Проблемы и решения АТЭС

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Международные отношения и мировая экономика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Содержание

Введение

1. Форум организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества

1.1 История развития АТЭС

1.2 Организация деятельности АТЭС

2. Проблемы и решения АТЭС

2.1 Роль и национальные интересы стран-участниц

2.2 Проблемы развития АТЭС

3. Сотрудничество России и АТЭС

3.1 Участие России в АТЭС

3.2 Саммиты АТЭС в России

Заключение

Список использованных источников

Введение

Актуальность настоящей работы обусловлена тем, что в настоящее время Азиатско-Тихоокеанский регион привлекает к себе особое внимание своей возросшей ролью в мировой политике. Форум Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС) является единственной в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) межправительственной организацией, членами которого состоит 21 экономика — Австралия, Бруней, Вьетнам, Гонконг (САР, Китай), Индонезия, Канада, Китай, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Папуа Новая Гвинея, Перу, Республика Корея, Российская Федерация, Сингапур, США, Таиланд, Тайвань, Филиппины, Чили, Япония.

На долю АТЭС приходится 55% мирового ВВП, 53% мировой торговли, более 40% прямых зарубежных инвестиций мира.

Участвующие экономики отличаются большой степенью дифференциации по размеру территории и численности населения, по объему ВВП и ВВП на душу населения, по уровню экономического развития. Интеграционные процессы, происходящие в регионе, носят рыночный характер в силу нехватки институциональных форм.

Экономическое сотрудничество и процесс регионализации привели к необходимости институционализации данного явления. Несмотря на то, что уже на первой встрече в Канберре в 1989 г. было заявлено, что новая организация будет представлять собой неформальный форум для расширения экономического сотрудничества и консультаций, АТЭС к началу XXI в. приобрёл вполне официальный статус международной межправительственной организации. Она имеет соответствующие структуру, цели, задачи, сложившийся характер направлений деятельности, методы и принципы работы в виде многосторонних переговоров и согласованного механизма принятия решений в виде рекомендаций.

Цель дано работы — изучить проблемы и перспективы развития экономического сотрудничества стран АТЭС.

Данная цель предполагает решение следующих задач:

— описать историю развития АТЭС;

— сформулировать организацию деятельности АТЭС;

— раскрыть роль и национальные интересы стран-участниц;

— охарактеризовать проблемы развития АТЭС;

— рассмотреть участие России в АТЭС;

— исследовать саммиты АТЭС в России

Объект работы — АТЭС.

Предмет работы — экономическое сотрудничество стран АТЭС.

Различные теоретические и практические аспекты деятельности международных экономических организаций нашли свое отражение в работах ряда российских экономистов, таких, как Авдокушкин Е. Ф., Богомолов О. Т., Герчикова И. Н., Ломакин В. К., Хмелев И. Б. и др.

1. Форум организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества

1.1 История развития АТЭС

Большое влияние на зарождение интеграционных инициатив в АТР оказало создание Европейского экономического сообщества и Европейской ассоциации свободной торговли на рубеже 1950−60-х гг. Первые переговоры по этому вопросу начались в 1967 г., когда бизнесмены и эксперты пяти государств региона — США, Австралии, Канады, Новой Зеландии и Японии приступили к консультациям по вопросу создания Тихоокеанской зоны свободной торговли (Pacific Free Trade Area, PAFTA), концепция которой была предложена японским аналитиком К. Кодзима.

Второй движущей силой стали два нефтяных кризиса 1973 и 1979 годов, обострившие проблему энергетической безопасности стран региона, испытывающих нехватку энергоресурсов.

Предложение о создании Организации по Тихоокеанской торговле и развитию, ОПТАД (Organization for Pacific Trade and Development, OPTAD) по модели ОЭСР впервые было сделано в 1968 г. Она задумывалась в качестве дискуссионного форума по региональным проблемам, но так и не была создана.

В 1976 г. идею попытался реанимировать министр иностранных дел Японии М. Окита, а в 1979 г. известный американский аналитик по вопросам тихоокеанских связей П. Драйздель представил доклад Комитету по международным делам Сената США.

По мысли вышеперечисленных лиц, ОПТАД должна была стать межгосударственной экономической организацией в Тихоокеанском бассейне как аналог Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Опасения менее развитых стран в отношении ущемления их экономических интересов свели на нет предложения по созданию ОПТАД в 1960−70-е гг., которые не раз выдвигались, но так и не получили реальной политической поддержки в регионе [2,18].

В рассматриваемый период институционализация экономического сотрудничества в регионе пошла по пути образования неправительственных организаций. Их главным инициатором выступала Япония. В 1968 г. премьер-министр Японии Т. Мики сделал официальное предложение об организации Тихоокеанской зоны свободной торговли. Но его предложение не было поддержано правительствами других стран. Оно вылилось в формирование в 1968 г. Тихоокеанской конференции по торговле и развитию (Pacific Forum on Trade and Development — PAFTAD) как неправительственной организации, объединившей ученых стран региона.

В том же году образовался Экономический совет Тихоокеанского бассейна (Pacific Basin Economic Council — PBEC) — ТЭС как неправительственная организация в составе руководителей более 1000 компаний из 17 стран. С 1995 г. в его составе участвует и российская делегация. Цель ТЭС заключается в содействии развитию торговли и инвестиционных вложений в рамках АТР на частнопредпринимательском уровне на основе взаимодействия с руководителями правительств и международными организациями [3, 64].

В конце 1970-х гг. по предложению Японии создается еще одна региональная организация — Конференция по тихоокеанскому экономическому сотрудничеству — СТЭС (Pacific Economic Cooperation Council — PECC) как трехсторонний совет с участием представителей правительственных, предпринимательских и научных кругов с целью определения направлений региональной экономической политики и создания зоны свободной торговли.

Первая сессия СТЭС состоялась в 1980 г. который и считается годом основания этой организации. Основное достижение СТЭС — принятие концепции «открытого регионализма» в 1992 г.

«Открытый регионализм» означает необходимость дальнейшего укрепления глобальной экономической системы, достижения ее открытости для свободного движения товаров, услуг, капиталов, передачи технологии, информации, возможности принятия и участия третьих стран.

Все три организации — экономические форумы, призванные разрабатывать концептуальные основы взаимных экономических связей в целях содействия экономическому развитию стран-участниц. Как показывает мировой опыт, неформальный обмен мнениями на раннем этапе развития экономического сотрудничества может сыграть большую позитивную роль, по сравнению с принятием тех или иных резолюций, которые носят чисто декларативный характер и не связывают принимающие их страны взаимными обязательствами.

В 1989 г. в АТР на встрече в столице Австралии, г. Канберра, было принято решение об организации Форума Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС).

Цели деятельности АТЭС включают:

— содействие экономическому росту стран;

— укрепление многосторонней системы торговли с учетом высокой экономической взаимозависимости государств;

— проведение торговой и инвестиционной либерализации.

Миссия АТЭС четко определилась в двух направлениях:

— либерализация и облегчение торговли и инвестиций (Trade and Investment Liberalization and Facilitation — TILF);

— экономическое и техническое сотрудничество (ECOTECH).

Интересными представляются принципы деятельности АТЭС, которые включают как принципы, характерные для международных организаций, так и принципы, разработанные самим Форумом. К первой группе относятся: принцип не дискриминации, сотрудничества, прозрачности, соответствия нормам ВТО, гибкости. Вторая группа принципов, отличающих специфику процесса торговой и инвестиционной либерализации в АТЭС, включает: принцип не взаимности, сравнимости результатов, добровольности, синхронного начала и дифференцированных сроков реализации мер по либерализации, продолжающегося процесса [5,32].

1.2 Организация деятельности АТЭС

азиатский тихоокеанский экономический сотрудничество

АТЭС не имеет жесткой организационной структуры. Главной формой организационной деятельности форума с 1993 года являются ежегодные саммиты (неформальные встречи) лидеров стран АТЭС, в ходе которых принимаются декларации, подводящие общий итог деятельности форума за год и определяющие перспективы дальнейшей деятельности. Чаще проходят встречи министров иностранных дел и внешней торговли стран-участниц. В течение года также проводятся отраслевые министерские встречи и ежеквартальные совещания старших должностных лиц АТЭС.

В процессе работы АТЭС были разработаны документы, регламентирующие ее поэтапную институционализацию. Ключевыми являются Совместное заявление министров по итогам встречи в австралийской Канберре и Сеульская декларация 1991 г., которые определяют основные цели, задачи, принципы деятельности.

Богорская декларация 1994 г. формулирует институциональные структуры АТЭС.

«Осакская программа действий» 1995 г. представляет меры по достижению намеченных целей. Кроме того, был создан административный орган -- Секретариат, выполняющий технические функции в организации встреч на различных уровнях АТЭС.

Для финансирования работы Организации учреждены соответствующие фонды. Значимое мероприятие по приданию процессу сотрудничества статуса более высокого уровня состоялось в 1993 г. в рамках неофициальной встречи лидеров на о-ве Блэйк под Сиэтлом [7, 75].

На первых этапах институционализации форума оказалось немало противников. «Малые» страны — члены АСЕАН, остерегающиеся экспансии развитых стран и ревностно относящиеся к проблеме ущемления своего политического суверенитета, выступали против учреждения организации с правилами обязательного выполнения принятых решений. Преодолеть этот комплекс удалось с помощью политических мер.

Системообразующими принципами деятельности АТЭС выступают принципы добровольности участия и консенсуса. Данные положения соглашений помогают избежать членам блок-процесса обязательности исполнения принятых решений. Они имеют скорее характер морально-политических обязательств, что даёт основания некоторым исследователям определить это явление как «мягкое право».

П. Дэвидсон разъясняет отличие необязательного «мягкого права» от обязательного «твёрдого». Первое, по сути, добровольно, азиатским этносам оно позволяет более гибко маневрировать, что связано с идеями коллективизма, присущими азиатской культуре. Японский исследователь Ё. Фунабаси обоснованно выделяет одну из особенностей азиатского коллективизма. Феномен «товарищеского давления» играет значительную роль в регулировании социального поведения. Для Азии авторитет и личные связи представляются зачастую значительнее образования и капитала. По этой причине политический вес «морального» «мягкого права» важнее «правового» и «твёрдого». Правила института членства в АТЭС подчёркивают факт открытости для новых участников, гостей, официальных наблюдателей [1,59].

Особенно важным в политике открытого регионализма являются критерии членства с рядом предпочтительных условий. К ним относятся:

— расположение в Азиатско-Тихоокеанском регионе;

— экономические интересы и связи с участниками АТЭС;

— реализация рыночной политики открытого характера;

— принятие основных целей и принципов деятельности Форума в соответствии с принятыми договорённостями;

— разработка и осуществление индивидуального и коллективного плана действий.

Тонкость азиатской политической дипломатии проявляется в определении статуса участников, что закреплено в различных документах. Статус члена определён как «экономика», а не государство, что позволяет избежать конфликтных ситуаций и опасных дебатов по поводу международно-правовых отношений, в частности КНР-Тайвань; и, что самое главное, акцентировать процесс сотрудничества именно на экономической деятельности, абстрагируясь от излишней политизированности.

Форум пользовался процедурой моратория на принятие в члены организации до 2007 г., что было обусловлено региональной спецификой участия, необходимостью оставить процессы управляемыми в сторону более равного соотношения партнёров [6,51].

Сотрудничество протекает по нескольким рабочим уровням. Нижние ярусы «зонтичной структуры» представлены в виде рабочих групп. Это группы по развитию торговли, промышленной науке и технологии, энергетике, сохранению морских ресурсов, по телекоммуникациям и информации. Существуют также группы по транспорту, развитию человеческих ресурсов, рыболовству, малым и средним предприятиям, техническому сотрудничеству в сельском хозяйстве, координационная группа по электронной торговле.

Следующим по значимости органом выступают институты комитетов и подкомитетов, среди которых можно выделить: подкомитет по экономическому и техническому сотрудничеству, комитеты по бюджету и управлению, торговле и инвестициям, экономический комитет.

Группы, подкомитеты и комитеты собираются для разработки планов действий не реже одного-двух раз в год в зависимости от необходимости. За подготовку встреч на министерском и высшем уровнях ответственен также институт старших должностных лиц.

В рамках собраний старших должностных лиц (СОМ, англ. — SOM) обсуждаются технические и особенные детали работы высших уровней. Министерские встречи примечательны тем, что помимо присутствия министров иностранных дел в зависимости от необходимости собираются отраслевые министры. Наконец, высший уровень сотрудничества — это неформальные встречи лидеров стран-участниц.

Определённо важную роль в Организации играет председательствующий участник. Каждый второй раз председательствует один из семи членов АСЕАН, входящих в АТЭС. Кроме участия в подготовке встреч всех органов АТЭС в данной процедуре особая роль в соответствии с Бангкокской декларацией 1992 г. принадлежит учреждённому в 1993 г. Секретариату.

Располагающийся в Сингапуре, он действует на постоянной основе и выполняет вспомогательные технические функции. В отличие от постоянных органов Е С Секретариат АТЭС не имеет права самостоятельных и обязательных для выполнения решений.

Финансирование АТЭС производится из донорских вливаний стран-участниц. В 2002 г. Центральный фонд насчитывал 8,5 млн. долларов, что в сравнении с другими организациями (НАФТА и ЕС) несоизмеримо мало.

Средства распределяются в основном среди рабочих групп, комитетов и подкомитетов. Существует также Фонд по либерализации и содействию торговле, учреждённый в 1995 г. в японском городе Осаке, финансирование отпускается на разработку и реализацию потенциально важных проектов.

Особой группой в процессе сотрудничества и институционализации являются такие органы, как Совет по тихоокеанскому экономическому сотрудничеству (СТЭС), Деловой консультативный совет, Консорциум по изучению АТЭС [8,63].

Успешная организация АТЭС стала возможной в силу ряда причин.

Первая из них — политическое потепление международного климата. Устранение конфликтных ситуаций на региональном уровне в формате глобальной биполярной конфронтации связано с окончанием «холодной войны» и «гонки вооружений». Развитие многополярности привело к определённому доверию между странами АТР. В ситуации «холодного» противостояния любая политическая инициатива учреждения международной региональной организации рассматривалась как фактическое создание военно-политического блока одной из сторон в противовес другой. Окончание «холодной войны» обеспокоило многие азиатские страны относительно возможного ухода инвестиций из АТР в страны бывшего соцлагеря, переходящие на рельсы рыночной экономики. Соответственно было необходимо учредить новый формат сотрудничества для удержания денег в регионе. Это послужило дополнительным политическим стимулом к скорейшему созданию региональной организации.

Но появилась реальная угроза регионального группирования в других частях света. Таким образом, вторая важная предпосылка — формирование региональных блоков (например, ЕС, МЕРКОСУР, НАФТА).

И, наконец, третья, наиболее важная, заключается в бурном экономическом росте и развитии взаимозависимости государств, а также в реальной угрозе срыва завершения Уругвайского раунда. Он открыл свою работу в 1986 г. с целью проведения многосторонних переговоров по либерализации и развитию открытой международной торговли на глобальном уровне. Однако недовольство некоторых стран относительно условий реформ ставило под сомнение его плодотворное завершение. В частности, страны Европы в рамках многосторонних глобальных переговоров неохотно шли на уступки по открытию своих рынков [9,52].

В данной ситуации азиатско-тихоокеанская альтернатива рассматривалась как метод стимулирования неазиатских стран прийти к соглашению. В то же время рост объёма международной торговли в странах бассейна Тихого океана не терял своей интенсивности. Например, экспорт Японии в страны АТР с 1970 по 1987 г. увеличился с 55% до 61,4%, а США — с 16,2% до 24,2%. Неправительственные организации региона, такие как ПАФТАД, СТЭС, ЭСТБ, не отвечали растущим требованиям координации действий усиливающейся взаимозависимости. В этой ситуации необходимо было искать новые варианты воплощения институционализма.

2. Проблемы и решения АТЭС

2. 1 Роль и национальные интересы стран-участниц

В государствах АТЭС проживает 41% населения планеты. В 2010 г. они обеспечивали больше половины мирового ВВП и 43% объема мировой торговли. На них приходилось более 40% прямых иностранных инвестиций.

Экономическая зона форума АТЭС является самой динамично развивающейся в масштабах планеты, ей единодушно предсказывают роль главного лидера мировой экономики XXI в.

Макроэкономические показатели в регионе, несмотря на последствия мирового кризиса, остаются относительно прочными, и, как ожидается, в последующие годы рост экономики здесь продолжится.

Доля внутрирегиональной торговли между странами АТЭС составляет 72% объема их торговли против 41% в НАФТА и 65% в ЕС [10, 92].

Участие Японии как одного из акторов АТЭС исходило из заинтересованности приобрести новый политический имидж и желания изменить свой внешнеполитический статус. Испытывающая застарелый комплекс профашистской державы и государства-гегемона, стремящегося установить господство в АТР, Япония на протяжении всего послевоенного времени не принимала активных международно-политических действий. В силу этого её экономический потенциал намного превзошёл потенциал политический. «Японские острова» преследовали цель получения статуса политической державы в глобальном масштабе. Вместе с тем страна продуктивно участвует в процессе разработки идей азиатско-тихоокеанского сотрудничества и в строительстве АТЭС. Последняя рассматривается в качестве центрального форума сотрудничества в АТР. В период экономического спада Япония стала испытывать необходимость разнообразить свои отношения. На повестку встали вопросы диверсификации и упрочения экономических связей стран региона, главным образом между странами АСЕАН.

Н.П. Малетин считает, что целью создания АТЭС стало желание упрочить связи с АСЕАН. Это подчёркивает стремление преемников Я. Накасонэ по ЛДП совместно с их партнёрами по АСЕАН придерживаться «осторожного» подхода в реализации концепции «тихоокеанского сотрудничества». Благодаря своему участию в АТЭС Японское государство становилось выразителем интересов развивающихся стран Восточной Азии.

Япония сдерживала агрессивную политику США, что позволяет её считать своеобразным гарантом успешного сотрудничества. Как связующее звено между Азией и Западом, в силу своей цивилизационно-культурной особенности и мощи экономического развития, страна явилась посредником между развивающимися и развитыми странами. Это было особенно значимо, поскольку в других регионах планеты зарождались экономико-политические блоки с ярко выраженными протекционистскими тенденциями. Очевидно, что перечисленные внешнеполитические действия Японии, бесспорно, усиливали её политический авторитет [14, 112].

Австралия также стремилась к осуществлению концепции «тихоокеанского сотрудничества». С образованием АТЭС возник феномен новой международной роли Австралии и Новой Зеландии. Политические инициативы в процессе формирования Организации азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества этих стран стали возможны благодаря изменению понимания сущности внутренней и внешней политики.

Традиционно британский колониализм страны Юго-Восточной Азии рассматривали в качестве «жёлтой опасности». Дискриминация в иммиграционной политике, основанная на расовом принципе, оставалась центральным компонентом вплоть до 1960-х гг. Трансплантированный англо-саксонский союз имел существенные разногласия по вопросам различного характера с экономическими группировками, базировавшимися в ЮВА. И лишь с начала 1970-х гг. Австралия и Новая Зеландия начали оценивать азиатских акторов АТР как потенциальных партнёров. Трансформированное сознание политических элит Австралии и Новой Зеландии привело к более прогрессивной внутренней социальной и независимой от бывшей «метрополии» внешней политике.

АТЭС явился для АСЕАН механизмом отстаивания своих внешнеполитических интересов, а также средством усиления политического голоса на международной арене.

Для КНР АТЭС представляет прежде всего совещательный орган по экономическим вопросам, и только во вторую очередь он используется как политическая трибуна. Китай одобряет тот факт, что организация, исповедующая значимую для КНР концепцию открытого регионализма, руководствуется принципами прагматизма, гибкости, консенсуса, добровольности [14,97]. Форум рассматривается им в качестве органа, способствующего налаживанию конструктивного диалога и дружественных отношений между участниками. Как и Япония, Китай стремится замкнуть на себе лидерство среди развивающихся стран региона.

Одним из побудительных мотивов вступления Канады в качестве учредителя в АТЭС явилось желание выйти из чрезмерной экономической зависимости от своего стратегического партнёра -- США. Очевидно, что процесс расширения экономических связей сулил Канаде стимул роста экономики. Второй причиной участия в АТЭС стало стремление обрести определённый политический статус. И это ей удалось--сегодня Канада выступает в роли посредника, нивелируя конфликтные ситуации между странами Форума. Медиаторские способности страна развила, принимая участие в различных организациях, таких как «Большая семёрка», Британское Содружество. Канада гибко подходит к вопросам либерализации торгового режима, открытия рынков АТР и экономико-технического развития «малых» стран.

В свою очередь изменение внешнеполитической позиции США в отношении АТЭС обусловлено растущей экономической взаимозависимостью первых от азиатских рынков. Объёмные рынки КНР, АСЕАН, Республики Корея, Тайваня представляются для США «жизненноважными». Экспорт США в страны АТЭС с 1990 по 1997 г. увеличился на 70%, а импорт--на 69%. В период своего президентства Клинтон, заявив, что безопасность США привязана к экономике, обещал сместить акцент внешнеэкономических трансакций из Европы на регион Азии.

Это политическое заявление было обусловлено в первую очередь желанием подстегнуть ЕС к принятию условий Уругвайского раунда и успешного его завершения. США рассматривают Форум прежде всего в качестве механизма открытия азиатских рынков и их дерегуляции. Политика США отличается настойчивостью в продвижении мер по либерализации и содействию торговле и инвестициям [12, 83].

Участие США в АТЭС продиктовано стремлением повысить свой политический статус в АТР, а также изменить статус Форума и повлиять на азиатско-тихоокеанскую политическую систему. Инициатива неформальной встречи лидеров государств-участников организации АТЭС на острове Блейк (Сиэтл) дала США политические очки и роль «первой скрипки». «Достижение внешнеполитических целей» является второй причиной активизации ведущей державы в деле АТЭС. По мнению Стенли Рота, бывшего заместителя госсекретаря США по делам Восточной Азии и Тихого океана в правительстве Б. Клинтона, организация типа АТЭС способствует «миру и стабильности». Кроме того, США лелеют мечту, что в будущем АТЭС, возможно, трансформируется или даст толчок зарождению Азиатско-тихоокеанского сообщества, в котором они «по праву» станут лидером--АТЭС признан институтом, укрепляющим позиции США в АТР.

2. 2 Проблемы развития АТЭС

Международное сотрудничество в экономической сфере на азиатско-тихоокеанском уровне было оформлено в виде созданного в 1989 г. Форума АТЭС. Этот факт стал практическим воплощением долго вынашиваемой США идеи тихоокеанского регионализма, которую они реализовали при активной поддержке своих союзников (Японии и Австралии).

Пик в деятельности АТЭС пришёлся на 1994−1995 гг., когда были определены задачи формирования в регионе системы свободной торговли и инвестиций (в соответствии с Богорской декларацией создание зоны свободной торговли (ЗСТ) для промышленно развитых стран намечено на 2010 г., а для развивающихся — на 2020 г.) и выработан план продвижения в этом направлении. Тем не менее перспективы формирования на базе АТЭС полномасштабной интеграционной группировки неопределённы, что во многом связано с несовпадением приоритетов в деятельности межправительственных организаций (МПО), которых придерживаются развитые англо-саксонские и развивающиеся азиатские государства [4,108].

Так, США заинтересованы в быстрой и полной либерализации торговых и финансовых потоков и открытии рынков стран Восточной Азии, на долю которых приходится большая часть их внешнеторгового дефицита. Со своей стороны развивающиеся страны Восточной Азии выдвигают на первый план не либерализацию торговли и капитала, а содействие торговле и экономическое, а также научно-техническое сотрудничество. Более того, прозвучавшие в разгар финансового кризиса 1997 г. идеи придать экономической и финансовой интеграции в рамках АТЭС более обязывающий характер по мере преодоления кризиса так и не получили практического развития.

Существенный негативный вклад в это внесла Япония, воспрепятствовавшая включению продукции рыбной и лесной отраслей в список, подпадающий под действие программы «ранней добровольной секторной либерализации» (РДСЛ). В результате тематика РДСЛ была передана на рассмотрение ВТО, и Вашингтон переключил на неё основное внимание как на важнейшее направление либерализации торговли в АТР.

По мнению американца Э. Линкольна, эти события ознаменовали окончание активных усилий АТЭС по продвижению программы РДСЛ и таким образом зафиксировали кризис идентичности этой МПО.

С другой стороны, именно разнообразие участников и широкий подход к членству обеспечили организации уникальную роль в АТР: только саммиты АТЭС собирают вместе лидеров ведущих мировых и региональных держав, став для них отличной возможностью проведения двусторонних встреч. Как следствие, повестка дня саммитов стала расширяться за счет включения в нее вопросов безопасности. Так, в 1999 г. в Новой Зеландии было оперативно согласовано решение об отправке войск ООН в Восточный Тимор, а в 2001 г. в КНР была принята резолюция, осуждающая терроризм.

Даже с учётом попыток сторонников АТЭС повысить значимость организации за счёт включения в повестку вопросов региональной безопасности, похоже, что лучшие времена этой МПО остались позади. Отдаваемое администрацией Буша предпочтение односторонним действиям и двусторонним соглашениям ослабило АТЭС, а невнимание к многостороннему сотрудничеству сделало политику США в Восточной Азии менее эффективной. В то же время, несмотря на значимость вышеописанных негативных тенденций, роль АТЭС для Вашингтона как инструмента поддержания диалога со странами АТР в перспективе может возрасти, так как в новых интеграционных структурах Восточной Азии США пока не находится места [11,158].

Главная проблема российского участия в АТЭС — низкий уровень вовлечённости (финансовых, информационных потоков, демографического вклада) в экономическую жизнь региона. Так, доля внешнеэкономических связей (ВЭС) России находится в пределах одного процента внешнеторгового оборота АТР, а её инвестиции в эти страны незначительны. В результате у последних нет большого интереса для обсуждения с представителями России в рабочих органах АТЭС конкретных положений, регулирующих торговые и другие направления сотрудничества.

В то же время доля стран АТЭС во внешнеторговых, прежде всего экспортных, операциях России достаточно высока (свыше 15%), превышает объём экспорта в страны СНГ, т. е. РФ больше зависит от торгово-экономических связей со странами АТЭС, чем последние зависят от России.

Высшее руководство страны считает участие в работе МПО приоритетной задачей, о чём свидетельствует регулярное участие президента РФ в саммитах, утверждение им Концепции участия РФ в АТЭС и создание Комиссии правительства по вопросам участия России в этой организации, а также проведение мероприятий АТЭС на своей территории.

Активная работа на высшем политическом уровне позволила довести до стран региона российские приоритеты в АТР, прежде всего это увеличение вклада России и придание нового качества региональному сотрудничеству в области энергетики, транспорта, наукоёмких технологий и т. д.

Использование этих механизмов для Дальнего Востока Р Ф позволяет координировать экономическую деятельность со странами АТР в области торговли, рыболовства, транспортной и связной инфраструктуры, энергетики и др. [15,122]

Становление многосторонних подходов к безопасности — отличительная черта АТР в 1990-е гг., это нашло своё выражение в создании в 1994 г. регионального Форума АСЕАН (АРФ). Идею создания новых механизмов безопасности высказывали представители России, Австралии и других государств, однако реализовать её смогли страны АСЕАН, предложившие новый формат многостороннего регионализма, основанный на взаимодействии с внешними акторами, получившими статус партнёров по диалогу. Страны АСЕАН стали лидерами новой организации, так как не рассматривались другими участниками в качестве угрозы безопасности.

Однако за свою 14-летнюю историю АРФ остался консультативным форумом, не став организацией, «решающей проблемы», и оценки эффективности МПО разнятся в зависимости от ожиданий участников. Так, к позитивным результатам можно отнести тот факт, что со времени создания организации в Восточной Азии не произошло ни одного серьёзного военного конфликта. С другой стороны, выработка мер превентивной дипломатии застопорилась, а такие важнейшие вопросы, как Тайваньская проблема или безопасность Корейского полуострова, не обсуждались. После события 11 сентября 2001 г. администрация Буша попыталась сделать проблему борьбы с международным терроризмом главной в деятельности АТЭС и АРФ. Так, по мнению бывшего Госсекретаря США Колина Пауэлла, кампания против терроризма как объединяющая тема для всех членов АРФ может «стать фокусом деятельности МПО, которого у неё раньше просто не было».

Пекин в подходах к разрешению конфликтов, в том числе территориальных споров, как и США, прибегает к двусторонним отношениям, а не к помощи АРФ.

Оценки экспертов по поводу достижений АСЕМ разнятся. Критики утверждают, что этот трансрегиональный проект имеет лишь символическое значение. Оптимистичные оценки основаны на том, что низкий уровень развития институциальных механизмов отражает региональные политические реалии. При этом, не добившись чего-либо существенного, она оказала долговременный эффект консолидации идеи Восточной Азии как целостного актора. Таким образом, ЕС и АСЕМ непроизвольно выступили в роли региональных интеграторов, способствуя созданию в 1997 г. новой МПО, получившей название «АСЕАН Плюс Три» (АПТ).

3. Сотрудничество России и АТЭС

3. 1 Участие России в АТЭС

Российская Федерация руководствуется «Концепцией участия России в форуме Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС)». Этот ключевой документ разработан МИД РФ при согласовании с компетентными министерствами и ведомствами, а также неправительственными организациями, Комиссией правительства РФ по вопросам участия в АТЭС. В нём определены цели, задачи, национальные интересы, стратегия в отношении АТЭС.

Политика России в АТР, бесспорно, замыкается на развитии отношений со странами-участницами АТЭС, что входит во внешнеполитическую линию РФ и является её приоритетом [10,69].

Основными причинами, приведшими к усилению азиатско-тихоокеанского направления, активизации регионального сотрудничества, стали политические и экономические явления. Изменение мирового порядка, крушение биполярности, стремление создать многополярное мироустройство явилось отправной точкой в корректировке внешнеполитического курса России, евразийская сущность которой стимулировала разносторонние политико-экономические связи в новом мире.

Переход к рыночной экономике, проведение экономических реформ давало повод к установлению контактов по всему периметру страны. Азиатско-тихоокеанское направление является стратегически важным для России, поскольку в АТР выходят границы региона Сибири и Дальнего Востока, протяжённость которых составляет 16 700 километров. Помимо этого Азия показывает невиданный экономический рост и способность справляться с экономическими трудностями [7,54].

АТЭС, объединяя акторов регионов Юго-Восточной и Северо-Восточной Азии, представляет стратегический интерес для России. Однако её внешняя политика в большей мере направлена в страны СВА, поскольку КНР, Япония и Республика Корея являются её первоочередными партнёрами. Внешний оборот со странами СВА составляет 30% торговли со странами Форума [13,30].

В 1988 г. был создан Советский национальный комитет по Азиатско-Тихоокеанскому экономическому сотрудничеству (СНКАТЭС). В 1992 г. с образованием новой России комитет изменил название и стал Российским национальным комитетом по тихоокеанскому экономическому сотрудничеству (РНКТЭС). В том же году Россия была принята в Совет по тихоокеанскому экономическому сотрудничеству (9-я сессия СТЭС), а в 1994 г. вошла в Тихоокеанский экономический совет (27-я сессия Генеральной конференции ТЭС). К этому можно добавить стремление России к развитию диалога в формате СНГ-АТЭС и активизацию участия в Азиатском банке развития.

В оценках роли и перспективы России в АТЭС существует определённая мотивация, двигающая страну в данном направлении:

— в соответствии с принципами принятия в члены АТЭС российский регион Сибири и Дальнего Востока расположен в АТР;

— экономическое взаимодействие с акторами региона находится на минимальном уровне, однако некоторые экономические связи в регионе всё же есть;

— участие России в АТЭС носит характер экономической социализации в рамках развития открытой рыночной экономики;

— в свете многостороннего сотрудничества государственный и частный секторы РФ приобретают опыт ведения международной экономической деятельности.

Развивается понимание специфики азиатского бизнеса, принятие управленческих решений на основе многосторонних переговоров в сложном формате организации, установление контактов, и т. д.; контакты правительственных чиновников, бизнесменов, учёных в работе различных структур — в комитетах, рабочих группах, Деловом консультативном совете -способствуют налаживанию как двусторонних, так и многосторонних отношений (субрегиональные группировки).

Вхождение России в АТЭС усиливает мирный диалог в АТР, благотворно влияет на региональную безопасность и стабильность; вспоминая опыт Китая, который после вступления в АТЭС стал членом Всемирной торговой организации, можно провести аналогию. АТЭС для России становится дверью в ВТО; несвязывающий характер соглашений организации, диктуемый принципом «открытого регионализма», даёт возможность России оперировать и по европейской линии (ЕС) [3,48].

Некоторые внутренние и внешние факторы негативно влияют на полноценную интеграцию России в блок-процесс АТЭС. Это сокращение экспортного потенциала и ухудшение его товарной структуры, рост транспортных издержек, снижение объёмов торговли с бывшими партнёрами по соцлагерю (Вьетнам и Лаос).

Концепция участия России в форуме Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) выделяет особо предпочтительные из них. В документе подчёркивается необходимость усиления внимания азиатско-тихоокеанскому сотрудничеству.

Концепция определяет выгодные для себя сферы, а также области потенциально возможного сотрудничества, в которых Россия была бы полезной участникам. Это энергетика, транспорт, телекоммуникации, рыбная промышленность, химическое производство, машиностроение, военно-техническая промышленность.

Следует также активизировать деятельность на рынке ценных бумаг, осуществлять меры по унификации и согласованию нормативов стандартизации, сертификации, таможенных процедур [1,27].

Для более эффективного взаимодействия надлежит перенимать и адаптировать иностранный опыт в российских условиях работы на правительственном и неправительственном уровнях. Акцент ставился на важности обмена опытом и информацией в области науки, техники, связи. В контексте экономического сотрудничества необходимо налаживать политико-дипломатические отношения с представителями различных субрегиональных групп, входящих в АТЭС, типа АСЕАН или НАФТА, проводить политику укрепления мира, дружбы, взаимопонимания.

По оценке многих партнёров России по АТЭС, капиталовложения в развитие энергетического комплекса нашей страны, в освоение богатейших российских нефтяных и газовых месторождений, особенно в Сибири и на Дальнем Востоке, и дальнейшие поставки на рынки АТР дешёвых энергоносителей могут иметь для ряда стран долгосрочное стратегическое значение. В этой связи особый интерес представляют проекты шельфа о-ва Сахалин и перспективные, с точки зрения потенциала, залежи нижнего течения р. Амура.

3. 2 Саммиты АТЭС в России

В последние годы местом проведения большинства российских мероприятий из годовой программы АТЭС стал Владивосток (2002 г. — седьмой инвестиционный симпозиум и третья ярмарка инвестиций АТЭС, 2005 г. — ежегодное заседание Транспортной группы). Ещё одним подтверждением повышенного внимания к АТЭС стало проведение 12 сентября 2012 г. форума АТЭС в г. Владивостоке.

Идея провести форум АТЭС во Владивостоке впервые была спозиционирована Администрацией Приморского края в 2002 г. на VI Санкт-Петербургском международном экономическом форуме. Приморские эксперты посчитали, что для России глобальной экономической задачей может стать проект интеграционного встраивания в зоны свободной торговли АТЭС.

Идея создания в АТР зон свободной торговли (ЗСТ) имеет давнюю историю. На Восточноазиатском направлении (East-Asian Track, EAT) наиболее значимым событием стало предложение группы АСЕАН+3 создать зону свободной торговли. Кроме того, группа АСЕАН+6 (включающая в себя АСЕАН+3, а также Австралию, Новую Зеландию и Индию) предложила инициативу Всеобъемлющего азиатского партнерства (Comprehensive Economic Partnership for East-Asia, CEPEA), которая привела к созданию такой важной политической группы, как Восточноазиатский саммит.

На Транстихоокеанском направлении (Trans-Pacific Track, TPT) после драматических событий конца 90-х годов наблюдалось снижение доверия. Однако идея транстихоокеанской интеграции была возрождена в 2004 году вместе с предложением создать Зону свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе (Free Trade Area of the Asia-Pacific, FTAAP), которое изначально было выдвинуто Деловым консультативным советом АТЭС. Получив на первом этапе довольно критическую оценку со стороны глав экономик АТЭС, эта инициатива в последние годы занимает все более важное место в интеграционной повестке форума [13, 201].

Развитие по направлению TPT получило дополнительный толчок, благодаря начатым в 2010 году переговорам о создании Транстихоокеанского партнерства (Trans-Pacific Partnership, TPP). Переговоры были инициированы США, что отражает изменение стратегии и смещение акцента в экономической политике США в сторону Восточной Азии. Основная идея инициативы TPP заключается в том, что данное партнерство может стать важным шагом на пути создания зоны свободной торговли в АТР.

В 2010 году главы экономик АТЭС сделали важное заявление, суть которого сводится к сближению двух направлений. Инициатива FTAAP определяется как важный инструмент региональной экономической интеграции в долговременной перспективе, и принято решение переходить к конкретным мерам по ее реализации. Предложения групп АСЕАН+3, АСЕАН+6 и инициатива TPP поддерживаются в равной мере — как пути реализации FTAAP. Таким образом, инициатива FTAAP была определена главами экономик как конечная цель, для реализации которой используется движение и по Восточноазиатскому, и по Транстихоокеанскому направлениям.

АСЕАН выступила с инициативой, получившей название «АСЕАН++», суть которой заключается в создании единого «шаблона» для интеграции в АТР при участии любых желающих экономик — будь то +3 или +6.

На Транстихоокеанском направлении в течение последних лет наблюдались интенсивные переговоры, приведшие к объявлению плана реализации предложенных инициатив на встрече Глав экономик АТЭС в 2011 году. Кроме того, в настоящий момент обсуждается вопрос вступления Японии, Канады и Мексики в Транстихоокеанское партнерство.

Важнейший вопрос: есть ли у России реальная стратегия интеграционного встраивания в рынки АТР, или ее нет. Если да, то ответ должен быть, по крайне мере, если не институциалирован, то хотя бы озвучен. Если нет, то тогда надо объяснить самим себе четко и ясно, почему его нет или почему его не может быть.

На саммите глав АТЭС в г. Владивостоке 2012 г. первый вице-премьер Правительства Р Ф И. Шувалов заявил, что «Россию не устраивают классические варианты зон свободной торговли, которые реализуют страны АТЭС, поэтому Россия будет искать свою модель и предлагать ее для наших торговых партнеров» [13,118].

Рассмотрим, что не устраивает Россию в моделях ЗСТ, реализуемых на пространстве АТЭС.

Это, прежде всего, базовые принципы, на которых строится практика зон свободной торговли.

Первый принцип. Полная отмена (кроме специально оговоренных исключений) импортных пошлин.

Второй принцип. Отмена контингентирования импорта (т.е. количественных или стоимостных ограничений импорта, введенных на определенный период) во взаимной торговле.

Третий принцип. Установление единых правил определения страны происхождения товаров. Эта мера нужна, чтобы не допускать распространения внутри АТЭС взаимных льгот на изделия, произведенные за ее пределами (так называемые «внезональные» товары, четко отделяемые от «зональных»).

Четвертый принцип. Отказ от единого внешнеторгового тарифа в отношении третьих стран.

Пятый принцип. Недопущение диспропорций по торговым группам.

Шестой принцип. Устранение таможенных пошлин и сборов чисто фискального характера, а также элементов таможенной защиты тех или иных товаров, содержащихся во внутренних налогах и сборах, и экспортных пошлин во взаимной торговле, уменьшение ограничений конкуренции.

Большинству зарубежных экспертов нечеткость позиции России в отношении основных интеграционных целей АТЭС кажется непонятной. С экономической точки зрения, отношения России с объединенным европейским рынком, который консолидировано противостоит российском бизнесу, постепенно приобретают форму открытой конфронтации. Российское правительство понимает, что переломить ситуацию в ближайшие годы вряд ли удастся, в лучшем случае — сгладить конфронтационные обострения.

В АТР России противостоит формирующийся консолидированный рынок стран АТЭС. Вполне вероятно, что к 2020 г. Россия окажется единственной периферийной страной, не участвующей в многосторонних интеграционных процессах АТР. Россия может быть зажата как сырьевой поставщик первичных товаров и услуг, включая транспортные, между двумя консолидированными рынками.

Возникает дилемма: либо Россию это устраивает, либо Россия хочет стать одним из активных глобальных игроков, включенным в одну из интеграционных группировок. Можно ли интегрироваться в АТР? Это вопрос, на который нет ответа.

Сегодня предлагаются как минимум три сценария, на базе которых Россия готова интеграционно встраиваться в рынки АТР.

Первый сценарий. Активное взаимодействие по вхождению в проекты зон свободной торговли. Для реализации этого сценария необходимы:

— структурная перестройка экономики Тихоокеанской России на новых технологических платформах;

— включение в деятельность коллективных финансовых институтов АТР;

— создание новых рыночных институтов, обеспечивающих эффективное обслуживание бизнеса на принципах «открытой экономики» [11, 57].

Второй сценарий. Интеграционная стагнация. Механизмы интеграционного взаимодействия России со странами АТР, сложившиеся к 2012 г., остаются неизменными. В рамках данного сценария интеграционная политика Россия в АТР будет реализовываться по следующим направлениям:

— поиск моделей двусторонних соглашений о свободной торговли;

— расширение использования национальных валют в расчетах;

— закрепление на сырьевых рынках АТР;

— инициирование инфраструктурных проектов, обеспечивающих доступ российских ресурсов на рынки АТР.

Данный сценарий Правительство России устраивает больше всего, так как избавляет от необходимости запуска на Дальнем Востоке программ ускоренного «догоняющего технологического развития».

Третий сценарий. Усиление дезинтеграционных тенденций в интеграционных проектах, прежде всего создания зон свободной торговли. Он связан с возможностью отказа ключевых стратегических игроков от участия в интеграционных процессах.

Такие возможности эксперты связывают, прежде всего, с ожиданиями пересмотра подходов к принципам зон свободной торговли со стороны Китая. Превращение в середине ХХI века Китая в мировую сверхдержаву может подтолкнуть китайское правительство к продвижению своей «особой модели глобальной интеграции».

Для России, учитывая ее слабую интеграционную взаимозависимость с экономиками АТР, данный сценарий принесет минимальные потери, по сравнению с другими странами АТЭС.

В заключение нужно определить, какие же реальные результаты получила Россия, дальневосточный бизнес от реализации проекта форума АТЭС в г. Владивостоке.

Первое — это опыт выполнения государством своих бюджетных инвестиционных обязательств по реализации крупных социально-инфраструктурных проектов в условиях финансового кризиса и бюджетного дефицита. Создан «положительный пример» участия государства в проектах, реализуемых на принципах государственно-частного партнерства. Построенные за счет бюджетных средств инфраструктурные проекты (гостиницы, кампус ДВФУ) передаются в управление частному бизнесу.

Второе — созданы институциональные инструменты правового обслуживания крупных инфраструктурных проектов. Удалось найти правовые формы решения земельных вопросов и сокращения сроков проектной и технической экспертизы. К сожалению, при переходе на новую модель управления сроками проекта не удалось обеспечить надлежащее качество строительства, но это уже следующая задача.

Третье — на форуме АТЭС представители крупного мирового финансового бизнеса отметили: Правительство Р Ф продемонстрировало готовность реализовывать проекты на принципах государственно-частного партнерства с привлечением иностранных инвесторов. И на наш взгляд, это самый важный результат. Он формирует новые контуры экономического доверия к России.

В заключение необходимо отметить, что любые инфраструктурные проекты — это всего лишь возможность развития. Для того, чтобы эта возможность воплотилась в денежные потоки, необходима экономическая энергия бизнеса, его готовность и способность наполнить созданную инфраструктуру содержательным действием.

Заключение

АТЭС — межправительственный форум азиатско-тихоокеанского региона (АТР), имеющий формально консультативный статус. В рамках АТЭС вырабатываются региональные правила ведения торговли, инвестиционной и финансовой деятельности, экономического и технического сотрудничества, в том числе в области услуг, капитала и технологий; укрепления открытой многосторонней торговой системы; увеличения степени либерализации торговли и инвестиций в АТР, усиления и стимулирования частного сектора; использования принципов свободного рынка для увеличения преимуществ регионального сотрудничества. На форуме проводятся встречи отраслевых министров и экспертов по вопросам сотрудничества в различных областях. Все решения принимаются на основе консенсуса.

АТЭС — это больше чем просто торговая организация. Ее объявленная при создании долгосрочная цель состояла в том, чтобы поддерживать устойчивый рост и развитие региона. Это должно было достигаться путем консультаций и обмена мнениями на принципах взаимной выгоды и открытого диалога с целью выработки консенсуса при равном уважении к мнению всех участников.

Стремление стран АТР учредить региональную организацию продиктовано политическим желанием создать зону свободной торговли с её либерализационными принципами, а также собственными национальными интересами, которые в Азии играют особую роль. Основными мотивами вхождения стран АТР в АТЭС явилось стремление достичь высоких экономических результатов и на этом основании добиться существенного роста политического авторитета.

АТЭС за двадцать лет своей деятельности достиг определенных успехов в деле торговой и инвестиционной либерализации, а именно:

— утверждение Богорских целей по созданию зоны свободной торговли в регионе;

— содействие завершению Уругвайского раунда переговоров ГАТТ;

— содействие подписанию Соглашения по продукции информационных технологий (экономический эффект составил 500 млрд долл.);

— стимулирование торговой и инвестиционной либерализации в регионе;

— оказание технико-экономического содействия развивающимся странам-членам.

Список использованных источников

1. Веремеев Н. Россия и форум Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество. — СПб.: Аврора, 2012. — 262 с.

2. Гончаренко С. Торгово-экономические группировки в регионе АТЭС. — М. :АВК, 2010. — 124 с.

3. Гранберг А. Россия в Тихоокеанском экономическом сообществе. — М.: Прогресс, 2011. — 165 с.

4. Иванов О. Россия в АТЭС. — М.: ИНФРА-М, 2010. — 282 с.

5. Караганов С. Азиатская стратегия. — М.: ИНФРА-М, 2011. — 64 с.

6. Костюнина Г. М. Современные модели формирования зоны свободной торговли в АТЭС. — М.: ЮНИТИ, 2011. — 182 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой