Патриарх Никон как личность и исторический деятель

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Патриарх Никон как личность и исторический деятель

Содержание

никон настоятель духовная государственная деятельность

  • Введение
  • 1. НАЧАЛО ДУХОВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НИКОНА
  • 1.1 Годы детства и юности
  • 1.2 Бытность настоятелем Колычевского монастыря, переезд в Москву
  • 1.3 Пострижение в схимники и игуменство
  • 2. ЦЕРКОВНЫЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ
  • 2.1 Реформы церкви
  • 2.2 Первый и второй поместные соборы
  • 2.3 Государственная деятельность Никона
  • 3. ГОНЕНИЯ И ССЫЛКА
  • 3. 1Начало соперничества царя и патриарха
  • 3.2 Опала на Никона
  • 3.3 Отлучение от церкви и ссылка
  • 3.4 Прощение новым государем, смерть Никона
  • Список использованной литературы

Введение

Нет ничего более ошибочного, чем взгляд, будто так называемый патриарший период в истории русской церкви, совпадавший с XVII веком, был эпохой особого могущества и независимости церкви как таковой. Напротив, приобретя новый, более ослепительный, чем раньше, внутренний блеск, церковь превратилась, в сущности, в один из московских приказов.

Все церковное управление, церковные власти, начиная с патриарха, подчинялись царю.

Рассматривая этот факт в совокупности с необходимостью:

— укрепления дисциплины, порядка, нравственных устоев духовенства,

— введения одинаковой церковной обрядности во всем православном мире,

— унификации церковных книг в связи с распространением книгопечатания; можно смело говорить об острой потребности реформирования духовной жизни России XVII века.

Проведение церковной реформы связано с именем патриарха Никона (1605−1681).

Его реформа имела значительные последствия, стала причиной гибели огромного числа людей, в связи с чем ее рассмотрение кажется наиболее важным.

История жизни патриарха и его церковная деятельность были ранее рассмотрены многими авторами, такими как Субботин, Гейден, Каптерев, Никольский.

Но несмотря на довольно высокую степень изученности данного материала, историки так и не пришли к единому мнению по поводу оценки проведенной Никоном реформы.

Для работы над данным рефератом были использованы работа историка Н. М. Никольского «История русской церкви» (1988 г) и современное издание Ф. Ф. Павленкова «Великие россияне» (2004 г). Нужно отметить, что авторы этих книг дают различную оценку преобразований XVII века.

Историк Н. М. Никольский акцентировал свое внимание на отрицательных последствиях реформ Никона, так как проведенные преобразования привели к расколу, огромным человеческим жертвам. Также, по словам историка, при патриархе значительно возросли сборы податей с монастырей, было уничтожено и разорено множество епископий и пустынных мест. [3,с. 146]

Что же касается Ф. Ф. Павленкова, то он подчеркивает положительное значение деятельности Никона, ведь она, по его мнению, помогла в укреплении и централизации молодого русского государства, сблизила народы России и Прибалтики. [1,с. 45]

Целью данной работы стало изучение жизни патриарха Никона, а также формирование личной точки зрения на необходимость проведенных им преобразований.

Для достижения поставленной цели в реферате необходимо рассмотреть следующие задачи:

— сопоставить различные точки зрения на личность патриарха и выяснить истоки формирования его характера;

— изучить начало духовной деятельности Никона;

— проанализировать проведенные им церковные и политические преобразования.

1. Начало духовной деятельности Никона

1.1 Годы детства и юности

В мордовском селе Вельдеманово, в последние дни царствования Федора II Годунова, 24 мая 1605 года у молодого крестьянина Мины родился сын Никита. Мальчик был первенцем у болезненной молодой матери по имени Мариамна, которая вскоре после родов умерла. Первые годы своей жизни малютка провел в избе какой-то Аксиньи, взявшей на себя попечение о ребенке по сердоболию. На пятом или на шестом году мальчик вернулся в дом к отцу. Благодаря относительному равнодушию отца и ненависти появившейся в доме мачехи маленький Никита рос в семье тихим неразговорчивым ребенком, безответным перед побоями и перед попреками.

Местный священник уговорил отца позволить мальчику учиться, и рассудительный мордвин согласился воспользоваться услугами батюшки. Никита выучился читать и писать, книжная премудрость увлекала его все дальше и дальше, и он осыпал своего наставника расспросами до такой степени, что загонял его в тупик.

Проследив за успехами сына и решив, что для крестьянина его Никеша достаточно знает, Мина прекратил учение сына. Мальчик остался дома, и снова началась война с упрямой и ограниченной мачехой. Теперь он стал огрызаться и изыскивать способы избавиться от колотушек. Самым простым из них был уход из дома. Никита так и сделал. Он взял у отца немного денег и на двенадцатом году жизни покинул Вельдеманово. По берегу Волги он дошел до Макарьев-Желтоводского монастыря, где братия приняла его охотно, считая мальчика бездомным и бесприютным сиротой.

Пришелец особенно понравился священнику Арсению, который взялся руководить его образованием. На пятый год пребывания в монастыре Никита узнал о том, что его бабушка лежит при смерти, а мачеха умерла — и возвратился домой. Отец встретил его дружелюбно, однако, несмотря на свои нестарые годы, Мина вскоре после возвращения сына стал хворать и затем умер, не достигнув сорока лет. Никита остался наследником всего крестьянского хозяйства отца, который рассчитывал, что сын не откажется от сохи и не бросит земли-кормилицы. [1,с. 32−33]

1.2 Бытность настоятелем Колычевского монастыря, переезд в Москву

Уступая увещаниям покойного отца и советам соседей, молодой хозяин женился, чтобы иметь в доме хозяйку. Предание указывает, что его женой сделалась бывшая подруга его детских игр, дочь священника колычевского, Настасья Ивановна. Тесть согласился уступить ему свой приход, чтобы самому жить на покое. Никита Минов был поставлен в священники архиепископом Иосифом и в 1625 году назначен в село Колычево.

Молодой настоятель быстро снискал себе уважение: слава о его неподкупности и беспристрастии разнеслась до Нижнего Новгорода, где о нем услыхали московские купцы. Познакомясь лично, купцы стали убеждать Минова перейти к ним и добились его согласия. Вскоре Никита с семьей покинул своей приход и переселился в Москву. Трудно сказать когда, но со временем Никита стал задумываться, скучать и тяготиться своими обязанностями по приходу. Еще более усилилась его нервность после смерти третьего, и последнего, ребенка. Он так повлиял на свою кроткую жену, что та согласилась отказаться от совместной брачной жизни и принять пострижение. Он сам отвез ее в Алексеевский монастырь, где и оставил новоностриженную монахиню Анфису. 1, с. 35]

1.3 Пострижение в схимники и игуменство

Покончив так решительно с любимой женой, Никита из всего имущества взял только свою библиотеку, состоящую из духовных книг, и отправился в Соловецкий монастырь. Пострижение произошло в 1635 году, и до 1641 года жизнь нового схимника Никона шла ровно и спокойно, без всяких изменений. Но в 1641 году после сбора подаяний на построение новой церкви разгорелся спор между Никоном и старцем Элеазаром. Корыстолюбивый Элеазар хотел бесконтрольно хранить деньги в ризнице, а прямолинейный Никон добивался, чтобы деньги хранились в особом сохранном месте, «дабы их не отняли лихие люди». Ссоры и перебранки дошли до того, что враги не могли равнодушно смотреть друг на друга. Никон стал серьезно опасаться за свою жизнь, но уступать было не в его правилах, и тогда он задумал бежать от преследований. Какой-то поморский богомолец вызвался помочь ему.

С молитвой покинул Никон обитель, где провел почти семь лет. 3, с. 136]

Вскоре Никон прибыл на берег озера Коже, среди которого на островках возвышался Кожеозерский монастырь. Здесь он жил отдельно от братии и занял маленький островок, а свободное от богослужения время посвящал рыбной ловле. Молчальничество, благочестие и примерный образ жизни высоко поставили Никона во мнении братии и в 1634 году на место умершего игумена монахи избирают Никона. Около трех лет правил Никон монастырем безмятежно, но в 1646 году он решил отправиться лично за сбором подаяния в Москву; там, по обыкновению своего времени, он должен был явиться на поклон к царю. [2, с. 123]

2.1 Знакомство с царем, окончательный переезд в Москву

Во время знакомства с Никоном царю Алексею Михайловичу пошел восемнадцатый год. Он был чрезвычайно благочестив, любил читать священные книги, ссылаться на них в разговоре и руководиться ими. Никто не мог превзойти его в соблюдении постов. Каждый день Алексей Михайлович посещал церковь, так как считал большим грехом пропустить обедню. Была у него еще одна своеобразная черта: он был крайне пристрастен к церковной и придворной обрядности.

С семнадцатилетним государем игумен знакомится в селе Коломенском. Много видевший и много испытавший за сорок лет своей жизни Никон мог рассказать царю про многое, чего тот не знал; вследствие этого Алексей Михайлович пожелал продолжить эти беседы и просил игумена совсем остаться в Москве. Никон без долгих колебаний согласился на предложение царя. Алексей Михайлович добивается у патриарха Иосифа, чтобы тот посвятил Никона на вакантное место архимандрита Новоспасского монастыря.

Алексей Михайлович приказал Никону ездить к нему во дворец каждую пятницу, и беседы архимандрита западали в душу государя. Как близкий к царю человек, Никон приобрел значение и сделался немаловажной особой при дворе.

Новгородский митрополит Афоний по преклонности своих лет уволился 7 января 1649 года на покой и поселился в Варламиево-Хатынском монастыре. Царь выразил желание видеть митрополитом своего друга Никона. Патриарх стал колебаться, не желая содействовать возвышению человека, в котором уже видел соперника. Тогда 11 марта 1649 года по просьбе царя состоялся обряд рукоположения Новоспасского архимандрита к иерусалимскому патриарху Паисию.

Алексей Михайлович возложил на друга наблюдение не только над церковными делами, но и над мирским управлением.

Духовенство новгородской митрополии было очень недовольно назначением Никона, так как многие уже раньше знали его строгость и взыскательность. Никон сам совершал богослужение с большой точностью, правильностью и торжественностью и требовал того же и от подчиненного ему духовенства. Естественно, что это не нравилось многим.

Созванный в октябре 1649 года Земский собор утвердил «Уложение» -- свод из уголовных законов, в который вошли дела об обидах, полицейские распоряжения, правила судопроизводства, правила о вотчинах, поместьях, холопах и крестьянах, права посадских, права всех сословий вообще, определяемые размером бесчестья. «Уложение» впервые на Руси узаконило права государевой власти, обратив в постановление то, что существовало прежде только по обычаю и по произволу. Новгородский митрополит не принимал участия в создании нового законодательства, но пока молчал. Позднее Никон предложил царю перенести мощи митрополита Филиппа из Соловецкого монастыря в Москву, дабы внушить тем самым народу мысль о первенстве церкви. 3, с. 165]

2.2 Венчание на патриаршество

Между тем за время отсутствия митрополита Никона в Москве совершилось важное событие: 15 апреля скончался патриарх Иосиф. Состоялся Духовный собор, все знали желание царя видеть патриархом Никона. Оппозиция была, конечно, ожесточенной, однако никто пока не смел выражать громко своих мыслей, опасаясь гнева самодержанного царя.

Избиратели держались установленных правил и, согласно уставу, назначили двух кандидатов: Никона и его бывшего учителя в Макарьевском монастыре, иеромонаха Антония; жребий пал на Антония, но последний, сознавая свою старческую немощь, отказался от высокой чести. Тогда волей-неволей, скрепя сердце, избиратели стали просить новгородского митрополита. Принимать такое место среди затаенного недовольства без оговорок было немыслимо, и потому Никон стал отказываться. Алексей Михаилович стал умолять его не отказываться от избрания, тогда Никон громко спросил:

-- Будут ли меня почитать как архипастыря и отца верховнейшеего и дадут ли мне устроить церковь по моему намерению?[4,с. 216]

Царь, а за ним духовные и светские власти поклялись исполнить его желание, и тогда Никон дал свое согласие на избрание. 25 июля состоялось торжественное венчание на всероссийское патриаршество в присутствии царя, бояр и духовенства.

2. Церковные и политические преобразования

2.1 Реформы церкви

Приняв на себя огромную власть, Никон поставил основной своей целью реформировать русскую церковь, вернуть ее на путь апостольского служения, поставить духовную власть над светской. 3, с. 211]

Тем временем в Москву приехал иерусалимский патриарх Паисий и открыто заметил, что в русской церкви он находит немало нововведений, которых не было и нет в восточных церквах. По настоянию Никона, смущенного этими разоблачениями, но не вполне доверявшего греку, келарь Арсений Суханов поехал за справками на Восток. Пока Суханов ездил по Греции, Сирии, Палестине, Египту и Грузии, Москву посетил константинопольский патриарх Афанасий и почти слово в слово повторил обвинения Паисия, особенно относительно двуперстия и произвольного искажения богослужебных книг. Патриарх Иосиф сильно встревожился и не знал, что делать, так как два патриарха обвиняли его чуть ли не в ереси. Быстрая кончина избавила патриарха от душевных страданий.

Переход от патриарха Иосифа к патриарху Никону был очень резок. Последний ясно видел положение русской церкви, дошедшей вследствие национального самомнения и исторической обособленности до состояния, которое восточные ревнители православия прямо называли ересью.

Ревностно и с обычной ему суровой энергией принимаясь за дело достижения единообразия в церковной обрядности, Никон логически должен был сделаться борцом за независимость и верховность своей патриаршей власти. 3, с. 227]

Новоизбранный патриарх обратил серьезное внимание на коронное исправление текста богослужебных книг. Греческий иеромонах Арсений, сосланный на покаяние в Соловецкий монастырь патриархом Иосифом, заподозрившим его в латинстве, благодаря усердию справщиков был немедленно возвращен Никоном. Проверка текстов снова перешла к нему. В это время возвратился келарь Арсений Суханов и подал царю и патриарху свой отчет о командировке на Восток. Он описал черными красками поведение восточно-православного духовенства и недостаток благоговения при богослужении, но при этом правдиво указал, что на востоке повсеместно употребляется троеперстное крестное знамение и соблюдаются, опять-таки повсеместно, те именно обряды и порядки, в нарушении которых греческие иерархи укоряли русскую церковь.

2.2 Первый и второй поместные соборы

Никон обращается к Алексею Михайловичу с предложением созвать русский Поместный собор. Царь дал свое согласие и лично присутствовал с боярами на этом соборе. В качестве председательствующего Никон открыл заседание и произнес речь, в которой без стеснения высказал свой взгляд на равенство церковной власти со светской. Высказав свой взгляд на предержащие власти, Никон перешел к предмету исправления книг: последовать ли новым московским печатным книгам, в которых находятся разные несходства и несогласия с древними греческими и славянскими списками, или же руководствоваться древними греческими и славянскими текстами. На этот вопрос последовал такой же ответ, какой давался не раз при прежних патриархах: «Достойно и праведно исправлять, сообразно старым греческим списками». Собор уничтожил колебания патриарха.

Не прошло нескольких дней после закрытия заседаний, как комиссия справщиков книг была отставлена от должности, а дело исправления книг передается в руки образованного иеромонаха Киевского Братского монастыря Епифания Славинецкого. Окружив себя громадным количеством греческих и славянских списков, принялся Славинецкий за исправление текстов; помощниками его были два приехавших с ним земляка -- Арсений Сатановский и Данила Птицкий, иеромонах-грек Арсений и другие книгописцы. Протоиерей Иоанн Неронов и Аввакум Петров, пользуясь поддержкой реакционной части боярства, начали проповедовать по Москве, что патриарх поддается наущениям киевлян, зараженных латинской ересью, и допустил к делу уличенного латынщика, грека Арсения

В 1655 году был вновь созван собор, который на этот раз вышел блестящим и представительнейшим: кроме большого числа русских епископов, в Москве были антиохийский патриарх Макарий, сербский патриарх Гавриил и митрополиты Григорий Никейский и Гедеон Молдовла- хииский. Собор постановил продолжать по-прежнему исправление текста богослужебных книг и изменить некоторые стороны богослужебных обрядов. 1, с. 38]

Нравственно поддержанный постановлениями московских соборов, Никон решительно взялся за очищение русской церкви от всего нанесенного с течением времени невежественным русским духовенством и этим дал возможность своим противникам предстать мучениками, к которым примкнули все те элементы, какие нашлись в обширной России и которые были политически недовольны московскими порядками. Вот почему на первых же порах раскол ярче вспыхнул в пределах бывшей новгородской республики, перекинулся к казацкой вольнице на Дон и Яик, распространился в Сибирь.

В изданном вскоре после второго собора «Служебнике» появилось предисловие, в котором изложены поводы, побудившие патриарха к исправлению богослужебных книг. Этот «Служебник» предписано было рассылать повсюду и немедленно вводить в употребление. В апреле 1656 года был созван третий Поместный собор, на который Никон представил переведенную Арсением с греческого книгу «Скрижаль», заключающую в себе порядок и объяснение литургии и таинств. Собор утвердил «Скрижаль» и еще раз произнес проклятие над двуперстниками.

2.3 Государственная деятельность Никона

«Великий Государь, святейший Никон.» — вот официальный титул, который сам государь употреблял в документах. Этот второй государь был энергичнее, последовательнее и строже добродушного Алексея Михайловича, податливого на лесть и охотно выслушивающего придворные сплетни. Такая строгость сказывалась в преследовании иноземщины и всего противного духу старого православия. Если бояре не терпели патриарха Никона за постоянное вмешательство в мирские дела и за его резкие выходки, то духовенство было просто озлоблено из-за беспощадной строгости архипастыря и неизбежных притеснений его приказных. В противоположность боярам и консервативному духовенству царь Алексей все больше и больше привязывался к своему «собинному другу». Никон, помимо обширного духовного ведомства, принимал деятельное участие в светских делах.

Осложнившиеся в это время политические события также отразили на себе влияние Никона. По его совету Малороссия была принята «под высокую государеву руку» на заседании Земского собора которое открылось 1 октября.

В отсутствие царя, отправлявшегося в поход с войском, Никон был назначен регентом государства. Ничего не могло сделаться в Боярской думе без ведома и благословения великого русского патриарха.

По возвращении Алексея Михайловича освобожденный от забот регенства Никон получил от благодарного царя официальный титул Великого Государя и материальную поддержку для осуществления своего давнишнего желания: создать монастырь на том безлюдном островке Кие, на который был выброшен более двенадцати лет тому назад монах Никон, бежавший с Соловков.

3. Гонения и ссылка

3.1 Начало соперничества царя и патриарха

Царь Алексей Михайлович пробыл на войне полтора года, которые оставили глубоким след в его характере. Лагерная жизнь приучила царя быть самостоятельнее, он проникся убеждением, что он -- верховный властелин земли русской. А суровый и прямодушный Никон, возвысясь до звания патриарха Всероссийского, стремился поставить власть патриарха выше власти царя.

Два государя являлись представителями двух соперничающих начал -- теократического и монархического, в связи с чем их разрыв был неизбежен. Сюда присоединились интриги и сплетни людей, которые окружали царя и тяготели к монархизму.

Царь перестал приглашать Никона на официальные торжества и сам отказался от визитов к патриарху. Никону объявили через стольника, что почитать его царь не будет.

15 июля Никон отслужил в Успенском соборе литургию, после которой объявил о сложении с себя звания патриарха. После чего разоблачился, ушел в ризницу, где написал Алексею Михайловичу письмо, надел мантию и черный клобук, вышел из собора и, опираясь на поповскую палку, отправился па подворье своего Воскресенского монастыря. Здесь он пробыл двое суток, ожидая решения царя или вызова для личных объяснений. Не дождавшись ничего, Никон уехал в любимый Воскресенский монастырь. Вслед за ним в монастырь явился князь Трубецкой с требованием передать управление русской церковью крутицкому митрополиту. Прямодушный старик спокойно дал свое согласие и при этом бил челом о скорейшем избрании ему преемника, чтобы церковь не вдовствовала, не была беспастырной, а в заключение подтвердил, что он сам не желает быть патриархом.

Блюстителъ патриаршего престола, крутицкий митрополит Питирим, считая себя облеченным всеми привилегиями патриарха, перестал поминать имя Никона на заздравных молениях. Пурист в делах веры и православия, Никон восстал против своеволия митрополита и послал из Нового Иерусалима письмо Алексею Михайловичу, в котором осудил поступок Питирима.

Алексей Михайлович поддался наветам бояр и согласился поступить круто: запрещено было общаться с Никоном, все бумаги патриарха в Москве были арестованы, и сам царь прекратил оказывать ему внимание.

Воспользовавшись прекращением дружбы царя с патриархом, бояре принялись травить своего врага, не понимая, что, этим они играют на руку тем элементам, которые враждебны московскому единодержавию.

3.2 Опала на Никона

16 февраля 1699 года открылся Поместный собор в Москве, на котором было положено не только избрать нового патриарха, но лишить Никона даже чести архиерейства и священства. Неожиданно появился защитник Никона, иеромонах Славинецкий, толково и ясно доказал, что собор имеет право избрать другого патриарха, но не может лишить Никона архиерейства и священства. Убежденный им Алексей Михайлович решил не утверждать соборных постановлений и обратился к Никону, чтобы он дал свое благословение на избрание нового патриарха. С далекого устья Онеги пришел ответ, в котором, подтверждая свое согласие на выбор архипастыря, Никон заявлял, что если его пригласят в Москву, то он даст свое благословение новоизбранному патриарху, а сам удалится в монастырь. Однако царь по просьбе членов собора позволил строптивому старцу вернуться только в Новый Иерусалим, где Никона ждала другая неприятность: окольничий Боборыкин, у которого была приобретена земля под монастырь, самовольно завладел монастырскими угодьями: завязалась судебная тяжба. Никон написал о крючкотворстве дьяков и бесчинствах Боборыкина гневное письмо царю. Выведенный из терпения молчанием царя, Никон после неправедного решения суда в пользу окольничего проклинает последнею. Боборыкин не испугался проклятия, но решил отомстить за публичное бесчестье: он бросился в Москву и донес, что Никон произнес проклятье на царя. Только в июле 1663 года в Новый Иерусалим явилось целое посольство для переговоров с Никоном: астраханский архиепископ Иосиф, князь Никита Иванович Одоевский, окольничий Родион Семенович Стрешнев, думный дьяк Алмаз Иванов и главный среди них Лигаридес в митрополичьей мантии. Уже при входе Лигаридеса Никон обругал его самоставником, вором и собакой, а затем добавил по адресу всех приехавших: «Привыкли вы тыкаться по государствам да мутить, и у нас того же хотите!"[3,с. 321] Вокруг монастыря была поставлена стража, и начались допросы относительно проклятия. Все бывшие в церкви во время обряда, совершенного Никоном над Боборыкиным, не показали, чтобы Никон относил проклятие к особе царя. Более того, все показывали, что в этот день в заздравных молениях упоминалось царское имя.

Снова наступило затишье, пока в начале 1664 года не приехал Мелетий, окруженный целой толпой греков и привезший ответы четырех патриархов. Суть их состояла в том, что, по мнению вселенских патриархов, московский патриарх и все духовенство обязаны повиноваться царю и не должны вмешиваться в мирские дела. Не довольствуясь грамотой, привезенной греками, Алексей Михайлович отправляет в Константинополь монаха Савву, владевшего греческим языком.

Через несколько месяцев Савва возвратился из Константинополя. Оказалось, что патриарх Дионисий советовал царю или простить Никона или избрать на его место другого патриарха. Одновременно пришла грамота иерусалимского патриарха Нектария, которой хотя он убедительно советовал царю помириться с Никоном и оказать ему должное повиновение как строителю благодати на основании божественных законов.

Такие отзывы константинопольского и иерусалимского патриархов испортили все дело врагов московского патриарха: можно было опасаться, что дело повернулось бы в пользу Никона. Но красноречивый Лигаридес подал мысль пригласить в Москву трех патриархов на собор для окончательного решения дела о московском патриархе; если окажется невозможным приехать троим, то настаивать, чтобы приехали хотя бы двое. Последнее обстоятельство, очевидно, и составляло основу тайной мысли Лигаридеса: так как Нектарий высказался в пользу Никона, то Мелетий, действуя вне контроля, должен был обойти его приглашением, а настаивать на приезде Макария Антиохийского и Паисия Александрийского, образ мыслей которых и податливость сильным мира сего были хорошо известны Лигаридесу и Мелетию. Алексей Михайлович согласился с доводами коварного грека, и Мелетий, облеченный официальным полномочием, отправился на Восток.

Никон понял, вероятно, тайный умысел загадочно услужливого Лигаридеса и сообразил серьезность надвигающейся грозы в образе суда вселенских патриархов. Желая избежать на старости лет позора, Никон решился написать письмо царю. Получив письмо, написанное в необычном для Никона мягком тоне, Алексей Михайлович серьезно призадумался над пошлой травлей, которая велась с его ведома и одобрения шестой год. В царе шевельнулось желание закончить все эти препирательства мирным путем, и он высказал в кругу приближенных намерение помириться с честным и прямодушным стариком. Долго не думая, Никита Зюзин, горячо любивший опального митрополита, написал Никону, будто царь желает, чтобы патриарх неожиданно явился в Москву, не показывая, однако, вида, что царь его звалУтомленный старик дался в обман преданному боярину, тем более что такие фокусы были во вкусе царя.

19 декабря 1664 года, сопровождаемый монахами своего монастыря, Никон приехал рано утром в Кремль и неожиданно вошел в Успенский собор. Самовольный приезд Никона вызвал в памяти Алексея Михайловича образ непреклонного и энергичного патриарха, начавшего с ним борьбу из-за первенства в государстве. Царь послал Лигаридеса с двумя епископами прогнать Никона, но без насилия.

На этот раз энергия покинула Никона. Он понял, что его подвели, обманули и одурачили. Покорно склонив седую голову, старик приложился к образам и вышел из собора без возражений. Тяжелый нравственный удар, поразивший патриарха, отнял у него мужество и стойкость, с которыми он боролся против врагов. Зная хорошо греческое продажное духовенство, он справедливо опасался предстоящего суда.

Тем временем посольство Мелетия увенчалось успехом, какого так желал Лигаридес: Дионисий Константинопольский и Нектарий Иерусалимский отказались ехать в Москву, а Макарий Антиохийский и Паисий Александрийский согласились, заручившись полномочиями от первых двух.

3.3 Отлучение от церкви и ссылка

2 ноября 1666 года часть московского духовенства встретила патриархов. Как земляк вселенских патриархов Лигаридес сделался докладчиком по делу Никона и составил род обвинительного акта против московского патриарха. Основываясь на этом акте, составленном бойко и обдуманно, патриархи заранее были предубеждены против Никона.

29 ноября псковский архиепископ Арсений, спасский архимандрит Сергий из Ярославля и спасо-евфимиевский игумен Павел из Суздаля приехали в Новый Иерусалим звать Никона в Москву на открывшийся Поместный собор.

Три заседания тянулась эта нравственная пытка Никона, которого назойливо допрашивали по поводу каждой сплетни, выдуманной на него досужими болтунами. 5 декабря окончилось разбирательство, и на вопрос Паисия: «Чего достоин Никон?» был получен ответ: «Да будет отлучен и лишен священнодействия». 2, с. 217]

12 декабря в небольшой церкви Благовещения в Чудовом монастыре собрались судьи-патриархи и члены собора. Вскоре привели Никона. Сначала Лигаридес прочитал по-гречески окончательно отредактированный приговор, потом рязанский митрополит Илларион прочитал то же самое по-русски. В приговоре обвиняли низложенного патриарха, главным образом, за то, что произносил хулы: на государя, называя его латино-мудренником, мучителем и обидчиком; на всех бояр; на русскую церковь, говоря, будто она впала в латинские догматы; а в особенности, на митрополита Паисия Лигаридеса

Ссылка Никона совпала с началом крестьянской войны под предводительством Степана Разина. Знаменитый Степан Разин говорил, что он везет с собою патриарха Никона с целью восстановить его на московском патриаршем престоле, и этим усиливал свое обаяние.

3.4 Прощение новым государем, смерть Никона

29 января 1670 года Алексей Михайлович скончался, и на престол вступил старший сын его от Марьи Ильиничны, Федор Алексеевич. Вступив на престол, набожный Федор Алексеевич первым делом послал Федора Абрамовича Лопухина, будущего тестя Петра Великого, к Никону с дарами и вестью о кончине отца; вместе с тем, согласно воле отца, выраженной в духовном завещании, он приказал просить прощения, выказывая этим явно, что, вопреки приговору вселенских патриархов, он считает Никона патриархом на покое, а не старцем Никоном. Федор Алексеевич своей властью облегчил положение Никона и не велел его стеснять; затем предложил патриарху Иоакиму перевести изгнанника в любимый его Новый Иерусалим. К тому времени Никон с трудом владел ногами вследствие болезни и истомления, трудно переносимого в его годы. Везде по пути встречался народ, инстинктивно сознававший, что безвинно пострадавшему старику наконец-то оказана справедливость: все встречали патриарха Никона, а не простого монаха, все почтительно просили архипастырского благословения и радушно приносили все нужное путешественнику.

17 августа струг отплыл от монастыря. День уже склонялся к вечеру, и в Ярославле начали благовестить к вечерне; в это время Никон немного ободрился, оглянулся на веселый берег, залитый народом, и начал оправлять себе волосы, бороду и одежду, как бы готовясь войти в город. Архимандрит Никита понял, что наступает торжественная минута для маститого старца, и начал читать отходную. Никон потянулся на постели, сложил руки на груди и тихо угас, прожив 76 с небольшим лет. 5, с. 32]

Тело Никона по приказу царя было доставлено и Новый Иерусалим, где митрополит Корнилий совершил 26 августа погребение, поминая Никона патриархом Московским и Всея Руси; царь поцеловал руку покойного. Отпевание состоялось в Успенской церкви, а погребение произошло в церкви Иоанна Предтечи на том месте, где Никон давно уже завешал похоронить себя и собственными руками выкопал могилу. 1, с. 44]

Заключение

В данной работе был рассмотрен вопрос о личности патриарха Никона и его государственной деятельности.

Анализируя изученный материал, можно отметить, что оценка личности патриарха была довольно противоречивой. Так, Н. М. Никольский упоминал о его гордыне и жестокости, а также о том, что «при Никоне у дворян и боярских людей стало похвальным слово «Бей попа, что собаку, лишь бы жив был». А Ф. Ф. Павленков наряду с упоминанием о хладнокровии и прямолинейности Никона говорил, что он всегда был добр к бедным и обиженным, заботился о них. Как бы то ни было, причины формирования характера патриарха кроются в его тяжелом детстве, равнодушии отца и издевательствах мачехи. А ведь именно эти обстоятельства привели в последствии к началу духовной деятельности патриарха.

В результате рассмотрения духовной деятельности Никона становится явным его упорное стремление к значительному усовершенствованию церкви на Руси путем освобождения ее от подчинения государству. Он хотел исправить церковь посредством проведения в ней строгого единовластия патриарха, не зависящего от царя, и посредством возвышения священства над царством. На первых порах своего патриаршества Никон как будто имел успех; он был постоянным советником царя в государственных делах, управлял за царя, когда тот уходил из Москвы в походы. Но все это влияние Никона опиралось не на какие — либо перемены в положении церкви по отношению к государству, а просто на личное доверие к Никону царя.

Однако Никон, по мысли царя и при полном его одобрении, предпринял и провел другую реформу, имевшую объединительный характер. Ее сущность заключалась в установлении единообразия в богослужебных чинах.

Изучив проведенные Никоном церковные и политические реформы, можно сказать о том, что их оценка не может быть вполне однозначной. Эти реформы как, наверно, и любые другие, имели и положительные и отрицательные последствия.

Проведенные в условиях массового народного недовольства, они вызвали протест со стороны части бояр и иерархов церкви, которые боялись, что перемены в церкви подорвут ее авторитет в народе. В русской церкви произошел раскол на приверженцев старого и нового порядков.

Преобразования патриарха спровоцировали также и вооруженное сопротивление сторонников старой веры, привели к многочисленным актам самосожжения старообрядцев, ссылкам и проклятию церковных служащих, гонениям на еретиков и иноземцев.

Таким образом, после изучения состояния русской церкви во время патриаршества Никона стала очевидной необходимость реформирования духовной жизни страны. Острая потребность в преобразованиях во многом оправдывала жесткие действия патриарха. Однако невозможно оценить, чего больше — вреда или пользы — принесла его государственная деятельность.

Как бы то ни было, спустя 40 лет после смерти Никона, 14 февраля 1721 года царь Петр I бес стеснения уничтожил навсегда сан патриарха, учредив вместо него Святейший правительствующий синод.

Список использованной литературы

1. Великие россияне / Биографическая библиотека Ф. Павленкова. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2004. — 639с.

2. История русской церкви. Кн.6 / Макарий Митрополит Московский и Коломенский — Издательство Спасо-Преображенско монастыря, 1996. — 707с.

3. Никольский, Н. М. История русской церкви / Н. М. Никольский. — М.: Издательство политической литературы, 1988. — 445с.

4. Энциклопедический словарь. Христианство. Т.2. Гл. ред. С. С. Аверинцев (и др.). — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 1995. — 670с.

5. Энциклопедия православной святости. Т.2. — М.: «ЛИК-ПРЕСС», 1997 г. — 319с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой