Проблемы мотивации в психологической науке

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Тема 1. Проблемы мотивации в психологической науке.

План

1. История изучения активности человека и животных.

2. Активность как одна из проблем психологии мотивации.

3. Изучение мотивации и мотивов человека.

4. Методы изучения мотивации и мотивов.

Научному изучению причин активности человека и животных, их детерминации, положили начало еще великие мыслители древности — Аристотель, Гераклит, Демокрит, Лукреций, Платон, Сократ, упоминавшие о нужде как учительнице жизни. Демокрит, например, рассматривал нужду как основную движущую силу.

Гераклит утверждал, что потребности определяются условиями жизни.

Сократ считал, что человек должен стремиться к минимизации потребностей и удовлетворять их только тогда, когда они становятся действительно насущными.

У Платона потребности, влечения и страсти образуют «вожделеющую», или «низшую» душу, которая подобна стаду и требует руководства со стороны «разумной и благородной души».

Аристотель полагал, что стремления всегда связаны с целью, в которой в форме образа или мысли представлен объект, имеющий для организма полезное или вредное значение. С другой стороны, стремления определяются потребностями и связанными с ними чувствами удовольствия и неудовольствия, функция которых состоит в том, чтобы сообщать и оценивать пригодность или непригодность данного объекта для жизни организма. Таким образом любое волевое движение и эмоциональное состояние, определяющее активность человека, имеют природные основания.

Б. Спиноза считал главной побудительной силой поведения аффекты, к которым он относил в первую очередь влечения, связанные как с телом, так и с душой. Если влечение осознается, то оно превращается в желание.

П. Гольбах писал, что потребности выступают движущим фактором наших страстей, воли, умственной активности. Через мотивы потребности приводят в действие наш ум, чувства и волю и направляют их к тому, чтобы предпринять определенные меры для поддержания существования организма. Потребности человека беспрерывны, и это обстоятельство служит источником его постоянной активности.

Большую роль потребностям в понимании поведения человека отводил Н. Г. Чернышевский. Только через них, считал он, можно понять отношение субъекта к объекту, определить роль материально-экономических условий для психического и нравственного развития личности. С развитием потребностей он связывал и развитие познавательных способностей. Первичными являются органические потребности, удовлетворение которых ведет и к появлению нравственно эстетических потребностей. Животные наделяются лишь физическими потребностями, которые и определяют их поведение и психическую жизнь.

Также значительную роль в психической активности человека отводил потребностям Р. Вудвортс. Благодаря им организм оказывается чувствительным к одним стимулам и безразличным к другим, что, таким образом, не только определяет характер двигательных реакций, но и влияет на восприятие окружающего мира (здесь смыкаются взгляды Р Вудвортса и А. А. Ухтомского на доминанту и, по существу, рассматривается потребность как доминантный очаг возбуждения).

В первой половине 20-го столетия в разны странах мира почти одновременно началась плодотворная работа выдающихся основоположников современных направлений в изучении мотивации. З Фрейд в Австрии, Ню Ах и К. Левин в Германии, И. П. Павлов и Е. Н. Соколов в России, У. Мак Дауголл, а Англии, Ую Джеймс и Э Торндайк в Америке внесли решающий вклад в создании подходов в исследованию мотивов и мотивации, которые интенсивно развиваются до настоящего времени.

О мотивации говорят много. С некоторых пор это слово проникло и в обыденную речь. Им пользуются, чтобы сказать, что человек делает что-то охотно или по своей воле. В психологии понятие мотивации имеет длинную и довольно запутанную историю. Еще более запутанной является почти столетняя история относящихся к ней исследований. Вряд ли найдется такая частная область психологии, которой бы не приходилось апеллировать к эффектам мотивационных процессов, хотя бы для того, чтобы как-то объяснить неожиданные результаты. Собственно психология мотивации формировалась на протяжении нескольких десятилетий. Но даже ее трудно окинуть одним взглядом, т.к. проблемы. Которые она призвана объяснить исходят из таких несхожих областей, как экспериментальная психология научения, социальная психология, психология личности, клиническая психология.

Едва ли найдется другая такая необозримая область психологических исследований, к которой можно бы было подойти со столь разных сторон, как к психологии мотивации.

2

Жизнь любого человека представляет собой непрерывный поток активности. Этот поток включает не только разного рода действия или сообщения, но и переживания — психическую активность в виде восприятий, мыслей, чувств и представлений, даже если она недоступна внешнему наблюдению и не производит каких либо непосредственных изменений во внешнем мире. Формы активности варьируют от образов представлений, проплывающих перед нашим внутренним взором в снах и грезах, до действий, произвольно осуществляемых по заранее намеченному плану. К психологии мотивации относятся лишь такие формы активности, которые характеризуются направленностью на достижение некоторой цели, образуя в этом отношении искомое единство. Исследования мотивации призваны обосновать расчленение потока активности на единицы прежде всего с точки зрения вопроса «Зачем?». Например: как изменяются цели одного типа в течение жизни индивида и какими могут быть индивидуальные различия? Почему в данных ситуационных исследованиях человек выбирает данную, а не какую-то иную цель (активность) и некоторое время с определенной настойчивостью старается ее достичь?

Разумеется, есть важные проблемы, которые исследования мотивации не затрагивают, поскольку их разрешение почти не связано с вопросом «Зачем?». Всевозможные функциональные способности, такие как восприятие, переработка информации, речь, моторные навыки, без которых активность не могла бы осуществляться, в исследованиях мотивации тоже не затрагиваются. Их изучением занимаются другие разделы психологии, прежде всего психология познавательных процессов.

Виды активности

Среди возможных различий в психологии мотивации представляются полезными следующие. Прежде всего нужно развести произвольные и непроизвольные активности в зависимости от их соответствия интенции переживающего или действующего субъекта, от контроля их целесообразности и коррекции (или возможности такой коррекции.

Произвольной активность можно назвать. Когда известно, что отдельные ее стадии согласуются с меняющимися условиями ситуации и продолжаются ровно столько, сколько необходимо для достижения определенного результата. Это активность, при которой созданы преследуемая цель, возможность контроля за ходом разворачивающихся процессов. Только применительно к подобным единицам активности имеет смысл ставить вопрос «Зачем?» и искать мотивацию. Произвольная активность всегда проходит на фоне более или менее отчетливых ожиданий предполагаемого результата деятельности или возможных последствий такого результата. Наиболее явно эти ожидания выступают в волевых действиях, однако они прослеживаются и в сугубо импульсивных реакциях. Даже когда волевые действия автоматизируются до уровня навыков, ожидания продолжают имплицитно играть свою роль в регуляции активности, что сразу же становится очевидным при нарушении протекания автоматизма.

Непроизвольными (или, по меньшей мере, промежуточными) являются единицы активности, связанные с переживаниями типа сна или грезы, когда человек предается размышлениям, как смотрящий спектакль зритель. К непроизвольному поведению относятся как чисто рефлекторные ответы, например мигательный рефлекс и ориентировочная реакция, так и условные сигнальные реакции. Следует также выделить единицы поведения, нежданно, наподобие инородного тела, вклинивающиеся в упорядоченную последовательность действия и иногда даже разрушающие ее. Они напоминают то, что в психоанализе обозначалось как ошибочные или симптоматические действия, происходящие с субъектом непредвиденно и необъяснимо (З. Фрейд, 1901). Применительно к непроизвольной активности, видимо, лишен смысла вопрос «Зачем?», поскольку ей нельзя приписать никакого намерения. Это, однако, не значит, что подобная активность беспричинна, нецелесообразна и не поддается объяснению. Ее объяснение связано с ответом на вопрос «Почему?», а не «Зачем?», например с раскрытием причинных зависимостей организмических процессов.

Среди единиц произвольного поведения следует различать действия и навыки. В действиях находит выражение не только присущая поведению животных целенаправленность, но еще и нечто, характеризующее исключительно человека. Речь идет о так назаваемой рефлексивности действия. Рефлексивность означает, что действие сопровождается особого рода «обратной связью» — субъект осознает свое действие. До и во время него он может оценивать намеченную цель с точки зрения перспектив успеха, корректировать ее с учетом различных норм, чувствовать себя ответственным за возможные результаты, продумывать их последствия для себя и окружающих, а также сообщать все это другим людям. Напротив, устоявшиеся способы действия (привычки, навыки), как, например, фиксированные в субкультуре процедуры приветствия или навыки вождения автомобиля, суть активности, ставшие настолько заученными. Что превратились в автоматизмы. Они лишены рефлексивности, которая, однако, восстанавливается при нарушении протекания деятельности. Действия, как правило, включают в себя отдельные сегменты в форме навыков.

Активность еще можно различать и по тому, насколько она нормативна или индивидуальна, т. е. отклоняется от правил, от привычного. Почти к любым жизненным ситуациям применимы правила поведения, обязательные в данной субкультуре и восходящие к ее традициям. Причины поступков, их цели и средства часто очевидны для современников. Принадлежащих к той же культурной среде, поэтому при нормативном поведении вряд ли кто-нибудь задаст вопрос «Зачем?». Люди определенным способом утоляют жажду и голод, вступают в союз с партнером противоположного пола, воспитывают детей, приобретают друзей, пытаются улучшить социальные и экономические условия, стремятся побольше узнать и понять, а также делают многое другое.

Все это, очевидно, присуще природе человека, и вряд ли требуется уточнение вопроса «Зачем все эти действия совершаются?».

Действие становится индивидуальным, когда его нельзя отнести к конвенциональным ни на стадии целеполагания, ни на стадии его осуществления. В отличие от нормативного индивидуальное действие требует ответа на вопрос «Зачем?», т. е. ответа на вопрос о мотивах. Иногда такое действие требует от субъекта и оправдания своего поступка. Так, в случае преступления ищут его мотив, а преступнику приходится отвечать за содеянное. Индивидуальным действие является или когда ни влияние, ни принуждение, ни отрицательные последствия не могут заставить человека отклониться от избранного курса; или когда человек, столкнувшись с привычной для него ситуацией, ведет себя в ней иначе, нежели раньше; или когда действие само по себе оказывается противоречивым; или когда человек в различных ситуациях ведет себя не нормативно-различно, как другие, а одинаково.

Индивидуальным действие делает то, что оно всецело не определяется условиями ситуации. Вероятно, должны существовать специфические свойства, определяющие индивидуальные различия в их желаниях, влечениях, стремлениях, намерениях. Мотивах или в чем-то еще. Мысль о личностной детерминации действия приходит на ум и когда разбираются различные параметры действия. Келли выделяет следующие параметры.

1. Степень соответствия данного действия действиям других людей (индивидуальные различия). Чем меньше согласуется действие человека с действиями большинства людей в той же ситуации, тем в большей степени оно обусловлено личностными факторами. Пример: толпа людей неподвижно стоит вокруг жертвы аварии, и лишь один наклоняется, чтобы помочь. Этого человека, по-видимому, отличает большая готовность к помощи.

2. Степень соответствия данного действия действиям человека в других ситуациях (стабильность по отношению к ситуациям). Чем однотипнее действует человек в различных ситуациях, тем сильнее его поведение обусловлено личностными факторами. Пример: человек обсуждает свои профессиональные дела не только на работе, но и на загородной прогулке, более того, он готов превратить любую вечеринку в рабочее совещание. Скорее всего у этого человека очень высока мотивация достижения.

3. Степень соответствия данного действия действиям человека в аналогичных ситуациях в прошлом (стабильность во времени). Чем чаще и чем заметнее человек при повторных ситуациях меняет свое поведение, тем в большей степени оно детерминировано личностными факторами (при условии. Что на ситуацию не влияют дополнительные внешние обстоятельства). Пример: школьник первые побарывает искушение списать контрольную, хотя возможности для этого по-прежнему благоприятны, а способности его не улучшились. Вероятно, он стал честнее, достиг более высокой ступени морального развития.

По мере того как по всем трем параметрам действие становится все более индивидуальным, оно все в меньшей степени начинает определяться внешними обстоятельствами и все сильнее зависит от своеобразия или личностных особенностей действующего субъекта. Поэтому либо субъекты обладают различными по виду и формам проявления мотивационными диспозициями, либо причины меняющейся мотивации обусловлены самой ситуацией (например, изменившимися внешними обстоятельствами); в противном случае действия следует охарактеризовать как случайные.

Три указанных парметра связаны с двумя проблемными областями: межиндивидуальные и интраиндивидуальные различия поведения. Параметр 1 — соответствие действия поведению других людей — несомненно относится к межиндивидуальным, а параметр 3 — стабильность во времени — к интраиндивидуальным различиям. Параметр 2 — стабильность по отношению к ситуациям — может свидетельствовать о межиндивидуальных различиях, если постоянство действий в разных ситуациях, скорее выглядит как отклонение от естественного поведения, а не как обусловленное временем изменение.

При внешнем наблюдении мы в рамках одной ситуации склонны сопоставлять одновременные или почти одновременные события, а не события, изрядно отстоящие друг от друга во времени. Кроме того, сравнить действия разных людей возникает у нас, пожалуй, чаще, чем желание сравнить поступки одного человека в разные периоды времени. На чем бы ни строилось наивное объяснение поведения других людей, оно скорее будет связано с межиндивидуальной, чем с интраиндивидуальной проблематикой, вероятно, потому, что суждения об интраиндивидуальных изменениях строятся на информации, охватывающей длительный период времени. Внешний наблюдатель редко располагает подобными сведениями.

3

Выполнение задач, стоящих перед психологической наукой, в известной мере зависит от того, насколько успешным будет изучение различных сторон человеческой активности, закономерностей ее изменения и возможностей регулирования в нужном направлении.

Рассматривая мотивацию человека как психологический феномен, ученые столкнулись со многими трудностями, что потребовало от науки более интенсивной разработки проблематики человека как в теоретическом, так и в практическом отношении. Стала более очевидной необходимость познания закономерностей функционирования психики и знания того, как они обусловливают поведение человека в различных ситуациях.

Как известно, психическое развитие человека происходит в условиях весьма сложного и многообразного соотношения биологического и социального, оно определяется взаимосвязью органических задатков и деятельности индивида, реализуемой в конкретных социально-исторических условиях (Брушлинский А.Б., 1974). Будучи включенной в исторически сложившиеся формы деятельности людей, любая деятельность человека подчиняется законам общественного развития.

Изучение мотивационных процессов у человека есть, по сути дела, изучение личности в ее деятельности. Специфика человеческой деятельности заключается в том, что она всегда целенаправленна. Способность к целеполаганию — одна из принципиальных особенностей человека как разумного существа. Выражая активную сторону сознания и нередко определяя способ и характер действий человека, цель, которую человек ставит перед собой, интегрирует в единое целое сложную структуру регулятивных процессов поведения, определяет то, что человек совершает данный поступок, а не иной. Большое внимание взаимосвязи мотивов и целей деятельности уделяет С. Л. Рубинштейн. Именно это обстоятельство, по его мнению, определяет сознательную психическую жизнь индивида, проводит через нее хотя и изменяющуюся применительно к обстоятельствам, но все же единую жизненную линию. И именно поэтому при изучении мотивации следует должное внимание уделить психологическому анализу деятельности.

Обусловленность психики человека исторически сложившимися формами деятельности предполагает необходимость рассмотрения проблемы мотивации также со стороны связи и взаимообусловленности деятельности и сознания. Активность человеческой деятельности определяется не только жизненной потребностью организма, но также обусловлена осознанием зависимости удовлетворения индивидуальных запросов от выполнения определенных действий, направленных на удовлетворение как нужд самого человека, так и нужд общества. Этим подчеркивается важнейшая роль сознания в деятельности человека как существа общественного по своей природе.

П.М. Якобсон обращает внимание на очевидную необходимость собственно психологических (в противовес нейрофизиологическим) способов причинного объяснения поведения человека. Невозможно, например, назвать причиной преступного поведения неустойчивость нервной системы, так как остается непонятным, почему многие люди с подобными психо-физиологическими данными таких поступков не совершают.

В течение более чем полувекового периода на западе было проведено много исследований по проблеме мотивации поведения, которые развивались, в основном, в рамках трех направлений: бихевиоризма, психоанализа, гештальтпсихологии, а также более поздних и современных модификаций этих течений. Многие зарубежные теории мотивации построены на основании экспериментов с животными, поэтому в ряде случаев прямая экстраполяция на человека невозможна. Кроме того, возникает вопрос: можно ли вообще эти теории рассматривать как истинно мотивационные? Не являются ли они биологическими теориями детерминации поведения?

Растущий интерес к психологии личности, к сложным динамическим переменам в ее деятельности и поступках делает изучение мотивации поведения человека насущной задачей психологической науки. Очевидно, что требуется критическое рассмотрение существующих точек зрения на проблему и поиск нового подхода к ее решению. Этому будет уделено внимание в следующих лекциях и семинарских занятиях.

4

Насколько важно знание людьми мотивов друг друга, особенно в совместной деятельности, известно всем. Однако выявление оснований действий и поступков человека — дело не простое, связанное как с объективными, так и с субъективными трудностями. Изучение психологического склада человека включает выяснение и таких вопросов:

— какие потребности присущи данному человеку;

— с помощью каких средств он предпочитает удовлетворить свои потребности;

— какие ситуации или состояния запускают то или иное поведение;

— что сильнее влияет на мотивацию — имеющиеся потребности или чувство долга, ответственности;

— какова направленность личности.

Ответ на большинство этих вопросов можно получить, лишь используя разноообразные методы изучения мотивов и личности.

Психологами разработано несколько подходов к изучению мотивации и мотивов человека: эксперимент, наблюдение, беседа, опрос, анкетирование, анализ продуктов деятельности и пр. Все эти методы можно разделить на три группы:

1. Осуществляемый в той или иной форме опрос субъекта;

2. Оценка поведения и его причин со стороны (метод наблюдения);

3. экспериментальные методы.

Помимо этого, различают три общих методических подхода к изучению мотивов: косвенный, прямой и проективный.

При первом подходе процедура исследования требует от испытуемого таких действий, диагностический замысел которых для испытуемого остается неразгаданным. Например, исходным пунктом мотивационного теста при контролируемых условиях может являться избирательность в запоминании событий, неодинаковая осведомленность в различных областях, интенсивность стремления к чему либо.

Процедуры косвенного подхода к изучению мотивов иногда называют «объективными» тестами. Методология таких тестов разработана недостаточно, и процедуры косвенного подхода не нашли пока широкого применения.

Второй, прямой, подход основывается на собственных высказываниях обследуемых. У данной процедуры имеются серьезные недостатки. Во-первых, ответы могут быть искажены (неосознанно) или сознательно фальсифицированы испытуемым, во-вторых, ответы требуют самооценки, что сопряжено со многими трудностями.

Соблюдение общих методических принципов опроса и тщательная проработка самих тестов могут предотвратить влияние большинства причин, приводящих к искажению поведения, или своевременно вскрыть эти искажения.

Трудность самооценки может быть устранена, если тест составлен правильно и его вопросы не требуют глубокого самоанализа.

Третий подход к изучению мотивов заключается в том, что испытуемому предлагается многосмысловой материал. Эти многозначные ситуации по разному воспринимаются испытуемыми с различной мотивационной сферой. Существенным недостатком данных процедур является то, что высказывания обследуемых достаточно произвольно могут трактоваться экспериментатором и здесь нет объективных критериев.

В практике изучения мотивов поведения наибольшее применение нашли опросные листы и тесты, реализующие второй подход. Получаемая при этой процедуре информация имеет характер непосредственных реакций на вербальные индикаторы. В качестве индикаторов используются вопросы, на которые испытуемый отвечает утвердительно или отрицательно, или высказывания, которые он считает верными или неверными. Возможные ответы обычно даются заранее и требуют только отметки условным знаком.

Тесты по изучению мотивов построены на основе предположения, что причины, побуждающие поведение, осознаются человеком и могут быть качественно оценены. Таким образом, тесты мотивов являются психометрическими процедурами, направленными на определенные степени выраженности индиката.

Характер мотивов определяется посредством большого числа отдельных индикаторов (от 15 до 40), имеющих одну направленность. Ответ на один индикатор не считается достаточно надежным.

Большое число индикаторов способствует точности структурной и измерительной моделей.

Однако, идеальных методов, которые бы позволяли проследить весь процесс построения мотивов, выявить его существенные моменты и тем самым — структуру мотива конкретного действия или поступка. Практически нет. В основном методы направлены на выявление личностных диспозиций (свойств личности, установок), которые как доминирующие тенденции, могут повлиять на принятие решения и формирование намерения, но отнюдь не известно, повлияли ли они на решение конкретно в данном случае.

Надо заметить, что выявление мотивов человека дело трудное, но не безнадежное. Оно требует комплексного использования различных методик, позволяющие выявлять глубинные причины поведения человека (потребности, мотивационные установки, состояние в данный момент), а не только цели. Однако при этом следует все же учитывать, что, как и любая психологическая диагностика, определение мотива поведения — это вероятностный процесс, не дающий в ряде случаев стопроцентной гарантии правильности диагноза.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой