Понятие легитимности власти.
Разница понятий легитимность и легальность власти

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РФ

НОУ ВПО «С.И.Б.У.П. «

Кафедра «Общественных наук»

Дисциплина: «Политология»

Реферат

на тему: «Понятие легитимности власти. Разница понятий легитимность и легальность власти»

Выполнила студентка

Проверил:

Красноярск, 2008 г.

Содержание:

Введение… 3

1. Понятие «власть» и сущность политической власти… 4

2. Легитимность власти … … … 4

3. Типы легитимности власти… …9

4. Кризисы легитимности и способы их урегулирования… 12

5. Разница понятий легитимность и легальность власти… 15

Заключение… …18

Список использованной литературы… …19

Введение

Дееспособность власти во многом зависят от ее легитимности (от лат. legitimus — законный). Это один из показателей эффективности политической власти. В легитимности отражается отношение граждан к власти. Ее можно определить как состояние власти, когда она признается большинством народа законной и справедливой. Легитимность и авторитетность власти — явления в определенной мере совпадающие.

Легитимность означает согласие народа с властью, когда он добровольно признает ее право принимать решения, которые должны выполняться. Чем ниже уровень легитимности, тем чаще власть будет опираться на силовое принуждение.

От легитимности следует отличать легальность власти. Это юридическое понятие, означающее соответствие власти действующему позитивному праву. Например, власть президента легальна, т.к. он избран в соответствии с законом и в осуществлении своих полномочий опирается на закон. Между легитимностью и легальностью может быть противоречие. Не все законы могут оцениваться населением как справедливые, наконец, законно избранная власть в случае невыполнения своих обещаний, неудачного экономического курса, приведшего к резкому падению уровня жизни, может утратить доверие со стороны общества. В этом случае наблюдается процесс делегитимации власти.

Идеальной легитимности (уровень 100% поддержки населением) не бывает. В любом обществе есть люди, нарушающие законы или относящиеся к власти апатично. Наконец, в демократическом обществе существует оппозиция официальной власти. Следовательно, любая власть должна подтверждать свой авторитет, доказывать населению, что именно она в наибольшей степени соответствует его интересам.

1. Понятие «власть» и сущность политической власти

Понятие «власть» относится к числу широко употребляемых: «власть родителей», «власть семьи», «власть привычки», «власть чувств», «власть предрассудков», «власть разума», «власть старших», «власть денег», «власть религии», «власть идеологии», «судебная власть», «власть мафии», «партийная власть» и т. д. При всей разнородности и неоднозначности этих понятий можно, однако, отметить одну объединяющую их характеристику: все они отражают отношения, в которых воля и действия одних господствуют над волей и действиями других.

Власть выступает главным объек-том вожделений и взаимодействий групп, общностей, организаций. Но власть оказывается наиболее таинствен-ным явлением в политике, природу которого выявить непросто. В самом деле, что такое «власть» -- абстракция, символ или реальное действие? Ведь можно говорить о власти человека, организации, общества, но одновремен-но и о власти идей, слов, законов. Что заставляет человека, общество подчиняться кому-либо или чему-либо -- боязнь насилия или желание повиноваться? При всей своей таинственности и неопределенности власть никого не оставляла равнодушным к себе: ею восхища-лись и ее проклинали, ее возвышали до небес и «втап-тывали в грязь».

Политическая власть — способность социальной единицы (социальной группы, класса, большинства общества) и представляющих её организаций и индивидов проводить свою волю по отношению к другим социальным единицам; осуществлять общие интересы данной социальной единицы насильственными или ненасильственными средствами.

Базовым элементом существования и функционирования власти, а также закрепления её в обществе, является легитимность.

2. Легитимность власти

Легитимность представляет собой форму поддержки, оправдание правомерности применения власти и осуществление конкретной формы правления, либо государством в целом, либо его отдельными структурами.

Все в жизни общества имеет начало. Есть свое начало и у политической власти, господствующей в той или иной стране. Как показывает исторический опыт, что от того, каким было это начало, многое зависит в дальнейшей ее судьбе. В большинстве случаев политическая власть может образоваться в результате свобод-ных демократических выборов, но может и в результате военного переворота или политической революции, которая станет ужасной трагедией для многих слоев населения и унесет миллионы или более человеческих жизней и до основания может разрушить хозяйство страны. Трагедии, тесно увязанные с установлением власти, народ не забывает и помнит. Проходят десятилетия, меняются поколения, но чувство недоверия народа к власти, незаконно возглавившей страну, остается неискоренимым, отношение между властвующими и народными массами держится, как правило, на страхе последних.

Иные отношения у народа к власти, изначально законной, официально признанной самим обществом и зарубежными госу-дарствами. Такое первоначальное правомочное становление власти способствует утверждению согласия в отношении общества и политической власти, признанию обществом, народом, ее права на управленческую роль. Надо отметить, что само по себе изначально законное установление власти не всегда есть гарантия того, что в дальнейшем эта политическая власть вполне оправдает доверие народа. Известны многочисленные примеры горького разочарования общества. Таких примеров можно очень много перечислить, в том числе и в истории России таких примеров очень много, особенно в последние годы.

Итак, признание обществом законности, правомерности официальной власти -- это фундаментальная ее характеристика. В политологии данная характеристика известна под понятием «легитимность» (от лат. legitimus — законный). Сразу надо сказать, что речь идет об общественном признании власти, о доверии и поддержке, которые оказывают ей общество, народ, а не о право-вом, юридическом закреплении политической власти в соответ-ствующих государственных документах. Получить юридическую, правовую законность тем, кто взял в свои руки власть, несложно. Поэтому и цена такого формального признания власти не столь велика в сравнении с признанием политической власти народом, т. е. легитимностью политической власти. Соответственно, следует различать понятия «легитимность власти» (общественное призна-ние ее законности) и «легальность власти» (правовое, формальное ее закрепление).

В одних политических системах власть может быть легальной и не легитимной, как, например, при правлении метрополий и колониальных государствах, в других — легитимной, но нелегальной, как, скажем, после свершения революционного переворота, поддержанного большинством населения, в-третьих, -- и легальной, и легитимной, как, к примеру, после победы определенных сил на выборах.

В истории политической мысли высказывалось немало разноречивых взглядов относительно самой возможности легитимации власти. Так, ученые, стоящие на антропологических позициях и платформе естественного права, исходят из того, что легитимность возможна и реальна, поскольку в человеческом обществе наличествуют некие абсолютные, общие для всех ценности и идеалы. Это дает гражданам возможность поддерживать власть.

В то же время немало ученых полагает, что как раз отсутствие таких общих для всех идей в сегментированном обществе является причиной невозможности возникновения легитимности. Так, по мнению австрийского учёного Г. Кельсена, человеческое знание и интересы крайне релятивны, а потому все свободны и в конструировании своей жизни, и в отношении к власти. Вместе с тем сторонники договорных теорий утверждают, что поддержка власти возможна до тех пор, пока существует совместная договоренность граждан относительно ее целей и ценностей. Поэтому «любой тип легитимности предполагает существование минимального социального консенсуса относительно тех ценностей, которые приемлет большинство общества и которые лежат в основе функционировании политического режима.

Иной подход еще в XVIII в. предложил английский мыслитель Э. Берк, который разделил теоретические и практические аспекты легитимности. Легитимность он анализировал не саму по себе, а связывал её только с конкретным режимом, с конкретными гражданами. По его мнению, только положительный опыт и привычка населения могут привести к построению такой модели власти, при которой она удовлетворяла бы интересы граждан и, следовательно, могла бы пользоваться их поддержкой. Причем этот опыт и соответствующие условия должны формироваться, накапливаться эволюционно, препятствуя сознательному конструированию легитимности.

В настоящее время в политической науке принято более конкретно подходить к понятию легитимности, фиксируя значительно более широкий круг её источников и форм. Так, в качестве основных источников легитимности, как правило, рассматриваются три субъекта: население, правительство и внешнеполитические структуры.

Легитимность, которая означает поддержку власти со стороны широких слоев населения, является самой заветной целью всех политических режимов. Именно она в первую очередь обеспечивает стабильность и устойчивость власти. Положительное отношение населения к политике властей и признание им правомочности правящей элиты формируются по любым проблемам, оказывающимся в фокусе общественного мнения. Одобрение и поддержка населением властей связаны с разнообразными политическими и гражданскими традициями, механизмами распространения идеологий, процессами формирования авторитета разделяемых «верхами» и «низами» ценностей определенной организацией государства и общества. Это заставляет относиться к легитимности как к политико-культурной характеристике властных отношений.

Население, как уже отмечалось, может поддерживать правителей и тогда, когда они плохо управляют государством. В силу этого такая легитимность может формироваться даже в условиях снижения эффективности правления. Поэтому при такой форме легитимности в главу угла ставится не зависящая от формально-правовых установлений реальная расположенность и комплиментарность граждан к существующему режиму,

В то же время легитимность может инициироваться и формироваться не населением, а самим государством (правительством) и политическими структурами (проправительственными партиями), побуждающими массовое сознание воспроизводить положительные оценки деятельности правящего режима. Такая легитимность, базируемая уже на праве граждан выполнять свои обязанности по поддержанию определенного порядка и отношений с государством. Она непосредственно зависит от способности властей, элитарных структур создавать и поддерживать убеждения людей в справедливости и оптимальности сложившихся политических институтов и проводимой ими линии поведения.

Для формирования такой легитимности громадное значение приобретают институциональные и коммуникативные ресурсы государства. Правда, подобные формы легитимности нередко оборачиваю излишней юридизацией, позволяющей в конечном счете считать любое институционально и законодательно оформленное правление узаконенным правом властей на применение принуждения. Таким образом, легитимность по сути отождествляется с легальностью, законностью, юридической обоснованностью государственной власти и закрепленностью ее существования в обществе.

Легитимность может формироваться и внешними политическим и центрами -- дружественными государствами, международными организациями. Такая разновидность политической поддержки часто используется при выборах руководителей государств, в условиях международных конфликтов.

Категория легитимности применима и для характеристики самих политиков, различных институтов, норм и отдельных органов государства.

Иными словами, и внутри государства различные политические субъекты могут обладать разным характером и иметь разный уровень поддержки общественным или международным мнением. Например, институт президента Югославии пользовался широкой поддержкой внутри страны, но решительно осуждался на международной арене, где многие страны признают Милошевича военным преступником. Или, наоборот, отдельные политики или партии на родине могут подвергаться остракизму, а за рубежом пользоваться поддержкой как представители демократического движения. Так, население может поддерживать парламент и протестовать против деятельности правительства, а может поддерживать президента и негативно относиться к деятельности правительственных органов. Таким образом, легитимность может обладать различной интенсивностью, давая возможность устанавливать иерархические связи между отдельными политиками и органами власти.

3. Типы легитимности власти

Понятие «легитимность власти» впервые было введе-но крупным немецким политологом Максом Вебером. Он же по-казал, что легитимация (обретение властью законности) не есть во всех случаях однотипный процесс, имеющий одни и те же корни, одно основание.

В политической науке наиболее популярна классификация, составленная М. Вебером, который с точки зрения мотивации подчинения выделял следующие ее типы:

- традиционная легитимность, формирующаяся на основе веры людей в необходимость и неизбежность подчинения власти, которая получает в обществе (группе) статус традиции, обычая, привычки к повиновению тем или иным лицам или политическим институтам. Данная разновидность легитимности особенно часто встречается при наследственном типе правления, в частности, в монархических государствах. Длительная привычка к оправданию той или иной формы правления создает эффект её справедливости и законности, что приобретает власти высокую стабильность и устойчивость;

- рациональная (демократическая) легитимность, возникающая в результате признания людьми справедливости тех рациональных и демократических процедур, на основе которых формируется система власти. Данный тип поддержки складывается благодаря пониманию человеком наличия сторонних интересов, что предполагает необходимость выработки правил общего поведения, следование которым и создает возможность для реализации его собственных целей. Иначе говоря, рациональный тип легитимности имеет по сути дела нормативную основу, характерную для организации власти в сложно организованных обществах.

- харизматическая легитимность, складывающаяся в результате веры людей в признаваемые ими выдающимися качества политического лидера. Этот образ непогрешимого, наделенного исключительными качествами человека (харизма) переносится общественным мнением на всю систему власти. Безоговорочно веря всем действиям и замыслам харизматического лидера, люди некритически воспринимают стиль и методы его правления. Эмоциональный восторг населения, формирующий этот высший авторитет, чаще всего возникает в период революционных перемен, когда рушатся привычные для человека социальные порядки и идеалы и люди не могут опереться ни на бывшие нормы и ценности, ни на только еще формирующиеся правила политической игры. Поэтому харизма лидера воплощает веру и надежду людей на лучшее будущее в смутное время. Но такая безоговорочная поддержка властителя населением нередко оборачивается цезаризмом, вождизмом и культом личности.

Помимо указанных способов поддержки власти ряд ученых выделяют и другие, придавая легитимности более универсальный и динамичный характер. Так, английский исследователь Д. Хелд наряду с уже известными нам типами легитимности предлагает говорить о таких её видах, как:

- «согласие под угрозой насилия», когда люди поддерживают власть, опасаясь угроз с её стороны вплоть до угрозы их безопасности;

— легитимность, основанная на апатии населения, свидетельствующей о его безразличии к сложившемуся стилю и формам правления;

- прагматическая (инструментальная) поддержка, при которой оказываемое властям доверие осуществляется в обмен на данные ею обещания тех или иных социальных благ;

- нормативная поддержка, предполагающая совпадение политических принципов, разделяемых населением и властью;

— и наконец, высшая нормативная поддержка, означающая полное совпадение такого рода принципов.

Некоторые ученые выделяют также идеологический тип легитимности, провоцирующей поддержку властей со стороны общественного мнения в результате активных агитационно-пропагандистских мероприятий, осуществляемых правящими кругами. Выделяют и патриотический тип легитимности, при котором высшим критерием поддержки властей признается гордость человека за свою страну, за проводимую ею внутреннюю и внешнюю политику.

Следует особо сказать об идеологической легитимности. В истории классовых государств всегда при-давалось существенное, а нередко первостепенное значение идеологическому узаконению существую-щих политических режимов. Идеологическая леги-тимация власти -- историческая реальность, кото-рую невозможно отрицать, как было бы нелепо иг-норировать стремление власти к самоутверждению посредством самооправдания. Известно, что монар-хи стремились обосновать свое право на господство, используя религиозное суеверие и прочие идеологические иллюзии, и психологические стереотипы. Иные властители, как, например, Екатерина III, пытались поставить на службу господствующей власти идеи французских просветителей, а прусский монарх философию Гегеля.

О роли идеологической легитимности убедительно писал Токвиль в 30-х гг. XIX в. В политических целях, в образе мыслей и убеждений в отношении государства и управления он видел источник пови-новения и согласия. Без такого всеобщего убежде-ния ни одно общество не может процветать, скажем больше -- существовать, ибо без идей, которых при-держиваются вес, невозможны совместные действия, а без совместных действий могут быть люди, но не может быть никакого социального организма. Для существования общества необходимо, чтобы опреде-ленные идеи овладели умами всех его граждан и спло-тили их. Цивилизованные правящие элиты в наше время достаточно хорошо усвоили то, что писал Токвиль, а позже -- неоднократно подчеркивали теоретики мар-ксизма. В настоящее время для обеспечения идео-логической легитимности своего господства элиты ис-пользуют мощь научно-технических и информацион-ных средств, образуя и поддерживая индустрию идей.

Средства массовой информации давно стали «чет-вертой властью». «Есть сила, -- писал Монтескье, -- еще известная веку Макиавелли; это пресса, долгое время запрещенная, но постепенно набравшая силу как „четвертая власть“. Именно благодаря ей про-является движение идей у современных народов. Функции прессы, -- считал Монтескье, -- сходны с функциями полиции: она выражает нужды граждан, передаст жалобы, разоблачает злоупотребления, без-законные действия, она принуждает к нравственности всех обладателей власти, для чего ей достаточно пос-тавить их перед лицом общественности».

Описанные типы легитимности власти, как пра-вило, в реальной политической практике переплета-ются и взаимно дополняют друг друга. Доминирова-ние того или иного связано с типом существующего режима. Так, харизматическая власть характерна для авторитарных систем. Когда как в условиях демократии политическая жизнь определяется господством закона. И все же проблемы легитимности власти, как отмечают исследователи, существовали и существуют во всех, включая демократическую, системах: только в одних в большей мере, в других -- в меньшей.

Для поддержания легитимности власти, пишет П. Шаран, используются многие средства. В том чис-ле: изменения законодательства и механизма госу-дарственного управления в соответствии, с новыми требованиями; стремление использовать традиции на-селения в законотворчестве и при проведении прак-тической политики; реализация легальных мер предосторожности против возможного снижений легитим-ности власти; поддержание в обществе законности и правопорядка. Проблема легитимности — это в зна-чительной мере проблема участия масс в управлении государством. Неспособность системы обеспечить участие подрывает ее легитимность.

4. Кризисы легитимности и способы их урегулирования

Легитимность обладает свойством изменять свою интенсивность, т. е. характер и степень поддержки власти (её институтов), поэтому можно говорить о кризисах легитимности. Под кризисами понимается такое падение реальной поддержки органов государственной власти или правящего режима в целом, который влияет на качественное изменение их ролей и функций.

В настоящее время не существует однозначного ответа на вопрос: есть ли абсолютные показатели кризиса легитимности или это сугубо ситуативная характеристика политических процессов? Так, ученые, связывающие кризис легитимности режима с дестабилизацией политической власти и правления, называют в качестве таких критериев следующие факторы:

— невозможность органов власти осуществлять свои функции или присутствие в политическом пространстве не легитимного насилия (Ф. Били);

— отсутствие военных конфликтов и гражданских войн (Д. Яворски);

— невозможность правительства адаптироваться к изменяющимся условиям (Э. Циммерман);

— разрушение конституционного порядка (С. Хантингтон);

— отсутствие серьезных структурных изменений или снижение эффективности выполнения правительством своих главных задач -- составления бюджета и распределения политических функций среди элиты. Американский ученый Д. Сиринг считает: чем выше уровень политического участия в стране, тем сильнее поддержка политических структур и лидеров обществом; указывает он и на поддержание социально-экономического статус-кво. Широко распространены и расчеты социально-экономических показателей, достижение которых свидетельствует о выходе системы власти за рамки её критических значений.

Сторонники ситуативного рассмотрения причин кризисов легитимности чаще всего связывают их с характеристикой социально-культурных черт населения, ролью стереотипов и традиций, действующих как среди элиты, так и среди населения, попытками установления количественной границы легитимной поддержки (оперируя при этом цифрами в 20--25% электората). Возможно, такие подходы в определенной степени опираются на идеи Л. С. Франка, который писал: «Всякий строй возникает из веры в него и держится до тех пор, пока хотя бы в меньшинстве его участников сохраняется эта вера, пока есть хотя бы относительно небольшое число „праведников“ (в субъективном смысле этого слова), которые бескорыстно в него веруют и самоотверженно ему служат».

Обобщая наиболее значимые подходы, можно сказать, что в качестве основных источников кризиса легитимности правящего режима, как такового, можно назвать уровень политического протеста населения, направленного на свержение режима, а также свидетельствующие о недоверии режиму результаты выборов, референдумов, плебисцитов. Эти показатели свидетельствуют о «нижней» границе легитимности, за которой следует распад действующего режима и даже полная смена конституционного режима. К факторам, определяющим её «верхнюю» границу, т. е. текущее, динамичное изменение симпатий и антипатий к властям, можно отнести: функциональную перегруженность государства и ограниченность ресурсов властей, резкое усиление деятельности оппозиционных сил, постоянное нарушение режимом установленных правил политической игры, неумение властей объяснить населению суть проводимой им политики, широкое распространение таких социальных болезней, как рост преступности, падение уровня жизни и т. д. Т. е. основными причинами делегитимизации являются следующие:

— противоречие между универсальными ценностями, господствующими в обществе, и эгоистиче-скими интересами властвующей элиты;

— противоречие между идеей демократии и социально-политической практикой. Это проявляется в попытке решить проблемы силовым путем, нажимом на средства массовой информации;

— отсутствие в политической системе механизма по защите интересов народных масс;

— нарастание бюрократизации и коррумпированности;

— национализм, этнический сепаратизм в многонациональных государствах, проявляющиеся в от-вержении федеральной власти;

— потеря правящей элитой веры в правомерность своей власти, возникновение внутри нее о социальных противоречиях, столкновение разных ветвей власти.

В целом же урегулирование кризисов легитимности должно строиться с учётом конкретных причин снижения поддержки политического режима в целом или его конкретного института, а также типа и источника поддержки. В качестве основных путей и средств выхода из кризисных ситуаций для государства, где ценится мнение общественности, можно назвать следующие:

— поддержание постоянных контактов с населением;

— проведение разъяснительной работы относительно своих целей;

— усиление роли правовых методов достижения целей и постоянного обновления законодательства;

— уравновешенность ветвей власти;

— соблюдение правил политической игры без ущемления интересов участвующих в ней сил;

— организация контроля со стороны организованной общественности за различными уровнями государственной власти;

— укрепление демократических ценностей в обществе;

— преодоление правового нигилизма населения и т. д.

5. Разница понятий легитимность и легальность власти.

Понятие «легитимности» в политологии чаще всего употребляется вместе с парным понятием — «легальность». Оба слова — и «легитимность», и «легальность» — образованы от одного корня от латинского lex, т. е. закон. Но означают они довольно разные вещи. «Легальность» -- это строгое соответствие официально существующему закону. Если сопоставить какой-то конкретный политический или юридический случай с нормами закона, мы можем однозначно решить, легально это или нелегально. Если нечто не противоречит закону, то это легально. А если противоречит, то нелегально.

«Легитимностью» в политологии называют соответствие того или иного действия, той или иной политической фигуры ожиданиям всего народа, всего общества в целом. «Легитимность», в отличие от легальности, это не формальный закон, не четко сформулированная юридическая норма. Это совпадение личности правителя или какого-то его действия с тем, что ждет от него общество, требуют история, традиция, иногда чрезвычайные обстоятельства.

Разницу между легитимностью и легальностью можно понять на следующем примере. Правительство любого суверенного государства имеет право при определенных обстоятельствах начать военные действия против какой-то державы, тогда как никакие иные организации и инстанции в суверенном государстве такого решения принять не могут. Легально начать войну имеет право только правительство. Легальность подобного акта, когда он осуществляется в соответствии с прописанными и законодательно закрепленными процедурами, не подлежит сомнению.

А вот конкретное объявление войны той или иной стране при тех или иных условиях может быть как легитимным, так и нелегитимным. Если история не оставляет иного выхода или если народ, общество одобряют такой поступок правителей, осознавая его необходимость, то вступление в войну будет и легально, и легитимно. Примером такого случая является начало войны СССР против нацистской Германии. Сталин имел право начать войну с точки зрения легальности, и это было полностью легитимным шагом, подтвержденным исторической необходимостью и волей народа к свободе от напавшего первым врага.

В другом случае, когда войны можно избежать, но правители все же принимают решение о ее начале, вопреки настроениям большинства, это легально, но не легитимно. Таковой была русско-японская война начала ХХ века.

И наконец, в исключительных случаях, когда законная власть парализована и не способна принять решение, какие-то группы людей могут сами приступить к боевым действиям, минуя легальные процедуры, но опираясь на легитимность истории и волю народа. Таким действием было собрание ополчения в Новгороде князем Мининым и гражданином Пожарским для борьбы с польско-литовскими оккупантами.

Именно народ и история его делают решение легитимным. Но народ и история постоянно движутся, никогда не стоят на месте. И поэтому все формальные нормы права, выработанные в других обстоятельствах и в другом историческом контексте, не могут угнаться за этой жизнью. Более того, есть случаи, когда легального выхода из положения просто нет — и в законе подобной ситуации не описано. Особенно это касается чрезвычайных ситуаций — политических кризисов, социальных волнений, природных катастроф, войн и смут. Основное определение легитимности — это совпадение воли народа и власти в конкретном действии, решении, выборе.

Заключение

Легитимная власть характеризуется обычно как правомерная и справедливая. Легитимность связана с верой подавляющего большинства населения, что существующий порядок является наилучшим для данной страны. Сам термин «легитимность» переводят с французского как «законность». Но перевод не совсем точен. Законность отражается термином «легальность» «Легитимность» и «легальность» — близкие, но не тождественные понятия. Первое носит более одиночный, этический характер, а второе -- юридический. Исторически сформировались несколько типов легитимности: легальный тип легитимности — узаконенность власти конкретными правовыми нормами, конституцией, подкрепленная деятельностью соответствующих институтов, включая принудительные санкции; Основа — общее понимание норм, установленных законом; идеологический тип легитимности — признание власти в силу внутренней убежденности или веры в правильность тех идеологических ценностей, которые провозглашены властью; Основа — идеологические ценности; традиционная легитимность — признание власти легитимной, поскольку она действует в соответствии с традициями и традиционными ценностями масс; Основа — традиции, традиционное сознание; структурная легитимность — правомочность власти вытекает из убеждения в законности и ценности установленных структур и норм, регулирующих политические отношения; Основа — специфические политические структуры; персональная (харизматическая) легитимность — признание власти основано на вере масс в особые способности политического лидера, вождя; Основа — личный авторитет правителя; политическая целесообразность — соглашение или навязывание обществу власти, где мотивацией является политическая целесообразность. Характерна для переходных периодов, связанных с формированием новой политической системы.

Список использованной литературы:

Пугачёв В. П., Соловьёв А. И. «Введение в политологию»: учебник для студентов вузов — 3 издание, переработанное и дополненное — М.: Аспект Пресс, 2001.

«Политология. Курс лекций»: под редакцией профессора М. Н. Марченко — издание 3, переработанное и дополненное — М.: издательство Зерцало, 2000.

Соловьёв А. И. «Политология: политическая теория, политические технологии»: учебник для студентов вузов — М.: Аспект Пресс, 2000.

«Основы государства и права»: учебное пособие для поступающих в вузы: под редакцией О. Е. Кутафина — М.: Юрист, 1994.

Александр Дугин, «Амурская правда», № 182 от 28 сентября, 2006.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой