Партизанское движение на Дальнем Востоке в период гражданской войны

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

Организация партизанской борьбы против интервентов и белогвардейцев на Дальнем Востоке в 1918--1919 г. г

Партизанское движение в Амурской области в 1918--1919 г. г

Заключение

Литература

Введение

Партизанское движение в 1918--22 в период Гражданской войны в Советской России, вооружённая борьба трудящихся в тылу белогвардейцев и интервентов в защиту завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции. Антисоветский террористический режим, насаждавшийся белогвардейцами и интервентами на оккупированной ими территории, и восстановление дореволюционных порядков вызвали вооруженное сопротивление широких масс трудящихся, начавших партизанскую борьбу. ЦК РКП (б) во главе с В. И. Лениным придавал огромное значение П. д. в тылу врага и осуществлял общее руководство его развёртыванием на Украине, Дону, Северном Кавказе, в Сибири, на Дальнем Востоке и в других районах. Подпольные партийные организации под руководством ЦК создавали партизанские отряды и стремились возглавить стихийно возникавшие, чтобы придать партизанской борьбе организованный и целенаправленный характер, согласовать её с боевыми действиями Красной Армии.

Характер и масштабы П. д. определялись конкретными социально-экономическими и географическими условиями, расстановкой классовых сил в различных районах страны.

Организация партизанской борьбы против интервентов и белогвардейцев на Дальнем Востоке в 1918--1919 г. г.

Террористический режим интервентов и белогвардейцев с первых же дней встретил сопротивление со стороны трудящихся Дальнего Востока. Это сопротивление выражалось в форме массовых протестов, выступлений и восстаний. Рабочие промышленных центров, в особенности таких, как Владивосток, сразу же вступили в непримиримую борьбу с реакцией.

Вдохновителем и организатором народной борьбы против контрреволюции явилась Коммунистическая партия. Центральный Комитет Коммунистической партии, непосредственно руководя этой борьбой, призывал трудящихся к беззаветной защите завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции, к решительному отпору наглым захватчикам, вторгнувшимся на советскую землю. В. И. Ленин в ноябре 1918 г. говорил: «Во всяком случае задача, которая перед нами стоит, -- это отчаянная борьба с англо-американским империализмом. Он почувствовал, что большевизм стал мировой силой, и именно потому старается удушить нас с максимальной быстротой, желая сначала расправиться с русскими большевиками, а потом со своими собственными». Руководствуясь указаниями Центрального Комитета партии, коммунисты Дальнего Востока развернули огромную работу. Из глубокого подполья они руководили забастовками и стачками рабочих. Под руководством коммунистов рабочие срывали изготовление военных заказов и доставку боевых грузов на фронт, подрывали тыл врага. Коммунисты создавали партизанские отряды, снабжали их оружием, боеприпасами, выделяли агитаторов, пропагандистов, организаторов, вели пропаганду среди крестьян, указывали пути освобождения от оккупантов.

Среднее крестьянство, являвшееся наиболее многочисленным на Дальнем Востоке, и даже часть зажиточных крестьян, испытав на себе кровавый разгул, бесправие и произвол интервентов и белогвардейцев, все решительнее становились на путь революционной партизанской борьбы, указанный Коммунистической партией.

Пожалуй, нигде в период интервенции и гражданской войны партизанское движение в России не достигало такого мощного размаха, как на Дальнем Востоке и в Сибири.

Это объясняется главным образом тем, что на Дальнем Востоке и в Сибири трудовое население вплотную столкнулось с иностранными империалистическими хищниками и непосредственно ощутило опасность иностранного порабощения, идущего рука об руку с внутренней контрреволюцией. Известную роль сыграло также и то обстоятельство, что дальневосточный крестьянин (так же как и сибирский), непосредственно не испытывавший помещичьего гнета царской России, тем более не мог примириться с теми порядками насилия и произвола, которые насаждали Колчак, Семенов, Калмыков и стоявшие за ними интервенты.

Исключительно велика заслуга Коммунистической партии в деле организации партизанской борьбы на Дальнем Востоке и в ее победоносном исходе. Центральный Комитет партии, несмотря на исключительные трудности, связанные с наличием фронтов, отрезавших Дальний Восток от центра Советской республики, установил и постоянно поддерживал связь с подпольными партийными организациями Дальнего Востока. Через специальных уполномоченных Центральный Комитет информировал дальневосточные партийные организации о положении на фронтах Советской республики, о победах Красной Армии, об очередных задачах партии. 19 июля 1919 г. Центральный Комитет утвердил специальный план развертывания партизанской борьбы в Сибири. Для улучшения непосредственного руководства борьбой против интервентов было создано Дальбюро Ц К РКП (б).

Благодаря помощи Центрального Комитета дальневосточные большевистские организации, несмотря на огромные трудности работы после временного поражения Советской власти, быстро перестроились. Для руководства борьбой против интервентов и белогвардейцев сразу же были созданы три областных подпольных центра -- во Владивостоке, Хабаровске и Благовещенске. Однако наличие крупных гарнизонов войск интервентов и жестокий террор неизбежно суживали работу партийных организаций в городах, поэтому центр тяжести этой работы переносился на периферию.

Значительные и лучшие силы коммунистов работали в деревнях и селах. Здесь, держа связь с городом, коммунисты вели энергичную работу с массами, поднимая самые широкие слои трудового крестьянства и казачества на народную войну против интервентов и их белогвардейских приспешников.

Развертывая партизанское движение как наиболее целесообразную форму революционной борьбы в создавшихся в 1918--1919 гг. на Дальнем Востоке условиях, коммунисты вносили в это движение боевые традиции нашей партии, ее опыт, твердую дисциплину, политическую выдержанность и целеустремленность. Лозунги Коммунистической партии и Советского правительства были и лозунгами партизанского движения. Дальневосточные партизаны всегда рассматривали себя как борцов единой армии рабочих и крестьян, которая ведет смертельную борьбу на многочисленных фронтах, отстаивая власть Советов.

В. И. Ленин, отмечая беззаветное мужество трудящихся в борьбе с интервентами в Восточной Сибири, в июле 1919 г. писал: «…русские крестьяне оказывают разбойникам-капиталистам Японии и Соединенных Штатов Северной Америки геройское сопротивление».

Основная задача и методы революционной борьбы против белогвардейской диктатуры и иностранной интервенции в Сибири и на Дальнем Востоке были определены по указанию Центрального Комитета партии на третьей подпольной Сибирской областной партийной конференции, состоявшейся 20--21 марта 1919 г. в Омске. На ней присутствовали также представители большевистских организаций Владивостока, Благовещенска, Верхнеудинска.

В резолюции Сибирской партийной подпольной конференции по тактическим вопросам указывалось: «Методы революционной борьбы в Сибири определяются необходимостью уничтожения вооруженной силы буржуазной реакции и практикой борьбы, усвоенной и применяемой в данное время массами, и обстановкой борьбы в условиях военной диктатуры:

1) главный метод -- организованное вооруженное восстание рабочих, крестьянских и солдатских масс, имеющее целью установить в обширных районах и, если возможно, во всей Сибири Советскую власть; 2) всесторонняя поддержка стихийно начинающихся восстаний крестьянских, рабочих и солдатских масс и введение этих восстаний в организационное русло с целью возможно большего расширения базы восстания и восстановления в районах Советской власти; 3) партизанская война, вовлекающая массы в активную борьбу, отвлекающая значительные силы белых на поддержание «порядка», уничтожающая пути и средства сообщения, запасы снабжения, дезорганизующая тыл противника; 4) саботаж во всех областях хозяйственной жизни страны, парализующий организацию и передвижение боевых сил белых; 5) усиленная агитация среди рабочих, крестьянских и, самое важное, солдатских масс, подталкивающая их к активной борьбе и разлагающая организованную живую силу противника в тылу и на фронте; 6) агитация среди иностранных военных частей, находящихся в Сибири".

По организационному вопросу конференция приняла «Устав Российской Коммунистической партии (большевиков) для Сибири и Урала». Этот устав не заменял существовавшего Устава партии, а являлся скорее временным руководством для партийных организаций Урала и Сибири, вынужденных вести работу в специфических условиях подполья и отрыва от Советской России.

В принятом уставе определялась структура партийных организаций и боевых органов партии. В целях более оперативного руководства подпольной работой при областном Сибирском комитете создавались два бюро: Урало-Сибирское и Восточно-Сибирское. Последнее должно было охватывать Верхнеудинск, Читу и районы, расположенные к востоку от Читы. При бюро создавались областные военно-революционные штабы, крестьянские секции, секции Красного Креста и паспортные бюро.

На местах все члены партии разбивались на десятки или пятки, которые выбирали своего десятского или пяткового. На конференции десятских (пятковых) избирался общегородской (или общезаводской) комитет. В организациях, имевших значительное количество членов партии, создавались районы и выбирались, помимо общегородского, районные комитеты.

При общегородском и районных комитетах партии также создавались военно-революционные штабы, крестьянские секции, секции Красного Креста и паспортные бюро.

Устав определял структуру и порядок работы военно-революционных штабов. Общегородские штабы состояли из следующих отделов: мобилизационно-организационного, снабжения, разведки, связи, оперативного, санитарного.

Устав четко разграничивал обязанности каждого отдела военно-революционного штаба, а также функции крестьянских секций, Красного Креста и паспортного бюро.

Работа всех звеньев партийной организации должна была строиться на основе жесткой централизации, а штабов -- на началах военной дисциплины. Значительное внимание в уставе было уделено конспирации, несоблюдение которой каралось военно-полевым партийным судом.

Конференция утвердила также специальную инструкцию «По организации деревенских комитетов, крестьянских штабов и отрядов». Для успешной подготовки восстания и развертывания партизанской борьбы эта инструкция предусматривала создание в каждой деревне тайного революционного комитета из 5--10 грамотных и способных земледельцев и ремесленников. При этом в первую очередь должны были привлекаться старые фронтовики, бывшие во время революции на фронте и в больших городах и состоявшие там в партийных большевистских и солдатских организациях.

Деревенские комитеты должны были объединяться и создавать районные революционные штабы, связанные непосредственно с губернским или областным военно-революционным штабом, организуемым партийным комитетом.

Члены районного штаба могли быть выбраны на съезде делегатов от деревенских комитетов или назначены губернским (областным) военно-революционным штабом, который окончательно определял место действий районного штаба. Районный штаб мог иметь отделы: 1) оперативный--для руководства действиями партизанских отрядов, 2) связи, 3) разведки. В момент развертывания повстанческого движения районный штаб во главе с председателем -- комиссаром губернского или областного штаба мог стать военно-революционным комитетом, взяв на себя всю полноту военной и гражданской власти в своем районе.

Партизанские отряды рекомендовалось создавать из проверенных и активно сочувствующих Советской власти крестьян, представителей национальных меньшинств, красноармейцев, бежавших из плена, скрывающихся в деревнях рабочих, а также из призывников, уклоняющихся от мобилизации в белую армию. Наряду с организацией партизанских отрядов районные штабы должны были приобретать оружие, боеприпасы и другие военные материалы, а также заготовлять продовольствие, фураж, подготавливать транспортные средства.

В другой инструкции «для революционно-партизанских и повстанческих отрядов», также принятой на конференции, указывались боевые задачи отрядам. Они должны были: «а) захватывать склады оружия и снаряжения на линии ж. д. в слабо охраняемых городах; б) захватывать денежные средства в местах хранения крупных сумм…; в) разрушать средства и пути сообщения и передвижения противника -- подрывать мосты, разрушать линию ж. д., уничтожать пароходы, баржи, разрушать станции, мастерские со всеми их техническими приспособлениями, уничтожать телеграф, взрывать шахты и т. д., уничтожать предметы продовольствия противника; г) готовить крестьян к революционной мобилизации и в случае надобности их мобилизовать, уничтожать отдельные отряды белых; д) помогать ближайшим другим партизанским отрядам, причем мелкие отряды должны стремиться объединиться для выполнения более серьезных операций, захватов».

При распространении своего влияния на обширные районы группы партизанских отрядов обязывались создавать в этих местах органы Советской власти. Обращалось внимание на установление правильных взаимоотношений партизанских отрядов с местным населением, исключающих проявление какого бы то ни было произвола.

Особое значение инструкция придавала установлению твердой военной дисциплины в партизанских отрядах и во всей системе партизанского движения. Она требовала беспрекословного выполнения приказов вышестоящих штабов, комитетов и командиров отрядов.

В инструкции указывалось, что каждый отряд должен организовать из трех или пяти человек Полевой революционный суд, который рассматривает дела белогвардейцев, контрреволюционеров и провинившихся членов партизанских отрядов. Суд имел право выносить приговоры вплоть до смертной казни.

Таким образом, третья Сибирская партийная конференция, руководствуясь указаниями Центрального Комитета Коммунистической партии, не только поставила общую цель революционной борьбы против белогвардейской диктатуры и интервентов в Сибири и на Дальнем Востоке, но и дала детальные практические указания по организации и руководству вооруженным восстанием и партизанским движением как главными формами этой борьбы в создавшихся условиях.

Решения конференции, отражавшие и обобщавшие опыт самих масс, нашли широкое применение в работе партийных организаций на местах. Руководствуясь этими решениями и применяя их в соответствии с конкретной обстановкой областей Дальнего Востока, партийные организации края развернули подлинно народную войну против иноземных захватчиков и их белогвардейских пособников.

Партизанское движение в Амурской области в 1918--1919 гг.

Уже в октябре 1918 г. в таких селах, как Жариково, Ивановка, Ильиновка, Борисоглебка и других, под руководством Благовещенского подпольного областного комитета партии образовались подпольные организации, поставившие своей целью создание отрядов самообороны и осуществление руководства партизанским движением.

19 октября 1918 г. крестьяне поселка Средне-Белое первыми вступили в бой с белогвардейским отрядом, прибывшим для изъятия оружия, и разбили его. Подошедшее к белым подкрепление также потерпело неудачу.

К концу ноября 1918 г. в Амурской области наметились три основных центра по руководству борьбой: подпольный штаб в Благовещенске, штаб 1-го района на территории западнее реки Зея и штаб 2-го района на территории восточное Зеи. Штаб 1-го района располагался в тайге в верховьях реки Юхты; штаб 2-го района не имел постоянного места -- он переходил из села в село.

Благовещенский штаб, возглавляемый коммунистом Ф. Н. Мухиным, должен был руководить борьбой трудящихся против интервентов и белогвардейцев во всей области. Одной из задач этого штаба являлась подготовка к освобождению Благовещенска. Однако вследствие жестокого террора подпольному штабу не удалось стать главным руководящим центром. Основная работа была перенесена в районные штабы, и сам Мухин стал во главе штаба 2-го района.

Взяв курс на массовый характер движения, районные штабы проводили большую агитационную и пропагандистскую работу. Они собирали сельские сходы, на которых крестьяне принимали резолюции с требованиями восстановить Советы, заявляли о поддержке штабов и готовности выступить по их приказу на борьбу с интервентами и белогвардейцами. В течение октября--декабря 1918 г. было проведено свыше 100 таких сельских сходов.

Собирая подобные резолюции, штабы предполагали при помощи их потребовать от консульского корпуса увода из края без кровопролития всех войск интервентов; не допустить влияния белогвардейцев на население области и вовлечь все крестьянское население в активную борьбу против интервентов и белогвардейцев. Одновременно ставилась задача добиться от крестьян выполнения распоряжений штабов и саботирования приказов белогвардейских властей в отношении мобилизации людей, лошадей, подвоза хлеба и других продуктов, а также дров, фуража, вооружения и т. п.

От сельских сходов переходили к организации крестьянских съездов.

14 декабря в селе Сахатино состоялся съезд крестьян, на который собралось около 30 делегатов из 24 сел. Съезд обсудил вопросы текущего момента и партизанского движения. После окончания съезда был организован партизанский отряд в 60 человек. 19 декабря в селе Борисоглебка собрался 1-й подпольный съезд крестьянства Амурской области. Обсудив приказ белых властей о разоружении крестьян, съезд принял решение не подчиняться этому приказу, а в случае насильственного изъятия оружия всем, как одному, восстать против белогвардейского правительства.

Опираясь на решения сходов и крестьянских съездов, районные штабы вели деятельную подготовку к вооруженной борьбе.

В конце декабря 1918 г. и первых числах января 1919 г. были созваны районные подпольные съезды, на которых обсуждались вопросы о подготовке к восстанию, о концентрации всех сил вокруг штабов, а также мобилизационные и продовольственные вопросы. На съездах были приняты решения о составе штабов и утверждено разделение Амурской области в отношении организации партизанского движения на два района. Такое решение, в частности, было принято на съезде Зазейского района, происходившем в селе Ильиновка, где был выбран штаб 2-го района.

Так от самых начальных форм работы -- созыва сельских сходов -- совершался переход к более высоким формам организации вооруженных сил партизанского движения и подготовке восстания во всей области.

Толчком к вооруженному выступлению послужило восстание крестьян в селе Мазаново, вспыхнувшее 7 января 1919 г. в результате издевательств интервентов над местными жителями. Хотя это восстание, по мнению руководителей партизанского движения, было преждевременным, но, уступая настойчивым требованиям восставших, Сахатинский волостной штаб отдал приказ о немедленной мобилизации своих сил. Около 1 000 вооруженных партизан выступили в тот же день на помощь мазановцам, разгромили японский отряд и, заняв село, восстановили в нем Советскую власть. В мазановском бою было убито 60 японцев; остальные бежали в г. Свободный. Одновременно партизаны разгромили казачий карательный отряд и освободили арестованных этим отрядом 11 рабочих.

Советская власть существовала в Мазанове три дня. 9 января интервенты и белогвардейцы направили против повстанцев значительные силы и снова захватили Мазаново, подвергнув жестокой расправе оставшихся в нем жителей. Они расстреляли орудийным огнем село Сахатино и выжгли близлежащие села. За несколько дней интервенты убили более 300 мирных жителей; остальные бежали в тайгу. Зверская расправа иностранных палачей в Мазаново и Сахатино всколыхнула население других сел. Нарастало массовое выступление во многих пунктах области.

19 января в деревне Красный Яр собрался 2-й подпольный съезд повстанческих организаций Амурской области, созванный штабом 2-го района. На него прибыло свыше 40 делегатов. Съезд обсудил вопросы организации революционных сил в городе и области, создания революционного комитета 2-го района и избрал областной военно-революционный штаб, которому было поручено вести подготовку к восстанию и освобождению Благовещенска. На съезде развернулись прения по вопросу о том, начать ли восстание немедленно или подождать, пока все силы будут объединены под общим руководством и выступление можно будет провести по единому разработанному плану. Было принято решение форсировать восстание. Этому способствовало сообщение о том, что под Воскресеновкой группа партизан столкнулась с интервентами. После съезда все его участники во главе с вновь избранным областным военно-революционным штабом и с партизанским отрядом в 300 человек двинулись на соединение с воскресеновскими повстанцами. По пути они поднимали восстания в других деревнях, арестовывали белую милицию, уничтожали белогвардейцев. Силы партизан росли за счет присоединявшихся к ним в пути крестьян, вооруженных берданками и припрятанными винтовками.

Для подавления разраставшегося повстанческого движения интервенты двинули в область крупные силы из состава 14-й японской пехотной дивизии. В первых числах февраля 1919 г. произошло несколько столкновений партизан 2-го района с японскими войсками. Наиболее крупным из них было столкновение 4 февраля 1919 г. под Виноградовской заимкой.

Партизаны 2-го района имели к этому времени около 2 тыс. человек под командованием И. Безродных. Этими силами они устроили засаду японо-белогвардейскому отряду, насчитывавшему 500 человек пехоты, два эскадрона конницы с двумя пулеметами и двумя орудиями. Вооружение партизан было самое различное -- от шомпольных дробовиков до трехлинейных винтовок; артиллерии и пулеметов не было совсем. Однако численное превосходство и удобные позиции, занятые в лощине, по которой пролегал путь вражеского отряда, давали основание надеяться на успех. Но преждевременный выстрел по головной походной заставе противника сорвал замысел партизанского командования, намеревавшегося пропустить вперед разведку и охранение врага и нанести внезапный удар по его основной колонне. Японцы развернули свои главные силы и под прикрытием артиллерийского огня начали наступление. Партизаны встретили их сильным и метким ружейным огнем. Первая цепь противника была полностью уничтожена. Японцы выдвинули вторую цепь. Но и эта цепь, продвинувшись несколько дальше первой, вынуждена была залечь на открытой снежной поляне, представляя прекрасную мишень. Огонь партизан не давал противнику возможности подняться. Бой принял затяжной характер и длился около пяти часов. Израсходовав ограниченный запас патронов, партизаны отступили, но и японцы, понеся огромные потери, также начали отходить. Противник потерял около 400 человек убитыми, в том числе двух офицеров. Потери партизан были значительно меньше -- 36 убитыми и 18 ранеными.

После боя под Виноградовской заимкой партизаны стали ждать сообщений о начале восстания в Благовещенске, чтобы двинуться туда. Областной военно-революционный штаб планировал ворваться в Благовещенск хотя бы на несколько дней, чтобы пополнить скудное вооружение партизан за счет военных складов. Не получив ожидаемых сообщений, штаб отменил наступление на город, так как считал, что без поддержки изнутри взять Благовещенск, при наличии в нем крупного японского гарнизона, невозможно. Поэтому было решено оттянуть силы на север и двигаться на соединение с партизанами 1-го района, захватывая по пути населенные пункты с небольшими гарнизонами интервентов и постепенно увеличивая за их счет боевые запасы.

Однако, несмотря на безрезультатный исход первого крупного столкновения с японскими войсками, силы партизан быстро росли. К партизанам присоединялись восставшие крестьяне окрестных сел и деревень.

В 10-х числах февраля была установлена связь со штабом 1-го района, располагавшимся в деревне Мал. Пера. Получив сообщения о событиях во 2-м районе, штаб 1-го района развернул деятельную подготовку к восстанию. Было решено объявить мобилизацию всех трудоспособных трудящихся крестьян в возрасте от 18 до 45 лет, ввести на территории района осадное положение и создать военно-полевой суд. Намечалось нанести двойной удар силами 1-го и 2-го районов по гарнизону интервентов в г. Свободном. Однако из-за несогласованности действий операция по овладению г. Свободным не состоялась. 14 февраля 1919 г. в деревне Мал. Пера произошло объединение партизанских сил обоих районов в партизанскую армию, в связи с чем была проведена реорганизация штабов и командования, выбран военный совет. Численность партизанской армии достигала 8 тыс. человек. Командующим армией был выбран Драгошевский.

Между тем японское командование решило окружить район концентрации главных партизанских сил и предприняло одновременное наступление с нескольких направлений. Из Благовещенска направлялся 32-й пехотный полк, из Свободного по железной дороге двигался сильный отряд японо-белогвардейцев, по Серебрянскому и Ново-Ивановскому трактам -- отряд японцев, по Шимановскому тракту -- отряд белоказаков. Все пути отхода партизанской армии были заняты противником. Она оказалась в кольце. Оставался один выход -- пробиться через Амурскую железную дорогу и уйти на север.

Выходя из окружения, партизанская армия натолкнулась в районе деревни Чудиновка и разъезда Юхта на крупные силы японцев. В 20-х числах февраля здесь развернулись жаркие бои, завершившиеся победой партизан. В этих боях партизаны, в отличие от Виноградовского боя, показали большую организованность и гибкость тактики. В этом отношении особый интерес представляет бой под Чудиновкой. Японцы устроили на пути движения партизанской армии засаду на сопках восточного берега реки Перы в составе пехотного батальона с двумя орудиями. Партизанская разведка обнаружила противника. В сильный мороз под прикрытием густого тумана, поднимавшегося с речной наледи, партизаны частью сил обошли вражескую засаду, внезапным ударом с тыла захватили батарею, а затем атаковали японцев с фронта. Разгром противника был довершен своевременно введенной в бой конницей.

Для того чтобы восстановить положение, японское командование направило к разъезду Юхта семь эшелонов своих войск и два бронепоезда. В результате ожесточенного боя, продолжавшегося семь часов, партизанская армия все же прорвалась через железную дорогу и вышла в район Желтого Яра.

В боях под Чудиыовкой и Юхтинским разъездом японцы потеряли свыше 1 200 человек убитыми (в том числе одного генерала) и более 1 000 ранеными. Потери партизан составляли 142 человека убитыми и 200 ранеными. Партизаны захватили два 3-дюймовых орудия, более тысячи винтовок, 15 тыс. патронов и другое военное имущество.

Победа, одержанная при прорыве вражеского кольца, вселила в партизан уверенность в своих силах. В конце февраля военный совет партизанской армии решил перейти к наступательным действиям и двинуться к Благовещенску.

Двигаясь по густонаселенным районам, армия получала возможность увеличивать свои силы за счет присоединения мелких партизанских отрядов, действовавших на огромной территории Амурской области, вне оперативной связи с главной армией. Таких отрядов в феврале 1919 г. насчитывалось 15--20 общей численностью в полторы--две тысячи человек.

В конце февраля партизаны провели два больших боя с интервентами. В первом бою под деревней Белогоркой интервенты были разгромлены. Наскочив на партизанскую засаду, они потеряли свыше 400 человек убитыми, одно орудие, два пулемета и весь обоз. В бою под деревней Павловкой противнику, имевшему превосходство в артиллерии и пулеметах, удалось выйти во фланг партизанских позиций. Партизаны понесли потери и были вынуждены отступить.

В первых числах марта белогвардейская контрразведка раскрыла подпольный большевистский комитет в Благовещенске. Провокатор Розенблат выдал Ф. П. Мухина, за голову которого была обещана крупная сумма, а вместе с ним и других коммунистов. 7--8 марта белогвардейцы арестовали 66 руководящих подпольных работников. 9 марта Ф. Н. Мухин был убит белогвардейцами по дороге в тюрьму. Провал подпольного центра в Благовещенске и убийство Мухина явились тяжелой утратой для партизанского движения и всего трудящегося населения Амурской области.

Но эта утрата не ослабила воли к борьбе с интервентами. Партизанская армия продолжала действовать и укрепляться. После боя под Павловкой она проделала огромный переход по Зейско-Бурейской равнине, двигаясь по маршруту Песчано-Озерское -- Чуевка -- Тамбовка -- Гильчин -- Михайловка -- Кивдинские каменноугольные копи. В районе копей армия провела ряд мелких стычек с противником и, присоединив к себе несколько сот горняков, двинулась по направлению к ст. Завитой. Выход на железную дорогу был обусловлен необходимостью пополнить за счет вражеских гарнизонов и складов истощившийся запас боеприпасов, а также нарушить переброску неприятельских войск и грузов.

После налета на ст. Екатеринославку партизаны двинулись к ст. Бочкарево.

28 марта 1919 г. партизанская армия предприняла наступление на Бочкарево с двух сторон и после жестокого боя овладела частью населенного пункта. В этом бою японо-белогвардейский гарнизон потерял около 450 убитыми и ранеными. Однако японцы успели вывезти из Бочкарево склады вооружения и продовольствия. Партизаны, израсходовавшие последние боевые запасы, оказались в тяжелом положении. Ввиду начавшихся весенних полевых работ военный совет и штаб решили распустить армию по домам, оставив на летний период небольшие конные отряды «особого назначения», которые должны были нарушать железнодорожное сообщение и связь противника.

С выходом партизан в апреле 1919 г. к селу Натальино (на реке Зея) остатки армии были распущены. Военный совет объявил, что по окончании летних работ вновь будет проведена мобилизация всех сил для захвата Благовещенска.

Так закончился первый период партизанской борьбы в Амурской области -- период организации и развертывания повстанческого движения на огромной территорий. Из небольших подпольных ячеек создавались партизанские отряды. Объединяясь вокруг организующих центров -- районных штабов, эти отряды выросли в настоящую партизанскую армию, насчитывавшую к весне 1919 г. свыше 10 тыс. активных бойцов и имевшую единое командование. Партизаны нанесли интервентам и белогвардейцам значительные потери, истребив до 17 600 человек. Были скованы значительные силы врага, который, несмотря на превосходство в численности и вооружении, оказался в конечном счете бессильным задушить разраставшееся движение.

Но вместе с тем первый период партизанской борьбы на Амуре выявил ряд существенных недочетов:

-- партизанская армия недостаточно парализовала железную дорогу и телеграфную связь врага;

-- во время боев и переходов слабо поддерживалась связь с центрами и отдельными отрядами партизан;

-- армия имела малочисленную кавалерию и очень большой обоз (до 3 тыс. повозок), что затрудняло маневр;

-- командный состав выбирался, а не назначался;

-- была слабо организована разведка противника (на удалении не более 20--40 км);

-- недостаточно была развернута агитация среди солдат вражеских частей;

-- слабо конспирировалась работа штабов, в результате чего армия теряла активных работников и противник имел возможность обнаруживать местонахождение партизанских сил.

Опыт показал также, что создание больших, малоподвижных партизанских соединений, оперирующих на оккупированной противником территории компактной массой, нецелесообразно.

Оккупанты, обладая численным превосходством и удерживая в своих руках важнейшие дороги, имели возможность изолировать такую партизанскую армию и блокировать ее. Неприемлемыми оказались и многие из тех методов и приемов борьбы, которые свойственны действиям регулярной армии в условиях резко очерченной линии фронта, в частности позиционные формы боевых действий.

Поэтому перед руководителями партизанского движения встала задача реорганизовать партизанские отряды и изменить тактику их действий, что потребовало большой и кропотливой работы.

Летом 1919 г. на территории Амурской области было несколько мелких отрядов партизан. Деятельность их была преимущественно диверсионной. Только некоторые из них, более крупные по своему составу, такие, как отряд «Черный ворон», отряд «Старика», имели несколько стычек с японо-белогвардейцами.

Одновременно проводилась подготовка к новой осенне-зимней кампании. В середине августа в деревне Албазиновке состоялся созванный по инициативе коммунистов съезд представителей партизанских отрядов Амурской области.

На съезде был избран новый руководящий орган партизанского движения -- Областной военно-полевой коллектив народной армии. Съезд поручил вновь избранному руководству установить связь с подпольным штабом в Благовещенске и со всеми отрядами области и принял новый план действий. Съезд поставил перед партизанскими отрядами основную тактическую задачу: дезорганизовывать и подрывать вражеский тыл путем разрушения железных дорог и линий связи, уничтожать карательные экспедиции интервентов и белых путем организации засад.

Большое внимание съезд уделил развертыванию агитационно-пропагандистской работы среди населения. Для этой цели был организован при военно-полевом коллективе пропагандистско-издательский отдел, который начал выпускать газету «Красный клич».

Выполняя решения съезда, Областной военно-полевой коллектив реорганизовал районное руководство партизанским движением.

Вся область была разделена на четыре района: первый -- между реками Зеей и Томью; второй -- между реками Томыо, Зеей, Амуром и Буреей; третий -- между реками Бурсей и Архарой; четвертый -- в междуречье Амура и Зеи. Руководство каждым районом осуществлял районный военно-полевой коллектив. Основной боевой единицей признан был отдельный партизанский отряд численностью не свыше 200 человек. Отряды объединялись по своим районам в четыре армии без промежуточных инстанций (полков, бригад, дивизий и т. п.). Военно-полевой коллектив пополнил старые и сформировал новые партизанские отряды, обратив особое внимание на повышение их боеспособности и дисциплины. Были организованы специальные команды по разрушению железных дорог, а также заградительные отряды для нарушения работы вражеского судоходства.

В конце августа штаб Областного военно-полевого коллектива разработал план грандиозной операции одновременного разрушения Амурской железной дороги на протяжении около 1 500 км от ст. Ерофей Павлович до ст. Бира. Эта операция под названием «капитальный ремонт Амурки» имела целью вывести из строя Амурскую железную дорогу и одновременно проверить способность партизан к проведению крупных операций подобного рода. Штаб проделал колоссальную подготовительную работу. Все участки дороги подверглись детальному изучению и описанию. Отрядам были заранее указаны исходные районы, маршруты движения и объекты нападения. Подготовка к операции завершилась инструктивным совещанием командиров отрядов.

В ночь на 30 августа 1919 г. на протяжении сотен километров Амурской железной дороги загорелись железнодорожные мосты и путевые сооружения. Только на перегоне Архара -- Есауловка было сожжено 44 моста; на участке Екатеринославка -- Завитая были уничтожены все мосты и ремонтные казармы. Дорога перестала действовать. Чтобы помешать противнику быстро восстановить разрушенное, партизаны и после операции продолжали совершать диверсионные налеты на дорогу.

В сентябре Архаро-Буреинский партизанский отряд сжег 59 мостов и прервал телеграфное сообщение от ст. Бурея до ст. Облучье.

В первых числах октября оперативный отдел военно-полевого коллектива за каждым отрядом закрепил определенный участок железной дороги. Отряды обязаны были мешать восстановительным работам интервентов и систематическими налетами разрушать железнодорожное полотно, мосты и телеграф.

Для этой же цели были выделены специальные типовые подрывные команды, каждая из которых состояла обычно из семи человек с девятью лошадьми, две из которых предназначались для перевозки горючего материала.

Едва интервенты успевали починить один мост и перейти ко второму, как первый снова оказывался разрушенным. Уберечь мосты не помогали и японские бронепоезда, специально выделенные интервентами для охраны дороги, так как они часто попадали в ловушки, оказываясь отрезанными между внезапно разрушенными участками. Чтобы разрушить путь на большом расстоянии, отряды выбирали участки с высокими насыпями, затем сдвигали к краю полотна несколько звеньев рельсов вместе со шпалами и ставили их на ребро. Под действием собственной тяжести рельсы с грохотом падали вниз, увлекая за собой остальные звенья.

Партизаны срывали перевозки войск интервентов для колчаковского фронта, не давали им возможности перебрасывать свои части и против партизанских отрядов. Даже рис для японских гарнизонов, расположенных вдоль железной дороги, противник вынужден был доставлять под усиленной охраной гужевым транспортом.

Командование интервентов и белогвардейская администрация были в отчаянии. Вся переписка их, относящаяся к этому периоду, заполнена воплями о катастрофическом состоянии Амурской железной дороги. Колчаковский министр путей сообщения Устругов в секретном докладе «верховному правителю» в октябре 1919 г. доносил: «На Амурской железной дороге с февраля с. г. до конца сентября, не считая повреждений на отрезанной в настоящее время от управления дороги западной ее части, были триста двадцать девять случаев сожжения мостов общей длиной 3781 погонных саженей, причем только в августе и сентябре сожжено 146 мостов».

Одновременно с действиями партизан на Амурской железной дороге Областной военно-полевой коллектив начал с половины сентября 1919 г. подготовку к новому наступлению на Благовещенск. Была объявлена мобилизация мужского населения в возрасте от 20 до 30 лет и разработан следующий план действий.

Два отряда («Ворона» и Юшкевича) должны были парализовать наступление белогвардейцев со стороны сел Ивановка, Тамбовка. Одному отряду с двумя пулеметами надлежало преградить подход белогвардейцев со стороны г. Зеи. Отряд «Красных орлов» должен был вести наступление на Благовещенск; в то же время Архаро-Буреинский отряд и отряд Никитина -- наступать на станции Бурея, Завитая и Бочкарево. Одновременно в Благовещенске должно было произойти восстание под руководством коммунистической подпольной организации.

10 октября на заседании Областного военно-полевого коллектива совместно с представителями районных и отрядных коллективов было решено предпринять общее выступление партизанских отрядов в соответствии с разработанным планом.

16 октября отряды «Красных орлов», Юшкевича и Архаро-Буреинский после небольшой перестрелки с белоказачьим гарнизоном заняли деревню Успеновку (северную) и повели наступление на юг. Белоказаки стянули крупные силы и также перешли в наступление. В результате развернувшегося пятичасового ожесточенного боя противник потерпел поражение и был отброшен на юго-восток к деревне Николаевке. Партизаны, захватив трофеи, продвинулись до деревни Ерковцы. Здесь военно-полевой коллектив окончательно уточнил план наступления на Благовещенск и поручил командованию партизанскими войсками разоружить близлежащие контрреволюционные казачьи хутора.

Однако дальнейшие события резко изменили обстановку. В 20-х числах октября белогвардейцам удалось раскрыть подготовку к вооруженному восстанию в Благовещенске. Они арестовали и расстреляли 16 активных членов подпольного центра. С провалом благовещенской подпольной организации план действий военно-полевого коллектива был нарушен.

Одновременно интервенты решили зажать партизанские силы в районе Ерковцы с двух сторон. 25 октября японские гарнизоны сел Ивановки и Песчано-Озерского начали наступление на Ерковцы. Бой длился целые сутки. Японцы потерпели поражение. Через два дня они бросили из Бочкарево в тыл партизанским отрядам более крупные части, но партизаны повернули свои силы на север и сами перешли в наступление. Конец октября и начало ноября ознаменовались ожесточенными боями в районе Вознесеновки, Озеряне, Круглое, Тарбогатай (к юго-востоку от ст. Бочкарево).

Попытки интервентов разгромить партизан в этом районе не увенчались успехом.

В это время подрывные команды продолжали свое дело на Амурской железной дороге и совершенно парализовали ее. Не добившись успеха, командование интервентов во второй половине ноября начало стягивать свои силы в крупные города и к Амурской железной дороге. Оно опасалось за свои коммуникации и боялось истребления по частям разобщенных партизанами японских гарнизонов.

С уходом японских войск белогвардейская администрация лишилась опоры в лице иностранных интервентов и теряла свою силу внутри области.

В начале зимы 1919 г. власть атамана Кузнецова фактически уже не распространялась на периферию. Карательные отряды, как правило, уничтожались поголовно. Самые широкие слои амурского крестьянства все решительнее выступали на борьбу с интервентами и белогвардейцами.

В период с сентября по декабрь 1919 г. многие сельские общества вынесли категорические протесты против интервенции и требования немедленного ухода интервентов из области. 16 декабря Областной военно-полевой коллектив созвал в селе Ромны 7-й областной съезд Советов. Съезд потребовал немедленного удаления с Дальнего Востока интервенционистских и белогвардейских войск, восстановления Советской власти и воссоединения с Советской Россией. Постановлением съезда вся военная и гражданская власть в области была передана областному исполнительному комитету -- «Таежному исполкому».

Съезд принял также решения о дисциплине в партизанских отрядах, о порядке их финансирования, о мобилизации и о создании местных органов власти.

После съезда партизанские силы вновь подверглись реорганизации. Они были сведены в одну армию. Из захваченных у противника орудий была создана артиллерийская часть, которая подчинялась непосредственно штабу партизанской армии.

Заключение

Одно из важнейших мест в общем ходе революционной борьбы трудящихся Дальнего Востока против белогвардейцев и интервентов принадлежит партизанскому движению в Амурской области. Здесь оно начало развертываться несколько раньше, чем в других областях.

Остатки красногвардейских отрядов, партийные и советские организации, отходя под натиском белых и интервентов из-под Читы и Хабаровска, сосредоточивались на Амуре -- в Благовещенске и Свободном. Эти пункты были последними островками, где дольше всего удерживалась Советская власть. После падения Советов и в этих городах группы красногвардейцев, партийных и советских работников отходили далее на север по рекам Зея, Селемджа, рассеиваясь по таежным населенным пунктам. Эти группы явились первыми организаторами партизанского движения на Амуре.

Литература

1. История КПСС, т. 3, кн. 2, М., 1968;

2. История гражданской войны в СССР. 1917--1922, т. 3−5, М., 1957--60;

3. Алексашенко А. П., Крах деникинщины, М., 1966;

4. Стишов М. И., Большевистское подполье и партизанское движение в Сибири в годы гражданской войны (1918--1920 гг.), М., 1962;

5. Крушанов А. И., Борьба за власть Советов на Дальнем Востоке и в Забайкалье (апрель 1918 -- март 1920), Владивосток, 1962;

6. Плотников И. Ф., Героическое подполье, М., 1968.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой