Нарушение нацистами Веймарской конституции 1919 года

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УРАЛЬСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РОССИИ

КАФЕДРА ТЕОРИИ И ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

РЕФЕРАТ

по дисциплине

История государства и права зарубежных стран

Тема: Нарушение нацистами Веймарской конституции 1919 года

Выполнил:

курсант 104 группы

Слободчикова Ирина Сергеевна.

Научный руководитель:

майор полиции

Виноградова Ольга Павловна

Екатеринбург

2014

План

Введение

Глава 1. История создания Веймарской конституции

1.1 Социально-экономические условия в Германии и Ноябрьская революция

1.2 Разработка и принятие Конституции

1.3 Структура конституции

Глава 2. Кризис Веймарской республики

2.1 Причины кризиса Веймарской республики

Глава 3. Установление фашистской диктатуры

3.1 Государственная и правовая системы Германии в период национал-социалистической диктатуры

3.2 Фашистская диктатура в Германии. Приход фашистов власти

3.3 Механизм фашистской диктатуры

Заключение

Список использованной литературы

революция веймарский конституция фашист

Введение

Нарушение нацистами Веймарской конституции, привело к созданию фашистской диктатуры. Во времена этого перехода в Германии были установлены: тоталитарный репрессивный режим, диктатура, направленная на подавление прогрессивных общественных движений, на уничтожение любой демократии, на утверждение ксенофобии.

Веймарская республика была в конституционном отношении демократическим государством. Среди общества были очень сильно развиты левые настроения, что находило выражение в итогах выборов. Рабочий класс Германии располагал партиями КПГ и СДПГ и профессиональными союзами. В руках социал-демократов, находилось важное административное управление. Значит ли это, что к власти случайно, по недомыслию или недосмотру некоторых недостаточно дальновидных политиков, пришли нацисты?

Сегодня, в условиях глобального экономического возможно появление рычага управления государством, именуемого «демократическим», лидера ультранационалистической политической организации полностью исключить нельзя. История кризиса и краха Веймарской республики — это пример того, что демократические институты могут оказаться под серьезной угрозой. Также как и Германия, СССР потерпел сокрушительное поражение в холодной войне. Также как и в Германии, произошёл слом старой государственной и правовой систем. С подобными проблемами столкнулись Россия и Украина, что и предопределяет актуальность темы данного реферата.

Объект исследования: Веймарская республика в последний период своего существования. Предмет исследования: процессы, которые привели к гибели Веймарской республики и утверждению власти нацистов в Германии.

Цель исследования: выявить основные причины гибели Веймарской республики и факторы, способствовавшие окончательной победе национал-социалистов в Германии. Основные задачи данной работы: дать общую характеристику политического режима Веймарской республики; охарактеризовать настроения, доминировавшие в немецком обществе на протяжении 1919 — 1933 гг.; проследить ход событий, происходивших в Германии в период с конца октября 1929 г. по март 1933 г. и отражавших кризис Веймарской республики; указать причины, по которым представители тех или иных социальных групп оказывали поддержку национал-социалистам. При этом особое внимание следует уделить рабочему классу и средним слоям; оценить основное содержание политики Гитлера в 1933 гг. ;

Методы исследования: метод исторического анализа, предполагающий разделение рассматриваемых исторических событий в Германии 1929−1933 гг. на отдельные фрагменты и исследование каждого из них; историко-генетический метод, который позволяет выявить истоки кризиса Веймарской республики и утверждения власти национал-социализма.

Глава 1. История создания Веймарской конституции

1.1 Социально-экономические условия в Германии и Ноябрьская революция

Возникновение Веймарской республики тесно связано с экстремальной ситуацией, которая сложилась в конце первой мировой войны и с Ноябрьской революцией 1918 года.

Республика возникла во времена безнадёжного военного положения Германии к концу лета 1918 г. и отчасти явилась реакцией на неспособность правительства победоносно завершить войну. Фактически Веймарская конституция зафиксировала то, что давно стояло в повестке дня кайзеровской Германии, а именно: осуществить трансформацию государства в буржуазную республику. «Подорвав основы Бисмарковской конституции в 1918 году, рабочий класс, требующий создания единой, неделимой Германии, натолкнулся на сопротивление реакционных сил»1.

В ряду революционных событий в Европе, после Октябрьской революции в России, Ноябрьская буржуазно-демократическая революция 1918 года занимает особое место. Германская революция носила массовый, народный характер. В нее были вовлечены почти все слои Германии. Это был мощный взрыв народного негодования против войны и реакционно-милитаристских сил, которые развязали и продолжали ее до полного поражения германской армии. Война приносила все новые бедствия немецкому народу. Она стоила Германии 2,5 млн. убитых немцев, сотен тысяч пропавших без вести, 4,5 млн. раненых и инвалидов, привела к разрухе в промышленности, сокращению посевных площадей, падению урожаев, к голоду, ставшему следствием экономической блокады. Озлобление против правительства было всеобщим. Верхи уже не могли управлять страной по-старому. Между германским народом и полностью дискредитировавшей себя правящей элитой образовалась пропасть.

В условиях надвигающегося к осени 1918 года полного военного и политического поражения в Германии до крайности обострился клубок социальных противоречий, свойственных кайзеровской империи, в которой бурное развитие капитализма сочеталось с сохранением полуфеодального землевладения в деревне, полуабсолютистский режим — с утвердившимися формами буржуазного парламентаризма.

Леворадикальные силы связывали будущее Германии с ликвидацией буржуазных порядков в ходе победоносной социалистической революции в союзе с Советской Россией. Эти лозунги, однако, не разделялись не только большинством немецкого народа, но и большинством рабочего класса Германии, находившимся под стойким влиянием реформистской социал-демократической идеологии. Коммунистическая пробольшевистская партия Германии, сформировавшаяся в декабре 1918 года на основе «Союза Спартака», не опиралась на сколько-нибудь значительную социальную базу. Она не смогла предложить рабочим, средним слоям, крестьянству собственной широкой демократической программы выхода из тяжелейшего социального кризиса.

Доминирующие требования и лозунги Ноябрьской революции: прекращение войны, уничтожение монархии, создание демократической парламентской республики, устранение политического господства воинствующих кругов крупной буржуазии, ликвидация полуфеодального помещичьего землевладения, закрепление социальных прав трудящихся, — не выходили за буржуазно-демократические рамки.

Локальные революционные выступления продолжались вплоть до 1921 года, но они носили разрозненный характер. Их своеобразной кульминацией стало установление пролетарской власти в Баварии. В апреле 1919 года здесь была провозглашена Советская республика, избран Комитет действия из 15 человек во главе с коммунистами, созданы комиссии для проведения революционных преобразований в экономике, начата национализация банков, создана Красная гвардия и Красная армия. Республика пала в начале мая, не просуществовав и одного месяца. К этому времени в Германии были подавлены последние революционные очаги.

Главными завоеваниями революции были выход Германии из войны, крах кайзеровской империи Гогенцоллернов, а вместе с ней и ликвидация еще двух десятков германских полуабсолютистских монархий, установление демократической формы правления, парламентской Веймарской республики, закрепление широкого перечня политических и социальных прав и свобод германского народа: всеобщего избирательного права, свободы слова, собраний, союзов, 8-часового рабочего дня, права на организацию профсоюзов, коллективный договор, отмена реакционных законов о кабальных формах эксплуатации крестьян, ликвидация крупного феодального землевладения и пр. В силу ряда объективных и субъективных факторов, Ноябрьская революция в Германии не уничтожила кайзеровский бюрократический государственный аппарат1.

1.2 Разработка и принятие Конституции

Создание новой, республиканской конституции оказалось сложным политическим вопросом, и работа над конституцией началась еще до созыва Национального собрания — в ноябре 1918 г. Обсуждение проблем будущего государственного строя и, в особенности, территориального устройства Германии проводилось как в политических, так и в научно-юридических кругах. Огромную роль в разработке основ будущего устройства сыграл выдающийся немецкий правовед и социолог М. Вебер, который в частности обосновал необходимость учреждения сильной президентской власти. Возглавил конституционные работы другой юрист и политик — Г. Прейс.

Первые два правительственные проекта, представленные Прейсом, были обсуждены в комитете германских государств в январе 1919 г. Южные государства (Вюртемберг, Бавария и др.), желая воспользоваться моментом, выдвинули идею усиления федеративных начал. С созывом Национального собрания из его членов был образован конституционный комитет, возглавленный Прейсом как правительственным комиссаром. Только четвертый проект (обширный, в 165 ст. и с 16 приложениями) был предложен Собранию, которое и утвердило 31 июля 1919 г. его большинством (более чем 2/3) голосов. После подписания президентом новая Веймарская конституция вступила в силу с 14 августа 1919 г.

Веймарская конституция (181 ст.) определила Германию как единую суверенную республику с президентско-парламенским правлением. Статус прежних государств, составлявших империю, был сокращен до признания их землями (областями), пользующимися политической автономией в пределах общегосударственного законодательства. Однозначно декларировалось преимущество общеимперского права над Областным (ст. 13). Все внутригерманские земли должны были иметь республиканские конституции, организовать народные представительства на началах «всеобщего», равного, прямого и тайного избирательного права… и пропорционального представительства" (ст. 17), признать ответственность правительств перед местными ландтагами. Все земли впредь имели равные права, и эти права были существенно ограничены сравнительно с прежней конституцией.

Ограничение прав земель было реализовано путем расширения сферы общеимперского законодательства. В исключительную компетенцию общегерманских властей были включены внешние сношения и отношения с колониями (которых, правда, у Германии после поражения уже не было), гражданство, оборона, монетное и таможенное дело, свобода хозяйственного рынка, связь. Помимо этой сферы, законодательству империи подлежали судопроизводство и основы гражданского и уголовного права, здравоохранение, регулирование вопросов торговли, предпринимательства, транспорта, социальные вопросы, сфера культуры, образования, поземельных отношений и даже «погребального дела»1. Империя устанавливала принципы налогообложения, включая возможность изъятия из компетенции земель сбора тех или иных местных налогов. Практически не осталось ни одного значительного вопроса, по которому не могло быть принято общегосударственного постановления. Земли сохранили право на собственную администрацию, которая реализовала общегосударственное законодательство, пока закон не предписывал особых в этом, отношении действий центрального правительства.

На принципы нового государственного порядка значительное влияние оказал опыт конституции США 1787 г. Соответственно взаимоотношения разных государственных институтов определялись на основе разделения властей. Законодательными полномочиями в главном обладал рейхсрат.

Депутаты избирались всеобщим, равным, прямым и тайным голосованием на 4 года (в выборах участвовали мужчины и женщины старше 20 лет). Депутаты пользовались полным иммунитетом и считались представителями всего народа. Законы, принятые рейхсрат, могли быть опротестованы рейхсратом или президентом, но это опротестование не имело абсолютного характера. В развитие принципа народного суверенитета признавалось право народа на непосредственное волеизъявление — референдум. Только решения референдума имели приоритет перед рейхсратом.

Вторая палата парламента — райхсрат — составлялась из депутатов земель пропорционально численности населения (по 1 депутату на 0,7 млн. чел). Наиболее населенные Пруссия или Бавария имели здесь несомненное преимущество (по закону 1929 г. — соответственно 27 и 11 из 67). Однако собственно депутатами считались члены земельных правительств, а в случае Пруссии — дополнительно провинциальные уполномоченные. Права райхсрата были главным образом консультативными и контрольными: опротестовать постановление рейхсрата, «быть в курсе» имперских дел, предварительно рассмотреть законопроекты правительства. Существенное влияние рейхсрат имел только на вопросы бюджета.

Главой государства и правительственной власти был президент. Он избирался всенародным голосованием на 7 лет с возможностью переизбрания. Отстранение президента от должности могло быть совершено только путем референдума, объявленного по решению; рейхсрата, принятому квалифицированным большинством, т. е. практически было нереализуемо. Президент обладал не только полномочиями главы государства, т. е. представительскими, но и правительственными. Он мог заключать внешние союзы и договоры (особо важные — при согласии рейхсрата), осуществлял верховное командование армией и флотом, увольнял и назначал офицеров и чиновников. Президент назначал и увольнял правительство, в том числе его главу — рейхсканцлера. Особые полномочия (по силе ст. 48) возлагали на главу государства право и обязанность прибегнуть к «экзекуции» в отношении какой-либо из земель империи, если там нарушались имперские законы, включая применение военной силы. Конституция предоставляла президенту и право, «если в пределах Германской империи серьезно нарушены общественная безопасность и порядок», принимать военные меры и в этих целях временно приостанавливать предписанные Конституцией гарантии прав и свобод граждан, а также издавать собственные указы «с неотложными целями».

Правительство возглавлялось рейхсканцлером, который вносил предложение президенту о кандидатурах министров. Однако, в реализацию высших парламентских полномочий народного представительства, для своей деятельности правительство нуждалось в доверии рейхсрата; равным образом недоверие рейхсрата означало отставку министра или рейхсканцлера. Конституционное положение правительства было значительно более самостоятельным по отношению к президенту, чем это было ранее в германской конституции.

Судебная власть вручалась полностью независимым и самостоятельным судам. Запрещались исключительные, суды и т.н. суды чести, т. е. неюридические. 1 Устанавливалась обязательность административной юстиции для «защиты отдельных лиц… от административных учреждений». Конституция предусмотрела и образование Верховного суда Германии. Гарантиям гражданских прав был уделен почти весь второй раздел Конституции. Провозглашая полное гражданское равенство, основной закон ликвидировал все привилегии сословного характера, ещё сохранявшиеся в праве. Всем гражданам гарантировались свобода передвижения и эмиграции, вероисповедания и использования национального языка, свобода личности, охрана личной жизни, свобода слова и печати. В политической жизни устанавливались свобода митингов и собраний, союзов, общинного самоуправления. Провозглашалась обязательность среднего образования.

Особо своеобразным был раздел о регулировании хозяйственной жизни. Здесь впервые, практически, нашли воплощение идеи о социальном государстве и социальной предназначенности экономических прав гражданина. Конституция гарантировала собственность и свободу договоров, но «ради высших требований общего блага» предполагалась возможность отчуждения имуществ. Пользование собственностью должно было быть социальным, т. е. без общественных злоупотреблений. Допускалось и безвозмездное отчуждение хозяйственно важных имуществ и предприятий, проведение принудительной монополизации. Наряду с этим провозглашались конституционные гарантии прав рабочих, прав на интеллектуальную собственность, свободы профсоюзов, обязательность государственного социального страхования. Под покровительство закона были взяты брак и семья. Содержание ряда статей свидетельствовало о приверженности конституции принципам социалистического реформизма, особенно когда несколько утопически провозглашалось, что «строй хозяйственной жизни должен соответствовать началам справедливости» (ст. 151). Эти положения тесно перекликались с господствовавшей в правовой науке начала XX в. идеей солидаризма, как общей перспективе развития государственного и правового уклада.

Многие принципы Конституции 1919 г. оказались новшествами в политико-правовом отношении, и подобно влиянию германского конституционализма XIX в. в свою очередь оказали значительное воздействие на многие конституционные акты Новейшего времени в Центральной Европе и в Азии.

1.3 Структура Конституции

Веймарская конституция (181 ст.) определила Германию как единую суверенную республику с президентско-парламентским правлением. В первую очередь она разграничивала во внешних отношениях полномочия империи и входящих в её состав земель (бывших союзных государств кайзеровской империи). Далее конституция устанавливала органы имперской государственной власти и их полномочия по отношению друг к другу. Третья часть конституционных норм регулировала отношения между государством и гражданами.

Структура конституции:

Преамбула

Первая часть: Структура и задачи империи

Первый раздел: Империя и земли

Второй раздел: Рейхстаг

Третий раздел: Рейхспрезидент и имперское правительство

Четвёртый раздел: Рейхсрат

Пятый раздел: Законодательство империи

Шестой раздел: Управление империей

Седьмой раздел: Правосудие

Вторая часть: Основные права и обязанности немцев

Первый раздел: Личность

Второй раздел: Общество

Третий раздел: Религия и религиозные общества

Четвёртый раздел: Образование и школа

Пятый раздел: Экономика

Переходные и заключительные положения

В ходе создания новых органов революционной власти уже в ноябре 1918 г. лидирующие позиции среди повсеместно возникающих рабочих и солдатских Советов Германии заняли Советы Большого Берлина и избранный ими Центральный комитет, по инициативе которого был создан Совет Народных Уполномоченных (СНУ), взявший на себя функции временного «политического кабинета». Его возглавили социал-демократы Ф. Эберт и Г. Гаазе.

СНУ распустил обе палаты прусского ландтага, но оставил в должности старых статс-секретарей в качестве «министров-специалистов», штабной генералитет с его контрольными функциями над вооруженными силами, чиновничество. В конце ноября 1918 г. по инициативе СНУ в Берлине была созвана Конференция, в которой участвовали представители революционных правительств немецких государств, с целью решения вопроса об Учредительном собрании, определения основ будущей конституции Германии, а также установления порядков переходного периода во «взаимоотношениях отдельных государств». До созыва Учредительного собрания должен был действовать и бундесрат с контрольными функциями над правительствами земель. 1

Одним из первых законов Национального собрания стал Закон от 10 февраля 1919 г. «О временной имперской власти», закрепивший право и обязанность Национального (учредительного) собрания создать новую германскую конституцию с парламентско-республиканским строем, во главе с избранным на основе всеобщего избирательного права Национальным собранием. Главой государства должен был стать президент, главой правительства — министр-президент с правом контрасигнации постановлений президента, ответственный перед Национальным собранием.

Вебер и Прейс возглавили Конституционные работы. Только 4 проект был утвержден.

Глава 2. Кризис Веймарской республики

2.1 Причины кризиса Веймарской республики

Реальная государственно-политическая жизнь Германии 1920 — начала 1930-х гг. оказалась, однако, далекой от принципов парламентской демократии Веймарской конституции. Этому способствовали как многочисленные внешние обстоятельства (последствия поражения в войне, захват победителями наиболее экономически значимых районов, длительный финансовый кризис, непрекращающиеся попытки право-реакционных и лево-коммунистических мятежей и т. п.), так и проявившиеся несоответствия в правовых началах самой конституции.

Государственный уклад республики характеризовался возрастанием чисто президентской власти. Причем этот процесс в одинаковой мере был присущ и периоду политического господства социалистов (с первых выборов в 1920 г.), и периоду господства центристов-республиканцев (с 1924 г.). Закон о порядке выборов президента республики был принят только в мае 1920 г. Однако выборы не состоялись: социал-демократы настояли на том, чтобы рейхсрат легализировал статус президента Эберта, до истечения полного срока полномочий в 7 лет, что и было сделано подавляющим большинством голосов (314: 76). Второй закон о выборах президента (1925 г.) еще более усложнил выдвижение кандидатов и позволял предположить стремление социал- демократов прибегнуть к повторной легализации продления власти Эберта. Только его неожиданная смерть привела к реальным выборам, на которых (1925 г.) победу одержал кандидат националистических и правых партий престарелый фельдмаршал П. Гинденбург. Его победа означала, по сути, поражение парламентаризма, поскольку он был сторонником иных взаимоотношений с правительством, нежели предусматривалось в Конституции.

Право президента распустить рейхсрат в реальной политической жизни преобразовалось в, президентское правление. Все семь выбранных в период Веймарской республики рейхсратов были распущены до истечения законного срока их полномочий, причем последние под предлогом «невыполнения воли народа» (мотив, никак не соответствующий конституционным началам)1. Правительство, особенно в годы господства социал-демократов, было преимущественно президентским: президент Эберт председательствовал в большинстве заседаний. Им было издано около 150 указов в порядке 48 ст. Конституции, чем сформировано совершенно особое внеконституционное законодательное «поле». В годы нового политического кризиса 1931−1932 гг. число этих указов необычно возросло. Практически государственные дела в большей степени контролировались президентской властью.

Политическая жизнь Германии характеризовалась необычайным, никак не соответствующим социальным реалиям возрастанием значения левых партий. Причем политика некоторых крупных партий кренилась в сторону крайнего политического радикализма. Это вызывало беспокойство промышленных и финансовых кругов и, в свою очередь, способствовало возникновению массовых националистических правых организаций.

Из отколовшейся от социал-демократов группы «Спартак» в декабре 1918 г. образовалась Коммунистическая партия Германии, которая поставила себе задачи совершения социалистической революции и установления диктатуры пролетариата под лозунгами марксизма. Под влиянием Коммунистического Интернационала и эмиссаров из Советской России партия начала готовить открытое вооруженное восстание, пользуясь финансовым и экономическим кризисом и незатухающим рабочим движением. После раскола НСДПГ, в КПГ влилась значительная часть ее сторонников, партию возглавил Э. Тельман, отличавшийся крайним радикализмом. В 1923 г. Э. Тельман возглавил спровоцированное КПГ Гамбургское восстание, после чего партия была запрещена. После легализации она быстро восстановила значение радикальной рабочей партии, и в начале 1930-х гг., пользовалась стабильной поддержкой примерно 15−20% рабочего населения. О стремлениях КПГ к крайнему радикализму свидетельствовало и то, что при партии были созданы вооруженные отряды под вывеской «Союза красных фронтовиков» (т. е. ветеранов); в 1926 г. в нем насчитывалось свыше 100 тыс. бойцов.

Социал-демократическая партия Германии, оставаясь крупнейшей и самой массовой партией страны, видоизменила свою политическую платформу, отойдя (с 1925 г.) от марксизма на позиции утверждения «хозяйственной демократии» и социальных реформ. Это предопределило нарастание противоречий с коммунистами. Длительное нахождение у власти также послужило поводом для потери прочной национальной поддержки.

К концу 1920-х гг. политическим успехом стали пользоваться националистические партии и организации, в особенности т. н. «Стальной шлем» (к 1929 г. он насчитывал до 1 млн. приверженцев главным образом военных, ветеранов и т. п.). Националисты выдвигали концепцию сильной президентской власти, пресечения партийного либерализма, военного возрождения Германии.

Националистические и леворадикальные устремления одновременно дали толчок к появлению влиятельной партии фашистского типа — Национал-социалистической рабочей партии Германии. Партия зародилась в Мюнхене в виде народного движения в январе 1919 г., которое в 1920 г. преобразовалось в Рабочую партию, возглавленную А. Дракслером и журналистом К. Харрером. Однако вскоре политическое лидерство перешло к ветеранам Первой мировой войны А. Гитлеру и Э. Рэму. В программе партии (1920) многие проблемы германского государства были увязаны с необходимостью расового очищения, социализации экономики на национальной почве. НСДАП попыталась придти к власти в Баварии, организовав военный путч. Путч был подавлен, партия запрещена. Вскоре запрет был снят (1925), и партия начала быстро набирать популярность. С учетом написанной Гитлером в заключении (после путча) книги «Моя борьба» была обновлена программа НСДАП (1926). Она предполагала существенную социализацию экономики: уничтожение нетрудовых доходов, огосударствление крупных монополий, укрепление государственного регулирования, конфискацию военных прибылей, создание «корпоративного производства». Важную роль в программе занимала аграрная реформа, которая предусматривала наделение крестьян землей за счет безвозмездных конфискаций у дворянства и, главным образом, богатых евреев-собственников. Тех, кто не желал поддерживать нацию, следовало высылать из страны под лозунгом национального «единства». Программа НСДАП негативно относилась к либеральным парламентским институтам. Последнее, наряду с социально-экономической программой, вызывало особую поддержку рабочей массы (по своему социальному составу НСДАП на 45% была рабочей партией).

Успеху НСДАП способствовала четкая организационная структура, установленная с 1921 г. Руководители ячеек назначались гауляйтерами (руководителями областных организаций), партия проводила ежегодные съезды, которые превращались в массовые политические манифестации. С 1921 г. в партии стали формироваться особые «охранные отряды» (СА), с 1925 г. — параллельная военная структура «охранные эскадроны» (СС). После бунта СА, вызванного внутрипартийной коррупцией, появился еще один вид военизированно-полицейских подразделений — «служба безопасности» (СД). Ориентирование на военные методы вызывало широкую поддержку (с 1928 г.) НСДАП у военных. Охранные службы партии стали использоваться правительствами земель в полицейских целях. Идейный отказ от парламентаризма вызвал интерес у ряда финансовых групп Германии, которые оказали НСДАП денежную помощь. К началу 1930-х гг. партия сложилась в мощную самостоятельную политическую силу, за которую голосовали не менее трети избирателей, «очарованных» социализированной программой.

Очевидное ослабление позиций центристских, либеральных партий в 1920-е гг. (вызванное многими кризисными явлениями) определило возможность перерастания политического радикализма в особый уклад военно-государственной диктатуры, быстро поставившей страну на порог буквально национальной гибели1.

Глава 3. Установление фашистской диктатуры

3. 1 Государственная и правовая системы Германии в период национал-социалистической диктатуры

К началу 1930-х гг. Германия оказалась в очередном политическом кризисе. Правительство оказалось неспособно в конституционных рамках решать социальные и экономически-финансовые проблемы страны. Все еще дававшие себя знать последствия поражения в войне постоянно порождали оппозиционно-националистические настроения в обществе, стремления к военному реваншу. Политические и социальные проблемы обострились в условиях общеевропейского экономического кризиса.

В этих условиях Национал-социалистическая партия стала пользоваться все возрастающей поддержкой народа даже в сравнении с другими левыми партиями. С 1928 г. НСДАП постоянно увеличивала свое представительство в рейхсрате (2% мест в 1928 г., 18% - в 1930 г.). На земельных выборах 1931 г. НСДАП, безусловно, победила в Гессене. Начался численный рост самой партии, она уже располагала партийными организациями во всех землях, сформировала под своим патронатом женские и молодежные союзы. На выборах президента в 1932 г. Гинденбург одержал повторную победу (с 19 млн. голосов), но за А. Гитлера было подано уже 13 млн. (5 млн. — за Тельмана от КПГ). На выборах в рейхсрат в том же году НСДАП собрала 14 млн. голосов (больше, чем КПГ и СДПГ). Партия развернула мощную пропаганду своих идей, одновременно оказывая силовое давление (при помощи охранных отрядов) на политических противников.

Центристские и социал-республиканские политические силы продолжали формально оставаться в большинстве. На этом фоне приход нацистов к власти был обусловлен сложным комплексом, в том числе случайных, ситуативных обстоятельств, которыми великолепно воспользовались рвущиеся к власти любой ценой лидеры НСДАП. В государственно-политическом отношении едва ли не решающую роль сыграла деформация парламентских институтов Веймарской республики в сторону усиления президентской власти. Совершенно новым орудием в политической борьбе стала пропаганда национальной исключительности, идея расового социализма («есть только один социализм, — высказывался один из лидеров нацизма Р. Лей, — одна общность — это общность на основе расы»). Антикоммунистические позиции привлекли к НСДАП внимание влиятельных финансовых кругов, в решительный момент сделавших выбор в пользу нацистов, не обратив внимания на перспективы их политической и экономической доктрины. Но, конечно, базой утверждения нацистского тоталитаризма стала поддержка соблазненных социалистической, государственнической фразеологией масс, в обстоятельствах кризиса всегда склоняющихся от плюралистической демократии в пользу любой «сильной власти».

В июне 1932 г. правительство центриста Ф. фон Папена в условиях почти гражданского неповиновения в стране и массовых уличных столкновений распустило рейхсрат и назначило новые выборы. Выборы принесли значительный успех НСДАП, она получила 230 мест (больше любой другой партии, но все же не абсолютное большинство). Лидеры НСДАП отрицали сотрудничество с другими партиями, поэтому для парламентской поддержки правительства уже к концу года пришлось объявить новые выборы. Новые выборы сохранили за нацистами треть мандатов, но это не создавало прочного парламентского большинства (треть была и у КПГ вместе с СДПГ). В итоге сложных политических интриг и неспособности правительства К. Шляйхера справиться с ситуацией, под давлением финансистов 30 января 1933 г. президент Гинденбург назначил рейхсканцлером Гитлера, сформировав коалиционное правительство с консерваторами. Заручившись поддержкой центристов в борьбе с «красным террором» (КПГ и СДНГ), Гитлер объявил новые выборы в рейхстаг. Выборы проходили в обстановке нарочитого идейного и внутриполитического давления, развернутого НСДАП на избирателей, использовавшей все средства правительства и мощь пропагандистской машины. В преддверии выборов была организована провокация, так до конца и не проясненная по своему источнику — поджог здания рейхсрата в Берлине. Гитлер и лидеры НСДАП сумели повернуть это событие в сторону антикоммунистической агитации. 28 февраля 1933 г. были изданы президентские предписания о защите родины и государства, которыми правительству предоставлялись особые права в контроле за политической деятельностью партий, в пресечении всего, что могло быть трактовано как «измена германскому народу», с отменой конституционных гарантий гражданских прав. В такой обстановке выборы 5 марта укрепили позиции НСДАП: за нее голосовали 44% избирателей, 12% за КПГ, 18% - за СДПГ, остальные за прочие движения. Чтобы достичь конституционного большинства в рейхсрате правительство под предлогом политической измены аннулировало депутатские мандаты КПГ (а затем и запретило КПГ). Это дало нацистам (вместе с некоторыми правыми партиями) желаемое большинство в рейхсрате, полное право сформировать однопартийное правительство. Собравшийся 21 марта 1933 г. рейхсрат при подавляющем одобрении депутатов санкционировал основные акты о чрезвычайных правительственных полномочиях и, по сути, конституировал диктатуру НСДАП. Эта политическая революция в течение нескольких месяцев разрушила принципы Веймарской конституции и более чем на десятилетие (1933−1945 гг.) сформировала совершенно новый, небывалый в истории тоталитарный право-государственный уклад в рамках номинально сохранявшейся республики.

По Версальскому мирному договору 1919 г. на Германию были наложены огромные репарационные платежи. Этот долг был для нее непосилен, он падал на плечи трех поколений немцев, и только в 1930 г. был снижен и рассрочен союзниками.

Временная экономическая стабилизация в 1928 г. Сменилась разрушительным мировым экономическим кризисом, новым резким падением производства, ростом безработицы1. В 1932 г., когда мировой экономический кризис достиг кульминации, промышленное производство сократилось в Германии до 46, 7% по сравнению с 1913 г., 30% всего трудоспособного населения потеряли работу и только 15% из официально зарегистрированных безработных получали пособия по безработице.

Страна сотрясалась стачками, беспорядками, путчами, террористическими актами, связанными с резкой поляризацией социально-политических сил, от крайне правых, представленных набирающими силу националистическими, нацистскими организациями и образовавшейся впоследствии фашистской Национал-социалистской немецкой рабочей партии (НСНРП), до крайне левых -- в лице леворадикальных рабочих организаций и Коммунистической партии Германии, которая становится в это время крупнейшей коммунистической партией в Европе.

Вес и значение этих двух партийных полюсов рос вместе с их неприятием Веймарской демократической республики. Для одних она была преградой социалистической революции и установления «всеобщего равенства», для других -- помехой к установлению нацистской тоталитарной диктатуры.

В глубоко расколовшемся немецком обществе не нашлось места и консенсусу левых сил, так необходимого в условиях жесточайшего кризиса, угрозы фашизма. Для правоверных немецких коммунистов, проводивших линию Сталина и Коминтерна, социал-демократы были «могильщиками немецкого социализма», главными противниками «мировой революции». Они были заняты в основном тем, что разоблачали социал-демократов как агентуру «германского монополистического капитала», «социал-фашистов». Социал-демократы исключали компромиссы с коммунистами, как с партией «узколобого классового доктринерства», действующей по указке «чужой державы», также обвиняя их в пособничестве фашистам. Отсутствие согласия левых сил имело роковые последствия. На выборах в ноябре 1932 г. у них еще оставалась возможность преградить дорогу рвущимся к власти фашистам. Социал-демократы и коммунисты, объединившись, могли занять 221 место в рейхстаге, в то время как у фашистов было 196 мест. Но они упустили эту возможность.

Нестабильность Веймарской республики стала следствием не только вышеуказанных обстоятельств. Они были связаны также с глубоким неприятием республики большинством немцев, считавших ее порождением «позорного» Версальского мирного договора. Чувство национального унижения стало благодатной почвой для широкого распространения мифа о «ноябрьских предателях», заключивших Версальский договор. Этот миф широко использовался демагогами, требовавшими разрыва Версальского договора, решительной борьбы против неких «темных сил», внутренних и внешних врагов, которые привели Германию к краху. Не случайно именно в это время появляется известная фальшивка «Протоколы сионских мудрецов», призванная подтвердить, что в постигшей немцев трагедии виноваты заговорщики-евреи, иностранные агенты, поставившие задачу сокрушить мощь Германии, поставить ее на колени.

Основной массе населения, его консервативному массовому сознанию трудно было смириться и с тем, что Веймарская республика разрушила старый, привычный порядок кайзеровской империи, казавшийся таким прочным и надежным. По старым добрым временам тосковала не только бывшая правящая верхушка, но и широкие средние слои населения, которые потеряли в результате кризиса, безудержной инфляции свой достаток и имущество, не воспринимали новую, малопонятную, не имеющую ничего общего со старыми временами систему ценностей. Между свободой и порядком немцы выбирали порядок.

Ослабляло положение Веймарской республики и отсутствие у нее профессиональных защитников среди правящего бюргерства и интеллигенции. Отрицательно к республике относилась, например, подавляющая часть профессуры, ученых, правоведов, историков и пр., задающих тон в немецких университетах, а также студентов, которые оставались приверженцами монархии, старых порядков. Не случайно впоследствии среди студентов оказалось так много сторонников Гитлера.

Демократический фасад Веймарской республики не опирался на прочный фундамент демократических государственных институтов не только в силу сохранения старого государственного аппарата, но и изъянов самого конституционного порядка, придуманного в Веймаре без глубокого учета обстановки в стране. Так, широкие демократические права и свободы, в частности свобода печати, при отсутствии цензурных ограничений способствовали беспрецедентному росту шовинистической, милитаристской пропаганды. Литература такого толка фактически захлестывала страну. Отсутствие конституционного запрета на деятельность партий, сеющих рознь среди немецкого народа, разжигавших национальную вражду, антисемитизм, создавало условия не только для роста нацистских организаций, но и для легального вхождения НСНРП в Веймарскую общественно-политическую и государственную систему.

Роковой ошибкой республики было то, что она не лишила власти реакционную военщину, не реорганизовала бюрократический аппарат. Ее не принял сохранившийся кадровый состав рейхсвера, для солдат которого кайзер оставался символом силы и мощи Германии. Армия, подчиняющаяся, по Конституции, только рейхсканцлеру, фактически была бесконтрольной. Она превратилась в самостоятельную активную политическую силу. Выражением полного неприятия рейхсвером Веймарской республики стал поднятый его командованием вместе с праворадикальными офицерскими организациями в мае 1920 г. военный путч Каппа--Лютвица. За счет бывших кадров рейхсвера пополнялись и численно растущие нацистские полувоенные организации.

В условиях политической конфронтации и, как следствие этого, частой смены кабинетов, остававшееся на местах старое чиновничество также было бесконтрольным, и его самостоятельная политическая активность в условиях «несменяемости», гарантированной Конституцией (ст. 130), определялась отнюдь не демократическими, а консервативно-монархическими убеждениями. Плохими защитниками демократических порядков, да и просто правопорядка, были и старые судейские кадры с их традиционным пониманием права, оправдывающего «железо и кровь», насилие во имя «национальных интересов». Об этом свидетельствуют примеры из судебной практики тех времен. Так, за 1918--1922 гг. в Веймарской республике было совершено левыми экстремистами 22 политических убийства, все виновные были сурово наказаны, 10 человек -- казнены. За это же время правыми террористами было совершено 354 политических убийства, из них только один был сурово наказан, но ни один не был казнен. В 1924 г. нацистский «пивной путч» в Мюнхене, когда фашисты предприняли первую попытку прорваться к власти, закончился заключением Гитлера в тюремную крепость, из которой он вышел через 10 месяцев с первыми главами «Майн Кампф», полный решимости готовиться к новым выступлениям.

Слабость политической воли Веймарского государства была связана также с отсутствием единства действий его высших органов власти. Рейхстаг не стал проводником демократии, конституционного порядка, так как в нем, особенно в последние годы Веймарской республики, в силу острого партийного противоборства сложилась ситуация полной невозможности образования позитивного большинства, способного предложить народу умеренную программу выхода из кризиса. Находившиеся на диаметрально противоположных флангах партии, имевшие в нем большинство мандатов, резко критически настроенные против правительства, в силу полной противоположности своих целей не были готовы и не были в состоянии взять на себя правительственную ответственность.

Частые и необоснованные, особенно в последние годы Веймарской республики, роспуски парламента (парламент мог быть распущен даже из-за не утвержденного им президентского указа, как это имело место в 1930 г.), внушаемые немцам прессой представления о его полном бессилии все настойчивее склоняли массовое сознание к поиску «сильной руки» фюрера.

С бессилием представительного органа было связано и бессилие республиканского правительства, не обладавшего большинством в рейхстаге и не пользовавшегося его доверием и поддержкой. Прямым следствием этого стали «президентские кабинеты», назначаемые президентом по собственному усмотрению. В обстановке перманентно вводимого им, на основании ст. 48 Конституции, чрезвычайного положения страна управлялась не с помощью законов, а с помощью чрезвычайных указов. В 1932 г., например, президент Гинденбург издал 66 чрезвычайных указов, в то время как рейхстаг, занятый в основном второстепенными дебатами, издал только пять законов. Дисбаланс Веймарской государственной машины вел к ее полному разрушению, гибели, что и произошло в результате установления фашистской диктатуры в Германии в 1933 г.

3.2 Фашистская диктатура в Германии. Приход фашистов к власти

Фашизм в Германии появился сразу же после окончания первой мировой войны в качестве одной из разновидностей реакционных милитаристических националистических течений, когда антилиберальные, антидемократические движения приобрели общеевропейский характер. В 1920 г. Гитлер выступил с программой из «25 пунктов», ставшей впоследствии программой Национал-социалистской немецкой рабочей партии. Пронизанная националистическими, шовинистическими идеями превосходства германской нации, программа требовала реванша для восстановления «справедливости, попранной Версалем».

В 1921 году складываются организационные основы фашистской партии, основанной на так называемом фюрер-принципе, неограниченной власти «вождя» (фюрера). Главной целью создания партии становится распространение фашистской идеологии, подготовка специального террористического аппарата для подавления демократических, антифашистских сил и, в конечном счете, для захвата власти.

В 1923 году вслед за всеобщей забастовкой германского пролетариата фашисты предпринимают прямую попытку захватить государственную власть («пивной путч»). Провал путча заставляет фашистских главарей изменить тактику борьбы за власть. С 1925 г. начинается «битва за рейхстаг» путем создания массовой базы фашистской партии. Уже в 1928 г. эта тактика дает свои первые результаты, фашисты получают 12 мест в рейхсрате. В 1932 г. по числу мандатов фашистская партия получает больше мест, чем любая другая партия, представленная в рейхсрате.

30 января 1933 г. Гитлер по распоряжению Гинденбурга занимает пост рейхсканцлера Германии. Он приходит к власти как глава коалиционного правительства, так как его партия даже с немногочисленными союзниками не имела большинства в рейхстаге. Это обстоятельство не имело, однако, значения, поскольку кабинет Гитлера был «президентским кабинетом», а Гитлер -- «президентским канцлером». Вместе с тем результаты выборов 1932 г. придали определенный ореол легитимности его канцлерству. За Гитлера голосовали самые разные социальные слои и группы населения. Широкая социальная база Гитлера создавалась за счет тех, у кого после поражения Германии была выбита почва из-под ног, той самой сбитой с толку агрессивной толпы, чувствующей себя обманутой, потерявшей вместе с имуществом жизненную перспективу, испытывающей страх перед завтрашним днем. Социальную, политическую и психологическую неустроенность этих людей он сумел использовать, показывая им путь к спасению себя и униженного отечества, обещая различным кругам и группам населения все, что они хотели: монархистам -- восстановление монархии, рабочим -- работу и хлеб, промышленникам -- военные заказы, рейхсверу -- новое возвышение в связи с грандиозными военными планами и пр. Националистические лозунги фашистов привлекали немцев больше, чем призывы к «разуму и терпению» социал-демократов или к «пролетарской солидарности» и построению «советской Германии» коммунистов.

Гитлер пришел к власти, опираясь на прямую поддержку официальных и неофициальных правящих кругов и стоящих за ними реакционных социально-политических сил, которые считали необходимым установить в стране авторитарный режим, чтобы покончить с ненавистной демократией и республикой. Испытывая страх перед всё больше набирающим силу левым движением, перед революцией и коммунизмом, они хотели установить авторитарный режим с помощью «карманного» канцлера1. Гинденбург явно недооценивал Гитлера, называя его за глаза «богемским ефрейтором». Немцам же он подавался как «умеренный». При этом предавалась забвению вся скандальная, экстремистская деятельность НСНРП. Первое отрезвление немцев пришло на следующий день после прихода Гитлера к власти, когда тысячи штурмовиков устроили грозное факельное шествие перед рейхстагом.

Приход к власти фашистов не был обычной сменой кабинета. Он ознаменовал начало планомерного разрушения всех институтов буржуазно-демократического парламентского государства, всех демократических завоеваний немецкого народа, создание «нового порядка» -- террористического антинародного режима.

Вначале, когда открытое сопротивление фашизму не было окончательно подавлено (еще в феврале 1933 г. во многих местах Германии проходили антифашистские демонстрации), Гитлер прибегал к «чрезвычайным мерам», широко использовавшимся в Веймаре на основе чрезвычайных президентских полномочий. Он формально никогда не отказывался от Веймарской конституции. Первый репрессивный декрет «о защите немецкого народа», подписанный президентом Гинденбургом, был принят на основе ст. 48 Веймарской конституции и мотивировался защитой «общественного спокойствия».

Для оправдания чрезвычайных мер Гитлеру в 1933 г. потребовался провокационный поджог рейхстага, в котором была обвинена Коммунистическая партия Германии. Вслед за провокацией последовали два новых чрезвычайных постановления: «против измены германскому народу и против изменнических действий» и «о защите народа и государства», принятых, как было объявлено, с целью подавления «вредных для государства коммунистических насильственных действий». Правительству предоставлялось право брать на себя полномочия любой земли, издавать указы, связанные с нарушением тайны переписки, телефонных разговоров, неприкосновенности собственности, прав профсоюзов.

3.3 Механизм фашистской диктатуры

С первых дней прихода к власти Гитлер начал осуществлять свою программу, в соответствии с которой Германия должна была добиться нового величия. Ее осуществление предполагалось провести в два этапа. На первом -- ставилась задача сплотить немцев в некую «народную общность», на втором -- превратить ее в «общность боевую».

Для сплочения немцев в единую общность, необходимо было очистить арийскую расу от «чужой крови», преодолеть классовые, конфессиональные, идеологические противоречия, что достигалось путем устранения политических партий, кроме НСРПГ, чуждой идеологии, общественных организаций, кроме нацистских, верных «фюреру и рейху», а также путем «унификации государственного аппарата» и пр. Проделав эту «внутреннюю работу», Германия, по плану Гитлера, могла приступить к работе «внешней», важнейшей задачей которой являлось завоевание жизненного пространства, вытеснение живущих там народов, главным образом народов Восточной Европы, путем беспощадной, кровопролитной войны. Решением задач первого этапа фашистское государство и НСРПГ занимались в основном до 1935 г. С этого времени началась тотальная подготовка к войне, а затем и сама война.

Смена гитлеровских «этапов» нашла непосредственное отражение в законодательстве и изменениях в механизме фашистской диктатуры. 24 марта 1933 г. рейхстаг принимает Закон «Об устранении бедственного положения народа и государства», на основании которого правительство получает законодательные права, в том числе и по вопросам бюджета. Допускалось также, что нормы законов, принятых правительством, могут прямо уклоняться от норм Конституции 1919 г., формально продолжавшей действовать (с одной упраздненной вскоре оговоркой -- «если они не имеют объектом рейхстаг и рейхсрат»). В законе специально подчеркивалось, что договоры с иностранными государствами и их исполнение не нуждаются в утверждении парламентом. Формально закон был принят как временный до 1 апреля 1937 г., фактически он стал постоянно действующим основным законом фашистского государства. Непосредственное участие в подготовке всех имперских законов отныне принимала канцелярия национал-социалистской партии, подчиненная Гитлеру. Это был конец Веймарской республики с ее представительными учреждениями.

После смерти президента Гинденбурга 1 августа 1934 г. по постановлению правительства должность президента была упразднена, а вся власть сконцентрирована в руках Гитлера -- «вождя» и пожизненного рейхсканцлера, которому было предоставлено право не только назначать имперское правительство, всех высших должностных лиц империи, но и своего преемника. С этого времени Гитлер начинает планомерное уничтожение всех возможных путей оппозиции, что было прямым воплощением программных установок нацистов и основного внедряемого ими требования -- фанатичного, слепого подчинения воле «фюрера германского народа».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой