Проблемы оперативно-розыскного, криминологического противодействия посягательствам на половую неприкосновенность малолетних

Тип работы:
Дипломная
Предмет:
Государство и право


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ

Государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение города Москвы

«ЮРИДИЧЕСКИЙ КОЛЛЕДЖ»

выпускная квалификационная работа

Правоохранительная деятельность

Проблемы оперативно-розыскного, криминологического противодействия посягательствам на половую неприкосновенность малолетних

ДИПЛОМНИК М.Н. Никин

Москва, 2015

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ НАСИЛЬСТВЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ СЕКСУАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА, СОВЕРШАЕМЫХ В ОТНОШЕНИИ МАЛОЛЕТНИХ, И ИХ УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

1.1 Понятие и сущность насильственных преступлений сексуального характера, совершаемых в отношении малолетних

1.2 Ответственность за насильственные преступления сексуального характера, совершаемые в отношении малолетних в уголовном праве России

ГЛАВА 2. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ НАСИЛЬСТВЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ СЕКСУАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА, СОВЕРШАЕМЫХ В ОТНОШЕНИИ МАЛОЛЕТНИХ

2.1 Криминологическая характеристика насильственных преступлений сексуального характера, совершаемых в отношении малолетних

2.2 Криминологическая характеристика особенности личности лица, совершившего насильственное преступление в отношении малолетнего

ГЛАВА 3. ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫЕ МЕРЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ПОСЯГАТЕЛЬСТВАМ НА ПОЛОВУЮ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ МАЛОЛЕТНИХ

3.1 Оперативно-розыскная профилактика посягательств на половую неприкосновенность малолетних

3.2 Расследование изнасилований малолетних

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования обусловлена, прежде всего, тем, что российский законодатель, в ст. 38 Конституции России обязывает государство защищать детство и заботиться о детях. Это положение Основного закона находит свое дальнейшее развитие в семейном, трудовом, административном, уголовном, уголовно-процессуальном и ином законодательстве Российской Федерации. В частности, действующий УК РФ, характеризуется широкой защитой прав и законных интересов малолетних граждан.

Цель исследования. Цель настоящего исследования заключается в том, чтобы на основе изученных нормативно-правовых актов и практики их применения, авторитетных исследований в данной области, анализа статистики, современного состояния общества и исторических правовых документов максимально объективно и всесторонне изучить проблему, с тем чтобы выработать теоретические положения по данной теме и практические рекомендации по повышению эффективности борьбы с сексуальными посягательствами на несовершеннолетних и совершенствованию правоприменительной практики в области квалификации данных видов преступлений и установления уголовно-правовых санкций за их совершение.

Основные задачи исследования. 1) Рассмотреть законодательство об ответственности за сексуальные посягательства в отношении несовершеннолетних, в том числе исторический опыт как российского, так и зарубежного права. 2) Провести сравнительно-правовой анализ современных российских и зарубежных уголовно-правовых норм. 3) Изучить криминологическую основу совершения данных видов преступлений. 4) Рассмотреть проблемы, связанные с назначением наказаний за данные виды преступлений и их уголовно-правовой квалификацией.

Новизна исследования. Широкий охват правоприменительной практики, изучение проблемы в ее неразрывной взаимосвязи с современными общественными, социальными и правовыми условиями, выработка по итогам исследования практических рекомендаций по совершенствованию законодательства в данной сфере.

Методы исследования. При решении поставленных задач нами широко использовались такие методы, как сравнительное исследование (в части сопоставления российского и зарубежного права), исторический анализ (при изучении истории правового регулирования ответственности за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних), толкование правовых норм, изучение статистических материалов и судебной практики, а также иные методы исследований.

Объект исследования. Основным объектом исследования являются распространенные проблемы, возникающие при квалификации преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних, а также при рассмотрении вопроса о назначении соразмерного и справедливого наказания с учетом всех обстоятельств дела. К числу таких проблем относятся: проблема установления возраста согласия и добросовестного заблуждения обвиняемого в возрасте потерпевшей (потерпевшего), проблема квалификации смежных составов и совокупности преступлений, а также установления соразмерного наказания за их совершение, проблемы, связанные с применением принудительных мер медицинского характера, проблемы, связанные с привлечением обвиняемых к уголовно-правовой ответственности и освобождением от нее. Дополнительным объектом исследования является изучение института уголовной ответственности за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних как такового, в том числе его истории и практики применения в праве зарубежных стран.

Предмет исследования. Предметом исследования являются:

— действующее российское законодательство в области уголовной ответственности за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних;

— действующее зарубежное законодательство в области уголовной ответственности за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, а также исторические правовые акты;

— научная литература (монографии, диссертации, статьи) по данной теме, общим вопросам, касающимся уголовного права, а также смежным проблемам;

— судебная практика по делам о преступлениях против половой неприкосновенности несовершеннолетних, а также акты толкования уголовного права;

— данные статистики по тематике исследования.

Эмпирическая база исследования. Эмпирическую базу исследования составляют приговоры судов по делам о преступлениях против половой неприкосновенности несовершеннолетних, а также статистические данные.

В кодексе выделены самостоятельные главы «Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» (гл. 14) и «Преступления против семьи и несовершеннолетних» (гл. 20). В них содержатся статьи, с одной стороны, дающие определение несовершеннолетнего, преступившего уголовный закон, и особенности уголовно-правовых последствий его деяния.

С другой стороны, в гл. 20 УК РФ объединен комплекс норм, охраняющих законные интересы несовершеннолетнего и малолетнего (ст. 150−157 УК РФ). Эти нормы совместно с положениями отдельных статей УК РФ, предусматривающих совершение преступлений в отношении малолетних в качестве квалифицирующих признаков (ст. 117, 121, 122, 126, 127, 131, 132, 134, 135, 206, 230), образуют законодательную базу уголовно-правовой защиты детей. В некоторых нормах Уголовного кодекса Российской Федерации установлена повышенная ответственность за преступления в отношении: «лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста и половой зрелости» (ч. 12 ст. 134, ч. 1 ст. 135), «лица, достигшего двенадцатилетнего возраста, но не достигшего четырнадцатилетнего возраста (ч. 3 ст. 134, ч. 2 ст. 135).

Еще более строгая ответственность предусмотрена в УК РФ за изнасилование «потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста (п. «б» ч. 4 ст. 131) и совершение насильственных действий сексуального характера «в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста» (п. «б» ч. 4 ст. 132).

Вместе с тем, несмотря на такую достаточно широкую обеспеченность в законодательстве России уголовно-правовой охраны прав, свобод и законных интересов малолетних лиц, в отношении них продолжают совершаться опасные посягательства на их жизнь, здоровье и половую неприкосновенность.

Конечно, проведенные исследования, не раскрывают полной картины состояния дел в сфере противодействия сексуальным посягательствам на малолетних, что не удивительно, ибо «сексуальные преступления, даже изнасилования, всегда отличались высоким уровнем латентности, что не должно вызывать удивления, поскольку такие преступления всегда связаны с весьма интимными отношениями и переживаниями. Не лишено оснований, что наблюдаемое в последние годы снижение числа изнасилований может быть вызвано тем, что потерпевших и их близких чаще стали запугивать и подкупать. Что касается таких преступлений, как понуждение к действиям сексуального характера, половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 14-летнего возраста, и развратные действия, они скрываются самими потерпевшими и их близкими из-за боязни негативной реакции окружающих. Если развратные действия совершены отцом или отчимом, то и они далеко не всегда становятся известными правоохранительным органам. Это происходит потому, что, например, матери жертв боятся огласки, разрушения семьи, потери мужа или сожителя и к тому же равнодушны к судьбе собственной дочери»

Это свидетельствует о том, что в России на сегодня, в должной мере не обеспечена государством и его компетентными органами сексуальная безопасность малолетних. В стране продолжают иметь место насильственные посягательства на сексуальную неприкосновенность детей. При этом нужно отметить, что наибольшую угрозу разрастающийся феномен насильственных посягательств сексуального характера в отношении малолетних и несовершеннолетних, представляет не столько самим фактом своего наличия, сколько своим опосредованным негативным влиянием практически на все без исключения сферы социальных отношений. Последствия их совершения приводят к расшатыванию важнейших устоев общества — семьи, отношений в ней, нормального воспитания подрастающего поколения и пр. В связи с чем, как и прежде, и ныне важное значение имеет обеспечение неотвратимости уголовной ответственности за половые преступления, в том числе и за те из их числа, которые посягают на половую неприкосновенность малолетних, а также оперативно-розыскное и иное предупреждение таких деяний.

ГЛАВА I. ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ НАСИЛЬСТВЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ СЕКСУАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА, СОВЕРШАЕМЫХ В ОТНОШЕНИИ МАЛОЛЕТНИХ, И ИХ УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

1.1 Понятие и сущность насильственных преступлений сексуального характера, совершаемых в отношении малолетних

Цивилизованное правовое общество строго оберегает честь и достоинство детей как символ собственной чести, а эффективность этой защиты выступает показателем его культуры. Существующий в стране строй сексуальных отношений охраняется, конечно, не только и не сколько с помощью уголовного законодательства, а главным образом через воспитание у подрастающего поколения нравственных чувств, формирование у детей, подростков и молодежи культуры общения в межличностных отношениях посредством их полового воспитания, оказания им психологической помощи в разрешении глубинных переживаний и конфликтов.

Несмотря на то, что в направлении обеспечения прав детей в последнее время предприняты весьма значительные шаги (ратифицированы основные международные документы, посвященные защите детей, законодательно закреплены их права, гарантированные Конвенцией о правах ребенка, приняты федеральные законы «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации, разработана и реализуется федеральная программа «Дети России», в ряде субъектов федерации учреждены посты уполномоченного по правам ребенка) положение с реальным наблюдением прав ребенка, в частности, с обеспечением защиты детей от насильственных преступлений сексуального характера, оставляет желать лучшего. В структуре преступности насильственные сексуальные домогательства в отношении малолетних менее распространены и не идут ни в какое сравнение, например, с количеством, совершаемых краж и других имущественных правонарушений. Однако даже относительно небольшое их число не может не вызвать тревоги в силу своей повышенной общественной опасности, необратимости последствий, глубоких физических, моральных и психологических травм, для ребенка от них. Проблема защиты прав ребенка неотрывна от проблемы жестокости в отношении детей. Разнообразные проявления жестокого обращения с детьми имелись и имеются во всех странах независимо от их политического, идеологического и экономического устройства. Беда в том, что долгое время мы в нашей стране старались обходить молчанием эту проблему, порой искренне считая, что у нас «дети являются привилегированным сословием"2 и уже поэтому как бы защищены от дурного обращения, криминальных посягательств и пренебрежения. И сегодня проблема жестокости отнюдь не становится менее актуальной, чем ранее, несмотря на происходящий ныне общемировой гуманитарный прогресс. До настоящего времени, к сожалению, не приходится говорить о способности большинства взрослых преодолеть и тем более предупредить проявления жестокости в отношении даже своих собственных детей.

Существующая сегодня практика привлечения к уголовной ответственности лиц, совершивших насильственные преступления сексуального характера в отношении малолетних, показывает, что в большинстве случаев преступления данного вида латентны и эффективное противодействие им представляет определенные трудности, о чем отмечается в литературе. Такое положение дел в данной области обусловлено в первую очередь тем, что в основной массе подобные преступления совершаются при узком круге исключения сферы социальных отношений. Последствия их совершения приводят к расшатыванию важнейших устоев общества — семьи, отношений в ней, нормального воспитания подрастающего поколения и пр. В связи с чем, как и прежде, и ныне важное значение имеет обеспечение неотвратимости уголовной ответственности за половые преступления, в том числе и за те из их числа, которые посягают на половую неприкосновенность малолетних, а также оперативно-розыскное и иное предупреждение таких деяний.

Совершение преступлений в отношении детей со стороны родителей является зачастую следствием безразличия окружающих, самоустранения органов системы профилактики от принятия мер по оздоровлению обстановки в семье, снижения воспитательного потенциала учреждений, ведущих работу с несовершеннолетними, недостаточного реагирования со стороны правоохранительных органов на семейно-бытовые конфликты.

Закономерно, что изнасилование малолетних сопряженное с убийством, с нанесением тяжких телесных повреждений, с истязаниями и мучениями жертв вызывают однозначное и суровое осуждение общественности.

Следовательно, любое насильственное преступление сексуального характера как в отношении ребенка, так и отношении взрослого совершается с какой либо долей жестокости. В отношении первого, жестокость проявляется, по нашему мнению, в большей степени, так как деяние совершается против еще физически и психологически не сформировавшегося лица.

Жестокое поведение может быть определено как осознанное, целенаправленное причинение одним лицом (преступником), своими действиями другому лицу (потерпевшему) мучений и страданий как ради них самих, так и для достижения своих криминальных целей, а также такое поведение, в результате которого субъект преступления должен предвидеть наступление преступных последствий, выступающих результатом его общественно опасных действий.

Жестокость. Что же скрывается под этим понятием? Жестокость — сложное и исторически изменчивое понятие. В узком смысле слова жестокость можно рассматривать как особую форму межличностных социально-психологических отношений. Жестокость, как понятие правовое и нравственное в последнее время все больше привлекает к себе внимание криминологов, занимающихся проблемами преступлений, совершаемых в отношении малолетних.

В периодической печати зачастую можно встретить следующие выражения: «жестокое убийство», «жестокое изнасилование», «изощренная жестокость» и др. Жестокость как форма проявления насилия, в свою очередь, имея этико-нравственно-психологическую природу, характеризует взаимоотношения и взаимодействие людей между собой. Вместе с тем, необходимо отметить, что изучить преступную жестокость в насильственных преступлениях сексуального характера, совершаемых в отношении малолетних, посредством лишь обращения к правовой науке невозможно. В связи с чем в процессе ее познания должны быть привлечены и другие отрасли научного знания — психология (конфликтология), психиатрия и этика, а при изучении сексуального насилия — сексология, сексопатология и криминальная сексология.

А.Р. Ратинов, О. Д. Ситковская предлагают рассматривать жестокость «как свойство личности, заключающееся в безразличии к страданиям других людей (или в стремлении к их причинению), и как осознанные действия, направленные на причинение мучений, страданий другим людям для достижения определенной внешней цели или самоудовлетворения». Следовательно, природа жестокости определяется побуждениями субъекта, когда причинение мучений и страданий служит мотивом или целью его поведения

Российские и зарубежные психологи, психиатры и криминологи особое внимание уделяют проблеме формирования жестокости как линии поведения на начальных стадиях формирования личности — в детском и юношеском возрасте. Проведенное нами исследование показало, что в большинстве случаев преступники, совершившие насильственные преступления сексуального характера в отношении малолетнего либо их соучастники, сами подвергались сексуальному насилию или домогательствам сексуального характера, нередко и со стороны близких им лиц (даже своих родственников) еще в детстве. Представители различных отраслей знаний указывают на патогенное влияние физического и психологического насилия, в том числе сексуальных домогательств, телесных наказаний, неадекватных родительских установок и манипуляторства, на личность и психику ребенка.

В соответствии с Декларацией о ликвидации насилия над женщинами под термином «насилие против женщин» понимается любое насилие, совершаемое по тендерному признаку, которое влечет за собой или может повлечь физический, сексуальный или психологический вред для женщины, причинить ей страдания.

Характеризуя проблему насилия, G. Newton писал: «Суть насилия заключается в том, что благодаря его воздействию человека принуждают вести себя не так, как он того хотел бы. Насилие может быть направлено против психического или нравственного здоровья человека, его имущества и жизненных интересов. Подобное насилие, носящее латентный характер, представляет такую же опасность, как и прямое физическое».

Конкретизируя проявление насилия при половых преступлениях, следует отметить, что оно может выступать средством совершения преступления. Отмечая это, А. А. Жижиленко писал: «Под физическим насилием как способом совершения изнасилования разумеется всякое воздействие на телесную неприкосновенность, будь ли это насилием над личностью в тесном смысле, или же насилие выразилось в телесном повреждении независимо от его тяжести. В отношении насилия при половых преступлениях П. И. Люблинский отмечал, что «физическое насилие вообще выражается в действиях, нарушающих телесную неприкосновенность другого лица помимо его явного или скрытого согласия»

Сексуальное насилие как одна из форм насильственного поведения имманентно присутствует во всех культурах. Отмечая данный факт, Дж. Фридман пишет: «Как при совершении с помощью хитрости, так и производимом с помощью насилия половом сношении насилующие мужчины использовали методы, закрепленные культурной традицией. Это необходимо подчеркнуть. При внезапном изнасиловании трюк заключается в том, что жертву во сне захватывают врасплох таким образом, чтобы насилующий мог резким движением ввести свои указательный и средний пальцы во влагалище беззащитной девушки. При половом сношении, совершаемом с помощью насилия, жертва оглушается сильным ударом в солнечное сплетение. Обе практики являются элементом культуры на Самоа»

Кроме того, рассматриваемые нами преступления имеют беспрецедентный резонанс. Например, по информации из СМИ зверские, совершенные с особой жестокостью «серийные» убийства детей после сексуального надругательства над ними в Красноярске, Иркутске и некоторых других местах России привлекли к себе всеобщее внимание, породили страх у населения. Необходимо отметить, что подобные преступления «сотрясают» и многие другие страны. По сообщениям печати, последние годы несколько таких преступлений было совершено в США. В связи с этим без преувеличения можно сказать, что борьба с половым насилием и убийствами на сексуальной почве актуальна практически для каждой страны. Добавим, что у нас такие преступления раскрываются очень плохо, в том числе по причинам их недостаточной изученности, отсутствия необходимых сведений о лицах, которые преступили все мыслимые грани в обращение с детьми.

Однако необходимо отметить и тот факт, что до сих пор мы не умеем исправлять сексуальных преступников, и работа с ними в местах лишения свободы ведется такая же, как например, с коррупционерами (взяточниками) или ворами. Общество ждет более эффективной профилактики этих преступлений, острого реагирования правоохранительных органов на каждый факт их совершения, обязательного изобличения и наказания лиц виновных в них. Причем наказание должно быть таким, чтобы оно исключало возможность рецидива.

В современный период, как известно, началось бурное движение в противоположную сторону, от пуританства и фарисейства к полной разнузданности и резкому падению нравов. Сейчас любой мальчишка и любая девчонка могут в неограниченном количестве приобрести не только литературу, но и видеофильмы о сексе, в которых можно увидеть грязную, срывающую с себя все покровы цивилизации и сводящую секс к простому совокуплению картину, посвященную не только сексу между мужчиной и женщиной, но и ребенка с мужчиной, мужчины с мужчиной, женщины с женщиной. Все это, негативно сказывается на нравственном состоянии нашего общества в целом.

К сожалению, серьезных научных изысканий по данной проблематике, а именно посвященных насильственным половым преступлениям, совершенным в отношении детей в России проведено еще очень мало. При этом если в различных исследованиях механизм сексуальных преступлений еще как-то описывается, то изысканий по поводу механизма преступного поведения, связанного с совершением насильственных сексуальных преступлений в отношении детей нет. Если же, они где-то и встречаются, то в не полной мере и не всегда с уголовно-правовых или криминологических позиций раскрывают данную проблему.

Кроме того, необходимо отметить и еще одно не менее важное обстоятельство, препятствующее глубокому познанию половых преступлений: для изучений такого рода деяний требуются не только специальные знания и навыки применения различных методик познания, но и учесть то, что подобные преступления сами по себе, в силу своего характера и тяжести последствий, к которым приводит их совершение, нередко как бы отталкивают от себя исследователя.

Изнасилования и убийства, совершенные с особой жестокостью, насилие над детьми и причинение им тяжких увечий, различного рода сексуальные извращения всегда вызывали естественное отвращение исследователя, а следовательно, и его нежелание заниматься непосредственным изучением личности виновных в столь омерзительных злодеяниях. Сексуальное же насилие как разновидность полового поведения, точнее, как его не социализированная, вандалистическая форма, не может быть адекватно объяснена лишь как правовое явление вне широкого контекста сексуальной жизни человека, разнообразных сопутствующих ей социально-психологических связей и механизмов, роли сексуальности в его жизни.

В результате проведенной исследовательской работы можно констатировать то, что лица, совершившие серийные изнасилования, в том числе в отношении малолетних, отличаются от лиц, совершивших серийные на сексуальной почве убийства меньшей агрессивностью в достижении своей цели, в частности, обходясь как бы «малой кровью». Большая часть насильников, совершивших рассматриваемые нами преступления (54%) либо не причиняла потерпевшим физического вреда здоровью, либо наносила им легкие телесные повреждения. Вместе с тем необходимо отметить, что посягательства на половое развитие детей грозят не только физическими последствиями, но и, в первую очередь, психологическими, социальными. Конкретизируя их, И. С. Кон отмечает, что «некоторые сексуально травмированные дети, став взрослыми, отличаются пониженным самоуважением, гипертрофированными чувствами вины и стыда, чувством отчуждения от других, отвращением к прикосновениям, склонностью к пьянству и наркомании, высоким процентом самоубийств и предрасположенностью к виктимизации»; «ребенок, подвергшийся сексуальному нападению, сам становится опасен для других»

Еще более негативными последствиями грозит сексуальное насилие над детьми. Оно выступает в качестве сильнейшего стрессора, вызывающего у большинства пострадавших долговременные психологические последствия. Сексуальное насилие «меняет взгляд жертвы на мир и окружающих людей, вторгаясь в систему ее убеждений и нивелируя ее базовые потребности в контроле собственной жизни, в осмысленности мира. В отличие от пострадавших от других экстремальных стрессоров, жертвы сексуального насилия попадают в сложнейшее переплетение правовых, медицинских, социальных, культурных проблем, которые зачастую служат причиной вторичной виктимизации и значительно отсрочивают, а порой и делают невозможным возврат к нормальной жизни»

Следовательно, исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что любое насильственное сексуальное преступление в отношении малолетнего, совершается с проявлением какой либо доли жестокости со стороны насильника, а следовательно, санкции по данным статьям действующего уголовного законодательства должны быть строгими.

В действующем уголовном законодательстве содержится запрет на совершение ряда деяний против половой неприкосновенности и половой свободы личности. И если половая неприкосновенность предполагает запрет на совершение любых сексуальных действий против личности, то половая свобода — право лица (взрослого) самостоятельно решать, как и с кем удовлетворять свои сексуальные желания. В свете этого нужно говорить о том, что ст. 132 УК РФ охраняет не «нормальный уклад» половых отношений в традиционном его понимании. Данная норма, исходя из буквы действующего уголовного законодательства, ставит под охрану те же общественные отношения и интересы, которые охраняются нормой об ответственности за изнасилование. Однако если при изнасиловании речь идет только о половой свободе и неприкосновенности женщины, то при совершении насильственных действий сексуального характера нужно говорить о причинении вреда половой свободе и половой неприкосновенности как женщины, так и мужчины. При этом критерии и границы допустимости собственной половой свободы, несомненно, должны определяться потерпевшим лицом — оно и только оно должно определять, страдает ли в результате совершенного с ним деяния его половая свобода.

Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г. не дает оснований для утверждений о том, что непосредственным объектом любых насильственных действий сексуального характера (как и изнасилования) являются всегда одновременно и половая свобода, и половая неприкосновенность. В ст. 134 УК РФ запрещены добровольные половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16 лет, кроме того, не имеет значения, по чьей инициативе совершены указанные деяния. В УК РФ установлен жесткий запрет на совершение любых ненасильственных сексуальных действий в отношении малолетнего лица, т. е. уголовно-правовой охране подлежит только его половая неприкосновенность (п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ). Из этого можно сделать вывод о том, что половая неприкосновенность не является уголовно охраняемым благом для лиц, достигших 16-летнего возраста. Вместе с тем необходимо отметить и то, что (ч. 1 ст. 132 УК РФ) основным непосредственным объектом основного состава совершения насильственных действий сексуального характера будет являться только половая свобода личности.

Очевидно, что рассматриваемое преступление начинается как раз не с сексуального действия, а с применения насилия к потерпевшей (потерпевшему) или к иным лицам. Таким образом, здоровье потерпевшего (потерпевшей) или иных лиц всегда как минимум ставится под угрозу и является дополнительным объектом насильственных действий сексуального характера.

Так как потерпевшим от насильственных действий сексуального характера может быть лицо любого пола, то отличие насильственных действий сексуального характера от изнасилования, с позиции объекта преступления, изначально происходит по такой составной части объекта, как потерпевший. Исходя из этого, можно утверждать, что с позиции объекта преступления насильственные действия сексуального характера в отечественном законодательстве являются общей нормой по отношению к изнасилованию, которая в свою очередь является специальной по отношению к исследуемому составу.

В соответствии с диспозицией ч. 1 ст. 132 УК РФ объективную сторону насильственных действий сексуального характера составляют мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей). Не вызывает сомнений то, что объективная сторона рассматриваемого состава носит сложный характер, выражаясь в наличии минимум двух последовательных действий виновного: применения насилия (физического или психического) к потерпевшему (потерпевшей) или иным лицам либо использования беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей); совершения собственно действия сексуального характера.

Таким образом, насильственные действия сексуального характера, с точки зрения конструкции объективной стороны, являются сложным (составным) преступлением. Состав рассматриваемого преступления носит исключительно формальный характер с точки зрения конструкции объективной стороны. Поэтому оконченными насильственные действия сексуального характера должны признаваться в момент начала совершения собственно самого сексуального действия, вне зависимости от его продолжительности или физиологической завершенности.

При этом исходя из буквального понимания ч. 1 ст. 132 и п. «в» ч. 2 ст. 132 УК РФ необходимо особо подчеркнуть, что в основном составе рассматриваемого преступления умышленно причиненный вред здоровью потерпевшего (потерпевшей) в результате физического насилия, не требующий дополнительной квалификации, выражен в причинении средней тяжести вреда здоровью.

С другой стороны, считаем, что беспомощное состояние потерпевшего (потерпевшей) имеет место в случае, когда он (она) не могут дать явно выраженного согласия на совершение с ним (ней) действий сексуального характера. Причинами такого беспомощного состояния могут быть самые разные факторы (психическое заболевание, состояние глубокого физиологического опьянения (алкогольного или наркотического), тяжелое соматическое состояние в силу различного рода заболеваний и травм и т. д., в том числе и сон). Однако все эти факторы объединяет одно — жертва не может дать явно выраженного согласия на совершение с ней сексуального действия, и виновный понимает это. В силу такого понимания беспомощного состояния лица, оно и приравнивается к насилию по своим признакам как конструктивное альтернативное обстоятельство, характеризующее объективную сторону насильственных действий сексуального характера.

Интересно, что законодатель впервые в УК РФ 1996 г. также признал традиционное половое сношение всего лишь одним из действий сексуального характера (в диспозиции ст. 133 УК РФ читаем: «Понуждение лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера… «). Следовательно, сопоставительный анализ норм УК РФ дает все основания полагать, что, с точки зрения объективной стороны, изнасилование как насильственное половое сношение является специальной нормой по отношению к насильственным действиям сексуального характера в целом. Специализация происходит изначально по единственному признаку объективной стороны — виду насильственного сексуального действия.

В ч. 1 ст. 132 УК РФ содержатся три формы деяния, которыми может быть совершено данное преступление: мужеложство, лесбиянство и иные действия сексуального характера.

Мужеложство является лишь одним из видов мужского гомосексуализма, который включает в себя еще несколько разновидностей.

Лесбиянство является вторым проявлением гомосексуальных действий, имеющим уголовно-правовое значение при насильственном характере их совершения, и выражается в любом виде сексуальных действий женщины с женщиной. Исследования лесбиянства как уголовно-правового явления до настоящего момента в науке не проводилось. Как уже отмечалось, мужской гомосексуализм знает и другие проявления, кроме мужеложства. Поэтому при насильственных действиях сексуального характера, происходящих между мужчинами и не являющихся мужеложством, такое деяние может попасть под определение «иные действия сексуального характера». При насильственных действиях сексуального характера между женщинами — это всегда насильственное лесбиянство.

Возникает закономерный вопрос, что же такое «иные действия сексуального характера»? Если существующие определения мужеложства и лесбиянства представляются более-менее четкими, то «иное действие сексуального характера» — понятие весьма условное, об этом указывают в своих работах многие авторы

Мало того, что их вряд ли можно перечислить как таковые, так вполне серьезно предлагается к их числу относить не только известные и описанные в медицинской литературе половые перверсии, но и экзотичные для отечественного правоприменителя проявления насильственной сексуальной активности. Представляется, что в случае такого широкого понимания «иных сексуальных действий» УК РФ станет напоминать переиздание Камасутры или медицинское пособие.

Еще одно соображение против такого подхода к трактовке «иных сексуальных действий». В некоторых криминологических работах предлагается считать любое преступление, совершенное на сексуальной почве, относимым к сексуальным насильственным преступлениям. И если в криминологии это может быть оправданным, то в уголовном праве вряд ли.

Действительно, если кто-либо испытывает сексуальное удовольствие, причиняемое истязанием либо нанесением телесного вреда, при этом не совершая сексуальных манипуляций в собственном смысле этого слова, то, если следовать такому подходу, содеянное надлежит квалифицировать именно по ст. 132 УК РФ, а не по статьям о преступлениях против жизни и здоровья личности. Но это же абсурдно — если лицо, к примеру, ампутируя палец потерпевшему, испытывает сексуальное желание либо удовлетворение, то оно по субъективному основанию должно нести ответственность за преступление против половой свободы либо половой неприкосновенности.

На наш взгляд, в действующем законодательстве содержание статьи «иные действия сексуального характера» охватывает вполне определенное количество деяний, которые возможно отграничить от насильственных мужеложства и лесбиянства. Предлагая законодательное определение «иных действий сексуального характера», полезно присмотреться к зарубежному опыту. Ведь будучи для нашей страны новым, рассматриваемый состав довольно длительное время существует в законодательстве многих стран.

Уголовное законодательство Франции и Испании, определяя сексуальное действие как таковое, расшифровывают его содержание как «сексуальное проникновение» Представляется, что если очень разнообразные действия (как насильственные, так и ненасильственные) могут носить сексуальную окраску, то под уголовно значимое понимание «иных сексуальных действий» необходимо относить только те, которые выражаются в насильственном сексуальном проникновении.

Под «сексуальным проникновением» мы понимаем введение как полового органа, так и иных предметов в естественные полости другого лица с целью получения сексуального удовлетворения. В этом случае разновидностью «иного сексуального действия» будут являться и введение полового органа в ротовую полость другого лица, и введение полового члена в заднепроходное отверстие женщины (аналогичное действие в отношении мужчины является актом мужеложства), и введение любого другого предмета в естественные полости другого лица (в том числе и при имитации сексуального действия). Еще раз отметим, что сексуальность как характеристика такого проникновения означает наличие у лица цели получить именно сексуальное удовлетворение.

Нас могут упрекнуть в сужении границ уголовной репрессии, вызванном ограничением перечня иных действий сексуального характера сексуальным проникновением. Однако считаем, что более приемлемо и целесообразно именно такое сужение границ уголовной ответственности за рассматриваемое преступление, ибо в противном случае безграничное понимание «иных сексуальных действий» приведет к неоправданному расширению рамок уголовной ответственности и возможному применению закона по аналогии.

В связи с этим была бы правильной выработка предложений по совершенствованию действующего уголовного законодательства в данной области, которые позволили бы повысить эффективность борьбы с рассматриваемыми преступлениями. Необходимо отметить, что проведение исследований в этом направлении представляет определенные трудности, ибо в уголовно-правовой науке и криминологии половые преступления еще мало изучены с широким привлечением современных достижений социологии, психиатрии, и в первую очередь сексологии, сексопатологии и психологии. В советский период рассматриваемые нами преступления изучались мало и как-то стыдливо, а информация о преступлениях данного вида была недоступна широкой общественности. Она охранялась государством почти наравне с государственными военными секретами.

На основании приведенных соображений мы поддерживаем мнение А. Кибальника, И. Соломоненко и предлагаем изложить ст. 133 УК РФ в следующей новой редакции:

Статья 133. Понуждение к действиям сексуального характера

1. Понуждение лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера путем шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей), наказывается…

2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, если они совершены в отношении несовершеннолетнего (несовершеннолетней), наказываются…

3. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, если они совершены в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, наказываются…

Из вышеизложенного следует сделать вывод о том, что рассматриваемые нами преступления обладают высокой общественной опасностью, так как посягают на нормальное формирование ребенка, его физическое, психическое и половое развитие, права и интересы. При этом психологическое изучение насилия как способа совершения сексуальных преступлений в отношении ребенка позволит решить задачи диагностики и реабилитации жертв насилия — и выработки основных мер уголовно-правового и профилактического воздействия на преступников.

Разработка проблемы сущности рассматриваемых нами преступлений, позволит, на наш взгляд, лучше их понять и на новой основе включиться в решение таких значимых практических проблем, как качество правотворческой деятельности государства в обеспечении безопасности ребенка от насильственных преступлений сексуального характера. В таком контексте строгость правовой нормы должна обусловливаться степенью общественной опасности и ее соответствием духовным ценностям общества, его идеалам, потребностям и ожиданиям. Так как, сексуальные посягательства на малолетних причиняют серьезный ущерб их нормальному половому развитию. Сущность обеспечения нормального полового развития детей определена Ю. К. Сущенко, который указывает, что она включает в себя: правильное физическое развитие половой системы человека; формирование его нравственных воззрений в области половых сношений; условия, в которых протекает это развитие и формирование

Таким образом, под насильственным преступлением сексуального характера, совершаемым против малолетнего следует понимать половое сношение с ними, с применением в отношении них психического либо физического воздействия, угроз, запугивания, а также посредством доведения их до беспомощного состояния или с использованием такого состояния, насильственное совершение полового акта с ними, после нанесения им побоев, секс как средство унижения и оскорбления их, чести и достоинства.

1.2 Ответственность за насильственные преступления сексуального характера, совершаемые в отношении малолетних в уголовном праве России

В 1993 г., взяв за основу опыт стран Западной Европы (Англии, Германии и др.) и некоторых стран Восточной Европы, в том числе и Украины, которая отказалась от уголовной ответственности за добровольное мужеложство, Законом Р Ф от 29 апреля 1993 г. ч. 1 ст. 121 УК РСФСР, предусматривающая ответственность за подобное деяние, была отменена. В Законе говорилось о включении в состав мужеложства (теперь уже насильственного) наряду с другими такого признака, как использование беспомощного состояния потерпевшего, что более сблизило его с составом изнасилования по признакам, характерным для обоих составов. Что же касается насильственных гомосексуальных контактов между женщиной и женщиной (лесбиянство) или иных действий сексуального характера, то «уголовная ответственность за них специально не предусматривалась вплоть до принятия УК РФ 1996 г., и такие действия либо квалифицировались по статьям, предусматривающим другие половые или иные преступления (ст. 111, 117, 131, 135, 213 и другие статьи УК РСФСР), либо виновных вообще освобождали от уголовной ответственности"99. В принятом в 1996 г., ныне действующем Уголовном кодексе Российской Федерации законодатель предусмотрел уголовную ответственность за насильственные действия сексуального характера, в том числе за мужеложство и лесбиянство, чем «положил конец спорам юристов и разнобою в юридической практике».

Отныне, согласно ч. 1 ст. 131 УК РФ, под изнасилованием понимается «половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей». При этом насильственные действия сексуального характера по своей общественной опасности, признакам, их характеризующим, отягчающим обстоятельствам, влияющим на квалификацию и наказание (ст. 132) были соотнесены с изнасилованием, и определена их равная общественная опасность. Последняя позволила законодателю предусмотреть в УК РФ идентичность максимального наказания за совершение любого из этих деяний от 8 до 15 лет лишения свободы.

Дальнейшее развитие учения о половых преступлениях получило в Федеральном законе «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» от 8 декабря 2003 г., исключившем из УК РФ признак неоднократности преступлений и изменившем понятие совокупности преступлений. Наряду с другими нормами, и из ст. 131, 132 УК РФ, был исключен квалифицирующий признак «неоднократность преступления», под которым в них понималось совершение соответствующего преступного деяния не менее двух раз, независимо от того, по какой части (соответственно ст. 131 или 132) было квалифицированно первое преступление либо в случае совершения ранее изнасилования (по ст. 131 — насильственных действий сексуального характера) вне зависимости от того, когда оно было совершено.

За совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 131 УК РФ была установлена санкция в виде лишения свободы на срок от 4 до 10 лет, т. е. по сравнению с УК РСФСР нижний предел санкции был понижен с 5 до 4 лет, а верхний — с 15 до 10 лет лишения свободы. Санкция за совершение преступления с особо квалифицирующим составом (ч. 3 ст. 131 УК РФ) — лишение свободы на срок от 8 до 15 лет. Такой подход законодателя «позволяет говорить о том, что, несмотря на изменение приоритета ценностей с принятием УК РФ и ориентацией на права и свободы личности, санкции статей, касающихся половой неприкосновенности и половой свободы граждан значительно ниже по сравнению с его предшественником — УК РСФСР, что прямо свидетельствует об изменении нормативных и ценностных установок государства к криминальному сексуальному поведению и сексуальной морали. Теперь человек хуже защищен законом от посягательства на его половую свободу и половую неприкосновенность»

Между тем в принятых вслед за этим Федеральным законом от 27 июля 2009 г. № 215-ФЗ изменениях и дополнениях, внесенных в ст. 131 и 132 УК РФ, законодатель пересмотрел такую свою позицию, выведя в отдельную ч. 4 этих норм следующие квалифицирующие обстоятельства: а) изнасилование (по п. «а» ч. 4 ст. 132 — насильственные действия сексуального характера) повлекшее (повлекшие — п. «а» ч. 2 ст. 132) по неосторожности смерть потерпевшей (потерпевшего); б) изнасилование (по п. «б» ч. 4 ст. 132 — насильственные действия сексуального характера) совершенное (совершенные — п. «б» ч. 4 ст. 132) в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста, установив за них более высокие санкции по сравнению чем по ч. 1, 2 и 3 ст. 131 и ст. 132 — лишение свободы на срок от 12 до 20 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 20 лет или без такового. Последним видом наказания дополнена и санкция в ч. 3 как ст. 131, так и ст. 132 УК РФ.

Вплоть до первой половины XIX в. уголовное законодательство России не проводило строгого разграничения между малолетними, несовершеннолетними и взрослыми потерпевшими от половых преступлений. Возраст до 21 года, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. и оно же в редакции 1885 г., действовавшее вплоть до октября 1917 г., опиравшееся на систему климактерологических периодов разделяло по семилетиям, устанавливая еще параллельно два срока: 10 и 17 лет. Таким образом, различалось пять отдельных возрастных классов: до 7 лет, от 7 лет до 10 лет, от 10 до 14 лет, от 14 до 17 лет и от 17 до 21 года. По уставу о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1864 г. в редакции 1885 г., существовало три периода малолетия: до 17 лет, от 10 до 14 лет, от 14 до 17 лет.

В результате развития уголовного законодательства, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., в редакции 1885 г., кроме плотского развращения, знало уже следующие виды посягательств на половую неприкосновенность и половую свободу, за которые в нем была установлена ответственность, дифференцированная в зависимости от возраста потерпевшей (потерпевшего):

1) растление девицы, не достигшей 14 и 13 лет (13 лет — по Закавказскому региону России);

2) совокупление с растленною девицей, не достигшей 14−13 лет;

3) изнасилование женщины;

4) кровосмешение;

5) мужеложство с малолетними (до 17 лет);

ГЛАВА 2. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ НАСИЛЬСТВЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ СЕКСУАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА, СОВЕРШАЕМЫХ В ОТНОШЕНИИ МАЛОЛЕТНИХ

преступление изнасилование малолетний криминологический

2.1 Криминологическая характеристика насильственных преступлений сексуального характера, совершаемых в отношении малолетних

Анализ статистической отчетности и изучение отечественной и зарубежной литературы свидетельствует о значительной распространенности насильственных сексуальных действий в отношении несовершеннолетних и малолетних, причем официальная информация не отражает реального масштаба проблемы из-за высокого уровня латентности, свойственного как всем половым преступлениям, так и рассматриваемой нами группе преступлений. По данным Ю. Н. Аргуновой, В. Н. Сафронова и др. сравнивших количественные показатели общего числа зарегистрированных половых преступлений в отношении женщин с числом проведенных судебно-медицинских экспертиз, «за рамками уголовной статистики остается примерно половина от всех зарегистрированных половых преступлений». Так около 7% девушек из числа проживающих на территории Российской Федерации хоть раз в жизни, но подвергались изнасилованию, более 22% девушек пострадали от покушений на него и только 5% из них обращаются за защитой своей половой свободы и неприкосновенности к правоохранительным органам. Г. Д. Дерягин в своей работе указывает, что «…покушениям на изнасилование подвергались 16,9% женщин и 0,7% мужчин, оконченным изнасилованиям — 10,6% женщин, а заявили правоохранительным органам о сексуальном насилии лишь 4,1% потерпевших». Это может объясняться тем, что «…сексуальное насилие, как один из вариантов удовлетворения сексуальных потребностей, в человеческом обществе является деструктивным, однако позволяет получить психофизиологическую разрядку при разовом выплеске груза архаичных подсознательных потребностей не только преступнику, но и жертве. Этим от части, и объясняется одна из причин высокой латентности сексуального насилия, так как потерпевшая (потерпевший) получает неосознанное удовлетворение от психофизиологической разрядки».

Вторая причина, как уже было нами отмечено, жертва зависима от своего насильника, так как по мнению А. А. Иванова «в большинстве случаев, сексуальное насилие в отношении ребенка совершается в семье (примерно в 80% случаев)».

Кроме того, о справедливости данного тезиса (о высокой латентности) говорит и тот факт, что сексуальные (серийные) насильники, решившие дать признательные показания, как правило, говорят о гораздо большем количестве совершенных нападений, чем им инкриминируется. Так, некто Косарев О., совершивший самую многочисленную из выявленных серий изнасилований, заявил о 120 нападениях, в то время как на предварительном следствии его обвинили лишь по 38 эпизодам. Другой насильник, Сараев И., действовавший аналогичным способом, был обвинен в 7 нападениях, в то время как сам он признался в совершении 60.

При этом обращает на себя внимание тот факт, что многие потерпевшие не заявляют о совершенном в отношении них сексуальном насилии. По данным расчетов, проведенных К. А. Толпекиным и Г. Н. Малаховой, ежегодное фактическое число изнасилований в России (с учетом «искусственной» и «естественной» латентности) в настоящее время составляет около 44−50 тыс. фактов6, что в 4,5−5 раз выше официальной цифры регистрации. Согласно проведенным В. В. Лунеевым исследованиям — учтенные изнасилования соотносятся с латентными как 1: 6, Г. М. Резником — соотносятся с латентными как 1: 2,6. Между тем проведенное нами в современный период изучение данной проблемы указало на двукратное увеличение показателей, приводимых В. В. Лунеевым и пятикратное — Г. М. Резником.

По мнению экспертов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) международные исследования, проводимые с 1980 г. по настоящее время показывают, что средний уровень сексуального насилия в детстве составляет 20% для женщин и 10% для мужчин (хотя, имеются данные, что для лиц женского пола характерен уровень превышающий 30%). В целом же, оценки распространенности сексуального насилия над детьми значительно различаются и зависимости той применяемой терминологии, особенностей получения и интерпретации информации. Так, например, ряд исследований касается только малолетних детей, другие связаны с подростками и взрослыми, сообщающими о своем детстве, а также, рассматривается возможный сексуальный опыт детей со слов их родителей.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой