Проблемы меценатства, благотворительности и спонсорства в сфере культуры в Российской Федерации

Тип работы:
Курсовая
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Курсовая

Проблемы меценатства, благотворительности и спонсорства в сфере культуры в Российской Федерации

Введение

1. Актуальность выбора темы

Проблемы спонсорства, благотворительности и меценатства заключаются прежде всего в отсутствии государственного поощрения и поддержки меценатов и спонсоров, в отсутствии законов о меценатстве и спонсорстве, а также, путанице этих понятий, а путаница эта, в свою очередь, вызвана отсутствием необходимых законов и неграмотного разграничения российскими предпринимателями корыстных, деловых, выгодных для бизнеса поступков и крайне важной, но отнюдь не прибыльной деятельности.

При любом состоянии общества — от стабильного до кризисного — профессиональная деятельность в области культуры, искусства, науки, образования, просвещения, спорта, а также благотворительная деятельность не являются прибыльной. Таким образом, всегда существует расхождение между экономической и социальной эффективностью функционирования национального культурного достояния. И меценатство необходимо для поддержания культурного достояния страны, однако в нашей стране нет действующего закона о меценатстве, как и о спонсорстве. Это одна из основных причин нечеткого разграничения между этими тремя понятиями, и вследствие этого, попыток выдать одно за другое.

Благотворительность, как и меценатство, должна быть абсолютно бескорыстной и анонимной. В противном случае меняются их значения, приобретают совершенно другой, корыстный смысл.

Именно неграмотность, наплевательский подход, малоразвитость этих видов деятельности порождают проблемы, связанные с ними.

По «Закону о благотворительной деятельности и благотворительных организациях» РФ от 1995 г.: «Под благотворительной деятельностью понимается добровольная деятельность граждан и юридических лиц по бескорыстной (безвозмездной или на льготных условиях) передаче гражданам или юридическим лицам имущества, в том числе денежных средств, бескорыстному выполнению работ, предоставлению услуг, оказанию иной поддержки».

По словарю 1891 года Брокгауза и Ефрона,

Благотворительность — проявление сострадания к ближнему и нравственная обязанность имущего спешить на помощь неимущему.

Авторы учебного пособия «История социальной работы» К. В. Кузьмин и Б. А. Сутырин дают определение понятию «социальная работа», схожее с понятием «благотворительность», но в широком смысле:

Социальная работа — это вид деятельности людей и организаций по оказанию помощи различным слоям населения.

Действующего закона о меценатстве нет, но все-таки есть точное определение меценатской деятельности. Например, по данным Спонсорской программы поддержки социально-значимых событий «Золотое сердце» (www. goldenheart. ru),

Меценат — лицо:

* обладающее властью и/или богатством; и

* оказывающее покровительство и материальную поддержку мастерам искусства или определенным начинаниям в художественной жизни.

В Древнем Риме (между 74−64 гг. — 8 г. до н. э.) Меценат — приближенный императора Августа, выполнявший его дипломатические, политические и частные поручения.

Покровительство поэтам сделало Мецената именем нарицательным, а сейчас это слово приобрело новый, важный, фактически экономический смысл.

Эффективное спонсорство в России также не осуществляется. Так, по словам автора статьи «Мудрый спонсор» журнала «The chief» Яна Денисенко (#9(43)2005): «В общечеловеческом смысле спонсорство — это финансирование проведения какого-либо мероприятия, сооружения объекта и т. п… Как бы там ни было, очевидно одно: настоящая благотворительность и спонсорство (не говоря уже о рекламе) — вещи разные. Благотворительность не предусматривает отдачи, адекватной вложенным средствам: вклад в строительство храма, исчисляющийся сотнями тысяч долларов, никогда себя не окупит с экономической точки зрения.».

Федеральный закон «О рекламе» гласит: «Под спонсорством понимается осуществление… вклада… в деятельность… юридического или физического лица (спонсируемого) на условиях распространения спонсируемым рекламы о спонсоре, его товарах. Спонсорский вклад признается платой за рекламу…».

Однако этот закон вызвал неоднозначную реакцию у специалистов хотя бы потому, что фактически причислил спонсоров к рекламодателям, а это не совсем корректно.

Более точное определение понятия «спонсорство» приведено в книге И. М. Воробьевой:

Спонсорство — это передача юридическим или физическим лицом вклада (в виде денежных средств, имущества, ретов интеллектуальной деятельности, оказания услуг, проведения работ) в деятельность другого юридического или физического лица на условиях распространения рекламы.

Таким образом, необходимость также действующего закона о спонсорстве очевидна.

Предпринимаются попытки разработать подобные проекты. Вот что говорит об этом участница международной научно-практической конференции «Инвестиции в библиотечном деле: опыт, проблемы, перспективы» Е. И. Борисова: «Комплексный анализ действующего законодательства Российской Федерации регулирующего общественные отношения, связанные с реализацией права на меценатскую деятельность еще в середине 90-х годов, выявил значительные пробелы, восстановление которых предполагало принятие срочных мер… Дальнейшая судьба Многострадального законопроекта, разработанного в соответствии с концепцией МК и массовых коммуникаций РФ, на данный момент неизвестна».

Цель курсовой:

Изучить проблемы меценатства, благотворительности и спонсорства в сфере культуры в Российской Федерации, найти применимые решения данных проблем.

Задачи работы:

1. Дать определение благотворительной, меценатской и спонсорской деятельности

2. Проследить историю развития меценатской и благотворительной, а также спонсорской деятельности в России

3. Дать характеристику правовому регулированию данных форм деятельности

4. Выработать рекомендации в адрес учреждения культуры по вопросам спонсорства и меценатства.

Предмет исследования:

Спонсорская и благотворительная деятельность в учреждениях культуры России.

Объект исследования:

Применение изучаемых видов деятельности к Муниципальному учреждению культуры «Тосненский районный дом культуры»

Структура работы:

Данная курсовая работа состоит из двух глав.

В первой главе рассматривается история развития меценатства и благотворительности в России, а также выделяются основные проблемы спонсорства и меценатства в современной России.

Во второй главе содержится характеристика деятельности домов культуры и клубов по работе со спонсорскими и меценатскими организациями, а также предлагается разработка программы по плодотворной работе со спонсорскими и благотворительными организациями для районного ДК г. Тосно

Глава I. История развития и проблематика меценатства, спонсорства и благотворительности в России

1. 1 История развития благотворительности, меценатства и спонсорства в России

Всякое явление имеет свою историю и всякая деятельность людей непременно опирается на опыт предшествующих поколений. История развития меценатства, благотворительности и особенно спонсорства невозможна без истории развития предпринимательства. То есть ни один из этих видов деятельности невозможен без существования развитой предпринимательской деятельности. Предпринимательство здесь — это самостоятельная деятельность людей, организующих производство или торговлю, то есть имеющих свое дело, которое приносит им определенный доход.

Исторический путь развития предпринимательства большинство народов мира прошло в поступательном развитии. В истории России этот путь пытались пройти неоднократно на витке предпринимаемых реформ, но по ряду исторических причин не довели ни один цикл этих реформ до конца.

Предпринимательство в нашей стране имеет сложную судьбу с самого начала образования Киевской Руси. Обстоятельства, влияющие на предпринимательство и торговлю, оказывали на них в основном негативное влияние, поэтому особенно интересно, что эта деятельность всё же развивалась и достигала определенных высот в различные исторические периоды.

Преодолевая сложности исторической судьбы, третье сословие в России формировало традиции своей среды, ориентиры одобряемого поведения, сословные идеалы. Среди этих традиций наиболее заметными на недолгий срок существования русской буржуазии сумели стать благотворительность и меценатство. Благотворительность является одной из древнейших русских традиций, которая пришла на Русь вместе с христианством. Аналогичные этому явлению формы также существовали также в мусульманстве и других религиях. Частная благотворительность была реакцией сострадательных людей по отношению к тем, кто переживает трудности, несчастья, лишения. Добро ближнему делают многие, но в ком есть эта потребность, но у состоятельных людей всегда больше для этого возможностей. Среди этих людей известны и такие, кто и работал-то для кого-то, чтобы эти возможности были. Достаточно спорным является вопрос — нужно ли забирать деньги у одних, обеспечивая себе как бы нетрудовую прибыль, когда деньги делают деньги и т. д., и раздавать на благотворительные цели в виде милостыни? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Действительно, с точки зрения оплаты по труду, некоторых норм морали в такой благотворительности есть спорные моменты, но предпринимательство, прибыль, накопление состояний больших, чем требуется для жизни человека — это реальности уже существующие. И вопрос заключается в том, как сделать их более цивилизованными.

В то время как государство должно обязательно оказывать помощь нуждающимся, иногда оно даже мешало частным благотворителям проявлять своё желание помочь попавшим в беду.

Например, было запрещено М. Горькому организовать, обращаясь западным писателям, кампанию помощи голодающим в Поволжье в 1921 г., не разрешалось американским благотворительным организациям оказывать помощь людям продуктами и медикаментами, а во время голода 1933 г. отправлялись обратно грузы, посланные европейской общественностью в виде помощи.

Частная благотворительность имеет глубокие исторические корни в России, практические навыки такой деятельности воспитывались в старину. Древнерусское общество, принимая христианство, с пониманием восприняло вторую из основных заповедей — о любви к ближнему. Своё выражение это получило в раздаче милостыни. Идея этой милостыни лежала в основании практического нравоучения, потребность в этом воспитывалась всеми тогдашними средствами духовно-нравственной педагогики.

Любить ближнего — это прежде всего накормить голодного, напоить жаждущего, посетить заключенного в темнице. Благотворительность была не столько вспомогательным средством общественного благоустройства, сколько необходимым условием личного нравственного здоровья. Древнерусский благотворитель менее помышлял о том, чтобы добрым делом поднять уровень общественного благосостояния, а более о том, чтобы возвысить уровень собственного духовного совершенствования. Древняя Русь ценила и понимала только личную, непосредственную благотворительность, подаваемую из руки в руку, втайне от постороннего взгляда. Благотворителю нужно было воочию видеть людскую нужду, которую он облегчал, чтобы получить душевную пользу; нуждающийся должен был видеть своего благодетеля, чтобы знать, за кого молиться. Как и повсюду в Европе, в Древней Руси дело призрения бедных находилось в руках Церкви и особенно монастырей, располагавших обширными фондами. Именно при монастырях возникли богадельни, бесплатные больницы. Через Церковь, куда передавали свои пожертвования доброхоты, благотворительность осуществлялась практически до конца XVII в.

Древнерусские цари накануне больших праздников, рано по утрам, делали тайные выходы в тюрьмы и богадельни, где из собственных рук раздавали милостыню арестантам и призреваемым, также посещали и отдельно живших убогих людей.

Нищенство считалось на Руси не экономическим бременем для народа, не язвой общественного порядка, а одним из средств нравственного воспитания народа. Как живое орудие душевного спасения, нищий нужен был древнерусскому человеку во все важные минуты его личной и семейной жизни, особенно в минуты печальные. Трудно сказать, в какой степени такой взгляд на благотворительность содействовал улучшению древнерусского общества.

Невозможно вычислить, какое количество добра вливала в людские отношения эта ежедневная, молчаливая тысячерукая милостыня, насколько она приучала людей любить человека и отучала бедняка ненавидеть богатого. Явственнее всего обнаруживалось значение такой личной милостыни, когда нужда в благотворительной помощи вызывалась не горем отдельных несчастливых людей, а народным бедствием.

Такое бедствие случилось во время трехлетнего голода 1601−03 гг. при Борисе Годунове. Царь не жалел казны, щедро раздавал в Москве милостыню, предпринял обширные постройки, чтобы доставить заработок нуждающимся. Прослышав об этом, народ толпами повалил в Москву из неурожайных провинций, чем усилил нужду в столице, началась сильная смертность. При первых же признаках неурожая началась хлебная спекуляция. Царь принимал строгие и решительные меры против этого. Благотворительность власти, — хорошо, что она была, но в период такого бедствия помогала мало. Смягчить положение голодающих могли бы накопленные людьми частные средства, но население было чрезвычайно вредно, и, возможно, помогла бы свободная продажа хлеба по вольным ценам, так как никакие реквизиции всё равно народ не кормили.

Ульяна Устиновна Осорьина, вдова-помещица, жена зажиточного провинциального дворянина, отличалась чрезвычайной скромностью и жалостью к бедным и убогим. Когда мужа отсылали на 2−3 года на царскую службу куда-нибудь в Астрахань, Ульяна Устинова шила и пряла, рукоделье своё продавала и выручку тайком раздавала нищим.

Эта любовь к ближнему помогла Ульяне Устиновне легко переступить через самые закоренелые общественные предрассудки Древней Руси. Глубокая юридическая пропасть лежала между барином и его холопом: последний был для первого по закону не лицом, а простой вещью. Десятками наполняющая дворы зажиточных домовладельцев, плохо одеваемая и всегда содержимая впроголодь, челядь составляла толпу домашних нищих, даже более жалких сравнительно с вольными, публичными нищими. Древнерусская церковная проповедь указывала на них господам как на ближайший предмет для сострадания.

В усадьбе Ульяны Устиновны было много челяди. Она её хорошо кормила и одевала, не баловала, но щадила, не оставляла без дела, но задавала каждому работу по силам и что могла, всё делала сама, не допускала себя разувать и подавать воды умыться. При этом она не позволяла себе обращаться к крепостным по кличкам, какими домовладельческая Русь вплоть до 1861 г. окрикивала своих «людей»: Ванька, Машка. Она каждого и каждую называла своим настоящим именем. Во время великого голода она последнее имущество продавала и раздавала голодающим, особенно заботясь о прокормлении своей челяди. Предания нашего прошлого не сохранили нам более возвышенного и более трогательного образца благотворительности и любви к ближнему. Видимо, таких благотворителей было много, потому что Русская земля пережила эти страшные годы и обманула ожидания своих врагов.

В середине XVII в. был ещё один человек, он показал, как можно соединить частную благотворительность с общественной, построить устойчивую систему благотворительных учреждений. Это Ф. М. Ртищев, ближний постельничий, обер-гофмейстер при дворе царя Алексея Михайловича, а потом его дворецкий. Во время Польского похода он сопровождал царя и, несмотря на болезнь ног, по дороге во множестве собирал раненых и больных, устраивал содержание и уход за ними. Всё это он устраивал на сои деньги, не без материальной помощи жены царя — Марьи Ильиничны. В свои госпитали они принимали даже пленных врагов, нуждающихся в помощи, подобная помощь повторилась еще и в Ливонском походе. Ртищев выкупал из плена тысячи русских, используя личные средства и средства из казны. В Москве он также устроил госпиталь, где лечили больных и вытрезвляли пьяных. Этот дом под именем «Больницы Фёдора Ртищева» существовал и после смерти, поддерживаемый пожертвованиями.

Известно, что занималась частной благотворительностью знаменитая раскольница, боярыня Морозова, вдова приближенного царя боярина Глеба Морозова, богатейшая женщина того времени. По ночам, переодевшись в простое платье, чтобы быть неузнанной, она ходила по темницам и богадельням, подавая щедрую милостыню, кормила, лечила. У неё в доме был целый приют для странников и калек. Вся многочисленная прислуга была заодно с госпожой.

Частная благотворительность таких людей, как Ульяна Осорьина, Фёдор Ртищев, боярыня Морозова, не останавливала голода и не прекращала несчастий, но улучшала нравы. Общество, благодаря им, делало шаг в сторону гуманности отношений, благотворители помогали многим людям не пропасть. Но эта нерасчётливая благотворительность Древней Руси создала ремесло нищенства, стала средством поддержания праздности и сама нередко превращалась в холодное исполнение церковного приличия, вместо помощи нуждающимся. Ртищев и Ульяна восстанавливали истинное христианское значение милостыни, источник которой — тёплое сострадательное чувство, а цель — уничтожение нужды, нищеты, страдания.

В этом же направлении начинает действовать и законодательство. Со времен царя Фёдора Алексеевича идёт длинный ряд указаний против праздного ремесленного нищенства и частной ручной милостыни. В то же время устраиваются благотворительные заведения. Беспомощных велено было содержать на казённый счёт в особом приюте, а здоровым нищим нуждающимся дать работу. Предложено было построить в Москве больницу и богадельню для бродящих и лежащих по улицам нищих.

Предприниматели Древней Руси — купцы и промышленники, жертвовали деньги больше на строительство храмов и сами строили церкви. Так в сознании русских отражалась идея искупления за богатство, которое всегда было связано с грехом. В их действиях была не столько благотворительность в виде помощи ближнему, эта помощь на их пожертвования шла опосредованно через Церковь, сколько желание спасти свою душу в той жизни, которую православие считало главной и которая начиналась после физической смерти.

Петр Великий был первым, кто попытался запретить частную благотворительность, считая, что она только плодит бездельников. Он боролся против праздного нищенства, поддерживаемого частной милостыней. Теперь подающие милостыню подвергались штрафу, нищие наказывались. Благотворители должны были доставлять свои подаяния в богадельни, существовавшие при церквах. Но эта борьба не увенчалась успехом, так как велась насильственными методами и пыталась искоренить следствие, а не причину бедственного положения людей.

При Императрицах Елизавете и Екатерине II благотворительность снова входит в моду. Частная благотворительность развивается в высших слоях общества. Например, по инициативе Бецкого, который всю жизнь посвятил воспитательной работе в России, был заложен Смольный институт благородных девиц.

Во время Александра I, частная благотворительность получает особый расцвет. Большей частью благотворительностью занимались женщины, в первую очередь императрицы. Например, жена Павла I, императрица Мария Фёдоровна выступала за женское просвещение и основала благотворительную организацию «Ведомства учреждений императрицы Марии». Жена Александра I также создала Императорское Человеколюбивое и Женское патриотическое общества. Первейшей заботой обществ было «выводить из нищеты тех, кто трудами своими и промышленностью себя пропитать могут».

После войны 1812 г., когда сгорела Москва и люди бедствовали, в петербургском кружке великосветских дам родилась мысль о создании Патриотического общества. При Александре I целые сословия и многие частные лица жертвовали большие суммы на основание учебных заведений и обществ. Профессиональным благотворителем в начале века был принц П. Г. Ольденбургский: он отдал служению обездоленным людям 42 года жизни. Он открыл первый детский ночной приют. До революции было много благотворительных обществ, и все они были упразднены. Практическая ситуация в России складывалась так, что честный, но на беду хорошо обеспеченный человек любыми способами старался скрыть следы своего благополучия, мораль не позволяла подниматься над уровнем нищеты. Жертвование, благотворительность — при всём различии побуждающих к ним причин — являлись искуплением за нажитое богатство.

Интуитивная тяга к грамоте, книге, знанию вообще, возникнув в начале XIX в. у переселившихся в город крестьян, через 2−3 поколения породила в среде купечества не только покровителей искусств и науки, но и ученых, врачей, художников, публицистов. Необходимость же благотворения становилась одним из ценностных и поведенческих стереотипов, постепенно закреплявшихся в пореформенные десятилетия в сознании российской буржуазии.

Благотворительность тесно связана с предпринмательством ещё и потому, что при переходе России к капиталистическому способу производства происходит важный сдвиг в структуре народонаселения: крестьянство, переселявшееся в города, порождало как богатейших капиталистов-фабрикантов, банкиров, домовладельцев, так и наиболее обездоленных людей, часть которых неизбежно пополняла ряды воров, проституток и бродяг.

На этом этапе исторического развития благотворительность стала приобретать характер частных и общественных добровольных пожертвований, известный нам и сейчас. Одновременно изменялась политика государства по отношению к неимущим, не только оттого, что репрессиями уже не удавалось удержать нищавшие слои населения в спокойном состоянии, но и в связи с укоренением в общественном сознании гуманистических идей, порожденных эпохой Просвещения, в частности, таких, как природное равенство людей, пробуждение достоинства личности и искоренение грубости нравов через распространение образования и правильного воспитания. Именно при капитализме, который свободу предпринимательства должен был сочетать со свободой идей, благотворительность стала значительным общественным явлением.

В этих условиях, при крайней поляризации богатства и бедности, благотворительность становилась неким регулятором социального равновесия, часто неосознанным средством устранения общественного эмоционального дискомфорта, возникавшего в результате несправедливого соотношения труда и присвоения.

С конца XVIII в. открываются и другие проявления благотворительности в виде меценатства — покровительства наукам, искусству, собирания больших библиотек, коллекций, создания художественных галерей, театров и т. д., то есть всего того, что входит в широкое понятие культуры. Культура во все времена оказывалась тесно связанной с богатством и без его поддержки не могла полноценно существовать. Меценатство на Западе — явление, которое, наряду с нравственными, имело и юридические основания (снижение налогов или освобождение от них). В России оно чаще было связано с религиозными, нравственными понятиями, подчинялось требованиям общественного мнения. Среди предпринимателей, как и среди других слоёв населения, были люди, желавшие жить какой-то другой, более духовной жизнью, начинавшие понимать в ней смысл, желавшие подняться над течением обыденной жизни, найти в ней какие-то другие отношения. Сначала молельни и домашние церкви купцов превращались в настоящие музеи. Да и само музейное дело было поставлено купцами-промышленниками.

Внуки крестьян и мещан — отпрыски богатейших купеческих семей, пройдя через университет, а также деловые и увеселительные путешествия по Европе, становились ценителями литературы и искусства.

Поддержка всякого рода культурных начинаний была особенностью русской торгово-промышленной среды: Третьяковская галерея, Щукинский и Морозовский музеи современной французской живописи, Бахрушинский театральный музей, собрание русского фарфора А. В. Морозова, собрания икон С. П. Рябушинского, собрания картин В. С. Гиршмана, Частная опера С. И. Мамонтова, Опера С. И. Зимина, Художественный театр К. С. Алексеева-Станиславского и С. Т. Морозова.

Наибольшего размаха достигла меценатская деятельность со второй половины XIX в. Именно к этому времени российская буржуазия осознала свою экономическую мощь, стала искать своё место в общественной жизни. Поскольку от политической деятельности царское правительство держало предпринимателей на расстоянии, а профессиональной деятельностью заслужить признание было трудно, учитывая усиливающиеся настроения против эксплуататоров, буржуазия пыталась уходить в иные области, пользовавшиеся большим общественным престижем: меценатство и благотворительность. Меценаты хотели не только спасти свою душу, сделать добро людям, но и оставить память о себе среди людей.

Со второй половины XIX в. все крупнейшие российские предприниматели занимались благотворительностью и меценатством.

Торговые и промышленные дела Третьяковых шли очень успешно. Тем не менее при создании Третьяковской галереи и на другие пожертвования Павел Михайлович (1832−1898 гг.) тратил огромные по тому времени деньги, может быть, в ущерб семье. В частности, им было создано в Москве Арнольдо-Третьяковское училище для глухонемых. Сергей Михайлович занимался общественной деятельностью, много работал по городскому самоуправлению, был городским головой, собирал картины как любитель. Павел отдал себя целиком собиранию картин. Сначала он купил картины старых голландцев. Потом он начал покупать картины русских художников и развешивал их в своем кабинете, а потом и по всему дому. В 1872 г. было принято решение о постройке галереи. Он не только собирал картины, но становился как бы историком русской живописи, а также активным участником её истории. В своём заявлении в Московскую городскую думу о передаче его галереи Москве он писал, что делает это, «желая способствовать устройству в дорогом мне городе полезных учреждений, содействовать процветанию искусства в России, и, вместе с тем, сохранить на вечное время собранную мной коллекцию».

Из всех Мамонтовых самой выдающейся фигурой был Савва Иванович (1841−1918 гг.). Промышленник, строитель железных дорог, музыкант, режиссёр, писатель, скульптор — человек, который говорил, что его главный талант — это находить таланты. Он не столько коллекционировал и поддерживал искусство, сколько «двигал его вперед». Участвовал в его развитии, созидал. Он участвовал в театральных постановках, занимается пением, скульптурой. Строит Донецкую железную дорогу, расширяет вагоностроительный завод в Мытищах. В то же время он поддерживает художников, интересуется живописью. В Москве он открыл свой тестр — Русскую оперу. Её путь к успеху был нелёгким, но в конце концов она снискала всеобщее признание. В 1899 г. Савва Иванович был арестован и посажен в тюрьму, там он лепил бюсты. Выйдя из тюрьмы, занялся скульптурой и керамикой. Про него сказал Васнецов: «Нужны личности… творящие ту атмосферу, в которой может жить производить, развиваться и совершенствоваться искусство».

Бахрушины торговали скотом и сырыми кожами. Потом была куплена маленькая кожевенная фабрика. Они широко и щедро жертвовали на благотворительные цели, возвели приют для брошенных детей. Были построены дом бесплатных квартир для нуждающихся, Народный дом для досуга детей и подростков. Приняли финансовое участие в создании Московского Коммерческого института, помогали рабочим во время Первой мировой войны. 30 октября 1894 г. Бахрушин в третьем поколении организовал в родительском доме в Кожевниках выставку коллекции для желающих — этот день считается официальной датой открытия музея. Вскоре музей был передан Российской академии наук.

Морозовы были хлопчатобумажными фабрикантами. При фабрике была оборудована больница, ясли, библиотека. Десятки тысяч тратили Морозовы на культурные программы: поддерживали Московский Художественный театр, построили Кустарный музей, жертвовали на нужды культуры и искусства.

Также были известные и значимы династии: Харитоненко, Прохоровы, Найденовы, Щукины, Алексеевы, Солдатенковы, Абрикосовы, Боткины, Шелапутины, Абрикосовы, Вишняковы и другие.

В целом с полным основанием можно сказать, что именно российские предприниматели материально подготовили расцвет национальной культуры в конце XIX — начала XX века. По сути дела, третье сословие в России выполняло те функции, которые в других странах лежали на интеллигенции и образованном слое. А русская интеллигенция в это время бунтовала народ, строила невыполнимые проекты. В меценатстве многие предприниматели видят также способ рекламы своей деятельности.

Искусство, культура, как «непроизводительные» сферы деятельности людей, не могут существовать без поддержки, и чем больше будет меценатов, тем больше талантов они смогут открыть и сохранить. Искусство всегда является продажным, в смысле продажи работы на заказ. Но чаще всего меценат или покупатель не подавляют индивидуальность художника, а помогают ему лучше проявить себя через более высокую оплату.

Меценатство, и в ещё большей степени благотворительность, позволяют решить и более насущные задачи. Богатеть одновременно все не могут, и опыт России подтвердил этот вывод практически. Значит, в истории любого общества есть период, когда более богатые должны помогать менее состоятельным, решая в то же время и свои нравственные и другие проблемы. В России, при почти невозможных для частного предпринимательства обстоятельствах, третье сословие использует всякие возможности для создания своих предприятий, ведению своих дел. В таких условиях в более ранние времена возникало желание как-то искупить свои грехи. В более позднее время — желание как-то компенсировать обществу потери. С одной стороны, необходимо создать условия и воспитывать общественное уважение к самим предпринимателям, чтобы они избрали более цивилизованный путь своей деятельности, честным, законным путём смогли приобретать свои богатства; а с другой стороны — поддерживать их стремление совершенствовать общество, в котором они сами живут, в частности, через благотворительность и меценатство. Если поляризация общества — это присущее ему состояние, то следует поддерживать стремление людей к сотрудничеству, а не к противостоянию. В истории России накоплен определённый опыт взаимодействия групп, слоёв населения, и общество заинтересовано в его более полном использовании.

Спонсорство (лат. spondeo -- ручаюсь, гарантирую) — это, как правило, деятельность юридических лиц и основано (при отсутствии посредника) на соглашении между организаторами события или деятельности, с одной стороны, и коммерческой компанией, с другой. Спонсорская поддержка отличается от других видов материальной помощи именно тем, что в обязательном порядке предусматривает встречную услугу. Средства вкладываются в обмен на ожидаемую пользу.

Напрашивается нелестная для спонсорства мысль о том, что благотворители, меценаты, филантропы и покровители действуют исключительно из благих побуждений, не требуя ничего взамен, наслаждаясь самой возможностью творить добро. А спонсоры во всем блюдут собственную выгоду и тщательно считают доход на вложенный рубль. То есть поступают из коммерческого расчета, столь ненавистного иной широкой душе… Да, это так! Спонсорство — это реальный бизнес.

Как справедливо заметил измученный нарзаном монтер из театра Колумба, герой романа Ильфа и Петрова, «согласие есть продукт при полном непротивлении сторон». Как говорится, «утром деньги…». По сути, спонсорство — это взаимовыгодное сотрудничество, построенное на реализации совместных проектов. Недаром спонсорская поддержка оформляется договором, содержащим взаимные обязательства сторон — спонсора и получателя. Спонсорство обязано быть выгодным как самому спонсору, так и его адресанту.

1. 2 Основные виды, формы и направления благотворительной и меценатской деятельности

Таким образом, форм и видов благотворительности множество.

По определению (Спонсорская программа поддержки социально-значимых событий «Золотое сердце»), благотворительные программы — государственные или общественные программы помощи низкодоходным, низкооплачиваемым слоям населения.

Прежде всего, необходимо сказать, что благотворительность — это не только деньги в конверте. К сожалению, для большинства благотворителей такая форма благотворительности видится самой простой и наименее хлопотной, а, следовательно, является наиболее распространенной. При этом надо заметить, что некоммерческие организации зачастую сами не стремятся пересмотреть и разнообразить свою деятельность по привлечению благотворительной помощи.

Формы предоставления благотворительной помощи

Ресурс Финансовый (денежный):

· Перечисление денег на счет благополучателя в виде разового благотворительного взноса;

· Регулярные денежные перечисления (ежемесячные, ежеквартальные и т. д.);

· Взносы в виде ежемесячных отчислений со счета в банке;

· Сбор денежных средств среди сотрудников организации;

· Льготы и скидки на товары и услуги для организации-благополучателя;

· Включение в цену товара доли на благотворительные цели;

· Оплата текущих расходов благотворительной организации;

· Завещание личных денежных средств;

· Финансирование благотворительных программ «под ключ»; и пр.

Пожертвование — целевые средства, предоставляемые безвозмездно российскими или иностранными гражданами и юридическими лицами некоммерческим организациям в денежной или натуральной форме для реализации проекта в той или иной форме.

Ресурс Материально-технический (вещный):

· Передача (в том числе списанного) имущества: мебель, транспорт, оргтехника и пр. ;

· Передача продуктов питания, товаров, расходных материалов;

· Предоставление помещений;

· Организация сбора вещей среди сотрудников организации;

· Завещание личного имущества; и пр.

Ресурс Человеческий:

· Оплата труда привлеченных в благотворительную организацию работников;

· Выполнение работ силами работников организации-благотворителя (ремонт помещения могут сделать работники фирмы);

· Добровольческий (волонтерский) труд; и пр.

Ресурс Символический:

· Письма поддержки, рекомендательные, гарантийные письма и прочие формы ходатайств;

· Общественная (публичная) поддержка, продвижение; и пр.

Ресурс Интеллектуальный:

· Консультационная профессиональная поддержка (юридическая, бухгалтерская, организационная и пр.)

· Разработка рекламных кампаний;

· Информационная поддержка; и пр.

Несложно выявить основные направления меценатской деятельности, ведь она напрямую относится к сфере культуры. Меценатская деятельность направлена на материальную поддержку мастерам искусства или определённым начинаниям в художественной жизни. Так что направления меценатской деятельности определяются областью, в которой осуществляется меценатская деятельность.

1. 3 Проблемы благотворительности, меценатства и спонсорства в современной России

Спонсорство — это один из возможных видов поддержки различных сфер общественной жизни, одну из форм социальных инвестиций. Это не альтруизм, не филантропия, не меценатство. Известный английский специалист по PR Сэм Блэк даже считал, что «правильнее всего определить спонсорство как один из видов предпринимательской деятельности». В российской практике относительно спонсорства нередко бытуют две крайности. Одна крайность — когда начисто упускается из виду необходимость общности интересов и к спонсору идут, фактически как к меценату: просить у него средства на решение некоммерческих или даже собственных проблем. Этакий «социально-культурный наив», который не несет ничего, кроме обид и взаимонепонимания. Другая крайность — когда бизнес под видом спонсорства производит примитивную покупку рекламных и других услуг.

Все это следствие элементарной неосведомленности в области маркетинга и PR, но также и смысловой путаницы, которая царит всюду, начиная с законодательства. Еще в начале становления нового российского донорства, когда слово «спонсор» звучало модно, и его произносили к месту и не к месту, оно фактически употреблялось как синоним благотворительности.

Затем российское законодательство достаточно четко определило понятие «благотворительная деятельность», менее конкретно — «спонсорство», и совсем не было определено «меценатство». Соответственно, нечеткий правовой статус деятельности приводит к вопросам в области налогообложения. А активная практика использования слова, как знака двух различных и, подчас, противоположных видов деятельности, создает массу смысловых проблем. Поэтому мы постоянно встречаемся с тем, что оперируя понятием «спонсорство», журналисты, консультанты, фандрейзеры, чиновники, активисты некоммерческих организаций, экономисты и бухгалтеры, подразумевают под этим благотворительность и меценатство. И наоборот.

Закон Российской Федерации «О рекламе» (1995 г.) трактует спонсорство как «осуществление юридическим или физическим лицом (спонсором) вклада (в виде предоставления имущества, результатов интеллектуальной деятельности, оказания услуг, проведения работ) в деятельность другого юридического или физического лица (спонсируемого) на условиях распространения спонсируемым рекламы о спонсоре, его товарах. Спонсируемый вклад признается платой за рекламу…». К сожалению, эту редакцию определения нельзя назвать удачной. Закон фактически относит спонсора к рекламодателям, а информацию о нем — к рекламе. Что касается конечной «инвективы» статьи: «Спонсор не вправе вмешиваться в деятельность спонсируемого», то вряд ли на этих условиях состоялась бы вообще история спонсорства в современной России. А она тем не менее есть -- хоть и недолгая, но интересная.

Культура и искусство — одно из наиболее значимых направлений в спонсорской деятельности. Для спонсоров чрезвычайно привлекательно из-за огромной зрительской аудитории, и из-за системы финансирования, объединяющей как государственные источники, так и множество других.

На Западе, где спонсорство давно превратилось в процветающую область деятельности, сложились прочные «коммерческие привязки» по принципу: определенный продукт или фирма — определенный вид деятельности или событие. В России традиции еще только складываются.

По мнению автора книги «История предпринимательства и меценатства в России» Е. П. Хорьковой, «…осуществлять помощь нуждающимся должно правительство, общественные организации: их задача состоит в том, чтобы этих нуждающихся в частной благотворительности не было. Экономическая политика должна принимать меры, чтобы вывести труд и хозяйство народа из неблагоприятных условий.

Правительственные ссуды должны помочь нуждающимся найти заработки, так как даровые пособия оказывают деморализующее влияние. И еще должны быть решены многие вопросы просвещения, здравоохранения, социального обеспечения. Государство и берёт с граждан налоги на эти цели; а в условиях обобществления производства у людей забиралось практически всё, кроме прожиточного минимума, вроде бы на полное обеспечение социальных потребностей людей. Народ теперь мог рассчитывать в беде только на государство.

Что же на практике? У государства никогда не хватает средств на социальные нужды. Деньги идут на военные расходы, административный аппарат, грандиозные проекты и памятники, и так будет всегда. Люди же, накопившие собственности и рассчитывающие только на помощь государства при непредвиденных событиях личной жизни, стихийных бедствиях, попадают в очень сложные обстоятельства. Поэтому никто не должен мешать частным благотворителям проявлять своё желание помочь попавшим в беду. А такие запрещения были. «

Сергей Федоров, председатель Общественного совета по малому предпринимательству при губернаторе СПб и автор статьи «Нужен закон о меценатстве» считает, что государство может стимулировать меценатов, убрав налог на прибыль: «В России меценатов мало не потому, что у нас нет соответствующей культуры, а потому, что наши законы не позволяют предпринимателям становиться меценатами. Главная проблема заключается в том, что у нас нет федерального законодательства, которое позволяло бы нам совершать благие дела, беспрепятственно вносить меценатские взносы.

Не так давно Владимир Потанин хотел провести целый закон о меценатстве, но ему в этом отказали, ссылаясь на то, что предприниматели сразу будут уходить от налогов, занимаясь только меценатством. Но даже если среди нас будут недобросовестные меценаты, какую-то помощь они все равно будут оказывать.

Вообще, на уровне государства последний закон, касающийся бизнеса, был создан в 1995 г. Уже прошло более 11 лет. Этот закон о меценатстве и развитии малого и среднего бизнеса уже давно надо обновить.

Отсутствие такого законодательства — это большая глупость, и это объясняется тем, что люди наверху немножко по-другому видят объективную реальность. Они совсем по-другому видят мир. Хотя стремление помочь в российской натуре присутствует, но это нужно возрождать. Нужно вводить нужные законы, убеждать в необходимости помогать, показывать все проблемы нашего общества изнутри, показывать детские дома, потому что не всегда из окна своей машины можно все это увидеть.

А законодательно поддерживая меценатство, государство должно также изменить и отношение общества к бизнес-сообществу, а это крайне важно, так как сегодня большая часть населения негативно относится к предпринимательству".

Глава II. Деятельность Тосненского районного Дома культуры по работе со спонсорскими и меценатскими организациями

2. 1 Дома культуры и клубы, как важнейший сегмент социально-культурной деятельности, в работе со спонсорским, благотворительными и меценатскими организациями

Клуб — общественная организация, добровольно объединяющая группы людей в целях общения, связанного с различными интересами, а также для отдыха и развлечения. Клубные учреждения — массовые культурно-просветительские учреждения, организующие досуг и способствующие развитию творческих способностей населения. Организацию отдыха, общения и развлечений представителей дворянских кругов Начало 19 века — время развития салонов, кружков, обществ различной направленности (музыкальных, литературных, спортивных). Предреволюционные процессы изменили коллективные формы дворянского досуга. С целью изыскания средств в дворянские клубы стали допускать представителей других сословий, что помогало поддерживать в них былой блеск и великолепие. Начались поиски более камерных форм досугового времяпрепровождения, получили распространение аристократические клубы и кружки по интересам различных направлений: художественные, литературные, музыкальные, любителей балета и пр. Стали популярны виды спортивных занятий, требующие больших затрат и специально оборудованных площадок, что, в свою очередь, требовало объединения средств: ольшой теннис, конный спорт. Активно развивались клубы в офицерской среде (напр., гостиная офицеров Измайловского полка, увлекающихся литературой).

К началу ХХ века в организационном и финансовом отношении активно участвует в столичных клубах купечество, породив такую новую форму досуга, как совместные обеды в дорогих ресторанах. Стало возрастать число людей в либерально настроенных дворянских кругах, посвящавших свой досуг общественной работе и развитию народного образования. Самым многочисленным сословием стало мещанство (ремесленники, мелкие торговцы, мелкие домовладельцы, «работные» люди). В их среде наблюдалась тесная связь работы с домашним бытом и досугом, так как большинство работали на дому и в производстве принимала участие вся семья. Способы времяпрепровождения у мещан были весьма разнообразны. Это и многолюдные «вечеринки» для завязывания знакомств с играми, сопровождавшимися поцелуями, фантами, танцами и т. д. Данью крестьянским традициям были девичьи «капустницы» которые чаще всего устраивали семьи, где были невесты, так как на обязательную после рубки капусты «вечерку» приглашали холостых парней.

В зажиточных мещанских семьях для молодежи устраивали домашние вечера. Нередко молодые люди проводили время в офицерских или в приказчичьих клубах, когда в них проводились публичные мероприятия. Большим успехом пользовались вечера в Купеческом собрании. Наиболее просвещенная молодежь нередко устраивала домашние спектакли, совместные чтения.

Самым распространенным видом досуга женщин-мещанок было рукоделие, нередко рукодельная работа сочеталась с беседой — так называемые «работные посиделки». Зажиточные же мужчины проводили время в клубах, трактирах, чайных, посвящая это время игре в карты, бильярду, лото, и даже нелегальным петушиным боям. Популярностью всех пользовался кинематограф, в зрительном зале можно было увидеть студентов и жандармов, офицеров и курсисток, интеллигентов и рабочих, приказчиков, торговцев, дам света, модисток, чиновников и т. д. Балаганы сменились стационарными кинотеатрами. Кино входило в повседневный быт.

Начало ХХ века было отмечено расширением сети образовательных учреждений в сфере досуга (воскресные и вечерние школы, образовательные курсы и кружки, народные университеты), которые могли посещать мещане и рабочие фабрик и заводов. В этой среде стали появляться самодеятельные «общества самообразования рабочих» и первые Народные дома, где силами интеллигенции велась культурно-просветительная работа: проводились лекции, устраивались спектакли, экскурсии, создавались творческие драматические и хоровые коллективы. А также с нарастанием революционного движения велись беседы на политические темы, под видом гуляний проводились маевки и митинги, что послужило причиной их закрытия после разгрома революции 1906−1907 года. Выжили лишь «общества самообразования рабочих», где больше внимания уделялось вопросам образования и духовного развития.

После революции театры, музеи, библиотеки, кинотеатры, коллекции произведений искусства были переданы государству. Важное значение стало придаваться просвещению и образованию людей. Внешкольный отдел при Наркомпросе и местные органы народного образования оказывали содействие в налаживание культурно-досуговой работы. Большая роль отводилась учреждениям культуры в деле обучения людей, не получивших начального образования. Создавались пункты «ликбез». В целях расширения политической пропаганды в клубах стали проводиться митинги, митинги-концерты, лекции, доклады, вечера вопросов и ответов и др. При клубах создавались политкружки. В 20-е годы стала активно развиваться художественная самодеятельность, кружки создавались в воинских частях, клубах, народных домах.

После неурожая 1921 года, явившегося следствием гражданской войны, культурно-досуговые учреждения перевели на местный бюджет, что привело к сокращению учреждений культуры, особенно в сельской местности. И лишь с продолжением финансирования в конце началось восстановление сети и ее развитие. В конце 20-х годов были открыты первые Дома Культуры, в начале 30-х — Дворцы культуры, а в сельской местности — колхозные и совхозные клубы и библиотеки. В 30-е годы КПУ стали проводниками идей индустриализации и коллективизации, выполнения пятилетних планов, социалистических соревнований. В клубах, Домах и Дворцах культуры проводились вечера «обмена опытом», «рабочей смекалки». Стали регулярно проводиться смотры народного творчества.

Со второй половины 30-х годов в жизнь вошли новые типы КПУ — передвижные библиотеки, кино- и радиопередвижки, передвижные выставки, агитповозки, агитмашины — обслуживая населенные пункты, не имеющие учреждений культуры, а также крестьян. Произошли изменения в системе управления культурно-просветительной работой: на смену Главполитпросвету в наркомпроссах были созданы сектора массовой политико-просветительной работы. Сфера досуга этого времени отмечена возросшей посещаемостью клубов, Домов и Дворцов культуры, библиотек, кинотеатров, театров. Стало сокращаться число людей, посещающих церкви и отмечающих религиозные праздники.

С началом ВОВ резко сократились ассигнования на содержание клубов, библиотек, Домов культуры, наполовину по сравнению с предвоенным периодом уменьшилась их сеть. Основным содержанием работы домов культуры, клубов, библиотек, музеев, изб-читален стало разъяснение характера и целей войны, разоблачение сущности фашизма. Стали проводиться встречи с фронтовиками, небольшие концерты. Были созданы передвижные учреждения культуры — походные клубы, агитэскадрильи, библиотеки-передвижки, агитпоезда и др. Использовался опыт передвижной работы времен гражданской войны. Культработники шли в цеха, в поле, на фермы, разъясняя людям смысл военных событий. Порой, рискуя жизнью, работники культуры спасали культурные ценности, исторические, художественные и литературные памятники. На фронте были созданы фронтовые и армейские дома Красной Армии, в частях имелись дивизионные клубы, клубы частей, полков, руководили которыми призванные в армию учителя школ, преподаватели вузов.

Война нанесла огромный ущерб учреждениям культуры, количество клубов сократилось с 1мил. 18тыс. до 9 тыс. 500. По мере освобождения территории восстанавливались и учреждения культуры. Была поставлена задача: при каждом сельсовете — клуб, в каждом районном центре — Дом культуры.

В послевоенный период возросли затраты на осуществление культурно-досуговой деятельности, расширилась сеть культурно-досуговых учреждений. В восстановлении и строительстве их государство опиралось на безвозмездную помощь населения. Ремонтировались разрушенные здания, приводились в порядок пустующие помещения, в которых открывались клубы, читальни, красные уголки. В 1965 году было положено начало преобразованию сельских клубов в Дома культуры. В пределах районного центра создавался комплекс учреждений культуры (районный Дом культуры, широкоэкранный кинотеатр, ДМШ, музей, районная библиотека, народная филармония, парк культуры и отдыха, художественно-оформительская мастерская) В 70-х годах в среде молодежи началось движение за создание молодежных клубов, развивалось любительское движение (клубы по интересам).

Все действующие в России КДУ подразделяются на несколько типов, каждый из которых включает группу однородных учрежднний, обладающих характерными признаками.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой