Понятие и цели наказания

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПОНЯТИЕ И ЦЕЛИ НАКАЗАНИЯ

1. Понятие и признаки уголовного наказания

2. Цели наказания

1. Понятие и признаки уголовного наказания

Наказание — центральный институт уголовного права. В нем наиболее полно и наглядно проявляются содержание и направление уголовной политики государства, значение отдельных институтов уголовного права и другие уголовно-правовые аспекты борьбы с преступностью. Оно является наиболее эффективным уголовно-правовым средством борьбы с преступностью, поскольку прерывает антиобщественную деятельность лиц, совершающих преступление.

В юридической литературе понятие уголовного наказания используется в самых разных значениях: как правовое последствие совершения преступления; как форма реализации уголовной ответственности; как средство уголовно-правового воздействия на виновного в совершении преступления; как средство уголовно-правовой борьбы с преступлениями; как кара виновному за содеянное; как боль, некий ущерб, причиняемый на основе судебного приговора виновному в совершении преступления, и т. д. По проблеме наказания высказывались самые различные суждения. Профессор Н. Д. Сергеевский отмечал, что в литературе насчитывается до 24 полных философских систем и около 100 отдельных теорий разных криминалистов, обосновывавших право государства наказывать преступников.

См.: Сергеевский Н. Д. Русское уголовное право: Пособие к лекциям. Часть Общая. СПб., 1910. С. 70.

Следует отметить особую значимость уголовного наказания для реализации функций уголовного права. Некоторые из функций специфичны только для уголовного права: прежде всего охранительная и социально-превентивная. Между указанными общими функциями уголовного права и уголовного наказания есть определенная связь. Так, в частности, уголовное наказание способствует реализации такой специфической функции уголовного права, как социально-превентивная функция, — общее и специальное предупреждение преступлений.

Во всех крупных законодательных актах дореволюционного периода (например, в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., Уголовном уложении 1903 г. ,) отсутствовало понятие наказания, хотя были очень широкие перечни конкретных видов наказания. На основании законодательных положений и обобщения судебной практики такое определение давала теория уголовного права. В Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 г. указывалось, что «наказание — это мера принудительного воздействия, посредством которого власть обеспечивает должный порядок общественных отношений от нарушителей последнего». В дальнейшем ни один законодательный акт советского периода не давал определения уголовного наказания, более того, УК РСФСР 1922 г. заменил понятие «наказание» понятием «мера социальной защиты». Понятие наказания было восстановлено только Основами уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. В процессе создания теоретической модели УК приводилась следующая формулировка понятия наказания: «Наказание есть мера принуждения, применяемая от имени государства по приговору суда и в соответствии с законом к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и выражающая отрицательную оценку его преступной деятельности».

Как острейшая мера государственного принуждения, наказание заключается в предусмотренном УК лишении или ограничении определенных прав и свобод осужденного, что означает принудительное причинение ему страданий, ущемлений, стеснений морального, физического и имущественного характера. Это полностью отвечает требованиям ст. 29 Всеобщей декларации прав человека, согласно которой каждый член общества может быть подвергнут ограничениям, установленным законом в целях обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе. Следовательно, уголовное наказание не имеет целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства. Это положение находит проявление в том, что уголовное законодательство Российской Федерации не знает телесных и иных позорящих наказаний, что соответствует требованиям ст. 5 Всеобщей декларации прав человека и ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах.

В ст. 3 УК закреплен принцип законности, согласно которому преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только УК. Статья 43 УК гласит: «Наказание есть мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда. Наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренном настоящим Кодексом лишении или ограничении прав и свобод этого лица».

При разработке Основ уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г. и УК 1996 г. основным, определяющим характер уголовного наказания, признано то обстоятельство, что оно «есть мера государственного принуждения». Однако использование законодателем термина «государственное принуждение» не означает, что последний не придает должной значимости элементу кары. «Принуждать», согласно толковому словарю В. Даля, — значит «приневолить», «заставлять», «неволить», «вынуждать». Синонимами этого термина являются: «насилие, сила, давление, нажим». Уголовное наказание, как правило, связано с принуждением, но отнюдь не всегда (порой наказание может быть желаемо лицом, раскаявшимся в совершенном преступлении). В. Д. Филимонов, комментируя ч. 1 ст. 43 УК, пишет: «Отказ нового Уголовного кодекса от определения наказания как кары за совершенное преступление имеет свои основания. Основная причина этого отказа состоит в том, что слова „наказание“ и „кара“ — синонимы. Поэтому определение наказания как кары ничего для выяснения содержания этого явления не дает. Определение наказания как меры государственного принуждения, напротив, указывает на наиболее существенные его признаки».

Сложность познания сущности наказания связана не только с различным подходом в науке к определению места кары в наказании, но и с различными взглядами ученых на природу самой кары. В юридической литературе нет единообразия в понимании содержания кары как сущности наказания. Многие авторы сводят ее к страданиям и лишениям, которые доставляет осужденному наказание. С критикой такой позиции выступал И. С. Ной: «Кара была бы соразмерна тяжести совершенного преступления, если бы за убийство предусматривалась лишь смертная казнь. Но принцип возмездия не проводится в нашем законодательстве, а допустимость применения смертной казни за убийство продиктована не соображениями возмездия, а прежде всего целью общей превенции».

Следует отметить, что «государственное принуждение» в УК 1996 г. нельзя отождествлять и с «мерами социальной защиты» УК РСФСР 1922 г. или с «мерами социальной защиты судебно-исправительного характера» УК РСФСР 1926 г.

Законодательное определение наказания позволяет выделить следующие его признаки:

1. Наказание — это мера государственного принуждения, что, как прямо указано в законе, состоит в лишении или ограничении прав осужденного (ч. 1 ст. 43 УК). Уголовное наказание отличается от иных мер, применяемых, например, за административные, дисциплинарные, гражданско-правовые правонарушения, тем, что применяется только к лицам, совершившим преступление. Наказывая, государство принуждает преступника к законопослушному поведению. Исчерпывающий перечень уголовных наказаний, которые только и могут быть назначены судом за совершенные преступления, содержит ст. 44 УК. Среди наказаний предусмотрен различный уровень правоограничений, причем штраф связан с наименьшим объемом кары, а смертная казнь — с наибольшим. Действующий уголовный закон предусмотрел смертную казнь в общей системе наказаний (п. «н» ст. 44 УК).

2. Наказание назначается только судом, т. е. назначается от имени государства и в интересах всего общества. Иные государственные органы таким правом не обладают. Исходя из ч. 1 ст. 49 Конституции Р Ф «каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда». Согласно же ч. 1 ст. 118 Конституции Р Ф «правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом». Обвинительный приговор суда является единственной процессуальной формой применения наказания. Только суд в России вправе давать уголовно-правовую оценку содеянному и личности виновного. В ч. 1 ст. 43 УК законодатель закрепил положение, что эта «мера государственного принуждения, назначаемая только по приговору суда». Этим подтверждаются конституционные начала судопроизводства. Назначение наказания только судом определено и в действующем УПК РФ в ч. 1 ст. 8: «Правосудие по уголовным делам осуществляется только судом».

3. Наказание назначается от имени государства (ст. 296 УПК РФ), т. е. наказание носит публичный характер. Публичность проявляется в том, что освобождение от наказания по основаниям, установленным в законе, за исключением амнистии и помилования, также осуществляется только судебными органами. При назначении наказания проявляется отрицательная официальная, моральная и правовая оценка как совершенного общественно опасного поступка, так и лица, его совершившего. Государство, наказывая виновного, тем самым порицает его противоправное поведение. Чем выше степень общественной опасности преступления и лица, его совершившего, тем выше уровень исправительно-воспитательных элементов в уголовном наказании.

4. Наказание носит личный характер. Оно может быть назначено только при наличии вины лица в совершенном преступлении. Невиновное причинение вреда в соответствии со ст. 49 Конституции Р Ф исключает уголовную ответственность и наказание. Виновность является одним из признаков преступления (ст. 14 УК), а ответственность за вину в УК стала одним из его принципов (ст. 5). Если суд не установит вину конкретного лица в совершении конкретного преступления, то такое лицо не может быть подвергнуто наказанию. Уголовное наказание всегда имеет строго индивидуальный характер, т. е. применяется конкретно к лицу, совершившему преступление, и не распространяется на других лиц, не причастных к совершению преступления.

5. Карательная сущность наказания состоит в предусмотренных УК лишениях и ограничениях прав и свобод, зависящих от вида наказания, например: права выбора места жительства, передвижения, выбора рода деятельности; лишении воинского звания, жизни.

6. Наказание обязательно влечет последствие общеправового и уголовно-правового характера — судимость. УК не имеет конкретно такого указания. Однако по содержанию норм, помещенных в гл. 12 «Освобождение от наказания», можно сделать вывод о наличии этого признака.

Законодатель в ч. 1 ст. 86 УК раскрыл уголовно-правовое значение судимости при осуществлении процессуальных действий и указал на связь судимости как правового последствия с назначаемым наказанием: «Судимость, в соответствии с настоящим Кодексом, учитывается при рецидиве преступлений и при назначении наказания». Судимость определяется по УК как правовое последствие, связанное с вступлением обвинительного приговора, которым назначено наказание, в законную силу и действующее до момента погашения или снятия судимости.

Наказание нельзя признать «соизмеримой единицей» общественной опасности. Последняя есть объективная реальность, она первична по отношению к наказанию. Поэтому в ст. 15 УК «Категории преступлений» дано подразделение преступлений на преступления небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие преступления, исходя, в частности, из максимального наказания, предусмотренного УК.

2. Цели наказания

Без учета целей нельзя определить социально-правовое назначение наказания и, следовательно, его эффективность. Специфичность целей наказания оказывает большое влияние на методику исправления осужденного.

Вопрос об эффективности уголовного права в значительной мере сводится к вопросу об эффективности уголовного наказания и зависит от правильного определения целей наказания. Происшедшие в уголовном законодательстве изменения сделали актуальным вопрос: в чем заключено социальное назначение наказания? Что должно преобладать при назначении наказания: его карательный элемент или направленность на предупреждение преступления? Становление государства правовым требует преобразования уголовной политики в социальную политику предупреждения преступности.

Определение целей наказания — один из наиболее принципиальных вопросов уголовного права. «От его решения зависит не только построение многих институтов этой отрасли права, но и целеустремленное применение самого уголовного законодательства».

Ч. Беккариа писал: «Цель наказания заключается не в истязании и мучении человека и не в том, чтобы сделать несуществующим уже совершенное преступление… Цель наказания заключается только в том, чтобы воспрепятствовать виновному вновь нанести вред обществу и удержать других от совершения того же».

Н.С. Таганцев, определяя цели наказания, указывал: «Будучи личным страданием, причиняемым виновному за учиненное им деяние, наказание должно быть организовано так, чтобы оно служило или могло служить тем целям, которые преследует государство, наказывая».

В юридической литературе первых лет после Октябрьской революции 1917 г. много внимания уделялось вопросу о целях и задачах наказания. Сложность этой проблемы приводила к тому, что отдельные авторы, удачно сформулировав ту или иную задачу наказания — исправительную, предупредительную или же охранительную, в ряде случаев считали ее единственной, чем искажали действительную роль наказания. В рассматриваемый период еще только начинали оформляться положения послереволюционной теории уголовного права о соотношении принудительной и воспитательной сторон наказания, о соотношении понятий «кара» и «воспитание».

Цели наказания влияют на существо кары и определяют направленность наказания, главное его назначение. Определяя цели наказания, законодатель указывает на оптимально возможный и желаемый результат выраженной в законе угрозы наказанием и практики его применения в борьбе с преступностью. Для правоохранительных органов, применяющих и исполняющих уголовное наказание, они становятся ориентиром эффективности их практической деятельности.

Цели наказания определены в ч. 2 ст. 43 УК: «Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений». Существенной новеллой является указание закона (на первом месте) на цель восстановления социальной справедливости. Из этого следует, что наказание должно соответствовать совершению преступления и личности виновного и восстанавливать в глазах потерпевших и их близких, государственных и иных органов и общества справедливость, т. е. соответствовать тяжести преступления. Под социальной справедливостью наказания следует понимать его трактовку в ст. 6 УК, т. е. мы можем говорить о справедливости, когда лицу, совершившему преступное деяние, назначается наказание, соответствующее тяжести преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного, когда наказание не назначается дважды за одно и то же преступление (ст. 50 Конституции Р Ф, ч. 2 ст. 6 УК). Назначение конкретной меры наказания закон ставит в зависимость от характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного, смягчающих и отягчающих обстоятельств, предполагаемого влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи (ст. 60 УК). Мера наказания, согласно закону, зависит также от формы вины (ст. 53 УК), стадии преступной деятельности (ст. 66 УК). УК определяет особые правила назначения наказания за совершение преступления в соучастии (ст. 67), а также при рецидиве (ст. 68), правила назначения наказания по совокупности преступлений или приговоров (ст. ст. 69, 70), устанавливает условия назначения наказания ниже пределов, указанных в санкции статьи Особенной части (ч. 2 ст. 60, ст. 64).

Эффективность предусмотренных в законе мер уголовного наказания во многом зависит от назначения и исполнения наказания. Назначение наказания — самый сложный этап в осуществлении правосудия. Эффективность назначенного наказания определяется тем, насколько полно суд выполняет требования закона об учете всех обстоятельств дела. В судебной практике, как и в теории уголовного права, учет целей наказания связан с необходимостью соблюдения принципа справедливости. На связь провозглашенных в законе целей наказания с принципом справедливости указано в Постановлении Пленума Верховного Суда Р Ф от 11. 06. 1999 N 40 «О практике назначения судами уголовного наказания». Так, определяется задача: «…обратить внимание судов на необходимость исполнения требований закона о строго индивидуальном подходе к назначению наказания, имея в виду, что справедливое наказание способствует решению задач и осуществлению целей, указанных в статьях 2 и 43 Уголовного кодекса Российской Федерации. В соответствии со статьей 6 УК РФ назначенное подсудимому наказание должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного».

Законодатель оговорил в норме цель исправления осужденного. В свое время авторы проекта УК отмечали, что «единственным указанием на критерии исправления является положение, содержащееся в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 19. 10. 1971 «О судебной практике условно-досрочного освобождения осужденных от наказания и замены неотбытой части наказания более мягким». В п. 2 этого Постановления говорится, что «доказательствами исправления осужденных служат примерное поведение и честное отношение к труду, а для несовершеннолетних — и к обучению».

Цель исправления заключается в том, чтобы осужденный стал законопослушным, добропорядочным гражданином общества, уважающим труд и правила общежития.

Сформулированная в законе цель исправления осужденного, по-видимому, достигается вследствие исполнения, например, штрафа, лишения права занимать определенные должности или права заниматься определенной деятельностью — в тех случаях, когда это делает невыгодным совершение корыстных преступлений или удаляет человека из соответствующей сферы. Однако требует уточнения суть исправления применительно к таким видам наказания, как пожизненное заключение или смертная казнь.

Буквальное толкование текста ч. 2 ст. 43 УК свидетельствует о том, что законодатель не сделал разграничения на уровне закона на специальное и общее предупреждение. Однако представляется, что их наличие подразумевалось изначально. Согласно закону наказание должно предупреждать совершение новых преступлений. Причем в теории различают предупреждение нарушений уголовно-правовых запретов, которые можно ожидать от самого осужденного (специальное предупреждение), и предупреждение совершения преступлений другими лицами (общее предупреждение). Общее предупреждение обращено к обществу, специальное — к индивиду. Институт наказания реализует функцию социального контроля с точки зрения как общей, так и частной превенции. Эффективность социального контроля в форме использования наказания в борьбе с преступностью во многом зависит от правильного учета влияния социальных изменений на законодательную регламентацию уголовно-правовых санкций, их применения и исполнения.

Общее предупреждение осуществляется уже с момента опубликования закона. Считается, что угроза уголовного наказания, содержащаяся в законе, оказывает предупредительное воздействие на неустойчивых граждан и в то же время воспитывает всех членов общества в духе непримиримости к преступным посягательствам. А конкретные факты наказания преступников, становясь достоянием общественности, с еще большей убедительностью ориентируют население на соблюдение закона.

Общепредупредительное значение наказания не сводится к карательной угрозе, а предполагает моральное, нравственное воздействие. Как справедливо отмечает норвежский криминалист И. Анденес, воздействие наказания «включает в себя не только мотивирующее воздействие страха перед наказанием, но также и моральное (или воспитательное) и формирующее привычку воздействие уголовного права».

Таким образом, основным критерием, определяющим эффективность наказания в любом обществе, является его общепредупредительное воздействие, которое определяется многими факторами. Эффективность наказания зависит прежде всего от того, насколько цели наказания нашли последовательное выражение в законе, в частности в конструкции отдельных институтов, определении ответственности за конкретные виды преступлений. В этом отношении важное значение имеет построение санкций статей Особенной части УК. Санкции статей Особенной части УК должны быть изложены таким образом, чтобы они ориентировали на более эффективное исполнение целей наказания.

Механизм специального предупреждения у разных видов наказания неодинаков. Некоторые из них устраняют саму существующую для осужденного возможность нарушения им в будущем уголовно-правового запрета: устраняют вообще (смертная казнь и пожизненное лишение свободы) или на время (лишение свободы на определенный срок, содержание в дисциплинарной воинской части, арест, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью). Но и последние зачастую не могут сдержать от совершения преступлений вновь. Так, в России только за период с 1993 по 1997 гг. темпы роста зарегистрированных преступлений, совершенных лицами, ранее совершавшими преступления, составили 6,3%.

Касаясь существа цели, надо отметить, что механизм ее достижения заключается в карательном содержании наказания и испытании его осужденным. Если же впоследствии осужденного удерживает от совершения преступления опыт пережитого наказания, то это свидетельствует о частном предупреждении. Не имеет значения, что могло больше сказаться: устрашение, страдание, испытание кары, осознание своей вины, перестройка установок или же исправление в подлинном смысле.

Есть наказания, которые по своему характеру больше или меньше способствуют частному предупреждению. Скажем, такая исключительная мера, как смертная казнь, полностью обезвреживает осужденного. Правда, роль смертной казни противоречива. Представляется, что применение данного вида наказания оставляет возможным констатировать лишь кару осужденному и общую превенцию остальным гражданам. Вступление России в 1996 г. в Совет Европы предполагает приведение целей наказания в соответствие с Европейской конвенцией о защите прав человека и Протоколом N 6 к этой Конвенции относительно отмены смертной казни. Статья 3 Конвенции гласит: «Никто не должен подвергаться пыткам или бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению или наказанию». В ст. 1 Протокола N 6 установлено: «Смертная казнь отменяется. Никто не может быть приговорен к смертной казни или казнен».

Важной акцией ООН следует признать исключение смертной казни из перечня санкций, применяемых Международным уголовным судом (МУС) (такое решение принято 17. 07. 1998 в Риме и закреплено в ст. 77 Устава МУС). В 1999 г. число стран, отказавшихся от смертной казни, впервые заметно превысило число стран, где практика ее применения еще сохранилась. К апрелю 1999 г. 108 стран юридически (83) или де-факто (25) отказались от смертной казни; 87 стран сохранили эту меру в законе и на практике.

Лишение свободы как наказание больше располагает ресурсами частного предупреждения, но эти ресурсы действуют во время его отбывания. В качестве меры специального предупреждения лишение свободы, как известно, имеет противоречивый характер: ставя перед собой задачу максимально приспособить человека к жизни в обществе, его отделяют от этого общества, желая заменить в сознании человека вредные привычки и представления правильными, его помещают в криминальную среду. Наказания, не связанные с лишением свободы в той или иной мере, связаны с усилением социального контроля за осужденными, и это обстоятельство служит цели частного предупреждения. Таким образом, не все заключается в том, как прочувствует наказание осужденный. Многое зависит и от внешних обстоятельств его отбывания, и от того, как воздвигаются «барьеры» на пути возможного совершения новых преступлений осужденным. Таким образом, частнопревентивные ресурсы наказания смыкаются с мерами специально-криминологической профилактики.

При рассмотрении сути общей превенции в литературе встречаются различные подходы. В одних случаях вопрос ставится широко, сторонники такой трактовки исходят из того, что общее предупреждение обращено ко всем гражданам, ко всем членам общества. Уголовное наказание является стимулом правопослушного поведения. Его применение к конкретным лицам, совершившим преступление, предупреждает всех, каковы последствия нарушения уголовно-правового запрета. В то же время общее предупреждение несет воспитательную функцию, внедряя в сознание членов общества недопустимость нарушения уголовных законов и убежденность в неотвратимости уголовной ответственности и наказания в случае совершения преступления.

Нельзя, однако, расширительно толковать понятие общего предупреждения. Во-первых, здесь имеет место известное смешение воспитательной и предупредительной ролей уголовного права в целом и одного из его основных институтов — наказания в частности. Главное же состоит в том, что преобладающая часть членов общества не совершают преступления не потому, что определенное лицо (или лица) понесло уголовное наказание за конкретное преступление, а вследствие того, что преступление противоречит их мировоззрению, убеждениям, принципам и т. п. Оно неприемлемо для них как явление, несовместимое с их отношением к жизни, к благам и ценностям общества, других людей и т. п.

Сдерживающее начало в общем предупреждении обусловливается представлением таких лиц о нежелательных последствиях преступления, которые состоят в том, что за каждое преступное деяние установлена уголовная ответственность; степень строгости (наказания) определяется степенью тяжести преступления; ответственность в случае совершения преступления реальна и неотвратима.

Следует иметь в виду, что реальность содержащейся в уголовном законе угрозы наказания проявляется лишь при фактическом его применении. В таких случаях наказание будет восприниматься неустойчивыми элементами как неизбежное следствие преступления, невыгодное для них по своим негативным последствиям.

Применительно к общему предупреждению существенное значение имеет фактор устрашения. Категории лиц, которым адресован этот фактор, различны:

первую категорию составляют люди, для которых устрашение не имеет мотивирующего значения, так как они не совершают преступлений в силу сознательности или других обстоятельств, вообще не связанных с уголовным запретом;

вторую категорию составляют лица, для которых устрашение не имеет мотивирующего значения, так как они совершают преступления, несмотря на угрозу неблагоприятных уголовно-правовых последствий;

третью категорию составляют лица, для которых устрашение имеет мотивирующее значение, так как они не совершают преступления из страха перед неблагоприятными уголовно-правовыми последствиями. Они-то и представляют главный объект превенции.

Известно, что устрашающий эффект наказания зависит от тех лишений, которым подвергается наказываемый. Однако дело не только в самих лишениях, но также в том, как эти лишения воспринимаются.

Степень кары и, следовательно, устрашающий эффект наказания различаются в зависимости от того, в каких условиях живут люди.

Значение общего предупреждения меняется в связи с изменением круга деяний, объявляемых преступлениями: чем меньше среди них деяний, сурово осуждаемых господствующей моралью, тем больше значение общего предупреждения. Это соотношение меняется также и под влиянием динамики преступности: чем ниже преступность, тем больше значения придается специальному предупреждению.

Назрела необходимость разрешения противоречий между неумеренными карательными притязаниями государства и случаями весьма либеральной оценки совершения конкретных преступлений, между требованиями усиления уголовной репрессии как главного средства борьбы с преступностью и низкой эффективностью страха перед наказанием в качестве мотива соблюдения закона. Это тем более актуально в условиях, когда общая перспектива постепенного сужения государственного принуждения может проявляться в более высоком стимулирующем воздействии мер поощрения по сравнению с мерами наказания, последовательной линии на смягчение уголовной политики, в дифференциации ответственности и усилении исправительного начала при исполнении карательных санкций. В действующем уголовном законодательстве отражено стремление устранить эту проблему указанием, что «более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания» (ч. 1 ст. 60 УК).

Литература

1. «ИММУНИТЕТЫ ОТ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ»
(В.И. Руднев)
(«Журнал российского права», N 7, 1998)

2. «НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОРГАНИЗАЦИИ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПОД СТРАЖУ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
(В.И. Семенюк)
(«Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление», 2006, N 1)

3. «НОВЕЛЛЫ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА И КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА»
(Е. Центров)
(«Законность», N 7, 2003)

4. «ОСНОВАНИЯ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПО НАЛОГОВЫМ ПРЕСТУПЛЕНИЯМ»
(В.И. Зузик)
(«Современное право», N 12, 2004)

5. «ПЕРЕВОДЧИК В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ: ПОНЯТИЕ, ПРАВА, ОБЯЗАННОСТИ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. КОММЕНТАРИЙ К СТ. 59 УПК РФ»
(А.П. Рыжаков)
(Подготовлен для Системы КонсультантПлюс, 2004)

6. «ПРОБЛЕМЫ ИМПЛЕМЕНТАЦИИ РИМСКОГО СТАТУТА МЕЖДУНАРОДНОГО УГОЛОВНОГО СУДА: ОПЫТ ГЕРМАНИИ»
(Н.А. Сафаров)
(«Журнал российского права», 2006, N 12)

7. «ПРИНЦИП „ПРАВОВОЙ БЕЗОПАСНОСТИ“ И СИСТЕМА УГОЛОВНОГО, УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО, ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИИ»
(А.Ф. Галузин)
(«Право и политика», 2005, N 4)

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой