Педагогическая мысль в Древней Греции и Древнем Риме

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

  • 1. Воспитание Древней Греции
    • 2. Педагогическая мысль Древней Греции
    • 3. Воспитание в Древнем Риме
    • 4. Педагогическая мысль Древнего Рима
    • Список использованной литературы

1. Воспитание Древней Греции

В Древней Греции были две основные системы воспитания: спартанская и афинская.

Спартанская система воспитания имела преимущественно военно-спортивный характер. Это было обусловлено необходимостью подавлять частые восстания бесправного большинства населения (илотов, периэков, рабов, занимавшихся земледелием) против спартиатов-рабовладельцев, а также военными конфликтами.

Особое место занимала военная подготовка и физическое воспитание. Главной целью спартанской системы воспитания было подготовка мужественных, дисциплинированных, закаленных воинов, способных держать в повиновении рабов.

Только здоровые дети при рождении получали право на жизнь. Образование в Спарте было привилегией рабовладельцев.

С семи лет мальчики-спартиаты, жившие до этого времени дома, помещались в государственные учреждения — агеллы, где воспитывались до 18 лет под руководством назначаемого государством лица — педонома [9, с. 40].

Мальчиков приучали к выносливости путем закаливания организма, умению владеть оружием, бдительному надзору за рабами, дисциплине. К примеру, мальчики-спартиаты носили легкую, одинаковую зимой и летом одежду, ели простую пищу.

В Спарте получила свое начало система физических упражнений, распространившаяся затем и по другим древнегреческим государствам, так называемое пятиборье: бег, скачки, борьба, метание диска и метание копья.

С возрастом начинались специальные военные упражнения, обучение рукопашному бою, учили военной музыке и декламации стихов о военной доблести. Граждане, занимавшие государственные посты, вели с воспитанниками беседы на политические, общественные и моральные темы, в ходе которых осуществлялось идеологическое и нравственное воспитание, формировалась краткая, лаконичная речь. Старшие подростки принимали участие в своеобразных практических занятиях — криптиях, ночных облавах на рабов.

Достигнув 18 лет, юноши поступали в эфебию, где проходили подготовку к военной службе, участвуя в маневрах, охраняя порядок в городах.

Спартанская система воспитания включала в себя определенные элементы и для девушек: кроме традиционных (навыки домоводства, ухода за ребенком, музицирования) существовала специальная система военно-физических упражнений.

Для того, чтобы в будущем произвести здоровое и крепкое потомство, девушки должны были позаботиться об укреплении и соответствующей тренировке своего тела.

Девушки, так же как и юноши занимались пятиборьем: бегали, прыгали, боролись, бросали диск и кидали копье. Действующие в Спарте уставы исключали для девушек изнеженный образ жизни.

Роль семьи, в системе спартанского воспитания была незначительной. В воспитании детей, являвшемся делом государственным, принимали участие все взрослые граждане, особенно старики, умудренные жизненным опытом.

Спартанская система воспитания, являющая собой первый в истории человеческой цивилизации опыт огосударствления личности, была неэффективной даже в военном и политическом отношении.

Жестокость и прагматизм спартанской системы воспитания, его специализация, направленная на развитие физической природы и подавляющая личность в человеке, отсутствие широкой гуманистической образованности и культуры, досуга послужили причиной упадка Спарты.

Однако, надо отдать должное, что некоторые принципы спартанской системы воспитания, в области военно-физической подготовки, были использованы в XVIII—XIX вв. в. во Франции и России при создании кадетских корпусов и других военно-учебных учреждений закрытого типа.

Целью афинской системы воспитания было воспитать господствующую верхушку рабовладельческого государства в духе калокагатии (от греч. слов «kalos» и «agathos» — сочетание физических и нравственных достоинств) [, с. 124].

Афинская педагогика выдвигала как идеал сочетание умственного, нравственного, эстетического и физического воспитания.

Формированию гармонически развитой личности подчинялось содержание образования в системе частных и платных школ. В них обучались мальчики, начиная с 7 лет.

В школе грамматиста мальчики получали общие основы грамоты, а несколько позже одновременно занимались в школе кифариста, где изучали музыку, пение, декламацию. Достигнув 12−16 лет, подростки занимались гимнастикой в школе — палестра под руководством педотриба (специалиста по отдельным видам гимнастики).

Основными видами занятий в этой школе были бег, борьба, прыжки, метание копья и диска. Здесь же уделялось внимание гражданской подготовке подростков, проводились беседы на политические и нравственные темы.

Но более основательную в этом плане подготовку юноши 16−18 лет из состоятельных и знатных семей получали в государственном учебном заведении — гимназии, где изучали философию, литературу, политику, а также здесь в более сложных формах осуществлялось физическое развитие. Более высокий уровень образования давала — эфебия.

Продолжая заниматься политическими науками юноши изучали здесь законы афинского государства (правоведение) и одновременно проходили курс профессиональной военной подготовки. Окончание курса в эфебии означало, что ее выпускники становились полноправными гражданами Афин.

Девочки по традиции получали домашнее воспитание и образование на женской половине дома. Уделом женщины являлось домашнее хозяйство.

Афинская система воспитания из-за высокой платы за обучение была недоступна детям несостоятельных в материальном отношении родителей, а дети рабов полностью исключались из нее.

Аристократический характер афинского образования проявлялся и в том, что оно отличалось полным презрением к физическому труду, который с раннего детства становился пожизненным предназначением рабов.

Сыновья бедных родителей (демоса) вынуждены были обучаться у своих отцов ремеслу, которое дало бы им обеспечение в жизни. В области нравственного воспитания также сильна была рабовладельческая аристократическая тенденция: детей богатых и знатных родителей оберегали от общения с рабами т от «неприличных знакомств».

Мальчика-аристократа приучали к осознанию необходимости защищать и охранять рабовладельческий государственный строй, к соблюдению своего достоинства, к мужеству и храбрости, необходимым свободорожденному мужу.

2. Педагогическая мысль Древней Греции

В Древней Греции педагогика зарождалась как особая отрасль философии, занимавшаяся проблемами воспитания. Утверждалась мысль: «Кто не философ, да не войдет в педагогику» [8, с. 44].

Древнегреческая система воспитания получила теоретическое обоснование в трудах великих философов — Демокрита, Сократа, Платона, Аристотеля.

Демокрит (ок. 460−370 г. г. до н. э) дал развернутую теорию познания, различая чувственное и рассудочное знание, считая чувственный опыт началом познания. Демокрит одним из первых сформулировал мысль о необходимости сообразовывать воспитание с природой ребенка, которую он определил термином «микрокосм».

Демокрит высказал такие педагогические идеи, как необходимость семейного воспитания, где главное учить следовать примеру родителей; важность в ходе обучения и воспитания упражнений, ибо «хорошими люди становятся больше от упражнения, чем от природы»; высокое значение приучения ребенка к труду, а при нерадивости и принуждения к нему, поскольку «учение вырабатывает прекрасные вещи только на основе труда» [2, с. 134].

Сократ (ок. 470−399 г. г. до н. э) посвятил жизнь философскому творчеству и педагогической деятельности. В своей педагогической практике довел до совершенства такой способ нахождения истины, как диалог с учениками.

Сократ впервые стал сознательно использовать индуктивные доказательства и давать общие определения, работать над понятиями. На начальном этапе обучения Сократ системой вопросов побуждал учеников самих находить истину. Посредством умело поставленных вопросов Сократ подводил ученика к признанию тех положений, которые являются истинными.

При этом собеседнику-ученику казалось, что он сам, самостоятельно пришел к этим новым для него мыслям, а не учитель навел его на них. Для Сократа живое общение, устное слово, совместный поиск были лучшими путями образования человека. Педагогическими принципами Сократа были: отказ от принуждения и насилия, признание убеждения наиболее действенным средством [1, с. 140−143].

Платон (ок. 427−347 г. г. до н. э) изложил свои мысли о воспитании в политических и философских трактатах «Государство» и «Законы». Платон решительно утверждал право на образование только за рабовладельцами, считал, что все другие классы в этом отношении должны «крепко-накрепко закрыть уши» [8, с. 45].

Главная задача педагогики, считал Платон, передать потомкам принципы добродетели, и этим самым укрепить разумную часть души.

Аристотель (384−322 г. г. до н. э) отразил вопросы воспитания в таких сочинениях, как «Политик» и «Этика». Педагогические воззрения философа связаны с его учением о душе, ее трех видах: растительной, животной, разумной.

Этим трем видам души соответствуют три стороны воспитания: физическое, нравственное, умственное, которые неразрывны. Цель воспитания — развитие высших сторон души: разумной и животной (волевой).

Одним из первых Аристотель высказал мысль о природосообразности воспитания и сделал попытку возрастной периодизации — до 7 лет, от 7 лет до половой зрелости, от 14 лет до 21 года.

Главная цель воспитания по Аристотелю — нравственное развитие личности, воспитание таких качеств, как умение повелевать рабами, чувство собственного достоинства и чести, храбрость, мужество. Основной путь формирования моральных черт личности — это воспитание привычки к той или иной деятельности [1, с. 157−158].

3. Воспитание в Древнем Риме

Римская система образования и формирования личности имела отчетливо выраженный гражданский характер.

Целью римской системы воспитания было подготовить активного члена общества, способного жертвовать собой ради своего рода и государства, быть храбрым воином, презирающим рабов и все иноземное, политиком, расчетливым землевладельцем.

Возникшие в Древнем Риме в период ранней республики (V в. до н. э) первые начальные школы обслуживали некоторую часть небогатого и незнатного свободнорожденного населения. Богатые и знатные предпочитали давать своим сыновьям первоначальное обучение дома.

Следующей ступенью были грамматические школы, где обучались мальчики 11−12 лет из богатых и знатных семей. В этих школах повышенного типа изучались латинская грамматика, римская литература и греческий язык, риторика.

Развитие грамматических школ было вызвано необходимостью обучения ораторскому искусству тех, кто стремился занять выборные руководящие должности в Римской республике.

В последние столетия республиканского Рима большое значение приобрели риторские школы, своего рода высшие учебные заведения той эпохи.

Эти школы давали подросткам и юношам в возрасте от 13−14 до 16−19 лет более глубокие по сравнению с грамматическими школами общегуманитарное образование, основанное на изучении произведений выдающихся философов, историков, правоведов, ораторов, поэтов.

Грамматические и риторические школы были частными. Вследствие высокой платы за обучение школы были доступны лишь привилегированным слоям населения.

Для детей римской знати создавались своеобразные воспитательные центры — коллегии юношества. В Древнем Риме сложилась традиция на завершающем этапе образования устраивать для молодых риторов своеобразные образовательные поездки в эллинистические центры культуры и просвещения — Афины, Александрию.

В Римской империи в первые века нашей эры установился устойчивый школьный канон, включавший и содержание образования, и порядок его усвоения, и методы обучения.

В содержание образования вошли девять основных дисциплин: грамматика, риторика, диалектика, арифметика, геометрия, астрономия, музыка, медицина и архитектура. В V в. н.э. из школьного курса были постепенно исключены медицина и архитектура, тем самым как бы оформились «семь свободных искусств», ставшие сердцевиной образования в эпоху Средневековья.

4. Педагогическая мысль Древнего Рима

Педагогическая мысль Древнего Рима нашла отражение в сочинениях Цицерона, Сенеки, Квинтилиана.

Марк Туллий Цицерон (106−43 г. г. до н. э) был оратором, политическим деятелем, философом, педагогом. Свои педагогические идеи изложил в целом ряде трактатов: «Оратор», «Об обязанностях», «О природе Добра и Зла».

Идеалом воспитания для Цицерона является совершенный оратор, художник слова, общественный деятель. Цицерон считал, что единственным путем достижения истинно человеческой зрелости является систематическое и непрерывное образование и самообразование. Книги Цицерона широко использовались в школах эпохи Средневековья и Возрождения.

Луций Аней Сенека (ок.4 г. до н.э. — 65 г. н. э), философ и оратор эпохи императорского Рима, провозгласил главной задачей воспитания моральной совершенствование человека.

Основным предметом школьного обучения, считал Сенека, философию, овладев которой можно постичь природу и самого себя и которая является средством нравственного самосовершенствования человека.

Основным методом воспитания считал самодвижение к божественному идеалу, а основным средством — назидательные беседы-проповеди с наглядными примерами из жизни и истории. Сенека был сторонником энциклопедического образования, не считал «семь свободных искусств» основными школьными дисциплинами [8, с. 53].

Вопросы воспитания были рассмотрены им в таких произведениях, как «Письма на моральные темы», «Нравственные письма к Луцилию».

Марк Фабий Квинтилиан (ок. 35−96 г. г), известный римский педагог-практик, переработал заимствованные из Греции педагогические идеи, дополнил их обширными дидактическими указаниями в своем сочинении «О воспитании оратора». Квинтилиан открыл в Риме свою риторскую школу, которая пользовалась широкой известностью и вскоре приобрела статус государственного учебного заведения.

В школе основательность широкого общего образования сочеталась с глубоким изучением ораторского искусства времени античного классицизма.

Квинтилиан использовал идеи и принципы гуманистической, ненасильственной педагогики. Квинтилиан полагал, что от природы дети обладают всеми физическими и духовными данными, чтобы успешно овладевать знаниями и получать необходимое образование.

Но для этого педагог должен внимательно изучать и учитывать индивидуальные особенности каждого из своих воспитанников, четко ориентируясь на возрастную специфику развития.

Квинтилиан теоретически обосновал и применил в своей практике три метода обучения и воспитания, которые он считал наиболее действенными: подражание, наставление и упражнение.

По убеждению Квинтилиана, общественное (школьное) образование имеет больше достоинств по сравнению с индивидуальным (домашним).

Список использованной литературы

1. Графский В. Г. История политических и правовых учений: Учеб. — М.: Т К Велби, Изд-во Проспект. 2005. — 600 с.

2. Джуринский А. Н. История зарубежной педагогики: Учеб. пособие. — М.: Т К Велби, Изд-во Проспект, 1998. — 346 с.

3. История педагогики: Учеб. пособие в 2 частях / Под ред. А. И. Пескунова. — М.: НОРМА-М, 1998. — 1 часть — 678 с.

4. История педагогики: Учеб. пособие в 2 частях / Под ред. А. И. Пескунова. — М.: НОРМА-М, 1998. — 2 часть — 690 с.

5. Исаев И. А., Золотухина Н. М. История политических и правовых учений России: Хрестоматия. — М.: Юристъ. 2003. — 876 с.

6. История политических и правовых учений. Зарубежная политико-правовая мысль: Хрестоматия. В двух частях. Ч 1. / Состав. В. В. Ячевский. — Воронеж: Изд-во Воронежского университета. 2000. — 1000 с.

7. Новгородцев П. И. Введение в философию права. Кризис современного правосознания. — Серия «Мир культуры, истории и философии». — СПБ.: Изд-во «Лань», Санкт-Петербургский университет МВД России. 2000. — 352 с.

8. Орлова А. П. История педагогики: Учеб. пособие для студентов высших учебных заведений по педагогическим специальностям. — Мн.: ИВЦ Минфина, 2008. — 380 с.

9. Педагогика народов мира: История и современность / Под ред. Р. Селлек; авторы международного проекта К. Салимова, Н. Доде. — М.: НОРМА-М, 2000. — 456 с.

10. Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество: Серия: Мыслители XX в. Пер. с анг. / Сост. и пер. Т. В. Васильевой. — М.: Юристъ. 1992. — 256 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой