Понятие и сущность юридического лица

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Понятие и сущность юридического лица

Курсовая работа

Выполнил: Першин Евгений.

ПЛАН

I. Понятие юридического лица и его эволюция. стр. 2

1. Юридическое лицо как субъект гражданского права. стр. 2

2. Теории юридического лица. стр. 10

3. Место и роль юридического лица в современном

гражданском обороте. стр. 13

II. Сущность юридического лица. стр. 17

1. Признаки юридического лица. стр. 17

2. Правосубъектность юридического лица. стр. 21

3. Индивидуализация юридического лица. стр. 24

III. Правовой статус коллективных образований, не являющихся юридическими лицами. стр. 26

I. Понятие юридического лица и его эволюция.

1. Юридическое лицо как субъект гражданского права.

Участники гражданских правоотношений именуются их субъектами. Как и любое общественное отношение, гражданское правоотношение устанавливается между людьми, как существами, наделенными сознанием и волей. Поэтому в качестве субъектов гражданских правоотношений выступают либо отдельные индивиды, либо определенные коллективы людей. Отдельные индивиды именуются в гражданском законодательстве гражданами. С этим правовым институтом, как правило, серьезных проблем не возникает. Как отмечается в литературе, уже древние римляне имели хорошо развитую систему представлений о юридической личности применительно к отдельному человеку. Е. Б. Хохлов, В. В. Бородин. Понятие юридического лица: история и современная трактовка. //Государство и право N 9. 1993. с. 152.

Что касается коллективных образований, то, хотя сама возможность и даже необходимость их участия в гражданском обороте практически не подвергается сомнениям, в юридической науке периодически возникают дискуссии на предмет теоретического осмысления данного правового института, тем более, что почва для этого, как будет показано в настоящей работе, имеется.

Признание статуса субъектов юридических отношений только за отдельными людьми могло бы отразиться невыгодно на интересах общества и составляющих его единиц. Видный теоретик русского гражданского права Габриэль Феликсович Шершеневич так комментирует эту посылку: «Возьмем случай, когда наследодатель в завещании определит известный капитал на учреждение богадельни. Если бы субъектами права могли быть только люди, то завещатель должен был бы поручить этот капитал какому-либо физическому лицу, которое бы создало завещанное учреждение и от своего имени вело бы его, вступало бы во все необходимые сделки, а при смерти завещало бы капитал снова другому лицу, которое бы продолжало это дело от своего имени. Но при таких условиях нет особенной гарантии, что завещанный капитал действительно получит данное ему назначение в лице первого или последующих распорядителей, что имущество это, слившись с прочим имуществом того или другого распорядителя, не подвергнется взысканию по частным его долгам. Все эти неудобства могли бы быть устранены, если бы завещанное имущество было приурочено к особому субъекту, от имени которого совершались бы все необходимые сделки. Или возьмем случай акционерного соединения. Множество лиц складывают небольшие взносы в значительный капитал с целью совместного достижения общей экономической цели. Чтобы достигнуть назначенной цели, акционеры должны были бы вручить капитал одному или нескольким лицам, которые от своего имени совершали бы все необходимые сделки. Капитал акционеров слился бы с частным имуществом управителей и мог бы подвергнуться взысканию со стороны их частных кредиторов. Кто при такой опасности решился бы сделать взнос?» Г. Ф. Шершеневич. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995. с. 88. Действительно, ситуация складывается более чем неблагоприятная. И выход из нее может быть найден только если отойти от постулата неразрывного сочетания конкретной правоспособности с человеком, личностью. Тогда появляется возможность создания нового субъекта права в виде особой юридической конструкции. Ранее всего такой прием был использован в публичном праве. Государство, ведь тоже ни что иное как юридическая конструкция, однако, это не мешает ему быть одним из основных субъектов ряда отраслей права. В гражданском праве благодаря специфике отрасли, ввиду того, что имущество есть совокупность юридических отношений, объединяемых именем субъекта-обладателя данного имущества вместо реально существующего физического лица можно создать некий искусственный субъект с именем которого будут связываться права и обязанности по поводу конкретного имущества правовое положение которого, с точки зрения гражданского права, гораздо важнее судьбы того, кто им обладает. Сам термин, обозначающий такого субъекта — «юридическое лицо» — подчеркивает особый характер данного образования, так как речь идет о субъекте права, не имеющего реального «физического» воплощения. Однако, его создание не только позволяет сохранить стройность юридических понятий, но и облегчить достижение тех общественных потребностей ради которых это имущество обособляется. См.: Г. Ф. Шершеневич. Указ. сог., с. 89.

Теперь, когда достаточно четко обозначена важность обсуждаемой проблемы, можно непосредственно перейти к самому понятию.

В юридической литературе нет единого мнения по поводу того, где искать истоки понятия юридического лица. многие ученые относят создание понятия юридического лица к числу важнейших заслуг римского частного права. См.: Н. В. Ченцов. Римское частное право. Учебное пособие. -Тверь., 1995. с. 26. Отмечая незначительный удельный вес таких субъектов в гражданском обороте Рима и отсутствие самого термина «юридическое лицо», такие ученые тем не менее делают вывод о том, что «основная мысль о юридическом лице, как приеме юридической техники для введения в оборот имущественной массы, так или иначе обособленной от имущества физических лиц, была выражена римским правом отчетливо». Римское государственное право. Учебник /Под редакцией И. Б. Новицкого, И. С. Перетерского. -М., 1994. с. 115. Авторы отмечают, что издревле в имущественных отношениях участвовали наряду с физическими лицами и некоторые объединения их, определенным образом организованные и располагавшие известными имущественными средствами. Еще в древнейшие времена существовали в Риме частные корпорации: союзы с религиозными целями (sodalitates, collegia sodalicia), профессиональные союзы ремесленников (fabrorum, pistorum). Много новых корпораций появляется в период республики, среди которых необходимо особо отметить collegia publicanorum — объединение предпринимателей, бравшие на откуп государственные доходы, управлявшие на основе договоров государственными имениями и обладавшие значительным имуществом. Однако имущество это рассматривалось древним правом либо как имущество, принадлежавшее каждому из его участников в определенной доле, либо, как имущество, принадлежащее одному из участников — казначею — ведущему дела корпорации и ответственному перед его членами. Поэтому, применительно к данным объединениям можно говорить о наличии в той или иной степени организованности, осуществлявшейся с определенной целью — объединение имущества, но главный, квалифицирующий субъекта права признак — выступление вовне от своего имени здесь отсутствует, поэтому вряд ли можно говорить о попытке ввести в систему правоотношений новый тип субъекта. И все же появление таких образований свидетельствует об ограниченности субъективного состава частноправовых отношений.

А вот правовое положение муниципий — городских общин, которым римское государство, включая их в свой состав и наделяя их жителей римским гражданством, предоставляло самоуправление и хозяйственную самостоятельность, является более отчетливым выражением идеи юридического лица. Претор признал за муниципиями право выступать в суде от своего имени через назначаемых муниципальным советом представителей. Тем самым муниципия была признана в принципе таким же субъектом имущественных прав как и privatae personae. Таким образом, идея юридического лица получила признание в процессуальном праве. В материальном же праве, при заключении сделок, вопрос об их юридических последствиях еще долго оставался неясным. Как раз из-за неопределенности правового статуса нового субъекта.

Основываясь на вышеизложенном можно констатировать, что институт юридического лица не нашел своего оформления в римском праве. Тем не менее, положительным итогом всего хода развития римских корпораций явилось следующее.

Римские юристы признали, что:

1) корпорация может рассматриваться в сфере частного права так же, как рассматривается физическое лицо;

2) юридическое существование корпорации не прекращается и не нарушается с выходом отдельных членов из состава объединения;

3) имущество корпорации обособлено от имущества ее членов, притом, это не совместно всем членам корпорации принадлежащее имущество, а имущество корпорации, как целого, как особого субъекта прав («если что-либо должны корпорации, то мы не должны ее отдельным членам; того, что должна корпорация, не должны ее отдельные члены» Дигесты, книга 3, титул 4, фрагмент 7, параграф 1);

4) корпорация вступает в правовые отношения с другими лицами при посредстве физических лиц, уполномоченных на то в установленном порядке.

Обозначив, таким образом, ряд принципиальных идей, римские юристы не сделали тех выводов из них, которые могли бы лечь в основу развития нового института частного права — института юридического лица. И тому были объективные причины. Во-первых, в экономической жизни Рима, даже в период наибольшего расцвета римского хозяйства, во времена наиболее оживленной международной торговли корпорации как самостоятельные хозяйствующие субъекты значительной роли не играли, поэтому не было большой потребности в юридическом оформлении этого экономического института. Во-вторых, отсутствие в римском праве института прямого представительства препятствовало пониманию механизма участия юридических лиц в гражданском обороте при посредстве физических лиц. Идея главенствующей роли воли в частноправовых отношениях была в римском праве неоспоримым постулатом. Перефразируя Дювернуа, эту причину неразработанности в римском праве института юридического лица можно сформулировать так: связав раз понятие лица с реквизитами разумности и волеспособности субъекта, римские юристы закрыли себе путь к объяснению всего ряда явлений гражданской правоспособности, идущей за пределы правоспособности отдельного человека. См.: Е. Б. Хохлов, В. В. Бородин. Указ. сог., с. 153.

Таким образом, из всего вышеизложенного можно сделать следующий вывод, что хотя понятие юридического лица в римском праве не получило полной и детальной разработки, «идея юридического лица в римском праве была выдвинута и разрешена». Н.В. Ченцов. Указ. сог., с. 32.

С такой позицией несогласны другие российские ученые, которые считают, что «начало истории понятия юридического лица следует отнести к раннему средневековью». Е.Б. Хохлов, В. В. Бородин. Указ. сог., с. 152. Они утверждают, что идея корпорации как особого, отличного от отдельного человека, субъекта права, выдвинутая римской правовой мыслью, принадлежит не частному, а публичному праву, и поэтому истоки понятия юридического лица как института частного права следует искать не в римском праве, а несколько позднее. Их точка зрения базируется на следующем.

В то время, как весь строй римского цивильного быта существеннейшим образом определяется началом личности и в то же время особенности правоотношений каждого гражданина, картины средневекового быта имеют совершенно противоположные черты. Здесь не отдельный человек является правоспособным, а союз (корпорация). Во всем этом быте прослеживается черта обезличенности, где известный и постоянный характер правоотношений определяется принадлежностью человека к союзу (корпорации) и принадлежность эта передается из поколения в поколение. В этих условиях задачи юриспруденции и законодательства заключаются в том, чтобы определить скорее права корпораций и отношение к ним прав отдельных, входящих в них лиц, чем права отдельных лиц как самостоятельных единиц в общежитии. Средневековые глоссаторы разрабатывали понятие корпорации как союза, признанного государством в качестве субъекта права, а их преемники, канонисты, различали в связи с этим понятие «лицо» и «человек» и начинали рассуждать о природе этого лица. Но, как отмечается в литературе, даже в средние века «представления о юридических лицах все еще испытывали сильное влияние догматов римского права». Гражданское право. В 2-х томах. Том 1. Учебник /Под редакцией Ю. К. Толстого, А. П. Сергеева. -М., 1995. c. 105. Глоссаторы и постглоссаторы, ограничиваясь комментированием античных текстов, пытались приспособить их к потребностям развивающегося хозяйства. Эта тенденция прослеживается и в одном из первых определений понятия юридического лица, данном папой Иннокентием IY в 1245 г. Он писал, что юридическое лицо существует лишь в понятии, оно не одарено телом, а значит не обладает волей.

Настоящее же развитие конструкция юридического лица получила в Новое время, когда появляются крупные торговые предприятия в которых вырабатывается техника коллективного ведения крупных дел. Здесь уже сама жизнь подсказывает необходимость детальной разработки статуса этих объединений и регламентации их правового положения.

Что же такое юридическое лицо и каково его значение как субъекта экономического и гражданского оборота? Интересный ответ на первую часть вопроса находим у Г. Ф. Шершеневича: «…под именем юридического лица понимается все то, что, не будучи физическим лицом, признается со стороны закона способным, ввиду определенной цели, быть субъектом права». Гражданское право. В 2-х томах. Том 1. Учебник /Под редакцией Ю. К. Толстого, А. П. Сергеева. -М., 1995. c. 105. Из этого определения автор делает два принципиальных вывода в которых можно обнаружить ряд признаков юридического лица. Во-первых, являясь самостоятельным субъектом, юридическое лицо существует независимо от других субъектов, в том числе от тех которые образовали юридическое лицо и входят в его состав. Поэтому такое юридическое лицо может вступать с ними в сделки на правах равного партнера. Во-вторых, так как юридическое лицо — субъект, лишенный личностного начала, ему должны быть чужды права связанные с физической природой человека. Так, юридическое лицо не может вступать в брачные отношения, вряд ли можно говорить о чести, достоинстве юридического лица, не входит юридическое лицо и в круг наследников по закону.

Термин «юридическое лицо» был впервые использован в гражданском праве. Развитие института юридического лица было тесно связано с бурным ростом капиталистической экономики, требовавшей капиталов. Институт юридического лица и стал правовой формой такой концентрации. Детальное теоретическое осмысление феномена юридического лица осуществлялось в Германии в рамках работы над германским гражданским уложением. Старое, феодальное германское право не пошло в этом вопросе дальше признания понятия физического лица, и по признанию самих разработчиков уложения формула, объявляющая, что имущество организованного социального союза есть личная собственность нового идеального субъекта, и на этом основании вводящая также социальное, общественное имущество в круг гражданского права и резко отделяющая его от имущества отдельных членов союза — формула юридического лица, найдена в области римского права и принята нами на почве рецепции римского права. См.: В. А. Савельев. Гражданский кодекс Германии (история, система, институты). Учебное пособие. -М., 1994. c. 25. Удачность разработки института юридического лица в германском праве во многом объясняется тем, что идеи римских цивилистов легли на благоприятную почву в виде интенсивно развивающихся экономических отношений. Бурная индустриализация страны, резкая активизация различного рода социальных групп хозяйственных и нехозяйственных объединений объективно требовали максимально четкого юридического оформления организации как самостоятельного субъекта права. И Германское гражданское уложение, принятое в 1896 году уделило статусу юридических лиц значительное внимание. В самом Уложении юридическим лицам посвящено около 70 параграфов. Кроме того, в Германии как и во многих других странах нормы, регламентирующие правовое положение отдельных видов юридических лиц, собраны в так называемом специальном законодательстве.

Что же все-таки обуславливает столь пристальное внимание законодателя к этому институту?

Значение института юридического лица можно понять, проанализировав функции, которые он выполняет в регулировании имущественного оборота.

1) Оформление коллективных интересов. Специфика имущественных отношений, регулируемых гражданским правом состоит в том, что каждый субъект этих отношений действует исходя из своей собственной выгоды и в своем интересе. Однако в ряде случаев достичь максимальной выгоды можно лишь объединив свои усилия и средства с другими субъектами таких же отношений. Чтобы при этом не получилась ситуация, описанная в известной басне И. А. Крылова, воля всех участников такого объединения должна стать одной волей или волей одного. Однако во втором случае будет нарушаться баланс интересов членов объединения. Остается первое. Таким образом, институт юридического лица организует, упорядочивает внутренние отношения между участниками юридического лица (организации), преобразуя их волю в волю организации в целом, позволяя ей выступать в гражданском обороте от своего имени.

2) Объединение капиталов. Для достижения крупной коммерческой цели необходимо включить в дело крупный капитал. В этом плане юридическое лицо, в особенности такая его разновидность как акционерное общество, является оптимальной формой долговременной централизацией капиталов, без чего немыслима крупномасштабная предпринимательская деятельность.

3) Ограничение предпринимательского риска. Конструкция юридического лица позволяет ограничить имущественный риск участника суммой вклада в капитал конкретного предприятия.

4) Управление капиталом. Эта формула тесно связана с первой, так как управление капиталом осуществляется для достижения целей, представляющих интерес для тех, кто объединяет свой капитал с капиталом других участников. Институт юридического лица создает также основания для более гибкого использования капитала, принадлежащего одному лицу, в различных сферах предпринимательской деятельности.

Таким образом, появление и развитие института юридического лица было обусловлено потребностями развивающегося экономического оборота, предопределившего появление в качестве самостоятельного участника общественного производства особого феномена — некого олицетворенного имущества. Возникнув в недрах экономических общественных отношений этот социальный феномен неизбежно должен был найти себе юридическое признание. Эта тема для дальнейшего разговора.

2. Теории юридического лица.

Становление и совершенствование столь сложного и важного социального института как юридическое лицо, едва ли возможно без его серьезных исследований. Они велись на протяжении всей истории существования юридических лиц, привели к созданию в XIX веке ряда фундаментальных теорий и активно продолжаются в современной цивилистике.

Первое капитальное научное исследование понятия юридического лица было осуществлено Ф. К. Савиньи в середине XIX века и вошло в историю под названием «теория фикции» или «теория олицетворения». Савиньи утверждал, что только человек является действительным субъектом права. Позитивное право по своему усмотрению может, однако, либо сузить круг правоспособных лиц, либо, наоборот, расширить его, за счет образования искусственных субъектов права. Юридическое лицо представляет собой не что иное, как искусственно созданный посредством простой фикции субъект права. Такой субъект создается исключительно в юридических целях. Реальными субъектами правоотношений в юридическом лице остаются единственно возможные носители правосубъектности — физические лица. Юридическое лицо как простая фикция недееспособно. Дееспособны лишь его органы, состоящие из людей. В соответствии с п. 1 ст. 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы.

Такая концепция предопределила как порядок возникновения, так и природу правоспособности юридического лица. Если юридическое лицо является искусственным созданием правопорядка, то только государство путем признания, оформленного соответствующим актом, может вызвать его к жизни, только государство может определить формы и сферу его деятельности.

Теория фикции получила широкое распространение в Англии и США. «Корпорация — это искусственное образование, невидимое, неосязаемое и существующее только с точки зрения закона» — такое определение корпорации было дано в решении по делу The Trustees of Dartmouth College V. Woodward председателем Верховного суда США Д. Маршаллом еще в начале XIX века, и из такого понятия корпорации до настоящего времени исходят практика и законодательства Англии и США. См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств. Под. ред. Е. А. Васильева. -М., 1993. с. 78

Несмотря на восприятие законодательством, теория фикции подверглась жесткой критике со стороны многих ученых-цивилистов, в том числе и российских. Е. Н. Трубецкой писал, «фикция есть вымысел, предположение чего-то несуществующего, между тем, приписывая права учреждениям и корпорациям, мы вовсе не вынуждены вымышлять что-то несуществующее: соединения людей в обществе, преследующие определенные цели, а равным образом и учреждения с определенными функциями суть величины весьма реальные. Раз „субъект прав“ — вообще не то же, что человек, то называть учреждения и корпорации юридическими лицами — вовсе не значит создавать фикции». Цитата по: Е. Б. Хохлов, В. В. Бородин. Указ. сог., с. 154.

Критикуемая теория фикций тем не менее породила ряд других доктрин, так или иначе использующих для объяснения понятия юридического лица данную категорию. К их числу относится идея олицетворения имущества (К. Белау), суть которой заключается в том, что имущество, служащее определенной цели, для пользы людей, играет посредством действий представителей роль лица.

К концепциям, отрицающим существование реального субъекта со свойствами юридической личности относится и теория «персонифицированной цели», предложенная Бринцем. Суть ее заключается в том, что поскольку целью института юридического лица является лишь управление имуществом, то и юридическое лицо есть не что иное, как сама эта персонифицированная цель.

Особое место в доктрине юридического лица занимает концепция его существования как реального субъекта реальных общественных отношений. Основатель ограниченной теории юридического лица О. Гирке утверждал, что юридическое лицо — это особый телесно-духовный организм, союзная личность. Это не продукт правопорядка, а реально существующий организм, на который государство, но не призывает его к жизни. Конечно, превратиться в самостоятельное лицо, отличное от суммы индивидов его составляющих, человеческий коллектив может лишь при наличии определенных условий. Французские ученые Л. Мишу и Р. Салейль отмечают три таких условия:

1) наличие у коллектива постоянного интереса, отдельного от индивидуальных интересов его членов;

2) соответствующая организация, способная выявлять коллективную волю, представлять и защищать общий интерес;

3) включение коллектива в юридическую среду.

Против этой теории, также, как и против теории фикции было выдвинуто много возражений. Поговаривали даже о попытке О. Гирке биологизировать юридическое лицо.

На мой взгляд, истина, как всегда, находится посередине двух крайностей. Действительно, в основе юридического лица лежат не фиктивные, а настоящие реальные потребности живых людей, но субъекты, которым даются права для охраны этих интересов, существа не реальные. Это искусственно созданные самой жизнью или законодателем субъекты. Как отмечает Г. Ф. Шершеневич в своей работе «Учебник русского гражданского права» «больница, как место подачи помощи больным, — вполне реальна, в ней кипит настоящая жизнь, но в мире юридических отношений, как субъект их, она является искусственным созданием. См.: Г. Ф. Шершеневич. Указ. сог., с. 89.

Хочется отметить также, что несмотря на множественность различных концепций юридического лица это не оказывает отрицательного влияния на практику его функционирования. Изначальная цель, которая стояла перед исследователями феномена юридического лица,-обоснование разграничения имущества (и вытекающие из этого разграничения имущественные права, обязанности и ответственность) корпорации и участников этой корпорации, а также третьих лиц. Именно общность указанной цели, несмотря на разнобой мнений, объединяет теории юридического лица и позволяет им превосходно обслуживать потребности современного гражданского оборота. Юридическое лицо предстает в качестве субъекта как публичного, так и частного права, вступающего в правовые отношения от своего имени и отвечающего в рамках этих отношений своим имуществом. О том какую роль играют юридические лица в гражданском обороте пойдет речь в следующем параграфе.

3. Место и роль юридических лиц в современном

гражданском обороте

Как уже было отмечено, появление института юридического лица было вызвано потребностями экономического оборота. Поэтому и сегодня юридические лица в любом правопорядке — это прежде всего различного рода предпринимательские объединения, играющие роль в экономике любого государства. Прежде всего следует отметить многообразие форм юридических лиц, участвующих в гражданском и торговом обороте. Существуют различные классификации юридических лиц, которые неодинаковы в различных правопорядках. Это объясняется как национальными особенностями юридических лиц и спецификой отдельных семей правовых систем, так и используемыми критериями классификации. Так, право Германии предусматривает частные и публичные учреждения, союзы, акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью; право Франции — союзы и акционерные (анонимные) общества; право Англии — юридические лица, инкорпорированные на основе акта парламента и компании с ограниченной ответственностью; право США — корпорации, имеющие или не имеющие целью извлечение прибыли, а также различного рода правительственные корпорации.

Однако, несмотря на такое многообразие форм, существуют критерии общие для всех юридических лиц в любом правопорядке. Так, широко распространено деление юридических лиц на две большие группы: юридические лица публичного и юридические лица частного права. К числу первых относятся юридические лица, наделенные властными полномочиями (департаменты, общины — во Франции, земли и общины — в Германии, провинции и коммуны — в Италии, муниципалитеты — в США), а также учреждения и организации, осуществляющие образовательную, просветительскую, культурную, научную или лечебную деятельность, — университеты, лицеи, музеи, больницы и т. п. Во вторую группу включают частные и государственные предприятия.

В группе юридических лиц частного права наиболее многочисленны торговые товарищества. В наиболее общем виде товарищество — это организация, создаваемая в целях ведения дел с извлечением прибыли. В настоящее время с некоторой долей условности торговые товарищества делят на «объединения лиц» и «объединения капиталов». В первую группу включают полное и коммандитное товарищества, во вторую — акционерное общество, общество с ограниченной ответственностью и акционерную коммандиту. В основе объединений лиц лежит личный доверительный характер взаимоотношений участников. Объединения капиталов базируются, прежде всего, на имущественных связях участников. Вследствие этого, объединения лиц распространены среди мелкого и среднего бизнеса, а в сфере крупного бизнеса преимущественной формой является объединение капиталов.

Полное товарищество — это объединение двух и более лиц, занимающихся совместно предпринимательской деятельностью. Вследствие личного характера отношений в товариществе оно прекращается в случае выбытия из его состава хотя бы одного из участников. Управление делами товарищества осуществляют все его члены, или по их поручению — отдельные участники. Ответственность по долгам товарищества несут все его члены всем лично принадлежащим имуществом в солидарной форме.

Коммандитное товарищество состоит из двух групп участников: полных товарищей (отвечающих за долги товарищества всем своим имуществом) и коммандитистов (которые участвуют в деятельности товарищества лишь своими вкладами, в соответствии с ними получают прибыль, но не участвуют в управлении делами товарищества и отвечают по долгам последнего лишь в пределах своих вкладов.

В ряде стран существует вариант коммандитного товарищества — акционерная коммандита. В ней капитал коммандитистов делится на акции, которые могут свободно отчуждаться, что делает эту форму более привлекательной для крупного капитала, нежели остальные формы торговых товариществ.

Очень важным для характеристики торговых товариществ является и такой момент. Во Франции и России за полным и коммандитным товариществами признается статус юридического лица, а в Германии и Швейцарии — нет.

Основной же правовой формой функционирования современного крупного бизнеса служит акционерное общество. Законодательство об акционерных обществах является наиболее разработанным и детализированным. Основу образования и деятельности акционерных обществ составляют акции — ценные бумаги, дающие их владельцам право голоса при решении вопросов деятельности общества и право получения части прибыли от его деятельности. Акция является объектом права частной собственности. Акции являются товаром, их можно покупать, продавать, отчуждать в иной форме. Поскольку основная масса акций обезличена, акционерные общества нередко называют анонимными. Акционерные общества имеют ряд важнейших свойств по сравнению с другими видами торговых товариществ, делающих их привлекательными для крупного капитала. В числе этих свойств — ответственность акционеров по долгам обществ лишь в пределах суммы их акций. Ограниченность риска акционера и свобода отчуждения акций позволяют маневрировать капиталом, вкладывать его в различные акционерные общества.

Важное свойство акционерного общества бессрочность его существования: акционерное общество, как правило, сохраняется до тех пор, пока в нем есть хотя бы один акционер. Это обуславливает стабильность бизнеса. Централизованный характер управления акционерным обществом также позволяет крупному капиталу устанавливать свой контроль за его деятельностью. Успешной деятельности акционерных обществ в немалой мере способствует право получать долгосрочные облигационные займы у банков, иных кредитных учреждений и лиц.

Наряду с акционерными обществами широкое распространение приобрели общества с ограниченной ответственностью (ООО). Основные признаки данных обществ совпадают в большинстве стран. ООО применяются преимущественно в сфере среднего и мелкого бизнеса. Они имеют черты сходства с акционерными обществами. Главное, что их объединяет, — это освобождение участников от имущественной ответственности перед кредиторами за пределами долей участия в капитале общества. Коренное различие заключается в том, что капитал ООО делится на доли участия, передаваемые третьим лицам лишь с согласия других членов общества. Кроме того, в отличие от акционерных обществ ООО освобождены от публичной отчетности о состоянии своей производственной, финансовой и коммерческой деятельности.

Надо отметить, что форма акционерного общества применяется не только в национальных, но и в межнациональных рамках, и в первую очередь, в рамках Европейского экономического сообщества. Это дало повод некоторым ученым говорить о том, что акционерное общество является изобретением, «более ценным для человечества, чем даже открытие пара и электричества». Гильфердинг Р. Финансовый капитал. М., 1959. с. 154.

Завершая разговор о месте и роли юридического лица в мировом общественном производстве необходимо обратить внимание на одну характерную тенденцию развития современного производства, имеющую прямое отношение к характеристике юридического лица как субъекта частного права. По свидетельству экономистов, до недавнего времени мировым рынком владели в основном крупнейшие корпорации. Они и сегодня продолжают доминировать, однако их влияние постепенно ослабевает. Во многих странах произошел взрыв мелкого бизнеса. Он обусловлен тем, что, с одной стороны, крупные предприятия сокращают число работающих, а с другой стороны во многих сферах производства мелкому бизнесу выжить легче, чем крупному, да и многие работы мелкими хозяйственными субъектами выполняются лучше, чем крупными. Речь идет о предпринимательских научных фирмах, консультационных, информационных, с гибкой структурой производства.

В такой ситуации закономерен интерес к конструкциям, оформляющим юридический статус таких субъектов предпринимательства, к организационно-правовым формам юридических лиц, и к самому феномену юридического лица.

II. Сущность юридического лица.

1. Признаки юридического лица.

Сущность ряда социальных явлений можно определить лишь путем выявления и характеристики их признаков. Таков феномен государства. Таков феномен и юридического лица.

Признаки юридического лица — это такие внутренние присущие ему свойства, каждое из которых необходимо, а все вместе — достаточные для того, чтобы организация могла признаваться субъектом гражданского права.

Правовая доктрина традиционно выполняет четыре основополагающих признака, каждый из которых необходим, а все в совокупности — достаточны, чтобы организация могла быть признана субъектом гражданского права, т. е. юридическим лицом.

Первым признаком всякой организации как юридического лица является организационное единство. Оно состоит в том, что данная организация, как единое целое, должна отличаться четкой внутренней структурой, иметь органы управления и соответствующие подразделения для выполнения своих функций. Организационное единство юридического лица получает выражение и закрепляется уставом юридического лица или иными учредительными документами. В Уставе определяются: наименование организации, ее место нахождения, предмет и цели деятельности, органы управления и контроля, их компетенция, порядок образования и расходования имущества, условия прекращения деятельности организации, порядок проведения реорганизационных и ликвидационных процедур. Законом или учредителем могут быть предусмотрены и иные правила, которые должны содержаться в уставе конкретной организации (организационно-правовой формы). Устав — обязательное условие признания организации юридическим лицом. Вместе с тем, как уже указывалось, в ряде случаев закон предусматривает и другие учредительные документы, которые тоже могут определять характер организации данного юридического лица. Такими документами могут быть учредительный договор или положение о конкретной организации, утвержденное учредителем. Важность учредительных документов состоит в том, что все, кто как-либо участвуют в деятельности организации — руководители, работники, учредители, должны знать, что представляет собой соответствующее образование, чем оно будет заниматься, кто и как им управляет и т. д. Это же важно и для тех, кто вступает или намеревается вступить в правовые отношения с данной организацией.

Другим важнейшим признаком юридического лица является наличие у него обособленного имущества. Если организационное единство необходимо для объединения множества лиц в одно коллективное образование, то обособленное имущество создает материальную основу деятельности такого образования. Любая практическая деятельность немыслима без соответствующих инструментов: предметов техники, денежных средств и т. п. Объединение этих инструментов в один имущественный комплекс, принадлежащий данной организации, и отграничение его от имущества, принадлежащего другим лицам, в том числе и учредителей, и называется имущественной обособленностью юридического лица.

Степени обособленности имущества у различных видов юридических лиц могут существенно различаться. Хозяйственные товарищества и общества, а также производственные кооперативы обладают правом собственности на принадлежащее им имущество: государственные и муниципальные унитарные предприятия — правом хозяйственного ведения; казенные предприятия и учреждения, финансируемые собственником — на праве оперативного управления. Правом собственности на принадлежащее им имущество обладают также все некоммерческие организации.

Таким образом, имущество может принадлежать юридическим лицам либо на праве собственности, либо ином вещном праве, а именно праве хозяйственного ведения или оперативного управления. По свидетельству заместителя председателя Высшего арбитражного суда РФ к.ю.н. В. В. Витрянского такая ситуация исключает возможность существования юридических лиц, обладающих имуществом исключительно на обязательственном праве. Витрянский В. В. Гражданский кодекс о юридических лицах // Вестник ВАС N 5, 1995. с. 101.

Такое утверждение нельзя не признать справедливым, ведь смысл уставного капитала хозяйственного общества, являющегося минимальным размером имущества общества, заключается в соответствии с п. 1 ст. 90 ГК РФ и п. 1 ст. 99 ГК РФ, в том, что он гарантирует интересы кредиторов такого общества. Имущество, принадлежащее должнику на обязательственном праве вряд ли может служить такой гарантией, т.к. его ликвидность весьма невелика.

С таким выводом несогласны ряд ученых — О. Н. Садиков, В. А. Рахминович. Они утверждают, что не смотря на то, что в ст. 48 ГК РФ в качестве единственно возможных форм обособления имущества юридического лица названы вещные права, «имущество юридического лица, в особенности коммерческой организации, далеко не исчерпывается вещными объектами, принадлежащими ему на одном из перечисленных вещных прав… Вещные права не должны рассматриваться как безусловно необходимые и исключительные юридические формы имущественного обособления юридического лица. Это обособление может быть обеспечено посредством других правовых форм (институтов). Поэтому отсутствие у организации имущества на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления не может, вопреки буквальному толкованию п. 1 ст. 48 ГК., служить основанием для отказа в признании организации юридическим лицом». Гражданское право России. Курс лекций. Часть первая /Под редакцией О. Н. Садикова. -М., 1996. с. 53.

Такая позиция представляется мне спорной. К вышеуказанному аргументу o ликвидности обязательственных прав, которые должны по идее гарантировать удовлетворение имущественных требований кредиторов, можно добавить следующее. Принадлежность лицу имущества на обязательственном праве должна быть оформлена соответствующим договором. Следовательно типичной в таком случае будет ситуация, когда кредитор, сталкиваясь с контрагентом, чтобы определить его возможности, его полномочия в отношении собственного имущества, должен знакомиться со специальным договором, которым оформляется принадлежность имущества данному юридическому лицу — контрагенту. На мой взгляд, прав В. В. Витрянский, пояснивший в своей лекции, прочитанной в Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации в декабре 1994 года по случаю опубликования первой части гражданского кодекса, что разработчики кодекса исходили из того, что субъект имущественного оборота должен обладать статусом, известным всем кредиторам. А такой статус может быть определен только законом. См.: Витрянский В. В. Гражданский кодекс о юридических лицах // Вестник ВАС N 5, 1995. с. 101.

Свое конкретное выражение имущественная обособленность находит в том, что юридическое лицо в зависимости от его вида должно иметь либо самостоятельный баланс (коммерческая организация) либо смету (некоммерческая организация).

Следующий конституирующий признак юридического лица, включенный в его определение, — самостоятельная имущественная ответственность — сформулирован также в ст. 56 ГК. Согласно этому признаку участники (учредители) юридического лица не отвечают по его обязательствам, а юридическое лицо не отвечает по их обязательствам, если иное не предусмотрено в законе. Это самое «иное», кстати, предусмотрено самим кодексом. Так, в силу п. 5 ст. 115 ГК по обязательствам федерального казенного предприятия при недостаточности его имущества дополнительную (субсидиарную) ответственность несет Российская Федерация; в силу п. 2 ст. 107 ГК члены производственного кооператива, а в силу п. 4 ст. 116 при определенных условиях и члены потребительского кооператива также несут субсидиарную ответственность по обязательствам соответствующего кооператива. В соответствии с п. 1 ст. 69 ГК и п. 1 ст. 82 ГК полные товарищи хозяйственного товарищества несут ответственность всем принадлежащим им имуществом. Несмотря на столь широкий круг исключений вышеназванное правило остается общей нормой, поскольку ответственность иных субъектов права по долгам юридического лица является лишь субсидиарной (т.е. дополнительной к ответственности самого юридического лица).

Последний раз из выделяемых признаков юридического лица — выступление в гражданском обороте от своего имени — означает возможность от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести обязанности, а также выступать истцом и ответчиком в суде. Это — итоговый признак юридического лица, и, одновременно, та цель, ради которой она и создается. Наличие организационной структуры и обособленного имущества, на котором базируется самостоятельная ответственность, как раз и позволяют ввести в гражданский оборот нового субъекта права. Использование юридическим лицом собственного наименования позволяет отличить его от всех иных организаций и, поэтому, является необходимой предпосылкой гражданской правосубъектности юридического лица. Ниже речь пойдет как раз об этих двух составляющих юридического лица как субъекта права — его правосубъектности и его индивидуализации.

2. Правосубъектность юридического лица.

Под правосубъектностью юридического лица понимается наличие у него качеств субъекта права, т. е. правоспособности и дееспособности.

В науке гражданского права принято различать универсальную и специальную правоспособность. Универсальная правоспособность означает возможность для субъекта права иметь любые гражданские права и обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности. Такой правоспособностью обладают граждане. Специальная правоспособность предполагает наличие у юридического лица лишь таких прав и обязанностей, которые соответствуют целям его деятельности и прямо зафиксированы в его учредительных документах. До недавнего времени юридические лица в России могли обладать лишь специальной правоспособностью. Такое положение сковывало инициативу предприятий и организаций, не давало возможности быстро реагировать на изменяющийся спрос на тот или иной товар. В условиях рыночной экономики такая жесткая регламентация правоспособности юридического лица как только специальной не соответствует требованиям нового хозяйственного механизма. Поэтому уже ст. 12 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года устанавливала, что юридические лица вправе осуществлять любые виды деятельности, не противоречащие его уставным целям и не запрещенные законом. Новый Гражданский кодекс 1994 года развивая эту идею наделил частные коммерческие организации общей правоспособностью. Однако общим принципом для всех юридических лиц тем не менее остается специальная правоспособность, а универсальная носит характер исключения из общего правила. Такой вывод следует из анализа ст. 49 ГК.

Сохранение специальной правоспособности в качестве общего правила для юридических лиц вытекает из самой природы и сущности юридического лица. Появление юридического лица в отличии от появления физического лица всегда обусловлено определенными целями его создателей. Так, создавая некоммерческую организацию ее учредители преследуют определенные социальные, культурные, иные общеполезные цели. Освобождение такой организации от любых уставных ограничений, предоставление ей полной свободы действий привело бы к игнорированию интересов учредителей. Аналогичным образом и государство, закрепляющее за унитарным предприятием свое имущество, заинтересовано в его использовании по определенному назначению в соответствии с тем предметом деятельности, который определен Уставом предприятия.

Говоря о правоспособности юридического лица необходимо отметить, что ГК допускает и иные случаи ограничения правоспособности юридического лица независимо от того, распространяется ли на него принцип специальной или универсальной правоспособности. Это связано с тем, что для осуществления целого ряда видов деятельности необходимо иметь выдаваемое компетентными органами соответствующие разрешения (лицензии). Лицензирование охватывает широкий круг деятельности: банковскую, биржевую, страховую, медицинскую, строительную, торгово-закупочную и др.

Все юридические лица независимо от того, распространяется на них принцип специальной правоспособности или нет, могут быть ограничены в правах, в случаях и порядке, предусмотренных законом. Прежде всего, это ограничения исходящие от компетентных органов. Органы, уполномоченные выдавать лицензию за нарушение указанных в лицензии правил. Помимо указанных персональных ограничений правоспособности имеются ограничения общего характера. Так в частности, занятие отдельными видами деятельности разрешено только определенным юридическим лицам и тем самым считается запрещенными для всех остальных участников гражданского оборота. Такова деятельность отнесенная к государственной монополии.

Отдельные виды деятельности имеют установленный законом характер исключительных. Это означает, что юридическое лицо, осуществляющее такой вид деятельности не вправе заниматься какими бы то ни было другими видами деятельности, за исключением определенных сопутствующих видов устанавливаемых законом. Таковы инвестиционная, страховая, банковская деятельности.

Объем правоспособности определяется не только ее универсальным или специальным характером, а также указаниями закона. Юридическое лицо объективно не может обладать такими правами, которые в силу своей специфики могут принадлежать лишь гражданам. Так, юридическое лицо не может завещать свое имущество, ст. 152 ГК не предусматривает возможность защиты чести и достоинства юридического лица, так как указанные нематериальные блага могут принадлежать лишь гражданину (физическому лицу). Применительно к юридическим лицам со специальной правоспособностью важно разграничивать предмет их уставной деятельности и конкретные правомочия по осуществлению этой деятельности. Так торговля не входит в предмет уставной деятельности религиозной организации. Однако право совершения сделок купли-продажи (например культового инвентаря) у таких организаций не оспаривается, если это необходимо для ведения их основной деятельности. Таким образом, в сфере гражданского оборота конкретные правомочия организации со специальной правоспособностью могут быть шире предмета ее уставной деятельности.

Для участия в гражданском обороте юридическому лицу необходима не только правоспособность, но и дееспособность. В отличии от граждан, у юридических лиц право- и дееспособность возникают и прекращаются одновременно. Поэтому Гражданский кодекс не применяет понятие «дееспособность» по отношению к юридическим лицам. Тем не менее, то, что юридическое лицо вправе своими собственными действиями приобретать, создавать, осуществлять и исполнять гражданские права и обязанности говорит о наличии у юридического лица дееспособности.

Однако нельзя не заметить, что деятельность юридического лица — это деятельность людей, составляющих организацию, ибо только люди способны к сознательным волевым действиям. Поэтому, юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности посредством своих органов, действующих в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами (п. 1 ст. 53 ГК). Таким образом, орган юридического лица — это правовой термин, обозначающий лицо (единоличный орган) или группу лиц (коллегиальный орган), представляющих интересы юридического лица в отношениях с другими объектами права без специальных на то уполномочий (на основании закона или учредительных документов). Действия этого органа рассматриваются как действия самого юридического лица.

Пункт 3 ст. 53 ГК определяет, как должен действовать орган юридического лица и каковы последствия нарушения им своих обязанностей. Действия органа юридического лица должны осуществляться, во-первых, в интересах юридического лица, во-вторых, добросовестно и, в-третьих, разумно. При этом, в силу п. 3 ст. 10 ГК добросовестность и разумность действий этого органа предполагается. Несоблюдение хотя бы одного из приведенных выше трех требований является достаточным основанием для признания действий органа противоправными и виновными. В этом случае, если нарушение указанных требований повлекло за собой причинение убытков юридическому лицу, его учредители вправе потребовать возмещение причиненных юридическому лицу убытков.

Гражданский кодекс определяет момент начала и конца правоспособности. Правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент завершения ликвидации юридического лица.

3. Индивидуализация юридического лица

В целях обеспечения нормального гражданского оборота законодательство предусматривает индивидуализацию юридического лица, то есть выделение его из массы всех других организаций. Индивидуализация юридического лица осуществляется путем определения его места нахождения и присвоения ему наименования.

Место нахождения юридического лица определяется в соответствии с п. 2 ст. 54 ГК местом его государственной регистрации, если в соответствии с законом в учредительных документах юридического лица не установлено иное. Ранее, в Гражданском кодексе 1964 года, местом нахождения юридического лица считалось место нахождения его постоянно действующего органа. Гражданский кодекс 1994 года отказался от этого правила, разграничив понятия «место нахождения» и «адрес» юридического лица, под которым правовая доктрина понимает место нахождения органов юридического лица. Соответственно различаются и значения этих понятий.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой