Понятие и признаки тяжкого вреда здоровью

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Введение

Права и свободы человека и гражданина охраняются государством. В Конституции Р Ф этому посвящена специальная глава. Статья 17 (ч. 1) Конституции Р Ф провозглашает: «В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией».

Различные отрасли права ставят своей задачей охрану личности. Выполняет ее и уголовное законодательство РФ. В ст. 2 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) в числе первоочередных задач уголовного закона указывается охрана прав и свобод человека и гражданина. Законодательство Р Ф, в том числе и уголовное, отдает приоритет охране личности, поэтому в УК Р Ф Особенная часть начинается с раздела VII «Преступления против личности». Родовым объектом всех преступлений, входящих в этот раздел, являются общественные отношения, обеспечивающие нормальное функционирование личности. В зависимости от видового (группового) объекта преступления против личности делятся на соответствующие группы и зафиксированы в следующих главах: «Преступления против жизни и здоровья» (гл. 16), «Преступления против свободы, чести и достоинства личности» (гл. 17), «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности» (гл. 18), «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» (гл. 19) и «Преступления против семьи и несовершеннолетних» (гл. 20).

Видовым (или групповым) объектом преступлений, предусмотренных гл. 16 УК РФ, являются такие неотъемлемые блага личности, как жизнь и здоровье. По непосредственному объекту эти посягательства подразделяются на преступления против жизни и преступления против здоровья.

В УК РФ предусмотрен ряд преступлений против здоровья (ст. ст. 111 — 125). Особое место среди них занимают преступления, заключающиеся в причинении вреда здоровью (ст. ст. 111 — 115, 118, ч. 3 ст. 123, ст. 124 УК РФ). Составы преступлений конструируются в зависимости от тяжести причиненного вреда.

В уголовно-правовой теории проблеме борьбы с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью всегда уделялось особое внимание, однако ряд вопросов, важных для единообразного и точного понимания и применения нормы, требует детализации. В связи с этим значимость и целесообразность такого исследования не вызывает сомнений.

Целью настоящей работы является исследование понятия и признаков причинения тяжкого вреда здоровью.

Для реализации указанной цели необходимо решить следующие задачи работы:

1) охарактеризовать понятие вреда здоровью;

2) выявить признаки тяжкого вреда здоровью;

3) изучить квалифицированные составы причинения тяжкого вреда здоровью;

4) раскрыть особенности разграничения рассматриваемого преступления со смежными составами.

1. Понятие причинения тяжкого вреда здоровью

В истории русского права впервые встречается упоминание о телесных повреждениях в договорах русских с греками.

Договор Олега 911 г. содержит статью о случаях, когда «Русин Хрестьяну или Хрестьян Русину, мучения образом искус творити и насилье Яве, или вьзьметь что-либо дружине, да вьспятить троичь» (ст. 7). Тот же Договор предусматривает удар мечом или другим предметом (сосудом), угрожая за это наказанием в пять литров штрафа, ссылаясь при этом на «закон русский» (ст. 5). Так что получение денежного вознаграждения за телесные повреждения, очевидно, соответствовало русскому праву того времени. Соответствующее положение мы находим и в Договоре князя Игоря с греками в 945 г., где ст. 14 почти полностью соответствует рассмотренной выше статье Договора Олега. По греческим законам за телесные повреждения в это время полагалось не денежное взыскание, а талион и возмещение денег, уплаченных врачу за лечение.

Академический список Русской Правды предусматривает ответственность за нанесение побоев, телесных повреждений, синяков и кровоподтеков:

«2. Если на ком будут кровавые раны или синяки от побоев, то такому человеку видока не искать; когда следов от побоев нет, то следует выставить видока; а если не сможет (выставить), то на том и делу конец. Если не может потерпевший отомстить, то взять ему за обиду 3 гривны и деньги для (платы услуг) лекаря…

5. Если же повредят руку, и отпадет рука или усохнет, то 40 гривен…

7. А за повреждение любого пальца 3 гривны за обиду".

Все изложенное выше относилось к случаям, когда объектом и субъектом преступления являлся свободный человек. Иначе обстояло дело в тех случаях, когда потерпевшим или виновником являлся холоп, раб, закуп или другой несвободный или полусвободный человек. Так, в случае, когда холоп ударил свободного человека, его можно было на месте убить, если же он скрылся в доме своего хозяина, то последний должен был уплатить 12 гривен за невыдачу, что не спасало, однако, холопа в дальнейшем при встрече с оскорбленным от смерти. Сыновья Ярослава, как это видно из Троицкого списка Русской Правды, отменили это положение и разрешили на выбор «либо, раздев, высечь виновного холопа, либо взять за бесчестье гривну кун».

УК РСФСР 1960 г. предусматривал три основные категории тяжести телесных повреждений: тяжкие телесные повреждения (ст. 108), менее тяжкие телесные повреждения (ст. 109) и легкие телесные повреждения (ст. 112). При этом легкие телесные повреждения также подразделяются на два вида: а) повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности и б) не повлекшие указанных последствий.

Согласно действующему УК РФ вред здоровью подразделяется на тяжкий, средней тяжести и легкий.

Признак «вред здоровью» несет двойную нагрузку.

С юридической точки зрения он выражает собственно преступный вред объекту уголовно-правовой охраны (утрата здоровья как блага, условия социальной активности субъекта, в связи с которым существуют общественные отношения по его охране).

С медицинской точки зрения он характеризует результат преступного деяния в виде патологических изменений в организме человека.

Медико-юридическое содержание используемого в УК РФ понятия вреда здоровью означает, что юридический подход к определению данного понятия неразрывно связан с медицинским аспектом, так как оценка здоровья невозможна без исследования физического и психического состояния человека. Уяснение закрепленных в уголовном законе признаков вреда здоровью само по себе затруднительно для лица, не имеющего медицинской подготовки. Это диктует необходимость проведения судебно-медицинской экспертизы (СМЭ) для определения наличия и величины утраты здоровья.

Здоровье есть состояние нормального функционирования органов и систем организма человека, проявляющееся в его физическом и психическом благополучии и обеспечивающее ему жизнедеятельность и социальную активность. Данное определение демонстрирует единство социального и медицинского аспектов в понятии здоровья. Но, строго говоря, насильственные действия причиняют вред не какому-то состоянию, а организму человека как биологической системе (органам, тканям, их физиологическим функциям). Однако употребление термина «здоровье» в тексте закона более предпочтительно. Во-первых, «здоровье» заключает положительную оценку работы организма и потому является противоположностью болезни (патологии), которая выражает как раз суть причиняемого вреда. Во-вторых, понятие «здоровье» способствует раскрытию объекта преступления, поскольку является благом, обеспечивающим нормальную жизнедеятельность человека.

С точки зрения судебной медицины здоровье — это составляющая часть социального благополучия человека, которая имела место до совершения расследуемого деяния и объективно проявлялась определенным физическим и душевным состоянием. Очевидно, что любая форма патологии (травма, заболевание, патологическое состояние) в той или иной мере на более или менее длительный срок нарушают это благополучие, т. е. вызывают расстройство здоровья. Другими словами, расстройство здоровья является следствием патологии и продолжается до тех пор, пока сохраняются объективные признаки ее наличия.

Следовательно, понятие вреда (расстройства) здоровью может быть определено как изменение здоровья человека, обусловленное травмой, заболеванием или патологическим состоянием, объективно проявляющееся признаками нарушения функций организма по сравнению с теми, которые имели место до совершения противоправного деяния. Вред здоровью есть «ухудшение состояния здоровья, низведение его на более низкий качественный уровень».

Результатом травмы, заболевания или патологического состояния может быть либо полное выздоровление (полное восстановление исходного состояния здоровья), либо формирование нового уровня физического или психического благополучия («нового уровня здоровья») пострадавшего. В последнем случае этот новый уровень здоровья по своим качественным параметрам будет заведомо ниже исходного, что позволяет говорить об умалении здоровья или о вреде здоровью. Согласно ст. ст. 111, 112, 115 УК РФ не только исход травмы, заболевания или патологического состояния расценивается как вред здоровью. Сам факт наличия у человека признаков нарушения функций органов и систем организма, а также сохранение этих нарушений более или менее длительное время признается законодателем вредом здоровью.

С учетом изложенного понятие «вред здоровью» может быть определено как умаление физического, психического и, как следствие, социального благополучия человека относительно того уровня (благополучия), который имел место до возникновения патологии.

Постановлением Правительства Р Ф от 17. 08. 2007 № 522 утверждены Правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека (далее — Правила 2007 г.). Этим же Постановлением предписано Минздравсоцразвития Р Ф: утвердить медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека; давать необходимые разъяснения по применению Правил, утвержденных названным Постановлением. Правила 2007 г., как видно из текста п. 1, не преследуют цели разъяснить признаки составов преступления против здоровья, они устанавливают порядок определения при проведении судебно-медицинской экспертизы степени тяжести вреда, причиненного здоровью. В п. 3 разъясняется, что степень тяжести вреда определяется на основе признаков (они названы в Правилах «квалифицирующими признаками»), которые перечислены в п. 4 почти в полном соответствии с формулировками УК РФ. Кроме того, экспертам надлежит руководствоваться медицинскими критериями определения тяжести вреда, причиненного здоровью человека, которые предстоит разработать и утвердить Минздравсоцразвития Р Ф.

В Правилах 2007 г. содержатся отдельные положения, которые могут быть использованы при квалификации данной группы преступлений. Так, в п. 2 нормативно закреплено традиционное определение понятия вреда, причиненного здоровью человека. Столь же традиционным является указание о разграничении компетенции суда и СМЭ при оценке неизгладимого обезображивания лица (п. 13). В п. 5 содержится положение о том, что для определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, достаточно наличия одного из квалифицирующих признаков. При наличии нескольких квалифицирующих признаков тяжесть вреда, причиненного здоровью человека, определяется по тому признаку, который соответствует большей степени тяжести вреда.

Часть 1 статьи 111 УК РФ предусматривает ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, или повлекшего за собой потерю зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрату органом его функций, прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией либо токсикоманией, или выразившегося в неизгладимом обезображивании лица, или вызвавшего значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности.

2. Элементы состава умышленного причинения тяжкого вреда здоровью

тяжкий вред причинение преступление

Родовым объектом причинения вреда здоровью является комплекс всех тех общественных отношений, в которых реализуются права человека на жизнь, здоровье, полную неприкосновенность, семейное благополучие, привилегии, установленные для несовершеннолетних, конституционные права и свободы человека и гражданина. В качестве видового объекта следует рассматривать жизнь и здоровье человека. Непосредственным же объектом является здоровье другого человека. Причинение вреда собственному здоровью (членовредительство) может наказываться, когда является способом совершения другого преступления и посягает на иной объект. Например, при уклонении военнослужащего от исполнения обязанностей военной службы путем причинения себе какого-либо повреждения объектом посягательства следует считать установленный порядок прохождения военной службы (ст. 339 УК РФ). Объектом уголовно-правовой охраны является здоровье любого человека, независимо от фактического состояния здоровья. Согласие потерпевшего на причинение вреда его здоровью, как правило, не освобождает виновного от ответственности, за исключением особо регулируемого законом изъятия органов или тканей для трансплантации. Причинение вреда здоровью участнику спортивных соревнований нельзя рассматривать как противоправное, если были соблюдены установленные для этого вида спорта обязательные правила.

Объективную сторону причинения тяжкого вреда здоровью составляет любое действие или бездействие, отвечающее признакам, установленным в ст. 111 УК РФ, и повлекшее указанные там последствия. Способ действия возможен любой, за исключением тех случаев, когда он имеет квалифицирующее значение (ч. 2 и 3 ст. 111 УК РФ). Перечень признаков тяжкого вреда здоровью в статье 111 УК РФ несколько расширен по сравнению со ст. 108 УК РСФСР 1960 г. путем включения в перечень заболевания наркоманией или токсикоманией, а также полной утраты профессиональной трудоспособности. Важнейший признак тяжкого вреда здоровью — создание опасности для жизни. При наличии этого признака причинение вреда здоровью признается тяжким независимо от того, какие это повлекло последствия.

Опасным для жизни является вред здоровью, вызывающий состояние, угрожающее жизни, которое может закончиться смертью. Предотвращение смертельного исхода в результате оказания медицинской помощи не изменяет оценку вреда здоровью как опасного для жизни. Опасным для жизни вредом здоровью могут быть как телесные повреждения, так и заболевания и патологические состояния. Различают две группы опасных для жизни повреждений.

Первую группу составляют повреждения, которые по своему характеру создают угрозу для жизни потерпевшего и могут привести его к смерти. К ним относятся: проникающие ранения черепа, в том числе и без повреждения головного мозга; открытые и закрытые переломы костей свода и основания черепа, за исключением переломов костей лицевого скелета и изолированной трещины только наружной пластины свода черепа; ушиб головного мозга тяжелой степени; ушиб головного мозга средней степени при наличии симптомов повреждения стволового отдела; проникающие ранения позвоночника, в том числе и без повреждения спинного мозга; ранения, проникающие в просвет глотки, гортани, трахеи, пищевода, а также повреждения щитовидной и вилочковой железы; ранения грудной клетки, проникающие в плевральную полость, полость перикарда или в клетчатку средостения, в том числе без повреждения внутренних органов; ранения живота, проникающие в полость брюшины; ранения, проникающие в полость мочевого пузыря или кишечника; разрывы некоторых внутренних органов; открытые переломы длинных трубчатых костей; повреждение крупных кровеносных сосудов; некоторые термические ожоги, в зависимости от их степени и площади поражения.

Ко второй группе опасных для жизни повреждений относятся повреждения, которые повлекли за собой угрожающее жизни состояние. Опасными для жизни считаются также заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных внешних факторов и закономерно осложняющие угрожающее жизни состояние или сами представляющие угрозу для жизни человека.

К угрожающим жизни состояниям относят: шок тяжелой степени различной этиологии; кому различной этиологии; массивную кровопотерю; острую сердечную или сосудистую недостаточность и другие виды тяжелых состояний, а также их сочетание.

Не все из перечисленных опасных для жизни повреждений одинаково распространены в судебной практике. Для умышленного причинения вреда здоровью наиболее характерны проникающие раны черепа, грудной клетки, брюшной полости, повреждения крупных кровеносных сосудов, тяжелые ожоги и некоторые другие.

Благоприятный исход таких повреждений, обусловленный оказанием медицинской помощи, не влияет на оценку их как опасных для жизни. Аналогично решается вопрос, когда опасные для жизни повреждения повлекли лишь временное расстройство здоровья (кратковременное или длительное) либо стойкую утрату трудоспособности менее чем на одну треть.

Потерей зрения считается полная стойкая слепота на оба глаза или такое состояние, когда имеется понижение зрения до счета пальцев на расстоянии 2 м и менее (острота зрения 0,04 и ниже). Потеря зрения на один глаз влечет за собой стойкую утрату трудоспособности свыше одной трети и по этому признаку относится к причинению тяжкого вреда здоровью.

Потеря речи как признак причинения тяжкого вреда здоровью впервые специально выделена в законе. Однако фактически потеря речи всегда рассматривалась как тяжкое телесное повреждение по признаку потери органа или утраты органом его функций. Под потерей речи следует понимать потерю способности выражать свои мысли членораздельными звуками, понятными для окружающих.

Потеря слуха выражается в полной глухоте или таким необратимым состоянием, когда человек не слышит разговорной речи на расстоянии 3 — 5 см от ушной раковины.

Потеря какого-либо органа либо утрата его функций (помимо упомянутых потери слуха, зрения или речи) может представлять собой анатомическую потерю руки или ноги как полностью, так и в виде ампутации не ниже локтевого или коленного сустава. В иных случаях потеря части конечности оценивается в зависимости от степени стойкой утраты трудоспособности. Тяжким вредом здоровью признается также потеря производительной способности, которая заключается в потере способности к совокуплению либо в потере способности к оплодотворению, зачатию и деторождению.

Неизгладимое обезображение лица может быть результатом различных действий виновного: причинения ранения колющими или режущими орудиями, результатом воздействия открытого огня, раскаленных предметов, кипятка, кислоты и других агрессивных жидкостей. Оно может выражаться в удалении или искажении формы носа, в отсечении ушей, в образовании глубоких шрамов и рубцов и т. п. Независимо от важности для жизни, длительности и величины расстройства здоровья обезображение лица рассматривается как самостоятельный признак причинения тяжкого вреда здоровью. Обезображением является не всякое повреждение, оставившее след на лице, а лишь такое изменение естественного вида лица, которое придает внешности потерпевшего крайне неприятный, отталкивающий или устрашающий вид. Понятие обезображения — не медицинское, оценку дают органы правосудия самостоятельно, не прибегая к помощи судебно-медицинского эксперта, руководствуясь эстетическим критерием. Однако вопрос об изгладимости или неизгладимости данного повреждения решается на основании заключения судебно-медицинской экспертизы. Под изгладимостью повреждения следует понимать значительное уменьшение выраженности патологических изменений (рубца, деформаций, нарушения мимики и пр.) с течением времени или под влиянием нехирургических средств. Если же для устранения повреждения требуется оперативное вмешательство (косметическая или пластическая операция), то повреждения лица считаются неизгладимыми.

Прерывание беременности, независимо от ее срока, рассматривается здесь как последствие умышленных действий, направленных на причинение тяжкого вреда здоровью (побои, ранения, иные травмы, применение отравляющих веществ и др.). В этом отличие этого преступления от незаконного производства аборта (ст. 123 УК РФ), когда умысел виновного не направлен на причинение тяжкого вреда здоровью. Для квалификации содеянного по ст. 111 УК РФ необходимо установление прямой причинной связи между причиненными травмами и прерыванием беременности, поскольку данное последствие может быть связано с индивидуальными особенностями организма потерпевшей. Поэтому судебно-медицинская экспертиза в этих случаях проводится с участием акушера-гинеколога.

Психическое расстройство — этим термином охватывается как «хроническое психическое расстройство», так и «временное психическое расстройство» (ст. 21 УК РФ). Новая формулировка не исключает возможности признания причиненного вреда здоровью тяжким и в случае временного психического расстройства. Диагностика психического расстройства и его причинная связь с полученной травмой устанавливаются судебно-психиатрической экспертизой. Оценка степени тяжести вреда, причиненного здоровью, производится с участием судебно-медицинского эксперта.

Заболевание наркоманией или токсикоманией — данный признак причинения тяжкого вреда здоровью впервые предусмотрен в законе.

Значительная стойкая утрата трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо для виновного полная утрата профессиональной трудоспособности. В законодательстве различаются общая и профессиональная трудоспособность. Ранее при определении степени утраты трудоспособности учитывалась только утрата общей трудоспособности. Действительно, процент утраты общей трудоспособности наиболее полно отражает размер вреда, причиненного объекту преступления — здоровью человека. Однако практика иногда сталкивалась с ситуациями, когда виновный умышленно причинял потерпевшему такое повреждение, которое заведомо полностью лишало его профессиональной трудоспособности, хотя общая трудоспособность сохранялась или утрачивалась незначительно (например, повреждение пальцев на руке скрипача). Новая редакция нормы позволяет учесть повышенную опасность такого преступления в связи с наличием дополнительного объекта посягательства (наряду со здоровьем — утрата профессиональной деятельности).

Размер стойкой утраты трудоспособности устанавливается судебно-медицинской экспертизой после определившегося исхода повреждения на основании объективных данных, с учетом специальных таблиц процентов утраты трудоспособности с округлением до 5. Если размер стойкой утраты общей трудоспособности менее одной трети, т. е. не выше 30%, то содеянное квалифицируется по признакам ст. 112 или ст. 115 УК РФ. Значительной стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть считается утрата трудоспособности на 35% и более.

Обязательным условием наступления ответственности за причинение вреда здоровью является наличие причинной связи между действиями (бездействием) виновного и наступившими последствиями.

Рассмотрим пример из судебной практики. Кликадуев осужден по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Однако анализ исследованных в суде доказательств дает основание признать, что судебное разбирательство по делу проведено поверхностно, односторонне, неполно. Обосновывая свой вывод о наличии причинно-следственной связи между нанесением Кликадуевым ударов потерпевшей Конченко и причинением тяжкого вреда ее здоровью, суд сослался на заключения экспертов двух судебно-медицинских экспертиз о времени, характере и механизме происхождения телесных повреждений у потерпевшей. Так, по заключению эксперта, проводившего судебно-медицинскую экспертизу 29 января 2008 г., Конченко были причинены пять вдавленных и дырчатых переломов затылочной, правой и левой теменных, правой височной костей с внедрением костных обломков в полость черепа. Данные повреждения, каждое в отдельности, причинили тяжкий вред здоровью потерпевшей и, возможно, причинены в августе 2007 г. Согласно заключению экспертов, участвовавших в проведении повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы, у Конченко обнаружены пять вдавленных, дырчатых переломов затылочной, правой и левой теменных, правой височной костей с глубиной вдавления от 0,3 до 1,5 см. Указанные переломы возникли задолго до судебно-медицинского исследования трупа Конченко (29 января 2008 г.), что не исключает возможности возникновения вдавленных переломов в августе 2007 г. Между тем, как видно из показаний допрошенного свидетеля Кузьмина, врача-нейрохирурга, 7 августа 2007 г. в больницу доставили Конченко в удовлетворительном состоянии, с ясным сознанием, передвигавшуюся без посторонней помощи. При ее осмотре он обнаружил в теменно-затылочной области четыре ушибленные кожно-апоневрические раны. На сделанных в этот же день снимках головы костных повреждений свода черепа не выявлено. На лечении больная находилась до 18 августа 2007 г. Не обнаружить ран на черепе он (Кузьмин) не мог, так как надкостница была цела. По поводу повреждений в виде пяти вдавленных и дырчатых переломов костей свода черепа с углублениями 1,5 и 0,3 см, являющихся тяжелыми травмами, он пояснил, что они могли быть получены ею после выписки из больницы. Однако данные показания не нашли своего отражения в приговоре и вследствие этого не получили оценки суда.

Суд не выяснил также вопросы о совместимости полученных Конченко тяжелых травм головы с жизнью, о возможной продолжительности жизни и о состоянии здоровья Конченко после полученных травм, о возможности образования этих травм после выписки потерпевшей из больницы. Кроме того, из акта повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы видно, что при судебно-медицинском исследовании трупа Конченко был выявлен дугообразный послеоперационный рубец в кожных покровах затылочно-теменной области справа и находящийся под ним послеоперационный костный дефект правой теменной кости, являющиеся следствием произведенной трепанации черепа. Дать заключение о давности обнаруженных признаков этого вида лечения экспертам не представилось возможным, поскольку отсутствуют какие-либо медицинские документы, отражающие факт оперативного лечения Конченко. Учитывая развитие рубцовой ткани в кожных покровах, как указано в акте, следует считать, что давность причинения телесных повреждений может составлять более 2 недель — 1 месяца. При таких обстоятельствах судебные решения признаны незаконными и необоснованными.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 111 УК РФ, характеризуется прямым или косвенным умыслом. За неосторожное причинение тяжкого (или средней тяжести) вреда здоровью ответственность наступает по ст. 118 УК РФ. Субъект причинения тяжкого вреда здоровью — физическое вменяемое лицо, достигшее 14 лет.

Итак, в действующем УК РФ при сохранении четырехчленного деления преступлений против здоровья в зависимости от тяжести причиненного вреда произошло не только изменение терминологии (отказ от понятия телесного повреждения, введение понятий средней тяжести вреда здоровью и иных насильственных действий, причинивших физическую боль). Изменились также признаки каждого из названных в законе видов вреда здоровью, число их увеличилось, толкование многих признаков стало затруднительным без специальных медицинских познаний.

3. Квалифицированные виды причинения тяжкого вреда здоровью

Квалифицированные виды умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 111 УК РФ) — это деяния, предусмотренные частью 1 ст. 111 УК РФ, совершенные:

а) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга.

Данный квалифицированный вид предполагает особого потерпевшего: им является лицо, осуществляющее служебную деятельность или выполняющее общественный долг. Под близкими понимаются не только родственники (родители, дети и т. д., а также супруг), но и иные лица (п. 3 ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации), благополучие которых в силу сложившихся отношений небезразлично потерпевшему, в судьбе которых он заинтересован (например, приемные родители, падчерица, сожитель и т. д.). Осознавая, что эти лица небезразличны потерпевшему и лишение их жизни причинит ему боль и страдания, убийца использует данное обстоятельство, преследуя цель убийством их прекратить правомерную деятельность лица либо отомстить ему.

Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда Р Ф (абз. 2 п. 6 Постановления В С РФ от 27. 01. 1999 № 1) под осуществлением служебной деятельности необходимо понимать деятельность не только должностного лица, но и любого служащего, работающего не только в системе государственной службы или в органах местного самоуправления, но и в иных учреждениях и организациях (например, секретари, помощники, референты, частные охранники и т. д.). Важно также, чтобы осуществляемая лицом деятельность имела отношение к кругу его служебных обязанностей и носила правомерный характер, не противоречила интересам службы.

Еще одна особенность данного квалифицированного вида причинения тяжкого вреда здоровью — осуществление его в связи со служебной деятельностью потерпевшего. Это означает, что лицу причиняется вред здоровью на почве недовольства именно его служебной деятельностью и причинение вреда здоровью мыслимо не только в момент исполнения потерпевшим служебных обязанностей, но и до, и после этого. Данная особенность характерна также и для ситуации, когда лицо выполняет общественный долг. Под выполнением общественного долга понимается осуществление лицом как специально возложенной на него общественной обязанности (общественного контролера, дружинника, старшего по подъезду, дому и т. д.), так и совершение других действий в интересах общества или отдельных лиц (например, лицо сообщает в полицию о совершенном другим лицом преступлении, пытается пресечь правонарушение и т. д.).

Специфичны мотив и цель поведения виновного. Преступление совершается в связи с недовольством служебной или общественной деятельностью лица и осуществляется либо с целью воспрепятствовать правомерной деятельности потерпевшего, либо по мотивам мести за уже осуществленную деятельность;

б) в отношении малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего.

Пункт «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ предусматривает ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего или в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии. Эта формулировка соответствует признаку особой жестокости в составе убийства (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ), однако в нее добавлены некоторые уточняющие признаки, касающиеся конкретных проявлений особой жестокости.

Указание на мучения как способ действия отчасти воспроизводит один из квалифицирующих признаков тяжкого телесного повреждения по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР. Мучения характеризуются как действия, причиняющие страдания путем длительного лишения пищи, питья, тепла либо помещения или оставления жертвы во вредных для здоровья условиях, и другие сходные действия.

Под издевательством следует понимать такой способ причинения тяжкого вреда здоровью, который сопровождается действиями, унижающими человеческое достоинство жертвы.

Признак — понятие лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, — удачно объединен с признаком особой жестокости, а не с похищением человека.

Федеральным законом от 27. 07. 2009 № 215-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» в ст. 111 УК РФ внесены изменения, направленные на усиление уголовной ответственности за совершение данного преступления против здоровья малолетнего. Это объясняется тем, что в последние годы подобные преступления чрезвычайно распространились;

в) общеопасным способом.

Главная особенность данного вида причинения вреда здоровью в том, что виновным сознательно выбран такой способ, при котором создается реальная угроза для жизни и здоровья других лиц (хотя бы одного человека, кроме потерпевшего). При этом угроза должна быть действительной, а не мнимой и предполагаемой. Такие способы известны судебной практике: взрыв, поджог, затопление, обвал, разрушение жилых строений, выстрелы в толпу, отравление воды и пищи, удушение газом, применение иных источников повышенной опасности. Важно, чтобы умысел виновного охватывал угрозу другим лицам. В случае причинения вреда здоровью других лиц действия виновного следует квалифицировать по совокупности с другими преступлениями, предусматривающими ответственность за умышленное причинение вреда здоровью, а при причинении смерти другим лицам — по совокупности с п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ;

г) по найму.

Совершение рассматриваемого преступления по найму (п. «г» ч. 2 ст. 111 УК РФ) выделено в самостоятельный квалифицирующий признак, в отличие от ст. 105 УК РФ, где этот признак объединен с корыстными побуждениями. Для вменения данного отягчающего обстоятельства достаточно установления самого факта причинения тяжкого вреда здоровью по найму, независимо от мотивов действия исполнителя;

д) из хулиганских побуждений.

Квалификация по данному обстоятельству предполагает, что причинение тяжкого вреда здоровью совершается на почве явного неуважения к обществу, грубого нарушения правил общежития и норм морали, когда поведение виновного являлось открытым вызовом общественному порядку и было обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, показать свое пренебрежительное к ним отношение. Чаще всего такое причинение тяжкого вреда здоровью следует за актом хулиганства, как правило, с использованием незначительного повода как предлога для преступления. Необходимо установить, что умысел виновного охватывал посягательство не только на здоровье человека, но и на общественный порядок. Неустановление мотивов причинения тяжкого вреда здоровью не является основанием для квалификации преступления как совершенного из хулиганских побуждений. Вместе с тем умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное из ревности, мести и других побуждений, возникших на почве личных неприязненных отношений, не должно квалифицироваться по указанному пункту.

Необходимо отграничивать данный вид причинения тяжкого вреда здоровью от совершенного в ссоре или в драке. При этом важно выяснить, кто явился инициатором ссоры или драки и не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к причинению тяжкого вреда здоровью. В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда Р Ф (данным им, правда, применительно к убийству), если зачинщиком ссоры или драки был потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его неправомерное поведение, виновный не может нести ответственность за преступление из хулиганских побуждений. Обязательным признаком объективной стороны является место совершения преступления и публичность действий виновного. Субъект может действовать с прямым умыслом, но чаще умысел бывает косвенным, который характеризуется безразличным отношением к наступившим последствиям;

е) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Для квалификации по указанным основаниям важно установить наличие мотива преступления, содержанием которого является стремление виновного показать ущербность потерпевшего в силу его принадлежности к определенной национальности, расе, этнической группе и религии. В некоторых случаях виновный, совершая такое преступление, пытается продемонстрировать исключительность своей национальной, расовой и религиозной принадлежности. Важное значение для квалификации имеет и личность потерпевшего. В одном случае им может быть только представитель иной национальности или иного вероисповедания, в другом — лицо, принадлежащее к той же национальности, расе, что и виновный. В этом случае виновный может мстить потерпевшему за несогласие поддержать националистическую идею превосходства и исключительности;

ж) в целях использования органов или тканей потерпевшего.

При квалификации по данному признаку определяющую роль играет цель совершения преступления. В специальной литературе распространено мнение, что органы и ткани потерпевшего используются для трансплантации в качестве донорского материала. Но законодатель ведет речь не только о трансплантации, а вообще об использовании органов и тканей для различных целей: использование в промышленности, каннибализм и т. п.

Особо квалифицированные виды умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ч. 3 ст. 111 УК РФ) — это деяния, предусмотренные частями 1, 2 ст. 111 УК РФ, совершенные:

а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (см. также ст. 35 УК РФ);

б) в отношении двух или более лиц.

Наиболее опасным видом рассматриваемого преступления являются деяния, предусмотренные ч. ч. 1, 2 или 3 ст. 111 УК РФ, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 этой статьи).

От аналогичного признака ч. 2 ст. 108 УК РСФСР 1960 г. новая формулировка нормы выгодно отличается указанием на неосторожную форму вины по отношению к смерти потерпевшего.

В теории уголовного права случаи неосторожного отношения к квалифицирующим обстоятельствам в умышленном преступлении именуют двойной формой вины.

В качестве примера можно привести случай, когда виновный с целью неизгладимого обезображения лица потерпевшей нанес ей бритвой несколько резаных ранений лица. Потерпевшая умерла от большой потери крови. Виновный умышленно причинил тяжкий вред здоровью, а по отношению к факту причинения смерти вина была неосторожной, т. е. он не предвидел возможности наступления смерти от своих действий, хотя должен был и мог предвидеть. Таким образом, этот вид преступления имеет две формы вины.

Итак, статья 111 УК РФ предусматривает 10 квалифицирующих признаков. В основном они идентичны квалифицирующим признакам убийства (ч. 2 ст. 105 УК РФ).

4. Отграничение рассматриваемого преступления от смежных составов

Наиболее значительное число ошибок в судебной практике связано с квалификацией тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего. В частности, трудно отграничить данное преступление от убийства. Изучение судебной практики показывает, что порой суды и следственные работники, исходя из наступившей смерти потерпевшего, квалифицируют содеянное без достаточных к тому оснований как убийство, хотя налицо признаки преступления, предусмотренные ч. 4 ст. 111 УК РФ. Такая квалификация чаще обусловлена тяжким последствием — смертью потерпевшего, отсутствием тщательного анализа фактических обстоятельств дела и установления умысла, направленного на причинение смерти.

Отграничение в рассматриваемом случае невозможно провести ни по объекту, ни по объективной стороне. Как уже указывалось выше, лишено оснований мнение, что наличие значительного промежутка времени между причинением травмы и наступлением смерти требует квалификации по ч. 4 ст. 111 УК РФ и исключает квалификацию содеянного как убийства.

Разграничение данных составов преступления (убийства и ч. 4 ст. 111 УК РФ) может быть проведено только по субъективной стороне. Однако, чтобы установить, входило ли в содержание умысла виновного причинение смерти потерпевшему, необходимо исходить не только из его объяснений, но и из сопоставления их с объективной характеристикой деяния и всей обстановкой совершения преступления.

Пленум Верховного Суда Р Ф в Постановлении В С РФ от 27. 01. 1999 № 1 указал судам, что, решая вопрос о направленности умысла виновного, они должны «исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения».

Все обстоятельства дела должны оцениваться в совокупности. Предпочтение ч. 4 ст. 111 УК РФ должно отдаваться, когда используется орудие, которым обычно нельзя убить, либо сознательно наносится удар небольшой силы, либо удар специально направляется в такую часть тела, которая не представляется жизненно важной. Оценка способа действия складывается из сопоставления орудия преступления с локализацией повреждения (например, прицельный выстрел из огнестрельного оружия в ногу не свидетельствует об умысле на убийство, а удары палкой (значительно менее опасное орудие) по голове могут свидетельствовать о таком умысле).

Характер причиненных телесных повреждений сам по себе может служить достаточным основанием для вывода о направленности умысла. Если виновный сознает опасность для жизни потерпевшего от причиняемых травм, то это свидетельствует о том, что он предвидит возможность смерти. «Сознание опасности для жизни» и «предвидение возможности смерти» — разные словесные выражения одного и того же психического отношения виновного к своему деянию.

В судебной практике можно встретить и ошибки обратного характера, когда содеянное квалифицируется как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, в то время как фактические обстоятельства дела свидетельствуют о наличии умысла, направленного на причинение смерти.

Среди подгруппы повреждений, относящихся к причинению тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни, относительно часто встречаются такие, опасность которых для жизни человека достаточно очевидна. Это различного рода проникающие ранения черепа, грудной клетки, живота и некоторые другие травмы, с которыми обычно сталкивается судебная практика. Сознательное причинение такого рода травмы свидетельствует о наличии интеллектуального элемента умысла на причинение смерти, т. е. виновный предвидит возможность смертельного исхода. И даже если не установлено, что он желал смерти жертвы, не следует забывать о том, что при сознательном допущении смертельного результата содеянное представляет собой убийство с косвенным умыслом, а не преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Поведение виновного после причинения тяжкого вреда здоровью хотя и находится за рамками состава преступления, но может свидетельствовать об отсутствии умысла на причинение смерти (например, оказание помощи жертве). В таком случае неосторожное причинение смерти служит основанием для квалификации содеянного по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Рассмотрим пример из судебной практики. В данном случае суд обоснованно, исходя из характера действий лица, признал прямой умысел на убийство.

Алтайским краевым судом Михалев осужден к лишению свободы по ст. 119, ст. 30 и п. «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Он признан виновным в угрозе убийством Шангиной и в покушении на убийство Погудина из хулиганских побуждений. Вечером Михалев, Кипчатов, Филипенко, Монаев и Болгов распивали спиртные напитки. Проводив Болгова, они решили пойти к Шангиной допивать оставшееся. Поднявшись на лестничную площадку ее квартиры, Филипенко ударом ноги открыл дверь. Шангина возмутилась их поведением и заявила, что не пустит в квартиру. Тогда Михалев достал из кармана шубы кухонный нож и сказал, что прирежет ее. Шангина восприняла эту угрозу как реальную и разрешила им войти. Там пришедшие продолжили распитие спиртного, а затем Монаев и Кипчатов ушли за вином, а следом за ними из квартиры вышел Михалев. На улице он встретил ранее незнакомого ему Погудина. Проходя мимо по узкой снежной тропинке, Михалев достал из карманам нож и, подойдя к Погудину нанес ему удар в грудь. По заключению судебно-медицинского эксперта потерпевшему были причинены телесные повреждения в виде проникающей в плевральную полость раны сердечной сорочки и передней стенки левого желудочка сердца.

Михалев, не отрицая нанесения удара ножом потерпевшему, показал, что умысла на его убийство не имел. Однако, как видно из показаний Михалева на предварительном следствии, решив, что Погудин толкнул его на тропинке намеренно, он, Михалев, вытащил нож и ударил его в область сердца. Таким образом, характер избранного Михалевым орудия преступления, нанесение сильного удара ножом в область жизненно важных органов свидетельствует о прямом умысле на убийство из хулиганских побуждений. Смерть потерпевшего не наступила в силу обстоятельств, не зависящих от воли осужденного.

При таких данных действия Михалева квалифицированы правильно.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, следует отличать и от причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ). Такое разграничение порою представляет определенную трудность, так как в этих случаях смерть наступает по неосторожности и ей предшествуют насильственные действия. Здесь ошибка может быть обусловлена тем, что предшествовавшие умышленные действия приобретают решающую роль в оценке содеянного. При этом забывается, что умышленные действия должны причинить умышленный тяжкий вред здоровью.

В том и другом случае отношение виновного к смерти выражается в неосторожности (в форме легкомыслия или небрежности). Отличие состоит в том, что для вменения ч. 4 ст. 111 УК РФ необходимо установить не только неосторожность по отношению к смерти потерпевшего, но и прямой или косвенный умысел на причинение именно тяжкого вреда здоровью либо неконкретизированный умысел на причинение вреда здоровью, если этот вред оказался тяжким и от него последовала смерть.

Рассмотрим пример. За умышленное причинение тяжкого вреда здоровью был осужден М., который после совместного распития спиртных напитков поссорился с К. и в тот момент, когда она поднесла фарфоровую чашку ко рту, чтобы напиться, ударил ее рукой по лицу. Этой чашкой было причинено повреждение глаза, которое само по себе, по оценке экспертизы, явилось средней тяжести вредом здоровью, но повлекло стойкие изменения глаза и неизгладимое обезображение лица. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Р Ф приговор изменила, квалифицировав действия М. как неосторожное причинение тяжкого вреда здоровью, поскольку, нанося удар по лицу, он не предвидел наступления тяжкого вреда здоровью, хотя должен был и мог предвидеть такие последствия.

Итак, если смерть потерпевшего наступает в результате причинения тяжкого вреда здоровью по неосторожности, то содеянное следует квалифицировать лишь как причинение смерти по неосторожности. Квалифицировать содеянное по ч. 4 ст. 111 УК РФ можно лишь в случае, если тяжкий вред здоровью был причинен умышленно.

Причинение тяжкого вреда здоровью предусмотрено не только статьей 111 УК РФ, но и (в качестве квалифицирующего признака) рядом иных составов, например, ч. 3 ст. 123, ч. 2 ст. 124, п. «б» ч. 3 ст. 131, п. «б» ч. 3 ст. 132, п. «в» ч. 4 ст. 162 и др. УК РФ. В этих случаях причинение тяжкого вреда здоровью квалифицируется лишь по этой, специальной, норме и дополнительной квалификации по ст. 111 УК не требует. Так, в случае причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшему в ходе разбойного нападения действия виновного полностью охватываются составом преступления, предусмотренного п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, и дополнительной квалификации по ст. 111 УК РФ не требуют.

Заключение

Под вредом здоровью понимают либо телесные повреждения, т. е. нарушение анатомической целостности органов и тканей или их физиологических функций, либо заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных факторов внешней среды: механических, физических, химических, биологических, психических.

В ст. 111 УК РФ дан перечень признаков тяжкого вреда здоровью.

Признаком тяжкого вреда здоровью является опасный для жизни вред здоровью, а при отсутствии этого признака — последствия причинения вреда здоровью: потеря зрения, речи, слуха; потеря какого-либо органа либо утрата органом его функций; неизгладимое обезображение лица; расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на 1/3; полная утрата профессиональной трудоспособности; прерывание беременности; психическое расстройство; заболевание наркоманией или токсикоманией.

Опасным для жизни является вред здоровью, вызывающий состояние, угрожающее жизни, которое может закончиться смертью. Предотвращение смертельного исхода в результате оказания медицинской помощи не изменяет оценку вреда здоровью как опасного для жизни.

Стойкой с судебно-медицинской точки зрения следует считать утрату общей трудоспособности либо при определившемся исходе, либо при длительности расстройства здоровья свыше 120 дней. Ухудшение состояния здоровья потерпевшего в результате оказания неквалифицированной медицинской помощи по поводу причиненных ему повреждений не является основанием для увеличения степени тяжести вреда здоровью, вызванного травмой.

Вред здоровью оценивают как тяжкий, если: он сам по себе явился причиной смерти или привел к наступлению смертельного исхода вследствие закономерно развившегося осложнения или осложнений; он имеет хотя бы один признак опасного для жизни вреда здоровью; зафиксирована клиническая картина угрожающего жизни состояния, являющегося следствием причинения данного вреда здоровью; имеются анатомические признаки потери зрения, речи, слуха, производительной способности или имеются сведения об утрате хотя бы одной из этих функций; имеются анатомические признаки, указывающие на значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на 1/3 или на полную утрату профессиональной трудоспособности.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой