Партия "Пролетариат" в польском общественном движении

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Дипломная работа

Партия «Пролетариат» в польском общественном движении

ВВЕДЕНИЕ

партия польский рабочий пролетариат

XIX век в истории Польши был наполнен драматическими событиями борьбы польского народа за независимость. Польское национально-освободительное движение было направлено против решения Венского конгресса и Священного союза. Дробление государства иностранными державами потрясло передовых людей Польши, вследствие чего недовольство выразилось в форме вооруженной борьбы за независимость.

Царство Польское, территория которого в скором времени стала одной из основных сцен революции, являлось одной из наиболее развитых провинций российского государства. Несмотря на это, по сравнению с Западной Европой оно было крайне отсталым: не только в сельском хозяйстве, но и в производстве продолжали существовать многочисленные феодальные пережитки.

Именно в рабочей среде наиболее сильно дискутировались концепции перемен и программы решения социально-политических проблем. Начиная с 1880-х годов социалистическое движение, для которого ранее основной была идея социальной революции в Европе без учета вопроса о государственной независимости Польши, начало ставить политические задачи, требующие немедленного решения.

Актуальность данной темы обусловлена той ролью, которую играло польское рабочее социал-демократическое движение в политической жизни общества, долгое время находящегося в кризисном социально-экономическом и политическом положении. Изучение польского социал-демократического движения диктуется потребностью более глубокого аналитического осмысления закономерностей политического развития Европы. Осуществление такого анализа позволило бы полнее и объективнее оценить перспективы европейского общества в целом.

Стоит отметить, что изучение истории польского революционного движения имеет свои характерные особенности как в самой Польше, так и за рубежом.

Представители революционного крыла польского рабочего движения Р. Люксембург и Ю. Мархлевский в конце XIX века выступили с работами, в которых развивались марксистские взгляды на историю Польши XIX -- начала XX в. Этим было положено начало новому направлению в польской историографии.

Один из основателей и идейных вдохновителей реформистского направления в польской историографии Болеслав Лимановский в начале XX века также опубликовал цикл работ по истории польской демократической мысли и революционного движения XIX столетия. Они имели прогрессивное значение, однако он не понимал классовой обусловленности общественно-политических теорий, связывал их с восприятием западных идей и веяний, а революционеров изображал как оторванных от народа мечтателей.

Один из руководителей и идеологов ППС Феликс Перль также опубликовал книгу по истории социалистического движения в Королевстве Польском (1910 год). В ней польское революционное движение противопоставлялось российскому, которое якобы навязывало «террористические» формы борьбы. Проникавшие в рабочее движение националистические идеи Перль выдавал за «патриотические».

Тем не менее, в рассматриваемый период польская историография значительно продвинулась вперед в своем развитии. Ученые рассматривали историю Польши, как правило, с точки зрения путей и способов решения национально-государственных проблем. Оставаясь на идеалистических позициях, они вместе с тем накопили новые данные и усовершенствовали методику работы с источниками.

Советские ученые принялись за пристальное изучение польского рабочего движения лишь во второй половине XX века (хотя стоит отметить, что ранее появлялись работы, заслуживающие внимания — к примеру, исторические очерки В. П. Друнина «Польша, Россия, СССР», которые вышли в свет еще в 1928 году. Важное значение его исследования заключается в том, что этот автор проанализировал историю революционного движения Царства Польского в сопоставлении с историей развития революционного движения в России). При этом, безусловно, до сих пор одними из основополагающих остаются работы В. И. Ленина, который утверждал, что «польский пролетариат всегда был в рядах вместе с русским. Мы знаем, что единственная сила, которая может освободить мир, это — пролетариат, который борется за социализм. Когда восторжествует социализм, будет раздавлен капитализм и будет уничтожен национальный гнет» (полное собрание сочинений, том 7).

Во второй половине XX века в СССР вышел труд А. М. Орехова «Социал-демократическое движение в России и польские революционеры. 1887 — 1893 гг. «, на который опирались многие исследователи.

Но самый, пожалуй, весомый вклад со стороны советских авторов в исследование польского рабочего движения в общем и «Пролетариата» в частности сделал советский историк В. А. Дьяков. Он подробно изучил русско-польские революционные связи 60-гг. и восстание 1863 года, написав «Очерки революционных связей народов Польши и России 1815 — 1917 гг.». Под его редакцией вышла пятитомная «История Польши», в которой также уделяется значительное внимание развитию социалистического рабочего движения.

Анализируя в своих работах различные аспекты и особенности развития социалистического движения в Польше, эти авторы решали теоретические проблемы причин возникновения и развития польского рабочего движения «Пролетариат».

Безусловно, одной из самых значимых работ по истории польского социалистического движения стала книга L. Baumgarten «Dzieje Wielkiego Proletariatu». Она вышла в Варшаве в 1966 году и к настоящему времени стала одним из «классических пособий» по рабочему движению «Пролетариат».

Несомненный интерес для данного исследования представляют и различные исторические материалы: стенограммы заседаний членов партии «Пролетариат», работы В. И. Ленина, глубоко проанализировавшего значение польского рабочего движения, материалы съезда РКП (б), которые автор дипломной работы использовал в полной мере.

Стоит отметить, что в постсоветский период в нашей стране не вышло ни одного сколько-нибудь значимого труда, посвященного истории польского рабочего движения в целом и «Пролетариату» в частности. Одной из последних публикаций стал сборник «Общественное движение на польских землях. Основные идейные течения и политические партии в 1864 — 1914 гг. «, выпущенный издательством «Наука» в 1988 году.

Однако при всей обширности источников в нашей стране до сих пор не предпринимались попытки выделить историю возникновения и развития «Пролетариата» в отдельный труд — это движение всегда рассматривалось лишь во всем многообразии политических движений.

В связи с этим автором дипломной работы поставлена следующая цель: выявить роль польского рабочего движения «Пролетариат» в общественном движении конца XIX — начала XX века.

В соответствии с поставленной целью можно сформулировать следующие задачи:

— раскрыть предпосылки зарождения рабочего движения в Польше в конце XIX века;

— проанализировать становление и развитие польского рабочего движения, его организационные принципы;

— исследовать влияние польской литературы конца XIX — начала XX века на формирование революционной мысли;

— изучить этапы становления и развития польской рабочей партии «Пролетариат»;

— изучить взаимосвязь польского «Пролетариата» и русской «Народной воли».

Предметом данного исследования является возникновение и развитие польского рабочего социалистического движения.

Объект исследования — деятельность польской рабочей партии «Пролетариат».

Данная дипломная работа состоит из следующих структурных единиц: введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложений.

Глава 1. СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ПОЛЬСКОГО РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ

партия польский рабочий пролетариат

1.1 Предпосылки зарождения рабочего движения

В феврале 1861 года в России было отменено крепостное право. Эта реформа не распространялась на Царство Польское, но привлекла большое внимание к аграрному вопросу. Крестьяне отказывались выполнять барщину, чувствовалась и политическая напряженность. В апреле 1861 года Земледельческое общество было распущено. Власти перехватили инициативу. В октябре 1861-го и июне 1862-го были изданы царские указы. Первый отменял барщину при условии выплаты высокого выкупа, второй вводил обязательное очиншевание. После выплаты повинностей хозяйства могли получить в собственность лишь чиншевые крестьяне, имевшие землю в вечном пользовании. В итоге ни предложения Земледельческого общества, ни крестьянские указы не решали крестьянского вопроса, откладывая его реализацию на неопределенное время.

Январское восстание 1863 года радикально изменило ситуацию. Российское правительство, видя, что инициатива в крестьянском вопросе перешла к мятежникам, не жалело усилий для ослабления впечатления, произведенного на крестьянство постановлениями повстанческих властей. 19 февраля (2 марта) 1864 года в Царстве Польском было отменено крепостное право. Реформа практически копировала январские декреты Временного Национального правительства. Согласно ей земля отдавалась в собственность крестьянам-землепользователям и формально без выкупа. Возмещение убытков брало на себя правительство. Источником этих средств являлись налоги с населения Русско-польские революционные связи 60-гг. и восстание 1863 г. / Под ред. Дьякова В. А. — М.: изд-во Академии наук СССР, 1962, с. 45. Предусматривалась также наделение землей безземельных крестьян. В отличие от России вводилось гминное самоуправление. Повстанческое правительство, не желая восстанавливать против себя шляхту, не могло лишить ее войтовских должностей. Это сделало царское правительство, освобождая гмину от прежнего собственника земли. Правительство во многом достигло своей цели, отрывая таким образом крестьян от восстания Задорожнюк Э. Г. Социал-демократия в Центральной Европе. — М., 2000, с. 234.

Проведенная в 1864 году реформа завершила ликвидацию феодальных отношений на польских землях. Но прусский путь развития капитализма в сельском хозяйстве с сохранением крупной земельной собственности позволил удержаться многим пережиткам минувшей эпохи Погодин А. История польского народа в XIX в. — М., 1915, с. 116.

Развитие социально-экономической ситуации в польских землях в этот период определялось, прежде всего, протекавшими в них процессами. Политический и национальный гнет более тяжелые, чем в предшествующий период, формы принял в Царстве Польском. Достаточно сказать, что практически с 1863 до 1915 года там сохранялось военное положение, хотя до революции 1905 года серьезных волнений или беспорядков не было.

После 1864 года лейтмотивом российской политики в этой провинции стало так называемое «слияние» польских земель с центральной Россией. На Царство Польское были распространены многие реформы, уже проведенные в России — аграрная, военная, судебная. Но оно не получило городского и земского самоуправления, суда присяжных, той ограниченной свободы печати, которой пользовалось российское общество. Сельское (гминное) самоуправление находилось под контролем российских чиновников.

Практически полностью была уничтожена административная автономия Царства Польского, упразднены Государственный и Административный советы, ведомственные комиссии, отдельный бюджет. Все органы местной власти — административные, судебные, финансовые, школьные, почтовые были подчинены соответствующим министерствам в Петербурге. После смерти графа Ф. Берга в 1874 году был ликвидирован пост наместника Царства Польского. Само название провинции в официальных документах было заменено на Привислинский край.

Чиновники-поляки почти поголовно были заменены русскими, в то время как в первой половине XIX века лишь незначительное число государственных служащих, главным образом высшего ранга, были выходцами из России. Поляки могли делать карьеру на государственной службе, в том числе и военной, только во внутренних районах империи. Польский язык был заменен на русский не только в администрации, но и в судопроизводстве, на почте, железных дорогах, наконец — в школе Мархлевский Ю. Ю. Польша и мировая революция. — М., 1920, с. 214.

Национальное угнетение приняло особенно жесткие формы в период контрреформ в России, при Александре III, когда генерал-губернатором Царства Польского был И. В. Гурко, герой русско-турецкой войны 1877 — 1878 гг. Его имя и имя куратора Варшавского учебного округа Л. А. Апухтина стали нарицательными в Польше и обозначали режим грубой русификации. В 1869 году польский Варшавский университет был преобразован в российский, затем последовала русификация средней, а несколько позже и начальной школы. Польский язык был оставлен лишь в качестве факультативного предмета Мархлевский Ю. Сочинения. Очерки истории Польши. — Л.: «Госсоцэкиздот», 1931, с. 59.

Под предлогом «очищения» богослужения от налета католицизма началась борьба с униатской церковью, завершившаяся ее фактической ликвидацией. Католическая церковь была подчинена Католической коллегии в Петербурге.

В Царстве Польском практически не было русской колонизации. Немногочисленное русское гражданское население, представленное, прежде всего чиновниками и учителями, проживало исключительно в городах. Там же размещались русские гарнизоны. Поэтому русификация коснулась главным образом системы управления и образования.

Достаточно тяжелым в национальном отношении было положение поляков в прусских землях. Правда, здесь не было военного режима, и поляки пользовались защитой общегерманской конституции наравне с другими подданными империи Гогенцоллернов, хотя и с исключениями (в 1906 году были запрещены публичные собрания). Однако школа, суд, местная администрация в период канцлерства Бисмарка были полностью германизированы. Отличием этой части польских земель от русской было то, что она была областью активной немецкой колонизации, начала которой восходили к достаточно отдаленным временам История Польши в 5 Т. / под ред. Дьякова В. А. — М.: изд-во Академии наук СССР, Т. 2, 1991, с. 173 — 174.

На общем неблагоприятном фоне политического положения польских провинций России и Пруссии выгодно отличалось положение поляков австрийской части монархии Габсбургов. После поражения в войне с Пруссией в 1866 года Вена, чтобы предотвратить угрозу распада империи, пошла на соглашение с дворянством отдельных наций империи, прежде всего венгерским и польским. В рамках этой политики Галиция постепенно получила довольно широкую автономию. Новый статус стал результатом ряда уступок, венского правительства на протяжении 60-х — 70-х гг.

Галиция имела особый областной сейм, избиравшийся по куриальной системе. Это давало преимущество помещикам Исследования по истории польского общественного движения XIX — начала XX вв. Сборник статей и материалов / Под. Ред. Дьякова В. А. — М.: «Наука», 1971, с. 56 — 57. Административный аппарат провинции был подчинен не сейму, а наместнику, который назначался центральным правительством и не подчинялся сейму. Влияние польских помещиков на управление провинцией со смешанным населением не ограничивалось только их преобладанием в сейме и в органах местной власти. Польская аристократия оказывала существенное влияние на политику двора и центрального правительства; только из ее среды назначался имперский министр по делам Галиции и наместник. Сохранилась и получила дальнейшее развитие традиция назначения поляков на ключевые министерские должности, вплоть до главы кабинета министров (граф К. Бадени в 1895 — 1897 гг.).

Полное преобладание помещиков в политической жизни Галиции вступало в противоречие с интересами крестьян, составлявших подавляющее большинство населения края. Но сам по себе факт национальной автономии чрезвычайно благотворно влиял на развитие польской общественной жизни и национальной культуры. Поляки свободно пользовались родным языком в администрации, суде и школе. В провинции имелось два университета с преобладанием польской профессуры — Ягеллонский в Кракове и Львовский, а также Польская Академия знаний в Кракове Авейде О. Показание и записки о польском восстании 1863 г. — М.: изд-во Академии наук СССР, 1961, с. 170.

В первые 15 лет после реформы 1864 года промышленность Царства Польского по темпам роста в 2,5 раза превосходила российскую промышленность. Положение изменилось к худшему к началу ХХ века, когда в России завершился промышленный переворот. Раньше всего, в течение 50-х — 80-х гг. современное производство было налажено в текстильной промышленности, что позволило предпринимателям Царства Польского добиться монопольного положения на рынке Царства Польского и активно продвигать свои изделия на общероссийский и восточные рынки. Крупнейшим текстильным центром европейского масштаба стала Лодзь. Ей уступали по величине текстильного производства Варшавский и Белостокский районы Там же, с. 193.

В результате промышленного переворота в главных отраслях промышленности Царства Польского фабричная продукция превысила ремесленную по стоимости к концу 70-х гг., а сельскохозяйственную — к концу века, что придало Царству Польскому индустриально-аграрный характер.

Не менее значимым явлением был прогресс в урбанизации, в первую очередь в Верхней Силезии и Царстве Польском. Городская сеть менялась очень мало, но зато быстро росла численность городского населения. С 1870 по 1910 год утроилось население Варшавы, Познани и Кракова, население Лодзи выросло в восемь раз.

Существенные изменения, характерные для находящихся в процессе модернизации традиционных обществ, происходят в социально-классовой структуре. Часть шляхты сумела приспособиться к пореформенным условиям развития сельского хозяйства, превращаясь постепенно в крупных товаропроизводителей продовольствия и сырья. Другая группа землевладельцев проходила этот процесс с большими трудностями, выход из которых они находили в постепенной распродаже земли небольшими парцеллами по высоким рыночным ценам.

Разорившаяся же часть дворянства пополняла ряды государственных чиновников и служащих частных компаний, управляющих имениями, школьных учителей и лиц свободных профессий, т. е. переходила в разряд интеллигенции, потребность в которой постоянно росла во всех польских землях в связи с их экономическим и культурным развитием Обушенкова Л. А. Королевство Польское в 1815 — 1830 гг. Экономическое и социальное развитие. — М., 1979, с. 40.

Крестьянство, еще недавно самое крупное сословие феодального общества, также переживало имущественную дифференциацию. Несмотря на высокие темпы естественного прироста сельского населения, его доля в общей социальной структуре постоянно сокращалась, прежде всего в пользу рабочего класса и других общественных групп лиц наемного труда.

Наиболее быстрыми темпами росла численность пролетариата. Если к 1830 г. он насчитывал около 75 тыс. человек, то через 80 лет в его рядах было уже около 1,2 млн. человек. Он пополнялся за счет постоянного притока выходцев из других групп, прежде всего ремесленников и крестьян. Его особенностью был многонациональный состав, помимо поляков в его рядах было много евреев и немцев.

1.2 Становление и развитие польского рабочего движения

Поражение январского восстания 1863 года, казалось, подвело черту под длительным спором о путях, ведущих к независимости, который привлекал общественное внимание с момента разделов Речи Посполитой. Третья по счету за 70 лет вооруженная попытка восстановить независимость вновь кончилось трагически, и это укрепило позиции противников силового решения польского вопроса Восстание 1863 г. и русско-польские революционные связи 60-х гг. — М.: изд-во Академии наук СССР, 1963, с. 47. Их протест особенно вызывало то, что восстания подрывали силы нации, сопровождались разрушениями, реквизициями, гибелью, эмиграцией и ссылкой тысяч патриотов. Более эффективным путем к возрождению родины они считали повседневный, кропотливый труд, накопление материальных богатств, укрепление позиций поляков в их борьбе с захватчиками с помощью хозяйственных и общественных организаций, создание системы школьного и высшего образования на родном языке, лоббирование польских интересов в коридорах власти всех уровней. Противники восстаний добивались от общества сознательного отказа от следования идеалу поляка-революционера, анархиста и безрассудного вояки в пользу распространенного в славянском мире образа немца как человека расчетливого, педантичного, но неизменно реализующего задуманное. Конечно же, при этом, в подавляющем своем большинстве, они не переставали быть патриотами, а лишь требовали соизмерять замыслы с имеющимися у общества силами и возможностями, а не наоборот.

Распространению этих настроений способствовали и радикальные социально-экономические преобразования в польских землях, пришедшиеся на период после восстания 1863 — 1864 гг. Четыре (включая Герцогство Варшавское) неудачных попытки восстановить независимость Польши, проявившаяся при этом неспособность учесть и удовлетворить интересы основной массы населения, подорвали лидирующие общественные позиции шляхты. Аграрные реформы, хотя и проводились с учетом интересов последней, все же создали совершенно новую экономическую ситуацию, выжить в которой можно было лишь, став капиталистическим предпринимателем. Материальная сторона жизни явно теснила духовные начала в сознании мелкой и средней шляхты, а польская аристократия никогда не страдала излишним радикализмом.

Истоки взглядов противников восстаний восходили к первым после Венского конгресса годам, когда в польских землях достаточно влиятельные позиции имели сторонники легальных форм отстаивания интересов и расширения прав поляков в составе метрополий. Но дальнейшая судьба этой концепции в разных землях складывалась не одинаково Из истории революционного движения польского народа. — М.: «Наука», 1961, с. 190.

В Царстве Польском легалисты (наиболее известен А. Чарторыйский) еще в 20-е гг. были оттеснены на задний план сторонниками силового решения польского вопроса, как только стала очевидной иллюзорность надежд на императора Александра I. Не получил поддержки в обществе А. Велепольский, в 1862 — 1863 гг. возглавлявший гражданскую администрацию Царства Польского, который попытался предотвратить январское восстание.

В Галиции сторонники ненасильственных методов отстаивания польских интересов в основном действовали в политической области. Это выражалось в лояльном сотрудничестве польской аристократии и шляхты с австрийскими властями взамен за политические уступки, плодами которых пользовались не только эти общественные группы Восстание или революция? 1905 год в Царстве Польском // журнал «Неприкосновенный запас» 2005, № 6 (44), с. 56 — 57.

Наибольшего общественного влияния последователи теории движения к независимости путем наращивания экономической мощи добились в прусской части Польши. В их ряды были вовлечены крупные землевладельцы, предприниматели, священники, ремесленники, рабочие и крестьяне, т. е. все общественные слои. В этом регионе широкое распространение получил социальный солидаризм, позволявший полякам успешно противостоять политике германизации.

Торжество взглядов, распространяемых противниками вооруженной борьбы за независимость, произошло не сразу после поражения восстания 1863 — 1864 гг. Проиграв в военном столкновении с регулярной русской армией, апологеты восстания некоторое время рассчитывали на благоприятный для польского вопроса поворот в международных отношениях. Сначала надежды на актуализацию польского вопроса они связывали с Австрийской империей. Однако преобразование в 1867 году этого государства в дуалистическую монархию после проигранной войны с Пруссией лишило поляков венгерского союзника. С этого момента и вплоть до гибели Австро-Венгрии правящие круги Будапешта были против повышения статуса поляков до уровня двух господствующих наций и превращения империи в триалистическую. Настоящее потрясение, сравнимое по силе лишь с реакцией на поражения январского восстания, вызвал исход франко-прусской войны и объединение Германии. С 70-х гг. официальный Париж, прежде неоднократно делавший пропольские жесты, окончательно утрачивает интерес к польским делам Исследования по истории польского общественного движения XIX — начала XX вв. Сборник статей и материалов / Под. Ред. Дьякова В. А. — М.: «Наука», 1971, с. 214.

В результате вышеназванных причин, в период 1870-х — начала 1890-х гг. не наблюдалось каких-то ярких демонстраций польского национально-освободительного духа. Современникам даже казалось, что польское общество погрузилось в глубокий сон и никогда больше не проснется Погодин А. История польского народа в XIX в. — М., 1915, с. 212.

На самом же деле это было время смены не только поколения, но и идеологического багажа, годы поиска новых идей, способных дать ответ на старые и новые проблемы польского общества, глубокой переоценки прежних ценностей. Нужны были новые общественные силы, которые были бы способны заменить сходящую с политической авансцены шляхту и справиться с встающими перед поляками проблемами. Интеллектуальный поиск велся как в эмиграции, так и в стране.

Послеповстанческая эмиграция 60-х гг. была немногочисленной и маловлиятельной. Возникавшие организации были недолговечными и имели крайне ограниченную сферу влияния. Многие эмигранты, не видя перспектив решения польского вопроса, возвращались на родину. Так поступил, например, лидер сил, объединенных вокруг «Отеля Ламбер», князь В. Чарторыйский, принявший в 1873 году австрийское подданство и поселившийся в Кракове Мархлевский Ю. Ю. Польша и мировая революция. — М., 1920, с. 78. Другие находили вдохновение в новых политических теориях, в это время широко распространявшихся на Западе, прежде всего в социализме и национализме. Это были совершенно противоположные по своим основам теории. Социалисты свои планы связывали с пролетариатом, главным, по их мнению, общественным классом, националисты выступали от имени всего народа. Распространению этих идей способствовали быстрый рост численности и боевитости пролетариата, с одной стороны, и национального самосознания все более широких слоев польского общества, а главное крестьянства, с другой Там же, с. 81.

Уже в 1865 году была создана Польская секция I Интернационала в составе нескольких десятков человек. Поляки приняли участие в Парижской Коммуне, а Я. Домбровский одно время даже был главнокомандующим ее войск и погиб на баррикадах. Но активную пропагандистскую и организаторскую активность сторонники социализма проявляют лишь с конца 70-х гг., в основном в Галиции (Б. Лимановский), Царстве Польском (Л. Варыньский) и эмиграции (газета «Рувность») Ольшанский П. Декабристы и польское национально-освободительное движение. — М., 1959, с. 52.

В 1878 году в Варшаве была разработана первая программа польских социалистов-революционеров. Ее соавтором был Людвик Варыньский. Программа в первую очередь опиралась на марксизм. В работах историков эта программа известна под названием «Брюссельская программа» Миско М. В. Польское восстание 1863 г. — М.: изд-во Академии наук СССР, 1963, с. 147. В ней были изложены основные постулаты партии социалистов-революционеров: общественная революция, обобществление средств производства, общественное равенство. Подчеркивалась важность интернационального сотрудничества рабочих в борьбе за свои права. Национальная идея не рассматривалась как главная, так как главнейшей задачей считалось совершение мировой социалистической революции, после чего национальные государства должны исчезнуть. Ощутимое влияние на Брюссельскую программу оказали идеи М. Бакунина, пропагандировалось заменить существующие структуры общества «производственными объединениями».

1.3 Польская литература конца XIX — начала XX века и ее влияние на формирование революционной мысли

Восстанием 1863 года, заранее обреченным на поражение, кончается целая полоса развития Польши в ее главной части — российской Польше. Выдвигается на первое место новый класс — буржуазия, начинавшая свое развитие в специфических условиях, после окончательного разгрома всех попыток с оружием в руках отвоевать национальную независимость. Восстание 1863 года возглавляло польское дворянство, которое, конечно, не могло разрешить стержневого для Польши крестьянского вопроса. Разгром восстания, крестьянская реформа 1864 года, проведенная царским правительством в Царстве Польском с расчетом на усиление антипольской русификаторской политики, — все это создало совершенно новые условия социально-политического развития Польши, а также отразилось на развитии изменившей свой облик польской литературы Михалев О. Ю. Общественно-политические условия переориентации внешней политики Польши // Аналитический обзор Центра изучения Центральной и Восточной Европы. — Воронеж, 2008, с. 27.

Романтизм к этому времени давно уже выдохся в эмиграции, а еще раньше — в самой Польше, в ее разных частях. Австрийская часть Польши благодаря специфическим условиям Австрии и все усиливавшейся антирусской политике в национальном отношении продолжала оставаться в самых благоприятных условиях. Автономия Галиции давала полякам возможность относительно свободного развития своей культуры. Однако экономическая отсталость Галиции, нищета крестьян и мелкой буржуазии, отсутствие крупной промышленности, полное владычество помещиков, полное подчинение австрийской монархии кладут специфический отпечаток на литературу, создавшуюся в этой части Польши. Католицизм, тупая мещанская ограниченность, резко консервативная шляхетская идеология, главным образом восхваляющая шляхетское прошлое, филистерская мелочность во всем укладе жизни, тупой бюрократизм тяготеют над всей умственной и культурной жизнью Галиции. Хотя количество польских школ, научных учреждений в Галиции довольно велико, гораздо больше, нежели в Царстве Польском, все же тупая обывательщина, полное отсутствие всякого размаха, всяких стимулов роста определяют убожество литературы в течение долгих лет.

И как раз в той части Польши, которая больше всего подвергалась национальному гнету (в Царстве Польском), в 70 — 80-х гг. происходит новый литературный подъем, отражающий и выражающий большие социально-экономические сдвиги. Крестьянская реформа расчистила путь для капиталистического развития страны. Укрепляется новый класс — буржуазия, растут города, промышленность, растет промышленный пролетариат. Крупные помещики и аристократия, в общем и целом никогда полностью не примыкавшие к национально-освободительной борьбе против царизма, теперь, после разгрома восстания, делаются еще более лояльными по отношению к царской власти и стремятся лишь обогатиться путем сделки с нею и расширить свои поместья. Наступает новая эпоха для польской литературы, эпоха так называемой органической школы, позитивизма, реализма. Романтизм чрезвычайно обогатил польскую литературу, главным образом поэзию. Но романтизм мельчал идеологически, по мере того как социально-политическое и экономическое развитие Польши все больше отнимало у него почву. Новые классы начали жить новой жизнью и создали литературу, новую по содержанию и по форме. Политические и национальные мотивы уходят на задний план. Выдвигаются вопросы повседневной жизни Писаревский Г. Г. К истории польской революции 1830 года. — Баку, 1930, с. 116.

Если в старом романтизме преобладала поэзия, то теперь выдвигается на первый план проза — повесть, роман. Буржуазия и думать не хочет о старых повстанческих идеях. Восстание 1863 года осуждается как своего рода героическое сумасбродство. Патриотизм принимает характер приспособления к действительности. Изменяется тематика литературы. Она демократизируется. Героями романов и рассказов являются уже не борцы-патриоты, почти исключительно дворяне, с оружием в руках сражающиеся за независимость, а крестьяне, ремесленники, купцы, инженеры, буржуазные дельцы. Литература делается более городской. Но даже в период окрепшей буржуазии в литературе часто встречаются остатки неизжитой шляхетчины, полуфеодальной идеологии, наряду с новыми, буржуазными взглядами. Положительная сторона позитивистского течения выразилась в борьбе за науку, против мракобесия, за демократизацию культуры, за внимательное, добросовестное изучение окружающего мира и общества. Позитивизм — отъявленный враг романтического фантазерства, преклонения перед чувством, порывом, мистикой — смыкается тут с просветительством. Но в то же время позитивисты, как и польские просветители конца XVIII века, закрывали глаза на неслыханный политический гнет, стремились ограничиться лишь культурнической программой. Польский позитивистский реализм, отказываясь от национально-освободительной борьбы, выдвигал на первый план «трезвое мышление», кропотливое исследование всех мелочей обыденной жизни. Он отрицал огульно романтизм — даже его положительные стороны. «Никакой политики, политика нас погубила, давайте мирно культурничать» -- таковы лозунги польского позитивизма.

Отрыв культурничества от национально-политической борьбы обозначал в условиях царизма примирение с политикой царского самодержавия. За безоговорочное приспособление к царскому режиму были руководящие круги польской буржуазии и дворянства, которые тем самым пытались создать идеологический фронт против всякой попытки борьбы с царизмом. Иначе говоря, польский позитивизм являлся попыткой идейного вооружения буржуазии против растущего революционного пролетариата. Главной руководящей идеей позитивизма явилось мирное сотрудничество «всех поляков» в деле хозяйственного строительства Польши Орехов А. М., Социал-демократическое движение в России и польские революционеры. 1887 — 1893 гг. — М., 1973, с. 69. Обострение классовых противоречий позитивистами старательно замалчивалось, и понятно почему: бурное развитие капитализма, обрекавшее крестьян на нищету и толкавшее их в ряды резервной армии пролетариата, одновременно создавало возможность чрезвычайно быстрого обогащения для буржуазии. Поэтому дальше общегуманных фраз позитивисты не шли. Они проливали слезы над судьбой «бедных» крестьян, иногда и рабочих, бедных ремесленников, но этот период недолго длился, и вступление на историческую арену нового действительно революционного класса — пролетариата — заставило буржуазию и дворянство перейти к более четким классовым установкам, что нашло соответствующее выражение в новых литературных течениях.

Главными представителями позитивистов-реалистов явились Прус, недолгое время Сенкевич, Свентоховский, Оржешко и ряд второстепенных писателей вроде Балуцкого, талантливого поэта Адама Асныка, Адама Шимановского и других. Что касается литературных жанров, то на первый план выступают, кроме романа, повесть, драма, бытовая комедия. Прус, Свентоховский, Сенкевич проделали характерный путь развития, начав с демократических идей, филантропических воздыханий, окончив — один раньше, другой позже — в лагере контрреволюции.

Болеслав Прус (Александр Гловацкий, 1847 — 1912) наиболее полно отразил свои взгляды в образе героя романа «Кукла» — Вокульском, дворянине и купце вместе. Этот герой новой Польши представляет собой сочетание деляги, беззастенчивого, циничного в своих сделках, и нежно любящего некую «куклу» романтика. Роман должен убедить читателя, что торговля приемлема и для дворянства. Место действия произведений Пруса — главным образом город, среди персонажей преобладают городские жители: ремесленники, купцы, трудящаяся интеллигенция.

Немногочисленные крестьяне и батраки в романах Пруса всегда изображены с большой теплотой и чувством и явно противопоставлены городским рабочим, которых Прус обычно рисует жестокосердными, испорченными, алчными. Прус добродушно подсмеивается над отсталостью крестьян, их темнотой, говором, но одновременно желал бы уберечь их от разлагающего влияния города Мархлевский Ю. Ю. Польша и мировая революция. — М., 1920, с. 25.

Наблюдательность, остроумие, добродушный смех и легкая ирония повествования способствовали тому, что Прус был одним из самых распространенных писателей своего времени. Стремление сохранить в неприкосновенности старый быт и внешний облик помещичьей деревни характеризует Пруса как писателя, не изжившего еще шляхетского мировоззрения. Шляхетским предрассудком Пруса является также его враждебное отношение к эмансипации женщин («Эмансипантки»). Нарастающая пролетарская революция встретила в Прусе ярого противника. Последнее его сочинение («Ребята») является циничным контрреволюционным памфлетом против революции 1905 года. Политическую физиономию Пруса характеризует то, что он всегда был антисемитом, а под конец своей жизни превратился в оголтелого черносотенца.

Своеобразное место в польской литературе этой эпохи занимает Элиза Оржешко. Элиза Оржешко (1842 — 1910) как помещица, почти всю свою жизнь проведшая в родном поместье, знала жизнь крестьянства и мелкопоместного дворянства. Отсюда понятно, почему главным образом представители данных классов являются героями ее романов. Уже в первых своих повестях Оржешко выступает за освобождение крестьян от крепостной зависимости и в то же время призывает к содружеству классов, к гуманности. Как истинная представительница позитивизма Оржешко увлекается естественными науками. В ряде сочинений Оржешко выступает против некоторых пережитков шляхетства в мировоззрении и в быту. Она страстно борется за экономическое равноправие женщин, за такое воспитание молодых девушек, которое давало бы им возможность заработка. Показывая в своих произведениях честных и трудолюбивых ремесленников, вышедших в «люди» крестьянских сынков и интеллигентов, она «допускает» их в дворянское «общество». Демократизм Оржешко ярче всего проявляется в ее рассказах и романах из еврейской жизни Друнин В. П. Польша, Россия, СССР. Исторические очерки. — М, 1928, с. 316. Бесправные, забитые, обреченные на нищету и постоянные издевательства, еврейские массы влачат самое жалкое существование. Царское правительство делало все возможное для использования травли евреев в своих угнетательских целях. В эту эпоху мужественно прозвучал голос Оржешко. Она отстаивала право еврейских масс на человеческое существование против зверского антисемитизма («Меер Иозефович»). Правда, Оржешко единственно возможное разрешение еврейского вопроса видит в ассимиляции евреев, но все-таки в свое время ее романы из еврейской жизни сыграли весьма прогрессивную роль. В период роста и расцвета буржуазии Оржешко была передовой писательницей. Но когда появился на политической сцене пролетариат и начало развиваться рабочее революционное движение (90-е гг. XIX столетия), Оржешко стала на позицию, резко враждебную пролетариату («Призраки», «Братья»). Доминирующим тоном последних сочинений Оржешко становится шовинизм, свойственный почти всем польским буржуазным писателям накануне империалистической войны История и культура славянского народа. Польское освободительное движение. — М.: «Наука», 1966, с. 351.

Знаменитый польский писатель этой эпохи Генрик Сенкевич (1846 — 1916) примыкает в начале своей писательской деятельности к позитивистам-реалистам — Прусу, Свентоховскому. В первых рассказах Сенкевича («Эскизы углем») есть некоторое понимание положения крестьянских масс и сочувствие их страданиям. Однако и эту весьма относительную «левизну» Сенкевич быстро изживает. Он становится любимцем, кумиром польской буржуазной реакции, представителем ее на международной арене (Польский комитет в Швейцарии во время мировой войны). Его программа — это характерная программа международной реакции, наградившей его за прославление христианства в романе «Камо грядеши» Нобелевской премией. Сенкевич — талантливый реалистический писатель, но реализм его неглубок и касается только внешней стороны описываемых событий. Социально-исторические процессы и явления Сенкевич изображает с точки зрения дворянства периода роста капитализма. «Трилогия» Сенкевича, снискавшая ему громкую славу, является характерным для этой точки зрения искажением исторической правды. Для широких читательских масс мелкой буржуазии, буржуазии, помещиков Сенкевич — прежде всего автор «Трилогии», «Крестоносцев» и т. п. так называемых исторических романов, главная цель которых — укрепить хищнические вожделения крепнущей буржуазии и, обходя молчанием вопрос о вооруженной борьбе против царизма, прославить вооруженную борьбу польской шляхты против украинского крестьянства. Исторические романы Сенкевича — это законченная апология польского шляхетского господства над порабощенной Украиной. Сенкевич не ограничился изображением «славного прошлого» Польши и в ряде бытовых романов громил атеизм и декадентство некоторых слоев интеллигенции. Отдавая должное эпохе капиталистического развития Польши, Сенкевич в своем романе «Семья Полонецких» выводит на сцену дворянина, который становится фабрикантом и использует капиталистическое накопление для выкупа и восстановления своего старого «дворянского гнезда». С точки зрения Сенкевича шляхетско-феодальный элемент необходим как противоядие против «разлагающего» влияния городской культуры с ее демократией, радикальными взглядами в политике и отрицанием религии. Сенкевич искал путей для союза буржуазии с «зубрами», помещиками История и культура славянского народа. Польское освободительное движение. — М.: «Наука», 1966, с. 219.

Особенно замечателен знаменитый Станислав Выспянский (1869 — 1907). Выспянский является одновременно талантливым композитором и художником. Его музыкальные произведения — это песни на народные мотивы; большое место в его живописи занимают витражи для краковских костелов. В своих литературных произведениях Выспянский критикует ошибки польской шляхты, но с точки зрения дворянина. Шляхту — дворянство — он считает единственным классом, призванным вести за собой крестьянство в борьбе за национальную независимость, но одновременно констатирует полную бездарность и безволие шляхты (в главном своем произведении «Свадьба», 1901 г.). Считая крестьян единственным общественным слоем, на который сможет опереться дворянство в своей национально-освободительной борьбе, Выспянский лакирует крестьян, увлекается их национальной архаической одеждой, их говором, их вымышленным единением со шляхтой. Несмотря на всю критику шляхетского безволия, Выспянский — трагический поэт неминуемого рока, и року он подчиняет судьбы своей родины. Недаром Выспянский углублялся в греческую трагедию. Результатом этого был ряд драматических произведений большой силы и мастерства Очерки революционных связей народов Польши и России 1815 — 1917 гг. / Под ред. Дьякова. В.А. — М.: «Наука», 1979, с. 104.

В русской части Польши в связи с надвигающейся русской революцией, ввиду все более сильного пролетарского движения, нельзя было отмахиваться от общественных проблем, культивировать «искусство для искусства», углубляться в средневековье. Этим объясняется появление на литературном поприще того крыла «молодой Польши», которое живо откликалось на все общественно-политические события и проблемы, но вместе с близким ему ППС защищало в действительности интересы буржуазии. Представители этого круга «молодой Польши» были предтечами фашистских писателей и деятелей Польши — пилсудчиков. К наиболее выдающимся писателям этой эпохи надо причислить в первую очередь Стефана Жеромского, а из критиков — С. Т. Бржозовского, одно время «властителя дум» польской радикальной молодежи. Особое значение имело его выступление против Сенкевича. Бржозовский нанес удар популярности этого писателя среди прогрессивно настроенных читателей. Как и многие члены группы «молодой Польши», Бржозовский кончил утверждением всего того, что отрицал: национализма и религии Аскенази Ш. Царство Польское в 1815 — 1830 гг. — М., 1915, с. 268.

Стефан Жеромский (1864 — 1925) пользовался громадным влиянием благодаря мастерству формы, хотя в его языке много искусственной напыщенности, специфического выпячивания романтического эротизма. Жеромский в творчестве своем проделал вместе с польской буржуазией длинный путь от вершины ее расцвета до фашизма. Так, в первых своих сочинениях Жеромский выступает против некоторых остатков феодализма в хозяйственной жизни страны и психологии людей, против остатков внеэкономического принуждения, против издевательства над крестьянами («Забытье»), против ярко выраженных форм эксплуатации («Бездомные люди»). В романе «Пепел» из эпохи наполеоновских войн Жеромский выступает против крепостничества, за хозяйство, построенное на капиталистических началах. Уже в своих первых произведениях он выступает как защитник «культурного» помещика-капиталиста и «культурного» фабриканта. Его критика польской отсталости вводила в заблуждение даже многих представителей пролетариата, которые принимали ее за критику с революционных позиций. По мере развития революционного движения Жеромский становится все больше и больше на точку зрения, враждебную пролетариату и революционному крестьянству. Величайшее историческое событие — Октябрьская революция — осталось недоступным пониманию этого самого выдающегося писателя «молодой Польши», идейного друга социал-фашистов. После Октябрьской революции он написал вульгарную антибольшевистскую мелодраму «Стану белее снега». В последних своих произведениях Жеромский воспевает империалистическую Польшу как «освободительницу народов».

Развитие польской литературы в 80 — 90-х гг. определялось усилением капитализма в стране и в связи с этим выступлением рабочего класса на историческую арену. Польский пролетариат все больше и больше начинал осознавать себя как класс, что проявлялось в создании революционных пролетарских организаций, в создании боевых пролетарских песен («Варшавянка», «Красное знамя»). Царское правительство в союзе с польскими фабрикантами и помещиками обрушило свирепый террор на пролетариат. Рабочий класс выдвигает борцов за свое дело, вождей и участников первой рабочей партии «Пролетариат».

Глава 2. ПАРТИЯ «ПРОЛЕТАРИАТ» В ПОЛЬСКОМ ОБЩЕСТВЕННОМ ДВИЖЕНИИ

2. 1 Становление и развитие польской рабочей партии «Пролетариат»

I Пролетариат — Международная Социал-Революционная Партия «Пролетариат» была первой польской партией рабочего класса. Одним из создателей партии был Людвик Варыньский. В сентябре 1882 года рабочий комитет, в который входили А. Дэмбский, Г. Дулемба. С. Куницкий и др., опубликовал политическую программу, которая являлась продолжением Брюссельской программы. В ней рассматривались основные положения «Коммунистического манифеста» К. Маркса и Ф. Энгельса, приспособленные к реалиям Королевства Польского Бардах Ю. и др. История государства и права Польши. — М., 1980, с. 159.

Программные требования партии формулировались в трех разделах, каждый из которых соответствовал определенной сфере общественной жизни: экономической, политической и духовной. Основными экономическими требованиями были: 1) национализация основных средств производства, в том числе и земли; 2) ликвидация частной собственности, наемного труда.

К политическим требованиям относились: 1) ликвидация самодержавия; 2) установление народовластия; 3) равенство религий; 4) свобода слова, союзов, собраний.

Основными духовными требованиями были: 1) обязательное бесплатное обучение; 2) отделение церкви от государства.

За время своего существования партия опубликовала 25 социалистических брошюр и около 20 прокламаций. Также партия имела свои печатные органы.

Крупнейшие партийные ячейки находились в Варшаве, Лодзи, Модлине, Петербурге, Москве. На территории пяти белорусских губерний наиболее крупные партийные ячейки I Пролетариата находились в Пинске, Вильне, Белостоке.

Партия I Пролетариат позиционировала себя общероссийской партией. Она игнорировала национальный вопрос, а главной целью партии было объединение рабочих в борьбе с самодержавием и защита интересов рабочего класса, а также организация их в борьбе за социализм Друнин В. П. Польша, Россия, СССР. Исторические очерки. — М, 1928, с. 305.

Конечной целью партии было построение будущего социалистической государственности, которая должна произойти при помощи мировой социалистической революции. Решение этих установок планировалось вести с помощью экономической и политической борьбы. Основные средства экономической борьбы — забастовки, создание нелегальных организаций рабочих на предприятиях. Политическая борьба должна была проводиться с помощью террористических актов против классовых врагов.

I Пролетариат активно сотрудничал с российскими революционерами, организовывал забастовки на предприятиях и делал попытки проведения индивидуального террора. В 1884 году в результате арестов партия была обезглавлена и в 1886 году была окончательно уничтожена.

После уничтожения I Пролетариата польское социалистическое движение было отброшено до уровня интеллигентских кружков самообразования. Дальнейшее усиление рабочего движения в России подтолкнуло отдельные польские социалистические кружки к попыткам создания социалистической партии. В 1888 году была создана Польская Социал-Революционная Партия «Пролетариат», получившая название II Пролетариат. Лидером партии стал Мартин Каспршак.

Программа II Пролетариата, несмотря на то, что также опиралась на основные положения марксизма, претерпела серьезные изменения. С учетом роста польского национального самосознания в программу было включено требование автономии для польских земель. Партия для достижения целей сконцентрировала свое внимание на терроре, из-за чего и не приобрела влияния на рабочих.

Идеологические противоречия привели к расколу внутри партии, в результате чего в 1889 году отколовшаяся группа партийных функционеров создала Союз Польских Рабочих. Главной целью Союза была организация массового рабочего движения. Программа СПР опиралась на два главных постулата: борьба за социальные права рабочих и выход из нелегального положения, отрицание террора и переход к массовой агитации и просвещению среди рабочих Из истории революционного движения польского народа. — М.: «Наука», 1961, с. 108.

Нарастающее в Царстве Польском рабочее и социалистическое движение под влиянием эмигрантских кругов все сильнее начинало муссировать сепаратистские лозунги. Постепенно идея мировой революции в кругах польской социалистической интеллигенции уступает место программному постулату о борьбе за суверенную и независимую Польшу. Приобретение независимости должно было, по мнению лидеров польского социалистического движения, явиться залогом будущих демократических преобразований Кривенький В. В. Новые данные сравнительно-количественного анализа политических партий Росиии. // История национальных политических партий России. — М.: Росспэн, 1997, с. 182.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой