Проблемы взаимодействия европейцев и американских аборигенов

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОГЛАВЛЕНИЕ:

ВВЕДЕНИЕ

1. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ МЕЖКУЛЬТУРНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

1.1 Проблемы формирования методологии и источниковой базы исследования

1.2 Понятийно-методологический аппарат исторического исследования межкультурного взаимодействия

2. ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ КОЛОНИЗАТОРАМИ И КОРЕННЫМ НАСЕЛЕНИЕМ СЕВЕРНОЙ АМЕРИКИ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СФЕРЕ

3. МЕЖКУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В СОЦИАЛЬНО ЭКОНОМИЧЕСКОЙ И ДУХОВНОЙ СФЕРАХ

3.1 Изменения в социально-экономической организации у колонизаторов и автохтонного населения Северной Америки

3.2 Религия, художественное творчество

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ПРИЛОЖЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ

Изучение вопроса о межкультурном взаимодействии сегодня представляет особый интерес в контексте рассмотрения наиболее актуальных проблем международных отношений, таких как сложность национальной самоидентификации в поликультурном обществе, сохранение традиционной культуры коренного населения. Особенно остро вопрос о сохранении традиционных культур встал в современную нам эпоху складывания постиндустриального общества, когда вследствие процессов глобализации быстрыми темпами идет процесс растворения национальной культуры в «общемировой», подмены национальных и этнических культурных ценностей некими «общечеловеческими». Оказание всесторонней поддержки возрождению традиционных культурных институтов теперь является сферой интересов Организации Объединенных Наций. Осмысление процессов межкультурного взаимодействия народов связано с анализом таких актуальных вопросов, как национальные отношения в развитых капиталистических странах со сложной этнической структурой, социальное и культурное развитие этнических меньшинств в этих странах, политика правящих кругов государств по национальному вопросу.

В этом отношении пример культурного взаимодействия европейских колонизаторов и аборигенов Северной Америки достаточно показателен, он не только дает представление о значимости культурного взаимообогащения в процессе становления облика американской нации, но и показывает отрицательные стороны культурной интеграции.

Изучение проблем межкультурных коммуникаций может помочь людям понять друг друга, избежать или мирно разрешить конфликты и достичь наиболее эффективного взаимодействия.

Объектом исследования является история колонизации Североамериканского континента в XVII — XIX вв.

Предмет исследования — культурное взаимодействие европейских колонизаторов и коренного населения Северной Америки в указанный период.

Целью данной работы является анализ процесса межкультурного взаимодействия населения Северной Америки.

Для достижения цели необходимо поставить ряд задач:

· Осветить методологические проблемы изучения межкультурного взаимодействия и особенности междисциплинарного понятийно-методологического аппарата;

· Дать характеристику основным направлениям и выделить периоды межкультурного взаимодействия;

· Охарактеризовать механизмы и выявить проблемы межкультурного взаимодействия.

Исследование охватывает период с 1607 г., от основания первого постоянного английского поселения Джеймстаун по 1890 — е гг., когда в основном завершились вооруженные столкновения с индейским населением США. Этот период характеризует процесс складывания американской нации, немалую роль в котором сыграло аборигенное население Североамериканского континента. XVII — XIX вв. стали периодом проведения особо жесткой политики, сначала английской метрополии, а затем и правительства США, в отношении коренного населения, которое можно охарактеризовать как геноцид и этноцид. На протяжении первой четверти XX в. кардинальных изменений в плане межкультурного взаимодействия двух рассматриваемых культурно-исторических общностей не произошло, однако в 1924 г. был принят закон, провозгласивший всех индейцев полноправными американскими гражданами, который вместе с тем знаменовал собой формальное завершение опеки над ними со стороны конгресса США. Так в XX в. было положено начало утверждению демократического принципа в отношениях между евроамериканцами и индейцами, что ознаменовало новый этап в их развитии. Уместно обозначить 1924 г. условно как верхнюю границу в истории определения статуса коренного населения Северной Америки, но не рассматривать первую четверть XX в. специально.

В пространственных рамках исследование охватывает всю территорию современных Соединенных Штатов Америки, за исключением юго-западных территорий, которые находились в ведении Испании, а затем Мексики до середины XIX в. В испанских колониях и остальных европейских колониях методы колонизации и характер контактов местного населения с пришлым существенно различались. Если в колониальный период в европейских колониях Атлантического побережья коренное население было либо объектом эксплуатации пушных компаний, либо помехой в овладении удобными землями, но очень мало — рабочей силой, то в юго-западных колониях объектом экспроприации оказались и земля и труд индейца. Поэтому юго-западный регион территории Соединенных Штатов Америки со своей спецификой не входит в географические рамки данного исследования, а требует отдельного детального рассмотрения.

В основе данного исследования лежит полифакторный подход к изучению истории. Он представляет собой синтез формационного и цивилизационного подходов к изучению исторического процесса. Для освещения данного вопроса представляется необходимым использование проблемно-хронологического и сравнительно-исторического или компаративного методов исторического исследования.

Уместно и использование в данной работе элементов методологии дисциплины межкультурная коммуникация. Методологическим проблемам изучения межкультурного взаимодействия в работе посвящена отдельная глава.

Источниковую базу данного исследования составили следующие группы источников: политического характера — делопроизводственная документация — договоры об уступке земель, заключавшиеся между представителями США и вождями индейских племен, законодательство США — The Indian Removal Act of 1830;

A treaty of peace and friendship, June 1, 1816, proclamation, Dec. 30, 1816. («Statutes at Large», VII, 143);

Treaty with the Teton, Yancton, and Yanctonies bands of the Sioux tribe of Indians, June 22, 1825, proclamation, Feb. 6, 1826. («Statutes at Large», VII, 250 — 251);

Treaty with the Sioux, 1837 («Statutes at Large», VII, 538 — 539).

Этнографические источники: бытописания, мемуары, памфлеты, художественная литература, фото экспонатов Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого РАН в приложениях — Smith J. «The General History of Virginia»;

Франклин Б. «Заметки относительно дикарей Северной Америки»;

Купер Дж. Ф. «Последний из могикан»;

A Narrative of the Captivity and Adventures of John Tanner (U. S. Interpreter at the Saut de Ste. Marie) during Thirty Years Residence among the Indians in the Interior of North America Prepared for the Press by Edwin James, M. D. Editor of an Account of Major Long’s Expedition from Pittsburgh to the Rocky Mountains;

Lewis H. Morgan. «Houses and House Life of the American Aborigines»;

Whinthrop J. «History of new England from 1630 to 1649».

Американская историография, освещающая исследуемый вопрос об отношениях британских колонистов с аборигенами Северной Америки, берет свое начало от хроник и мемуаров раннего колониального периода. Наиболее известными являются записки первых хронистов: «Общая история Виргинии» капитана Джона Смита, «История поселения в Плимуте» губернатора Нового Плимута Уильяма Брэдфорда, «История Новой Англии» первого губернатора колонии залива Массачусетс Джона Уинтропа. Хроники эти не были простым бытописанием. Историософской основой их трактовки исторических событий была вера в предопределение явлений общественной жизни божьим промыслом. Пуритане-хронисты, пытаясь осмыслить место колонистов в истории сквозь призму Ветхого завета, проводили аналогию между переселением из погрязшей в пороках Англии в Америку и легендарным исходом израильтян из Египта. Америка представлялась «землей обетованной», специально избранной богом для английских поселенцев. Идеи предопределения и избранности были гносеологически тесно связаны с принципами пуританства. Религиозное доктринерство достигло своего апогея в сочинениях Инкриза Мезера и его сына Коттона. В своем произведении «Духовная история Новой Англии» К. Мезер подчеркивал определяющую роль христианской церкви и божественного замысла при основании колоний в Северной Америке и свою главную задачу усматривал в том, чтобы рассказать каким образом мудрость и вера господня проникли в «индейскую пустыню».

Следующий период развития исторической мысли по исследуемому вопросу приходится на XVIII в. И здесь на первый план выступают темы войн колонистов с индейцами и колонизации западных земель, появляется скептическое отношение к повествованиям первых летописцев о чудесных событиях. К таким работам можно отнести работы Р. Беверли «История Виргинии» и У. Бирда «История пограничной линии». В 1784 г. появляется работа Бенжамина Франклина «Заметки относительно дикарей Северной Америки» Франклин В. Записки относительно дикарей северной Америки. / В кн. «Франклин В. Избранные произведения». — М.: Государственное Издательство Политической Литературы, 1956 — С. 400 — 406., в которых он на основе собственных наблюдений и опираясь на опыт многочисленных путешественников анализирует разные стороны быта и жизни индейцев. Франклин с симпатией рисует общественно-политическое устройство индейских племен, характеризуя его как демократическое, и противопоставляет так называемых дикарей их цивилизованным соседям. Несомненно, на отношение Франклина к индейцам оказали влияние идеи и представления о естественном состоянии людей, об ушедшем «золотом веке», свойственные многим просветителям. Но в основе его оценок лежали также не потерявшие значения до сих пор гуманистические идеалы равенства всех людей, принадлежавших к разным народам и расам.

Помимо американских исследователей историей США занимались и европейцы, в основном путешественники. Так в 1835 г. выходит работа французского писателя и государственного деятеля Алексиса де Токвиля «Демократия в Америке» Токвиль Алексис де. Демократия в Америке: пер. с франц. / предисл. Гарольда Дж. Ласки. — М.: «Весь мир», 2000 — 560 с. Выдающееся сочинение из большого числа тех, что написаны европейскими путешественниками об Америке. Она представляет собой весьма сложный сплав путевых заметок, исследования, документа, философского эссе и публицистики. Автор в своей работе уделяет внимание вопросу о характере взаимоотношений колонистов и аборигенов Америки в первые колониальные десятилетия: «американцы в США добились истребления и лишения прав индейцев с удивительной легкостью — спокойно, в рамках законности, прикрываясь филантропией, не проливая крови, не нарушая в глазах мировой общественности ни одного из своих „высоких“ принципов морали» Там же. — С. 32.

В середине XIX в. выходит работа Фрэнсиса Паркмена «Заговор Понтиака», посвященная войнам колонистов с индейцами. Обращение к этой тематике имело положительное значение для американской историографии, поскольку было распространено мнение о том, что история США, непосредственно не связанная с подготовкой Войны за независимость мелка и тривиальна, и не представляет интереса для историка. Паркмен хорошо знал американский Запад, по просторам которого не раз путешествовал. Он использовал материал местных архивов, познакомил читателей с легендами и нравами жителей Запада. Красочный стиль Паркмена живо передавал местный колорит, однако основной целью его работы было проиллюстрировать тезис о превосходстве английской цивилизации в битве за «лесной край».

Во второй половине XIX в. складывается самостоятельная научная дисциплина — индеанистика, изучающая историю, образ жизни и культуру индейцев. Один из ее основоположников, Льюис Генри Морган, изучая общественную жизнь индейцев, пришел к выводам фундаментального значения для древней истории человечества, которые были впоследствии плодотворно использованы основоположниками марксизма-ленинизма Стельмах В. Г. Тропою слез и надежд: (Книга о современных индейцах США и Канады) / В. Г. Стельмах, В. А. Тишков, С. В. Чешко. — М.: Мысль, 1990 — С. 4. Представление о непосредственно взаимоотношениях колонизаторов с аборигенами дает описание Л. Г. Морганом индейского закона гостеприимства, который распространялся в том числе и на европейцев.

В 1905 — 1908 гг. появилась посвященные колониальному периоду первые два тома «История Соединенных Штатов» Эдварда Чаннинга, где он затрагивает значительный круг социально-экономических вопросов, связанных с экспансией на Запад, и на большом материале показывает влияние местных условий, в том числе и культуры аборигенов на формирование американской национальной культуры.

В целом же говорить о наличии большого количества литературы до начала XX в. по вопросу о взаимоотношениях колонизаторов и коренного населения Северной Америки не приходится.

Красной нитью в работах английских исследователей природы английского империализма и, в частности, интересующей нас проблемы, проходит идея избранности британской нации. В работах исследователей первой половины XX в., таких как Элтон, Вильямсон, наблюдается стремление оправдать все насилия, допускавшиеся англичанами-захватчиками, и убедить читателей в том, что народы колониальных стран сами, из-за лени и невежества, не способны управлять своей страной. Эту же точку зрения проводят и современные защитники британского империализма, изображающие английскую колониальную экспансию, как благодеяние англо-саксонской расы в отношении народов колоний, «приобщаемых» таким путем, по мнению Вильямсона, к английской «свободе» Татаринова К. Н. Очерки истории Англии (1640−1815). — М.: изд. ИМО, 1958 — С. 9.

После окончания второй мировой войны резко усилился интерес к колониальной Новой Англии и, прежде всего, к духовному и интеллектуальному наследию эпохи, что немаловажно для разработки вопроса об отношении европейских колонизаторов к «коренным американцам». В это время свою концепцию о нравственных ориентирах новоанглийского общества выдвинул П. Миллер. Он исследовал структуру идей и особенности их воплощения в политических институтах британского общества на колонизируемой территории.

Пуританизм в понимании Миллера — «это одно из главных выражений западного интеллекта оганизованный синтез тех концепций, которые являются базовыми для нашей культуры». Миллер сумел воссоздать атмосферу далекого XVII в., мировосприятие и психологию людей того времени. О пуританской набожности писало большое количество исследователей, и среди всех работ выделяется работа Чарльза Коэна «Божья ласка», повествующая о радостях и страхах, надеждах и разочарованиях, вере и мучительных сомнениях людей далекого XVII в. Хрулева И. Ю. Актуальные проблемы современной американской историографии новоанглийского пуританизма. / В сб. статей «Исторический образ Америки». — М.: Ладомир, 1994 — С. 99

50-е годы XX в. для американской исторической науки ознаменованы также выходом в свет первого тома трехтомника «Американцы» — «Американцы: Колониальный опыт», принадлежащая перу историка Дэниела Бурстина. Первый том посвящен периоду становления американской нации и роли в этом процессе английского пуританизма. Здесь автор упоминает о бесправиях английских колонизаторов в отношении коренного населения, прикрывающих свои меркантильные интересы идеей распространения христианства среди «дикарей».

В 70-е годы XX в. в Соединенных Штатах Америки наблюдается всплеск интереса историков и широких кругов общественности к различным аспектам ранней американской истории, в том числе и интересующего нас вопроса. Повышение интереса было вызвано стремлением переосмыслить исторический опыт прошлого, чтобы не только определить место США в современном мире, но и глубже проникнуть в существо многих противоречий и проблем, которые имелись в стране на пороге третьего века ее независимости. Празднование 200-летия США несомненно способствовало повышению этого интереса. В журналах «Америкэн хисторикал ревью» и «Джорнел оф америкэн хистори», которые являются печатными органами крупнейших объединений историков США, были опубликованы работы П. Меткалфа и Р. Джонсона, изучавших отношения белых с индейцами. Исследователи уделили много внимания взаимоотношениям внутри и между индейскими племенами, а также подвергли справедливой критике действия некоторых колонистов, побуждавших индейцев к актам жестокости во время вооруженных столкновений с белыми. Основывая свои статьи на богатом фактическом материале, Меткалф и Джонсон делали важные частные выводы, однако не давали глубокого анализа причин столкновений между представителями двух общественно-экономических формаций Троицкая Л. М. Вопросы ранней американской истории в журналах «Америкэн хисторикал ревью» и «Джорнел оф америкэн хистори» (1970 — 1980). / В сб. статей «Американский ежегодник». — М.: Наука, 1983 — С. 240.

В советской исторической науке, в 70−90-е гг. XX в., проблемам изучения контактов европейцев с туземцами Северной Америки посвятили свои труды В. Г. Стельмах, В. А. Тишков. Их перу принадлежит коллективное издание «Коренное население Северной Америки в современном мире» Тишков В. А. Коренное население Северной Америки в современном мире. / под ред. В. А. Тишкова. — М.: Наука, 1990 — 400 с. Весомый вклад в изучение межкультурного взаимодействия европейцев и аборигенного населения Северной Америки внесла исследователь Ю. П. Аверкиева. Ее монография «Индейцы Северной Америки» и работа под ее редакцией «Североамериканские индейцы» Аверкиева Ю. П. Североамериканские индейцы. / под ред. Ю. П. Аверкиевой — М.: Прогресс, 1978 — 496 с. оценены в научной среде и интересны широкому кругу читателей.

Для советских авторов характерно рассматривать проблемы взаимодействия европейцев и индейцев исходя из особенностей социально-экономического развития в американском обществе тех и других. Советские исследователи отмечают, что в результате межкультурного взаимодействия традиционная индейская культура оказалась в значительной степени вытеснена культурой евроамериканской. Результатом взаимодействия некоторые исследователи, в том числе Ю. П. Аверкиева, В. Б. Евтух, считают растущее стремление коренных американцев к национально-культурному возрождению и складыванию единой этнической общности. Другие исследователи, в их числе И. А. Золотаревская, сомневаются относительно перспективы складывания паниндейской общности, ссылаясь на своеобразие и неустойчивость этого процесса Чешко С. В. Этнокультурные процессы в резервациях индейцев США в современный период. / Автореферат (диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук). — М.: Институт этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая АН СССР, 1986 — С. 4.

Однако, в общей массе работ посвященных североамериканским индейцам, механизмам и результатам их взаимодействия с европейским населением материка, преобладают, безусловно, исследования американских авторов.

Изыскания американских исследователей объединяет одна общая черта понимание общественного развития аборигенного населения страны как процесса аккультурации, то есть трансформации индейских обществ под воздействием господствующего евроамериканского общества. Эту точку зрения можно найти в работах исследователей Д. Велтфиша Велтфиш Д. Индейцы степей: их преемственность в истории и индеанизм. / В кн. «Североамериканские индейцы». — М.: «Прогресс», 1978 — С. 205 — 219, Т. Дж.К. Брассера Брассер Т. Дж. К. Прибрежные алгонкины — народ первых рубежей. / В кн. «Североамериканские индейцы». — М.: «Прогресс», 1978 — С. 31 — 66.

Стоит упомянуть и о дискуссии, разгоревшейся между отечественным исследователями и американцем Т. Дж.К. Брассером по поводу результатов межкультурного взаимодействия. Исследователь Т. Дж.К. Брассер высказал мнение об изначальности патриархального уклада у индейской общины и возникновении матриархата вследствие колонизации и торговли пушниной. Данная точка зрения была подвергнута научной критике в работах советских исследователей, в том числе Ю. П. Аверкиевой Аверкиева Ю. П. Индейцы Северной Америки. От родового общества к классовому. — М.: Наука, 1974 — С. 11 — 39.

Несмотря на достаточное количество литературы, в которой прямо или косвенно затрагиваются проблемы взаимоотношений аборигенного и пришлого населения Северной Америки, невелика степень изученности основных аспектов межкультурного взаимодействия представителей различных цивилизаций и роли аборигенов в формировании основ национальной американской культуры.

Работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка и приложений. Основная часть посвящена методологическим проблемам изучения межкультурного взаимодействия, отношениям двух культур в политической сфере, изменениям в социально-экономической и духовной сферах в результате взаимодействия этих культур. Часть данной работы была апробирована на XLVI Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс», проходившей в апреле 2008 г. в городе Новосибирске, тезисы статьи «Традиционные общества Северной Америки в условиях приобщения к культуре европейской цивилизации» Материалы XLVI Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс»: История. — Новосибирск: Новосиб. гос. ун-т, 2008 — с. 46 были опубликованы в сборнике материалов конференции по истории.

1. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ МЕЖКУЛЬТУРНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

1.1 Проблемы формирования методологии и источниковой базы исследования

Формирование источниковой базы исследования межкультурного взаимодействия европейских колонизаторов и аборигенного населения Северной Америки осложнено из-за недоступности, а зачастую и отсутствия необходимых источников.

Данное исследование предполагает наличие источников, характеризующих все сферы общественных отношений, которые в данном исследовании входят в понятие культура: политическую, социально-экономическую, духовную составляющие жизни общества европейских колонизаторов, обосновавшихся на Североамериканском континенте, и коренного населения материка; источников, дающих представление о механизмах взаимодействия двух культурно-исторических общностей и о результатах этого взаимодействия.

Исследование межкультурного взаимодействия европейских колонизаторов и аборигенного населения Северной Америки охватывает три века (XVII, XVIII, XIX). Источники, характеризующие европейское общество колонизаторов на начальном этапе освоения Северной Америки, в колониальный период (начало XVII в. — 1778 г.), могут быть представлены мемуарами первых европейских поселенцев, воспоминаниями и описательными статьями путешественников, хрониками губернаторов британских колоний трех типов: рабовладельческих, пуританских, владений английской аристократии, типологизация которых уже дает нам возможность в общих чертах представить культурно-исторический облик европейских колонизаторов. Если данные виды источников могут быть доступны как на языке оригинала, так и в переводе, как в региональных библиотеках, так и в ресурсах Интернета, то с источниками, характеризующими общество коренных американцев изнутри, дело обстоит иначе. Ко времени начала освоения Североамериканского континента европейцами, индейское общество находилось на стадии первобытнообщинного строя или перехода к классовому обществу и не знало письменности, следствием этого явилось отсутствие письменных источников колониального периода, характеризующих индейский общественный уклад изнутри. Поэтому представление об индейской общественной организации мы можем почерпнуть лишь из письменных источников европейских авторов. Однако не стоит сбрасывать со счетов данные археологических и этнографических исследований колониального периода.

Специальные исторические методы обработки и интерпретации этого материала также дают возможность охарактеризовать общественный уклад коренного населения Северной Америки к моменту освоения материка европейскими колонизаторами.

В 1783 г. Соединенные Штаты Америки провозглашаются независимыми от Британской империи, а в 1787 г согласно принятой Конституции оформляется государственное устройство штатов — федеративная республика, появляется законодательство, оформляются политические партии, появляются источники, характеризующие политическую сторону жизни американского общества. Как следствие оформления государственного устройства США появляются статистические данные, служащие источниками по социально-экономическому, политическому, духовному состоянию американского общества. На данном этапе появляются индейские письменные источники как на языках индейских племен, так и на английском языке.

Источники XIX в. представлены все теми же мемуарами евроамериканского населения Североамериканского материка и записками европейских путешественников. В это время появляются источники, характеризующие общественно-политические организации индейских племен, появляется индейская пресса, характеризующая общественный уклад индейского общества изнутри.

Механизмы межкультурного взаимодействия в колониальный период американской истории могут быть отражены в законодательных актах Британской империи, действовавших в английских колониях на территории Северной Америки в отношении коренного населения, а также описаны в воспоминаниях, хрониках, мемуарах первых европейских колонистов.

В XVIII в. появляются новые воспоминания, записки, мемуары европейских колонистов, посвященных индейским междоусобным войнам и войнам европейских колонизаторов за передел колоний, куда были втянуты и индейский племена. С провозглашением независимости Соединенных Штатов Америки в 1783 г., оформлением государственного устройства, появляется американское законодательство в отношении аборигенного населения Северной Америки, которое приходит на смену законодательным актам Британской колониальной империи. Начинают активно заключаться договоры о передаче земель коренного населения евроамериканцам, на государственном уровне проводится политика по «оцивилизовыванию» индейских племен, приобщению их к европейской культуре. В это время появляются актовые источники, например, юридически оформляются сделки купли-продажи между индейцами и гражданами США европейского происхождения.

В XIX в. ужесточается законодательная политика конгресса США в отношении коренного населения. Источниками, характеризующими механизмы межкультурного взаимодействия становятся американские законы по переселению индейских племен в западную часть континента, на специально создаваемые индейские территории, а также записки от индейских общин и организаций, посылаемые в комиссии конгресса США.

О результатах межкультурного взаимодействия в колониальный период можно судить по археологическому и этнографическому материалу, который может предоставить сведения о культурной интеграции европейцев и индейцев в бытовой и производственных сферах, сферах социально-экономических, политических, духовных отношений.

В XVIII в. с приобщением индейцев к европейской культуре английский язык становится средством обмена информацией и между самими индейскими племенами. Появляется индейская письменность, основанная как на индейских племенных языках, так и на английском языке, и, как следствие, появляются индейские письменные источники. В XVIII в. появляются все новые и новые археологические и этнографические данные, свидетельствующие о взаимопроникновении двух историко-культурных общностей.

Некоторые статистические данные XIX в. могут осветить результаты взаимодействия двух культур во всех сферах жизни общества, например, количество индейских англоязычных школ, численность коренного населения, исповедующего христианство, количество индейских петиций, поданных в конгресс США и т. д.

В целом, источниковая база данного исследования достаточно обширна, однако использование вышеозначенных источников на английском и индейском языках затруднено вследствие географической удаленности архивов, где они могут быть представлены, однако частично эти источники представлены в ресурсах Интернета на официальном сайте конгресса США. Безусловно, часть источников переведена на русский язык и включена в хрестоматийные издания по истории Северной Америки.

Проблема формирования методологической основы исследования межкультурного взаимодействия европейских колонизаторов и аборигенов Северной Америки в XVII — XIX вв. заключается в неразрывности и взаимообусловленности двух наиболее разработанных в отечественной и зарубежной исторической и философской науке подходов к объяснению сущности и особенностей исторического процесса — формационного и цивилизационного. Согласно формационного подходу к изучению истории процесс межкультурного взаимодействия можно рассматривать с точки зрения смены одной общественно-экономической формации другой. На данном историческом материале процесс смены экономических формаций можно проследить как у общества коренного населения Северной Америки, так и у евроамериканского общества в их взаимной обусловленности. На протяжении рассматриваемого периода индейское общество осуществило переход от первобытнообщинного строя к классовому, а позднефеодальное общество европейских колонистов стало капиталистическим. Однако такая интерпретация межкультурного взаимодействия страдает неполноценностью, ведь согласно концепции экономических формаций решающая роль в жизни общества отводится материальному производству, а экономические факторы становятся базисными для других общественных отношений. Но понятие культуры слишком многопланово, чтобы быть ограничено экономическим фактором. Поэтому данное исследование предполагает и использование цивилизационного подхода к изучению истории. Согласно именно этому подходу сущность понятия культура трактуется максимально широко, что необходимо для изучения межкультурного взаимодействия. Здесь понятие культуры синонимично понятию цивилизации — как совокупности уникальных общественных порядков, присущих определенной исторической общности.

Таким образом, синтез формационного и цивилизационного подходов к изучению истории образует полифакторный подход, учитывающий универсализм формации и уникальность, своеобразие цивилизации, который и стал основой данного исследования.

Для освещения вопроса межкультурной коммуникации европейских колонизаторов и индейцев Северной Америки, в рамках полифакторного подхода к изучению истории, представляется необходимым использование проблемно-хронологического и сравнительно-исторического или компаративного методов исторического исследования.

Выявленное в истории гуманитарной мысли многообразие подходов к исследованию и определению культуры обусловлено многогранностью и многоаспектностью самого феномена культуры, поэтому историко-обществоведческой методологии для полноценного раскрытия сущности процессов межкультурного взаимодействия недостаточно. После Второй мировой войны появляется специальная учебная дисциплина — теория межкультурных коммуникаций, представляющая собой сплав из различных гуманитарных наук. Основоположниками теории межкультурной коммуникации стали представители различных научных отраслей: лингвистики, антропологии, психологии, социологии, этнологии, фольклористики и т. д. В процессе их совместной работы теории и методы этих областей знаний смешивались, придавая межкультурной коммуникации интегративный характер, который стал и остается в ней до сих пор основополагающим. В связи с этим уместно и использование в данной работе элементов методологии дисциплины межкультурная коммуникация, а именно ее понятийно-методологического аппарата.

1.2 Понятийно-методологический аппарат исторического исследования межкультурного взаимодействия

Приступая к исследованию межкультурного взаимодействия, прежде всего, следует дать определение термину «культура». В контексте данной работы термин «культура» понимается достаточно широко, представляет собой совокупность созданных человеком в ходе его деятельности и специфических для него жизненных форм, а также самый процесс их созидания и воспроизводства. Карев В. М. Краткая Российская энциклопедия: В 3 т. Т.2 / сост. В. М. Карев — М: ООО «Издательский дом «Оникс 21 век», 2004 — С. 244 Понятие культуры включает в себя три основные сферы: во-первых, предметы материальной и духовной деятельности человека; во-вторых, этнографические описания творцов и носителей культуры; в-третьих, национальный характер народа, его менталитет, нравственность. Исследование также включает в себя понятие культуры, как мира «упорядоченных» коллективов людей, объединенных системой отношений, опытом совместной жизнедеятельности, мира особых нормативных порядков, ценностей, образов сознания и ментальности. Драч Г. В. Культурология. Конспект лекций. — Ростов-на-Дону: «Феникс», 2003 — С. 18

Принцип морфологии культуры, то есть представление о культуре как о целостной структуре, основными компонентами которой являются материальная, социальная и духовная сферы культурного творчества, предложенный исследователем-культурологом В. К. Королевым Там же. — С. 37, был использован в данной работе.

Понятие колонизации, фигурирующее в данной работе, также требует экспликации. В данном случае понятие колонизации не ограничивается представлением о хозяйственном освоении пустующих земель. В данном случае колонизация характеризуется политическим наступлением на права коренных жителей обладать землей, на которой они проживают, вовлечением коренного населения колонизируемых земель в товарные отношения, христианизацией аборигенного населения.

Наиболее важными для исследования межкультурного взаимодействия европейских колонизаторов и аборигенов Северной Америки являются понятия «свой» и «чужой», культурный конфликт, этноцентризм, аккультурация.

В ситуации расхождения или несовпадения каких-либо культурных явлений другой культуры с принятыми в «своей» культуре возникает понятие «чужой». Тот, кто сталкивается с чужой культурой, переживает много новых чувств и ощущений при взаимодействии с неизвестными и непонятными культурными явлениями. Понятие «чужой» приобретает ключевое значение. Но проблема заключается в том, что до настоящего времени не сформулировано научное определение этого понятия. Понятие «чужой» имеет несколько значений и смыслов:

· чужой как нездешний, иностранный, находящийся за границами родной культуры;

· чужой как странный, необычный, контрастирующий с обычным и привычным окружением;

· чужой как незнакомый, неизвестный и недоступный для познания;

· чужой как сверхъестественный, всемогущий, перед которым человек бессилен;

· чужой как зловещий, несущий угрозу для жизни.

Понятие «свой» подразумевает тот круг явлений окружающего мира, который воспринимается человеком как знакомый, привычный, само собой разумеющийся.

Сначала, как это бывает чаще всего, обнаруживается открытое непонимание, при котором мнение и понимание не совпадают. Как правило, обе стороны не ставят под сомнение «свое само собой разумеющееся», а занимают этноцентристскую позицию и приписывают другой стороне глупость, невежественность или злой умысел Грушевицкая Т. Г. Основы межкультурной коммуникации. / Грушевицкая Т. Г., Попков В. Д., Садохин А. П. — М. :ЮНИТИ-ДАНА, 2002. — С. 115.

Так провозглашая собственные стандарты абсолютными, европейцы осуждали всякое отклонение от европейского образа жизни, не допуская при этом мысли о том, что туземцы могут иметь собственные стандарты.

Возникновение конфликтов объясняется самыми разными причинами. В частности, существует точка зрения, что вражда и предубежденность между людьми извечны и коренятся в самой природе человека, в его инстинктивной «неприязни к различиям». Исследования опровергают эту гипотезу, доказывая, что как враждебность к иностранцам, так и предубеждения против какой-то конкретной народности не являются всеобщими. Они возникают под влиянием причин социального характера. Этот вывод в полной мере относится и к конфликтам, носящим межкультурный характер.

Диапазон причин возникновения межкультурных конфликтов предельно широк: в основе конфликта могут лежать не только недостаточные знания языка и связанное с этим простое непонимание партнера по коммуникации, но и более глубокие причины, нечетко осознаваемые самими участниками. Возникающие конфликты нельзя рассматривать только лишь как деструктивную сторону процесса коммуникации, они имеют также и свои позитивные аспекты. Согласно теории позитивного конфликта конфликты понимаются как неизбежная часть повседневной жизни.

Под конфликтом понимается любой вид противоборства или несовпадения интересов. Конфликт имеет динамический характер и возникает в самом конце ряда событий, которые развиваются, исходя из имеющихся обстоятельств. Возникновение конфликта вовсе не означает прекращения отношений между коммуникантами; за этим скорее стоит возможность отхода от имеющейся модели коммуникации, причем, дальнейшее развитие отношений возможно как в позитивном, так и в негативном направлениях.

В процессе нашей коммуникации с представителями других культур причинами напряженности и конфликта очень часто бывают ошибки атрибуции. Знание или незнание культурных особенностей, включая религиозные и идеологические аспекты, играют огромную роль в построении атрибуций. Обладание такой информацией позволяет многое прояснить относительно того, что является желательным и на что накладывается табу в конкретной культуре.

Возникновение конфликтов возможно в первую очередь среди людей, которые находятся между собой в достаточно зависимых отношениях. Чем теснее эти отношения, тем вероятнее возникновение конфликтов; причем, частота контактов с другим человеком повышает возможность возникновения конфликтной ситуации в отношениях с ним. Это верно как для формальных, так и для неформальных отношений. Причинами коммуникативных конфликтов в межкультурном общении могут оказаться не только культурные различия. За этим часто стоят вопросы власти или статуса, социальное расслоение, конфликт поколений и так далее Почепцов Г. Г. Теория коммуникации. — М.: Рефл-бук, 2001. http: //www. narod. ru/dialogue/dialogue. htm. 09. 02. 2009.

При контактах с другими культурами большинство людей судят о чужих культурных ценностях, используя в качестве образца и критерия культурные ценности собственного этноса. Такой тип ценностного суждения принято называть этноцентризмом. Этноцентризм представляет собой психологическую установку воспринимать и оценивать другие культуры и поведение их представителей через призму своей культуры. Чаще всего этноцентризм подразумевает, что собственная культура превосходит другие культуры, и в этом случае она расценивается как единственно правильная, превосходящие все другие, которые, таким образом, недооцениваются. Все, что отклоняется от норм, обычаев, системы ценностей, привычек, типов поведения собственной культуры, считается низкопробным и классифицируется как неполноценное по отношению к своему.

Исследования этноцентризма, проведенные Д. Кемпбеллом и его коллегами, показали, что для него свойственно:

· считать то, что происходит в своей культуре, естественным и правильным, а то, что происходит в других культурах, неестественным и неправильным;

· рассматривать обычаи своей группы как универсальные: что хорошо для нас, то хорошо и для других;

· воспринимать нормы и ценности своей этнической группы как безусловно верные;

· оказывать при необходимости всестороннюю помощь членам своей группы;

· действовать в интересах своей группы;

· чувствовать неприязнь по отношению к другим этническим группам;

· гордиться своей группой.

Большинство культурных антропологов сходятся во мнении, что этноцентризм в той или иной степени свойственен любой культуре. Во многих из них принято считать, что смотреть на мир через призму своей культуры является естественным, и это имеет как положительные, так и отрицательные моменты. Положительные заключаются в том, что этноцентризм позволяет бессознательно отделить носителей чужой культуры от своей, одну этнокультурную группу от другой. Негативная его сторона заключается в сознательном стремлении изолировать одних людей от других, сформировать уничижительное отношение одной культуры по отношению к другой.

В процессе межкультурной коммуникации взаимодействующим сторонам приходится сталкиваться с необходимостью осмысления чужой культуры, что имеет свои особенности. Уже сама установка на осмысление явлений чужой, неизвестной культуры принципиально отличается от осмысления тех или иных явлений своей собственной культуры. В данном случае оказываются неприемлемыми попытки использовать нормативно-ценностную систему своей культуры, поскольку это неизбежно приводит к неадекватным результатам. И наоборот, попытка осмыслить чужую культуру характерными для нее способами также приносит те же неверные результаты.

Интерпретация явлений чужой культуры происходит в результате столкновения привычного и непривычного. Это создает ситуацию отстранения, в соответствии с которой понимание чего-то нового, неизвестного происходит путем сравнения с привычными и известными явлениями подобного рода из собственной культуры. Такой механизм освоения чужой культуры придает изучаемым ею явлениям вторичный характер, поскольку прообразом и критерием (первичным) становится здесь какое-то явление собственной культуры. Вторичный характер знания о чужой культуре не является второсортным по своему качеству. Это знание также представляет ценность, поскольку по своему содержанию зависит от наличия и соотношения в нем различных компонентов понимания (объема информации, культурной значимости, способов интерпретации). В зависимости от этого интерпретация может быть адекватной или неадекватной.

Значение этноцентризма для процесса межкультурной коммуникации учеными оценивается неоднозначно. Довольно большая группа исследователей полагает, что этноцентризм в целом представляет собой негативное явление, равнозначное национализму и даже расизму. Эта оценка этноцентризма проявляется в тенденции неприятия всех чужих этнических групп в сочетании с завышенной оценкой собственной группы. Но как любое социально-психологическое явление он не может рассматриваться только отрицательно. Хотя этноцентризм часто создает препятствия для межкультурной коммуникации, но одновременно он выполняет полезную для группы функцию поддержания идентичности и даже сохранения целостности и специфичности группы.

Исследователи этноцентризма отмечают, что он может проявляться в большей или меньшей степени. Это зависит от особенностей культуры. Так, существуют данные, что представители коллективистских культур более этноцентричны, чем члены индивидуалистских культур. При анализе этноцентризма необходимо также учитывать социальные факторы, поскольку на степень его выраженности оказывают влияние прежде всего система социальных отношений и состояние межэтнических отношений в данном обществе. Если в обществе некритическое отношение распространено не на все сферы жизнедеятельности этнической группы и присутствует стремление понять и оценить чужую культуру, то это благожелательная, или гибкая, разновидность этноцентризма. При наличии этнического конфликта между общностями этноцентризм может проявляться в ярко выраженных формах. При таком этноцентризме, получившем название воинственного, люди не только судят о чужих ценностях исходя из собственных, но и навязывают последние другим. Воинственный этноцентризм выражается, как правило, в ненависти, недоверии, обвинении других групп в собственных неудачах Грушевицкая Т. Г. Основы межкультурной коммуникации. / Грушевицкая Т. Г., Попков В. Д., Садохин А. П. — М. :ЮНИТИ-ДАНА, 2002. — С. 132.

Считалось, что процессы аккультурации идут автоматически, при этом культуры смешиваются, и достигается состояние культурной и этнической однородности. Разумеется, реально менее развитая культура изменяется намного больше, чем развитая. Теперь термин «аккультурация» используется для обозначения процесса и результата взаимного влияния разных культур, при котором все или часть представителей одной культуры (реципиенты) перенимают нормы, ценности и традиции другой (у культуры-донора).

В процессе аккультурации каждый человек одновременно решает две важнейшие проблемы: стремится сохранить свою культурную идентичность и включается в чужую культуру. Комбинация возможных вариантов решения этих проблем дает четыре основные стратегии аккультурации: ассимиляцию, сепарацию, маргинализацию и интеграцию.

Ассимиляция -- это вариант аккультурации, при котором человек полностью принимает ценности и нормы иной культуры, отказываясь при этом от своих норм и ценностей.

Сепарация есть отрицание чужой культуры при сохранении идентификации со своей культурой. В этом случае представители недоминантной группы предпочитают большую или меньшую степень изоляции от доминантной культуры. Если на такой изоляции настаивают представители господствующей культуры, это называется сегрегацией.

Маргинализация означает, с одной стороны, потерю идентичности с собственной культурой, с другой, -- отсутствие идентификации с культурой большинства. Эта ситуация возникает из-за невозможности поддерживать собственную идентичность (обычно в силу каких-то внешних причин) и отсутствия интереса к получению новой идентичности (возможно, из-за дискриминации или сегрегации со стороны этой культуры).

Интеграция представляет собой идентификацию как со старой, так и с новой культурой.

Важнейшим результатом и целью процесса аккультурации является долговременная адаптация к жизни в чужой культуре. Это характеризуется относительно стабильными изменениями в индивидуальном или групповом сознании в ответ на требования окружающей среды. Адаптацию обычно рассматривают в двух аспектах: психологическом и социокультурном.

Психологическая адаптация представляет собой достижение психологической удовлетворенности в рамках новой культуры. Она выражается в хорошем самочувствии, психологическом здоровье, а также в четко и ясно сформированном чувстве личной или культурной идентичности.

Социокультурная адаптация заключается в умении свободно ориентироваться в новой культуре и обществе, решать повседневные проблемы в семье, в быту.

Адаптация может привести или не привести к взаимному соответствию личности и среды и может выражаться не только в приспособлении, но и в сопротивлении, в попытке изменить среду своего обитания или измениться взаимно. И спектр результатов адаптации весьма велик -- от очень успешного приспособления новой жизни до полной неудачи всех попыток этого добиться Грушевицкая Т. Г. Основы межкультурной коммуникации. / Грушевицкая Т. Г., Попков В. Д., Садохин А. П. — М. :ЮНИТИ-ДАНА, 2002. — С. 138.

В данном исследовании мы имеем дело с воинственной этноцентристской позицией европейских колонизаторов в отношении коренного населения Северной Америки. Отношения взаимозависимости двух рассматриваемых культурно-исторических общностей обусловили возникновения культурного конфликта. Процесс аккультурации европейцев и аборигенов характеризуется ассимиляторской политикой колонизаторов и интеграцией культур в результате их взаимодействия.

колонизация североамериканский межкультурный население

2. ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ КОЛОНИЗАТОРАМИ И КОРЕННЫМ НАСЕЛЕНИЕМ СЕВЕРНОЙ АМЕРИКИ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СФЕРЕ

Когда речь идет о политической составляющей взаимодействия европейского и аборигенного населения Северной Америки, необходимо учитывать наличие государственности у европейцев и отсутствие государственности у индейцев. Поэтому политические отношения двух означенных культурно-исторических общностей заведомо носили практически односторонний характер. Политическое взаимодействие свелось к решению земельного вопроса и определению статуса коренного населения.

Установив суверенитет над заокеанскими территориями, британские власти, однако, в определенной мере признавали за их коренным населением право на свои исконные земли — так называемое аборигенное (native, aboriginal) право. Такой подход основывался также на характерном для рассматриваемой эпохи понятии «первозданного общества». Индейские племена, с точки зрения колонистов являвшиеся такими сообществами, обладали неоспоримыми территориальными правами. В силу этого в первые десятилетия колониального господства англичане (европейцы) практиковали мирные, экономические формы отчуждения индейских земель: покупку, обмен, договорную уступку и т. п. Большинство сделок такого рода, впрочем, были надувательством коренного населения.

Пока белое население было малочисленным и колонии экономически слаборазвитыми, контакты пришельцев и местных жителей были относительно мирными. Европейские поселенцы жили с индейцами как соседи, допуская автономное положение их племен. Но по мере освоения континента и прибытия новых иммигрантов жители колоний, чтобы увеличить свои территориальные владения, начали захватывать новые пространства индейских земель Стельмах В. Г. Этапы колониальной политики. / В кн. «Коренное население Северной Америки в современном мире». — М.: Наука, 1990 — С. 46.

Систематическому вытеснению индейского населения предшествовала ревизия легальности аборигенного права, сомнительная часть проведения которой принадлежала пуританскому законоведу губернатору колонии Массачусетс Дж. Уинтропу, провозгласившему в 1629 г. следующее: «Основная часть земель на этом континенте подпадает под юридическое определение „вакуум доминиум“ (ничейное владение), ибо индейцы никогда не возделывали их. Следовательно, они имеют в отношении этих земель только природное, а не законное право» Whinthrop J. History of new England from 1630 to 1649. [Electronic resource] / J. Whinthrop. — http: //amstd. spb. ru/Colonial/Winthropimage. htm. (15 марта 2009).

Доктрина «ничейного владения» послужила оправданием массового захвата земель коренных американцев, датируемого 30-ми гг. XVIIв. По всему Атлантическому побережью началось уничтожение индейских поселений и избиение их жителей, которые неожиданно узнали, что они являются незаконно вторгнувшимися в собственные угодья. В ответ на репрессии колонизаторов вспыхнуло сопротивление индейцев. По британским владениям в Америке прокатилась волна индейских войн и восстаний.

Весной 1644 г. восстали поухатаны в Вирджинии, возглавлявшиеся вождем Опеканканом. В ответ на террор властей колонии индейцы, в свою очередь, приступили к уничтожению поселений белых в долине р. Йорк. Восстание удалось подавить. После этого началось методическое уничтожение поухатанов, численность которых за короткий срок сократилась с 8 тыс. до 1 тыс. человек Стельмах В. Г. Этапы колониальной политики. / В кн. «Коренное население Северной Америки в современном мире». — М.: Наука, 1990 — С. 47.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой