дела квалифицировалось по соответствующим статьям Загородников Н. И. Преступления против жизни по советскому уголовному праву. М., 1961. С. 233. Р. З. Авакян утверждал, что доведение до самоубийства возможно с любым видом умысла. При прямом умысле виновный предвидит возможность самоубийства потерпевшего и желает этого, а при косвенном — сознательно допускает тот же результат Авакян Р. З. Доведение до самоубийства как уголовно наказуемое деяние. Ереван, 1971. С. 71 — 72.

По общему правилу доведение до самоубийства совершается по неосторожности либо с косвенным умыслом Аюпов В. Ш. Содержание субъективной стороны доведения до самоубийства (ст. 110 УК РФ) // Вестник Томского государственного университета. Право. 2012. № 2. С. 12.

Так, считает, например, С. В. Бородин. В тех же случаях, когда лицо ставит себе цель довести другого до самоубийства и создает для этого условия, при которых потерпевший вынужден покончить с собой, содеянное надлежит квалифицировать как убийство, которое будет характеризоваться особым способом совершения Бородин С. В. Указ. соч. С. 62. То обстоятельство, что лишение жизни физически выполняется руками самого потерпевшего, а не субъекта преступления, для юридической оценки содеянного не имеет значения. С. В. Бородин, ссылаясь на А. А. Пионтковского, объясняет это тем, что доктрине российского уголовного права известно «посредственное виновничество» Пионтковский А. А. Учение о преступлении // Курс советского уголовного права: Общая часть. М., 1961. С. 550., когда подстрекатель или пособник душевнобольного или малолетнего, совершившего общественно опасное деяние, отвечает не за подстрекательство или пособничество, а за само преступление, вследствие того, что непосредственный исполнитель является лишь орудием совершения этого деяния в руках других Бородин С. В. Указ. соч. С. 62.

Но неясно, по какой причине С. В. Бородин не считает содеянное убийством, если у лица был косвенный умысел по отношению к самоубийству, т. е. лицо осознавало общественную опасность своих действий, предвидело наступление последствий и сознательно допускало или безразлично относилось к тому, что потерпевший может покончить с собой.

Правоприменитель идет по пути признания того, что рассматриваемое преступление может быть совершено только с прямым или косвенным умыслом.

Рассмотрим пример из судебной практики. По приговору Мещанского районного суда г. Москвы 20 декабря 2009 г. К. осужден по ст. 110 и ч. 1 ст. 163 УК РФ. Он признан виновным в вымогательстве и в доведении лица до самоубийства путем угроз. В начале января 2009 г. К., узнав от своей знакомой об интимных отношениях между нею и военнослужащим Х., 7 сентября 2009 г. потребовал от него 1 тыс. рублей и назначил срок передачи денег на 15 сентября 2009 г. В случае невыполнения данного требования К. угрожал рассказать его девушке, а также третьим лицам позорящие сведения о его, Х., прежней интимной стороне жизни. 15 сентября 2009 г. в 6 ч 10 мин младший сержант Х., находясь на боевой службе, покончил жизнь самоубийством. Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда приговор оставила без изменения. Заместитель Председателя Верховного Суда Р Ф в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений в части осуждения К. по ст. 110 УК РФ и прекращении дела за отсутствием в его действиях состава преступления.

Президиум Московского городского суда 4 апреля 2011 г. протест удовлетворил, указав следующее. Согласно закону уголовной ответственности за доведение до самоубийства подлежит лицо, совершившее это преступление с прямым или косвенным умыслом. Виновный сознает, что указанным в законе способом принуждает потерпевшего к самоубийству, предвидит возможность или неизбежность лишения им себя жизни и желает (прямой умысел) или сознательно допускает наступление этих последствий либо относится к ним безразлично (косвенный умысел). Как видно из материалов дела, К. угрожал распространить сведения, позорящие Х., для подкрепления своих требований о вымогательстве его имущества, умысел осужденного был направлен на завладение имуществом потерпевшего. Об этом свидетельствует и то обстоятельство, что он указал дату, когда Х. должен передать ему деньги. По делу не установлено, что К., угрожая потерпевшему, желал наступления его смерти либо предвидел и сознательно допускал наступление таких последствий. Поскольку ни органами следствия, ни судом не установлены доказательства наличия у К. прямого или косвенного умысла на доведение Х. до самоубийства, квалификация действий К. по ст. 110 УК РФ из приговора была исключена Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 2012. № 4. С. 17.

По мнению Уколовой Ю. А., позиция суда не достаточно убедительна Уколова Ю. А. Указ. статья. С. 19. Автор рассуждает следующим образом. Форма вины применительно к доведению до самоубийства законодателем не закреплена и, следовательно, не позволяет однозначно утверждать, что данное преступление может быть только умышленным. Доведение до самоубийства относится к преступлениям против жизни. Следовательно, основным объектом преступления являются отношения, обеспечивающие безопасность жизни человека. Убийство потерпевшим самого себя — это прежде всего способ причинения смерти. Все остальное относится к обстоятельствам, ее повлекшим. В случае если смерть потерпевшего охватывалась умыслом виновного, т. е. все совершаемые им действия были направлены на создание условий для ее наступления, следовательно, и содеянное будет являться именно умышленным причинением смерти. Угрозы, жестокое обращение с потерпевшим, систематическое унижение человеческого достоинства, использованные для оказания максимально сильного давления на психику человека, являются изощренным, циничным способом совершения убийства.

А.Н. Красиков отмечает, что «когда лицо само действует против себя, против своей жизни по любым причинам, содеянное ни в коем случае нельзя назвать убийством, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 105 УК РФ убийством признается умышленное причинение смерти другому человеку» Красиков А. Н. Указ. соч. С. 161. Однако Уколова Ю. А., критикуя позицию Красикова, замечает, что в ст. 105 УК РФ не закреплен способ совершения преступления, не указано, чьими руками должно оно совершиться, не имеет значения, в какой временной период наступила смерть и какое количество сил затратил на это виновный. Достаточно участия виновного в выполнении действий, составляющих объективную сторону преступления, которые, в свою очередь, стали причинной наступления смерти. Убийство же может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом Постановление Пленума Верховного Суда Р Ф от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК)» // Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 1999. № 3. Следовательно, делает вывод Уколова Ю. А., если лицо при совершении действий, составляющих объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ, хотя бы отчасти желает наступления смерти потерпевшего в результате самоубийства или сознательно допускает наступления такого результата, содеянное будет являться убийством.

Рассмотрим пример из судебной практики. Кассационным определением Верховного Суда Р Ф был признан законным и обоснованным приговор Архангельского областного суда в отношении Ш. и К., признанных виновными в совершении преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ. По материалам уголовного дела Ш. и К. с целью «проучить» за жестокое обращение с женой (родственницей Ш.) пришли в дом к П. и начали его избивать. П., признав себя неправым по отношению к супруге и утверждая, что он после всех своих действий не достоин жизни, попросил повеситься на чердаке дома. Однако Ш. и К. отказали ему в этом, объяснив, что вешаться в доме — плохая примета, и предложили ему выйти на улицу. С этой целью Ш. и К. связали руки П. и втроем отправились на берег реки. Потерпевший, будучи значительно сильнее и крупнее Ш. и К., не сопротивлялся действиям последних. Выбрав подходящее дерево, Ш. залез на него и перекинул веревку через ветку. П. самостоятельно встал на лежащее рядом бревно. К. надел петлю на шею П. и другой конец веревки закрепил на стволе. После этого Ш. и К. отошли в сторону. П. шагнул с бревна, но веревка не натянулась, после этого он сам подогнул колени, что и вызвало затягивание петли. Ш. и К. подождали некоторое время, сняли П. с дерева и закопали.

В процессе предварительного расследования и судебного разбирательства обвиняемые настаивали на вменении им ст. 110 УК РФ, объясняя это тем, что не имели умысла на убийство П., да и вообще не знали, что будут с ним делать, когда приходили в дом. Вместе с тем суд расценил содеянное как убийство Кассационное определение Верховного Суда Р Ф по делу N 1−010−39. 2010 г. // СПС «Гарант».

Уколова Ю.А., анализируя приведенный пример, делает вывод о том, что доведение до самоубийства необходимо относить к преступлениям, совершаемым только по неосторожности Уколова Ю. А. Указ. статья. С. 19. При этом ход рассуждений таков.

В умышленном преступлении субъект относится к совершаемым действиям именно как к преступным. В рассматриваемом же составе преступления действия, составляющие объективную сторону доведения до самоубийства (угрозы, жестокое обращение, систематическое унижение человеческого достоинства), сами по себе являются аморальными. Умысел виновного не является преступным в уголовно-правовом понимании и ограничивается желанием испугать, унизить, причинить психическую и физическую боль, чтобы продемонстрировать власть и силу над потерпевшим. Субъект получает удовлетворение от процесса совершения подобных действий и не желает трагических последствий.

Например, учитель по каким-либо причинам испытывает антипатию к ученику. Оскорбляет его в присутствии окружающих, публично в оскорбительной форме выражает негативную оценку его умственных способностей, заставляет выполнять дополнительную работу, выполнение которой в среде его сверстников считается унизительным и постыдным. В этой связи ребенок становится изгоем среди одноклассников, начинает испытывать свою ущербность. Не представляя себе выхода из сложившейся ситуации, он кончает жизнь самоубийством См., напр.: Комсомольская правда. 2012. 21 мая.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой