Проблемы безработицы в современной России 2000-2005 гг

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Экономическая наука

Проблемы безработицы в современной России

2000−2005г.

девиз: «Безработица»

2006

Содержание

Введение

1. Понятие безработицы, ее формы

2. Особенности безработицы в современной России

2.1 Особенности современного рынка труда

2.2 Скрытый характер безработицы

2.3 Неформальная занятость в России

3. Государственная политика занятости

4. Перспективы развития рынка труда

Выводы

Список использованной литературы.

Введение

Существенным следствием процессов, происходящих на рынке труда, становится безработица — в целом негативное, но практически неизбежное явление общественной жизни. В условиях рыночных отношений данный товар — рабочая сила человека — может быть продан, но может, в силу ряда причин, не найти покупателя и, следовательно, его владелец, являющийся по своему социальному статусу наемным работником, может получить работу, но может и не получить ее, то есть оказаться безработным.

Безработица, в кратком определении, — это отсутствие занятости по экономическим причинам у определенной, большей или меньшей в каждый момент, части рабочего населения страны, способной и желающей трудиться. В теоретическом плане, безработица представляет собой социально- экономическую категорию, выражающую отношения между наемными работниками и работодателями по поводу осуществления основополагающего, естественного права человека — права на труд, реализации его способности к труду, причем не только в плане обеспечения средств к существованию, необходимых для сохранения и воспроизводства самой жизни, но и в плане реализации в трудовой деятельности достоинств и качеств человека как личности, его данной от природы потребности в труде как форме жизнедеятельности.

Все вышесказанное определяет особую актуальность проблем безработицы на рынке труда РФ, поэтому я решила рассмотреть в данной научной работе подробнее все аспекты, влияющие на особенности развития рынка труда и состояния безработицы. Цель работы состоит в исследовании рынка труда и состояния безработицы современной России, проведении анализа основных факторов, влияющих на безработицу и выявлении различных альтернатив решения проблемы занятости.

1. Понятие безработицы, ее формы

Труд и земля — два основных источника богатства, два основных фактора роста производства, ибо все другие ресурсы — капитала, организация, информация — это дело рук и мозга человека. В связи с этим общество всегда интересовал вопрос об эффективности использования рабочей силы. Эмпирически установлено, что 1% роста безработицы сокращает ВВП на 2% относительно потенциала /№ 9, стр. 292/.

На разных этапах развития человеческого общества эффективность использования рабочей силы была различной. Первобытному обществу были свойственны полная занятость всего трудоспособного населения общины и одновременно перенаселение отдельных территорий; отсюда постоянная борьба племен за новую территорию обитания. При рабстве имела место полная занятость всех рабов и относительное перенаселение свободных граждан, часть которых становилась колонистами или воинами, их основным назначением было пополнение армии невольников. При феодализме и азиатском способе производства имело место абсолютное и относительное аграрное перенаселение, часть людей уходила на отхожие промыслы, другие пополняли армию, назначение которой состояло в том, чтобы захватывать новые земли. В условиях чистого капитализма на индустриальной стадии его развития, при господстве рыночных отношений возникло новое социально-экономическое явление — безработица, резервная армия труда.

Экономическая наука неоднократно предпринимала попытки выяснить причины безработицы. Одну из первых подобных попыток предпринял французский экономист Ж. Б. Сэй /№ 9, стр. 293/. Рынок труда он рассматривал как частный случай закона спроса и предложения. Графически закон рынка труда Ж. Б. Сэя можно представить в следующем виде (рисунок 1) /№ 9, стр. 293/.

Уровень з/п

Кривая предложения труда

С, А В

D F Е

Кривая спроса труда

Уровень безработицы Количество труда

Рисунок 1 Закон рынка труда Сэя /№ 9, стр. 293/.

Кривая спроса на труд отражает спрос на труд со стороны предпринимателей. Кривая предложения труда отражает его величину в связи с изменением уровня заработной платы. Если уровень оплаты труда повысить с точки D до точки С, это, с одной стороны, приведет к сокращению спроса на труд до величины СА, т. е. к увольнению части наемных работников, с другой стороны, вызовет увеличение предложения на труд на величину АВ. Возвращение в точку равновесия Е приведет к исчезновению безработицы: весь спрос на труд будет удовлетворен его предложением при данной цене труда на уровне точки D. Вывод, который следует из закона Ж. Б. Сэя достаточно ясен и прост: причина безработицы — чрезмерно высокий уровень заработной платы /№ 9, стр. 293/.

Закон рынка труда Ж. Б. Сэя вызвал полемику, которая длится уже полтора века. Идея автоматического равновесия спроса и предложения на рынке труда была подвергнута критике английским экономистом, священником Томасом Робертом Мальтусом (1766−1834) /№ 9, стр. 293/. По его мнению, и капитал, и население в течение значительного периода могут быть избыточными по отношению к спросу на продукцию. Причиной падения спроса является сокращение личных доходов, а их уменьшение в свою очередь вызывается демографическим фактором: темпы роста народонаселения превышают темпы роста производства. Следовательно, причину безработицы надо искать в чрезмерно быстром росте населения. Современный опыт социального развития показал однако, что во многих высокоразвитых странах имеет место предельно низкая рождаемость и даже абсолютное сокращение населения, однако безработица существует. Значит, причины безработицы следует искать в другом.

Принципиально иное объяснение причин этого социального явления дал

К. Маркс /№ 9, стр. 294/. По его мнению, причиной безработицы является не рост заработной платы, не быстрые темпы роста народонаселения, а накопление капитала в условиях роста технического строения промышленного производства. Переменный капитал, выделяемый на покупку рабочей силы, растет более медленными темпами по сравнению с постоянным капиталом, авансируемым на покупку средств производства. В этих условиях спрос на труд отстает от темпов роста спроса на средства производства. Другая причина безработицы — банкротство предприятий в условиях рынка. Факторами, усиливающими безработицу, являются кризисы и спады, миграция сельского населения в город.

Через 100 лет после закона рынка труда Ж. Б. Сэя концепция автоматического равновесия совокупного спроса и совокупного предложения на рынке труда была подвергнута критике Дж. М. Кейнсом /№ 9, стр. 294/. Он утверждал, что при капитализме не существует механизма, гарантирующего полную занятость, которая скорее случайна, чем закономерна. Причины безработицы кроются в отсутствии синхронности потребления, сбережений и инвестиций. Субъекты сбережений и инвесторы — это различные социальные группы. Чтобы превратить сбережения в инвестиции, необходимо иметь эффективный спрос — как потребительский, так и инвестиционный. Падение стимулов к инвестированию приводит к безработице.

Английский экономист Артур Сесил Лигу (1877−1959) причину безработицы видел в несовершенной конкуренции, которая действует на рынке труда и ведет к повышению заработной платы. Он пытался утвердить мысль, что всеобщее сокращение денежной заработной платы стимулирует занятость /№ 9, стр. 294/. Заметим, что безработица имело место и в условиях совершенной конкуренции на рынке труда, а тезис о высокой заработной плате как основной причине безработицы выдвигался еще Ж. Б. Сэем полтора века назад.

Принципиально новые подходы к данной проблеме были представлены в знаменитой работе английского экономиста Албана Филлипса (1914−1975), которая вышла в 1958 г. /№ 9, стр. 295/. Обобщив статистические данные по Великобритании за 1861−1957 гг., автор построил кривую, характеризующую взаимосвязь между среднегодовым ростом заработной платы и безработицей. Эта взаимосвязь оказалась обратной: если заработки росли быстро, безработица была небольшой и наоборот Кривая Филлипса оказалась вогнутой относительно оси ординат: одному и тому же приращению заработной платы соответствовало сравнительно небольшое сокращение безработицы при ее низком уровне и значительно — при высоком (рисунок 2) /№ 9, стр. 295/.

Годовой % прироста Годовой прирост цен, номинальной з/п или инфляция (%)

10 10

8 8

6 6

4 4

2 2

Уровень безработицы

1 2 3 4 5

Рисунок 2 Кривая Филлипса /№ 9, стр. 295/.

Сам А. Филлипс крайне осторожно подошел к интерпретации выведенной, им зависимости, указывая, что для окончательных выводов необходимо более детальное исследование взаимосвязи между безработицей и ставками заработной платы. Однако последователи Дж. М. Кейнса стали увязывать кривую Филлипса с ростом цен, а следовательно, с инфляцией. На оси ординат теперь откладывается уже не прирост номинальной заработной платы, а прирост цен, уровень инфляции, полагая, что рост заработной платы автоматически ведет к повышению цен, к инфляции. Теперь для увеличения занятости стали рекомендовать увеличение инфляции в пределах управляемости.

Новую интерпретацию ситуации на рынке труда дали монетаристы, которые разработали теорию сдвигов кривой Филлипса, или акселерационную модель. Графически эта модель представлена на рисунке3 /№ 9, стр. 296/.

Прирост цен

a2

a1

Безработица

V2 V1 Va

Рисунок 3 Акселерационная модель монетаристов /№ 9, стр. 296/.

Согласно концепции монетаристов, классическая кривая Филлипса верна лишь для коротких периодов и в том диапазоне, когда рост заработной платы соответствует реальному увеличению потребления благ и реальному повышению производительности труда. Расширить занятость на такое короткое время можно только ценой ускорения (акселерации) инфляции (отсюда и название модели). На рис. 3 видно, что сокращение безработицы от величины Va до величины V1 вызывает рост цен до уровня a1. Если сокращение безработицы будет продолжаться, рост цен ускорится, кривая Филлипса сместится и т. д.

Общий вывод по вопросу о причинах безработицы состоит в том, что сама рыночная форма организации хозяйства неизбежно порождает безработицу, ибо рыночная экономика предполагает: разорение части предприятий, накопление капитала в условиях технического и научного прогресса, диспропорциональность в динамике потребления, сбережений и инвестиций, циклический характер производства, несовершенство конкуренции на современном рынке в целом и на рынке труда в частности.

На занятость влияют не только чисто экономические, но и социально-психологические факторы. Одним из таких факторов, имеющим в разных странах свою национально-историческую окраску, является парадокс эффекта дохода и связанного с ним эффекта замещения. Сущность эффекта замещения состоит в том, что увеличение роста заработной платы на первом этапе вызывает рост предложения труда, ибо на этом отрезке своей жизни каждый час свободного времени работник воспринимает как упущенную выгоду. Эту выгоду работник реализует путем превращения свободного времени в рабочее, а свободному времени и досугу он предпочитает товары, которые приобретает на повышенную заработную плату. Эти товары как бы «замещают» его свободное время и досуг. Однако на определенном этапе жизни отношение человека к свободному времени меняется, ибо без него нет радости человеческого бытия. В связи с этим у одних работников раньше, у других — позже начинает срабатывать эффект дохода. Его сущность в том, что при достижении определенного уровня материального благополучия свободное время уже не кажется упущенной выгодой, напротив, теперь оно предстает источником радости человеческого бытия, источником счастья, наслаждения жизнью. Теперь работник сознательно сокращает предложение труда; тем самым он как бы покупает свободное время. Эффект замещения вызывает увеличение предложения труда; эффект дохода, напротив, порождает сокращение предложения труда. Графически влияние эффекта замещения и эффекта дохода представлено на рисунке 4 /№ 9, стр. 298/

Уровень з/п

Кривая предложения труда

Эффект дохода

Эффект замещения

Индивидуальное

предложение труда

Рисунок 4 Влияние эффекта замещения и эффекта дохода на предложение труда /№ 9, стр. 298/

Для характеристики безработицы используются два основных показателя: уровень безработицы и средняя ее продолжительность. Уровень безработицы рассчитывается как отношение числа безработных к совокупной рабочей силе.

С определенными оговорками можно принять тезис: совокупную рабочую силу составляет все трудоспособное население страны. Это последнее представляет собой разность между общей численностью населения и той его частью, которая еще или уже не работает (по возрасту или по болезни). В числителе этого отношения обычно принимают во внимание число безработных, которые зарегистрированы официально. Уровень безработицы по странам мира в настоящее время колеблется в пределах 2,0 — 22,5% /№ 9, стр. 298/.

Разумеется, в периоды кризисов и депрессии уровень безработицы возрастает, в периоды подъема и бума — сокращается. Продолжительность безработицы характеризуется средним периодом перерыва в работе.

Одним из важных аспектов данной проблемы является вопрос о видах безработицы.

С точки зрения характера вытеснения работника из производства, различают добровольную и вынужденную безработицу. В первом случае работник увольняется по собственному желанию в силу тех или иных причин. Во втором — фирма сама предлагает работнику уволиться, ссылаясь на различные обстоятельства.

С точки зрения порождающих условий и причин различают безработицу:

* фрикционную (от лат. Frictio — трение), вызванную постоянными изменениями в размещение ресурсов общества между видами и сферами производства товаров и услуг. Эти изменения меняют требования к квалификации, знаниям, навыкам. В результате наниматель не находит нужного ему работника, а работник — нанимателя, хотя работник сохраняет достаточную квалификацию, но для выполнения уже не требующихся обществу работ. Сегодня фрикционную безработицу считают той ценой, которую общество должно платить за поддержание эффективности экономики, за постоянное обновление производства в угоду меняющимся запросам граждан. Главным признаком такой безработицы является ее небольшая продолжительность. И потому фрикционная безработица — явление, которое устранить не только невозможно, но и нецелесообразно. Ее иногда называют также текучей безработицей

* структурную — результат несовпадения спроса на труд и предложения его в различных фирмах, отраслях, по разным профессиям. В ходе технологических преобразований спрос на одни профессии уменьшается или прекращается, на другие увеличивается, меняется географическое распределение рабочих мест. Например, внедрение персональных компьютеров сократило спрос на пишущие машинки, что снизило спрос на труд на предприятиях по производству пишущих машинок. Одновременно увеличился спрос на труд в электронной промышленности. Разные регионы производят разные товары, спрос на труд может одновременно сокращаться в одних регионах и возрастать в других. Если фрикционные безработные имеют навыки, которые могут применять, то структурные безработные без переподготовки, дополнительного обучения, перемены места жительства найти работу не смогут. Поскольку структурные сдвиги происходят постоянно, и рабочим требуется определенное время для смены работы, то структурная безработица носит устойчивый характер.

* технологическую — результат влияния НТР, когда отдельные профессии уже не нужны, а новые еще не укомплектованы необходимым количеством работников;

* циклическую, вызываемую сменой фаз в промышленном цикле; эта безработица настоящая социальная катастрофа. Спад производства и депрессия приводят к бездеятельности, а бездеятельность — к потере квалификации, потере самоуважения, упадку моральных устоев, распаду семьи, а также к общественным и политическим беспорядкам.

* сезонную, которая порождается временным характером выполнения тех или иных видов деятельности и функционирования отраслей хозяйства. К ним относятся сельскохозяйственные работы, рыболовство, сбор ягод, сплав леса, охота, частично строительство и некоторые другие виды деятельности. Этот вид безработицы по отдельным характеристикам соответствует циклической безработице, по другим — фрикционной, так как она носит добровольный характер.

* зарегистрированную безработицу, которая отражает количество незанятых граждан, ищущих работу, готовых приступить к ней и взятых на учет в государственной службе занятости;

* скрытую безработицу, к которой относятся работники, занятые на производстве, но в действительности являющиеся «лишними». Они, как правило, либо трудятся не по своей вине неполный рабочий день или неделю, либо отправлены в административные отпуска, включающую частично занятых работников, особенно в сельском хозяйстве и кустарных промыслах;

* застойную, состоящую из работников, потерявших надежду найти работу, а подчас и не ищущих ее;

* дно жизни, где пребывают нищие, бродяги, бомжи и т. д. — конечный венец застойной безработицы. В принципе и эти люди при иных социальных условиях могли бы трудиться.

Влияние безработицы на экономическую и социальную жизнь общества противоречиво.

В качестве позитивных аспектов проблемы можно назвать следующее. Во-первых, безработица выступает как условие роста производства, появления новых предприятий: без нее было бы затруднено расширенное воспроизводство, которое требует дополнительных ресурсов: труда, земли, капитала, информации. Во-вторых, безработица поднимает дисциплину и эффективность труда тех, кто пока еще занят в производстве.

В то же время безработица порождает тяжелейшие отрицательные социально-экономические последствия.

Первое отрицательное последствие заключается в том, что незанятая рабочая сила означает недоиспользование экономического потенциала общества, прямые экономические потери. В связи с этим возникает вопрос о потенциальных и реальных результатах воспроизводства на макроэкономическом уровне в условиях неполной занятости ресурсов. Потенциальный ВВП и соответственно потенциальный ВНП — это объем конечных материальных благ и услуг, который мог бы быть получен при полной занятости ресурсов — как трудовых, так и материально-вещественных. Реальный ВВП и соответственно реальный ВНП-это результат воспроизводства на макроуровне в объеме, который фактически был получен в реальной жизни при данном уровне занятости наличных ресурсов.

Казалось бы, потенциальный ВВП и соответственно потенциальный ВНП предполагают 100%-ное использование трудовых и материально-вещественных ресурсов (прежде всего производственных мощностей). Однако в условиях рыночной экономики, полное использование ресурсов исключено и практически, и теоретически, поскольку безработица и незагруженные производственные мощности свойственны рыночному хозяйству не только в периоды кризисов и депрессий, но и в периоды оживления и подъема, т. е. на всех четырех фазах экономического цикла, хотя степень незанятости ресурсов на различных стадиях этого цикла далеко не одинакова. В связи с этим современная экономическая наука понятия потенциального ВВП и потенциального ВНП увязывает не со 100%-ной занятостью ресурсов (в том числе рабочей силы), а с так называемым естественным уровнем безработицы и оптимально допустимой долей незагруженных производственных мощностей.

Естественный уровень безработицы — это такая ситуация на рынке труда, при которой спрос на труд и предложение его совпадают. К естественной безработице относятся фрикционная, структурная и технологическая, т. е. нечто неизбежное, объективно обусловленное. Все другие виды безработицы, и, прежде всего циклическую ее форму, можно рассматривать как прямое недоиспользование трудовых ресурсов со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Естественный уровень безработицы по различным странам неодинаков и варьирует в пределах 4−6% от общей численности рабочей силы. Соответственно оптимально допустимый уровень незагруженности производственных мощностей по разным странам варьирует в пределах 10−20% от их общего объема /№ 9, стр. 299/. Практически естественный уровень безработицы в стране определяется в результате усреднения ее фактического уровня за предыдущие 10 лет (или более длительный период) и последующие 10 лет на основе прогнозных оценок. Разумеется, статистические погрешности при этом неизбежны. В долгосрочном периоде можно говорить о тенденции роста естественного уровня безработицы в связи с увеличением доли молодежи и женщин в составе рабочей силы, а также в связи с более частыми структурными и технологическими изменениями в народном хозяйстве на основе научно-технического прогресса. В то же время в реальной жизни имеются факторы, которые уменьшают естественный уровень безработицы в связи с регулированием занятости государством и другими институциональными организациями.

Естественный уровень безработицы позволяет определить потенциальный ВНП, т. е. такой объем валового национального продукта, который можно произвести в условиях естественного уровня занятости. Фактический уровень ВНП, как правило, ниже его потенциального уровня, а фактический уровень безработицы выше ее естественного уровня. В этих условиях возникает необходимость определить, какую часть ВНП общество недополучает вследствие превышения естественного уровня безработицы.

Американский экономист Артур Оукен (1928−1980) сформулировал закон, согласно которому между уровнем безработицы и реальным объемом ВНП существует обратная зависимость, показывающая, что сокращение безработицы на один процентный пункт дает дополнительный прирост реального ВНП примерно на 2%. Соответственно превышение фактического уровня безработицы на 1% ее естественного уровня приводит к отставанию объема фактического ВНП по сравнению с потенциальным ВНП на 2%. В этом и состоит закон Оукена, а цифра 2,0 — коэффициент Оукена. Так, если естественный уровень безработицы в данном году равен 4%, а фактический ее уровень — 7%, то разница составит 3%. Эти 3% надо умножить на коэффициент Оукена (3%*2,0=6%). Если фактический ВНП составляет 200 млрд руб., то общество недополучило в данном году 6% от 200 млрд руб., т. е. 12 млрд руб., а потенциальный ВНП в данной стране в данном году составил бы 212 млрд руб. /№ 9, стр. 301/.

А. Оукен колебания уровней безработицы увязывал с колебаниями ВНП, однако современная статистика ООН и система национальных счетов отдают предпочтение ВВП. В связи с этим возникает вопрос: правомерно ли закон и соответственно коэффициент Оукена увязывать с показателем ВВП, а не ВНП или не только ВНП? Ответ представляется положительным. В доказательство можно было бы привести следующие аргументы: во-первых, между ВВП и ВНП есть общее содержание — и тот и другой макроэкономические показатели выражают совокупность конечных материальных благ и услуг, созданных за определенный период. Во-вторых, различия между ними по составу реальны, поскольку ВВП формируется по территориальному, а ВНП — по национальному принципу, однако в количественном аспекте эти различия не столь значительны. В-третьих, безработица как социально-экономическое явление учитывает, прежде всего, территориальный фактор (пределы данной страны, региона), а не национальный фактор (только свои отечественные предприятия внутри страны и за рубежом). Все это (особенно последнее обстоятельство) позволяет сделать вывод, что закон и коэффициент Оукена в современных условиях можно и нужно увязывать и с реальным объемом ВНП, и с реальным объемом ВВП. Методологически это оправданно, а потому допустимо.

Потеря и недоиспользование экономического потенциала общества — это первое, но не единственное последствие безработицы. Не менее актуальны и другие ее отрицательные социально-экономические последствия:

¦ безработица сковывает требования профсоюзов о повышение заработной платы наемных работников и тем самым срабатывает в пользу требовании союзов предпринимателей;

¦ при длительной безработице работник теряет квалификацию, а получение иной квалификации и адаптация к новым условиям часто протекают для него болезненного и не всегда благоприятно;

¦ безработица ведет к прямому падению ранее достигнутого уровня жизни. Пособия по безработице всегда меньше заработной платы и имеют временный характер. Рост безработицы снижает покупательный и инвестиционный спрос, сокращает объемы сбережений у населения;

¦ наконец, сам факт безработицы наносит человеку тяжелейшую психологическую травму, сравнимую с самыми неприятными обстоятельствами (смерть близких, тюремное заключение и т. п.).

Многие социологи с ростом безработицы связывают рост преступности, самоубийств, увеличение социальной напряженности. «Жить работая или умереть сражаясь!» этот старый лозунг XIX в. в более либеральной форме звучал и в XX веке/№ 9, стр. 302/. Хотелось бы надеяться, что в XXI в. мировое сообщество научится разрешать эту тяжелейшую социальную проблему. В связи с этим актуальным всегда был и остается вопрос о методах и способах борьбы с безработицей.

Оценивая безработицу как социально-экономическое явление, нельзя однозначно утверждать: хорошо это или плохо. С точки зрения человека, оставшегося без работы, это может оказаться трагедией. Однако с точки зрения экономической динамики данное явление — объективная необходимость. Другое дело, что государство должно «амортизировать» ее негативные последствия, а работники должны быть готовы к профессиональной и трудовой мобильности ради получения работы.

Особенности безработицы в современной России

2.1. Особенности современного российского рынка труда

За десять лет экономических реформ у нас в стране сформировалась достаточно специфическая «российская модель» рынка труда. К сожалению, ее ключевые особенности не до конца осознаны даже экспертами, не говоря уже о политиках или общественном мнении. Общая картина обычно теряется за обсуждением многочисленных парадоксов и «нестандартных» механизмов приспособления. Российский рынок труда воспринимается, скорее, как нагромождение аномалий, нежели целостная и по-своему внутренне стройная система. Однако он ведет себя не хаотически, а подчиняется вполне определенной логике, вытекающей из особенностей сложившейся модели.

С самого начала Россия вслед за другими реформируемыми экономиками включилась в процесс «импортирования» стандартного набора институтов, действующих в данной сфере: был введен законодательный минимум заработной платы, создана система страхования по безработице, легализована забастовочная деятельность, сформирована сложная многоступенчатая система коллективных переговоров, установлены налоги на фонд оплаты труда, внедрена политика налогового ограничения доходов, предпринимались попытки индексации заработной платы и т. д.

К тому же, обретя дополнительные «ребра жестоки» в виде вновь введенных институтов, российский рынок труда сохранил немалое число законодательных норм и ограничений, действовавших при прежней системе, которые так и не были отменены.

Но стоило российской экономике вступить в фазу оживления, как показатели безработицы стремительно пошли вниз, уменьшившись почти в два раза: с максимальной отметки 14,6%, зафиксированной в начале 1999 г., до 8,0% в середине 2002 г. Таких темпов сокращения безработицы не знала ни одна другая переходная экономика /№ 8, стр. 86/.

С конца 1998 г., после того как фактический уровень безработицы достиг своего «естественного» значения, процесс высвобождения работников начал способствовать реструктуризации и оптимизации занятости в стране, что привело к возникновению ярко выраженной тенденции к снижению уровня естественной безработицы (в середине 2004 г. он равнялся 7,2%) /№ 8, стр. 87/.

В 2001 г. наблюдались отдельные заметные всплески повышения уровня безработицы, которые не могут быть отнесены к сезонным колебаниям, и в целом некоторый рост численности безработных.

Другим, достаточно неожиданным результатом исследования является то, что фактический уровень безработицы в 2000 г. практически совпадает с естественным уровнем. Согласно определениям различных видов безработицы, это свидетельствует о том, что основной составляющей общей безработицы в России выступает структурная, а не циклическая безработица. В заметных масштабах циклическая безработица существовала в России лишь после кризисных явлений 1998 г. и была практически полностью преодолена к середине 2000 г., что противоречит распространенному мнению о циклическом характере безработицы в России.

Рисунок 5 Динамика уровня безработицы /№ 20/.

Из рисунка отчетливо видна тенденция к росту численности официально зарегистрированных безработных при довольно стабильном уровне общей численности по методологии международной организации труда. Одновременно в апреле 2005 г. общий уровень безработицы немного ниже уровня апреля предыдущего года.

Таким образом, наблюдающееся сокращение общего уровня безработицы в апреле текущего года по отношению к аналогичному месяцу предыдущего года происходит, судя по всему, только благодаря росту численности экономически активного населения. В связи с этим фактор увеличения занятости в экономике существенным образом не сможет повлиять на темпы экономического роста.

Снижение безработицы до уровня, скажем, 7% от численности экономически активного населения с последующим закреплением ниже него в перспективе ближайших двух лет весьма затруднительно. В то же время от разработки целенаправленной государственной политики в этом вопросе с учетом международного опыта, зависит решение многих экономических задач, включая борьбу с бедностью.

Текущий уровень безработицы является адекватным современному состоянию российской экономики, дальнейшее снижение возможно исключительно в условиях проведения структурных реформ, а движение в направлении реформирования российской экономики со стороны правительства уже давно не наблюдается.

Численность экономически активного населения к концу сентября 2005 г. составила, по оценке, 74,5 млн. человек, или около 51% от общей численности населения страны. Преобладающая часть занятого населения сосредоточена в крупных и средних организациях. В августе 2005 г. на них работало 38,2 млн. человек, или 54,6% общей численности занятых. Кроме того, в крупных и средних организациях привлекалось на условиях совместительства и по договорам гражданско-правового характера 1,7 млн. человек (в эквиваленте полной занятости). Общее число замещенных рабочих мест для полной занятости работников в крупных и средних организациях, определенное как суммарное количество работников списочного состава, совместителей и работников, выполнявших работы по договорам гражданско-правового характера, в августе 2005 г. составило 39,9 млн. и было меньше, чем в августе 2004 г. на 0,4 млн. человек, или на 1,0% /№ 20/.

В конце сентября 2005 г., по оценке, 5,1 млн. человек, или 6,8 экономически активного населения, классифицировались как безработные (в соответствии с методологией Международной Организации Труда), в органах государственной службы занятости в качестве безработных было зарегистрировано 1,7 млн. человек, в том числе 332,7 тыс. человек в Чеченской Республике.

Сохраняются значительные различия уровня занятости и уровня безработицы в субъектах Российской Федерации вследствие дифференциации экономического развития регионов и низкой трудовой мобильности населения. Ниже приведены данные о динамике безработицы в некоторых регионах.

Таблица 1. Динамика безработицы по 10 регионам /№ 3, стр. 41/.

Регион

2001 г.

2003 г.

Москва

2,1

1,4

Санкт-Петербург

3,9

3,6

Чукотский автономный округ

7,4

4,7

Республика Бурятия

18,5

13,5

Республика Адыгея

14,1

15,3

Республика Калмыкия

19,1

17,4

Республика Тыва

23,9

19,4

Республика Дагестан

28,8

21,8

Кабардино-Балкарская Республика

16,8

22,5

Республика Ингушетия

34,9

45,2

В 2002 году 9 субъектов Российской Федерации отнесены к территориям с напряженной ситуацией на рынке труда. Требует кардинального улучшения состояние занятости населения в Чеченской Республике, а также в других республиках Северного Кавказа, где уровень общей и регистрируемой безработицы превышает средний показатель по России в 1,5−3 раза. Остается острой проблема занятости в населенных пунктах с градообразующими организациями, в которых в настоящее время проживает свыше 24 миллиона человек /№ 3, стр. 41/. Негативное воздействие на региональный рынок труда оказывает массовый отток населения трудоспособного возраста из северных, восточных и дальневосточных территорий, богатых сырьевыми ресурсами, что ведет к неравномерному распределению трудовых ресурсов по территории России, к концентрации излишней рабочей силы в одних регионах и нехватке трудовых ресурсов в других регионах.

Что касается непосредственно нашей Пензенской области, следует отметить, что на 1 июля 2005 года в Пензенской области зарегистрировано 24,4 тыс. хозяйствующих субъектов всех форм собственности и видов деятельности, что на 3,2% (на 0,7 тыс.) превышает соответствующий период 2004 года. В связи с преобразованиями, проводимыми в экономике, продолжает активно формироваться негосударственный сектор. На долю частной формы собственности приходится 69,9% предприятий и организаций. Количество предприятий частной формы собственности за этот период достигло 17 тыс. единиц, что на 6,4% превышает аналогичный период 2004 года /№ 21/.

В экономике области функционируют малые предприятия с численностью работающих 72,3 тыс. человек, что на 7,7% больше соответствующего периода прошлого года. В основном занятость населения в сфере малого предпринимательства получила развитие в торговле и общественном питании, обрабатывающем, швейном производстве, строительстве, транспорте. Малое предпринимательство все в большей мере способствует обеспечению занятости населения, насыщению потребительского рынка услугами и товарами.

Развивается индивидуальное предпринимательство. На начало 2005 года насчитывалось 40,3 тыс. индивидуальных предпринимателей. Почти половина граждан, занятых предпринимательской деятельностью зарегистрированы в г. Пензе — 19,9 тыс. чел. (49,4%) /№ 21/.

На многих предприятиях области открыты новые направления деятельности, освоены новые технологии, произошло техническое перевооружение производства, появилась необходимость к увеличению численности персонала, что позволило сохранить имеющиеся рабочие места и создать новые.

На 1 июля 2005 года 643,3 тыс. человек или 93,2% от экономически активного населения (ЭАН — 690,5 тыс. чел.) были заняты трудовой деятельностью /№ 21/.

По данным комитета госстатистики, на предприятиях и в организациях области в I полугодии 2005 года было создано 2,6 тыс. рабочих мест. В основном новые рабочие места создавались в обрабатывающем производстве (23,8%), производстве и распределении электроэнергии, газа и воды (22,1%), оптовой и розничной торговле (8,7%).

По состоянию на 1 июля 2005 года численность безработных, зарегистрированных в органах службы занятости составила 11,1 тыс. человек, уровень безработицы — 1,6% от экономически активного населения. В ряде районов и городов (г. Сердобске и районе, г. Каменке и районе, Городищенском, Колышлейском, Наровчатском районах) уровень безработицы составляет 0,7 — 1,0 процента, что значительно ниже среднеобластного показателя.

Тем не менее, выше среднеобластного уровень безработицы сложился в Малосердобинском (3,2%), Шемышейском (2,7%), Вадинском, Иссинском, Неверкинском (2,6%) районах, г. Кузнецке (2,4%) /№ 21/.

Как видим, поведение российской безработицы было весьма необычным: траектория ее изменения была сравнительно плавной, без резких скачков, вызванных разовыми выбросами на рынок труда больших масс безработных; ее уровень никогда не достигал пиковых значений, характерных для большей части других постсоциалистических стран; с началом выхода из трансформационного кризиса она сокращалась намного быстрее, чем в остальных переходных экономических; и, наконец, если судить о текущей ситуации на рынке труда по более высокому из двух показателей — уровню либо общей, либо регистрируемой безработицы, то окажется, что Россия с ее 8-процентным контингентом безработных входит сейчас вместе с Венгрией и Чехией в тройку наиболее благополучных экономик переходного типа /№ 8, стр. 86/.

Очевидно, что уровень безработицы у нас сегодня не является поводом для беспокойства. В то же время есть определенные сомнения в достоверности официальных статистических данных, касающихся этого параметра. Так, по итогам переписи 2002 г. общая численность населения в России оказалась выше имевшихся на тот момент оценок (145,2 млн. человек — по результатам переписи,. 143,7 млн. человек — поданным Госкомстата к моменту проведения переписи): а общая численность занятых в экономике — ниже (61,б млн. и 65,1 млн. человек соответственно) /№ 2, стр. 103/. Представляется, что официальные данные не отражают истинного положения в сфере занятости в России. В частности, статистика не учитывает в составе безработных лиц, отправленных в неоплачиваемые отпуска.

В то же время масштаб безработицы в стране не следует преувеличивать. Необходимо иметь в виду существование значительной «теневой» занятости, не учитываемой официальной статистикой. Сюда относятся, в частности, так называемые челноки, осуществляющие экспортно-импортные операции; сотрудники незарегистрированных охранных структур; лица, вовлеченные в нелегальный бизнес. Кроме того, существует немало видов деятельности (репетиторство, консультативные услуги). Все это, вместе взятое, может обеспечить регулярную и нерегулярную занятость многих сотен тысяч человек и таким образом скорректировать существующие оценки безработицы.

Разрыв между показателями общей и регистрируемой безработицы медленно, но очевидно сокращается. Задача в рамках существующей компетенции — ускорить этот процесс, превратить наметившуюся тенденцию в необратимую. Тем более что экономический рост способствует увеличению спроса на трудовые ресурсы.

Что касается других показателей, характеризующих положение на рынке труда, то основные из них практически не меняются. В общей численности безработных больше мужчин, чем женщин: соответственно 54,5% и 45,5%. Среди зарегистрированных, наоборот, женщин больше, чем мужчин (68,2% и 31,8%). Опять — таки среди тех, кто имеет официальный статус безработного, увеличилась доля селян и молодежи. Средний возраст безработного — 35 лет /№ 2, стр. 103/

2. 2 Скрытый характер безработицы

Серьезной проблемой общества в последнее время стала скрытая безработица, под которой подразумевается наличие на действующих предприятиях частично безработных, т. е. лиц наемного труда, вынужденных против своей воли, но по инициативе администрации работать меньше установленной законом продолжительности рабочего времени, и которая является прямым следствием сокращения объемов производства товарной продукции.

Скрытая безработица — явление сложное, неоднозначное, даже противоречивое. Основные «за» и «против» скрытой безработицы с позиции работодателя и работника следующие.

1. Положительные моменты:

Для работодателя — сохраняет работника и, не выплачивая зарплаты (в случае отпуска без содержания) или выплачивая только ее часть (при неполной
рабочей недели), может маневрировать персоналом.

Для работника — сохраняет непрерывный стаж работы и считается работником предприятия независимо от того, работает он фактически на предприятии или нет.

2. Отрицательные моменты:

Для работодателя — грозит потеря специалистов, не согласных со статусом скрытого безработного, и, как следствие, потеря наработанного
десятилетиями опыта и возможность утечки конфиденциальной
информации; ухудшение «психологического климата» в коллективе.

Для работника — сокращение средств к существованию; необходимость менять привычный ритм жизни; затрата времени и средств на вынужденное переобучение с целью получения новых навыков и знаний; работа в отрицательном психологическом климате и ухудшение психологической устойчивости.

По большому счету скрытая безработица крайне нежелательна как работодателю, так и наемному работнику. Часть «скрытых безработных», нашедших временную работу «на стороне», уже не вернется на прежние места работы, что чревато дополнительными трудностями в сфере товарного производства в недалеком будущем /№ 12, стр. 51/.

Возникает вопрос о способах и направлениях борьбы со «скрытой» безработицей, и, прежде всего, принципиальный момент: нужно ли ее сокращать любыми способами?

Представляется очевидным, что быстрый перевод «скрытой» безработицы в открытую, т. е. «шоковый вариант» реформирования занятости, неприемлем по ряду причин.

Во-первых, в современных российских условиях «скрытая» безработица поддерживает хотя бы минимальный уровень потребления. В случае же перевода части населения на мизерные пособия по безработице, уровень жизни может сократиться до критических размеров.

Во-вторых, в тех регионах, где предприятия являются единственным источником существования и заработков, сокращение «скрытой» безработицы может вызвать социальный взрыв, что чревато серьезными политическими последствиями.

В-третьих, лишившись всякой работы, люди могут в поисках случайных заработков пополнить миграционные потоки в большие города, обострив в последних социально-экономические проблемы /№ 12, стр. 52/

Следует подчеркнуть, что в настоящее время «скрытая» безработица в большинстве субъектов Российской Федерации пошла на убыль. Примечательно, что отмеченное характерно не только для относительно «благополучных», но и для депрессивных регионов, в которых проблемы «скрытой» безработицы приобретают особую остроту и актуальность. Этому во многом способствовал курс на повышение эффективности производства. Так в Пензенской области в условиях скрытой безработицы в январе-июне 2005 года находились 7,0 тыс. человек или 2,0% от численности работников списочного состава (349,0 тыс. чел.) на конец отчетного периода (январь-июнь 2004 г. соответственно 10,4 тыс. человек и 2,8%). Размеры скрытой безработицы сократились на 32,7%, или в 1,5 раза. Скрытая безработица имела место на предприятиях г. Кузнецка, Сердобска, Вадинского, Иссинского, Никольского районов. Анализ оперативных данных предприятий показывает, что в состоянии скрытой безработицы ежемесячно находилось до 10 предприятий /№ 21/.

Таким образом, оптимальным способом снижения «скрытой» безработицы является достижение полной занятости. Но в текущих условиях это требует времени. Поэтому эта задача остается в качестве стратегической цели. В краткосрочном периоде правительство и местные органы власти должны наметить план поэтапного снижения уровня «скрытой» безработицы, исходя из взвешенной оценки ее отрицательных последствий.

2. 3 Неформальная занятость в России

Под неформальной занятостью понимается официально незарегистрированная трудовая деятельность, которая предполагает отсутствие юридического оформления отношений найма или факта самостоятельного обеспечения работой. Чаще всего неформальная занятость выступает как работа по устной договоренности у юридических или физических лиц либо как незарегистрированное предпринимательство.

Значение неформального сегмента рынка труда для российской экономики весьма неоднозначно, мнения о роли неформального сектора сильно разнятся. Ряд исследователей рассматривают неформальный сектор в первую очередь с позиции развития рыночных отношений, предпринимательства, конкурентной рыночной среды, расширения доступа населения предпринимательской деятельности, повышения мобильности рабочей силы и ее адаптации к условиям рыночной экономики.

Но с другой позиции, здесь отсутствуют социальные гарантии, контроль за условиями труда, за качеством предоставляемых товаров и услуг, занятый нередко утрачивает квалификацию, профессиональные навыки. Неформальная: деятельность, осуществляемая непосредственно на рабочем месте, снижает управляемость штатом сотрудников, негативно сказывается на основном производстве. Наконец, государственный бюджет теряет значительную часть средств в результате укрытия доходов от налогообложения. В настоящее время массовая неформальная занятость наряду с другими деформациями рынка труда стала в определенной мере тормозом на пути экономического роста и модернизации экономики. Данная форма занятости предает, процессам на рынке труда латентный характер, консервирует негативные тенденции, что препятствует формированию эффективного рыночного механизма регулирования рынка труда.

Одним из дискуссионных моментов, связанных ролью неформального сектора в российской действительности, является влияние неформальной занятости на качество трудового потенциала, причем на современном этапе экономического развития России эта проблема становится особенно актуальной. В условиях начавшегося экономического подъема и завершения большей части институциональных трансформаций в экономике возрастает роль трудового фактора в обеспечении экономического роста. Одной из ключевых становится проблема рационального использования имеющегося трудового потенциала. Эта проблема усугубляется демографическими факторами, которые предопределяют сокращение численности потенциальной рабочей силы после 2006 г. Безработица, вынужденная неполная занятость, заработная плата, не обеспечивающая прожиточного минимума, правовая незащищенность работников, снижение степени вовлеченности в состав рабочей силы негативно отразились на качестве трудового потенциала.

С точки зрения оценки влияния неформальной занятости на качество трудового потенциала представляет интерес анализ социально-демографической, профессиональной и образовательной структуры неформально занятых. В течение длительного времени ощущался недостаток объективной статистической информации по вопросам неформальной занятости. В 2001 г. появились первые официальные данные Госкомстата Р Ф о численности занятых в неформальном секторе в экономики, полученные в ходе обследований населения по проблемам занятости. В 2002 г. была опубликована более развернутая информация, включающая состав неформально занятых по возрасту, уровень образования, отраслевой принадлежности и видам деятельности. Еще одним источником информации о неформальном секторе служат различные социологические опросы, в частности, опросы ВЦИОМ, где с 1993 г. отслеживается уровень дополнительной занятости населения, которая в большинстве случаев официально не регистрируется, особенно случайные приработки /№ 7, стр. 116/.

Что касается социологических опросов ВЦИОМ, то в них отслеживается дополнительная занятость населения без ее разделения на официальную и неформальную, в некоторых публикациях приводятся оценки его специалистов по соотношению официальной и неформальной дополнительной занятости. Данные опросов дают возможность косвенно определить различные характеристики неформальной занятости.

Так, с определенной долей условности оценить долю неформальной занятости в составе дополнительной можно на основании анализов видов дополнительных занятий населения (см. табл. 2)

Таблица 2 Формы дополнительной занятости по категориям населения (2002 г., в % к числу опрошенных) /№ 7,стр. 118/

Виды занятий

Всего

Из них

учащиеся

пенсионеры

домохозяйки, безработные

1

Совместительство на том же пред-приятиии (организацити)

17,9

5,4

1,7

0

2

Совместительство на другом предприятии (организации)

16,2

6,1

5,7

4,6

««

Профессиональная деятельность по контракту, заказу (компьютерное программирование, перевод, написание статей, чтение лекций)

8,5

4,8

0,3

0

4

Изготовление товаров широкого потребления на продажу

3,5

0

6,7

3,2

5

Работа в собственном магазине, кафе, киоске

2,0

0

0

8,4

6

Брокерская, посредническая деятельность

3,5

11,4

0,5

0

7

Уличная торговля, торговля товарами, привезенными из других городов, из-за рубежа

10,9

44,6

11,2

11,8

8

Услуги населению по строительству, ремонту, пошиву

20,5

4,0

21,4

56,6 I

9

Репетиторство, частные уроки

1,5

0

0

2,1

10

Работа по обслуживанию частных лиц (присмотр за детьми, больными, уборка, приготовление пищи и т. п.)

6,0

5,3

8,1

0

11

Другое

9,2

10,2

29,9

13,2

12

Затрудняюсь ответить

7,1

13,7

17,5

0

Наиболее типичными видами неформальной деятельности являются: услуги населению по строительству, ремонту, пошиву; уличная торговля, частные услуги (уборка, приготовление пищи; репетиторство, частные уроки), а также в значительной степени посредническая деятельность. Все эти виды деятельности в большинстве случаев осуществляются без патента, контракта, не декларируются в налоговой инспекции. Варианты ответов «другое» и «затрудняюсь ответить» в основном также можно интерпретировать как неформальную занятость.

Согласно данным Госкомстата Р Ф, численность неформально занятых в ноябре 2002 г. составила 8,6 млн. человек (или 13,1% занятых в экономике), из них для 78,7% неформальный сектор является единственным местом работы /№ 7, стр. 121/.

Структура неформально занятых по возрасту отличается от структуры занятых в экономике в целом, прежде всего повышенным удельным весом младшей возрастной группы (до 20 лет) и лиц старше 60 лет, а также пониженным удельным весом лиц в возрасте 40−49 и 50−59 лет; подобная картина характерна и для мужской, и для женской занятости (см. табл. 3)

Таблица 3 Структура занятых в неформальном секторе в зависимости от возраста /№ 7,стр. 121/

Население в возрасте, лет

Занято в экономике

Занято в неформальном секторе

всего

мужчины

женщины

Всего

МУЖЧИНЫ

женщины

2001 г.

до 20

2,2

2,5

1,8

4,6

4. 5

4,8

20−29

21,8

23,1

20,4

22,4

22,9

21. 8

30−39

26,5

26,5

26,4

28,3

29,8

26. 7

40−49

30,7

28,8

32,6

26,5

26,7

26,2

50−59

14,6

14,5

14,7

9,7

9,2

10,3

60−72

4,4

4,5

4,2

8,5

6,9

10,3

2002 г.

до 20

2,4

2,8

2,0

5,3

5,2

5,4

20−29

22,0

23,2

20,6

22,1

22,2

22,0

30−39

25,5

25,7

25,2

27,0

28,6

25. 4

40−49

30,4

28,7

32,1

27,4

27,5

27,3

50−59

15,3

14,8

15,8

10,5

10,2

10. 8

60−72

4,5

4,7

4,3

7,7

6,4

9. 1

По данным таблицы видно, что в неформальной занятости в наибольшей степени вовлечены менее конкурентоспособные на рынке труда социально-демографические группы населения — молодежь и лица пенсионного возраста.

Уровень неформальной занятости в зависимости от образования достаточно тесно коррелирует с уровнем безработицы, который показывает, что спрос на труд в настоящее время переориентируется на лиц, имеющих профессиональное образование; наличие лишь общего образования ценится рынком все ниже, его обладатели становятся безработными, экономически неактивными либо вытесняются в неформальный сектор.

Таким образом, в неформальном секторе экономики сосредоточены преимущественно работники с пониженной конкурентоспособностью на рынке труда — молодежь, женщины, лица пенсионного возраста, лица с низким образовательным уровнем, лица, не имеющие профессии. С одной стороны, это может рассматриваться с позитивной точки зрения: неформальный сектор обеспечивает работой и доходами неконкурентоспособные группы населения. Но с другой — неформальный сектор превращается в замкнутый сегмент рынка труда, где воспроизводится неэффективная занятость, консервируется низкое качество трудового потенциала. Неформальная занятость в большинстве случаев носит вынужденный характер; лицам, для которых неформальная занятость является единственной работой, становится все сложнее выйти за рамки неформального сектора.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой