Наследование по закону

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Южно-Уральский государственный университет

Факультет «Юридический»

Кафедра «Гражданское право и процесс»

КУРСОВАЯ РАБОТА

на тему

Наследование по закону

Руководитель работы:

кандидат юридических наук,

зав. кафедрой Г. С. Демидова

Автор работы:

студентка группы Ю-436 А.В. Трофимов

Челябинск 2010

Оглавление

Введение

Глава 1. Наследование по закону в российском законодательстве

§ 1. Очередность и субъектный состав наследования по закону

§ 2. Наследственная масса: понятие и состав

§ 3. Наследственная масса как имущественный комплекс

Глава 2. Проблемы включения отдельных видов гражданско-правовых требований в наследственную массу

§ 1. Требования поручителя и наследственная масса

§ 2. Требования о компенсации морального вреда и наследственная масса

Заключение

Список литературы

Введение

Наследственное право относится к одним из наиболее востребованных на практике подотраслей гражданского права. Исторически сложившееся как правовой инструмент, обеспечивающий баланс между общественными (социальными) и частными (индивидуальными) интересами в сфере имущественных отношений, наследственное право и в современном мире выступает не только в качестве одного из важнейших способов приобретения права собственности, но и создает условия для защиты имущественных интересов семьи наследодателя.

Изложенное позволяет ограничиться рассмотрением наиболее актуальных, с точки зрения автора, проблем правового регулирования наследования по закону, выбор которых определяется не только пробелами в доктрине, но и теми изменениями, которые были произведены в 2001 г. в отечественном наследственном законодательстве. К таким проблемам относятся основание и пределы наследования по закону, условия отстранения от наследования недостойных наследников, а также порядок призвания к наследованию различных категорий законных наследников — представляющих наследников из числа кровных родственников наследодателя, усыновленных наследодателем лиц и нетрудоспособных иждивенцев наследодателя. В связи с исследованием этих проблем неизбежно и обращение к анализу таких институтов, как выморочное имущество и обязательная доля.

Регулирование отношений, связанных с наследованием, традиционно строится на сочетании двух основополагающих начал — индивидуального, отражающего интересы отдельной личности, и социального, отражающего интересы общества и государства. В наследовании по закону традиционным проявлением индивидуального начала считалось отнесение к числу наследников наиболее близких родственников и членов семьи наследодателя. Социальное начало, в свою очередь, проявлялось в стремлении государства, обеспечив законных наследников средствами к существованию за счет имущества умершего собственника, освободить общество от бремени содержания этих лиц.

Для изучения наследственного права необходимо обращение к цивилистическим работам Б. С. Антимонова, Д. М. Генкина, М. В. Гордона, П. Е. Орловского, М. Ю. Барщевского, В. К. Дронникова, З. Г. Крыловой, П. С. Никитюка, А. А. Рубанова, Т. Д. Чепиги, В. А. Рясенцева, P.O. Халфиной, Б. Б. Черепахина. Огромный вклад в становление и развитие теории наследственного права внес выдающийся ученый-юрист В. И. Серебровский. Его «Очерки советского наследственного права», изданные в 1953 г., представляют собой глубокий всесторонний монографический труд, который носит энциклопедический характер.

Настоящее исследование проведено на основе сочетания общенаучного диалектического метода со специальными методами изучения правовых явлений — догматическим, историко-правовым и сравнительно-правовым.

Глава 1. Наследование по закону в российском законодательстве

§ 1. Очередность и субъектный состав наследования по закону

Возрождение и законодательное закрепление частного права положены в основу государственного строительства, в фундамент глобального формирования нового законодательства. Данные конституирующие доктринальные положения отражаются на всех без исключения юридических институтах, в том числе и на наследственных правоотношениях. За всю историю развития рассматриваемого института в настоящее время в Российской Федерации создаются самые благоприятные условия для реального осуществления субъективных прав на имущество, переходящее в порядке наследования, в основе которых лежит принцип справедливости.

Так было не всегда. За последние девяносто лет институт наследования претерпел кардинальные изменения в вопросе круга наследников по закону и их распределения по очередям. В соответствии с Декретом Всероссийского центрального исполнительного комитета от 27 апреля 1918 г. «Об отмене наследования» почти все имущество умерших граждан переходило к государству. Исключение составляла не превышающая определенную сумму часть имущества либо обозначенный в Декрете перечень предметов «трудового хозяйства в городе или в деревне». Выделенные из имущества вещи умершего передавались перечисленному в документе ограниченному кругу лиц — близким умершего См.: Эйдинова Э. Б. Наследование по закону и по завещанию. — М., 1985. С. 6. Этот порядок наследования был сохранен в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. В ст. 416 ГК РСФСР 1922 г. было указано, что наследование по закону и по завещанию допускается. Последнее слово — «допускается» — отражает в целом правовую политику государства на тот период в отношении института наследования.

В связи с принятием Федерального закона от 14 мая 2001 г. № 51-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в статью 532 Гражданского кодекса РСФСР» См.: СЗ РФ. 2001. № 21. Ст. 2060 (ФЗ от 26 ноября 2001 г. № 147-ФЗ, признан утратившим силу с 1 марта 2002 г.). количество очередей возросло до четырех: в третью очередь могли становиться наследниками братья и сестры родителей умершего (дяди и тети наследодателя); в четвертую очередь — прадеды и прабабки умершего как со стороны деда, так и со стороны бабки.

Одним из основных изменений в наследственном праве стало значительное расширение числа потенциальных наследников по закону. В третьей части нового Гражданского кодекса РФ учтены интересы практически всех родственников (ст. 1141−1150). В соответствии с принципом защиты интересов близких родственников количество очередей увеличилось до восьми.

В настоящее время п. 2 ст. 1142 ГК РФ относит к наследникам первой, второй и третьей очередей внуков наследодателя и их потомков, детей полнородных и неполнородных братьев и сестер наследодателя, т. е. племянников и племянниц наследодателя (п. 2 ст. 1144), двоюродных братьев и сестер. Данные лица наследуют по так называемому праву представления, когда наследники по закону соответствующих очередей (первой, второй или третьей) умерли до открытия наследства или одновременно с наследодателем (ст. 1146 ГК РФ).

В качестве наследников пятой очереди призываются родственники четвертой степени родства — дети родных племянников и племянниц наследодателя (двоюродные внуки и внучки) и родные братья и сестры его дедушек и бабушек (двоюродные бабушки и дедушки) (п. 2 ст. 1145 ГК РФ). Наследниками шестой очереди выступают родственники пятой степени родства — дети его двоюродных братьев и сестер (двоюродные племянники и племянницы) и дети его двоюродных дедушек и бабушек (двоюродные дяди и тети). В качестве наследников восьмой очереди выступают нетрудоспособные иждивенцы наследодателя, которые не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении и проживали совместно с ним (п. 2, 3 ст. 1148 ГК РФ).

В целом круг и состав субъектов наследственных отношений значительно расширился. Данное принципиальное нововведение позволяет максимально полно обеспечить частные интересы, справедливо соотнести интересы граждан и государства при наследовании.

Если отсутствуют наследники предшествующих очередей, либо они отказались от наследования, либо признаны недостойными наследниками, то к наследованию в качестве наследников седьмой очереди по закону призываются пасынки, падчерицы, отчим и мачеха наследодателя.

В этой ситуации обнаруживается некоторая непоследовательность законодателя. На сегодня ни Гражданский кодекс РФ, ни Семейный кодекс РФ не содержат определений понятий «отчим», «мачеха», «пасынок» и «падчерица».

Исходя из общего употребления, отчим — это неродной отец, муж матери по отношению к ее детям от предыдущего брака; мачеха — неродная мать, жена отца по отношению к его детям от прежнего брака; падчерица — неродная дочь одного из супругов; пасынок — неродной сын одного из супругов См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка / Под ред. Н. Ю. Шведовой. — М., 1987. С. 416, 294, 420, 426.

Также не в полной мере в законе определен круг их прав и обязанностей, за исключением отдельных случаев (в частности, ст. 97 СК РФ). При этом п. 1 ст. 1147 ГК РФ приравнивает усыновленных и усыновителей к кровным родственникам.

Как представляется, данное положение не вполне отражает значение перечисленных субъектов для наследодателя. Даже если отчим и мачеха не являются усыновителями, скорее всего, пасынки и (или) падчерицы находились в том числе и на их содержании, тесно общались друг с другом, помогали и уделяли друг другу особое внимание, делились переживаниями, личными и бытовыми проблемами. В свою очередь, отчим и (или) мачеха, по сути, заменили наследодателю родителей и несли бремя содержания, заботы и ответственности за его воспитание и образование. Их роль в жизни и взрослении наследодателя неоценима, как неоценима роль отца и матери для ребенка. Поэтому, исходя из фактического положения этих субъектов, согласно определяющему этическому и правовому принципу справедливости пасынки, падчерицы, отчим и мачеха наследодателя должны быть отнесены законодателем не к одной из последних очередей наследников по закону, а по крайней мере ко второй очереди.

Более того, если говорить о справедливом балансе прав и обязанностей участников гражданско-правовых отношений, следует обратить особое внимание на категорию, в этом смысле обойденную законодателем. Речь идет о правовом статусе фактического воспитателя в отношениях, связанных с наследованием по закону.

В ГК РФ названное понятие отсутствует. Семейный кодекс РФ определяет фактических воспитателей как лиц, осуществлявших действительное (фактическое) воспитание и содержание несовершеннолетних детей, не включая в их число законных опекунов и приемных родителей (п. 3 ст. 96 СК РФ). При этом фактическим воспитателем может быть любой родственник или свойственник наследодателя, а также иное лицо, которое фактически несло на себе бремя материального содержания, моральной ответственности за воспитанника.

Поэтому необходимо, во-первых, включить в число наследников по закону фактических воспитателей; во-вторых, отнести фактических воспитателей ко второй очереди наследования по закону. Таким образом, наследственное законодательство нуждается в дальнейшем совершенствовании. В круг наследников по закону должны входить не только близкие и дальние родственники, а также лица, связанные отношениями свойства, но и лица, фактически заменившие наследодателю родителей. Это изменение позволит соблюсти необходимое равновесие прав и обязанностей указанных субъектов семейных отношений, что, в свою очередь, является частным воплощением справедливости в праве.

§ 2. Наследственная масса: понятие и состав

Наследование представляет собой переход прав и обязанностей умершего лица — наследодателя — к его наследникам.

В современном гражданском законодательстве используются такие понятия, как «наследственная масса», «наследственное имущество», «наследство», которые по своей правовой природе являются идентичными. Это в свою очередь порождает существование различных подходов к определению понятия наследства, а главное — к его составным элементам, что имеет существенное значение в правоприменительной практике.

Так, в литературе встречается позиция, согласно которой понятие «наследственное имущество» отождествляется с общим понятием «имущество»: в составе наследственного имущества к наследнику переходят вещи, различные права, а вместе с ними и долги (обязанности) умершего Власов Ю. Н. Наследственное право в Российской Федерации. Общие положения, правовые основы, образцы типовых документов: учебно-методическое пособие. — М., 2003. С. 27. Ю. К. Толстой справедливо замечает, что «состав наследства нельзя сводить к одним лишь имущественным правам и обязанностям, а потому правильнее вести речь именно о наследстве или о наследственной массе, но не о наследственном имуществе, что вольно или невольно сужает круг объектов наследственного правопреемства» Гражданское право: учебник: в 3 т. Т. 3. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. — М., 2005. С. 617.

В состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности (ст. 1112 ГК РФ). Исключается из состава наследства следующее:

1) имущественные права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя (право на получение алиментов либо обязанность по их выплате, право на получение возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью наследодателя);

2) имущественные права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается законом (в частности, переход денежных сумм, служащих средством к существованию наследодателя, не полученных им при жизни (ст. 1183 ГК РФ); права на эти средства не могут включаться в состав наследства);

3) личные неимущественные права;

4) другие нематериальные блага Долгова М. Н. Споры о наследстве: как выиграть дело в суде? — М., 2008. С. 12.

Права и обязанности, относящиеся к первой группе, обладают одним общим признаком: они должны быть неразрывно связаны с личностью наследодателя. Эта связь должна быть именно неразрывной, т. е. вне этого правоотношения право или обязанность не может существовать. Лицо, обладающее этим правом (лицо, получающее алименты или суммы в возмещение причиненного здоровью или жизни вреда), имеет право получать периодические платежи, цель которых состоит в обеспечении условий для нормальной жизни и деятельности человека. Поэтому смерть лица, получавшего такие периодические платежи, ведет к прекращению этого права.

Отдельные виды имущественных прав и обязанностей, относящихся к первой группе, необязательно должны указываться в ГК РФ или ином законе. Они автоматически включаются в эту группу, если у них имеется упомянутый признак: неразрывная связь с личностью наследодателя Гаврилов И. П. Наследование интеллектуальных прав // Патенты и лицензии. 2008. № 4. С. 15.

Рассматривая первую категорию изъятий из состава наследственной массы, следует также заметить, что в ее состав не включаются права и обязанности, вытекающие из договоров, прекращающихся со смертью физического лица (ст. 418 ГК РФ). Например, по наследству не переходит право на получение рентных выплат после смерти получателя пожизненной ренты. Со смертью гражданина прекращается договор поручения независимо от того, в качестве кого (доверителя или поверенного) в нем участвовал наследодатель. По общему правилу, договор комиссии прекращается со смертью комиссионера (ст. 1002 ГК РФ), а договор безвозмездного пользования со смертью гражданина-ссудополучателя, если иное не предусмотрено договором (ст. 701 ГК РФ).

Не до конца решенным остается вопрос по поводу исключения из состава наследственной массы неимущественных прав. Естественно, невозможно наследовать право на жизнь, право на личную неприкосновенность, честь, достоинство, деловую репутацию. В данном случае особый интерес представляют исключительные права, а именно личные неимущественные права автора.

С одной стороны, эти права не передаются по наследству, а с другой — некоторые из них, в частности, право на обнародование произведения, передаваться могут. Кроме того, указание законодателя на то, что в отдельных случаях, прямо предусмотренных законом, личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообладателя (п. 1 ст. 150 ГК РФ), порождает дискуссию о необходимости включения некоторых неимущественных прав в состав наследства Гражданское право: учебник для вузов: в 3 ч. Ч. 3. / Под ред. В. П. Камышанского, Н. М. Коршунова, В. И. Иванова. — М., 2009. С. 382. . На основании этого Ю. К. Толстой делает вывод о том, что некоторые личные неимущественные права и нематериальные блага «принадлежат наследникам правообладателя как его правопреемникам» Гражданское право: учебник: в 3 т. Т. 3. / под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. — М., 2005. С. 616.

М.Н. Малеина со ссылкой на ст. 29 не действующего в настоящее время Закона Р Ф «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993 г. Российская газета. 1993. № 147. говорит о том, что право на обнародование после смерти автора переходит к его наследникам. М. Н. Малеина также замечает, что законом не установлены какие-либо меры контроля за действиями наследников, они руководствуются своими собственными соображениями, если воля автора в отношении права на обнародование специально не оговорена в завещании Малеина М. Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. — М., 2001. С. 213. .

Противоположной позиции придерживаются Ю. А. Тимонина и Т. А. Фесечко. По их мнению, существует «правовая неопределенность в наследовании исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности» Тимонина Ю. В., Фесечко Т. А. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. — М., 2002. С. 11−12.

Устранение из состава наследства личных неимущественных прав влечет за собой устранение иных элементов сложившегося правоотношения и по причине невозможности его существования не позволяет защищать (в отдельных случаях — осуществлять) указанные права и блага умершего. Неясно, каким образом смогут наследники осуществлять и защищать права умершего без включения их в состав наследства. Для защиты личного неимущественного права необходимо предварительно признать его объектом гражданско-правовой защиты, в частности, включить его в состав наследства, на которое распространяется соответствующий гражданско-правовой режим, в том числе режим защиты прав. Защита личных неимущественных прав наследодателя за пределами подотрасли гражданского права — наследственного права — представляется нереальной.

А.В. Павлов также отмечает, что Гражданский кодекс РФ как важнейший закон не может и не должен подвергаться внесению в него частых изменений. Однако уязвимость содержания ст. 1112 ГК РФ представляется очевидной. В связи с этим им предложено изложить п. 3 названной статьи в следующей редакции: «Личные неимущественные права и нематериальные блага входят в состав наследства на условиях и в порядке, определенных федеральными законами» Павлов А. В. Медицинская тайна гражданина после его смерти // Медицинское право. 2008. № 4. С. 14.

Думается, что логичное разрешение данной проблемы можно найти в нормах ГК РФ. Например, в соответствии со ст. 152.1 ГК РФ возможно заключение соглашения об обнародовании и дальнейшем использовании изображения гражданина. То обстоятельство, что законом напрямую предусмотрены договоры с нематериальным содержанием, позволяет сделать вывод об отчуждаемости некоторых неимущественных прав.

Кроме того, в соответствии со ст. 1267 ГК РФ «автор вправе в порядке, предусмотренном для назначения исполнителя завещания, указать лицо, на которое он возлагает охрану авторства, имени автора и неприкосновенности произведения после своей смерти. Это лицо осуществляет свои полномочия пожизненно. При отсутствии таких указаний или в случае отказа назначенного автором лица от исполнения соответствующих полномочий, а также после смерти этого лица охрана авторства, имени автора и неприкосновенности произведения осуществляется наследниками автора, их правопреемниками и другими заинтересованными лицами».

В отношении права на обнародование произведения в п. 3 ст. 1268 ГК РФ четко определено, что произведение, не обнародованное при жизни автора, может быть обнародовано после его смерти лицом, обладающим исключительным правом на произведение, если обнародование не противоречит воле автора произведения, определенно выраженной им в письменной форме (в завещании, письмах, дневниках и т. п.). А в соответствии со ст. 1270 ГК РФ, посвященной исключительному праву на произведение, данное право является имущественным. Следовательно, исходя из своего имущественного характера, оно вполне может переходить к наследникам правообладателя в составе наследственной массы в порядке ст. 1110 и 1112 ГК РФ. Таким образом, в отношении права на обнародование произведения законодателем установлена возможность его перехода к наследникам автора в порядке наследования.

По общему правилу, в состав наследства включается только то, чем гражданин обладал к моменту своей смерти. Все, что он мог бы получить в будущем, но не получил, по наследству не передается. Однако следует заметить, что в случаях, прямо предусмотренных законом, по наследству переходят не только уже существующие права и обязанности, но также права, которые наследодатель при жизни не успел юридически оформить, но предпринял необходимые меры для их получения. Так, в соответствии с п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда Р Ф от 24 августа 1993 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Закона Р Ф «О приватизации жилищного фонда в РФ» Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 1993. № 11., если гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до регистрации такого договора местной администрацией, то в случае возникновения спора по поводу включения этого жилого помещения или его части в наследственную массу необходимо иметь в виду, что указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требований наследника, если наследодатель, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал свое заявление, поскольку по независящим от него причинам был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано Гришаев С. П. Комментарий к законодательству о наследовании // СПС КонсультантПлюс..

Несмотря на то что высшая судебная инстанция выработала соответствующие рекомендации, на практике не перестают возникать споры, связанные с разрешением правовой судьбы данного имущества. К сожалению, суды не редко игнорируют положения данного постановления Пленума Верховного Суда Р Ф и в удовлетворении соответствующих исков наследников отказывают Определение Верховного Суда Р Ф от 9 июня 2009 г. № 5-В09−44.

Право на приобретение имущества в силу приобретательной давности также входит в состав наследства. Суть состоит в том, что лицо, которое открыто, добросовестно и непрерывно владело каким-либо имуществом как своим собственным в течение определенного законом срока (для движимого имущества пять лет, для недвижимого — 15 лет), приобретает право собственности на это имущество. Наследник, ссылающийся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел наследодатель Внуков Н. А., Алексикова О. Е. Актуальные проблемы определения состава наследства // Наследственное право. 2009. № 2. С. 4. . Ю. К. Толстой говорит о том, что «здесь в порядке наследственного преемства к наследнику переходит не само право (его еще нет), а те элементы юридического состава, накопление которых необходимо для приобретения по давности владения права собственности. До тех пор пока срок приобретательной давности не истек, в наследственную массу умершего давностного владельца входит не само право на имущество, а лишь возможность его приобретения в собственность по истечении предусмотренных в законе сроков» Гражданское право: учебник: в 3 т. Т. 3. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. — М., 2005. С. 620.

Таким образом, понятие наследства охватывает не только уже существующие права и обязанности, но и некие правовые образования, занимающие промежуточное положение между правоспособностью как предпосылкой к существованию права и существующим субъективным правом (обязанностью).

Состав наследственного имущества разнообразен. Наследуются не только телесные (дом, автомобиль, гараж и др.) и особые (наличные деньги, облигации, акции и пр.) вещи, но и имущественные права (например, право на авторский гонорар, право на получение долга, имеющегося у обязанного лица перед умершим, право на получение по исполнительному листу и пр.), а также право аренды.

Особым образом регулируется вопрос о наследовании страховых сумм при заключении договора личного страхования. В соответствии с п. 4 ст. 10 Закона Р Ф «Об организации страхового дела в Российской Федерации» от 27 ноября 1992 г. Российская газета. 1993. № 6. страховое обеспечение по личному страхованию, причитающееся выгодоприобретателю в случае смерти страхователя, в состав наследственного имущества не входит. Однако в соответствии с п. 2 ст. 934 ГК РФ в случае смерти лица, застрахованного по договору, в котором не назван иной выгодоприобретатель, выгодоприобретателями признаются наследники застрахованного лица Гришаев С. П. Указ. соч. Таким образом, не вполне понятно, входят ли страховые выплаты, полученные наследниками, в состав наследства.

Не вносит ясности в этот вопрос высказывание Н. А. Внукова, который просто констатирует, что «наследники получают страховую сумму, подлежащую выплате в случае смерти застрахованного лица — наследодателя, если в договоре страхования не был указан получатель этой суммы либо хотя и был назван, но умер ранее застрахованного и последний другого получателя не назначил» Внуков Н. А., Алексикова О. Е. Указ. соч. С. 5. .

Более определенно высказывается А. Я. Рыженков, ссылаясь на п. 2 ст. 934 ГК РФ и полагая, что поскольку «при личном страховании в случае смерти застрахованного лица назначается выгодоприбретатель (в случае, когда выгодоприобретатель не назван, в качестве такового рассматриваются наследники застрахованного лица), т. е. заключается договор в пользу третьего лица, следовательно, указанные страховые суммы в состав наследства входить не могут» Гражданское право: учебник для вузов: в 3 ч. Ч. 3. / Под ред. В. П. Камышанского, Н. М. Коршунова, В. И. Иванова. — М., С. 384.

Думается, что страховые суммы не входят в состав наследства не в связи с тем, что наследники рассматриваются как выгодоприобретатели по договору в пользу третьего лица, а потому, что включение их в состав наследства в случае смерти застрахованного лица противоречит ст. 1112 ГК РФ, согласно которой в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи. А так как данные выплаты производятся именно в случае смерти застрахованного лица (страховой случай — смерть), то принадлежать ему при жизни они никак не могут, поэтому в состав наследственной массы не включаются.

Итак, на основе вышесказанного можно сделать вывод о том, что состав наследственной массы определяется двумя критериями: во-первых, правовой сущностью отдельных вещей, прав и обязанностей; во-вторых, принадлежностью их наследодателю на день его смерти. Так, принимая во внимание первый критерий, в наследственную массу не включаются имущественные права и обязанности, тесно связанные с личностью наследодателя, не выплаченные наследодателю суммы, предоставленные в качестве средств к существованию; вместе с тем в наследственную массу входят категории, находящиеся на пути следования от правоспособности к субъективному праву (приватизируемая квартира), а также некоторые личные неимущественные права, в частности, право на обнародование произведения (данная возможность установлена п. 3 ст. 1268 ГК РФ). В соответствии со вторым критерием в наследственную массу не включаются страховые суммы, подлежащие выплате по договору личного страхования, а также суммы, выплачиваемые в соответствии с законодательством об обязательном социальном страховании.

§ 3. Наследственная масса как имущественный комплекс

В гражданском законодательстве Российской Федерации широко используется такой термин, как имущественный комплекс. ГК РФ говорит о предприятии как имущественном комплексе (ст. 132 ГК РФ) и использует термин «иные имущественные комплексы» (ст. 340, 607, 1013 ГК РФ). Несмотря на упоминание различных видов, общее понятие имущественного комплекса в законе не закреплено. В перечне объектов гражданских прав (ст. 128 ГК РФ) он не значится, за исключением предприятия как разновидности имущественного комплекса.

Несмотря на отсутствие законодательного закрепления, исследование имущественного комплекса как правовой категории ведется на теоретическом уровне См.: Степанов С. А. Имущественные комплексы в российском гражданском праве. — М., 2002. С. 29; Романов О. Е. Предприятие и иные имущественные комплексы как объекты гражданских прав. — СПб., 2004. С. 51; Лапач В. А. Система объектов гражданских прав: теория и судебная практика. — СПб., 2002. С. 214. В настоящее время в теории гражданского права не сложилось однозначного подхода к определению понятия имущественного комплекса и его места в системе объектов гражданских прав.

Так, Л. В. Щенникова определяет имущественный комплекс как особую разновидность вещей Щенникова Л. В. Вещные права в гражданском праве России. — М., 1996. С. 9. По мнению О. М. Козыря имущественный комплекс представляет собой отдельный самостоятельный объект гражданских прав Козырь О. М. Недвижимость в новом Гражданском кодексе России. Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика / Отв. ред. А. Л. Маковский. — М., 1998. С. 280. В. А. Белов отстаивает позицию, согласно которой имущественный комплекс представляет собой особую гражданско-правовую категорию, имеющую свой специфический правовой режим, однако к отдельному объекту гражданских прав не относя-щуюся Белов В. А. Имущественные комплексы. Очерк теории и опыт догматической конструкции по российскому гражданскому праву. — М., 2004. C. 36.

Поскольку на законодательном уровне не определен исчерпывающий перечень имущественных комплексов, в теории гражданского права этот вопрос решается также неоднозначно. Не вызывает сомнений отнесение к имущественному комплексу предприятия в связи с закреплением его таковым в законодательстве.

В литературе в качестве разновидностей имущественных комплексов выделяются также паевые инвестиционные фонды, линейные системы (системы газоснабжения, линейно-кабельные сооружения связи и др.) Нарушкевич С. В. К вопросу об особенностях линейных систем как имущественных комплексов // Юрист. 2008. № 5. С. 36−40. Ранее к имущественным комплексам относили кондоминиумы (в современном законодательстве используется термин «общее имущество в многоквартирном доме»).

Для того чтобы признать совокупность различных объектов (вещей, благ) имущественным комплексом, необходимо четко определить критерии отнесения их к имущественному комплексу, его отличительные особенности.

В.А. Белов выделяет следующие основные признаки имущественного комплекса:

представляет собой совокупность юридически разнородных субстанций (различного юридического режима);

рассматривается правом как единый идеальный объект (подобный сложной недвижимой неделимой непотребляемой вещи) в целях экономии правового регулирования динамики возникающих по их поводу гражданских прав;

относится к категории имущества или имущественных прав (эти права объединены в систему или противопоставлены другим подобным комплексам, определенным общим целевым назначением) Белов В. А. Указ. соч. С. 56.

В данной статье мы не будем подробно останавливаться на проблеме определения понятия имущественного комплекса, его места в системе объектов гражданских прав, а обоснуем возможность признания наследственной массы (наследственного имущества) в качестве особого имущественного комплекса.

Состав наследственного имущества крайне разнообразен. В наследственную массу входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности (ст. 1112 ГК РФ). В наследственную массу могут входить также и некоторые личные неимущественные права умершего, в частности право на обнародование произведения после смерти автора (п. 3 ст. 1268 ГК РФ). В случаях, прямо предусмотренных законом, по наследству переходят не только уже существующие права и обязанности, но также права, которые наследодатель при жизни не успел юридически оформить, но предпринял необходимые меры для их получения (например, приватизируемая квартира). В состав наследства также включается право на приобретение имущества в силу приобретательной давности.

Считаем, что наследственная масса в полной мере отвечает первому критерию, сформулированному В. А. Беловым, а именно представляет собой совокупность разнородных объектов, каждый из которых имеет особый правовой режим и может выступать в гражданском обороте в качестве самостоятельного объекта гражданских прав.

Следует отметить, что количество объектов, входящих в состав наследственной массы, значения не имеет. Наследственное имущество может состоять исключительно из одних долгов (пассив наследства). При этом не теряется правовая природа его как имущественного комплекса, так как наследственная масса представляет собой единый имущественный комплекс не потому, что в ее составе находятся различные виды вещей и имущества, а закрепляется особый правовой режим ее существования, единство судьбы входящих в нее элементов.

Немаловажным признаком, позволяющим квалифицировать наследственную массу как имущественный комплекс, является единство ее состава. Согласно п. 1 ст. 1110 ГК РФ при наследовании имущество умершего переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, т. е. в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент.

Наследственная масса представляет собой не простую совокупность разных объектов, а именно имущественный комплекс как единое целое (так, в соответствии со ст. 1152 ГК РФ принятие наследником части наследства означает принятие всего наследства целиком, не допускается принятие наследства под условием или с оговорками). Единством наследственной массы объясняется правовой режим общей собственности наследников на имущество наследодателя (ст. 1164 ГК РФ).

Единство состава наследственной массы также обусловлено особым характером связи между отдельными составляющими ее объектами, — принадлежностью их наследодателю на момент смерти (ст. 1112 ГК РФ). Именно благодаря этой правовой связи все составляющие наследственной массы выступают в качестве единого комплекса.

Глава 2. Проблемы включения отдельных видов гражданско-правовых требований в наследственную массу

§ 1. Требования поручителя и наследственная масса

Одним из достоинств действующего Гражданского кодекса РФ является закрепление принципа универсальности правопреемства при наследовании и определении состава наследства.

В соответствии со ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. При этом исключаются из состава наследства:

1) имущественные права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя;

2) имущественные права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается законом;

3) личные неимущественные права и другие нематериальные блага.

Не возникает сложностей в определении второй и третьей групп категорий, исключенных из наследства в силу их конкретности. Что же касается прав и обязанностей, включенных в первую группу, то выявление их может вызвать сложности.

Права и обязанности, относящиеся к первой группе, обладают одним общим признаком: они должны быть неразрывно связаны с личностью наследодателя. Эта связь должна быть именно неразрывной, т. е. вне этого правоотношения право или обязанность не может существовать. Лицо, обладающее этим правом (т.е. лицо, получающее алименты или суммы в возмещение причиненного здоровью или жизни вреда), имеет право получать периодические платежи, цель которых состоит в обеспечении условий для нормальной жизни и деятельности человека. Поэтому смерть лица, получавшего такие периодические платежи, ведет к прекращению этого права.

Отдельные виды имущественных прав и обязанностей, относящихся к первой группе, не обязательно должны указываться в ГК или ином законе. Как справедливо отмечает И. П. Гаврилов, «они автоматически включаются в эту группу, если у них имеется упомянутый признак: неразрывная связь с личностью наследодателя» Гаврилов И. П. Наследование интеллектуальных прав // Патенты и лицензии. 2008. № 4. С. 15.

Рассматривая первую категорию изъятий из состава наследственной массы, следует также заметить, что в ее состав также не включаются права и обязанности, вытекающие из договоров, прекращающиеся со смертью физического лица (ст. 418 ГК РФ). Например, по наследству не переходит право на получение рентных выплат после смерти получателя пожизненной ренты. Со смертью гражданина прекращается договор поручения, независимо от того, в качестве кого (доверителя или поверенного) в нем участвовал наследодатель. По общему правилу договор комиссии прекращается со смертью комиссионера (ст. 1002 ГК РФ), а договор безвозмездного пользования — со смертью гражданина-ссудополучателя, если иное не предусмотрено договором (ст. 701 ГК РФ).

Некоторые авторы относят к числу таких договоров и договор поручительства, указывая на то, что отношения поручительства имеют выраженный фидуциарный характер, и проявляется это тогда, когда физические лица, обязывающиеся отвечать перед банком, магазином и т. п., поручаются за того, кого лично знают См.: Тарасенко Ю. Смерть должника как основание прекращения поручительства // Корпоративный юрист. 2006. № 5. С. 7; Мироненко Ю. Посмертное поручительство // ЭЖ-Юрист. 2007. № 47. С. 21. А сам договор поручительства в силу п. 1 ст. 418 ГК РФ прекращается смертью должника, так как данное обязательство неразрывно связано с его личностью.

Между тем решение данной проблемы имеет важное практическое значение, так как влияет на правовую судьбу обязательств, возникших в рамках договора поручительства в случае смерти поручителя. Возникает вопрос: подлежат ли включению в наследственную массу обязанности поручителя по соответствующему договору?

Исходя из логики вышеуказанных авторов — нет. По такому же пути идет и судебная практика.

Банк «Снежинский» обратился в суд с иском к К.М.С. о взыскании задолженности по договору поручительства. В обоснование иска указал на то, что между Банком и К.М.В. был заключен договор поручительства, по которому последний обязался нести солидарную ответственность с заемщиком банка за неисполнение им кредитных обязательств. Однако впоследствии К.М.В. скончался. После его смерти открылось наследство, единственным наследником является его супруга К.М.С. С нее как наследника поручителя Банк просит взыскать задолженность по кредитному договору в пределах стоимости перешедшего к ней наследственного имущества.

Ответчица К.М.С. просила в удовлетворении иска Банка отказать, ссылаясь на отсутствие законных оснований для возложения на нее ответственности по договору поручительства, заключенному с ее мужем в обеспечение кредитных обязательств.

Решением Златоустовского городского суда Челябинской области от 25 декабря 2009 г. в удовлетворении иска Банка «Снежинский» отказано в полном объеме.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Банку, суд руководствовался положениями ст. 361, 363, п. 1 ст. 367, п. 1 ст. 418, ст. 1112 ГК РФ и исходил из того, что правовые основания для возложения ответственности на наследника поручителя в случае смерти последнего за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по кредитному договору основным заемщиком отсутствуют.

Суд первой инстанции также пришел к выводу о том, что обязательства поручителя по договору поручительства неразрывно связаны с его личностью, со смертью поручителя они прекращаются и к его наследникам в порядке универсального правопреемства не переходят.

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда такой вывод суда первой инстанции нашла правильным. А доводы кассационной жалобы о том, что суд неправильно применил ст. 418 ГК РФ, а также что обязанности поручителя по договору поручительства не являются неразрывно связанными с личностью поручителя, поэтому подлежат включению в состав наследства и переходят к наследникам, признала несостоятельными, основанными на неправильном толковании норм материального права.

Суд кассационной инстанции также отметил, что нормами ГК РФ о поручительстве не предусмотрен переход к наследникам поручителя в порядке правопреемства обязанностей по исполнению обязательств должника в случае смерти поручителя. Следовательно, сохранение после смерти поручителя обязательства по договору поручительства наследниками противоречит ст. 361, 367, 418 ГК Р Ф См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 12 марта 2010 г. по делу № 33−2006/2010.

Однако с такой позицией суда согласиться нельзя. Еще со времен римского права считалось, что «поручитель и сам обязывается, и наследника оставляет обязанным, поскольку замещает основного должника» Дигесты Юстиниана. Т. VII. Полутом 1. — М., 2005. С. 159. Такой подход представляется верным. Попытаемся обосновать его собственными аргументами.

Очевидно, что поручительством обеспечиваются заемные обязательства. Поэтому можно сказать, что обязательство поручителя носит денежный характер (так как в силу ст. 361 ГК РФ поручитель обязывается перед кредитором отвечать за неисполнение должником его обязательства полностью или в части, а такая ответственность перед банком-кредитором возможна лишь в денежном выражении) и соответственно может быть произведено без его личного участия. Кроме того, отношения в данном договоре возникают между поручителем и банком и не носят лично-доверительного характера. Отношения между должником и поручителем, безусловно, являются основанием для заключения договора поручительства, однако, как указано в информационном письме ВАС РФ от 26 января 1994 г. № ОЩ-7/ОП-48 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением, изменением и расторжением кредитных договоров» См.: Практика рассмотрения коммерческих споров: Анализ и комментарии постановлений Пленума и обзоров Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации / Под ред. Л. А. Новоселовой, М. А. Рожковой. — М.: Статут, 2008. С. 35., не влияют на отношения по договору поручительства между кредитором и поручителем. Можно сказать, что личный характер отношений между поручителем и должником является мотивом для заключения договора поручительства, а, как известно, мотив не имеет значения для существования сделки.

Таким образом, если в отношениях между поручителем и должником существуют лично-доверительные отношения, то совсем иной характер носят отношения между кредитором и поручителем. Поэтому правило п. 1 ст. 418 ГК, согласно которому обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без его личного участия, в данном случае неприменимо. А следовательно, обязанность поручителя переходит к его наследникам как составная часть наследственного имущества в порядке универсального правопреемства в соответствии со ст. 1110 и 1112 ГК РФ. Данная обязанность переходит к наследникам умершего поручителя в составе «пассива» наследственной массы (долгов наследодателя). А наследник, принявший наследство, не вправе отказаться от долгов, поэтому вопрос о добровольности его вступления в данные правоотношения не возникает. Наследник во всяком случае занимает место должника в обязательствах своего правопредшественника, и это не требует согласия кредитора (как при сингулярном правопреемстве) в силу универсальности правопреемства при наследовании.

§ 2. Требования о компенсации морального вреда и наследственная масса

наследование закон имущественный

В юридической литературе, посвященной проблемам наследственного права, вопрос о включении в состав наследства обязанностей (долгов) наследодателя является спорным. Одни авторы отмечают, что в состав наследства наряду с имуществом и имущественными правами наследодателя входят и его обязанности Римское частное право: учебник / Д. В. Дождев. — М., 2008. С. 641−642., другие отстаивают позицию, согласно которой долги наследодателя не являются составной частью наследства, а лишь обременяют его Указанная позиция имела широкое распространение в советском наследственном праве, (см., например: Серебровский В. И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. — М., 2003. С. 60, 220; Черепахин Б. Б. Труды по гражданскому праву. — М., 2001. С. 428 и др.), очевидно в связи тем, что ГК РСФСР 1922 г. говорил об «ответственности наследников по долгам, обременяющим наследство». Однако эту точку зрения разделяют и некоторые современные авторы, в частности О. И. Сватеева (Ответственность наследников по долгам наследодателя: вопросы теории и практики: автореф. дис. … к.ю.н. — Волгоград, 2007. С. 15)..

В рамках настоящего исследования мы будем исходить из буквального толкования статей 1112 и 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности, а наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя.

Особый интерес с точки зрения правоприменительной практики представляют особенности перехода по наследству отдельных прав и обязанностей наследодателя. В данной статье хотелось бы рассмотреть возможность включения в состав наследственной массы обязанности по компенсации морального вреда. И если вопрос о переходе по наследству права на компенсацию морального вреда в литературе и судебной практике решается вполне однозначно, то переход соответствующей обязанности является спорным. Верховным Судом Р Ф выработана позиция, согласно которой право требования компенсации морального вреда, причиненного наследодателю, не входит в состав наследства, как тесно связанное с личностью; вместе с тем, присужденная наследодателю компенсация морального вреда, не полученная им при жизни, в наследственную массу включается и может быть получена наследниками умершего См: Обзор судебной практики Верховного Суда Р Ф «Некоторые вопросы судебной практики Верховного Суда Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда Р Ф. 2003. № 6. С. 19.; Обзор судебной практики Верховного Суда Р Ф за 2000 год «Некоторые вопросы судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам». Мнение высшей судебной инстанции разделяется и многими учеными См.: Эрделевский А. М. Компенсация морального вреда третьим лицам. Переход и зачет права на компенсацию // Законность. 1998. № 2. С. 20−21.

Проанализировав правоприменительную практику, попробуем выделить три основных позиции судов по данному вопросу:

1. Обязанность по компенсации морального вреда переходит к наследникам умершего как имущественная обязанность в составе наследства.

2. Обязанность по компенсации морального вреда не входит в состав наследства, т.к. является неразрывно связанной с личностью наследодателя.

3. Обязанность по компенсации морального вреда входит в состав наследства, если эта компенсация была присуждена в денежной форме при жизни наследодателя См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2000 г…

Таким образом, можно констатировать, что в настоящее время в судебной практике не выработано единого подхода по вопросу о включении в состав наследства обязанности по компенсации морального вреда.

Для решения данного вопроса необходимо выяснить следующее: во-первых, с какого момента эта обязанность возникает и, во-вторых, является она тесно связанной с личностью наследодателя или нет.

Очевидно, что российское гражданское законодательство презумпции морального вреда не содержит. Потерпевшему при обращении в суд с требованием о компенсации ему морального вреда необходимо доказать наличие нравственных или физических страданий, а также обосновать размер требуемой им компенсации См.: абз. 2 п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда Р Ф от 20. 12. 1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» // «Российская газета». № 29. 08. 02. 1995. Следовательно, указанная обязанность возникает не автоматически при наличии противоправного поведения в отношении потерпевшего, а лишь с момента установления ее судом. Иными словами, для возможности включения в состав наследства обязанности по компенсации морального вреда, последняя должна быть при жизни наследодателя установлена в судебном или добровольном порядке путем определения конкретного размера компенсации. Только в этом случае указанная компенсация приобретет форму имущественной обязанности, переходящей на наследников умершего.

В связи с этим приведенная первой позиция судов представляется ошибочной, так как предполагает преемство в обязанности, которая к моменту смерти наследодателя еще не установлена.

Как известно, в состав наследства не входят права и обязанности, тесно связанные с личностью. Можно ли отнести к их числу обязанность по компенсации морального вреда? Представляется, что нет. Причинение морального вреда является видом деликта. Нормы гражданского законодательства (ст. ст. 151, 1099−1100 ГК РФ) специальных требований к субъектному составу на стороне должника в этом случае не содержат. Между тем, в деликтных обязательствах причинитель вреда и ответственное лицо могут не совпадать (см., например: ст. ст. 1073, 1075, 1076 ГК РФ). Как отмечалось ранее, обязанность по компенсации морального вреда носит денежный характер, а, следовательно, может быть произведена без личного участия самого причинителя. Кроме того, особенность ответственности за причинение морального вреда состоит в том, что она направлена не на личность должника, а на его имущественную сферу. Ее целью является восстановление, компенсация тяжести перенесенных потерпевшим страданий. При этом, для потерпевшего, как правило, не имеет значения, кто именно возместит ему вред. Поэтому, связи с личностью в отношении обязанности по компенсации морального вреда не имеется. И смертью наследодателя данное обязательство не прекращается.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой