Понятие и признаки права

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Башкирский Экономико-Юридический Техникум

Раевское представительство

Юридический факультет.

Контрольная работа по теории государства и права

Выполнил студент 2 курса

Группа ЮЗС-09

Козлов Вячеслав Михайлович.

Проверил: _____________________.

с. Раевский 2010 год

Содержание

I. Понятие и признаки права, его сущность. Соотношение права и морали: единство, различие, взаимодействие, противоречия.

Введение

1. Понятие и основные признаки права

2. Сущность права

3. Соотношение права и морали

II. Механизм государства: понятие и структура. Органы государства: понятие, признаки, виды. Принципы организации и деятельности государственного аппарата.

Введение

1. Механизм государства: понятие и структура

2. Орган государства: понятие, признаки и классификация

3. Структура государственного аппарата современного российского государства

III. Правовая система современной России.

Введение

1. Понятие правовой системы

2. Правовая система России

IV. Заключение

Список используемой литературы

I. Понятие и признаки права, его сущность. Соотношение права и морали: единство, различие, взаимодействие, противоречия

Введение

Факт существования сегодня юриспруденции не вызывает сомнений, и по этому поводу не ведутся научные споры. Однако, не смотря на это, до сих пор не существует ответа на вопрос: что же есть право, какова его природа? Многообразие правовых теорий можно объяснить следующими причинами:

1. право не универсально как принцип социальной организации;

2. в основе правовых теорий лежат различные методы научного познания;

3. во всех правовых теориях обнаруживаются идеологические начала.

Прежде всего, в понимании права как явления необходимо отметить, что оно не является вечной ценностью. Оно возникло на определенном историческом этапе развития общества, как ответ на потребность урегулировать те отношения, которые уже не могли упорядочить нормативные регуляторы присущие первобытному обществу. Право формируется в тот момент, когда начинает происходить общественное разделение труда и между племенами завязывается товарообмен. Вместе с товарами перемещаются люди, нарушаются границы родовых общин, и представители разных племен начинают проживать на одной территории, следовательно, рушится и система первобытных нормативных регуляторов, на смену которым могло прийти только право, развивающееся по принципу эквивалента. Право формируется как система норм установленных либо признанных государством.

Можно предположить, что возникновение такого явления как право во всех точках земного шара происходило с участием описанной необходимости, которая неизбежно должна была возникнуть перед каждым коллективом человеческих существ, достигших определенного уровня развития. Однако, необходимо еще раз повториться, что не смотря на эту изначальную общность, термин «право» нуждается в дальнейшей работе ученых по его конкретизации. Прежде всего, это связано с многозначностью данного термина, то есть с его помощью объясняются разные явления.

Во-первых, с помощью термина «право» обозначается система норм, издаваемых либо признанных государством (позитивное право); во-вторых, определённая система идей, представлений о том, каким должно быть позитивное право (естественное право); в-третьих, определённая правовая возможность конкретного субъекта (субъективное право). Наконец, с помощью этого термина обозначается явление нравственного, морального характера. Предметом исследования данной работы является позитивное право.

В связи с такой множественностью различных точек зрения на проблему, сам ход исследования предлагает следующую логику своего развития. Очевидно, что невозможно на первом же этапе дать определение термину «право», не проанализировав его признаков, не выделив сущности, не определившись с понятием принципов права и его функций. Таким образом, отделив задачу дать определение термину право как основную, итоговую, планомерно достигнув ее, решим ряд других задач.

1. Понятие и основные признаки права

Среди авторов по вопросам определения понятия и основных признаков права опять-таки нет единого подхода. Однако в этом разнообразии можно выделить как минимум два подхода к данной проблеме. Так одни авторы (см., например, Черданцев А.Ф.) вначале дают определение термину «право», а потом по кусочкам берут из этого определения признаки права. Другие (и прежде всего Спиридонов Л.И.) вначале исследуют признаки права и другие его сущностные аспекты и только после этого дают определение. Думается, что второй подход более верен, ведь до того, как дать определение, расчлененное на признаки, Черданцев, например, должен был эти самые признаки выделить.

Говоря о признаках права, необходимо, прежде всего, определиться с какой целью их необходимо выделить. Очевидно, что право, как и любое явление, обладает определенной совокупностью свойств, качеств, признаков, по которым можно отграничить это явление от другого. И здесь нужно отметить, что мы имеем дело с двумя группами признаков: специфическими, присущими только данному явлению или в большей степени только ему, и признаками, которые свойственны и другим явлениям. Ценность и необходимость второй группы признаков в том, что они разграничивают исследуемое явление от других всей своей совокупностью, а не каждый в отдельности.

По данному вопросу ученые также не отличаются единством. Так Спиридонов Л. И. основной задачей видит выделение специфических признаков. Черданцев А. Ф. не разграничивает этих двух групп признаков и не придает такому разграничению значения: он предлагает перечень признаков, никак не отличая их по качеству.

Не отрекаясь от стратегической линии исследования, данной во введении, дадим все же вначале одно из распространенных определений термина «право», предложенное таким авторитетным ученым как Черданцев А. Ф.

Право -- это система общеобязательных, формально определенных норм (правил поведения), генетически и функционально связанных с государством, выражающих согласованные интересы и волю общества, содержание которых вытекает из природы и характера господствующей в обществе системы экономических, политических и иных отношений. (Черданцев А. Ф. Теория государства и права. М.: Юрайт, 1999.)

Таким образом, ученый выделяет следующие признаки: нормативность права, общеобязательность, системность, принудительность, формальная определенность, волевой характер. Более подробно проанализируем понятие признаков и остановимся на минимальном наборе их, который выделял Спиридонов Л. И.

Так он подчеркивал, что признаки права выражают его качество, т. е. то, что отличает его от всех других общественных явлений. Определяя право, теория, прежде всего, указывает на его нормативность. «Право имеет нормативную природу», «право есть совокупность норм» -- такие и подобные им определения заполняют страницы руководств по изучению юриспруденции. Эти характеристики справедливы: право и в самом деле предстает перед людьми своей нормативной стороной. Норма -- феномен, присущий не только обществу, но и природе, и потому обозначающее ее понятие входит не только в социальные науки, но и в естественные. Температуру 36,6°С называют нормальной для человеческого тела. Говорят: в январе 1993 г. в Санкт-Петербурге осадков выпало в два раза больше нормы. Гегель показал, что любая вещь, поскольку она обладает качеством, т. е. тем, что отличает ее от остального мира, существует лишь в определенных количественных пределах. Например, вода как жидкость сохраняет свои свойства только при температуре от 0 до 100 °C, превращаясь вне этих границ либо в лед, либо в пар. Следовательно, каждая вещь, явление имеет свою меру (норму). В этом смысле можно утверждать, что нормативность, присуща миру в целом. Криминологи, например, заявляют, что в этом году самоубийств в стране было меньше нормы, а умышленных убийств больше. Филологи говорят о правильном и неправильном произношении и правописании, искусствоведы -- об эстетических нормах, машинисты паровозов -- о нормальных границах давления пара в котле и т. д. и т. п.

Эти признаки относятся и к социальным нормам. Поскольку общество -- результат деятельности людей, интегрированный итог всей массы совершенных в истории человечества поступков, постольку, утверждают многие, действующие в нем социальные нормы это «поведение, выражающее типичные социальные связи и отношения». С таким определением следует согласиться, если, конечно, выраженные в норме типичные социальные связи и отношения в действительности соответствуют реальным потребностям общества. Но откуда берутся социальные нормы -- вопрос, на который теория права не дает однозначного ответа. Чаще всего рассуждают так: норма -- это правило, установленное людьми, правило, введенное для того, чтобы люди следовали ему либо в своих взаимных отношениях, либо в их отношениях с природой. Она, разумеется, связана с объективными закономерностями и законами науки, и такую связь необходимо учитывать, чтобы обеспечить формулирование жизненных норм. Норма носит сознательно-волевой характер. Норма есть продукт сознательной деятельности, потому что она творится, создается людьми". Юридические нормы -- разновидность социальных, и своим появлением они также обязаны рациональному творчеству.

Далее эта логика заставляет включить в рассуждение об источнике норм понятие господствующего класса как субъекта общественного развития, который вследствие своего господства только и может сознательно устанавливать необходимые ему правила поведения, и понятие государства как политической организации этого класса, которая только и может выразить его коллективные интересы и придать нормам официальный характер. Право, как утверждает современный российский автор, «не может ни сформироваться, ни существовать до, вне, помимо закона, других государственно-официальных форм, выраженных в словесно-документальном виде и поддерживаемых силой государства». «Все нормы права -- как установленные государством, так и санкционированные им -- всегда исходят от самого государства», -- вторят ему другие. Аналогичные взгляды типичны и для современной юридической мысли Запада с той оговоркой, что там не идет речи о роли господствующего класса.

С подобным пониманием права связаны далеко идущие выводы. Во-первых, при таком истолковании норма права превращается из объективно развивающегося общественного феномена в продукт и форму выражения воли государства. Насколько оно свободно в процессе выработки своей воли -- вопрос особый. Марксизм, например, учит, что право (норма) есть возведенная в закон (т.е. ставшая государственной) воля господствующего класса, определяемая материальными условиями его жизни. О полном произволе государства при формулировании юридических норм не говорил, пожалуй, никто. Необходимость соотносить цели с имеющимися средствами вносила в эту деятельность известную осторожность. Однако, как бы то ни было, такая трактовка предполагает, что есть люди и организации (парламенты, правительства, учредительные собрания и т. д.), которые в принципе знают или, во всяком случае, могут знать, что нужно обществу и какими приемами это достигается.

Во-вторых, при этой интерпретации государство ставится над обществом, ибо лишь государственная власть устанавливает правила поведения его членов, а следовательно, и подчиняет их себе. Отсюда может начаться путь к тоталитарному режиму, при котором государство поглощает гражданское общество, берет решение всех вопросов на себя, лишая людей самостоятельности и инициативы.

В-третьих, если государство -- творец юридических норм, то субъективные права каждого человека, поскольку они основываются на изданных законодательной властью нормах, полностью зависят от него. Государство может эти права не предоставлять, но может их дать, а дав, затем отобрать. Вся современная борьба за права человека, требование признать их естественными и неотчуждаемыми лишается идеологической основы. В противовес этой позиции в теории права сложилась и иная точка зрения на генезис юридической нормы. Она исходит из убеждения, что было бы пагубной самонадеянностью полагать, будто кто-то может изменить мир по своей воле. «Процессы социальной эволюции, -- писал Ф. А. Хайек, -- совершаются без участия чьей-либо воли или предвидения. Управлять ими человечество не в состоянии. Более того, именно потому и возможна культурная эволюция, что ее никто не направляет и не предвидит. Из направляющего сознания может получиться только то, что направляющее сознание может предусмотреть. Развивающееся общество движется вперед не идеями правительства, но открытием новых путей и методов в процессе проб и ошибок, иногда весьма болезненных; нужны условия, благоприятные для того, чтобы неизвестный индивид в неизвестных обстоятельствах мог бы сделать шаг вперед, и именно этого не может обеспечить никакая высшая власть».

С этих позиций, утверждение, будто появление права, сопряжено «с возникновением у государства способности монопольно устанавливать общеобязательные нормы, приобретающие свойства юридических», да ещё притом и писаных, не выдерживает критики. Нормативно не только право, но и культура. Более того, юридические правила поведения, прежде чем стать таковыми принадлежали ей. Однако никто не пытается искать автора или изобретателя институтов культуры ввиду полной безнадёжности этого занятия.

Естественноисторический характер происхождения права признаётся многими. Сторонниками подобных концепций в XVIII в. был Э. Берк, в XIX в. — такие известные представители немецкой исторической школы, как Г. Гуго, который, кстати, первым сравнил развитие права с развитием языка, Ф. К. Савиньи, Г. Ф. Пухта, в XX в. — русский философ и юрист И. А. Ильин, марксист Е. Б. Пашуканис и антимарксист Ф. Хайек, многие советские учёные (Г.В. Мальцев, Л. С. Мамут, В. С. Нерсесянц и др.). Тем не менее, если сознательно или бессознательно следовать позитивистской методологии и воспринимать юридические явления как очевидную данность, то легко прийти к выводу, что правоотношение результат действия установленных государством норм. Чтобы убедиться в справедливости такого утверждения, достаточно послушать любое решение любого суда, которое, признавая существующим или несуществующим правоотношение, делает это именем государства, на основании государственных законов и в установленном же процессуальном порядке.

Так, по-видимому, и рассуждал Г. Ф. Шершеневич, когда писал, что правоотношения порождаются объективной нормой «не путем отвлечения от наблюденных случаев… а путем вывода из правила кем-то установленного и нами познанного. Не потому существует норма о праве требовать возврата долга, что кредиторы обыкновенно требуют, а, наоборот, кредиторы требуют своего долга потому, что существует такая норма». Если следовать этой логике, то необходимо будет признать: собственник владеет, пользуется, распоряжается своими вещами не потому, что он является собственником, а потому, что в гражданских кодексах записано: «Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом». (ГК РБ ст. 210)

Как свидетельствуют факты, в реальной жизни отношению принадлежит примат над нормой. «Право как объективное социальное явление не может исчерпываться нормой или правилом, все равно записанным или незаписанным. Норма или прямо выводится из существующих уже отношений, или, если она издана как государственный закон, представляет собой только симптом, по которому можно судить с некоторой долей вероятности о возникновении в ближайшем будущем соответствующих отношений. Если известные отношения действительно сложились, значит, создалось соответствующее право, если же был только издан закон или декрет, но соответствующих отношений на практике не возникло, значит, была попытка создать право, Вместе с тем нормативность, будучи следствием естественноисторического развития общества, не является специфическим свойством права. Ею обладают и религия, и мораль, и эстетика, и даже литература. Некоторые социальные нормы присущи разным нормативным системам. Например, евангельские запреты «не убий», «не укради» -- это и нравственные, и юридические правила. Запрет же «не возжелай жены ближнего своего» выступает лишь в роли религиозного и морального.

Поэтому для того, чтобы отличать право от прочих социальных феноменов, необходимы еще какие-то признаки. Один из них -- общеобязательность. Это второе после нормативности свойство права. Право не терпит конкуренции. В стране могут функционировать несколько религиозных (христианская, мусульманская, буддистская, иудаистская и т. д.), моральных (например, «мораль хижин» и «мораль дворцов»), эстетических («Эстетические отношения искусства к действительности» Н.Г. Чернышевского) и других систем. При этом евангельские заповеди обязательны только для христиан, нормы Корана и Шариата -- только для мусульман, нормы Талмуда -- для иудеев и т. д. Юридическая же система в границах государства, входящие в нее нормы общеобязательны.

Чем обеспечивается общеобязательность юридических норм? Ссылки на их естественноисторическое происхождение и тем самым на их целесообразность и соответствие реальным потребностям общественной жизни явно недостаточны. Религиозная и моральная нормативные системы имеют такое же происхождение и, как показал Макс Вебер в своем классическом труде «Протестантская этика и дух капитализма», также сыграли существенную роль в становлении буржуазного строя.

И, тем не менее, общеобязательность юридических правил поведения объясняется, прежде всего, их особым значением. От религиозных, нравственных и прочих норм юридические отличаются тем, что они направлены на обеспечение целостности общества. Закрепляя либо запрещая те или иные поведенческие образцы в сфере обменных отношений, они тем самым способствуют сохранению и функционированию того способа связей, который в Новое время объединил людей в общественный коллектив, создал новый тип социального организма, достаточно успешно выполняющего свою роль до сих пор.

Свойственное этому, как и всякому, организму стремление к самосохранению и придает общеобязательность тем нормам, которые обеспечивают его жизнеспособность. Вот почему общество проявляет особую заботу об обеспечении реализации права, о повсеместном соблюдении всех юридических запретов. Социальный механизм обеспечения права существует. Он сложился одновременно со становлением и развитием юридической формы. Исполнение правовых требований -- это-то общее дело, которое образует главную функцию государства. Оно-то и обеспечивает его, права, реализацию. И здесь необходимо подчеркнуть следующее. Вопреки устоявшемуся в советской юриспруденции убеждению, юридические нормы становятся общеобязательными не потому, что обеспечиваются государством. Наоборот, они привлекают к себе внимание государства и охраняются им потому, что являются объективно общеобязательными, ибо их нарушение дестабилизирует рынок, деформирует обменные связи, ведет к хаосу и, в конечном счете, к гибели всего общественного организма.

Как видим, последствия массового нарушения принципов обмена, закрепленных нормами, пострашнее любых санкций, которые может применить государство к тем, кто не соблюдает его, государства, предписаний!

Признание того, что государство обладает такой социальной силой, которая способна навязывать населению его волю путем произвольного издания обязательных для всех правил поведения, означало бы одновременно и признание того, что государство стоит над обществом и властвует над ним.

Реализация права обеспечивается государством разными путями. Во-первых, государство, в частности в лице судебных органов, охраняет индивидуальные правоотношения; оно официально признает то или иное правоотношение существующим (или не существующим), констатирует наличие или отсутствие у отдельных лиц прав и обязанностей. То обстоятельство, что активность соответствующих государственных органов проявляется здесь лишь по требованию частных лиц, подчеркивает подчиненный, обслуживающий характер деятельности государства в этой области общественной жизни. Во-вторых, государство придает естественно сложившимся и способствующим целостности общества правилам поведения, так сказать, дополнительный статус, формулируя их, делая писаными, проводя их через законодательные органы и превращая тем самым в нормы, как бы исходящие от государства. В теории права эта процедура называется санкционированием (например, говорят о санкционировании государством обычая). Наконец, в-третьих, в ряде случаев государство издает законы, в которых содержатся правила поведения, объявляемые им общеобязательными. Эта деятельность в современных условиях получила самое широкое распространение, и во многих странах большинство известных людям норм произведено законодательной или, во всяком случае, нормотворческой деятельностью государства. В такой ситуации весьма соблазнительно отождествить право и закон и объявить законодательный процесс, если не единственным, то, по крайней мере, главным источником юридических норм. Но, как отмечается многими теоретиками, мы были бы очень непоследовательными, если «стали бы утверждать, будто закон, раз он принят государством, зафиксирован как обязательная норма, выражающая государственную волю, в силу этого факта уже и есть право». Ведь в противном случае пришлось бы признать, что законы фашистских режимов, расистское законодательство некоторых стран и т. д. -- право, ибо «скреплены государственной печатью и являются безупречными с точки зрения формальной процедуры принятия».

Право в принципе не сводимо к воле законодателя независимо от того, объективируется оно в издаваемых государством законах или нет. Закон только тогда есть право, когда законодатель открыл его в объективной действительности, а открыв, сформулировал в виде писаных норм, принятых законодательной властью и объявленных ею в качестве общеобязательных.

Нормативность -- объективное свойство общественной действительности. Она лишь проявляется в законодательстве как должное, как необходимое для функционирования общества и сохранения его целостности. Здесь нельзя упускать из виду относительную самостоятельность государства от общества. Противоречивые отношения между ними при определяющей роли общества иногда заканчиваются, однако, «победой» государства, пусть даже и временной. Именно самостоятельность позволяет государству творить законы, указы, декреты и иные нормативные акты, не отражающие объективных потребностей общества, не отвечающие его культурным и иным социальным нормам и потому не являющиеся правом. Если же правотворческая деятельность государства правильно отражает закономерности и тенденции социальной эволюции, оно получает возможность создавать юридические нормы, соответствующие не уже сложившимся отношениям, а тем, которые еще только намечаются, формируются, обнаруживают себя как тенденция и общественная потенция. В этом случае законы стимулируют реализацию того, что пока еще не проявилось, остается скрытым, но должно рано или поздно проявиться.

Даже Ф. Хайек, этот ярый сторонник либерализма, считавший, что нужно «как можно больше использовать стихийные силы общества и как можно меньше прибегать к принуждению», никогда не отрицал полностью возможность положительного влияния государства на социальные отношения. Задача, по его мнению, состоит в том, чтобы способствовать естественным силам, а где надо -- и подталкивать их. С самого начала рынок, например, требовал решения таких задач, как регулирование денежной системы, ограничение монополий, обеспечение предпринимательства, свободы договоров, защиты собственности, патентов и т. д., т. е. всего того, что необходимо для функционирования хозяйственного механизма, основанного на конкуренции. «Запрещение применять некоторые ядовитые химические вещества или предписание специальных предосторожностей при их применении, ограничение рабочего дня и требование соблюдения определенных санитарных норм -- все эти меры абсолютно совместимы с сохранением конкуренции, -- пишет Ф. Хайек. -- Вполне совместима также конкуренция с широкой сетью социальных услуг (образование, жилищное строительство, здравоохранение и пр.)». Поэтому, делает вывод автор, государство имеет право контролировать эти сферы, в том числе и законодательными средствами. Перечень сфер, где возможно, а иногда и необходимо государственное регулирование, конечно, может быть продлен.

Вопрос о возможности государства творить право, создавая законы, -- лишь сторона более общего вопроса о роли субъективного фактора в историческом процессе. Роль эта исторически изменчива. По мере познания мира, роста богатства, развития техники и т. д. способность общества влиять на собственное развитие увеличивается. Государство — садовник, который может содействовать росту дерева, обеспечивая необходимые условия. Но для этого он должен знать, каковы эти условия. Иначе можно рост и замедлить.

Нужно помнить и о том, что государство, как и право, -- лишь сторона общества и что, следовательно, его влияние на социальные процессы, на развитие права есть, в конечном счете, воздействие общества на самого себя.

Обобщая, мы можем сделать вывод: закон совпадает с правом тогда, когда он издается в соответствии с потребностями общества как целого и находится в русле тех общих дел, которые выполняются государством.

Таким образом, нормативность, общеобязательность и обеспечение реализации возможностью государственного принуждения -- таков минимальный набор признаков права, позволяющий отграничить его от других общественных явлений. Однако, ему присущи и другие признаки, которые необходимо упомянуть.

Системность права, как его признак, проявляется в том, что право -- это не простой конгломерат, не просто совокупность норм, а стройная их система. Право как система норм складывается из таких элементов (частей), как отрасли и институты права. Все эти отрасли, институты и отдельные нормы права, будучи в определенной мере самостоятельными подразделениями, составляют единое целое -- право, и в этом качестве они, как части единого целого, взаимосвязаны и взаимодействуют. Ни одна норма права не регулирует общественные отношения самостоятельно, изолированно, а только во взаимодействии с другими нормами.

В качестве признака права называют его формальную определенность. Она заключается в том, что нормы права, их содержание формальны, точно определены. В нормах права точно указывается, на какие факты, обстоятельства, субъектов они распространяются, какие юридические последствия они влекут. Формальная определенность находит свое выражение и во внешних формах существования норм права -- нормативных актах.

Волевой характер права, как признак косвенно уже нами описывался ранее, но не как отдельный признак. Так, Черданцев выделяет его в качестве самостоятельного признака.

2. Сущность права

Сущность права -- это главная, внутренняя, относительно устойчивая качественная основа права, которая отражает его истинную природу и назначение в обществе.

Итак, сущность права -- это обусловленная материальными и социально-культурными условиями жизнедеятельности общества, характером классов, социальных групп населения, отдельных индивидов, общая воля как результат согласования, сочетания частных или специфических интересов, выраженная в законе либо иным способом признаваемая государством и выступающая вследствие этого общим (общесоциальным) масштабом, мерой (регулятором) поведения и деятельности людей.

Сущность-главное, основное в рассматриваемом объекте, а потому ее уяснение представляет особую ценность в процессе познания. Однако к правильному выводу о сущности какого-либо явления можно прийти лишь в случае, когда оно получило достаточное развитие, в основном сформировалось. Применительно к праву это положение имеет первостепенное значение. По мнению С. С. Алексеева, «на первых фазах развития человеческого общества (в азиатских теократических монархиях, в рабовладельческих и феодальных государствах) существовали, как правило, неразвитые правовые системы». С этим мнением следует согласиться. Действительно, в период рабовладельческого и феодального строя право было традиционным, или обычным (исключение -- древнеримское частное право). Неразвитость традиционного права прежде всего состояла в том, что оно выполняло лишь охранительную функцию и выступало частью единой системы социального регулирования, в которой регулирующую функцию осуществляли религия, нравственность и обычаи.

В этой связи отметим следующий факт. Когда Маркс, будучи студентом университета, интенсивно изучал право, он пришел к выводу о том, что наиболее истинной правовой системой являлось право Древнего Рима. В подобной ситуации делать окончательные выводы о сущности права было преждевременно, поскольку за нее можно было принять преходящие черты еще развивающегося права. Однако выводы были сделаны и основу марксистской концепции права составило положение о его классовой сущности, которое активно внедрялось в правоведение и правовое сознание при социализме.

Сейчас уже можно констатировать, что государство и право возникли намного раньше, чем общество разделилось на классы. Возникшее вместе с государством право длительное время лишь дополняло укоренившуюся систему социального регулирования. Определяющей чертой появившегося традиционного права была государственная принудительность, а не классовость.

Дальнейший ход экономического и социального развития повлек за собой классовое деление общества, вызвал к жизни антагонистические противоречия. Однако и при рабовладельческом строе, и при феодализме право по-прежнему оставалось традиционным, обычным и не играло существенной роли в системе социального регулирования. Следовательно, классовую сущность имела регулятивная система в целом, в которой право было еще чужеродным и слаборазвитым образованием.

Только с утверждением буржуазного экономического и социального строя и соответствующей ему системы духовных ценностей право как регулятор общественных отношений вышло на первый план. Появившееся и ставшее во многих развитых странах господствующим юридическое мировоззрение не имеет ничего общего с классовой идеологией, основывается на идеях равенства, свободы, разума, прав человека.

Право построено на трех «китах». Это нравственность, государство, экономика. Право возникает на базе нравственности как отличный от нее метод регулирования; государство придает ему официальность, гарантированность, силу; экономика -- основной предмет регулирования, первопричина возникновения права, ибо это та сфера, где нравственность как регулятор обнаружила свою несостоятельность.

Нравственность, государство и экономика -- внешние условия, вызвавшие право к жизни как новое социальное явление. Специфика права состоит в том, что в центре его находятся отдельный человек с его интересами и потребностями, его свобода. Конечно, свобода человека исторически подготавливается всесторонним развитием общества, важнейших его сфер -- духовной, экономической, политической. Однако именно в праве и через право свобода закрепляется и доводится до каждого человека, до каждой организации.

Изложенное позволяет сделать вывод, что право имеет общесоциальную сущность, служит интересам всех без исключения людей, обеспечивает организованность, упорядоченность, стабильность и развитие социальных связей. Когда люди вступают в отношения между собой как субъекты права, это значит, что за ними стоит авторитет общества и государства и они могут действовать свободно, не опасаясь неблагоприятных последствий в социальном плане.

Общесоциальная сущность права конкретизируется в его понимании как меры свободы. В пределах своих прав человек свободен в своих действиях, общество в лице государства стоит на страже этой свободы. Таким образом, право не просто свобода, а свобода, гарантированная от посягательств, защищенная свобода. Добро защищено от зла. Благодаря праву добро становится нормой жизни, зло -- нарушением этой нормы.

3. Соотношение права и морали

Соотношение между правом и моралью весьма сложное и включает в себя такие компоненты как Единство, различие, взаимодействие и противоречия. Внимательное сопоставление права и морали, выяснение взаимосвязей между ними позволяет более глубоко познать оба эти явления.

Единство права и морали состоит в том, что:

Во-первых, они представляют собой разновидности социальных норм, образующих в совокупности целостную систему нормативного регулирования и в силу этого обладают общими чертами;

Во-вторых, право и мораль преследуют, в конечном счете, одни и те же цели и задачи — упорядочение и совершенствование общественной жизни, внесение в нее организующих начал, развитие и обогащение личности, защиту прав человека, утверждение идеалов гуманизма, справедливости;

В-третьих, у права и морали один и тот же предмет регулирования — общественные отношения, они адресуются одним и тем же людям, слоям, группам, коллективам; их требования во многом совпадают;

В-четвёртых, право и мораль в качестве нормативных явлений определяют границы должных и возможных поступков субъектов, служат средством выражения и гармонизации личных и общественных интересов;

В-пятых, право и мораль в философском плане представляют собой надстроечные категории, обусловленные, прежде всего экономическими, а также политическими, культурными и иными детерминирующими факторами, что делает их социально однотипными в данном обществе или данной формации;

В — шестых, право и мораль выступают в качестве фундаментальных общеисторических ценностей, показателей социального и культурного прогресса общества, его созидательных и дисциплинирующих начал.

Однако наряду с общими чертами право и нравственность имеет существенные различия, обладают своей спецификой. Учет своеобразия этих феноменов имеет, пожалуй, более важное значение, чем констатация их общности. Именно поэтому онтологические статусы и признаки права и морали заслуживают пристального анализа.

Отличительные особенности права и морали заключаются в следующем:

1. Право и мораль различаются, прежде всего, по способам их установления, формирования. Как известно, правовые нормы создаются либо санкционируются государством и только государством, им же отменяются, дополняются, изменяются. В этом смысле государство является политическим творцом права; правотворчество — его исключительная прерогатива. Поэтому право выражает не просто волю народа, а его государственную волю и выступает не просто регулятором, а особым, государственным регулятором.

Конечно, процесс правообразования идёт не только «сверху», но и «снизу», вырастает из народных глубин, обычаев, традиций, юридической практики, прецедентов, но, в конечном счёте, правовые нормы «преподносятся» обществу все же затем от имени государства как его официального представителя.

По-другому формируется мораль. Ее нормы не государством непосредственно и они вообще не являются продуктом какой-то целенаправленной специальной деятельности, а возникают и развиваются спонтанно в процессе практической деятельности людей. Для того чтобы нравственная норма получила право на существование, не нужно согласие властей; достаточно, чтобы она была признана, «санкционирована» самими участниками социального общения — классами, группами, коллективами, теми людьми, кто намерен ею руководствоваться. В отличие от права мораль носит неофициальный (негосударственный) характер.

2. Право и мораль различаются по методам их обеспечения. Если право создается государством, то оно им и обеспечивается, охраняется, защищается. За правом стоит аппарат принуждения, который следит за соблюдением правовых норм и наказывает тех, кто их нарушает, ибо норма права — не просьба, не совет, не пожелание, а властное требование, веление, предписание, обращенное ко всем членам общества и подкрепляемое в их же интересах принудить, заставить.

Иными словами, юридические нормы носят общеобязательный характер, непререкаемый характер. Отсюда не следует, что каждая отдельная норма относится ко всем. Речь идет о принципе — о том, что в праве объективно заложен принудительный момент, без которого оно не было бы эффективным регулятором жизнедеятельности людей, атрибутом власти.

По-иному обеспечивается мораль, которая опирается не на силу государственного аппарата, на силу общественного мнения. Нарушение нравственных норм не влечет за собой вмешательства государственных органом. В моральном отношении человек может быть крайне отрицательной личностью, но юридической ответственности он не подлежит, если не совершает никаких противоправных поступков. Само общество, его коллективы решают вопрос о формах реагирования на лиц, не соблюдающих моральные запреты.

3. Право и мораль отличаются по форме их выражения, фиксации. Если правовые нормы закрепляются в специальных юридических актах государства (законах, указах, постановлениях), группируются по отраслям и институтам, систематизируются (сводятся) для удобства пользования в соответствующие кодексы, сборники, уставы, составляющие в целом обширное и разветвленное законодательство, то нравственные нормы не имеют подобных четких форм выражения, не учитываются и не обрабатываются, а возникают и существуют в сознании людей — участников общественной жизни. Их появление не связано с волей законодателей или правотворящих лиц.

Но моральные нормы — это не только неписаные заповеди и требования (хотя таких абсолютное большинство). Многие из них содержатся, например, в программных и уставных документах различных общественных объединений, литературных и религиозных памятниках, исторических летописях, хрониках, манускриптах, запечатлевших правила человеческого бытия.

Некоторые нравственные правила органически вплетаются в статьи и параграфы законов. Тем не менее, в отличие от права, которое представляет логически стройную и структурированную систему; мораль — относительно свободное, внутренне не систематизированное образование.

4. Право и мораль различаются по характеру и способам их воздействие на сознание и поведение людей. Если право регулирует взаимоотношения между субъектами с точки зрения их юридических прав и обязанностей, правомерного — неправомерного, законного — незаконного, наказуемого — ненаказуемого, то мораль подходит к человеческим поступкам с позиций добра и зла, похвального и постыдного, честного и бесчестного, благородного и неблагородного, совести, чести, долга и т. д. Иными словами, у них разные оценочные критерии, социальные мерки.

В связи с этим нормы права содержат в себе более или менее подробное описание запрещаемого или разрешаемого действия, точно указывают нужный вариант поведения, отличаются четкостью, формальной определенностью, властностью, как правило, заранее устанавливают санкцию за нарушение данного предписания, тогда как нравственные нормы не имеют такой степени детализации и не предусматривают заблаговременно объявляемый вид ответственности.

5. Право и мораль различаются по характеру и порядку ответственности за их нарушение. Противоправные действия влекут за собой реакцию государства, т. е. не просто ответственность, а особую, юридическую ответственность, причем порядок ее возложения строго регламентирован законом — он носит процессуальный характер. Его соблюдение столь же обязательно, как и соблюдение материальных правовых норм. Человек наказывается от имени государства, поэтому к юридической ответственности нельзя привлечь в произвольной форме.

Иной характер носит «воздаяние» за нарушение нравственности. Здесь четкой процедуры нет. Наказание выражается в том, что нарушитель подвергается моральному осуждению, порицанию, к нему применяются меры общественного воздействия (выговор, замечание, исключение из организации и т. п.). Это — ответственность не перед государством, а перед обществом, коллективом, семьей, окружающими людьми.

6. Право и мораль различаются по уровню требований, предъявляемых к поведению человека. Этот уровень значительно выше у морали, которая во многих случаях требует от личности гораздо большего, чем юридический закон, хотя он и предусматривает за некоторые противоправные действия весьма суровые санкции. Например, мораль безоговорочно осуждает любые формы нечестности, лжи, клеветы, обмана и т. д., тогда как право пресекает лишь наиболее крайние и опасные их проявления. Мораль не терпит никакого антиобщественного поведения, в чем бы оно ни выражалось, в то время как право наказывает наиболее злостные случаи таких эксцессов.

Нравственность выверяет поступки людей категорией совести, повелевает блюсти не только закон, но и долг; внутренние побуждения, считаться с мнением окружающих сограждан. Она более требовательна к поведению индивида. Право не в состоянии заставить человека быть всегда и во всем предельно честным, порядочным, правдивым, справедливым, отзывчивым, благородным, идти на самопожертвование, совершать героические поступки и т. д. Этого законом не предпишешь. Мораль же призывает и к этому. Она ориентирует человека не на средний уровень, а на идеал. «Авторитет нравственных законов бесконечно выше» (Гегель).

7. Право и мораль различаются по сферам действия. Моральное пространство гораздо шире правового, границы их не совпадают. Право, как известно, регулирует далеко не все, а лишь наиболее важные области общественной жизни (собственность, власть, труд, управление, правосудие), оставляя за рамками своей регламентации такие стороны человеческих отношений, как, например, любовь, дружба, товарищество, взаимопомощь, вкусы, мода, личные пристрастия и т.л. Право не должно переходить свои границы и вторгаться в сферу свободных и душевных добровольных движений.

Вторжение его в эти зоны было бы: во-первых, невозможным в силу неподверженности их внешнему контролю; во-вторых, ненужным и бессмысленным с точки зрения государственных интересов; в-третьих, просто недемократичным, антигуманным, «тоталитарным». Здесь действуют моральные, этические и другие социальные нормы, традиции, привычки, обыкновения. Нравственность в отличие от права проникает во все поры и ячейки общества, ее оценкам поддаются в принципе все виды и формы взаимоотношений между людьми. Она универсальна и вездесуща Е. А. Лукашева.

8. Наконец, у права и морали различные исторические судьбы, Мораль «старше по возрасту», древнее, она всегда существовала, и будет существовать в обществе, тогда как право возникло лишь на определенной ступени социальной эволюции.

II. Механизм государства: понятие и структура. Органы государства: понятие, признаки, виды. Принципы организации и деятельности государственного аппарата

Введение

До недавнего времени в общественном сознании традиционно была сильна вера и надежда на государство как на защитника, гаранта стабильности, безопасности и прогресса. Государство с известной долей эффективности обеспечивало упорядоченность и организованность общественных отношений. В немалой степени это детерминировалось достаточно стабильным, отлаженным механизмом Советского государства. Шлифовавшаяся десятилетиями система приносила определенные плоды: государственный аппарат, с точки зрения внутрисистемных связей, работал достаточно ровно и организованно, хотя и не всегда рационально.

Стремительно меняющаяся российская действительность последних лет застала врасплох закостеневшую систему государственных органов Советской России. Устоявшиеся связи стали рушиться, на смену одним государственным органам пришли другие, а оставшиеся — претерпели довольно заметные качественные и структурные изменения. Естественно, что это внесло определенную неразбериху в систему организации государственной власти и просто не могло не отразиться на ее качестве. Обостряющаяся экономическая и социально-политическая нестабильность привела к тому, что отношение большей части российского общества к государству в целом и к реализующим его функции отдельным органам, в частности, стало, мягко говоря, недоверчивым. В этой связи перед Россией довольно остро встал вопрос о необходимости создания стабильного, слаженного, рационально действующего государственного аппарата, способного четко, плодотворно и в срок решать поставленные перед ним задачи.

Множество вопросов, связанных с данной проблемой, возникает и в научной литературе. Прежде всего, относительно непосредственно понятия механизма государства. Дискуссии нередко возникают по поводу соотношения таких понятий, как государственный аппарат и механизм государства. Имеются разногласия и при определении системы органов, реализующих основные направления государственной деятельности и являющихся составными частями государственного механизма. В связи с этим необходимо изучить и систематизировать имеющиеся точки зрения, касающиеся данной темы, выработать наиболее целесообразное понятие механизма государства, определить его признаки, структуру и функции, а также проанализировать особенности функционирования и развития непосредственно механизма Российского государства на современном этапе.

Исследованию вопросов государственного механизма посвящена достаточно обширная юридическая литература. В дореволюционный период о механизме государства писали В. М. Гессен, Ф. Ф. Кокошкин, Н. М. Коркунов, Л. И. Петражицкий, П. А. Сорокин, В. М. Хвостов, Г. Ф. Шершепевич и другие.

В советский и современный периоды отдельные вопросы, связанные с государственным механизмом, рассматривали в своих работах С. С. Алексеев, В. К. Бабаев, М. В. Баглай, М. И. Байтин, Р. С. Болдырева, П. Т. Василенков, В. В. Гибов, Э. П. Григонис, Л. Л. Григорян, Б. П. Елисеев, М. К. Искакова, Л. И. Каск, В. В. Конейчиков, С. В. Краюшкина, В. В. Лазарев, М. Н. Марченко, А. А. Мишин, Н. М. Иавличенко, З. М. Ретизни, В. Е. Чиркин, Б. Л. Страшун и др.

1. Механизм государства: понятие и структура

В отечественной теории и практике XX в. понятие «механизм государства» стало применяться в 20−30-х гг. после выдвижения известного лозунга о механизме диктатуры пролетариата. Его суть — партия как ядро власти через государство и негосударственные организации (профсоюзы и др.) проводили свой политический курс. Налицо попытка демократизировать партийное руководство и расширить массовую базу государства. В 60−80-х гг. появляется концепция политической организации или политической системы общества.

В юридической литературе чаще всего понятие «механизм государства» отождествляется с понятием «государственный аппарат» в широком смысле, охватывающем все виды государственных органов. Такой подход был общепринятым в 50−80 гг., и он обнаруживается в научных трудах последних лет. Так, механизм современного Российского государства рассматривается как пронизанная едиными, законодательно закрепленными принципами, основанная на разделении властей и располагающая необходимыми материальными придатками система государственных органов, посредством которых осуществляются задачи и функции государства.

Основным орудием государственной власти считается госаппарат и госорганы как его структурно оформленные звенья.

Вместе с тем государственный механизм трактовался и в другом смысле, а именно, как совокупность государственных органов, организаций, вооруженных сил, материальных средств государственной власти. Здесь налицо более широкий «набор элементов», но отсутствует системообразующий признак и неясно соотношение механизма государства и госаппарата. Более того, увлеченность функциональными характеристиками и доктриной разделения властей приводит отечественных и зарубежных авторов к игнорированию данного понятия в контексте «государства» и «государственных органов».

В современных условиях понятие «механизм государства» находит свое место в понятийном ряду теории государства и права. Правда, оно используется преимущественно в отечественной юридической науке, а не зарубежной. Исследователи иностранного государства чаще всего выделяют такие понятия, как государственная власть, институты государства, форма государства, формы правления. И, тем не менее, для обогащения понятийного аппарата и отражения специфики государственного развития нашей страны вполне оправдано использовать данное понятие

Государство нельзя рассматривать как застывшую, статичную систему. Оно действует, функционирует и развивается как единая система со своими элементами. Понятие «механизм государства» служит системообразующим для восприятия его как целостного явления. Оно позволяет, как бы связывать элементы государства в структурно-функциональный «узел» и придавать им динамический смысл. По мнению Бабаева В. К., механизм государства есть структурно оформленная система средств государственного воздействия на общественные процессы. В нем есть следующие элементы:

Ш государственные органы;

Ш публичные службы и корпорации;

Ш процедуры принятия государственных решений;

Ш ресурсное обеспечение.

В таком подходе к механизму государства полнее отражаются государственные явления и рычаги устойчивого функционирования государства. При всей важности государственных органов, образующих государственный аппарат, ими нельзя ограничивать объем данного понятия. Одним из наиболее весомых доказательств служат конституционные характеристики государства.

В отечественных конституциях всегда закреплялись система органов государства, основы управления государственными организациями, государственные планы и бюджеты. В действующей Конституции Российской Федерации установлены основы организации государства, принципы осуществления государственной власти, компетенция федеральных государственных органов, порядок введения налогов, управления государственной собственностью, утверждения и исполнения бюджета, федеральных программ. В конституциях и уставах субъектов Российской Федерации регулируются вопросы организации власти, их финансов, бюджета и налогов.

В конституциях иностранных государств чаще всего содержатся нормативные характеристики государства, власти и видов государственных органов. Это органы законодательной, исполнительной и судебной власти, это институты президента и монарха. Тем не менее, применяются и другие конституционные понятия. Так, в Конституции Республики Молдова есть раздел III «Публичные власти», в нем глава VIII посвящена публичному управлению. В Конституции Польши в разделе VI регулируется статус Совета Министров и правительственной администрации, в разделе VII — территориальное самоуправление, в разделе IX — статус Верховной Палаты контроля. В Конституции Греции есть раздел VI «Администрация».

В то же время в Конституции Австрии есть ст. 18 и 20 о государственном управлении, кроме государственных структур упоминаются учреждения публичного права (ст. 23). В третьем разделе выделены подразделы «З. Федеральные органы безопасности. 4. Федеральная армия (с ее традиционными и иными функциями). 5. Федеральные школьные органы». Раздел пятый посвящен Счетной Палате. В Конституции Бельгии часть VI посвящена государственным вооруженным силам. В Конституции ФРГ в ст. 12а2 регулируются вопросы призыва в вооруженные силы, федеральную пограничную службы, в статьях 87а3 и 87б1 — статус вооруженных сил.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой