Научные термины в современной публицистике

Тип работы:
Контрольная
Предмет:
Журналистика


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Научные термины в современной публицистике

Введение

научный статья публицистика лем

В ХХ в. наблюдался взрыв интереса к фактографии и научному модусу познания мира. «Новые журналисты», возглавляемые Т. Вулфом, выступили за соединение факта и вымысла в эссеистике, но им противостояли документалисты-ученые, требовавшие строгости в освещении научной тематики. Современные СМИ тоже, как и раньше, много и охотно пишут о мировой науке, жизни ученых, проблемах НТР, перспективах прогресса. Научная тематика давно стала привычной на страницах не только специализированных, но и универсальных изданий, для которых научные открытия являются неординарными событиями, иногда сенсациями. Всем памятны дискуссии в СМИ о клонировании, генной инженерии, модифицированных продуктах, покорении космоса, намечаемом путешествии людей на Марс, создании коллайдера, возможных встречах с гуманоидами, НЛО, глобальном потеплении и т. п. Но первое место по числу статей в зарубежной околонаучной прессе последних лет занимает, конечно же, Интернет [1]

Интерес к научно-популярным изданиям в России и за рубежом постоянно растет, что подтверждает нашу мысль о стремительно укрепляющейся связи науки и СМИ.

Непрерывно с этим и растет популярность использования научных терминов в различного рода публикациях, независимо от направленности самого издания.

Прежде чем, рассмотреть использование научных терминов в СМИ, обратимся к общей характеристике научного стиля и его лексическим средствам.

1. Научный функциональный стиль

В основе научной общественной деятельности лежит особая форма общественного сознания — наука, т. е. изучение наиболее общих законов существования и развития природы, общества и человека. По мере развития различных отраслей научного знания для общения в этой сфере из литературного языка постепенно отбирались одни языковые средства и оставались неиспользованными другие. Формировались терминосистемы различных наук, — иными словами, формировалась в пределах литературного языка такая подсистема, которая оказывалась оптимальной для общения именно в данной сфере общественной деятельности, т. е. формировался научный функциональный стиль. [2] литературного языка.

2. Научно-популярный подстиль

Научно-популярный подстиль находится на периферии научного стиля.

Научно-популярный подстиль, наряду с основной функцией научного стиля — передачей логической информации и доказательством ее истинности, имеет еще и функцию популяризации. Если посредством собственно научного подстиля специалист обращается к специалисту, т. е. к адресату, владеющему не только научными знаниями, но и «языком» науки, то посредством научно-популярного подстиля специалист обращается к неспециалисту, не знакомому в достаточной мере ни с данной наукой, ни с ее языком. [3]

«Специфика языка научно-популярной литературы, — отмечает А. В. Степанов, — заключается в том, что любое научное понятие, обозначаемое термином, непременно вовлекается в цепь житейский ассоциаций, подчиняясь, таким образом, центральной проблеме научно-популярного стиля — проблеме читателя» [4]

Лексические средства.

Необходимость соблюдать требования точности проявляется на уровне лексики в том, что значительное место в ней занимает специальная лексика, т. е. научная терминология; например:

Наряду с омонимией и полисемией, вариантность слова еще раз свидетельствует о характерной для функционирующего языка асимметричности языкового знака.

Равновесная рыночная цена, т. е. цена, при которой по каждому данному товару нет ни излишков, ни дефицита, устанавливается в результате уравновешивания спроса и предложения как денежный эквивалент строго определенного количества товара.

Обратим внимание на то обстоятельство, что в специальной лексике большое место занимают заимствованные слова. Их использование обеспечивает точность изложения в силу нескольких причин: во-первых, в силу того, что заимствования не связаны для носителей языка с какими-либо дополнительными ассоциациями и потому большей частью однозначны; так, например, по мере развития и углубления теории актуального членения предложения термины, обозначавшие компоненты актуального членения предложения, менялись: психологическое подлежащее и психологическое сказуемое, психологический субъект и психолоический предикат, позже — лексическое подлежащее и лексическое сказуемое, основа высказывания, или исходный пункт и ядро высказывания, затем — основа высказывания и предицируемая часть, наконец, тема и рема.

3. С. Лем как популяризатор научных идей

Когда мы говорим о современной научно-популярной публицистике, то мы обязаны первым назвать имя польского автора Станислава Лема (12. 09. 1921 — 27. 03. 2006), который регулярно на протяжении четырех десятилетий комментировал то, что происходило в сфере науки и техники. Он был известен у нас только как писатель-фантаст, ибо в его публицистике было немало обидного для России, но после перестройки 1990-х гг. у нас появились переводы его статей из сборников «Милые времена» (1995), «Тайна китайской комнаты» (1996), «Пятна на солнце» (1997). Многие его статьи, переведенные на русский язык, были собраны в 2005 году в сборнике «Молох».

В них он выступал как философ, культуролог, футуролог, литературовед (кстати, в «Новом мире» еще в 1970 г. в № 6 печаталась его статья «Мифотворчество Томаса Манна»). В 1981—1982 годах, а затем через 20 лет, С. Лем беседовал с публицистом С. Бересем, подводя итоги пути, что привело к появлению книги «Футурологический конгресс», где в стиле гротескной, одновременно фантастической и философской эссеистики выражены главные идеи писателя и ученого, намечены перспективы развития науки и культуры, в частности, робототехники, ракетостроения, компьютеров и компьютерных сетей, искусственного интеллекта, медицины. Эссе, опубликованные в 1990—2000-х годах, можно рассматривать как единый метатекст и дискурс, репрезентирующий обсуждаемую тему. Нашумевшая книга Станислава Лема — «Мегабитовая бомба» (1999) — объединила эссе писателя, посвященные проблемам информатики и компьютерных технологий, которые были созданы им по заказу журнала «PC» («Персональный компьютер»).

«Мегабитовая бомба» — метафора информационного взрыва. Уже в первом разделе сборника статей, красноречиво озаглавленном «Риск Интернета», С. Лем предупреждает наивных адептов новых технологий: прогресс противоречив! Еще в 1990-х гг. он указал на засилье англоязычной терминологии в Сети.

Рассмотрим еще одну цитату: «По крайней мере, три четверти, если не четыре пятых всего человечества почти целиком останется за пределами „сетевого охвата“, и ширящийся разрыв между этим бедным и голодающим большинством и мнимым „сетевым миром“ (Worldweb) явит свои масштабы — а ведь подобное разделение не должно, не может полностью разделить обитателей Земли надвое! Переработка данных не должна превращаться в мономанию развлечения и работы, яви и сновидений, мы не можем допустить, чтобы все человеческие деяния были полностью подчинены держателям информации, поскольку это означало бы либо агонию, либо конец непрерывного преобразования цивилизации многих верований, многих традиций и многих культур. Мечты „цифровых энтузиастов“ — это еще не конец истории и не начало настолько новой, чтобы все ценности необъединенных культур должны были затонуть в „серфинге“, оказаться похороненными у провайдеров, а каждому индивиду стали служить серверы. Нельзя ни поглотить, ни переварить, будучи отдельной личностью, огромное количество информации, которое человечество уже успело накопить. Скорее с известной долей скептицизма, хотя и не без некоторой осторожности, стоит присмотреться к последующим превращениям этого едва только зарождающегося монстра, каковым для наших дедов и отцов неминуемо предстала бы „эпоха господства глобальной связи“ и той ее сети, что жаждет уловить нас всех до единого…» [5].

Проанализируем стиль отрывка, иллюстрирующих особенности авторской манеры С. Лема — мастера слова. Тексты его далеки от газетной клишированности. Бросается в глаза их лексическая маркированность. Вот несколько ключевых лексем и выражений: коммуникации, микрокомпьютеры, развитие сетевой и компьютерной информатики, терабайтовые объемы данных, цифровые энтузиасты, «электронейроновые» узлы (серверы, процессоры, оперативные программы вызова и т. д.). Они отчетливо указывают на научность языка автора. Автор — писатель, знающий о научном поиске, но это человек, который в то же время далек от сугубо научного целеполагания. Его цель — популярно изложить в эссеистической форме свое понимание противоречий прогресса. Тема заметок — «информационные крайности», противоречивое соединение Добра и Зла в Интернете. Защищая науку и знания в целом, автор с восторгом пишет о революционных преобразованиях. Если брать самый широкий контекст научно-популярного подстиля, то лемовский осторожный оптимизм и готовность быть разочарованным, создают дополнительную ауру искренности и укрепляют интонационно атмосферу доверия.

Другой особенностью повествования в «Мегабитовой бомбе» следует считать разговорность слога. Доказательством тому может служить наличие просторечий бытовой метафорики, скажем, упоминаются компьютеры, «пережевывающие терабайтовые объемы данных», «ценности необъединенных культур», которые, по мнению автора, «должны были затонуть в „серфинге“, оказаться похороненными у провайдеров». Уподобление машин животным подспудно содержит мысль о невозможности создания в Интернете разумных программ, эта проблема волновала Лема до конца его дней (Ни проблеска интеллекта. Работают они как невольники, по нашему приказу. Пусть им по силам перенести нас в райские кущи «сексуального блаженства» или в «тарпейскую бездну». Однако им не дано отличать бредни (junk mail) от серьезной информации, даже черезвычайно важной). Иногда разговорная стихия лемовского подпитывается фразеологизмами и тропами, словами или выражениями, употребляемыми в переносном значении для создания художественного образа и достижения большей выразительности. К тропам относятся такие приемы, как эпитет, сравнение, олицетворение, метафора, метонимия, иногда к ним относятгиперболы и литоты. Лем пишет: «Скорее я признал бы правдоподобными разговоры с коровой или жирафом без посредничества каких-либо компьютеров. Говоря простым языком, кинематографисты пудрят нам мозги». Идиоматичность языка в последнем случае коррелирует с писательской установкой на экспрессию и образность, что и отличает язык публициста от языка ученого. Иногда, словно пародируя слог науки, эссеист употребляет иронические составные термины типа «серверно-провайдерно-компьютерно-программно-дисковых» (приспособлений). Примечательно обращение автора к англоязычной терминологии, которую он обвиняет в экспансии, но без которой уже не может выразить свою идею!

Любопытная деталь: используя термины, Лем обязательно дает пояснение: например, монокаузуальным — односторонним. Эта деталь еще раз подтверждает установку на популяризацию, хотя аудитория Лема далека от малообразованной толпы любопытствующих зевак. Его сегмент читателей, аудитория компетентных любителей науки, как правило, начинается в среде студентов и находит завершение в научных и академических кругах.

4. Научные статьи в информационных изданиях

Возьмем отрывок из научного журнала «Наука и Жизнь»:

Такие животные называются мезотермными, и из современных видов к ним относятся, например, большая белая акула, тунец, кожистая черепаха, ехидна. Подобно млекопитающим и птицам, мезотермные животные могут генерировать собственное тепло, но при этом они не могут поддерживать постоянную температуру тела, что сближает их с современными рептилиями. У тунца, например, температура тела заметно снижается, когда он уходит на глубину, но всё она будет равно выше, чем у воды вокруг. [6].

В данном тексте использованы термины биологической разновидности научного стиля. А так как текст научно-популярного журнала рассчитан на взрослую публику, то термины не требуют дополнительного пояснения или сравнения.

Но для сравнения возьмем отрывок текста из детского научно-популярного журнала Geoлёнок:

Планета Земля состоит из твердой тонкой скорлупы сверху, вязкого слоя горячей мантии и твердого, скорее всего железного, ядра внутри. «Скорлупа» называется литосферой, она, по геологическим меркам маленькая: 70−80 километров глубиной, а в глубине океанов — всего 20. И она не сплошная — вся её поверхность изрезана разломами. Мантия состоит из магмы — густой массы расплавленных пород с газами и парами воды. Её температура — около 3500 градусов у ядра Земли. Магма неоднородна — ближе к поверхности она холоднее, ближе к ядру горячее. И вся эта огромная вязкая масса постоянно двигается, более теплые нижние слои поднимаются кверху, холодные — опускаются вниз. Достигая поверхности литосферы, магма какое-то время движется горизонтально вдоль поверхности, а по её поверхности двигаются литосферные плиты.

В этом отрывке мы видим термины геолого-географической разновидности научного стиля. Автор вынужден адаптировать эти термины под возраст школьников, поэтому требуются тропы и стилистические фигуры.

Тенденции таковы, что научные статьи, а вместе с этим и термины, печатаются во всевозможных изданиях, далеко не научно-популярного характера.

Отрывок медицинской статьи из журнала «9 месяцев»:

Эндотрахеальный наркоз. Проводится общее обезболивание с искусственной вентиляцией легких. Метод обеспечивает длительный эффект. При этом применяется целая комбинация лекарственных препаратов, а собственно анестетик поступает через трахею в легкие. Такой наркоз применяют для проведения кесарева сечения, Ингаляционный (масочный) наркоз. Одной из форм обезболивания является ингаляционное анестезирующее средство — закись азота, которую роженица вдыхает через маску, напоминающую респиратор. Маску используют во время первого периода родов, когда происходит раскрытие шейки матки.

Опять же, использование терминов в данном отрывке требует полного раскрытия информации. Этот текст богат терминами медицинской разновидности научного стиля.

Заключение

Глобализация привела к возникновению единой мировой науки, к спонтанному научному поиску, отражающему законы непрерывных изменений, причем темп этих изменений таков, что без фантазии и воображения художников тут не обойтись. Научно-популярный подстиль выполняет в этом случае функцию не просто пояснения терминов, а перетолковывания научных фактов.

Большинство текстов научно-популярных подстиля всегда демонстрирует косвенный характер воздействия, а также сочетание прямого и косвенного способов воздействия, которое в большинстве случаев принимает форму косвенных речевых актов. Отсюда-то усложнение языка журналистских текстов, появление новых и новых специализированных и научно-популярных изданий, язык которых не назовешь развлекательно-доступным. Рост числа специализированных изданий отразил и кое-где ускорил сам процесс накопления научной информации.

Говоря о печати, В. И. Ленин отмечал, что она «должна быть популярной, в смысле доступности миллионам, но отнюдь не впадать в популярничанье. Не опускаться до неразвитого читателя, а неуклонно — с очень осторожной постепенностью — поднимать его развитие». [9].

Литература

1) Виктор Хорольский. Научно-популярная публицистика в информационном обществе: неизбежность бума. Научно-культурологический журнал. № 16, 2011 г.

2) О. А. Крылова. Лингвистическая стилистика. Москва «Высшая школа», 2008, с. 130.

3) Л. Г. Барлас. Русский язык. Стилистика. Издательство «Просвещение», 1978, с. 70.

4) А. В. Степанов. Проблемы стиля научно-популярной литературы. — В кн.: Вопросы стилистики. Москва, 1966, с. 86.

5) Лем. С. Молох. М. :АСТ, 2005

6) http: //www. nkj. ru/news/24 559/ (Наука и жизнь, Динозавры были полутеплокровными)

7) http: //geolenok. ru/priroda/kak-probka-iz-butylki/ (Gioлёнок, Как пробка из бутылки. Почему извергаются вулканы?)

8) http: //www. 9months. ru/podgotovka/2768/kak-obezbolivayut-rody/ (9 месяцев, Методы обезболивания. Роды без боли)

9) Ленин В.И. Полн. Собр. Соч., т. 42, с. 15

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой