Приемы ознакомления младших школьников с малыми жанрами фольклора в начальной школе

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«Московский педагогический государственный университет»

МПГУ

Факультет начальных классов

Кафедра русского языка и методики его преподавания в начальной школе

Курсовая работа

«Приемы ознакомления младших школьников с малыми жанрами фольклора в начальной школе»

Москва

2013

Содержание

Введение

Глава 1. Понятие и сущность фольклора, его историческое значение

1.1 Понятие и сущность фольклора

1.2 История изучения и собирания фольклорных произведений

1.3 Классификация детского фольклора

Вывод по 1 главе

Глава 2. Приемы ознакомления младших школьников с малыми жанрами фольклора в начальной школе

2.1 Методическая основа понимания младшими школьниками устно-поэтической природы данных текстов

2.2 Современные подходы к работе над произведениями устного народного творчества в начальной школе

Заключение

Список литературы

Введение

Главная цель школьного обучения — формирование личности ученика. Литературное чтение как учебный предмет имеет в своём расположении такое сильное средство воздействия на личность, как книга. В связи с изменением социально-экономической ситуации в стране современному обществу нужен человек, умеющий добывать самостоятельно новые знания и применять их в разнообразной деятельности. И неслучайно умение работать с информацией включено в пять ключевых компетенций образованного человека, выделенных ЮНЕСКО. Уметь читать в широком смысле этого слова — значит «…извлечь из мёртвой буквы живой смысл, — говорил великий педагог К. Д. Ушинский, — Читать — это ещё ничего не значит, что читать и как понимать прочитанное — вот в чём главное»

Фольклор — неписаная литература, устное народное творчество, уходящее корнями в историю народа.

Использование на том или ином этапе урока примеров из исторических песен или легенд, пословиц и загадок расширяет кругозор учащихся, воспитывает их патриотические чувства, пробуждает интерес к истории, литературе, развивает речь, делая ее меткой, богатой и выразительной.

Анализ фольклорных текстов показывает, что народные произведения, адресованные школьникам, обеспечивают системный подход к ознакомлению с окружающим через приоритетную ориентацию на человека и виды его деятельности. Именно это открытие внутреннего богатства фольклорных тестов для младших школьников приводит к выводу, как значимы народные произведения, в качестве действенного метода гуманизации воспитательного процесса.

Фольклорные произведения учат детей понимать «доброе» и «злое», противостоять плохому, активно защищать слабых, проявлять заботу, великодушие к природе. Через сказку, потешки, песенки у малышей складываются более глубокие представления о плодотворном труде человека.

Уже в младшем школьном возрасте закладывается тот фундамент познавательной деятельности, на котором будет строиться дальнейшее постижение и тайн природы и величия человеческого духа. Это только начало жизненного пути. И пусть уже в самом начале этот путь будет освещен солнцем народного поэтического творчества.

Проблема фольклора в русской детской литературе имеет огромное теоретическое и практическое значение, заслуживает глубокого и всестороннего исследования. Особенно актуальна она в наши дни. Назрела необходимость возвращения к истокам культуры русского народа, которая уходит корнями в глубокую древность. Не зная истории прошлого, нельзя познать настоящее и постигнуть будущее.

В каждом классе на уроках литературы мы знакомимся с произведениями УНТ. Но для составления целостной картины жизни наших предков, постижения всего богатства русского фольклора необходимо более глубоко знакомиться с ним.

Детский фольклор относится к тем феноменам культуры, о котором все слышали или говорят. Но, признавая его самобытность и оригинальность, даже исследователи не всегда могут точно определить своеобразие данной разновидности фольклора

Объектом исследования является процесс ознакомления младших школьников с малыми жанрами фольклора

Предмет исследования — методические приёмы работы с произведениями устного народного творчества.

Цель нашего исследования заключается в обосновании приемов ознакомления младших школьников с малыми жанрами фольклора на уроках литературного чтения.

В процессе ознакомления младших школьников с малыми жанрами фольклора будут использованы следующие методические приёмы:

— чтение текста, фиксирование внимания на стилистических фигурах и тропах;

— выделение по ходу чтения значимой информации;

— создание собственных продуктов деятельности учащимися.

Для реализации цели исследования были поставлены следующие задачи:

1) изучить методическую, педагогическую и психологическую литературу по данной проблеме;

2) обобщить опыт по использованию методических приёмов работы с малыми фольклорными жанрами;

Основными методами исследования стали:

— теоретический анализ литературы в рамках проблемы;

— изучение передового педагогического опыта;

Структура курсовой работы: работа состоит из двух глав, введения, заключения, списка литературы.

Глава 1. Понятие и сущность фольклора, его историческое значение

1.1 Понятие и сущность фольклора

Термин «фольклор» (в переводе «народная мудрость») впервые ввел английский ученый У. Дж. Томс в 1846. Поначалу этот термин охватывал всю духовную (верования, танцы, музыка, резьба по дереву и пр.), а иногда и материальную (жилье, одежда) культуру народа. В современной науке нет единства в трактовке понятия «фольклор». Иногда оно употребляется в первоначальном значении: составная часть народного быта, тесно переплетающаяся с другими его элементами. С начала 20 в. термин используется и в более узком, более конкретном значении: словесное народное творчество.

Фолькломр (англ. folklore) — народное творчество, чаще всего именно устное; художественная коллективная творческая деятельность народа, отражающая его жизнь, воззрения, идеалы; создаваемые народом и бытующие в народных массах поэзия (предания, песни, частушки, анекдоты, сказки, эпос), народная музыка (песни, инструментальные наигрыши и пьесы), театр (драмы, сатирические пьесы, театр кукол), танец, архитектура, изобразительное и декоративно-прикладное искусство.

Фольклор — это коллективное и основанное на традициях творчество групп и индивидуумов, определяемое надеждами и чаяниями общества, являющееся адекватным выражением их культурной и социальной самобытности. [29,841]

По мнению Б. Н. Путилова, существует пять основных вариантов значений понятия «фольклор»:

1. фольклор как совокупность, многообразие форм традиционной культуры, то есть синоним понятия «традиционная культура»;

2. фольклор как комплекс явлений традиционной духовной культуры, реализуемый в словах, идеях, представлениях, звучаниях, движениях. Помимо собственно художественного творчества охватывает и то, что можно назвать менталитетом, традиционными верованиями, народной философией жизни;

3. фольклор как явления художественного творчества народа;

4. фольклор как сфера словесного искусства, то есть область устного народного творчества;

5. фольклор как явления и факты вербальной духовной культуры во всем их многообразии.

Наиболее узким, но и наиболее устойчивым из этих определений оказывается то, которое связывает его в основном с жанрами устного народного творчества, то есть с вербальным, словесным выражением. Это действительно наиболее развитая сфера фольклористики, внесшая огромный вклад в развитие науке о литературе — прямом потомке, «продолжателе» устного народного творчества, генетически с ним связанном.

Понятие «фольклор» еще означает и все сферы народного художественного творчества, в том числе и те, к которым обычно это понятие не применяется (народная архитектура, народное декоративно-прикладное искусство и т. д.), поскольку оно отражает неоспоримый факт, все виды и жанры профессионального искусства имеют свои истоки в народном творчестве, народном искусстве.

Древнейшие виды словесного искусства возникли в процессе формирования человеческой речи в эпоху верхнего палеолита. Словесное творчество в древности было тесно связано с трудовой деятельностью человека и отражало религиозные, мифические, исторические представления, а также зачатки научных знаний. Обрядовые действия, посредством которых первобытный человек стремился повлиять на силы природы, на судьбу, сопровождались словами: произносились заклинания, заговоры, к силам природы обращались с различными просьбами или угрозами. Искусство слова было тесно связано с другими видами первобытного искусства — музыкой, танцами, декоративным искусством. В науке это называется «первобытным синкретизмом» Следы его и сейчас заметны в фольклоре.

По мере того, как у человечества накапливался все более значительный жизненный опыт, который необходимо было передать следующим поколениям, увеличивалась роль вербальной информации. Выделение словесного творчества в самостоятельный вид искусства — важнейший шаг в предыстории фольклора. Фольклор был словесным искусством, органически присущим народному быту. Различное назначение произведений породило жанры, с их разнообразными темами, образами, стилем. В древнейший период у большинства народов бытовали родовые предания, трудовые и обрядовые песни, мифологические рассказы, заговоры. Решающим событием, проложившим рубеж между мифологией и собственно фольклором, стало появление сказки, сюжеты которой осознавались как вымысел. 4,145]

В античном и средневековом обществе складывался героический эпос. Возникали также легенды и песни, отражающие религиозные верования (например, русские духовные стихи). Позднее появились исторические песни, изображающие реальные исторические событии и героев, такими, какими они остались в народной памяти. С изменениями в социальной жизни общества в русском фольклоре возникали и новые жанры: солдатские, ямщицкие, бурлацкие песни. Рост промышленности и городов вызвал к жизни романсы, анекдоты, рабочий, школьный и студенческий фольклор.

На протяжении тысячелетий у всех народов фольклор был единственной формой поэтического творчества. Но и с появлением письменности в течение многих веков, вплоть до периода позднего феодализма, устное поэтическое творчество было широко распространено не только среди трудового народа, но и среди высших слоев общества: дворянства, духовенства. Возникнув в определенной социальной среде, произведение могло стать всенародным достоянием.

Одной из важнейших специфических черт народной устного творчества является коллективность. Каждое произведение устного народного творчества не только выражает мысли и чувства определенных групп, но и коллективно создается и распространяется. Однако коллективность творческого процесса в фольклоре не означает, что отдельные личности не играли никакой роли. Талантливые мастера не только совершенствовали или приспособляли уже существующие тексты к новым условиям, но иногда и создавали песни, частушки, сказки, которые в соответствии с законами устного народного творчества распространялись уже без имени автора. С общественным разделением труда возникали своеобразные профессии, связанные с созданием и исполнением поэтических, и музыкальных произведений (древнегреческие рапсоды, русские гусляры, украинские кобзари, киргизские акыны, азербайджанские ашуги, французские шансонье и пр.). Коллективность — это не простое соавторство, а особый длительный процесс усовершенствования песен, сказок, легенд, пословиц и поговорок. Наиболее ярко коллективность проявляется в постоянном процессе отбора и шлифовке произведений народной поэзии: их многих произведений народ выбирает и сохраняет лучшее, сходное с его мыслями и эстетическими взглядами. Коллективное начало в фольклоре не противопоставляется индивидуальному. Фольклору присуще органичное соединение коллективного и индивидуального, при этом коллективность не мешает проявлению индивидуальных способностей сочинителей и исполнителей. 4,148]

С коллективностью народного творчества органично связана устная форма существования фольклора. Фольклор появился раньше, чем письменность и первоначально существовал только в устной передаче. Устная форма существования народной поэзии ведет к появлению вариантов одного и того же фольклорного произведения — это еще одна специфическая черта фольклора — вариативность.

Фольклорные произведения отличаются от художественной литературы особенностями художественной формы. К этим особенностям относится, прежде всего, традиционная поэтика, выработанная народом на протяжении столетий. Традиционная народная символика, постоянные эпитеты, метафоры придают народному творчеству специфический колорит.

Фольклор отличается от письменной литературы и особенностями типизации. Литературе характерно создание типичных характеров в типичной обстановке. Типичный характер, отражая основные черты своего социального окружения и своей эпохи, проявляется через индивидуальные качества героя, через индивидуальный и неповторимый облик. Образы устного народного творчества не имеют такой индивидуализации.

1.2 История изучения и собирания фольклорных произведений

фольклорный детский устный поэтический

В начале ХIХ века перед мыслящей Россией остро встала проблема культуры народа, его духовных богатств, вопрос об общественной значимости народной жизни.

Многие исследователи обращались к фольклорному наследию народа. А. Глаголев, писавший о красоте и невинности обрядов, раскрывающих простоту и наивность русских людей, привлекает связанную с обрядом поклонения солнцу и культом деревьев детскую песенку.

И.П. Сахаров стремился осветить все стороны национальной жизни. Мимо его внимания не прошли ни детские игры, ни поэзия пестования.

В 1837 году в «Сказаниях русского народа» он публикует потешку, колыбельную песню, дает описание нескольких детских игр, а двумя годами позднее в «Песнях русского народа» — четыре колыбельных песни.

В 1837 году в «Записках и замечаниях о Сибири» Е. А. Авдеева дала живые зарисовки детского быта, тексты игровых приговоров и обрядовых рацеек… В 1844 году издан небольшой сборник детских народных сказок. Детские сказки в особую группу был выделены впервые.

Впервые, хотя и не полном объеме, был дан репертуар одного сказочника. Тот факт, что пестуньи (няни) имели особый репертуар сказок для детей, говорит о понимании народом педагогической ценности и сказок. [41,125]

Для работы Е. А. Авдеевой характерно было некоторое любование старым бытом, что и обусловило резкий отзыв о ее книгах В. Г. Белинского. Видимо, стремление избежать нареканий руководило ее пером, когда она, публикуя в «Отечественных записках» (1849 год) произведения поэзии пестования, писала, что в песнях матерей и нянюшек для детей «нет ничего остроумного или поэтического».

Между тем в предложенных ею текстах много подлинной народной поэзии, душевности, искренней веселости. Ошибочно и ее утверждение, что «теперь редко где в отдаленных от столиц и больших городов местах можно услышать такие припевы».

В 30-е годы прошлого века многие литераторы понимали уже педагогическую значимость фольклора. Произведения детского фольклора печатались в журналах «Звездочка», «Маяк» но устойчивого интереса к детской поэзии в ученых кругах не было. Пятидесятые года не дали значительных новых публикаций.

В 60-е годы центральным вопросом в идейной борьбе стал «крестьянский вопрос». Это обострило интерес к народности, к народной поэзии. Фольклористика обретает общественно-политическое звучание.

Заметным явлением становится педагогическое движение. Издаются педагогические журналы («Воспитание», «Русский педагогический вестник», «Ясная Поляна», «Учитель» и многие другие), открываются учебные заведения и педагогические курсы. В журнале «Современник» появляются публикации, посвященные вопросам воспитания. Их авторами являются Н. Г. Чернышевский и Н. А. Добролюбов.

Большое влияние на педагогическую науку начинают оказывать идеи К. Д. Ушинского. Он высоко ценил поэзию русского народа и широко вводил ее в создаваемые учебники, педагогическая наука пробудила интерес к ребенку, к его поэтическому творчеству, определила место детского фольклора в общей системе воспитания. [41,114]

Произведения детского творчества публикуются во многих популярных журналах, в сборниках и исследованиях Г. Н. Потанина, М. Ф. Кривошанкина, А. И. Афанасьева и др. Для публикации детской поэзии предоставлялись страницы губернских ведомостей, сборников (известий) статистических комитетов. Описание детского быта с его играми и песнями стали почти обязательными для этнографических исследований и очерков. И почти во всех публикациях зримо влияние педагогических интересов.

Не случайно в последующие годы интерес к детям и их творчеству привел в фольклористику А. Ф. Можаровского, К. С. Рябинского, И. Нечаева и некоторых других педагогов.

В.И. Даль в своем сборнике «Пословицы русского народа» значительное место отвел скороговоркам, загадкам, игровым приговорами, сечкам, считалкам. Попытался ввести в научный оборот взятую из уст народа терминологию («конанье», «жребий», «скороговорки», «прибаутки»).

Заметным шагом в развитии «фольклористики детства» (термин С.И. Дурылина) стал сборник П. А. Бессонова «Детские книги» (1868 г.). Это первый сборник детской поэзии. В нем представлены почти все жанры детского фольклора, от колыбельных песен и пестушек до больших песен и игр из репертуара подростков. Расположен материал так, чтобы дать читателю представление о процессе постепенного накопления ребенком поэтических богатств. Педагогическая направленность сборника определила подбор материала. Выбраны тексты наиболее типичные, распространенные и художественно ценные. [41,118]

Этой же проблемой занимался П. В. Шейн. В сборнике «Русские народные песни» он выделил песни в особый раздел. В него вошли 122 произведения. В приложении были даны варианты песен и описания детских игр. В конце века в «Великорусе» Шейн в разделе детских песен публикует уже двести восемьдесят пять текстов. Кроме того, многие детские песни вошли в разделы юмористических, сатирических, скоморошных и пародийных песен. П. В. Шейн выделяет песни «колыбельные и потешки», «песенные прибаутки и приговоры», «жеребьевые песенные прибаутки перед началом игры (конанье)», «детские игры (с песенными приговорами)». В исследованиях П. В. Шейн нет еще научно обоснованной классификации, терминология условна, не всегда улавливается смысл, характер произведений того или иного вида. Но детский фольклор уже выделился в автономную область народной поэзии. Это позволило А. Е Грузинскому на основе материалов Шейна издать сборник детского фольклора.

В 70−80-е годы усилилась политическая реакция. Однако отнять завоевания 60-х годов было уже невозможно. Борьба против самодержавия не прекращалась. Ведущая роль в этой борьбе принадлежала демократической литературе. Не сдавала завоеванных позиций и наука. Печатные органы различных научных учреждений и обществ постоянно публиковали фольклорно-этнографический материал, нередко несущий идеи протеста угнетенных. Большое внимание уделяется детскому фольклору в работах В. Ф. Кудрявцева, Д. И. Садовникова, И. Голышева появляются публикации Ф. Д. Нефедова, В. Секретова, Е. Добрыниной, П. П. Чубинского, Я. Ф. Головацкого и многие другие.

Интерес к детскому фольклору вырос настолько, что многие газеты отводили целые полосы для публикации произведений детской народной поэзии. Но большинство материалов привлекалось для характеристики различных сторон сельского быта в этнографических статьях и очерках, публиковались случайные произведения, чем-то привлекшие внимание собирателей. По ним нельзя было составить правильного представления о детском песенном репертуаре.

По научному уровню выделяются работы В. Ф. Кудрявцева, К. Рябинского и П. С. Ефименко, А. Ф. Можаровского и особо Е. А. Покровского. [41,123]

При изучении фольклорного наследия собирательская работа велась довольно интенсивно с начала ХIХ века. Теоретическое осмысление детского фольклора началось значительно позднее. Вплоть до советского времени не было теории детского фольклора в целом, не было приемлемой теории его отдельных жанров.

В.А. Попов рассматривал считалки («жребий детских игр», в терминологии автора) как произведения, сохранившие следы мифологического мышления наших предков, их верований и суеверий.

Н.И. Костомаров в фольклорных образцах выдвинул отражение национального уклада жизни, систему народного мышления. Произведения детского фольклора он привлекал в качестве иллюстративного материала. Он определял детские песни как «короткие разговоры, в которых господствует игра слов и созвучий, часто при совершенной нелепости содержания, в которых умышленно подбираются неестественные и дикие положения, сближения и рассказы, иногда же набираются слова без всякой связи». Однако он хорошо видел, что «сквозь эту детскую болтовню проглядывают следы древнего времени», отметил и факт перехода в детский фольклор песен взрослых. Теоретические положения Н. И. Костомарова подверглись резкой критике представителей мифологической школы.

В.Ф. Кудрявцев изучение детских игр связывал с педагогическими проблемами и рассматривал их как вернейшее отражение социальной жизни. [41,134]

А.Ф. Можаровский рассматривал детское народное творчество в связи с детским бытом, со всем укладом крестьянской жизни. Наряду с этим без должного обоснования дает резко отрицательную оценку некоторым видам творчества («Чередовые прибаутки большей частью бессмысленны — это пустой набор слов»). Зримы верноподданнические и религиозные тенденции. В этом, очевидно, сказывается влияние Е. В. Барсова, который в отзыве на первую работу А. Ф. Можаровского советовал полнее отражать влияние бога и церкви на воспитание ребенка. Наиболее весомым вкладом в науку были труды С. А. Покровского, посвященные детским играм («Детские игры преимущественно русские», 1887 г.; «Физическое воспитание детей у разных народов преимущественно России», 1884 г.; «Детские подвижные игры», 1882 г.).

Е.А. Покровский рассматривал детские игры как незаменимую школу физического, умственного и нравственного воспитания.

Большое внимание уделяли ученые конца XIX — начала ХХ века (А. Лоначевский, З. Радченко, И. Я. Петров, В. Жуковский, А. Балов, Г. Добрянов и другие) поэзии пестования, или материнской поэзии. По теоретическому уровню среди всех работ выделяется исследование А. Ветухова «Народные колыбельные песни» (М. 1892 г.). Ученый выделил основные мотивы колыбельных песен, их образы, установил прямую зависимость их от быта, условий жизни национального психического склада, определил социальную обусловленность и социальную значимость. Но в трактовке национального своеобразия колыбельных песен русского, белорусского и украинского народов придерживался явно реакционных взглядов.

Если рассматривать общую направленность развития русской фольклористики детства в дореволюционный период, то невольно бросается в глаза разное несоответствие: с одной стороны, интенсивное накопление фактического материала; с другой — робкие попытки его научного осмысления, теоретическая бесполезность. Не было теории детского фольклора в целом, не было приемлемой теории его отдельных жанров. Более или менее изучаемыми можно считать только детские игры и колыбельные песни. 41,138]

Крупные сдвиги в теоретическом осмыслении детского фольклора произошли в 20-х годах нашего века. Десятки фольклористов, этнографов, педагогов, литераторов систематически собирали и изучали детское творчество. По научному уровню публикаций и исследований выделяются труды Г. С. Виноградова, О. И. Капицы, К. И. Чуковского.

На протяжении нескольких лет Г. С. Виноградов собирал в Сибири детский фольклор. Он опубликовал массу новых записей, значительная часть из которых была ему передана другими собирателями детского фольклора.

Г. С. Виноградов оставил науке большое число содержательных статей и исследований, богатых наблюдениями и тонкими замечаниями. Это «Детский фольклор и быт. Программа наблюдений» (1925 г.), «Детская сатирическая лирика» (1925 г.), «Детский народный календарь» (1926 г.), «Русский детский фольклор» (1930 г.). К сожалению, широкий замысел Г. С. Виноградова оказался неосуществленным. Первая книга исследования посвящена в основном считалкам. В книге приведено свыше 500 текстов, не считая вариантов. В большом описании, предпосланном публикации текстов, Г. С. Виноградов дал детальное и единственное в своем роде по кропотливости анализа, широте охвата материалов исследование «игровых прелюдий», как назвал ученый жеребьевку и считалки. 41,143]

Во всех своих работах Г. С. Виноградов ставил общие вопросы изучения детского фольклора в тесной связи трех «факторов», этнографии, психологии детского творчества и традиционного творчества взрослых. И хотя исследователь преувеличивал роль детей в создании фольклора, хотя в его работах нередки очевидные теперь методологические ошибки, его исследования остаются лучшими в литературе о детском фольклоре.

Трудно переоценить роль О. И. Капицы в организации собирания, издания произведений детского фольклора. Лично и с помощью студентов она собрала более восьми тысяч текстов, организовала комиссию по детскому фольклору, выпустила ряд популярных сборников, статей, библиографических обозрений литературы по русскому и зарубежному детскому фольклору. Ее многолетние поиски венчает труд «Детский фольклор» (1928 г.). Более пятидесяти лет эта книга была единственной в русской фольклористике обобщающей работой по детскому фольклору.

К.И. Чуковский собрал богатейший материал для изучения поэтического творчества детей. Он показал, когда, как и при каких условиях дети овладевают народным поэтическим богатством. Его исследования и наблюдения, публикации, позднее объединенные в книге «От двух до пяти», содержат материал большой научной ценности.

Каждая из работ научное открытие той или иной области детского творчества. Следующие десятилетия мало что прибавили к сказанному в 20-х годах. Серьезных исследований вплоть до конца 50-х годов не было. Повышению интереса к детской народной поэзии способствовала опубликованная в конце 50-х годов работа В. П. Аникина «Русские народные пословицы, поговорки, загадки и детский фольклор». Написанная на высоком теоретическом уровне, она не только дала ряд ценных научных посылок (по генезису считалок, колыбельных песен), но и предопределила три продуктивных направления в изучении детского фольклора: историко-генетическое, филологическое и функционально-педагогическое.

Шестидесятые-семидесятые годы характеризуются довольно интенсивным освоением детского фольклора. Появляются публикации, статьи, диссертации, рецензии, сборники, разделы (главы) в учебных пособиях по устному народному творчеству и детской литературе. Этому в немалой степени способствовало обращение педагогической науки к изучению народной педагогики.

В настоящее время многие исследователи-фольклористы говорят о необходимости использования народного творчества в работе с детьми, начиная с раннего возраста (Т.С. Комарова, Г. П. Федорова, Н. Криницина и др.). 41,146]

Проводилось исследования в области ознакомления детей старшего дошкольного возраста с пословицами под руководством Л. М. Гурович. Исследование в обучении детей старшего дошкольного возраста хороводным играм проводилось А. Г. Гогоберидзе. О. В. Акуловой проводились исследования в области ознакомления дошкольников с произведениями устного народного творчества как средство развития выразительности речи.

Возможность ознакомления детей 5−6 лет с русскими фольклорными образами, как частью народной культуры исследовалось под руководством Н. А. Курочкиной.

Вопросом отступления от нормы в языке детских считалок занималась Т. А. Круглякова. Большое внимание уделяется сейчас городскому современному фольклору, проблеме изменения традиционных текстов в городской среде.

1.3 Классификация детского фольклора

До настоящего времени нет единства мнений по генезису отдельных жанров детского фольклора, их поэтике. Нет пока и общепризнанной классификации. Почти каждый исследователь выдвигает свою классификационную схему. О. И. Капица теоретически обосновала деление детского фольклора по возрастной традиции детей. К детскому фольклору она относила и материнскую поэзию. Против этого решительно выступал Г. С. Виноградов. Он считал поэзию пестования особой областью фольклора взрослых. К детскому фольклору он относил только сказки, созданные самими детьми. Сказки, созданные взрослыми для детей, как средство народной педагогики — к фольклору взрослых. Выводы О. И. Капицы диаметрально противоположны. Сказки, создаваемые детьми, по ее мнению, вообще не могут быть предметом исследования фольклористики и этнографии. Г. С. Виноградов выделял пять основных разделов детской народной поэзии: игровой фольклор, потешный фольклор, сатирическую лирику, бытовой фольклор и календарный. [17,114]

В основе этой классификации лежит бытовое назначение. О. И. Капица учитывала не только возрастную градацию носителей детского фольклора, но и генезис поэзии. Генетического принципа (поэзия взрослых для детей, произведения, выпавшие из фольклора взрослых, и усвоенные детьми, собственное творчество детей) придерживается и В. П. Аникин.

В.А. Василенко, провозгласив функциональный принцип классификации, не обосновывает его и практически не придерживается его, выделяя: 1) колыбельные песни или байки; 2) произведения, связанные с игровыми действиями; 3) произведения, которые занимают детей словесным содержанием и исполняются независимо от игровых действий, а позже оставляет только две последние группы. А. М. Горький писал: «Ребенок до десятилетнего возраста требует забавы, и требование его биологически законно. Он хочет играть, он играет всем и познает окружающий его мир прежде всего и легче всего в игре, игрой» Этим требованиям забав предопределено игровое начало всех жанров детского фольклора. Если тот или иной жанр не связан с игровыми действиями ребенка, то игра ведется на уровне смысла, понятия, слова, звука. Деление детского фольклора на игровой и неигровой не приближает нас к пониманию сложной системы жанров. Не вызывает сомнений правомерность выделения в детском фольклоре поэзии взрослых, предназначенной для детей. Это — поэзия пестования (колыбельные песни, пестушки, потешки, прибаутки, докучные сказки). [17,118]

Безусловно, наличие в детском устно-поэтическом репертуаре произведений, выпавших из репертуара взрослых — собственно детского творчества. То есть система которой наиболее последовательно придерживается В. П. Аникин, точно улавливает многосоставность и генезис детского фольклора, но не может быть основой рабочей классификации, так как все жанры детского фольклора, отнесенные им к третьей группе — собственному творчеству детей (считалки, жеребьевые сговорки, дразнилки, поддевки, скороговорки), строятся, как показывает анализ заимствовавший из литературы, лубка фольклора взрослых. Это вынужден признать и сам автор.

Классификация, предложенная М. И. Мельниковым опирается на открытия Г. С. Виноградова, но учитывает принцип возрастной градации детей и некоторые другие положения работы О. И. Капицы.

«По назначению и характеру бытования» выделены лишь основные группы детского фольклора. А по общности поэтики, музыкального строя и бытовой функции внутри каждой группы выделяются самостоятельные жанры.

В колыбельный период дети лишь потребители поэзии. Воспитание детей всецело зависит от взрослых. Матери (бабушки, няни) и создавали в педагогических целях поэзию пестования (материнскую поэзию).

Почти все исследователи выделяют игровой фольклор детей. Но каждый дает этому термину свое наполнение. Г. А. Барташевич относит к нему считалки, игровые песни и приговоры. В. А. Василенко, кроме того, — пестушки, потешки.

Все остальные жанры детского фольклора, включая колыбельные песни, обозначает как «поэзию словесной игры» и тем разрушает собственную классификацию, основанную на понятиях: игровой — не игровой. Редко кто рассматривает детские игры как форму драматического отражения действительности, как эмбрион детской народной драмы.

К группе игрового фольклора следует относить все разновидности детских ролевых игр, игровые прелюдии (считалки, жеребьевые сговорки). Игровые припевы, игровые приговоры, выделяемые некоторыми исследователями, не могут изучаться вне драматической игры, компонентом которой они являются. [17,125]

М.И. Мельников считает, что целесообразно вслед за Г. С. Виноградовым выделить потешный фольклор, или забавы, не связанные с драматическим действием, игровая основа которых заключена в словах и вспомогательных действиях (сечки, голосянки) или только в словах (словесные игры, перевертыши, скороговорки, молчанки, поддевки). Назначение этих произведений, по определению Г. С. Виноградова, — развлечь, развеселить, потешить себя и своих товарищей.

Исследователи детского фольклора выделяют «календарный» детский фольклор, стремясь объединить в единую группу жанры, не относящиеся к поэзии пестования, игровому и потешному фольклору. Это детские песни, заклички и приговоры, обрядовые песенки, дразнилки, детские сказки, загадки, страшилки.

Г. С. Виноградов объединяет их в три группы: сатирическая лирика, календарный и бытовой фольклор.

В принципе все жанры народной поэзии — бытовые, то есть теснейшим образом связаны с бытом. Но поэзия пестования в доминирующей воспитательной функцией «привносится» в быт детей взрослыми. Жанры игрового или потешного фольклора естественно объединены своей функциональностью, манерой исполнения. У каждого жанра четвертой группы своя функция, своя поэтика, отличная манера исполнения. Одни жанры можно определить как словесно-речевые, другие — как повествовательные, третьи — как песенные. И очевидно, за неимением лучшей терминологии, их целесообразно объединить в группу бытового фольклора. [17,132]

Определение группы детского фольклора по назначению и характеру бытования — это лишь первое звено классификации, предполагающее обязательное выделение внутри каждой группы по признаку единства поэтики, музыкального строя, манеры исполнения и бытовой функции составляющих ее жанров.

Вывод по 1 главе

Устное народное творчество продолжает развиваться и в наши дни. Таким образом, проблемы фольклоризма заслуживают пристального внимания, а использование малых фольклорных форм на уроках в начальной школе актуально и перспективно.

Изучаемые в начальной школе фольклорные жанры представлены достаточно широко. Каждый из жанров выполняет свою функцию: дает народную трактовку исторических событий, несет в себе нравственный потенциал, необходимый для формирования личности, содержит сведения, расширяющие кругозор человека, создает необходимый эмоциональный настрой. Немало сведений о богатейшем жизненном опыте народа, его нравственно-этических, социальных, семейно-бытовых, религиозных воззрениях можно обнаружить в фольклорных жанрах: пословицах, поговорках, загадках, приметах, сказках. «В них в концентрированном виде отразились мудрость и опыт бесчисленных поколений наших предков, лучшие черты и качества характера русского человека: трудолюбие, доброта, мужество, великодушие, любовь к ближнему, родному дому, своей земле, Отечеству».

Таким образом, в результате активного использования малых фольклорных жанров повышаются воспитательные и познавательные возможности детей; дети учатся говорить более выразительно, глубже выражать свою мысль.

Глава 2. Приемы ознакомления младших школьников с малыми жанрами фольклора в начальной школе

2.1 Методическая основа понимания младшими школьниками устно-поэтической природы данных текстов

Согласно выводу М. Н. Мельникова, «детский фольклор представляет собой специфическую область народного творчества, объединяющую мир детей и мир взрослых, включающую целую систему поэтических и музыкально-поэтических жанров».

Признаки детского фольклора:

· простота конструкций,

· несложный, но динамично развивающийся сюжет,

· запоминающиеся образы,

· несложные синтаксические конструкции,

· четкий внутренний ритм,

· звукоподражания, аллитерации, ассонансы.

Тексты рассчитаны на образное, зрительное восприятие, быстрое запоминание. Часто в них повторяются одни и те же сюжетные мотивы.

Ребенок способен запоминать информацию небольшими частями, поэтому для различных жанровых форм характерны повторы разного уровня: отдельных слов, оборотов и понятий. Часто для рифмовки используют прием звукоподражания, средств масс-культуры, одинаково воспринимают отдельные жанры детского фольклора (в первую очередь колыбельные песни, сказки, приговоры, а затем и дразнилки, страшилки, обрядовые формы).

Детское мировосприятие отличается от мироощущения взрослых, детский фольклор способствует созданию собственного игрового мира. Очевидно также, что в зависимости от возраста меняется характер детского творчества, круг интересов восприятия и, следовательно, изменяется использование форм детского фольклора

Носителями детского фольклора являются как сами дети, так и взрослые — матери, бабушки, няни. Лица, на попечении которых находятся дети или которые в силу тех или иных обстоятельств близки к детям.

Детский фольклор является «арсеналом и почвой» русской детской литературы, постоянно питает и обогащает ее. Творчество каждого литератора, писавшего для детей, тесно связано с детским фольклором, освоением накопленного в нем опыта. В свою очередь, детские писатели оказывают заметное влияние на детский устно-поэтический репертуар. В нем появляются устные реминисценции произведений, особенно малых форм, созданные профессиональными литераторами. [5,112]

Известно, что младшие школьники испытывают затруднения в понимании и интерпретировании значения пословиц и поговорок. Это подчеркивается и в исследованиях Н. Гавриш. Некоторые дети могут лишь рассказывать о ком идет речь, например: «Это про Ваню» («Бедному Ванюшке везде камушки»), «Про Емелю, он медленно едет» («Едет Емеля, да ждать его неделю»), «Про зайца и волка» («Трусливому зайке и пенек — волк»), то есть воссоздать наглядный единичный образ, соответствующий конкретной ситуации.

Отвлеченная же сущность пословицы остается для ребенка закрытой.

У детей возникают ассоциации, причем часто не на содержание всей пословицы, а на какое-то отдельное слово из нее, и это мешает оторваться от конкретной ситуации, перейти к обобщенному образу.

Тем не менее, Г. Клименко утверждает, что при систематической работе с детьми по пословицам и поговоркам, школьники уже способны не только понимать выражения народной мудрости, но и на их основе делать логические выводы.

Н. Гавриш также было установлено, что детям значительно труднее отгадывать метафорические загадки, нежели описательные. Некоторые дети не понимают образного строя языка загадок и неадекватно интерпретируют метафоры. В большинстве случаев у детей возникают ассоциации на какое-то одно слово. Например, в загадке про облако на слово «белый» — «Это белые медведи», «Лебедь, потому что белый»; в загадке о лисе — ассоциация на слова «нет ни дыма, ни пожара» — «Пожарная машина», «Пожарники, потому что они пожар тушат, и нет ни дыма, ни пожара».

Интересно, что в рассказе, сказке, стихотворении дети значительно легче воспринимают метафору, чем в загадке. Н. Гавриш объясняет это тем, что в художественном тексте описывается реальная ситуация, а загадка — иносказание. Таким образом, усвоение образного строя языка, осознания переносного значения слов и словосочетаний возможно лишь на определенном уровне развития абстрактного и образного мышления.

Психологи, педагоги, лингвисты исследовали особенности понимания детьми переносного значения слов и словосочетаний (А.А. Потебня, Л. С. Выготский, А. В. Запорожец, В. К. Харченко, К. Е. Хоменко, Н. М. Юрьева, В. И. Малинина, Э. А. Федеравичене, О. Н. Сомкова и др.) и возникающие при этом трудности объясняют тем, что в отличие от взрослых, в речевом опыте детей подавляющее большинство слов находится в единственном прямом номинативном значении, отражающем его основное значимое предметно — логическое содержание.

Е. Кудрявцева выявила некоторые причины ошибок при отгадывании загадок детьми, хотя младшие школьники обладают уже определенными знаниями и интеллектуальными умениями:

— невнимательно слушают текст загадки;

— не запоминают полностью содержание загадки;

— полностью или частично не понимают текст загадки;

— при отгадывании и сравнении используют не все признаки, имеющиеся в загадке;

— не имеют достаточных знаний о загаданном;

— не могут правильно проанализировать, сравнить и обобщить признаки, указанные в загадке.

Даже если дан правильный ответ, следует различать случайное или целенаправленное отгадывание. Е. Кудрявцева выделяет следующие признаки целенаправленного отгадывания:

— детей интересует не только результат, но и сам процесс решения логической задачи отгадки;

— в поисках ответа анализируются, сравниваются и обобщаются все признаки предметов и явлений, указанных в загадке;

— ребенок сам охотно проверяет правильность возможных отгадок, сравнивает их признаки и связи с указанными в загадке;

— школьник стремится объяснить свой ответ, аргументированно доказать его правильность;

— в случае ошибки ребенок продолжает поиск верного ответа;

— не испытывает трудностей при сравнении загадок.

Владение внутренним механизмом построения загадки позволяет педагогу обучать детей отгадывать загадки: понимать их содержание, находит пути решения, приемы отгадывании, объяснять и доказывать правильность отгадки, а также учить школьников придумывать загадки самим. Способы построения загадок позволяют педагогу оказывать помощь детям по определению последовательности мыслительных действий в процессе отгадывания.

Приведу алгоритм поиска отгадки, выработанный детьми под руководством учителя:

а) определить, что и где нужно искать;

б) выделить и объединить возможные признаки;

в) выдвинуть предполагаемую отгадку;

г) доказать правильность отгадки.

Педагогический процесс работы с загадками может приобретать вид игры. Игровая форма удовлетворяет возрастные потребности младших школьников в игровых видах деятельности, в интеллектуальной активности.

Таким образом, при целенаправленной работе с детьми младшие школьники способны отгадывать загадки как с точно названными признаками, так и с зашифрованными. [5,116]

Что касается других малых форм фольклора, то Н. Новикова в своих исследованиях подчеркивает, что некоторые дети знают и с удовольствием повторяют потешки, прибаутки, песенки, байки. Но большинство детей не владеют навыками речевой деятельности. Узнавая потешку, прибаутку они только называют ее персонажей. Причину автор видит в несистематической работе педагогов по использованию малых форм фольклора в речевом развитии детей. Используя в своей речи пословицы и поговорки, дети учатся ясно, лаконично, выразительно выражать свои мысли и чувства, интонационно окрашивая свою речь, развивается умение творчески использовать слово, умение образно описать предмет, дать ему яркую характеристику. Ещё один вид малых форм фольклора — скороговорка. Цель скороговорки — научить быстро и четко выговаривать фразу, которая намеренно выстроена затрудненным для произнесения образом. Скороговорка позволяет закреплять, отрабатывать математические термины, слова и обороты речи, связанные с развитием количественных представлений. Соревновательное и игровое начало, очевидно, и привлекательно для детей. Безусловна, велика польза скороговорки и как упражнения для улучшения артикуляции, выработки хорошей дикции.

Итак, если малые формы фольклора отобраны с учетом возрастных возможностей детей и организована систематическая работа, они доступны их пониманию и осознанию. Таким образом, использование малых форм фольклора в речевом развитии детей вполне оправдывает себя. В общем случае жанры детской литературы формировались под влиянием особенностей детского восприятия произведений литературы.

Для детей младших возрастов предпочтительны короткие произведения. Причем пространственные рамки должны быть сужены, ограничены, а временные — растянуты. Это связано со спецификой отношения детей к окружающей действительности, каким длинным кажется ребенку день, как далеко расположен его детский сад! Но постепенно взрослея, он начинает ощущать, что день занимает все меньше времени, а отправляясь в школу, отмечает, что детский сад — всего в двух шагах от дома.

Следовательно, одна из жанровых особенностей произведений — их сравнительно небольшой объем. Естественно, чем моложе дети, тем проще по составу должно быть произведение.

2.2 Современные подходы к работе над произведениями устного народного творчества в начальной школе

Многие специалисты — филологи, любители русской словесности, озабочены резко усиливающимися англоязычными влияниями. Второй — фактор это суждение влияния русского языка в мире, в странах ближнего и дальнего зарубежья, а, следовательно, снижения уважения к русскому языку в мире и в самой России.

Для того чтобы дети успешно овладели основными речевыми умениями и навыками, необходим огромный труд педагога. Ребенок только тогда точно и выразительно излагает свои мысли, когда у него есть потребность ими поделиться, когда урок проходит на высоком эмоциональном уровне, затрагивая мысли и чувства маленького человека. Надо научить школьника переживать услышанное, воссоздать в воображении картины художника слова, превращать образы в слова, и вы придадите его речи ясность и яркость.

Научить маленького школьника ясно и грамматически правильно говорить, обладать хорошо поставленным голосом, излагать собственные мысли в свободной творческой интерпритации в устной и письменной форме, уметь выражать свои эмоции разнообразными интонационными средствами, соблюдать речевую культуру и развивать у него умение общаться — сложное и кропотливое дело, требующее от учителя напряженного труда, а главное — эффективно действующего подхода к развитию речи в самом широком понимании, его организации и корректировки.

Стараться, чтобы язык ребенка начальных классов как можно реже заплетался, сделать так, чтобы его мысли «не выскакивали растрепанными и полураздетыми», научить наслаждаться красотой устного и письменного слова, почувствовать его истинный смысл в наше время особенно необходимо по многим причинам. Сегодня дети сплошь и рядом увлечены боевиками, детективами, фантастикой, ложными кумирами и понятиями, что зачастую порождает агрессивность, жестокость, культ насилия. Именно поэтому так важно вызывать интерес к родному слову, правильно научить своего маленького ученика слушать, говорить, сочинять и писать.

Как ребенку успешно развивать свою речь, речевое творчество? Сплошные вопросы, ответом на которые, очевидно, должна быть продуманная без занудства и скуки, система работы, которую мы, учителя, могли бы предложить своим ученикам. Каждый ребенок по природе — творец, мечтатель и фантазер.

Задача учителя начальных классов — работать и над увеличением подвижности того запаса слов, которыми владеет ученик в данный момент, над «связыванием» воедино грамматического и речевого аспектов обучения, над реализацией коммуникабельного подхода в обучении родному языку.

Разнообразная работа с этим материалом проводится большинством учителей, так как она предусмотрена содержанием программы обучения, учебников по литературному чтению.

Работа с пословицами и поговорками

В современной начальной школе перед учителем наряду с задачей полноценного овладения навыком чтения ставятся задачи литературного развития младших школьников. В теории методики обучения чтению проблема литературного развития учащихся успешно разрабатывается, однако в практике массовой школы учителя плохо представляют себе, что такое литературное развитие, зачем оно нужно, как оно соотносится с формированием школьника-читателя, на каком литературном материале решаются задачи литературного развития, какими средствами.

Проблему литературного развития можно и нужно решать на любом материале по чтению. Нам же представляется весьма ценным фольклорный материал, например, русские пословицы. 25,124]

Использование пословиц в обучении русскому языку имеет давнюю историю, и обращение к ней современного учителя было бы делом далеко небесполезным. В этой истории значительное место занимает Ф. И. Буслаев, который в своей работе «О преподавании отечественного языка» (1844) изучение пословиц выделил в качестве самостоятельного вопроса. Актуальным и ценным является методический подход выдающегося ученого. Он считал, что первейшей задачей педагога является развитие способностей учащихся и главное место должно отводиться чтению. Выбор художественного текста для разбора диктуется его «изяществом», «правильностью», «соразмерностью силам дитяти», а методическая система определяется природой выбранного материала: «Чтобы определить преподавание… надобно определить самый предмет». 25,128]

Что же представляют собой пословицы как учебный материал?

Пословица, пожалуй, самый мудрый фольклорный жанр.

Пень не околица, глупая речь не пословица.

Мудрость эта заключена в краткой, лаконичной форме.

Эта притча короче носа птичья.

А. А. Потебня подмечал, что народные пословицы -- это не что иное, как сжатые небольшие поэтические произведения -- басня, сказка, комедия. В самом деле, чем не басня:

Пожалел волк кобылу: оставил хвост да гриву.

Звал волк овцу в кумы -- не пошла.

Разве не возникнет ассоциаций с волшебными или бытовыми сказками в пословице Разумный и в пустыне дорогу найдёт, а глупый и по дороге заблудится?

А из комедий самая выразительная, наверное, вот эта:

Сбил, сколотил -- вот колесо;

Сел да поехал -- ах, хорошо!

Оглянулся назад -- одни спицы лежат.

Или:

Жил-был молодец: дома не видал веселья, ушёл на чужбину -- заплакал.

Пословица любопытна, ее интересует все, что связано с человеком, его деятельностью, окружающей его природой. Она вездесуща, все знает и обо всем имеет свое собственное, народное конечное суждение. Пословичные оценки разных явлений действительности характеризуются интонационным богатством и эмоциональной выразительностью.

Не имеешь счастья с утра, не найдёшь и вечером.

С твоим умом только в горохе сидеть.

Отмеченная выше характерная черта жанра выявляется только в устной речи, и дополненная мимикой, ярким жестом пословица превращается в маленькую инсценировку. Можно эту инсценировку развернуть, добавив к ней эпическую часть. Так поступал Л. Н. Толстой. Вот несколько примеров из его «Азбуки».

Эпическая часть:

Два человека на улице нашли вместе книгу и стали о ней спорить. Третий спросил: «Кто из вас грамотный?» Они сказали: «Никто, оба неграмотные».

Пословица. Два плешивых за гребень дерутся.

Еще:

Мальчик катался на льду и расшиб нос.

Без костей и рыбки не съешь.

Один человек много про себя рассказывал.

Кто бы дятла знал, кабы носом не стучал..

Два рыбака тянули невод. Когда стало тяжело, один остановился и сказал, что невод не хороший, другой остановился и сказал: «Невод хороший, но груз лишний». Третий сказал: «После рассудим, а теперь тянуть надо».

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой