Понятие и условие правомерности крайней необходимости

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. КРАЙНЯЯ НЕОБХОДИМОСТЬ

1.1 Понятие крайней необходимости

1.2 Признаки и значение крайней необходимости

2. УСЛОВИЕ ПРАВОМЕРНОСТИ КРАЙНЕЙ НЕОБХОДИМОСТИ

2.1 Понятие условий правомерности крайней необходимости

2. 2Условия, характеризующие опасность

2.3 Условия, характеризующие действия, направленные на устранение опасности

3. ОТЛИЧИЕ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ ОТ КРАЙНЕЙ НЕОБХОДИМОСТИ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ

ВВЕДЕНИЕ

Тема данной курсовой работы называется «Понятие и условие правомерности крайней необходимости».

Данная тема является актуальной, так как защита охраняемых законом интересов личности, общества и государства является главной задачей для правового государства и гражданского общества в нашей стране. Изучение института крайней необходимости как обстоятельства, исключающего преступность деяния, способствует правильному пониманию данного способа защиты вышеуказанных интересов, а вследствие и возможности непосредственного применения данного способа в рамках правомерных условий. Цель данной работы заключается в исследовании крайней необходимости как обстоятельства, исключающего преступность деяния.

Для достижения указанной цели, нам необходимо решить следующие задачи:

дать общую характеристику крайней необходимости как обстоятельства исключающего преступность деяния, а именно раскрыть понятие института крайней необходимости;

определить условия правомерности крайней необходимости, относящиеся к грозящей опасности, а так же определить условия правомерности, относящиеся к действиям по устранению грозящей опасности.

Раскрыть, в чем состоит отличие крайней необходимости от необходимой обороны.

Данная курсовая работа состоит из введения, трех глав и заключения. В первом параграфе первой главы мы рассмотрим непосредственно понятие крайней необходимости, характеризующее ее как обстоятельство исключающее преступность деяния. Во втором параграфе нами будут проанализированы признаки и значение крайней необходимости.

Вторая глава состоит из трех параграфов и посвящена она условиям правомерности крайней необходимости. В первом параграфе данной главы мы определим понятие условий правомерности крайней необходимости, а во втором и третьем параграфах мы проанализируем условия, характеризующие опасность и условия, характеризующие действия, направленные на устранение опасности. В третей главе мы раскроем, в чем состоит отличие крайней необходимости от необходимой обороны.

При написании данной работы использовались такие нормативно-правовые источники как Уголовный Кодекс Республики Беларусь от 9 июля 1999 г., Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 1 октября 2008 г. N 7 (в ред. постановления Пленума Верховного Суда от 31. 03. 2010 N 2) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств», модельный Уголовный кодекс для государств — участников СНГ.

Также были использованы труды белорусских и российских авторов, таких как БарковА.В., Хомич В. М., Бабий Н. А., Бриллиантов А. В., Ревин В. П., Кузнецова Н. Ф., Здравомыслов Б. В., Викторов И. Д., Козак В. Н.

1. КРАЙНЯЯ НЕОБХОДИМОСТЬ

1.1 Понятие крайней необходимости

В различных ситуациях человек может совершить действия, результатом которых будут последствия, предусмотренные уголовным законом. Поэтому с внешней стороны такие действия выглядят как преступления. Так, предупреждая распространение огня, пожарные вынужденно повреждают, а порой и уничтожают ценное имущество [7].

Эти действия, несмотря на то, что они и причиняют определенный ущерб личности или имущественным правам, другим объектам, не признаются преступлениями, поскольку не содержат главного признака преступления — общественной опасности. Глава 6 Уголовного Кодекса Республики Беларусь посвящается обстоятельствам, исключающим преступность деяния. В ней в качестве таковых закреплена: крайняя необходимость — статья 36.

Под крайней необходимостью понимается ситуация, при которой лицо устраняет опасность, реально угрожающую личности, ее интересам, охраняемым интересам общества и государства, путем вынужденного причинения вреда интересам третьих лиц, при условии, что эта опасность не могла быть устранена иными способами и средствами и причиненный вред менее значителен по сравнению с предотвращенным, и при этом не было допущено пределов крайней необходимости [17].

В теоретическом плане под крайней необходимостью следует понимать ситуацию, при которой устранение опасности, угрожающей личности, ее интересам, охраняемым законом интересам общества и государства, возможно только путем причинения меньшего вреда другим охраняемым законом общественным отношениям, если при этом не было допущено превышения ее пределов.

Например, пункт 8 Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 1 октября 2008 г. N 7 (в ред. постановления Пленума Верховного Суда от 31. 03. 2010 N 2) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств» указывает, что если невыполнение водителем требований правил дорожного движения носило вынужденный характер и было вызвано действиями других участников дорожного движения, следует исходить из конкретной обстановки произошедшего, сопоставляя характер и тяжесть предотвращенного и фактически причиненного вреда в соответствии с правилами крайней необходимости[5].

При крайней необходимости возникает такое положение, когда опасность угрожает охраняемому законом благу или интересам. Предотвратить причинение ущерба этому интересу, устранить грозящую ему опасность можно только путем причинения вреда другому, тоже правоохраняемому интересу. Если в таких условиях лицо причиняет меньший вред по сравнению с предотвращенным вредом, налицо акт крайней необходимости [16].

В правовом отношении действие, совершенное в состоянии крайней необходимости, является непреступным.

Н.А. Бабий указывает на то, что действия, совершенные в состоянии крайней необходимости, «не только не являются преступлением из-за отсутствия признака общественной опасности, но и, напротив, признаются социально полезными, ибо они направлены на спасение большего блага. Именно поэтому активное противодействие грозящей опасности является правом всех без каких-либо исключений граждан"[6].

Но я считаю, что с данным утверждением можно не совсем согласиться. В литературе отмечается, что данные действия не представляют общественной опасности. Но есть и другая точка зрения. При крайней необходимости происходит столкновение двух защищаемых законом отношений. Из них предпочтение отдается большему благу за счет причинения вреда меньшему благу. И этим вторым может оказаться жизнь лица, которое не связано с созданием угрозы. Например, на большом водоеме опрокинулся катер с пассажирами, среди которых были дети. Из спасательных средств на борту был только один пробковый круг. Его схватил взрослый, не умеющий плавать. Для спасения детей этот круг был отнят у взрослого, и он утонул. В этом случае лишение жизни потерпевшего вряд ли может считаться общественно полезным. При крайней необходимости из двух зол избирается меньшее. Но и при жертве меньшего блага оно остается злом. Поскольку же она приносится для спасения большего блага, над которым нависла угроза, действия в состоянии крайней необходимости как предпочтительные являются социально целесообразными[11].

Причинение вреда при крайней необходимости, в зависимости от ситуации, может рассматриваться в одних случаях как общественно полезное, а в других — как социально приемлемое (целесообразное) поведение. Это объясняется тем, что при крайней необходимости человек может действовать во благо других, но он может и спасать свои интересы, вынужденно жертвуя чужими, менее ценными.

В состоянии крайней необходимости лицо оказывается перед выбором причинения вреда правоохраняемым интересам. Уголовный закон стимулирует то поведение, при котором причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный.

В Уголовном кодексе Республики Беларусь (далее УК), в статье 36 сказано:

Не является преступлением действие, совершенное в состоянии крайней необходимости, то есть для предотвращения или устранения опасности, непосредственно угрожающей личности, правам и законным интересам данного лица или других лиц, интересам общества или государства, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный [2].

В ст. 36 УК применительно к характеристике опасности, порождающей состояние крайней необходимости, указано, что существующая опасность, непосредственно угрожает личности, правам и законным интересам данного лица или других лиц, интересам общества или государства. Данное положение позволяет выделить три условия, характеризующие опасность, которая порождает состояние крайней необходимости:

— существующая опасность угрожает правоохраняемым интересам;

— наличность опасности;

— опасность должна быть действительной.

Источниками, порождающими опасность, в частности, могут быть стихийные силы природы (пожар, наводнение и т. д.); нападение животных; эксплуатируемые механизмы, агрегаты, технические системы, транспортные средства; физиологические процессы в организме человека (заболевание, голод и т. д.); поведение людей и др.

Состояние опасности может возникнуть в результате виновных либо невиновных действий лица, которое впоследствии вынуждено причинять вред менее ценному благу.

Угрозы, которые создает существующая опасность, должны быть существенными, т. е. которые могут причинить значительный вред. Если в условиях существующей опасности причиненный вред обладал признаками малозначительности, но вместе с тем, формально подпадал под признаки административного правонарушения, то в силу положений ст. 5.3 КоАП содеянное исключает и административную ответственность.

Наличность опасности предполагает существование опасности в момент совершения деяния по предотвращению вреда.

Нет оснований констатировать наличность опасности в случае, когда возможность ее возникновения предполагается в будущем либо в существующей обстановке она очевидно миновала.

1.2 Признаки и значение крайней необходимости

В статье 36 УК отсутствуют какие-либо указания относительно субъекта рассматриваемых действий. Поэтому им является общий субъект права, т. е. лицо вменяемое и достигшее по общему правилу 16 лет, в отдельных случаях — 14 лет. Положения ст. 36 УК не распространяются на лиц, которые в силу своей юридической обязанности или служебного долга должны бороться с угрожающей опасностью. Так, Н. Д. Дурманов правильно писал, что «лица, на которых лежит в силу закона, служебного долга или условий работы обязанность бороться с угрожающей опасностью или вообще в определенных случаях подвергаться опасности или охранять те или иные законные интересы от этой опасности, не могут ссылаться на состояние крайней необходимости при уклонении от своих обязанностей» [10]. Это нашло отражение и в нашем уголовном законодательстве. Статья 428 УК гласит, что неисполнение либо ненадлежащее исполнение должностным лицом своих служебных обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, повлекшие по неосторожности смерть человека либо иные тяжкие последствия, либо незаконные отчуждение или уничтожение государственного имущества, повлекшие причинение ущерба в особо крупном размере, в том числе при его разгосударствлении или приватизации, — наказываются ограничением свободы на срок от двух до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью [2]. Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 16 декабря 2004 г. N 12 «О судебной практике по делам о преступлениях против интересов службы (ст. ст. 424 — 428 УК)» в п. 3 указывает, что представителями власти являются также лица, состоящие на государственной службе, которые в пределах возложенных на их полномочий на осуществление властных функций вправе отдавать распоряжения или приказы либо принимать решения относительно не подчиненных им по службе лиц. На этом основании к представителям власти могут быть отнесены работники правоохранительных органов, работники органов и подразделений по чрезвычайным ситуациям, судебные исполнители, военнослужащие пограничной службы (при непосредственном выполнении обязанностей по охране Государственной границы), военнослужащие внутренних войск (при непосредственном выполнении обязанностей по охране общественного порядка, конвоированию и охране исправительных учреждений), сотрудники государственных органов, осуществляющие контрольные и надзорные функции, и др. 4].

Таким образом, субъектом крайней необходимости является общий субъект, т. е. лицо, на которое не возложена специальная юридическая обязанность или служебный долг бороться с опасностью, угрожающей интересам личности, коллектива, общества или государства. Большей частью это лицо, чьим интересам угрожает опасность, но им может оказаться также очевидец, случайно появившийся в месте проявления опасности. Субъектом крайней необходимости может быть как одно лицо, так и группа лиц.

Объектом действий субъекта при крайней необходимости являются теправоохраняемые интересы государства, общества или личности, которым причиняется вред в целях устранения грозящей опасности. Так, при повреждении или уничтожении чужого имущества объектом действия выступает собственность; при нанесении телесных повреждений или лишении свободы — соответственно здоровье и личная свобода гражданина и т. д. В науке распространено мнение, что вред при крайней необходимости может быть причинен лишь интересам «третьих лиц», т. е. организациям, учреждениям, отдельным гражданам, которые не вызывали опасности обычно не связаны с созданием этой опасности. Типичным примером является дело, когда водитель колхоза, оставив на дороге бидоны с молоком, отвозит пострадавших от аварии лиц в больницу, а в это время молоко похищается неизвестными. Ущерб в таком случае причиняется колхозу, который никаким образом не причастен к возникновению самой опасности. Я считаю, что подобное понимание объекта действий при крайней необходимости отражает наиболее распространенные случаи, так сказать, «перенесения» или «перевода» вреда с одного интереса на другой, но все же не охватывает всех возможных ситуаций.

Так, нередко субъект вынужден причинять вред самому источнику опасности, чтобы ликвидировать его, локализовать, снизить интенсивность воздействия и т. п. (например, прохожий, увидев движущийся с горы неуправляемый автомобиль, направляет его в кювет, предупреждая тем самым наезд на людей). Кроме того, в качестве объекта действий часто выступают интересы тех же учреждений, предприятий и организаций, а также отдельных лиц, которым угрожает опасность.

По мнению С. А. Домахина, в некоторых случаях действие в состоянии крайней необходимости может быть направлено и против нападающего, когда им заведомо является лицо невменяемое, малолетнее или действующее в состоянии фактической ошибки [9].

Необходимо иметь в виду, что закон формально не запрещает причинять вред лицу как источнику опасности. Однако причинение вреда интересам посягающего является обязательным признаком именно необходимой обороны. Следовательно, к крайней необходимости относятся все остальные случаи устранения опасности, исходящей от человека, но не связанные с причинением вреда посягающему, Поэтому если опасность причинения вреда правоохраняемым интересам порождается действием заведомо невменяемого, малолетнего и др., то гражданин вправе устранить эту опасность путем причинения вреда самому посягателю (по правилам необходимой обороны) либо (при отсутствии других средств) другим правоохраняемым интересам (по правилам крайней необходимости).

Иногда из числа возможных объектов крайней необходимости исключают жизнь человека, в то время как закон не предусматривает на этот счет каких-либо ограничений. Так, в соответствии со ст. 36 УК лицо вправе совершать в состоянии крайней необходимости любые действия, подпадающие под признаки какого-либо преступления, в том числе и убийства. Поэтому с этой точки зрения нет оснований исключать жизнь другого человека из числа объектов крайней необходимости. Другое дело, что здесь возникает вопрос о принципиальной допустимости лишения жизни человека в состоянии крайней необходимости. Завершая рассмотрение объекта при крайней необходимости стоит отметить, что его уголовно-правовое значение состоит в том, что он очерчивает пределы крайней необходимости, требует оценки сравнительной ценности объекта действия лица, устраняющего опасность, и объекта, которому угрожала опасность. Кроме того, характер объекта влияет на квалификацию действий лица, превысившего пределы крайней необходимости.

Объективная сторона крайней необходимости характеризуется следующими элементами:

1) совершением действия, подпадающего под признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом;

2) определенным вредом, причиненным объектам уголовно-правовой охраны;

3) причинной связью между действием и указанным вредом.

Первый элемент-действие, т. е. активное поведение субъекта, прямо указан в законе. Оно может выражаться, например, в причинении вреда жизни или здоровью человека, лишении его свободы, различных самоуправных действиях, связанных с изъятием имущества, его повреждением или уничтожением, похищением оружия или наркотических средств, угоне транспорта, укрывательстве преступлений, разглашении государственной, военной или служебной тайны, нарушении различных правил предосторожности, неисполнении приказа начальника и т. п. Подобные действия по своим внешним признакам способны подпадать под различные виды сходных преступных посягательств. В отличие от других видов обстоятельств, исключающих преступность деяния, крайняя необходимость в этом смысле имеет, пожалуй, наиболее широкое сходство с соответствующими преступлениями.

Очевидно, что цели устранения грозящей опасности можно достичь не всяким действием, а лишь определенным, соотносимым с характером этой опасности, обстановкой, а также целью действия. Эта цель, как отмечалось, определяет и необходимые средства ее достижения. Так, невозможно устранить вред от надвигающегося наводнения путем изъятия без разрешения оружия или подлога документов и т. п. Для устранения подобной опасности могут быть предприняты, например, действия по изъятию, уничтожению или повреждению чужого имущества.

Объективными условиями, в которых осуществляется рассматриваемое действие, являются место, время и обстановка. Событие происшедшего (время, место, способ и другие обстоятельства). Это та категория обстоятельств, которая влияет на всю дальнейшую процедуру, поскольку без самого события, то есть без причинения вреда правоохраняемым интересам исключается производство по делу.

Наряду с этим ряд факторов, например временной, определяет констатацию правомерности или неправомерности деяния (своевременность и др.). Обстоятельства этой группы должны быть зафиксированы очень четко. Совершение действия оправдано, если оно осуществлено в определенный промежуток времени, т. е. своевременно!" Эта своевременность тесно связана с основаниями крайней необходимости. Иными словами, указанное действие должно быть совершено в течение времени осуществления правового или фактического оснований, т. е. при наличии состояния крайней необходимости. Если же такое состояние еще не возникло либо, напротив, уже миновало, то совершение действия, внешне подпадающего под признаки преступления (так называемая «преждевременная» и «запоздалая» крайняя необходимость), не оправдано и может влечь ответственность на общих основаниях. Такое действие, наконец, всегда производится в определенной обстановке, которая может быть относительно благоприятной и неблагоприятной для устранения опасности.

Второй элемент объективной стороны крайней необходимости — причиненный вред. Характер и размер этого вреда определяются прежде всего объектом действий, каковым, как отмечалось, являются самые различные интересы (блага), охраняемые уголовным законом от сходных преступных посягательств (например, жизнь, здоровье, свобода, имущество, безопасность движения транспорта, интересы правосудия, порядок управления и др.). Поэтому и вред, причиненный этим объектам, может выражаться, например, телесных повреждениях, имущественном ущербе и так далее. В соответствии со ст. 36 УК этот вред ограничен определенными пределами, а именно вред, причиненный объекту, должен быть менее значительным по сравнению с тем, которым грозила опасность, т. е. по сравнению с вредом предотвращенным. Иными словами, закон связывает правомерность причинения вреда лишь с соразмерностью этого вреда грозящей опасности; фактически причиненный вред должен быть менее значительным, чем потенциальный вред, заключенный в грозящей опасности.

Субъективный контроль характеризуется интеллектуальным и волевым моментом, когда субъект адекватно отражает в своем сознании объективные процессы, связанные с совершением действий и их основаниями, предвидит результат своего поведения и желаемого его наступления. Но нельзя не учитывать также эмоционального состояния данного лица. Часто в связи с этим допускаются фактические ошибки, наиболее распространёнными из которых являются:

в наличии и оценке характера опасности

в наличии обстоятельств, оправдывающих причинение вреда

в своевременности совершения действий

в размерах и значимости причиняемого вреда

Ответственность за причинение вреда при ошибке зависит от их вида, была ли она извинительной или нет.

Виновность в совершении преступления достаточно сложно устанавливается по делам данной категории, поскольку это обстоятельство напрямую зависит от способности субъекта правильно оценить происходящее и, что не менее важно, определить соотношение характера и величины защищаемого и нарушаемого интересов. Значение имеют и субъективные возможности лица, действовавшего в конкретной экстремальной обстановке. В этой связи необходимо учитывать физические и психические особенности, обусловленные целым рядом факторов, включая, образовательный уровень, возрастную, половую, демографическую принадлежность, медицинские показатели и др. При возникновении малейшего сомнения в полноценности восприятия лицом имевшей место ситуации или способности адекватного поведения необходимо проведение таких следственных действий, как освидетельствование, экспертиза. Получая устные показания от несовершеннолетнего, не следует пренебрегать помощью педагога, психолога. Обязательно должен быть принят во внимание характер обстановки, в которой развивались события.

Мотив действий при крайней необходимости в законе не определен, однако его установление имеет огромное значение, поскольку позволяет оценить в совокупности с другими обстоятельствами правомерность поступка в целом. Кроме того, установление действительных мотивов поведения важно для определения целей поступка, которые являются обязательным признаком крайней необходимости. Мотив действий субъекта во многом определяется характером грозящей опасности и обстановкой по ее устранению. Так, опасность, угрожающая жизни потерпевшего в аварии, может вызвать у очевидца чувство сострадания, в результате чего он завладевает чужим автомобилем в целях доставления раненого к врачу. Следует иметь в виду, что, если причинение вреда менее значительного, чем вред предотвращенный, не достигло своей цели, т. е. устранить грозящую опасность не удалось, содеянное не теряет своей правомерности. Как уже отмечалось, по смыслу закона для крайней необходимости вовсе необязательно достижение указанной цели, а достаточно, если правомерные действия были направлены к ней. На мой взгляд, в нашем уголовном законодательстве следует четко указать на цель крайней необходимости.

В итоге можно назвать следующие основания совершения и признаки крайней необходимости:

1. правовое основание — опасность, угрожающая правоохраняемым интересам данного лица, общественным интересам или интересам государства;

2. фактическое основание — обстоятельства, исключающие иные способы устранения опасности;

3. субъект — общий субъект уголовного права;

4. цель — причинение вреда для устранения опасности;

5. объект — блага, охраняемые уголовным законом;

6. обстановка — действия, причинно связанные с вредом, соответствующим характеру и опасности обстановки.

7. субъективный контроль — осознание оснований и субъективных признаков поступка, в том числе и причинения вреда.

2. УСЛОВИЕ ПРАВОМЕРНОСТИ КРАЙНЕЙ НЕОБХОДИМОСТИ

2.1 Понятие условий правомерности крайней необходимости

Для признания действий, совершаемых в состоянии крайней необходимости, правомерными необходимо соблюдение ряда условий, вытекающих из содержания ст. 36 УК.

Так, возникновение состояния крайней необходимости предполагает наличие объективной опасности, опасности, непосредственно угрожающей личности, правам и законным интересам данного лица или других лиц, интересам общества или государства. В число благ, охраняемых уголовным законом, входят и имущественные, что очень важно в условиях становления новых экономических отношений.

Правовым основанием для причинения вреда является опасность, которая должна угрожать причинением существенного вреда интересам личности и правам данного лица или иных лиц, общества и государства, то есть она должна быть общественно опасной. Поэтому исключается право на крайнюю необходимость при условии причинения вреда правоохраняемому интересу при защите малоценного блага. Под опасностью следует понимать причинение или реальную угрозу причинения вреда.

По своим объективным свойствам она может угрожать наступлением различных последствий: причинение физического, морального и материального вреда.

Непосредственная опасность как основание крайней необходимости должна быть наличной, т. е. существовать на момент применения ответных действий лица. Конкретно это проявляется в возникновении реальной угрозы причинения вреда или в начале его причинения (прорыв плотины, разгорающийся пожар). В тех случаях, когда опасности нет, она еще не существует либо вред уже фактически причинен, основания для применения крайней необходимости не возникает.

Опасность может быть длящейся, например угроза обвала аварийного сооружения, поэтому основание для применения крайней необходимости существует весь период времени, пока опасность реально угрожает охраняемым интересам. Прекращение состояния опасности означает и исчезновение основания для применения крайней необходимости.

Другим условием правомерности действий, совершаемых в состоянии крайней необходимости, выступает невозможность устранения опасности другими средствами или другими словами вынужденность причинения вреда. Это значит, что существующая опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами. В сложившейся обстановке лицо не имеет реальной возможности избежать опасности, не причиняя вреда.

Если для предотвращения грозящей опасности у лица есть путь, не связанный с причинением кому-либо вреда, оно должно избрать именно этот путь. В противном случае ссылка на состояние крайней необходимости исключается. Вместе с тем, если у лица, оказавшегося в состоянии крайней необходимости, есть несколько вариантов предотвращения вреда путем причинения меньшего вреда, то право выбора варианта причинения меньшего вреда принадлежит этому лицу.

Третьим условием правомерности действий, совершенных в состоянии крайней необходимости, выступает требование, чтобы не было допущено превышение ее пределов. На деле это означает, чтобы причиненный вред всегда был менее значительным, чем предотвращенный. «Установление соответствия защиты грозившей опасности производится путём сравнительной оценки характера и степени тяжести возможного вреда и фактически причинённого вреда с учётом конкретной обстановки осуществления спасательных мер и психического состояния лица, предпринимающего такие меры"[6].

Общественно полезными могут признаваться только те действия лица, которые выразились в фактическом причинении меньшего вреда, нежели грозящий вред. Если данное требование не соблюдено, поступок лица объективно будет общественно опасным и квалифицируется как преступление[16].

По смыслу закона не возникает состояния крайней необходимости и в случае причинения равного (равноценного) вреда. Так, нельзя спасать жизнь одного человека за счет жизни другого.

Поскольку действия, связанные с устранением грозящей опасности, состоят в причинении вреда другим охраняемым законом общественным отношениям, они, как и необходимая оборона, имеют основания и признаки.

Им является непосредственная угроза личности, правам и законным интересам данного лица или других лиц, интересам общества или государства. Угроза — это опасность для жизни, здоровья и т. п. Непосредственная угроза — это опасность без разрыва во времени, следующая за каким-то событием. Угроза личности предполагает опасность человеку. Источниками угрозы могут быть самые разнообразные события и явления. В их числе следует назвать стихийные и общественные бедствия: землетрясение, наводнение, взрывы, ураганы, штормы, засухи и т. д.

Источником опасности, создающим состояние крайней необходимости, могут быть агрессивные действия домашних и диких животных, потрава ими посевов.

Источником опасности могут быть также физиологические (голод, жажда) или биологические (болезнь) процессы.

С внешней стороны общественно опасное деяние может выражаться как в действии, так и в бездействии, например, при невыполнении лицом мер предосторожности при обращении с огнем, повлекших возникновение пожара.

Преступление как источник опасности, создающий состояние крайней необходимости, может быть умышленным и неосторожным, например поджог строения, возникший в результате небрежного обращения с самовоспламеняющимися веществами.

Крайняя необходимость исключает преступность деяния при наличии ряда признаков[11].

Первый признак выражается в причинении вреда охраняемым законом интересам. Вред в состоянии крайней необходимости, как правило, причиняется лицам, не связанным с созданием угрозы. Но он может быть причинен и тому, кто создал опасность, например в случаях, когда при тушении в доме пожара, возникшего в результате умышленных или неосторожных действий его владельца, становится необходимым в целях предупреждения распространения огня на соседние домостроения разобрать крыши надворных построек виновного. Аналогичное положение создается и в случаях возникновения опасности сельскому хозяйству, безопасности движения и другим интересам домашними и дикими животными, оказавшимися в соответствующей обстановке по вине лиц, владеющих ими на праве личной собственности.

Второй признак неприступности действий по устранению опасности составляет своевременность, т. е. совершение соответствующих действий в промежутке времени с момента возникновения угрозы до ее прекращения.

Третий признак неприступности действий по устранению опасности состоит в требовании, чтобы угроза общественным отношениям не могла быть устранена иначе, как путем причинения вреда другим правоохраняемым интересам. Именно это обстоятельство делает оправданным причинение вреда иным благам. Если устранение опасности возможно без причинения такого вреда, то состояние крайней необходимости исключается. В этой связи Н. С. Таганцев отмечал, что «опасность должна быть действительная и неотвратимая никакими иными средствами, уклонением от опасности, бегством, призывом на помощь, так как иначе не может быть оправдано вторжение в сферу чужих прав или нарушения закона; не нужно забывать, что здесь нет защиты права против неправа как при обороне» [8].

Четвертый признак неприступности действий по устранению угрозы заключается в том, чтобы причиненный вред был по размеру меньшим, чем предотвращенный. Это условие вытекает из того фактического положения, что общественно целесообразными могут быть лишь такие действия в состоянии крайней необходимости, в результате которых посредством причинения меньшего вреда предотвращается вред более тяжкий. Решение вопроса о несоответствии предотвращенного и причиненного вреда не представляет трудности, когда они касаются одних и тех же общественных отношений. Сложнее обстоит дело, когда предотвращенный вред был, например, физическим, а причиненный — имущественным или иным. Но и в таких случаях их сравнение вполне возможно. Исходной базой для суждения о масштабе несоответствия вреда причиненного и предотвращенного может служить ценность, общественная значимость интереса, которому угрожала опасность, и интереса нарушенного, т. е. тот же критерий, который лежит в основе разграничения преступлений разных групп и оценки их общественной опасности.

Выделяют также и пятый признак — признак неприступности действий в состоянии крайней необходимости, который состоит в требовании, чтобы они не превышали ее пределов.

Действующий У К Республики Беларусь не определяет понятия превышения крайней необходимости. Теоретический и практический интерес представляет определение превышения пределов крайней необходимости, которое дано в Модельном У К для государств-участников СНГ. Статья 41 Модельного У К рекомендует под превышением пределов крайней необходимости признавать «умышленное причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстановке, в которой опасность устранялась"[1].

Таким образом, наличие перечисленных условий в совокупности дает основание для применения ст. 36 УК.

2. 2 Условия, характеризующие опасность

Правовым основанием для причинения вреда является опасность, которая должна угрожать причинением существенного вреда интересам личности и правам данного лица или иных лиц, общества и государства, то есть она должна быть общественно опасной. Поэтому исключается право на крайнюю необходимость при условии причинения вреда правоохраняемому интересу при защите малоценного блага. Под опасностью следует понимать причинение или реальную угрозу причинения вреда.

По своим объективным свойствам она может угрожать наступлением различных последствий: причинение физического, морального и материального вреда. Источники, способные вызвать опасность, могут быть самыми разнообразными. Например, стихийные силы.

Источником опасности могут оказаться физиологические (голод, холод) и патологические (болезнь, тяжелое ранение потерпевшего) процессы, происходящие в организме человека.

К источнику опасности следует отнести нападение диких и домашних животных (собаки, разъяренного быка, медведя). За исключением тех случаев, когда животное (например, собака) используется собственником как орудие преступления, скажем для нападения на кого-либо. При такой ситуации возникает право на необходимую оборону. Состояние крайней необходимости может возникнуть и вследствие общественно опасных, преступных действий другого лица.

Преступление, как источник опасности, может быть как умышленным, так и неосторожным. Например, человек, спасаясь от преследования преступников, осуществляет захват чужого транспортного средства или допускает неосторожное обращение с огнем.

Акт крайней необходимости по защите жизни может быть совершен не только действием, но и бездействием. Например, свидетель, обязанный явиться в суд в указанное в повестке время, не явился по вызову вследствие болезни.

Состояние крайней необходимости может возникнуть и при коллизии двух обязанностей, например, когда дежурный врач отказался отправиться на вызов к тяжелобольной в поселок, расположенный от поликлиники в 3−4 км, так как к нему уже поступило три вызова к другим тяжелобольным.

Опасность, как правовое основание для осуществления акта крайней необходимости, может быть создана и другими источниками, природа и характер которых может быть самой разнообразной.

Вторым условием, характеризующим опасность, является наличность.

Наличность как признак опасности означает, что опасность уже непосредственно существует, она началась (пожар вспыхнул, разбушевался ураган) и реально угрожает индивидуальным и общественным интересам или, если и не началась, то в ближайшее время неизбежно должна начаться (например, неминуемо ожидается наступление наводнения). Поэтому я разделяю точку зрения тех ученых, которые считают, что состояние крайней необходимости создает не только лишь наличная опасность (непосредственно начавшаяся), но и будущая, неизбежность наступления которой очевидна.

С таким утверждением нельзя не согласиться. Возможность применения превентивных мер по устранению приближающейся опасности признается и судебной практикой.

Вместе с тем, необходимо иметь в виду, что действия, направленные на устранение опасности, которая ожидается в отдаленном будущем, так же как и опасности, которая уже миновала, не могут быть признаны совершенными в состоянии крайней необходимости. При этом не имеет значения миновала ли опасность в силу объективных причин, устранена самим лицом или кем-либо другим. Вред, причиненный до или после, выходит за рамки состояния крайней необходимости и защита в зависимости от этого считается преждевременной либо запоздалой, что лишает ее правомерности.

Например, неправомерной следует считать ссылку на состояние крайней необходимости лиц, которые похитили с хлебозавода большое количество муки, мотивируя это тем, что в будущем году ожидается засуха или неурожай. Или когда кассиру предъявляется записка с требованием передачи денег под угрозой убийства в будущем, например, по пути домой, и он эти требования выполняет.

Опасность должна быть действительной, а не мнимой, существующей лишь в воображении субъекта.

Если вред причиняется третьим лицам при устранении «мнимой» опасности, вопрос об ответственности решается по общим правилам о фактической ошибке. Ошибка лица относительно действительного характера опасности не влечет уголовной ответственности, если в силу сложившейся обстановки, оно не предвидело и не могло предвидеть возможные последствия своего заблуждения. Здесь будет иметь место случай (казус) невиновного причинения вреда.

Уголовная ответственность не исключается, когда лицо, допустившее ошибку, не проявило должной внимательности. В этом случае ответственность наступает как за неосторожное преступление.

Для установления правомерности крайней необходимости следует исследовать не только признаки, характеризующие опасность, но и признаки, которым должны отвечать действия, направленные на ее устранение.

2.3 Условия, характеризующие действия, направленные на устранение опасности

крайний необходимость оборона опасность

Посредством акта крайней необходимости можно защищать от опасности причинения вреда только те общественные отношения, которые охраняются уголовным законодательством. Каждый гражданин Республики Беларусь, а также иностранные граждане и лица без гражданства имеют право на защиту как индивидуальных, так и коллективных интересов. Защищать можно как личные права и свободы (жизнь и здоровье, свободу), так и близких лиц и посторонних. Нередко, находясь в условиях крайней необходимости, люди жертвуют собственной жизнью во имя жизни других.

Путем акта крайней необходимости может предотвращаться опасность, угрожающая внешней безопасности государства, имущественному благу, половой неприкосновенности личности и т. д.

Следует подчеркнуть, что положение о крайней необходимости не может быть применено для защиты неправомерных интересов.

Специфика института крайней необходимости заключается и в том, что при действиях, направленных на предотвращение опасности, в большинстве случаев в жертву приносятся правоохраняемые интересы третьих лиц, непричастных к ее созданию. Собственно в этом состоит одно из отличий крайней необходимости от необходимой обороны, когда вред причиняется только нападающему. Под третьими лицами понимаются физические и юридические лица, деятельность которых не связана с возникновением опасности, создавшей условия крайней необходимости, но которые пострадали в результате причинения им физического, материального и иного вреда при устранении угрозы более важным правоохраняемым интересам.

Например, при выбрасывании части груза в море с целью спасения экипажа, пассажиров и судна, вред причиняется государству, которому принадлежит груз. Когда горит дом, разрушаются близко расположенные к нему строения, принадлежащие другим собственникам, которым причиняется вред. При угоне автотранспортного средства вред также причиняется государственной организации либо частному лицу.

Во всех приведенных примерах вред причиняется третьим лицам. Он выражается в имущественных последствиях, и формально такие действия подпадают под признаки конкретных составов Особенной части У К Республики Беларусь, однако преступными они не являются, потому как совершаются вынужденно.

Вместе с тем, причинение вреда только третьим лицам не является безусловным. Вред в состоянии крайней необходимости может быть причинен и тому лицу, кто создал опасность. Например, при тушении в доме пожара, возникшего в результате умышленных или неосторожных действий его владельца, становится необходимым в целях предупреждения распространения огня на соседние домостроения разобрать крыши надворных построек виновного.

Таким образом, вред при крайней необходимости может быть причинен не только третьим лицам, невиновным в создании опасной обстановки, но и к тем лицам, которые имеют непосредственное отношение к созданию такой обстановки.

И в заключение, следует отметить, что актом крайней необходимости может быть причинен вред любым правоохраняемым интересам, в том числе государственным, например, природоохранной среде, правопорядку и т. д.

Важным условием правомерности крайней необходимости является неустранимость опасности при данных обстоятельствах другими средствами, кроме как причинением вреда правоохраняемым интересам. Как уже ранее отмечалось, состояние крайней необходимости характеризуется столкновением двух интересов, каждый из которых социально важен и заслуживает защиты со стороны закона. Лицо, при наличии коллизии благ, охраняемых законом, спасает более значимое из них с точки зрения социальной ценности.

Вполне очевидно, что состояние крайней необходимости исключает преступность деяния только в том случае, если причинение вреда было неустранимо другими средствами и способ, избранный в критической ситуации, был вынужденным и единственно возможным для устранения большего вреда.

Поэтому признак «неустранимости опасности иными средствами» является исключительно важным, выражающим сущность института крайней необходимости и позволяющим отграничивать его от необходимой обороны.

Вместе с тем, необходимо подчеркнуть, что, если у лица была реальная возможность избежать причинения вреда правоохраняемому интересу другими средствами, не прибегая в крайнему из них, скажем обратиться за помощью к другим лицам или органам власти, спастись бегством, причинение вреда не может признаваться правомерным.

Но в то же время было бы неверным утверждать, что совершенные в состоянии крайней необходимости действия должны составлять вообще единственно возможное средство предотвращения угрозы. Такое требование ограничило бы пределы крайней необходимости до столь узких рамок, что практически свело бы на нет возможность прибегать к ней.

На мой взгляд правильным является мнение, признающее «вариантность» в выборе средств при устранении опасности правоохраняемым интересам.

Таким образом, если в распоряжении лица, имеются средства для устранения опасности, из которых можно выбирать, и это выбранное средство по его мнению будет являться наиболее эффективным, влекущим минимальное причинение вреда менее ценному благу для защиты более ценного, то все содеянное при благополучном исходе следует признать правомерным, совершенным в состоянии крайней необходимости.

Нередко действия, направленные на устранение опасности, остаются незавершенными. В теории уголовного права это получило название «неудавшаяся крайняя необходимость». Например, группа лиц с целью локализации пожара разрушает строения, близко расположенные к очагу. Однако их действия к желаемому результату не приводят, и огонь распространяется дальше. Хотя указанными действиями и причиняется вред собственникам, тем не менее, их следует отнести к социально положительным и непреступным, несмотря на то, что цель не была достигнута. Я считаю, что в таких случаях нельзя привлекать причинителя к уголовной ответственности, поскольку он «не должен нести ответственность за результаты, противоречащие его объективным и субъективным усилиям, если сами эти усилия общественно полезны» [13]. Поэтому поводу В. Н. Козак также справедливо заметил, что «иное решение вопроса не будет стимулировать граждан защищать правоохраняемые интересы в состоянии крайней необходимости из-за боязни, что в случае неудачи им придется нести за это ответственность"[13].

Вместе с тем следует оговорить, что если в действиях причинителя вреда будет установлена неосторожная форма вины (небрежность или легкомыслие), то такие действия должны быть уголовно наказуемы.

Состояние крайней необходимости исключается в случае ее провокации.

Провокация — это намеренное искусственное создание опасности с целью умышленного причинения вреда правоохраняемым интересам под видом крайней необходимости.

В таких случаях виновный должен привлекаться к уголовной ответственности за умышленные преступления.

Например, материально-ответственное лицо с целью сокрытия недостачи, образовавшейся в результате хищения им товаров на складе, имитирует пожар, а затем под предлогом его ликвидации, заливает водой товарно-материальные ценности и документацию, приводя их в состояние полной непригодности.

В результате этих действий становится невозможным установить объем ущерба, причиненного хищением.

В данном случае ссылка на крайнюю необходимость будет явно надуманной.

Если опасность для правоохраняемых интересов создается по неосторожности самим лицом, а затем им же предпринимаются активные меры по ее устранению путем причинения меньшего вреда третьим лицам (например, оказывает помощь раненному им человеку путем использования чужой автомашины для доставления раненного в больницу) ответственность при наличии соответствующих условий правомерности исключается.

В теории уголовного права и судебной практике аксиоматичным является положение, что причиненный вред при устранении опасности правомерен лишь тогда, когда он менее значителен по сравнению с предотвращенным вредом.

Однако когда возникает необходимость установления правомерности причиненного вреда и при этом сопоставляются социальные ценности, то возникают определенные проблемы в определении их приоритета.

Ряд авторов (В.Ф. Кириченко) высказывали мнение, что вред, причиненный при устранении опасности, должен быть не только меньше вреда избегнутого, но и наименьшим из всех возможных. Подобная позиция не нашла поддержки у большинства юристов и в судебно-следственной практике. Вред, причиняемый для устранения опасности, может быть любым по степени тяжести, вплоть до причинения смерти. Но недопустимо спасение от опасности собственной жизни за счет гибели другого лица в ситуациях, когда речь идет о том, что спастись может только один из двух в экстремальной ситуации [14].

В данном случае следует иметь в виду, что какого-либо метода, который можно было бы взять за основу при сравнении количественных параметров двух видов вреда в природе не существует.

3. ОТЛИЧИЕ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ ОТ КРАЙНЕЙ НЕОБХОДИМОСТИ

Стоит отметить, что институт крайней необходимости также предполагает причинение вреда в качестве инструмента защиты как собственных, так и иных, социально значимых благ. При этом по своему содержанию действия по защите являются тождественными предусмотренному уголовным законом составу преступления. В противном случае не имело бы смысл вести речь о крайней необходимости (или необходимой обороне) как об обстоятельстве, исключающем преступность деяния.

Несмотря на сходство в механизме реализации, между состояниями необходимой обороны и крайней необходимости имеется ряд радикальных отличий. И то и другое вынуждает рассматривать некоторые правила их применения в сравнении, с тем чтобы, с одной стороны, упростить изложение материала, с другой стороны, подчеркнуть различие в условиях правомерности.

В соответствии со ст. 36 УК «Не является преступлением действие, совершенное в состоянии крайней необходимости, то есть для предотвращения или устранения опасности, непосредственно угрожающей личности, правам и законным интересам данного лица или других лиц, интересам общества или государства, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный"[2].

Отсюда видно, что состояние крайней необходимости характеризуется столкновением двух интересов, из которых один — менее значительный — приносится в жертву другому — более важному. Субъективное право на крайнюю необходимость обусловлено тем, что интересы лица (других лиц, общества или государства) охраняются законом. Поэтому законодательство предоставляет возможность в случае опасности для одних интересов пренебречь иными, менее значительными интересами. В этом случае причинение вреда лишено общественной опасности и уголовной противоправности, а в ряде случаев носит общественно полезный характер. Но при этом защита неправоохраняемых интересов в ущерб правоохраняемым исключается [12].

Из определения крайней необходимости видно, что ее состояние определяется двумя аспектами — угрожающей опасностью и невозможностью устранить эту опасность иначе, как путем причинения вреда. Отсюда условия правомерности крайней необходимостью подразделяются на две группы: относящиеся к опасности и относящиеся к действиям субъекта[12].

Условия первой группы связаны с источником возникновения опасности, ее наличностью и действительностью.

Фактические основания крайней необходимости, определяемые источниками угрожающей опасности, чрезвычайно разнообразны. Они могут быть связаны с:

— действиями людей, в том числе противоправные (преступные);

— жизнедеятельностью человека, теми или процессами, включая производственные;

— источниками повышенной опасности, например, машинами и механизмами, оружием, боевыми припасами, взрывчатыми, отравляющими, радиоактивными веществами;

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой